Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Семейные узы - сердечная присяга искону жизни


Сергей БОРОДИН

Наши времена такие же подлые, как и те, о которых так метко толковали просвещённые российские граждане шестидесятых годов ХIХ века. Подобно герою рассказа «Счастливые люди» Н. Д. Хвощинской-Зайончковской, нелестно отзывавшемуся о своих современниках («Огорчаемся с зависти, утешаемся ненавистью, мельчаем… были времена хуже – подлее не бывало!»), нечто такое же можно сказать и о нашей современности конца ХХ – начала ХХI веков. Нынче люди абсолютно не доверяют друг другу, а о доверительном отношении к общественным институтам и в принципе речи быть не может, поскольку крайне редко их деяния подпадают под определения «честные» или «справедливые». Обман, предательство, нажива, трусость, лизоблюдство, жлобство, бесхребетность – много ещё эпитетов можно подобрать ко всему тому, что сегодня определяет окружающую человека среду обитания.

Во всём фантасмагорическом беспределе, творящемся в обществе наших дней, прилюдно, под свист и улюлюканье толпы, на фоне самодовольных усмешек власть предержащих свершается последний акт трагедии по уничтожению последней фундаментальной опоры нынешнего общества – гибнет семья как таковая. Ранее, в первом акте свершающейся трагедии, были разрушены Роды, а теперь вот пришла очередь семьи. Пока её ещё не полностью уничтожили, где-то семейственность всё ещё пытается выжить, но это «где-то» находится либо в глухих удалениях от цивилизационных центров, либо среди людей, как правило, преклонного возраста. В целом же, конвульсивные деяния в пользу сохранения семейного института общества похожи на жалкие трепыхания рыбы, брошенной удачливым рыбаком на лёд, с её безнадёжными попытками попасть в привычную водную стихию; инстинктивно она всё ещё надеется выжить, но никто из рядом стоящих зрителей не сомневается, что вопреки отчаянным усилиям пойманной рыбы её участь полностью и окончательно предрешена.

Однако же, хотя тайными идеологами нового мироустроения классическая семья по существу приговорена в безальтернативном порядке к безоговорочному расформированию, в народной среде идея семьи продолжает жить и здравствовать вопреки всему тому кавардаку, что творится вокруг неё. И поэтому общественные деятели, которым по карьерным соображениям не безразлична их репутация, до сих пор не осмеливаются открыто нападать на семейную традицию, ибо здравомыслящие люди продолжают надеяться не только на сохранение и упрочение семейственности, но даже и на возрождение Родов.

К великому сожалению, адепты идеи семьи, включая независимых учёных и вольных мыслителей, на сегодняшний день не способны сформировать концептуальные принципы нормальной жизнедеятельности людей в условиях реновации семейно-родовых отношений, обычаи и уклад которых только-то и позволяют гарантировать дальнейшее эволюционное развитие человечества. При этом причины отсутствия концептуальных основ развития института семьи носят объективный характер и проистекают из крайне сложной, противоречивой, никогда ранее не существовавшей в реалии функционирования человеческого общества проблемы техногенной трансформации базовых устоев внутрисемейных отношений в виртуальное представление, технологическая общедоступность которого привносит принцип полной прозрачности в ранее сокрытую от сторонних глаз и ушей частную жизнь семьи.

Трудности в выработке консенсусных решений по данной проблеме, даже в принципе не соответствующих критерию универсальности, вполне объяснимы и понятны. Поэтому исчерпывающих рекомендаций как со стороны официальных структур, так и со стороны общественных исследователей вряд ли приходится ожидать в скором времени. В этом плане важно, чтобы в общественном сознании, подобно нескончаемому колокольному звону, не умолкало звучание актуальной угрозы уничтожения семейственности, являющейся наиважнейшим атрибутом традиционного уклада жизни народных масс. Ну, а исследующие эту проблематику научные деятели, дабы не уронить своё профессиональное реноме, в первоочередном порядке просто обязаны представить обществу аргументированный ответ на вопрос: «Изжила ли себя классическая семья или ей необходима всего лишь та или иная степень модернизации?» При этом уже сейчас можно точно утверждать, что люди в своём большинстве ни под каким предлогом не согласятся на безапелляционный довод в признании правильности первой части вопроса, ну, а к разумной модернизации семейных отношений в соответствии с духом времени общественное сознание, следует полагать, отнесётся благосклонно с готовностью к своему полноценному включению в сей творческий процесс. И ещё. Надо учитывать, что подобные настроения характерны и для всех трёх поколенческих слоёв классической семьи – молодого, зрелого и старшего поколений.

Приоритетным же признаком стабильности долговременного существования классической семьи, как неотъемлемой составной части родовой традиции, является устойчивость всестороннего проявления человечности межпоколенческих отношений, основанных на благожелательности, взаимной поддержке, взаимозаменяемости и взаимодополнении, а также на откровенности, честности, содержательности, уважении и душевности общения. Любое извращение данной традиции многотысячелетней культуры народа, с чьей бы стороны это ни исходило, приводит к плачевным результатам: к развалу семейных отношений; к слому и порочности судеб осколков семьи, то есть людей, составлявших ранее нерасчленённое тело своей кровнородственной семьи; к ущербности воспитания и образования молодого поколения, что выражается в пожизненной недосформированности личности, ограниченности развития интеллектуальных способностей, примитивизации повседневных взглядов на жизнь, мировоззренческом хаосе, агрессивно-паразитических наклонностях молодёжи, вынужденной существовать и взрослеть вне обережного круга семьи, что на практике приводит к отсутствию базового фундамента последующей жизни человека во взрослом возрасте.

К слову говоря, издревле не существовало некоей однотипной модели семейного межпоколенческого взаимодействия, поскольку для каждой конкретной семьи подобное взаимодействие родичей разных поколений принципиально отличалось уникальностью и неповторимостью, ибо основывалось на персональных особенностях личностей родичей, на их привычках, биоритмах и специфике характеров, на существующих местных особенностях и бытовых условиях проживания, на уровне культурного развития и материального достатка. Те или иные попытки произвольного нормирования семейной межпоколенческой модели следует квалифицировать, как минипулятивное воздействие со стороны хозяев истории ради каких-то тоталитарных целей на жизненноважный для человеческого существа первичный уровень собственной социализации.

Примером такой манипулятивности может послужить тема семейного межпоколенческого противостояния, активно дебатируемая во всём так называемом цивилизованном мире. В процессе этих дебатов интеллигенствующие представители поколения миллениалов активно проповедуют свою прогрессистскую, как им кажется, концепцию, в которой констатируется постулат о функциональной ненужности современным семьям, включая различные псевдосемейные формы коллективного общежития, поколения отцов и дедов ввиду того, что это поколение уже в принципе не способно предложить более молодым поколениям ничего реально полезного для них. Контекстно большинство из интеллигенствующих популистов среднего возраста безоговорочно убеждены, что единственная польза от поколения старожилов состоит в том, чтобы передать молодым право собственности на всё имеющиеся у них имущество, после чего эти стареи должны в обязательном порядке удалиться на периферию общества, дабы доживать свой век без каких-либо помех молодым, с невыразимыми самоотверженностью и жертвенностью напряжённо производящим нетленное благо всеобщего достояния.

Выверенные многолетней практикой манипулятивные технологии, широко применяемые в различных слоях городского социума, весьма эффективны, доказательством чего служит тот факт, что все эти дебаты о разрыве семей по поколенческому признаку быстро привели к ситуации, когда вдруг повсеместно обнаружилось множество глашатаев идеи максимальной свободы атомизированной личности человека нового времени от каких-либо разновидностей семейных пут. Такие приверженцы свободных нравов на каждом углу кричат об ущербности семейного образа жизни, о принципиальной необходимости ликвидации семьи как таковой, поскольку этот консервативный общественный институт якобы кардинально ограничивает личностное развитие человека. И подобные мнения, возникшие в среде моральных извращенцев паразитического толка с качественно низким уровнем коэффициента интеллектуального развития, со временем стали не просто популярными, а в ускоренном темпе превращаются в идефикс для значительного числа населения стран, развивающихся в соответствии с западной моралью. В результате на ликвидацию института семьи сегодня работают и властные структуры, и внутрикорпоративная среда обитания, и система образования, и декаденствующие интеллигентские слои, и масс-технологии бытовой жизни городоидов – всего не перечесть.

По итогам анализа сложившегося в городской среде обитания положения дел приходится с тревогой констатировать, что если проповедям таких истошных глашатаев общество не сможет противопоставить какую-либо здравую альтернативу, учитывающую живые народные традиции и имеющуюся в народной среде ориентацию на семейный образ жизни, шансы на сохранение семейных отношений уже в ближайшем будущем с высокой степенью статистической прогностики фактически сведутся к нулю, поскольку произойдёт непоправимое – семья, понимаемая в качестве первичной ячейки общества, безвозвратно вступит в фазу системной деградации и самоликвидации. Такое развитие событий означает, ни много ни мало, что эпоха существования исторического человечества завершается, то есть люди в том виде, который комплексно описан в различных научных источниках, прекратят свой жизненный цикл в обозримый период времени без какой-либо потенции к восстановлению общественных отношений, традиционных для ныне существующего на планете человечества, а также в части реставрации индивидуальных способов жизнедеятельности отдельных его представителей.

Как ни печально это сознавать, но в данное время, хоть подобное и выглядит противоестественным, значительные массы современных людей, мышление которых ограничено исключительно поверхностным уровнем, ненамного отличающимся от животного уровня той же кошки, колли или вороны, в подавляющем числе случаев откровенно пренебрежительно относятся к идее созидания и пестования семейной межпоколенческой модели, не желая тратить свои силы, время и материальные ресурсы на такую «ничтожную», по их мнению, кем-то когда-то учреждённую общественную обязанность, унижающую достоинство продвинутых особей сообщества себеподобных. И это понятно, если встать на точку отсчёта жизненного успеха людей примитивных приоритетов реалий бытия. Ведь выстраивание в семье отношений между представителями различных поколений достаточно непростое, утомительное и материально затратное мероприятие, требующее серьёзных временных заделов, то есть всего того, что можно более рационально и с большим удовольствием использовать исключительно на свои индивидуалистские нужды без никому не интересной обузы семейной проблематики. Другими словами, каждый отделённый член семьи свои личные ресурсы может потратить с большей эффективностью без особых моральных и интеллектуальных напряжений в компании друзей и знакомых, для которых главным по жизни является безудержное получение плотских наслаждений в мире обывательско-потребительской целесообразности современного типажа социальной обустроенности.

Надо сказать, что ситуация по этому вопросу с каждым новым днём царствования многообразия развитых услуг в заделе приятного времяпровождения усугубляется буквально на глазах, что со строгой однозначностью ускоряет центробежные тенденции внутри семей. Такая разрушительная направленность социальных процессов в эпоху масштабной деиндустриализации, всеобъемлющей цифровизации и победоносного шествия трансгуманизма всемерно способствует углублению межпоколенческих разломов до критического состояния, что резко осложняет саму возможности наладить в семьях хоть какое-то взаимодействие между поколениями.

Резкий скачок в начале XXI века в развитии информационных технологий в принципиальном плане изменил существовавшие до этого времени общественные отношения. Что же касается семейного уклада жизни, то теперь уже не вызывает никаких сомнений тот факт, что IT–технологии для института семьи стали, образно говоря, зловещей «чёрной дырой», с абсолютной беспощадностью поглощающей в небытие всё, что связано с семейными узами человеческого образа жизни. Подобные нигилистические настроения вызывает, казалось бы, весьма прозаическая особенность существующих информационных технологий, а именно – их сетевой принцип.

Телекоммуникационные возможности этих технологий позволяют подвергшейся компьютерной обработке (DeepHD) информации быть доступной в любой точке планеты. При всех положительных сторонах этого явления необходимо акцентировать внимание читателя на факте предоставления сетевым принципом функционирования информационных технологий практически ничем не ограниченных возможностей любому пользователю заниматься электронной коммерцией. Такие неведомые ранее возможности заработков в режиме удалённого доступа стали тем конечным инструментарием, с помощью которого произошло кардинальное расчленение многих традиционных семей, разорвавшихся по тем самым межпоколенческим разломам, которые терзали семейные отношения на протяжение всего ХХ века.

Почему же такой существенный ущерб идея семьи понесла из-за современных IT–технологий? Прежде всего по причине нивелировки методов материального обеспечения для всех членов семьи, исключая детей младшего возраста и стариков весьма преклонных годов. Ведь до наступления эпохи массовой доступности к компьютерно-информационным технологиям семейная межпоколенческая модель, отлаженная многотысячелетним опытом существования семейственности, предусматривала вполне устойчивую схему способов обеспечения жизненных потребностей семьи – материальный достаток приносила трудовая деятельность дееспособных членов семьи, которые, собственно говоря, и содержали на иждивении малых да старых. В связи с этой схемой выстраивалась и структура взаимоотношений в семье, характерная особенность которых состояла в том, что главой семьи традиционно считался основной добытчик и распорядитель средств существования семьи, причём иждивенцы, не способные существовать без результатов труда дееспособных родичей, лишались каких-либо прав по учёту семьёй их личных мнений и желаний.

Коммерческие приложения информационных технологий внесли полный разлад в привычную структуру семейных взаимоотношений. Известно, что специфику данных технологий дети осваивают гораздо быстрее и значительно эффективнее, нежели взрослые люди. Это связано с особенностями возрастной физиологии и когнитивными способностями мозга в раннем детском возрасте. И что мы видим в реалии? Дети, хорошо если достигшие подросткового возраста, начинают зарабатывать весьма приличные деньги, а наиболее продвинутые из них нередко становятся даже долларовыми миллионерами к 15 годам от роду, и это при том, что деньги в безналичной форме зачисляются на банковский счёт такого талантливого «дитёнка», доступ к которому имеет только он сам.

Получается анекдотическая ситуация, при которой малое дитё становится главным добытчиком в семье, поскольку взрослые, как правило, ничего не смыслят в способах интернет-заработка, добывая средства для жизни прежними методами, позволяющими зарабатывать лишь мелочь по сравнению с финансовыми вознаграждениями их умных детей. Если же следовать традиции, то главой семьи в таком случае считается этот самый малолетка, от финансовых средств которого зависят все остальные члены семьи. Можно было бы предположить, что миропонимание добропорядочных семьянинов в принципе не способно воспринять подобную безрассудную несуразицу, но… всем малооплачиваемым членам семьи, и уж тем паче – иждивенцам, приходится приспосабливаться к доминанте богатых юных главарей семьи.

Семья подобной дисфункции никогда ранее в принципе не испытывала. Поэтому сегодня никому не известно, как выходить из подобных ситуаций, приобретающих массовый характер. При этом надо понимать, что сегодня для решения подобных острых вопросов никакого временного запаса просто физически не имеет места быть, ибо общеизвестно, что в случае, когда какая-то животрепещущая общественная проблема не разрешается в эволюционном порядке, происходит её актуальное разрешение революционным методом. Ну, а любая революция, как определено её историческим предназначением, разрушает всё прежнее до основания, и уж только после такой убийственной революционной целесообразности оставшиеся в живых специалисты пытаются что-то экспериментально-новое слепить на руинах уничтоженного старого. Семейные отношения сегодня доведены до такого кризисного положения, при котором не предусматривается их возрождение в случае возможного разрушения событиями революционного напора.

Вот такая безрадостная картина складывается с современным состоянием семейных отношений. С точки зрения объективно происходящих на сегодня общественных процессов в перспективе институту семьи предстоят тяжёлые испытания. И если прогнозными исследованиями по семейной проблематике будет заниматься человек исключительно материалистических взглядов на окружающую действительность, использующий в своей работе строгие закономерности формальной логики, то его заключение по данному вопросу наверняка будет отрицательным, поскольку при таком подходе невозможно найти весомых аргументов в пользу сохранности семейных отношений при наступлении эпохи третьей технологической революции: в виртуальной цифровой реальности, на существование в которой уже сегодня обречены все граждане экономически развитых стран, не предусматривается места для человечности, включающей в себя, естественно, и традиционный семейный образ жизни человека. Как говорится, finita la commedia.

Однако же, вопреки безупречному формально логическому доказательству финальной погибели семьи уже в скором времени весьма неожиданно для похоронной команды, уже изготовившейся утилизировать останки семьи как таковой, начала набирать силу противоположная общественная тенденция, заключающаяся в знамении о том, что семья не только не распадётся с полным исчезновением из уклада жизни людей, но также произойдёт и полноценная реставрация и семейно-родового строя жизни всего общества, что пока ещё многие отнесут к разряду чудес.

Конечно же, сторонники рационалистического подхода к вопросу о будущности семейно-родовых отношений, уже вынесшие окончательный смертный приговор семье, относятся к приверженцам идеи возрождения семьи и рода как к безнадёжным мечтателям, и они правы, будучи находясь в своей политэкономической системе координат. И всё же без всякого сомнения можно утверждать, что этой категории обществоведов не дано осмыслить сакраментальную суть той идеологической основы, которой придерживаются апологеты семейно-родовых ценностей жизни, поскольку узость чисто рационального мировосприятия никогда не позволит им принять во внимание факты надмирной интерпретации, выходящие за рамки стандартной обществоведческой картины товарно-финансового устроения дополненной реальности синтезированной глобалистики.

Так что же такого загадочного и необычного на удивление научных мужей содержит методологическая основа не в меру уверенного оптимизма, с которым смотрят в будущее адепты семейной идеи? Сразу необходимо оговориться, что фактически ничем не сокрытая метафизическая аргументация оптимистичных семейственников на корню отвергается ортодоксальной наукой. Метафизика же этой аргументации основана на сакральной природе семьи, что восходит к искону жизни человечества Земли.

Подобный подход рассматривает семью не в качестве усиленной посредством химии организмических реакций эмоционального возбуждения при гормональных всплесках случайной смычки по экономическим причинам двух атомизированных индивидуальностей, целевые функции которых носят по преимуществу преходящий характер, а в качестве провиденциальной встречи двух родственных душ, облачённых в телесные организмы, взаимосовместимые друг с другом по физиологическим параметрам. Эти родственные души призваны сформировать на основе синергического объединения своих энергетических потенциалов могущественное единое существо, праотцами называемое Любовью, в задачу которого входит созидательная деятельность в окружающем пространстве, которое в зависимости от степени наличествующей первородной силы этого существа может включать в себя не только самих людей и место их жительства, но и планету в целом, и солнечную систему, и галактику, и даже вселенную.

Поэтому, чем большее число людей, понапрасну не теряя времени, избавятся от механистического восприятия семьи как инструмента по достижению материального достатка с попутным удовлетворением чувственных удовольствий атомизированных индивидуалистов, называемых супругами в период временного сосуществования в брачных отношениях, и сподвигнутся на познание истинной природы семьи, тем быстрее и более капитально восстановится исконная реальность природно-человеческого мира. В этом плане необходимо отметить, что значительное число людей Земли уже познали сакральность семейной идеи, создав на этой основе свои конкретные семьи, что немедля запустило ничем и никем неостановимый процесс по изменению пространства реальной жизни человека. Сила и мощь этого процесса находятся в прямой зависимости от числа семей, находящихся под эгидой естественно природных стихий Земли.

Для целевой поддержки иезуитски навязанной цивилизованной части человечества механистической семьи искусственной материально-экономической модели служками «глубинного государства» разработана развитая законодательная база, которая исправно служит основой всех юридических процедур правоприменительной практики по семейным вопросам. С учётом характеристик этой античеловеческой по своей сути модели производятся различные обществоведческие, политические, социологические и экономические исследования, по результатам которых на потребу животным страстям простолюдинов, собственно, и составляются те самые крайне пессимистические прогнозы об отсутствии будущего у института семьи в целом. Эта искусственная модель механистической семьи, которую по своему скудоумию из-за обрыва живительной связи с природной колыбелью человечества эксплуатирует в подавляющем большинстве население цивилизованных стран, действительно, обречена на самоликвидацию, поскольку, несмотря на всеобъемлющую правовую поддержку системы, не имеет никаких возможностей конкурировать с истинно человеческой моделью семейных отношений, которая обладает мощнейшим животворным потенциалом экзистенциального развития.

Кроме всего прочего, интересантам полезно знать, что направления и способы развития семей искусственной материально-экономической модели через структуры «глубинного государства» задаются соответствующими представителями инвазивной для планеты нечеловеческой расой. Лишившиеся природной защиты земные эксплуатанты этой модели семьи, длительное время доминирующей в цивилизованных странах, постоянно подвергаются угрозе быть превращёнными в нелюдей-биороботов при воздействии на них, наряду с другими факторами, тёмной энергетики финансов. В силу космического свода жизни инвазивной расе небиологического происхождения по предопределению надлежит покинуть планетарные пределы Земли, вслед за чем будут свёрнуты все формы поддержки семей материально-экономической модели, что вынудит эти семьи к самораспаду.

Но что самое примечательное – высокая энергетика семьи исконно человеческой модели принципиально не может быть подвергнута низкочастотной цифровизации, в отличие от семьи античеловеческой материально-экономической модели, в отношении которой цифровизация, которую надлежит рассматривать в качестве средства самоликвидации данного типа семьи, будет осуществлена по полной программе. Естественно, подобная разнородность этих моделей спровоцирует наличие в переходный период, наряду с реальным миром исконной семьи, существование и виртуального отражения пространства семей материально-экономической модели. Фактически, эти два абсолютно чуждых друг другу мира (один – для человеческой формы жизни, а другой – для нечеловеческой) представляют собой два расходящихся процесса с интенсивно затухающими взаимопересечениями. Так что параметрически совпадающие с энергетикой Земли семьи человеческой модели в ближайшем будущем будут полностью отсечены от какого-либо влияния семей античеловеческой модели: первая станет органической частью семейно-родовых общественных образований, а что касается второй, то она обретёт возможность в виртуальном виде встроиться в информационные системы техногенных цивилизаций дальнего космоса.

Планета Земля с изначалья предназначена для человеческой формы жизни. Поэтому семьи человеческой модели полноценно резонируют с природными энергиями материнской планеты. Осенённость семейными узами традиционной семьи означает принесение боговдохновенной сердечной присяги природному искону жизни. Такие семейные узы позволяют родичам неизмеримо возвышаться в истинно человеческом достоинстве с почётным обретением статуса разумного космочеловека, ранее утраченного предками в неравной смертельной битве при столкновении с силами тьмы. Благодаря произошедшим преобразованиям в мире Земли этот статус теперь раз и навсегда надёжно оградит исконных землян от агрессии низкочастотных форм жизни.

P.S. Семья искусственной материально-экономической модели предполагает своё существование в различных формах – временное сожительство двух особей в браке, гражданский брак, различные виды парного брака, промискуитет, групповой брак, полигиния, полиандрия и две особые формы – холостяки и незамужние.


19.06.2019 – 26.12.2019







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 19
© 09.11.2020г. Явогор Смоленский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2940114

Рубрика произведения: Проза -> Эссе











1