Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Встреча18+


1
    Николай Николаевич проснулся рано. Обманчивое мартовское солнце светило прямо в окно. Казалось, что там, за окном, уже давно весна, но это было не так. Ночные морозы никак не давали начаться весне, хотя было уже и пора. Уже совсем скоро весна разразится громкой капелью, наполнит воздух этим совершенно особенным запахом, утопит улицы и дворы большого города в грязи и слякоти… Совсем скоро, но не сейчас… Вполне возможно, что именно эта затянувшаяся пауза вызывала у Николая Николаевича чувство какого-то беспокойного дискомфорта, что именно она «напрягала» его. Нельзя сказать, что он чувствовал себя как-то плохо, нет, ведь в свои сорок пять он едва ли мог пожаловаться на здоровье. Конечно, были некоторые нюансы, связанные с относительно бурной рок-н-рольной молодостью : чуть-чуть гипертонии, чуть-чуть хронического бронхита курильщика, чуть-чуть язвенной болезни желудка (слава богу, в фазе затяжной ремиссии), чуть-чуть какого-то песочка в почках, чуть-чуть регулярной потребности в алкоголе, ну тд.. В общем, всё, как у людей. «А может быть, так и начинается настоящая старость?!» - подумал Николай Николаевич, но тут же отметя эту мысль прочь, одел домашние тапочки и направился в ванную.
Выполнив все гигиенические процедуры, включая гладкое бритьё, и обрабатывая лицо лосьоном, он вдруг заметил какую-то странность в своём отражении в зеркале. Присмотрелся повнимательнее. «Ах, да, конечно же! Пятничный коньячок!» - заключил он. Именно пятничный коньячок объяснял лёгкую одутловатость его лица и едва уловимую нотку «усталости» во взгляде.
Кофе, естественно, предательски «убежал», и Николай Николаевич изрядно обляпал кухонную плиту. Старательно вытерев плиту тряпочкой, он налил кофе из турки в большую чашку и сделал глоток. «Да, у Сонечки кофе получается гораздо вкуснее» - подумал он. Сонечка (Софья Павловна), супруга Николая Николаевича сейчас находилась в отъезде. Несколько дней назад она отправилась в соседнюю губернию, навестить свою приболевшую матушку, оставив Николая Николаевича «холостяком». Конечно же, Софья Павловна позаботилась о своём любимом супруге и перед отъездом изрядно потрудилась на кухне, упаковав их вместительный холодильник внушительным запасом домашней стряпни. Здесь были: и большая кастрюля ароматного ярко-красного борща, сваренного на насыщенном говяжьем бульоне, и куриные ножки, мастерски запечённые в духовке со сногсшибательной хрустящей корочкой, и таящие во рту домашние котлетки из постной свинины с пикантным присутствием фарша из мяса куриной грудки, и картофельное пюре с добавлением сливочного масла, молока и сырого куриного яйца, и огромный кувшин кисло-сладкого клюквенно-брусничного морса, и, конечно же, фирменная выпечка Софьи Павловны!
Надо сказать, что на всём протяжении их супружеской жизни (а это без малого двадцать три года) Софья Павловна всегда очень хорошо готовила, что, само собой разумеется, привело к образованию у Николая Николаевича небольшого, но заметного животика. При этом сама она оставалась в прекрасной форме. Её великолепная фигура почти не изменилась за эти годы. Правда, года три назад, когда Софья Павловна серьёзно увлеклась домашней выпечкой и произошла довольно забавная история. Николай Николаевич заметил, что в определённый момент у супруги чуть округлились бёдра, а ещё через какое-то время он (в буквальном смысле на ощупь) обнаружил, что у Софьи Павловны чуть увеличилась грудь. Через пару дней после этих наблюдений супруга, Софья Павловна, явившись домой довольно поздно, после шопинга, поставила в спальне большой пакет с покупками, а сама удалилась в ванную, дабы принять душ перед сном. Николай Николаевич в это время находился в спальне и полулёжа на кровати читал книгу. Оставленный супругой большой пакет был крайне не устойчив и довольно скоро повалился на бок. Из него вывалились какие-то обновки, среди которых было и несколько новых бюстгальтеров различного фасона. Николай Николаевич встал с кровати и присел на корточки. Он никогда не страдал фетишизмом, а вот образование имел естественно-научное и склад ума аналитический! Встав и сделав пару шагов в сторону, он открыл шкаф, где хранились вещи супруги, извлёк оттуда два аналогичных предмета и вернулся в исходное положение перед пакетом с покупками. Нехитрое визуальное сравнение «новых» предметов со «старыми», а также детальное изучение маркировки на ярлычках не оставляли никаких сомнений – «новые» предметы были явно чуть большего размера. Находившаяся в этом момент в ванной Софья Павловна вдруг вспомнила, что забыла на прикроватном столике в спальне свой косметический крем. Накинув на себя тонкий домашний халатик, она покинула ванную и направилась в спальню….Увидев супруга, увлечённого процессом, и в доли секунды сообразив, в чём дело, она приложила просто неимоверные усилия, чтобы не рассмеяться в голос и не спугнуть исследователя. Исследователь же был на столько увлечён процессом, что совершенно не замечал её. Тогда она бесшумно, как кошка, подкралась, схватила одной рукой крем со столика, а пальцами второй руки проворно зацепила один из предметов исследования. Исследователь вздрогнул от неожиданности, приподнял глаза, но проворная кошка уже отпрыгнула довольно далеко назад и, сверкнув своими светло карими глазами и игриво мурлыкая, произнесла нараспев и с придыханием, раскручивая «восьмёркой» одетый на палец за лямку предмет исследования : «Как успехи, Господин Естествоиспытатель?! Закономерности установлены?!». В следующую секунду неугомонная бестия скорчила гримасу, показала исследователю язык, метнула в него раскрученным на пальце лифчиком, молниеносно развернулась на 180 градусов и, вильнув задницей так, что короткий халатик почти полностью задрался, пулей метнулась в ванную и щёлкнула замком изнутри…
Просмеявшись, Николай Николаевич подумал: «Вот ведь засранка какая!!! А ещё заведует кафедрой в приличном ВУЗе!!!»….
Сделав второй глоток утреннего кофе, Николай Николаевич понял, что чего-то не хватает. Может сигареты?! Да, наверное… Однако, глаза остановились на недопитой вчера бутылочке коньячка. Как раз вовремя, тем более что в чашке, после двух глотков, освободилось место! Плеснув в чашку изрядную дозу коньяка, Николай Николаевич с удовольствием понюхал изготовленную смесь и уже собирался отхлебнуть, но тут зазвонил его мобильник. Конечно же, это была Соня.
- Привет, мой хороший! Как ты там у меня? Чем занимаешься? – защебетала она.
- Привет, Сонечка! Да всё нормально, сегодня же суббота, так что отдыхаю.
- Хммм..Не буду тебя спрашивать, сварил ли ты себе овсяную кашу на завтрак… Лучше полюбопытствую, сколько коньячку, не допитого вчера, ты плеснул себе в утренний кофеёк?!
- Совсем чуть-чуть, солнышко моё! – подыгрывая супруге, добросовестно соврал Николай Николаевич – Самую малость, чисто для запаха!
Далее он поинтересовался состоянием здоровья тёщи, передал ей привет и наилучшие пожелания и получил от Софьи Павловны ряд ценных указаний, наиболее важным из которых было «обязательно открывать окно и включать вытяжку, когда куришь на кухне, а то потом на кухню не войти из-за ужеснейшей вони табаком, особенно от занавесок!»
Закончив телефонный разговор, Николай Николаевич сделал большой глоток уже подостывшей смеси и с удовольствием закурил (естественно, приоткрыв окно и включив вытяжку). Из приоткрытого окна потянуло холодом, от светившего недавно солнца не осталось и следа, подул сильный ветер, начиналась настоящая метель….
На кухонном столе лежала небольшая папка, в которой находилась пачка листов бумаги, отпечатанных на принтере. Титульный лист гласил: «Тяжкий вздох беса моего ребра». Дело в том, что был у Николая Николаевича старый, ещё со школы, товарищ – некто Сергей Михайлович. Они приятельствовали в школе, а затем уже и будучи студентами. Тогда они оба были молоды, энергичны и даже в чём-то талантливы. К тому же оба грешили написанием собственных песенок под гитару и регулярным употреблением недорогого портвейна. Затем они как-то потерялись из вида друг друга на много лет. От общих знакомых Николай Николаевич знал, что Сергей Михайлович осуществил свою мечту, стал врачом-хирургом и последние лет десять успешно практиковал в столице. И вот, пару месяцев назад Сергея Михайловича то ли за какие-то особые заслуги, то ли по профсоюзной линии, то ли ещё с какой оказией, направили в большой город на медицинскую конференцию. Старые товарищи встретились вечером в одной из манерных пивнушек, с удовольствием пообщались, вспомнили былые времена. Оказалось, что на старости лет Сергей Михайлович занялся литературным творчеством. А вот это было уже очень и очень интересно! Надо отметить, что ещё в молодости Николай Николаевич заметил, что любое творчество товарища оказывает на него какое-то прямо таки тонизирующее, даже катализирующее воздействие. Как выяснилось чуть позже, сей раз тоже не явился исключением из этого правила.
Третьего дня Сергей Михайлович, воспользовавшись одним из благ современной цивилизации (электронной почтой), переслал товарищу недавно законченную повесть. Ту самую, которая сейчас и лежала на кухонном столе Николая Николаевича. Повесть состояла из нескольких новелл. Этакая подборка случаев из медицинской практики автора, сдобренная его цепляющим юмором и жизненным опытом. Да, конечно чувствовалось, что это написал далеко не тот двадцатилетний мальчишка, студент-медик Серёга! Прочитав три дня назад эту повесть, Николай Николаевич принял коньячка и полез на антресоль, где вот уже много лет лежал кейс с его стареньким акустическим «хонером». В первый вечер «хонер» был явно обижен. Видимо, за полное отсутствие внимания к себе на протяжении многих лет. Он «капризничал» и не хотел толком строить. Однако, на второй день инструмент сменил гнев на милость, почти идеально строил и великолепно звучал. Да оно и не мудрено, ведь Николай Николаевич купил и поставил новые фирменные струны. Он снова и снова перечитывал главы повести. Дело кончилось тем, что Николая Николаевича, как говорится, «понесло», при чём, чем дальше, тем больше. Вчера, возвращаясь с работы, он «набросал» новую песенку, чего с ним не случалось уже наверное лет двенадцать. И вот теперь, и наигрывая новую песенку, он понимал, что ему этого очень мало. Минут десять он курил и колебался: звонить, или нет? Потушив очередную сигарету, она взял телефон, нашёл в контактах имя «Игорёк» и нажал «вызов». Трубку на том конце довольно долго никто не брал, но в конце концов он услышал знакомый голос.
- Да!
- Привет, Игорёк! Не разбудил?
- Почти нет, - ответил сонный голос.
- Слушай, Игорёк, тут такое дело…
- Колян, либо ты уже нажрался с самого утра, что маловероятно, судя по голосу, либо что-то задумал! Давай уже, рассказывай, старый чёрт! – перебил собеседник.
- Ну нажраться ещё не успел, а вот песенку новую придумал. Ты как на счёт поиграть?
- Хмммм…Поиграть…Дай мне минут 30-40 времени, я проснусь, включу мозги и перезвоню. Ок?
- Ок!
С Игорьком (Игорем Петровичем) они учились на одном потоке в институте и курса до третьего или четвёртого были знакомы лишь шапочно. Потом пересеклись на какой-то вечеринке и поиграли какие-то популярные на тот момент мелодии в две гитары. Следующим утром, когда они похмелялись пивом на кухне у Игоря Петровича, Николай Николаевич исполнил несколько песенок собственного сочинения. Игорь Петрович подыграл. Ну и пошло-поехало. Оказалось, что Игорь Петрович великолепный мелодист и очень талантливый аранжировщик. Таким образом, они довольно быстро и плотно «снюхались» и потом так и ходили везде сладкой парочкой Колян, да Игорян (ну или Игорёк, да Колёк). Однако, был и ещё один персонаж, имеющий прямое и непосредственное отношение к этому «безобразию», но о нём (вернее о ней) чуть позже.
Игорь Петрович перезвонил примерно через час. Николай Николаевич не терял этого времени даром! Он «победил» оставшийся коньяк и теперь сосредоточенно, с необыкновенно умным видом музицировал, пытаясь наиграть партию соло гитары для своей новой песенки. В конце концов, он оставил инструмент в покое, закурил и философски подумал: «Не садился бы ты, Николай Николаевич, не в свои сани! Не твой это удел - соло! Соло – это Игорь Петрович!» Через мгновение зазвонил телефон.
- Ну что, старый баламут?! Не передумал на счёт поиграть?
- Во-первых, на счёт старости – это ещё большой вопрос. Если вы запамятовали, Любезнейший, то я напомню Вам – Вы старше меня аж на шесть дней! А во-вторых, на счёт поиграть - нет, не передумал!
- Колян, какой же ты всё таки невыносимый зануда! И как только бедная Соня живёт с тобой столько лет! Ладно, это всё лирика. Есть предложение. У меня тут появился в собственности объект недвижимости в районе метро «Н-ская». Давай встретимся там часов в восемь?
- Замётано! А где там, что?
- Позвони мне от метро, как приедешь, я расскажу. Кстати, у тебя «хонер» то «на ходу»?
- Да, конечно! Даже новые фендеровские струны позавчера поставил, - козырнул Николай Николаевич.
- О как! Видать, торкнуло то тебя капитально! Ладно, давай, до связи!!!
Повесив трубку, Николай Николаевич задумался. Он уловил в голосе товарища какую-то не совсем понятную, но явную эйфорическую нотку. Либо Игорёк, проснувшись, тоже хлебнул кофе с коньячком, либо он что-то задумал. Либо и то, и другое!!!
                                                                                                                             2

   Николай Николаевич всегда старался быть человеком пунктуальным, поэтому в 19-50 он уже прибыл к метро «Н-ская». Понимая, что в гости с пустыми руками не ходят, он зашёл в ближайший магазин, где приобрёл две бутылочки коньячка, несколько яблочек и столько же мандаринок. Помня о многофункциональности своего гитарного кейса, отказался от любезного предложения кассира приобрести пакет для покупок. В его кейсе как раз было два дополнительных отделения, в одно из которых аккуратно поместились напитки, а в другое – фруктовое ассорти. Кейс с инструментом приятно потяжелел. Выйдя из магазина, он позвонил товарищу и, получив ориентировки, тронулся в путь. Тщательно выполнив все полученные навигационные инструкции, Николай Николаевич оказался перед входом в гаражный городок. Вот оно как, а он то ломал голову, что же это за «объект недвижимости», который по телефону анонсировал Игорь Петрович? Скорее всего, это был обычный гараж!
- Вы к Игорю Петровичу? – спросил пожилой охранник на входе.
- Да
- Гараж № 416, - со знанием дела отчеканил хранитель и объяснил, как пройти.
Николай Николаевич мало что понял, но уверенно тронулся. Пару раз свернув куда-то, он понял, что заблудился в хитросплетениях «улиц» гаражного городка и уже собирался звонить, как вдруг услышал музыку. Это была песня Юрия Юлиановича, творчество которого очень любил Игорь Петрович. Сомнений быть не могло – нужно идти именно туда!
Николай Николаевич заглянул в приоткрытую дверь гаража.
- Доброго здровьица, Игорь Петрович!!!
- Аааа! Николай Николаевич! И вам не хворать!!!
Гараж оказался довольно большим. На одной его половине располагался видавший виды старенький «опель», у которого был открыт капот и демонтировано правое переднее колесо. Судя по всему, автомобиль очень давно находился в ремонте, и этот ремонт, к сожалению, был весьма далёк от успешного завершения. Вторая же половина просторного гаража была абсолютно свободна. В углу стоял довольно большой стол с мягкими диванчиками по периметру. На столе находились фрагменты звуковоспроизводящего оборудования, с которыми «химичил» Игорь Петрович, чуть початая бутылка коньяка, два гранёных стакана и порезанные на четвертинки яблочки сорта «голден», заботливо уложенные на блюдечко. Ну т.е – совершенно рабочий натюрморт!!!
- Ну что же?! За встречу, Любезнейший?! – и Игорь Петрович с проворством бармена плеснул в стаканы граммов по пятьдесят чудодейственной жидкости.
- С удовольствием, Уважаемый!!! – поддержал товарища Николай Николаевич и тут же поднял стакан.
Коньяк пошёл как-то удивительно хорошо и на редкость «в тему». Выпив, Николай Николаевич поднял глаза и внимательно посмотрел на товарища. Странно, но Игорёк практически не менялся внешне с годами. Высокая плечистая фигура, чуть угловатое скуластое лицо, жёсткие прямые волосы, ставшие от времени почти совсем седыми, довольно большой, острый и прямой нос, сломанный пару раз по юности, пронзительный, очень цепкий взгляд светлых глаз, которые частенько блестят и даже сверкают, когда он берётся за музыкальный инструмент своими длинными и тонкими пальцами… Это Игорёк!!! Это ОН!!...
- Игорь Петрович, стесняюсь даже полюбопытствовать, а давно ли вы стали столь правильным автолюбителем, что даже приобрели гараж и обзавелись ремонтной базой?!
Игорь Петрович в ответ лишь добродушно, искренне рассмеялся в голос.
- Да нет, Колян. Правильным, как ты выразился, автолюбителем я никогда не был, да и вряд ли уже им стану. Тут дело совершенно в другом. У меня был родной дядька, который, к сожалению, помер пару лет назад. Это его гараж. Мы были очень дружны с ним, но я мало интересовался автомобилями, авторемонтом и т.д. Гораздо интереснее для меня было местное «общество»! Гараж тогда был «культовым» местом! Здесь можно было почерпнуть практически любые знания: и любую информацию, касающуюся авторемонта, и полнейший расклад по всем вопросам международной политики, и детализированные рецепты изготовления спиртосодержащих напитков в домашних (гаражных) условиях, и даже как правильно нужно ухаживать за бабами и что потом с ними вообще нужно делать, и многое- многое другое, о чём даже представить себе невозможно! … А совместные походы в субботу в местную общественную баню!!! Ммммм!! Это вообще что-то с чем-то!!! Не помнишь такого реквизита?! - Игорёк встал, подошёл к встроенному в стену шкафчику и достал из него старый потёртый портфель чёрного цвета с металлической застёжкой, - незаменимый инвентарь для похода в баню! Ведь здесь легко поместится и чистое бельишко с мягким полотенчиком, и мыльно-рыльные принадлежности, и бутылочка «беленькой», укомплектованная парой бутылочек холодненького «жигулёвского» и жирненьким вяленым лещом, завёрнутым в газетку, и веничек, торчащий из портфеля непокорным хвостом….Ухххх!!!... – Игорёк глубоко затянулся, выдохнул и продолжил, - Ну и потом, Колян, где же ещё, если не у дядьки в гараже, можно было тайком от родителей покурить почти в открытую, сделать первые глотки холодненького пивка, послушать «солёные» анекдоты от взрослых мужиков?!... Потом дядька умер..А потом мне позвонила Санька, моя двоюродная сестра, его дочь…Мол, Игорёк, ступай и оформляй гараж на себя….Так вот и появился у меня сей объект недвижимости…
Товарищи выпили ещё по одной и приступили к делу. Зацепили аппарат, расчехлились, подкючились…
- Я смотрю, Игорёк, у тебя тут целый арсенал…почти студийный..
- Ну не совсем студийный…но есть маленько…Правда большую часть из всего этого пришлось реанимировать…
Впервые за много лет Николай Николаевич услышал штатную подзвучку своего «хонера» в действии. В комплекте с грамотно организованной Игорем Петровичем обработкой звука, это очень впечатляло…Игорь Петрович тоже подключил свой старый корейский «стратокастер», они подстроились. В этот момент у Игоря Петровича зазвонил телефон, он что-то кратко ответил и, явно ухмыляясь, посмотрел на Николая Николаевича.
- Не сочтите за назойливость, Игорь Петрович, а нет ли у вас в хозяйстве штатного камертончика? Давайте уже настроимся по всем правилам!
- Камертончик?! Ну конечно же, Николай Николаевич! Будет вам и камертончик!
Николай Николаевич уже совершенно явно почувствовал подвох. На несколько секунд повисла пауза. С улицы отчётливо послышался звук подъезжающего автомобиля.
- Извольтес, Николай Николаевич! Вот вам и камертончик! Пойдёмте! – триумфально воскликнул Игорь Петрович и направился к выходу.
Они вышли на улицу, было уже совсем темно, шёл довольно сильный снег. Остановившийся около гаража автомобиль слепил ярким светом фар. Единственное, что можно было рассмотреть - это четыре пересекающихся колечка на радиаторной решётке авто и весьма внушительные габариты транспортного средства. Очень низкий звук работающего двигателя говорил о том, что это далеко не малолитражка (ну или малолитражка, но возведённая в куб, или даже в четвёртую степень). Открылась водительская дверь, и из машины вышла дама в элегантной короткой норковой шубе. Когда она приблизилась, и её удалось рассмотреть, то Николай Николаевич практически лишился дара речи… Это была НАТАЛЬЯ!!!
- Привет, мальчики! Что, соскучились?! – она подошла к каждому и чмокнула в щёчку, обдав запахом дорогущих духов…
Николай Николаевич пребывал в состоянии глубочайшего шока….

                                                                                                                       3
   Она появилась совершенно неожиданно. Это был чей-то день рождения. Уже капитально «снюхавшаяся» тогда парочка Игорёк, да Колёк, была приглашена на это мероприятие в качестве «штатных» музыкантов…
Её, Наталью, не заметить было просто невозможно! Очаровательная натуральная блондинка с потрясающе выразительными голубыми глазами, правильными чертами лица и безумно волнующими формами тела, искусно подчёркнутыми короткой обтягивающей юбкой белого цвета и розовой блузкой с весьма откровенным декольте, из которого практически вываливались два шикарных предмета размера, этак примерно, три с половиной…
Нельзя было сказать, что она вела себя уж очень активно, но уж больно как-то очень отвязно: много пила, постоянно курила, не прекращая материлась, пошлила… С одной стороны, было видно, что она далеко не глупа, но с другой – создавалось впечатление, что это – сильно избалованная, чрезвычайно стервозная оторва.
Празднество шло своим чередом, «штатные» музыканты отыграли два стандартных отделения, состоящих из песен известных и глубоко уважаемых в своём Отечестве людей (Константина Евгеньевича, Юрия Юлиановича, Владимира Владимировича, Вячеслава Геннадьевича и других). Наталья полностью игнорировала «штатных» музыкантов и не обращала на них совершенно никакого внимания. Спустя какое-то время, ребята попросили сыграть что-нибудь своё. После первой же песни Наталья подобралась поближе и слушала уже очень внимательно. Песни с третьей она стала аккуратно, но очень уверенно и качественно подпевать высоким голосом, легко «играя» интервалами. Услышав это, музыканты переглянулись.
- Мммм?! Игорёк, ты слышал? – мысленно «спросил» Колян у напарника.
- Ну, да…Нет-нет, да есть-есть!!! – также мысленно «ответил» Игорёк…
К началу второго отделения собственного репертуара, Наталья была уже «в первых рядах». Второе отделение начали с пары очень быстрых, ритмичных и хорошо «проверенных» песен. Благодарная публика была в восторге (тем более, что была уже неплохо «разогрета», во всех смыслах этого слова). Во время паузы музыканты перекинулись парой слов друг с другом (на сей раз уже в обычном варианте – используя голосовые связки, слух и тд). Они решили сделать небольшую «контрастную вставку». Была у них в репертуаре песня, автором которой являлся Серёга (тот самый Сергей Михайлович, о котором упоминалось выше). Это была необыкновенно нежная, лиричная песня, от которой столь трогательно и явно веяло тончайшим ароматом не совсем разделённой (или совсем не разделённой) любви. В своё время музыканты немного «препарировали» авторский вариант, и в результате получилось два варианта: один чуть боле жёсткий, с прекрасным драйвовым соло, второй же - исключительно на чистом звуке, с очень мягкими гитарами и обилием флажолетов. В данном случае был избран второй вариант.
Вступление умышленно затянули. Публика воспользовалась этим моментом, чтобы чуть притушить свет и разбиться по парам для танцев. Некоторые зажгли свечи, спички (даже было пару зажигалок!!). Наталью тоже кто-то пригласил на танец, но она решительно отказалась. Она находилась очень близко к «сцене». К концу первого куплета музыканты заметили, что её глаза чуть заблестели. Когда же начался припев, то из выразительных глаз девушки, освещённых мягким мерцанием свечей и спичек, покатились две огромные слезы… В следующую секунду она бесшумно покинула помещение….
- Боже мой! Колян, кто бы мог подумать?! – всё также без слов «сказал» Игорёк товарищу.
- И не говори! Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! – таким же образом «ответил» напарник.
Вернулась она к финалу песни и даже успела немного подпеть…
Отыграв, музыканты вышли покурить на балкон. Через пару минут к ним присоединилась Наталья и бегло поблагодарив за выступление, задала вопрос из разряда «не в бровь, а в глаз», который застал их врасплох, ибо ожидать можно было всего чего угодно, но не этого…
- Ребята, а вам случайно бас гитарист не требуется?!
Товарищи переглянулись. Заметив это, Наталья хихикнула.
- А что, барышня изволит музицировать на басу?! – с явной издёвкой в голосе произнёс Игорёк.
- Вы совершенно правы, изволит! – язвительно ответила она.
- Хммм.. – задумался он - Давайте попробуем. Как с вами можно связаться?
- Поймите меня правильно, я кому попало свой телефон не даю, - кокетливо заявила она. – Но для вас, сударь, готова сделать исключение!
Она достала из сумочки листок бумаги и ручку, быстро написала семь цифр и имя «Наталья», потом, как бы нехотя, протянула Игорьку тут же упорхнула с балкона столь же быстро и неожиданно, как и появилась...
- Игорёк, только вот не надо, пожалуйста, превращать репетицию в блядство, - монотонным голосом произнёс Колян.
- Ой, ладно тебе, Колян! Не нуди уже! И потом, а вдруг она и правда играет на басу?! Это же может быть очень интересно!
- Сказал бы я тебе, на чём она играет и каким местом! - процедил в ответ ворчливый напарник. – И даже уточнил бы, в какой именно диспозиции это могло бы быть наиболее интересно!!!
На самом деле, оказалось, что на басу она действительно играет и не просто играет, а играет отлично. С тех пор они стали играть уже только втроём…
                                                                                                                       4

    - Так, мальчики, я не пойму, мы что так и будем стоять на улице и морозить сопли, или, может быть, вы, как джентльмены, таки поможете даме чуть разгрузить автомобиль, и мы пойдём в тепло?! - язвительно сказала она, окинув пронзительным взглядом Николая Николаевича, который до сих пор пребывал в состоянии ступора от её столь неожиданного для него и эффектного появления.
Джентльмены подсуетились, извлекли с заднего сидения автомобиля внушительный кейс с музыкальным инструментом, а также увесистый пакет с неизвестным пока содержимым.
Зайдя в помещение гаража, Наталья направилась к столу и увидела на нём тот самый «рабочий натюрморт».
- Даааа, мальчики! Вы как были поросятами и распиздяями двадцать лет назад, так ими и остались, - безапелляционно заявила она. - Давайте ка, приберите быстренько весь этот срач со стола.
Джентльмены чуть понуро повиновались…
Когда площадка была расчищена, Наталья достала из увесистого пакета, привезённого с собой, большую красивую бумажную скатерть и застелила ей стол. Далее она с завидным проворством сервировала стол различными закусками, разложенными на аккуратных тарелочках. Удовлетворённо окинула взглядом обновлённый натюрморт и добавила последние штрихи: три элегантных стакана из очень тонкого стекла и большую бутылку «джони уокера» с чёрной этикеткой.
- Так вот, наверно, получше?! – поинтересовалась она.
Приятно удивлённым джентльменам ничего не оставалось, как поаплодировать стоя, затем подойти к Волшебной Фее с разных сторон и одновременно звонко чмокнуть её в обе щёчки (как это бывало много лет назад, когда Наталья срывала шквальные овации за свои невероятные соляки на басу во время их совместных публичных выступлений).
- Овации можно было бы и опустить, джентльмены, - скромничала Фея. – Итак, к делу!!!
По старой традиции, разливал всегда исключительно Игорёк…
Справедливости ради, нужно заметить, что божественный напиток и рук Волшебной Феи был явно поприятнее и повкуснее того, что товарищи употребляли ранее. От большого глотка чудесного эликсира в груди сразу разливалось приятное тепло, а мозг вновь ощущал начавшую было угасать волну эйфории. Добрая Фея довольно скоро потребовала «повторить». Её щёки стали чуть румяными. Быстро покурив, она расстегнула кейс со своим инструментом. Джентльмены синхронно присвистнули, когда она достала из кейса настоящий пятиструнный «фендер джаз бас»!!!….
Внимательно вслушиваясь в звуки, которые Николай Николаевич извлекал из своего «хонера», она подошла к нему.
- Что? Как обычно, чуть перетянул? – спросил он.
- Да, Колечка, ты неисправим, - взяла тонкими пальцами колок первой струны плавно повращала его туда-сюда. – Вот так, теперь порядок!
Они ещё раз подстроились и начали играть. По началу как-то не совсем уверенно, ведь каждый из них уже давненько толком не «тренировался», но потом всё увереннее, чётче, ритмичнее. Наталью явно смущало что-то, и она постоянно морщила лоб. Обычно она так реагировала на какой-нибудь скрытый, замаскированный нестрояк, но здесь было явно что-то другое. В конце концов, она остановилась.
- Прошу прощения, джентльмены! – сказала она в микрофон, и, уже отойдя от микрофонной стойки, - Хуйня какая-то получается…
Она взяла свою сумочку, швырнула в неё снятые с пальцев кольца, затем достала маникюрные ножнички и в мгновение ока обровняла под ноль свой профессиональный маникюр сначала на одной руке, а потом и на другой. После чего снова взялась за инструмент, быстренько пробежалась по ладам пальцами и пару раз призывно «хрюкнула» слэпом.
- Совсем другое дело! – удовлетворённо заявила она…
Они играли уже около часа не останавливаясь. Одна песня плавно перетекала в другую. Николай Николаевич пел, Наталья подпевала (как обычно очень уверенно и качественно). Она вообще прекрасно пела. В своё время, даже была затея сделать отдельную программу из песен «под неё» и с её же вокалом, она, по непонятной причине, восприняла эту идею «в штыки».
Николай Николаевич с удовольствием рассматривал Наталью, ведь он не видел её с тех самых пор, то есть уже более двадцати лет. Конечно, она стала старше. Черты лица и особенно взгляд стали намного жёстче. В уголках глаз и на лбу были заметны морщинки, тщательно скрываемые макияжем. Что-то совершенно определённо указывало, что это уже далеко не та избалованная девчонка. Напротив, это умудрённая жизненным опытом хищница, которая убивает очень легко и очень профессионально, если только ей это нужно. Но, тем не менее, это была она! Безумно привлекательная внешне, постоянно матерящаяся стервозная оторва, великолепно играющая на басу!!!...
Во время паузы музыканты продолжили «борьбу с зелёным змием». Время шло совершенно не заметно...
- Кстати, Николай Николаевич, стесняюсь вам напомнить и сразу же хочу полюбопытствовать, а что же ваша новая песенка, которую вы анонсировали во время нашей утренней телефонной беседы?! – произнёс Игорь Петрович, приподняв брови.
- Оуууу! Господа! Вечер перестаёт быть томным!!! – тут же подхватила Наталья.
- Нуу..есть такая песенка, - не совсем уверенно ответил Николай Николаевич и взял в руки инструмент.
Он исполнил песенку. Она была с хохмой, и понравилась коллегам по цеху. Смеющаяся Наталья даже подошла к нему и, погладив по плечу, смачно чмокнула в щёчку.
- Да, Колечка, всё таки хоть что-то в этой жизни ты делать умеешь!
Игорь Петрович уже наигрывал какой-то предполагаемый солячок. Николай Николаевич поддерживал ритм. Солячок вырисовывался довольно интересный и мелодичный, но что-то где-то не клеилось. Наталья минуты две внимательно слушала извлекаемые джентльменами звуки, потом одела бас и подошла к своей микрофонной стойке.
- Мальчики! С вами становится скучно! Вы что стареете?! И мыслите то вы правильно, я бы даже сказала красиво, и пальчики попадают туда, куда нужно, - издевательски язвила голубоглазая Ведьма. – Ну а никак не догадаться ритм то чуть сместить?!!
Она наиграла на басу чуть смещённый ритмический рисунок, Николай Николаевич поддержал….
Солячок лёг как влитой, и через полчаса новая песенка была почти готова. В их совместной практике музицирования такое случалось крайне редко, и по этому поводу трио в полном составе вновь оказалось за столом.
Во время следующего музыкального раунда Наталья вспомнила несколько своих басовых соляков. Это было сильно! А учитывая великолепный звук её «фендера», просто убойно! Не отставал и Игорь Петрович, регулярно «подливавший масла в огонь»… Наслаждаясь этими звуками, Николай Николаевич вдруг вспомнил, как они боролись с пьянством на репетициях. Данный вопрос был действительно чрезвычайно актуален, так как абсолютно любая репетиция, будучи разбавленной любой (даже совсем мизерной) дозой любого алкоголя (включая даже варианты типа «совсем по маненечку, для сугреву, или «по одной холодненького» и тд), немедленно превращалась в базар-вокзал, а заканчивалась, естественно, полноценной пьянкой. Способов было испробовано множество, но, к сожалению, их эффективность была бесконечно близка к нулю, и ситуация казалась ну совершенно безвыходной!
И вдруг, как-то раз, Наталья принесла на репетицию большой, очень красивый фарфоровый чайник и пару сортов какого-то импортного чая (её отец ходил в море, был фанатом чая и постоянно привозил из-за кордона различные сорта в широком ассортименте и больших количествах). С тех пор в перерывах все пили ароматный чай, а Наталья с удовольствием заваривала его и принимала заявки на ассортимент сортов напитка для следующей репетиции. Удивительно, но эффективнось этого способа борьбы с пьянством на репетициях зашкалила за девяносто процентов….
Между тем, возникла некоторая пауза, и Николай Николаевич вспомнил ещё одну песню из их репертуара, которую сегодня они ещё не играли. Это была та самая песня Сергея Михайловича. Николай Николаевич начал наигрывать вступление, Игорь Петрович аккуратно, как бы «издалека», поддержал. Оба заметили, что Наталья почти вздрогнула, услышав знакомые звуки. Она внимательно посмотрела на одного из них, потом на другого. Затем, поколебавшись секунд десять, сказала: «хорошо!», кивнула головой, сняла «фендер», поставила его рядом, вытащила из сумочки ключи от машины и пулей выскочила на улицу…
Джентльмены приостановились и, сосредоточенно пытаясь уже ничему не удивляться, ожидали развития событий. Благо, ждать пришлось совсем не долго. Через минуту их Звезда снова почтила их своим присутствием. Она зашла, держа в руках ещё один кейс с инструментом….
Это был шикарный шестиструнный безладовый бас. Судя по полнейшему отсутствию на нём каких-либо опознавательных знаков и довольно оригинальной форме и отделке, это была ручная работа, выполненная на заказ. Она подключила инструмент, быстро подстроила его и подняла глаза.
- Мальчики, ну я прямо физически чувствую на себе ваши взгляды! Ну что поделаешь, если я двадцать с лишним лет мечтала сыграть эту песню на безладовом басу?! И вот, почти сбылась мечта идиотки! – Наталья искренне улыбнулась. - Ну что, поехали?!
Джентльмены заиграли затяжное вступление. Наталья, закрыв глаза, долго слушала и наконец взяла первые ноты. Великолепный глубокий и низкий звук безладового инструмента был просто гипнотическим! Она осторожно, даже нежно, брала ноту за нотой, как буд-то боясь вспугнуть кого-то. То ли загипнотизированный магическим звуком, то ли под воздействием этой чарующей картины, Николай Николаевич снова «переместился во времени»…..

                                                                                                                   5
      
Совершенно не понятно, как и почему это произошло. С другой же стороны, всё происходило так просто и так естественно, что создаётся впечатление, что иначе и быть не могло. Хотя, наверно могло, но только теперь это уже не имеет абсолютно никакого значения….
Это была зима. Они с Натальей возвращались поздно вечером с репетиции, а так как жили они в трёх-четырёх кварталах друг от друга, то им было по пути. Наталья всю дорогу делилась своими восторженными впечатлениями от просмотра видеокассеты с записью мастер класса от одного из известнейших басистов.
- Коль, да это невозможно передать словами! У него такая техника, такое нестандартное мышление, такой звук! Хочешь, пойдём ко мне, вместе посмотрим?!
- Да я бы с удовольствием, но ведь поздно уже, дома то все спят наверное?
- Так дома то нет никого, отец в море, а мама почти всё время живёт на даче, она астматик, ей в городе тяжеловато.
Они с удовольствием посмотрели вышеуказанную видеозапись, однако, на следующее утро проснулись вместе в её мягкой постели, как взрослые, совершенно без трусов, ровно как и без каких-либо других предметов одежды. С этого момента их походы «в гости» друг к другу стали очень частыми.
Его безумно поразило, что переступив порог своего (или его) дома, она становилась совершенно другим человеком! «Стервозная оторва» превращалась в необыкновенно милую и ласковую Фею. Она оказалась настолько тонким и чрезвычайно ранимым человеком, что трудно даже себе это представить! А уж о ненормативной лексике и речи быть просто не могло! Складывалось впечатление, что эта нежная чувственная красавица даже и не подозревает о её существовании!
Как-то раз, в воскресенье, они проснулись у неё. Был выходной, идти никуда было не нужно, и можно было поваляться вместе подольше, накрывшись тонким одеялом.
Она лежала у него на плече и, ощущая подушечки его пальцев, нежно глядящие её волосы, и рассказала ему о своих «взаимоотношениях» с музыкой.
- Знаешь, я ведь раньше была очень хорошей, послушной девочкой. С младшей школы занималась в музыкальной школе. В другой комнате фано стоит, видел? Это и есть мой первый музыкальный инструмент. В музыкальной школе обнаружилось, что у меня абсолютный слух, ну и вообще талант.
- Хммм.. А я то всё думал, как это ты так точно ноты слышишь..
- Ну да, у меня камертон встроенный, - хихикнула она.
- Да?! А больше у тебя ничего нигде не встроено?! – спросил он и совершил не совсем приличное движение рукой под накрывавшим их тонким одеялом. -
- Дурак!!! А можно подумать ты не проверял! – отвечала она, символически вцепившись пальцами ему в кадык….
- Вообще, мне очень нравилось играть на фано, я потом ещё и вокалом занялась. Все в один голос пророчили мне консерваторию и тд. И вдруг, в последний год учёбы в школе, мне всё надоело, а музыкальная школа и фано стали меня просто безумно раздражать. В итоге, закончив школу, я, абсолютно всем назло, поступила сам знаешь куда – в универ на прикладную математику. Пришлось, правда, изрядно попотеть, готовясь к поступлению. Конкурс был довольно большой. Но у меня с математикой всегда было всё в порядке, и я поступила. С первого же курса стала путаться с какими-то рокерами и очень заинтересовалась басом. Конечно, все сначала смеялись надо мной, также как и ты с Игорьком. Но я была настойчива. Единственная проблема – отсутствие собственного вменяемого инструмента. Но её я решила относительно легко. Мой папа безумно любит свою единственную дочь, по этому он не мог устоять перед моей мольбой и привёз мне из очередного рейса за кордон мою «ямаху». Не «фендер», конечно, но вполне нормально….
Она продолжала ещё что-то говорить, её голос становился всё тише и тише, и, почти мурлыкая, она уснула на его плече. В этот момент она чувствовала себя самым счастливым человеком на свете…
Это были странные взаимоотношения. С одной стороны, назвать их полноценным романом было нельзя, с другой же, применить к ним какой-нибудь другой, «солёный» термин - просто язык не поворачивался. По началу он довольно часто думал об этом и задавал себе множество вопросов, а потом перестал это делать, просто «катился» по течению, воспринимая всё как есть. А она…. Она просто безумно влюбилась и изо всех сил старалась не подавать вида. Даже ему! Даже в те моменты, когда скрывать это было практически невозможно…
Игорёк, будучи человеком далеко не глупым и довольно наблюдательным, практически сразу всё понял, заметив едва уловимые изменения в поведении коллег по цеху. Но, будучи ещё и человеком чрезвычайно деликатным, само собой разумеется, никакого вида не подал и ничего не сказал. Единственное что, справедливости ради, нужно бы уточнить, что сказать то он ничего не сказал, но про себя подумал: «А ведь помнится мне, не так давно кто-то что-то пиздел мне на счёт репетиций и блядства…». Но, благодаря безмерной деликатности Игоря Петровича, эта чрезвычайно глубокая, «солёная» философская мысль, так и осталась мыслью и никогда не была озвучена.
В начале июня кто-то из однокурсников Натальи пригласил «звёздное трио» на выездное выступление. Его любимые родители уехали в отпуск на две недели, предоставив тем самым своему обожаемому отпрыску их просторную квартиру и ещё более просторную дачу с большим участком в полное распоряжение.
К подготовке загородного пикника подошли с размахом. Заботливый организатор даже привёз из города на дачу очень приличную по тем временам звуковую аппаратуру и сам выступил в роли звукорежиссёра. Народу было очень много. Музыканты выступали в несколько отделений, довольно продолжительных по времени. Соседи по дачным участкам сначала пытались бороться с повышенными децибелами, но потом, слава богу, отказались от этой затеи. Многие из соседей потом даже с удовольствием присутствовали на концерте под открытым небом, активно поддерживая музыкантов. Великолепная погода тоже была на стороне многочисленной студенческой братии, решившей культурно оттопыриться за городом….
Наталья просто блистала! Благодарная публика по нескольку раз просила повторить на бис некоторые её соляки, импровизации и их «переклички» с Игорьком. Это было действительно одним из лучших (ели не самым лучшим) их публичным выступлением… Оно же было и последним…
Закончилось всё глубоко ночью. Полноценных спальных мест не хватало, по этому на ночлег размещались очень компактно. Их изрядно подвыпивший соло гитарист исчез где-то на втором этаже дачи в компании каких-то не менее подвыпивших девиц, и его до обеда следующего дня никто не видел. Они же разместились на первом этаже, рядом с кухней на узком диванчике, накрывшись пледом (на сей раз, естественно, не только в трусах но и в одежде).
Проснулся он рано от дикого сушняка и желания курить. Стараясь не беспокоить её, он покинул спальное место, заботливо накрыв спящую звезду вчерашнего концерта пледом, и не совсем уверенным шагом двинулся на кухню. Жадно выпив большую кружку холодной воды, он чуть задумался. «Повисев» с минуту, он «навёл резкость» и обнаружил, что находится здесь не один. За кухонным столом сидела девушка и пила кофе. Это была очень симпатичная, стройная брюнетка. Она внимательно смотрела на него своим свело карими глазами и едва заметно улыбалась.
- Что, господин музыкант?! Оксид водорода не оказал на вас должного целебного воздействия?! – спросила она, улыбнувшись чуть шире, и в её глазах загорелись искорки. – Тогда, может быть, это?!
Не вставая с места, она открыла холодильник, достала оттуда бутылку холодного пива и протянула ему.
- Да, пожалуй. Благодарю вас. – ответил он и взял бутылку из рук красавицы….
Очаровательную кареглазую брюнетку звали СОНЯ…
Далее события разворачивались очень быстро и стремительно. После второй встречи с Соней (уже в городе), он влюбился в неё как мальчишка (да и кем он тогда был, как не мальчишкой). Ему просто напрочь «снесло башню». Его «рвануло с нарезки» так, как ещё не «срывало» никогда в жизни. Пару раз, в периоды относительного «отрезвления», он пытался связаться с Натальей, чтобы хоть как-то объясниться с ней, но не смог её найти. Мобильников и интернета тогда не было, а домашний телефон либо не отвечал, либо её мама говорила, что не знает где Наталья. Общие знакомые тоже ничем помочь не смогли, она просто исчезла.
А Наталья…Что Наталья. Она практически моментально поняла, вернее почувствовала всё. Едва ли можно описать, что с ней тогда творилось….
Уже через несколько лет он узнал, что тогда она уехала в столицу, вышла там замуж, родила ребёнка, а через какое-то время развелась, вернулась с ребёнком из столицы обратно в большой город и занялась каким-то бизнесом.
Вот и получалось, как бы ни пошло это звучало, что его будущая жена Соня вытащила его, чуть ли ни в буквальном смысле, из Натальиной постели… Для полноты картины, осталось, разве что, уточнить, за какое именно место вытащила….
                                                                                                                6

    Первый куплет той самой песни Сергея Михайловича был отыгран. В припеве Наталья подпела высоким голосом, умудрившись при этом мастерски «воткнуть» в свою басовую партию пару эффектнейших «изюминок». Николай Николаевич подумал: «Жаль, Серёга не слышит! Это стоило бы послушать!»
После второго куплета глаза Натальи заблестели от влаги. Слеза скользнула по щеке. Она попыталась чуть отвернуться, но вторая, уже куда более крупная слеза предательски упала на гладкий безладовый гриф и так и блестела на нём до окончания песни. Она воздержалась от подпевок во втором припеве, зато потом устроила просто феерическую «перекличку» с соло гитарой, закрыв глаза и филигранно попадая в нужные ноты. Это была просто фантастика какая-то!!!
Когда затих последний флажолет, она открыла глаза и улыбнулась. Джентльмены символическими жестами сняли шляпы и молча поклонились своей Звезде.
- Вот и сбылась многолетняя мечта идиотки!!! – радостно воскликнула сияющая Звезда. – Надо срочно обмыть это дело, джентльмены!!!
Они выпили, и она посмотрела на часы.
- Оуууу! Мальчики, я прошу прощения, но мне пора ехать!
- Ты собралась ехать на своей машине?! – удивлённо спросил Игорь Петрович.
- Конечно на машине!
- Ммммм?! Такая то «красивая» и за руль?!
- Игорёёёчек!!! Я, конечно, блондинка, но это же не значит, что я совсем ебанутая! Есть такая современная опция «трезвый водитель» называется, знаешь? Правда у меня «трезвый водитель» свой, персональный и бесплатный, - она сделал ещё глоток виски. – Сыну позвоню сейчас, он такси возьмёт, приедет и увезёт, он как раз права недавно получил, вот пусть тренируется.
- Ну ты даёшь! Сегодня же суббота была, выходной! Представь, может парень там уже какую-нибудь подругу за что-нибудь прихватил! И тут – на тебе! Звонит пьяная мамаша и всё обламывает! Никакого понимания и гуманизма!
- Ой, я тебя умоляю! Он уже второй месяц пишет какую-то компьютерную программу и все ночи напролёт сидит дома перед монитором! Так вот, пусть хоть чуть проветрится!..
Через какое-то время в хорошо прокуренный гараж вошёл симпатичный молодой человек лет восемнадцати. В целом, он был не очень похож на мать внешне. Исключение составляли глаза. Когда Николай Николаевич посмотрел в них, то его опять отбросило на двадцать с лишним лет назад. Это были Её глаза!!!
Молодой человек вежливо поздоровался, взял у матери ключи от машины и отправился прогревать остывший уже автомобиль. Джентльмены же помогли даме упаковать её мощный басовый арсенал и деликатно подали ей её элегантную короткую норковую шубу.
- Мальчики, ну что, на посошок! – скомандовала Звезда.
Выпили на посошок. Подвыпившая Звезда совсем расчувствовалась. С глазами «на мокром месте» она крепко обняла и чувственно чмокнула в щёчку каждого из присутствующих джентльменов. Они вышли на улицу, с особой осторожностью погрузили шикарный музыкальный арсенал в её роскошный автомобиль.
- Будет скучно – звоните, мальчики! – бросила она им на прощание и вручила по визитке.
Джентльмены проводили взглядами отъезжающий автомобиль и трогательно помахали ручками в след. На улице заметно приморозило, по этому товарищи поторопились обратно, в тепло.
- Знаешь, Николай Николаевич, вот что не говори, но согласись, везёт же тебе всю жизнь на красивых и очень хороших баб! – философски произнёс Игорь Петрович.
- Знаешь, Игорь Петрович! – передразнил собеседника Николай Николаевич. – Но, не говоря худого слова, пошёл ты в жопу!!! Давай ка лучше наливай!
Само собой разумеется, что товарищи продолжили своё ночное заседание, благо, что недостатка в «топливе» не было….
- Дааа, Игорёк, я, конечно, почувствовал подвох в твоём голосе вчера утром, но такого никак не ожидал!
- Хммм.. Знал бы ты, чего мне это стоило! Наталья то меня, не так как ты, деликатно послал в жопу, она сразу и с плеча послала меня на хуй! Но, надо сказать, довольно быстро сменила гнев на милость. Любит она…. Музыку! – подмигнул Игорь Петрович.
Они уже более не музицировали. Во-первых, без искромётных звуков баса в исполнении их ночной Звезды это было бы уже далеко не так интересно, а во-вторых, и их состояние уже было не совсем подходящим для осмысленных творческих подвигов. Ведь было уже утро, и состояние участников неизбежно приближалось к финальной стадии, которую столь красноречиво характеризует фраза «ты меня уважаешь?!»…
Пить дальше было уже просто физически сложно, по этому, в конце концов, восторжествовал здравый смысл. Товарищи упаковали свои музыкальные инструменты, покинули прокуренное помещение и не совсем уверенной походкой двинулись к метро. На улице был лёгкий морозец. Ярко светящее и даже немного пригревающее солнце говорило о том, что уже почти наступила весна, и что днём будет значительно теплее. То ли свежий морозный воздух, то ли яркое солнце, которого жители большого города не видели вот уже более недели, то ли сочетание этих факторов, оказало на двух не совсем молодых и не совсем трезвых джентльменов ярко выраженное тонизирующее действие. У них появилось ощущение какой-то лёгкости, может быть, даже окрылённости! Даже их походка стала куда как чётче и увереннее! А ещё через пару минут в воздухе уже совершенно отчётливо запахло воскресной похмельной авантюрой. Учитывая тот факт, что оба участника были чрезвычайно опытными авантюристами с весьма приличным стажем, у назревающей авантюры были практически стопроцентные шансы на осуществление. Николай Николаевич посмотрел на спутника и хотел было сказать что-то, но тот его опередил.
- Колян, ты вообще, как себя чувствуешь?
- Я? Прекрасно, а что?
- Может мы чего-как? До меня доедем, посидим ещё. А?
- Хммм… Ну или до меня можно, до меня ближе.
В этот момент они проходили мимо небольшого павильона с яркой и завлекающей вывеской на фасаде «Кофе с собой». В павильоне находилась необыкновенно милая девушка лет двадцати (судя по лежащей на её рабочем столике учебной литературе – студентка). Девушка явно скучала, ибо желающих приобрести кофе с собой воскресным утром не было. Дождавшись паузы в их диалоге, милое создание чуть высунулось из своего окошечка.
- Молодые люди! Как на счёт крепкого ароматного кофе этим солнечным воскресным утром?! - почти игриво произнесла она, одарив немолодых джентльменов ослепительной и чарующей улыбкой.
- Хммм..Кофе. – задумчиво произнёс Игорь Петрович, рассматривая юную красавицу. – Колян, ты слышал? «Молодые люди»! – сказал он, подчёркивая чрезвычайную важность изречённой фразы поднятым вверх указательным пальцем.
Игорь Петрович быстро направился в сторону павильона. Добравшись до заветного окошечка, он совершенно бесцеремонно впёрся в оное чуть ли не по пояс.
- Здравствуйте, Милая Барышня! – мурлыкая, как мартовский кот произнёс Игорь Петрович, уже совершенно откровенно и даже неприлично пялясь на молоденькую красотку.
- Доброе утро! – кокетливо подыгрывала девушка. – Какие сорта кофе предпочитают молодые люди воскресным утром?! У нас для вас богатейший выбор!
Наблюдавший за этим действом Николай Николаевич стал беззвучно смеяться. Игорь Петрович же не унимался! Всё время, пока она готовила кофе, он любезничал с ней, узнал, как её зовут и где и на кого она учится, представился сам, представил своего спутника, с поэтичной тонкостью описал красоту нынешнего прекрасного воскресного утра, ну тд. У Николая Николаевича возникло впечатление, что если бы была такая возможность, то он влез бы в это окошечко не то что по пояс, а и весь полностью! Милое создание кокетливо подыгрывало ему, что всё больше и больше распаляло жар его безудержной страсти! В какой-то момент показалось, что сейчас она ласково погладит своими нежными пальчиками этого дышащего перегаром мартовского кота по волосам, чуть наклонится к его ушку и шёпотом, с придыханием продиктует ему номер своего мобильного телефона. Представив эту картину, Николай Николаевич уже просто затрясся от беззвучного смеха. Слава богу, что кофе был уже готов, и Николай Николаевич, держа в одной руке кейс с инструментом, а в другой стаканчик с горячим кофе, практически силком оттеснил неугомонного товарища от заветного окошечка, являющегося единственной связью между этим серым, пошлым и безжалостным миром и сказочной, волшебной страной, в которой обитала чарующая нимфа.
- Старый дурак! – в полголоса сквозь смех отчитывал Николай Николаевич спутника. – Ты что, совсем одичал за три года своего холостячества?!
- А что, собственно, тут такого?! – с невозмутимым видом отвечал не первой свежести ловелас и попытался привести исчерпывающий аргумент. – Между прочим, очень многим молодым девушкам нравятся взрослые мужчины!!!
- Игорёёёк! Да она же на пару лет младше моей дочки и примерно на столько же старше твоей! Посмотри на неё! Она же практически ребёнок! Ты что, забыл наш старый девиз «педофилия – не наш профиль»?!
Странно, но этот аргумент подействовал на неугомонного героя-любовника, и он таки унялся. Товарищи отошли в сторону, присели на стоящую рядом скамеечку, сделали по глотку кофе и закурили.
- Так вот, о чём это мы? – произнёс Николай Николаевич.
- Ну чего, давай…. – Игорь Петрович не успел ответить, у него зазвонил телефон.
Изъяв аппарат их кармана куртки, он посмотрел на экран, с удивлением приподнял брови и показал экран борцу за нравственность. Судя по надписи на экране, вызов исходил от их ночной Звезды (которая за столь незначительное после их расставания время уже превратилась в Стервозную Фурию).
- Алло!
- Привет Игорёчек!! – произнесла она тоном, не предвещающим ничего хорошего.
- Привет!
- А скажи мне, пожалуйста, Игорёчек, чем это вы там с Коленькой занимаетесь?! – язвительно любопытствовала собеседница.
- Нууу…мы…это.. – неуверенно начал было Игорёчек, но его перебили
- Что «мы это»?! – передразнила его Фурия. – Нахуярились и уже переместились куда-то, чтобы продолжить?! Или только собираетесь это сделать?!
- Да не, Наташ, всё нормально. Ты то как добралась, как себя чувствуешь? – неуверенно попытался сменить тему Игорь Петрович, но попытка не удалась.
- Я то чудесно себя чувствую! А вот от тебя даже по телефону перегарищем разит! Ты уже лыка не вяжешь, и второй наверно такой же!!! А ну ка, блядь, немедленно по домам! Старые алкаши!!!...
Далее Игорь Петрович включил громкую связь, чтобы и Николай Николаевич не был лишён уникальной возможности услышать воспитательную проповедь, содержащую так много интересного: и разумные аргументы (типа завтра на работу, и вообще здоровье надо беречь), и многочисленные взывания к их совести, и откровенно феминистичесике заявления, и, конечно же, фантастическое обилие ненормативной лексики…
Когда сеанс связи был завершён, товарищи задумались, повисла некоторая пауза.
- Нет, ну я понимаю, тогда ещё, по молодости, она нас несколько раз «воспитывала». Но тогда всё было вполне объяснимо, причина была совершенно ясна. Не совсем надёжный товарищ Игорёк мог втянуть её драгоценного возлюбленного в какую-нибудь пикантную авантюру с участием не шибко сексуально устойчивых подруг, коих, если ты помнишь, тогда у нас было немало. Но сейчас то чего?! – философски изрёк Игорь Петрович и выпустил из лёгких в небо столб табачного дыма.
Николай Николаевич в ответ лишь пожал плечами.
Не понятно, то ли столь красноречивый монолог Звезды-Фурии, то ли «волшебный» кофе из рук юной кудесницы, то ли какая-то неведомая, ещё не открытая физиками интерференция этих двух «волн», которая усилила каждую из них в порядок, подействовала на участников крайне отрезвляюще, и воскресная похмельная авантюра стала угасать прямо на глазах под мощным натиском здравого смысла.
- Завтра и правда с утра на работу. – начал Николай Николаевич.
- Ну да, точно. Это раньше можно было пить всю ночь и «фестивалить так, что кровать аш пожпрыгивала, а потом с утра совершенно нормально выйти на работу и отработать. Сейчас уже такого количества здоровья, к сожалению, нет. – поддержал Игорь Петрович товарища.
Таким образом, приговор воскресной похмельной авантюре был уже вынесен и обжалованию не подлежал. Кофе был уже почти допит, пора было собираться…
- Ты стаканчик то пустой не выбрасывай. – рекомендовал Игорь Петрович.
- Мммммм?!
- Ну, коль скоро, полноценная авантюра обломилась, то нужно хоть попрощаться по человечески. – и Игорь Петрович достал из кармана бутылку, в которой плескалось громов сто пятьдесят коньяка.
Они выпили и крепко пожали друг другу руки.
- Спасибо тебе за всё, Игорёк!!!
- Да не за что, обращайтесь, если что. Всегда рады….
Почти пустая маршрутка ехала по почти пустым улицам большого города быстро, с ветерком. Яркое весеннее солнце ощутимо пригревало через окно. Николай Николаевич, дабы сориентироваться во времени, достал свой телефон и увидел непрочитанное сообщение. Это было сообщение от Сони, принятое вчера в 22-50. Отвечать было уже, мягко говоря, поздновато…
Через пару минут он начал дремать. В какой-то момент абсолютно все посторонние звуки затихли. Его мозг, хоть и изрядно утомлённый суточным бодрствованием и приличной долей алкоголя, но вполне ещё дееспособный, «включил» на воспроизведение запись, сделанную минувшей ночью… Это была партия соло для его новой песенки, исполняемая Игорем Петровичем и мощно поддерживаемая великолепным басом Натальи…..







Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 18
© 07.11.2020 Максим Окунев
Свидетельство о публикации: izba-2020-2938401

Метки: Сборник рассказов, немолодые музыканты-авантюристы,
Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


















1