Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Боцман


Боцман.

« Раз, два, три...», — маленькая белокурая женщина, в розовом плаще и в туфлях на высоком каблуке, громко считала коробки и, как настоящий дирижёр, акцентировала внимание родных на важных деталях:

— Аккуратнее, Серёжа! Не толкай это в багажник, я на коленях повезу. А где мультиварка? Аа... всё нашла! Паша! Паша, хватит прощаться! Садись в машину, не на всю жизнь расстаётесь — следующим летом приедешь.

Паша, худенький остроносый мальчик, в, ставших за лето короткими, джинсах и красной клетчатой рубашке, погладил по раме оранжевый велосипед, закрыл дверь сарая и послушно пошёл к автомобилю, вокруг которого — с громким лаем — носился коротколапый вислоухий щенок. На его потешной мордочке разливалось чёрное пятно, а грудь будто кто-то изрисовал белыми полосками.
Боцман решил сначала всё выяснить, а потом обрадовать Барина, но, оббегав все окрестные луга, не нашёл овец и уставшего пастуха и ни с чем отправился домой.
Ворота были заперты. « Не вернулись ещё»— понял Боцман и пошёл к секретному лазу, который прорыл месяц назад. Подкоп оказался слишком узким — за месяц Боцман подрос и потолстел — пришлось попотеть, протискиваясь под забором во двор.
Щенок забрался в свою будку и заснул.
Разбудил его петух, прочищающий горло. «Ку-ка-ре ку», — речёвку подхватили соседские « масляные головушки» и на востоке небо стало светлеть.
Утро.
Боцман полакал воды, сбегал к крыльцу, обнюхал тропинку до ворот — любимые хозяева ещё не вернулись — и вновь забрался в будку.

Вечер пятницы сменился утром субботы. От долгого ожидания появились нехорошие мысли: «А вдруг что – то случилось?!», — но Боцман постарался не думать о плохом.

На третий день, от голода и переживаний, Боцман поднял мордочку вверх и заплакал:
—Ууу... Почему-ууу?

Возле тайного лаза послышалась возня, во двор просунулся собачья морда, с толстой мочкой носа:
— Боцман, иди сюда. Дело есть.
За забором сидел соседский Барин и смущённо отводил глаза:
— Это...как его, разговор я услышал, — кудрявый пёс сипло вздохнул, — уехали твои в город.
— Ты думаешь, я этого не знаю? — удивился щенок.
— Ты не понял... Они совсем уехали, до следующего лета, а тебя оставили.
— Ой! — Боцман задохнулся и резко сел : — Как же они без меня? Паша плачет, наверно, переживает...
— Никто не плачет, малыш. Бросили тебя. Хозяйка моя, баба Нюра, Ирине Петровне про это говорила. — Эрдельтерьер потер лапой правый глаз. — Я было намекнул, что надо взять тебя, а баба Нюра отказала. Говорит, что одного оглоеда ей достаточно. Ну, а Петровна здесь не зимует. Я тут поспрашивал, есть два варианта зиму пережить: первый — прибиться к стае Гамлета, а второй — уйти на мусорный полигон. Там много зверья обитает. Домишки себе ладят, еду находят и лета ждут.
Барин потоптался, посопел, потом обнял, ошалевшего от новости, Боцмана: «Прости, друг, что не могу тебе помочь», — и понуро побрёл домой.
«Глупости! Злые сплетни! Не могут просто так взять и бросить родную собаку, не могут!» — с этими мыслями Боцман забрался в будку и стал ждать семью.
Дни были тягучими и однообразными: двор, будка, Барин и скудная еда, которую тот приносил.

Золотая осень превратилась в чёрно-белую. Дачники разъезжались. Барина увезли на шесть дней в город.
Как-то утром Боцман выглянул из будки и зажмурился: на крышах домов, на кустах и земле лежал снег. Прилетел ворон:
— Измор-розь ! Дур-рень. Пр-ринимай р-решение, — кричала чёрная птица.
— Уух-ходи, — вскрикивал ветер, поддерживая ворона.

Куда пойти? В банду или на полигон?
Про банду Гамлета знали все. Свора собак, под руководством злого кобеля, держала в страхе дачный посёлок. Они резали домашнюю птицу, облаивали прохожих, догоняли и кусали за ноги велосипедистов. Стать бандитом Боцман не хотел и решил идти на свалку.

К обеду стало теплее, но не сказать, что приятнее — снег в тучах закончился и его сменил мелкий ледяной дождь. Ждать солнечной погоды было глупо и Боцман отправился в путь.

Дождь путался в жёсткой шёрстке малыша и стекал на землю.
Дорога напоминала кисель. Путник с трудом вытаскивал короткие лапы из жидкой грязи, но с намеченного курса не сворачивал.

Впереди темнел сырой осенний лес. С чёрных стволов свисали длинные бороды мха, кроны деревьев, сплетённые в корзины, усиливали сумрак.
Порыв ветра принёс резкий запах чего-то съестного и тухлого, значит полигон недалеко. «Может и поесть сегодня удастся?!» — от мыслей о еде появились силы и Боцман ускорился.

— А это кто тут у нас идёт?! Такой славный! Такой смелый и независимый.., — из-за куста шиповника вышел худой пёс, горбатый и длинноносый, как афганская борзая и грозно оскалился: — Стоять! Гамлет, посмотри — к нам идёт еда!

Щенка окружили. Бежать не имело смысла, да и сложно убежать от взрослых собак. Боцман поджал хвостик и приготовился к избиению.

Отодвинув горбатого подельника, вперёд вышел Гамлет. Широкогрудый главарь, с мощными лапами и огромными клыками, пригнул голову и заглянул малышу в глаза: — А ты молодец! Я знаю о твоей горькой судьбе и стойкости. Мне нужны такие солдаты. Что скажешь?
Боцман судорожно сглотнул и не стал лукавить:
— Я отказываюсь.
— Подумай! Ты отказываешься от еды и моего покровительства, щенок!
— Я отказываюсь, — тихо, но твёрдо повторил малыш.

Гамлет скривился, коротко бросил : «Он ваш», — и пошёл прочь.

Грязный пёс, обвешанный медалями репейника, вцепился в ногу Боцмана. Боль придала сил и щенок побежал.
Малый рост позволял нырять под поваленные деревья и торчащие корни. Укусы и тычки преследователей выгнали несчастного на шоссе.
Боцман оглянулся — исполнив многоголосую какофонию — стая повернула назад.

Щенок побрёл дальше, с трудом переставляя лапы и оставляя за собой кровавый след. Возле таблички с большой буквой «А» Боцман заполз в будку и упал на брошенные газеты.
« Вот и всё... страдания мои закончились... и жизнь, — мысли возникали и пропадали, сознание туманилось: — я так хотел любить ... предатели! Предатели...»
Ветер кидал снег на маленькое тельце и не таял.
.
.
К остановке подошли двое.
— Деда, посмотри! Здесь собачка! Она не шевелится...
Большие тёплые руки подняли безжизненное тельце:
— Ваня, не бойся. Живой кутёнок. Замёрз, крови много потерял, но живой. Давай его в мою куртку завернём и бегом в ветклинику.
Очнулся Боцман в тёплой комнате, на пушистом полотенце. Весь в бинтах, но живой. Его ласково гладил Ваня. Рядом сидел пожилой мужчина.
— Проснулся? Не бойся, — заметив, как зажмурился щенок, успокоил его мальчик.— Ты теперь наш. Мы тебя усыновили и осталось имя придумать. Какое у тебя пятно смешное на мордочке! Может Пират?
Боцман наклонил голову и внимательно слушал.
— И полоски белые на грудке, как тельняшка... Моряк? Или Боцман?
Щенок радостно завилял хвостиком и попытался улыбнуться.
— Боцман! — в унисон воскликнули дед и внук.

Сказать спасибо автору:
0

Закрепить в шапке сайта







Рейтинг работы: 37
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
Добавили в избранное: 1
© 31.10.2020г. Алла Тузенко
Свидетельство о публикации: izba-2020-2932980

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Наталья Матюшенко       31.10.2020   15:59:11
Отзыв:   положительный
очень дОбрый трогательный рассказ со счастливым концом!!Боцман хотелЛюбить,теперь у него будет любящаяСемья.спасибо Автору за добро!!!
















1