Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Зловещее предупреждение


Зловещее предупреждение
Валера Русик стоял в мужском туалете ресторана и рассматривал себя в зеркале, оттянув повязку на шее. В резком слепящем свете единственной лампочки он недовольно изучал рану под повязкой. Она была небольшой, и два дня назад Валера мог поклясться, что она, наконец, зажила, хоть это и заняло немало времени. Но сегодня утром его разбудила приглушённая боль в плече, и рана вновь выглядела воспалённой.

Несомненно, это укус – две колотые ранки, которые выглядели так, как будто два клыка вонзились в него, но будь он проклят, если он мог вспомнить, что случилось. Полукружья в основании шеи образовывали на его нежной коже налившийся синевой след от зубов. Это – явно укус животного, и Валерка потратил немало времени, размышляя о том, что помнил бы, если бы кто-то набросился и укусил его. Максимум, что он смог вспомнить, был один случай месяц назад, когда он, возвращаясь домой с работы, срезал дорогу через лес. Он вышел из ресторана, было раннее утро, шёл дождь. Обжигающе холодная вода падала сплошной стеной, и, представив, что пойдёт своим обычным маршрутом вдоль дороги под ливнем, по лужам, он понял, что для него это слишком. Поэтому он нырнул в безопасность леса, где деревья над головой защищали от дождя. Он пытался и не мог вспомнить большую часть пути, но это была сумасшедшая ночь и, видит Бог, едва добравшись до дома, он стянул с себя мокрую одежду и рухнул в постель. Утром рана уже была – свежая и кровоточащая. Валера помнил, что его лихорадило день или два, но ничего серьёзного, а через некоторое время рана, кажется, начала заживать.

До сих пор.

Кто-то постучал в дверь туалета за спиной.

- Минутку! - отозвался Валерка. Он разгладил повязку и натянул горловину свитера повыше, чтобы немного прикрыть шею. Затем вымыл руки, потянулся за бумажным полотенцем и, обнаружив, что дозатор пуст, вытер руки о джинсы. Кинув быстрый взгляд в зеркало – повязка была не очень заметна, – он открыл дверь. Его начальница, хозяйка настоящего итальянского ресторана - Сильвия, стояла в дверном проёме, положив одну руку на бедро, а другую протянув, чтобы снова постучать. Она была стареющей, властной женщиной, урождённой итальянкой, которая ни от кого не терпела возражений, но что касается Валеры - он нравился ей достаточно, чтобы позволять ему спорить время от времени. Увидев строгое выражение на её лице, Валерка пошутил:

- Дамская комната за следующей дверью.

Не обратив внимания, Сильвия передала ему фартук.

- Ты знаешь - тебе не спрятаться от меня. Что за повязка? - Валерка дотронулся до шеи, и она округлила глаза. - Не говори мне, что ты сделал новую татуировку. Твоя мать знает?

- Я совершеннолетний, - начал Валерка.

Сильвия не дослушала.

- И опаздываешь на работу, - сказала она, и повела его в сторону обеденной залы ресторана. - Сегодня пятница и, скорее всего, будет полнолуние, поэтому, как ты знаешь, это будет то ещё местечко! Тебя ждёт работа и уже два столика занято. Вперёд.

Была четверть пятого – ещё не вечер, но, в самом деле, в ресторане уже было море посетителей и каждый следующий громче предыдущего. Валерка нашёл блокнот для заказов и ручку в кармане фартука и последовал к первому столику, указанному Сильвией. Подойдя ближе, он чуть не застонал. В угловой кабинке сидела компания парней, которых он знал со школы, на год или два старше него, пользовавшихся популярностью. Он знал их в лицо – двое из них, Боря и Петя, играли за школьную футбольную команду, а Дэн был первым в Санкт-Петербурге панком, ходившим с ирокезом, хотя теперь и носил длинный хвост до середины спины. Опасаясь того, что они могут сказать, когда узнают его, Валера начал первым:

- Привет, парни...

- Ходячий мертвец! - выкрикнул Борька. Остальные рассмеялись, и полресторана обернулось на звук. Валерка хотел провалиться сквозь пол и исчезнуть, но, когда Боря протянул руку, он хлопнул по ней довольно дружелюбно. - Валер, малыш. Как идут дела в семейном бизнесе?

Пожав плечами, Валерка сообщил ему:

- Ты знаешь, как это бывает – люди просто до смерти хотят попасть к нам.

Это вызвало ещё больше смеха. Семья Валеры управляла местным похоронным бюро, что привлекало к нему лишнее внимание на протяжении всей его жизни. Прошлой весной он стал совершеннолетним, и последнее, чего ему хотелось бы – это пойти по стопам трёх старших братьев, которые изучали Похоронное Дело в местном колледже. Эта работа на Сильвию была выходом. Некоторые из них, в основном парни с которыми он учился в школе, любили дразнить его из-за этого. Бессознательно? Валерка почесал шею под повязкой и спросил:

- Так вы хотите выпить или что-нибудь ещё?

- Нет, - сказал Дэн своим мягким, прокуренным голосом. - Мы пришли взглянуть на тебя.

Сердце Валеры забилось в горле. Он не мог представить, что кто-нибудь придёт посмотреть, как он работает, в особенности эти трое.

- Действительно?

Но Петя рассмеялся, разрушая момент.

- Он просто разыгрывает тебя, малыш, - сказал он, хлопнув Дэна по плечу. Он повысил голос и проорал: - Мы пришли поесть!

Валера застенчиво усмехнулся, но Дэн не опустил взгляд, и было что-то в его тёмных глазах, наводящее на мысль, что он был более серьёзен, чем думал его друг.
Они заказали пиво и бургеры. Когда Валерка расставлял холодные кружки, Дэн кивнул на повязку.

- Что с тобой случилось? - поинтересовался он.

Вспомнив вопрос Сильвии, Валерка сказал:

- Сделал новую татуировку.

С пирсингом в брови и нижней губе и татуировкой змеи вокруг левого бицепса было легко утверждать, что повязка скрывает ещё одно «произведение искусства». Прежде чем его успели спросить, он добавил:

- У меня лёгкая форма гемофилии, так что рана всё ещё заживает. Приходиться прикрывать её на работе.

- Так мы не можем её увидеть? - спросил Боря.

Он выпил пиво одним глотком, и протянул, пустую кружку Валере.

- Принеси ещё! Как она выглядит?

Валерка осмотрел стол, судорожно размышляя. Когда он поднял глаза на Дэна, парень всё ещё пристально смотрел на него, и что-то в его выражении заставило Валеру ответить:

- Волк.

Когда Валерка повернулся чтобы уйти, Дэн одарил его быстрой усмешкой, как будто они разделили тайну, которую не знал никто другой. Валера вдруг задался вопросом, а не клеится ли к нему парень. Они общались в разных компаниях несколько лет, и Дэн был довольно красив. Несколько тонких шрамов, пересекающих его нос, усиливали производимое впечатление – делали его лицо менее совершенным и более реальным, намного реальнее, чем лица Бори и Пети, которые до сих пор выглядят, как тупые качки. Валера слышал, что шрамы были получены в аварии, но, кажется, никто не знал подробностей. Больше всего шрамов пересекало пальцы Дэна, белея на костяшках, когда он сжимал руками пивную кружку. На входе в кухню Валера обернулся, задаваясь вопросом, мог ли такой парень, как Дэн, хотя бы представить себя с таким, как он.

Дэн наблюдал за ним через битком набитую обеденную залу. Валерка поспешил скрыться на кухне, прежде чем на лице появилась глупая улыбка.

Сильвия подошла к Валере, когда он, облокотившись на стойку и таская картофель фри с тарелки Дэна, ждал, когда будут готовы бургеры. Её неодобрительный взгляд заставил его виновато вытереть грязные руки о фартук, но вместо выговора она помахала рукой перед его лицом и спросила:

- Как ты себя чувствуешь?

Валерка, нахмурившись, посмотрел на неё.

- Я в порядке, - начал он.

Взяв щипцы, он начал заново наполнять тарелку Дэна картофелем фри из корзины над обжарочной ванной.

- Почему ты спрашиваешь? Я плохо выгляжу?

Сильвия с беспокойством вгляделась в его лицо:

- Ты немного бледный. У тебя жар?

Валера уклонился от руки, попытавшейся дотронуться до лба.

- Я в порядке, - сказал он, но теперь, когда она отметила это, он, в самом деле, почувствовал себя немного... странно. Его кровь пела в жилах, сердце колотилось в груди и паху, руки были потными и влажными, и всё тело, казалось, трепетало по какой-то причине, которую он не мог точно определить. Обычно парни не вызывали у него такой реакции, но опять же, это был Дэн. Он всё ещё был воплощением крутости в глазах Валеры.

Капля пота просочилась под повязку на шее, ожгла рану, и в глазах его внезапно помутнело. Валерка потряс головой, пытаясь прояснить взгляд, но потерял равновесие и качнулся к стойке.

- Ты выглядишь не лучшим образом, - сказала Сильвия, поддерживая его.

Её прикосновение обожгло руку, и Валерка чуть не упал, когда попытался вырваться. Кухня завращалась вокруг него. Зажмурившись от внезапной тошноты, Валера сильнее облокотился на стойку, обхватив голову. У него промелькнула смутная мысль о бешенстве, затем он понял, что с момента укуса прошло слишком много времени, чтобы беспокоиться об этом теперь. Как издалека он слышал, как Сильвия зовёт его по имени.

Затем холодная, мокрая тряпка накрыла его лицо. Валерка почувствовал одну сильную руку Сильвии над ней, а другую - под затылком. Прохладная ткань моментально вернула его в сознание.

- Бог мой, - сказала его начальница, опуская тряпку, чтобы всмотреться в его лицо. – Ты весь горишь.

- Дайте мне минутку, - пробормотал Валера. Комната больше не качалась вокруг него, но он всё ещё чувствовал тошноту и тупую боль в пояснице. Валера обхватил рукой живот, согнулся пополам и застонал.

- Месячные, да? – сострила Сильвия. Она провела влажной тряпкой по его волосам и добавила: - Вот, что я тебе скажу, Валера. Сделай небольшой перерыв, а я посмотрю, что сделать с доставкой этих тарелок на твои столики.

Он слабо кивнул, и Сильвия добавила:

- Иди, подыши немного свежим воздухом, слышишь?

Валера осторожно поднялся, опасаясь вызвать новую волну боли, но, за исключением покалывания в ране на шее, ничего не происходило. Он глубоко вдохнул, выдохнул, затем задержал дыхание и подождал. Кто-то наполнил водой из-под крана стакан, который Сильвия передала ему. Выпив, он подумал, что, пожалуй, чувствует себя немного лучше. Это был всего лишь приступ или что-то вроде того – у его матери они случаются всё время. Но предложение на несколько минут ускользнуть от обеденной суеты звучало просто здорово и, с сомнением взглянув на тарелки его посетителей, Валерка спросил:

- Вы уверены, что не возражаете?

- Иди, - повторила Сильвия.

Она похлопала его по плечу, её прикосновение всё ещё было достаточно обжигающим, чтобы заставить Валеру уклониться. С каждым вдохом головокружение спадало, и тело переполняла странная слабость. Прежде чем она передумала насчёт перерыва, Валерка направился в обеденную залу. Его взгляд сам по себе нашёл столик Дэна, но парни смеялись за выпивкой, и Валерка отвернулся, прежде чем они его заметили. Из обеденной залы к туалетам вёл слабо освещённый коридор, а в конце него был запасной выход. Когда Валера открыл дверь, ворвавшийся прохладный ветер заставил его задрожать. Снаружи небо только начинало темнеть, но галогенный светильник над служебной стоянкой уже горел, его яркий свет разгонял сгущавшийся полумрак. Валера вышел на крыльцо с коваными перилами и пнул деревяшку, которую они использовали, как дверной стопор, прежде чем позволить двери захлопнуться. Потом он облокотился на перила, ощутив металлический холод под горячими руками, и вдохнул приближающуюся ночь.

Тело снова пронзила боль, скручивая желудок в узел, заставляя задыхаться. Правда, тошнота почти тотчас отступила. Валера привалился к перилам, сердце застряло где-то в горле, каждый стук словно загонял гвоздь глубоко в рану на шее. Казалось, вечерний воздух вокруг вибрировал от гудения миллионов насекомых, но парковка была пуста, а лес за рестораном безмолвен.

Валерка покачал головой и задумался, может, не стоит уходить так рано. Он вгляделся в густую темноту между деревьями, пытаясь решить, что делать. Пойти домой, завалиться в кровать и попытаться поспать, пока странная ноющая боль не пройдёт. Или вернуться на работу... от этой мысли сразу закружилась голова, обратно не хотелось.

Какой-то его части очень нравились сумерки – ему казалось, ночь зовёт его, хотелось спрыгнуть с крыльца, броситься бежать, ворваться в темноту и затеряться в лесу. Он представил, как идёт по опавшей листве и рычит - с чего вдруг это пришло ему в голову? Внутри него пробудился голод, а за ним появилось желание бежать вслед за луной. Он покачался на каблуках - ему вдруг стало интересно, выдержат ли перила его вес. Хотелось забраться на тонкую металлическую перекладину и спрыгнуть в ночь. Он чувствовал, как пульсирует в жилах кровь, уговаривая его, подбадривая. Он встал на нижнюю перекладину и настороженно замер. Может, она и выдер...

Позади него заскрипели ржавые петли – кто-то открыл заднюю дверь. Валерка спрыгнул с перил и стал ждать, когда услышит властный голос Сильвии, который скажет ему, что время вышло. Но увидел Дэна и крайне удивился.

- Вот ты где, - сказал тот, отпустив дверь – та захлопнулась.

- Дэн. – Валерка обернулся и прислонился к перилам. – Что ты здесь делаешь?

Дэн пересёк крыльцо и опёрся о перила рядом с Валерой.

- Могу задать тебе тот же вопрос, - промурлыкал он.

- У меня перерыв, - отозвался Валера. С такого расстояния кожа Дэна была почти белой, под тёмными глазами залегли тени, а губы и ноздри, казалось, посерели. Едва заметные полосы, похожие на шрамы от когтей, на шее и руках, и Валерка вдруг подумал, не резчиком ли работает этот парень? – Ты не должен здесь находиться.

Дэн пожал плечами, показывая, что ему плевать.

- Дверь была открыта. Я увидел тебя и подошёл поговорить с другом. Что здесь такого?

Не считая того факта, что мы не друзья? – подумал Валера, но промолчал. Да, он знал Дэна, но, по сути, совсем его не знал, и если бы семья Валеры не владела похоронным бюро, он был почти уверен, Дэн не запомнил бы его имени.

- Здесь хорошо, - заметил Дэн, ворвавшись в мысли Валеры. – Луна встаёт. Наконец-то. Есть планы на вечер?

- Мне нужно работать, - напомнил ему Валера. Внутренности кто-то будто сдавил в кулаке, и он прикрыл глаза, пока ощущение не прошло, и тихо признался, - мне немного нехорошо.

Дэн повернулся к нему и вдруг шагнул ближе, задев бедром руку Валеры, лежавшую на перилах. Нежные пальцы коснулись его лица и обвели линию подбородка.

- Прости, - прошептал Дэн. Прежде чем Валера успел сказать, что в этом нет его вины, и ему не за что извиняться, Дэн добавил, - в первый раз всегда так, знаю. Но потом станет лучше. Обещаю.

- О чём ты? – спросил Валера.

Дэн нарисовал пальцем дорожку на шее Валеры, провёл по кадыку и, скользнув по ямке на горле, подцепил медицинскую ленту, удерживавшую повязку. Понизив голос, Дэн наклонился ближе, так что от его дыхания шевелились волоски у Валеры на виске, и осторожно постучал пальцем по повязке.

- Это не татуировка.

Валера дикими глазами следил за Дэном, не осмеливаясь солгать, когда они находились всего в нескольких дюймах друг от друга, боясь заговорить, когда Дэн прижимается к нему, прикасается. Боже, пожалуйста, взмолился он, когда рука Дэна стала играть с воротом его футболки, прежде чем спуститься к завязкам передника на поясе. Последнее, что ему сейчас нужно – это ещё один приступ тошноты. Мышцы живота Валеры сократились под пальцами Дэна, и он сглотнул ком, застрявший в горле. Пожалуйста, не дай мне всё испортить.

Дэн взял завязки, словно собираясь развязать их. Взгляд его не отпускал Валеру.

- Это укус, - прошептал он. Валерка удивлённо вздрогнул, и Дэн добавил, - укус оборотня.

Мгновение Валера не мог вдохнуть. Затем рассмеялся и сделал шаг назад, ему нужно было, чтобы между ними оказалось хотя бы какое-то расстояние.

- Что за бред, - сказал он. Слабая улыбка Дэна растаяла. Валерка развернулся, уверенный, что Боря и Петя где-то здесь... - Ты шутишь, да? – спросил он, разглядывая пустую парковку, но они были одни, и он не слышал ни приглушённых смешков, ни шагов. Рука вдруг обвила его талию, и Валера оттолкнул её, злясь на Дэна за эту шутку и ещё больше злясь на себя за то, что купился. Близость, прикосновения... тот факт, что повязка действительно скрывала уродливый укус, просто вывели его из себя. Развернувшись, Валера предупредил:

- Это не смешно.

- А я разве смеюсь? – Спросил Дэн. Валерка покачал головой, но когда Дэн двинулся к нему, он, словно пытаясь отгородиться, сложил руки на груди и отпрянул. – Послушай... - начал Дэн.

Валерка почувствовал, как в спину впилась перекладина перил – Дэн загнал его в угол.

- Я не какой-то там наивный идиот, - прорычал он. – Оборотни? Да иди ты.

Дэн протянул руку, и Валера решил, что тот сейчас схватит его, начнёт трясти или кричать... но вместо этого он стиснул перила по бокам от бёдер Валеры и наклонился, так что их глаза оказались на одном уровне.

- Послушай. Укусы оборотней не заживают. Иногда становится лучше, и можно даже подумать, что всё прошло, но каждый месяц в полнолуние, снова выступают кровоподтёки, и раны открываются. Они никогда не заживают. Я знаю...

- Откуда? – с вызовом спросил Валера.

Выпрямившись, Дэн стал расстёгивать фланелевую рубашку. Дойдя до середины груди, он остановился и раздвинул полы, открывая белую футболку под ней. Валерка смотрел, как он стягивает левую лямку - показался тёмный сосок, затвердевший от вечерней прохлады. Дэн придержал рубашку и показал на место прямо подмышкой, где явно темнел укус с рваными краями. Рана так походила на ту, что была у Валеры, что он потрогал повязку на шее.

- Как это случилось? – прошептал он.

Дэн застегнул рубашку.

- Мне было где-то двенадцать, - ответил он. – Мы с друзьями допоздна торчали в лесу, что за домом, где тогда жил Боря.

Валерка кивнул – он знал это место. Заправив рубашку, Дэн снова положил руки на перила, поймав Валеру.

- Я не помню, что случилось, - сказал он низким, глубоким голосом. Он шагнул ещё ближе, его туфля задела ботинок Валеры, и Дэн отодвинул его носком и оказался между ног Валеры. Пахом прижавшись к нему, Дэн шевельнул бёдрами, потёршись о тело Валеры, у которого тут же заныло внизу живота. Прямо перед глазами вдруг оказалась хищная улыбка Дэна. – А что насчёт тебя? – спросил он.

- Я... я тоже не помню, - запинаясь, произнёс Валера. Сейчас, когда тело Дэна так тесно прижималось к нему, Валере было сложно вспомнить тему разговора, что и говорить о том, что произошло больше месяца назад. Всё, о чём он мог думать - это твёрдость под джинсами Дэна, когда его тело тёрлось о Дэна, и сильные руки, взявшие его в кольцо.

Близость Дэна опьяняла. В нём чувствовалось что-то неистовое и необузданное, что-то дикое, отчего Валере захотелось обнять Дэна за шею, притянуть к себе и жарко поцеловать. Но он не посмел – часть его всё ещё злилась, хотя он больше не мог понять, почему, а другая часть – боялась, что всё это дурацкая шутка и сейчас Дэн уйдёт, оставив его мучиться от боли. Он просто положил ладони на плечи Дэна, разминая тугие мышцы.

- Я возвращался домой с работы...

- В прошлом месяце, - напомнил ему Дэн. Его руки на перилах, скользнули за спину Валере, почти притягивая в объятия. Валерке пришлось поднять голову, чтобы видеть его лицо, с этого расстояния он мог сосчитать крошечные шрамы на носу и щеках Дэна. А в самом ли деле они от автомобильной аварии? Но прежде чем он успел спросить, Дэн продолжил. – Шёл дождь, и ты решил срезать путь и пойти через лес, да? Вот только кто-то шёл за тобой. Кто-то, кто воспользовался темнотой, грозой и полнолунием, чтобы сделать это.

Он кивком показал на шею Валеры и прошептал:

- Обычно они нападают, чтобы убить, но единственный способ стать оборотнем – выжить после укуса. – Наклонившись ещё ближе, он игриво клацнул зубами у шеи Валеры и низко зарычал. Звук показался таким знакомым, что кожа покрылась мурашками.

- Кто бы ни наградил тебя этим, не хотел тебя убивать. Он хотел сделать тебя одним из нас.

- Одним из нас, - прошептал Валерка:

- Но кто вы?

В ответ Дэн накрыл губами рот Валеры. Лизнул его, пробуя на вкус, проверяя, и Валера закрыл глаза и отдался грубому, короткому поцелую. А потом Дэн отстранился. Когда Валерка открыл глаза, его уже не было.

Вернувшись в зал, Валера думал, что увидит Дэна за столом с друзьями, но угловая кабинка была пуста, а стол уже убирали. Боря стоял у конторки, увидев Валеру, он помахал ему:

- Эй, старик, ты в порядке? Выглядишь не очень.

Валерка провёл рукой по волосам.

- В порядке. А где Дэн?

Усмехнувшись, Борька спросил:

- А ты не слышал? Он не дожевал бургер, ему вдруг стало плохо, и он убежал в туалет. По-настоящему плохо. Он чуть прямо тут не блеванул. – Толкнув Валеру в бок, он подмигнул ему. – Ты не отравил его, случаем? Бизнес дома застопорился?

Валерка покачал головой.

- Думаю, это какой-то вирус, - сказал он, и его опять скрутило.

Он прижал к животу ладонь и подождал, пока тошнота пройдёт. Значит, Дэну тоже плохо? Может, он говорил правду, - подумал Валера. Может, меня в самом деле укусил оборотень, а теперь что? Моё тело меняется? Кажется, Сильвия говорила что-то про полнолуние? Валерка слабо прошептал:

- О, Господи.

Боря встревоженно посмотрел на него.

- Эй, тебе что, тоже плохо? Ну всё, последний раз тут обедаю.

Мысли Валеры перескакивали с одного на другое, пока он пытался вспомнить всё, что когда-либо слышал об оборотнях, но в голову приходили лишь обрывки суеверной ерунды. Что-то о пентаграммах, появлявшихся на ладонях их жертв... или такое было только в кино? Кресты, святая вода, чеснок... нет, это для вампиров, не для оборотней. Серебряные пули, да, то, что надо, Валерка вдруг почувствовал, как кожу стало покалывать на месте пирсинга, пульс зачастил. Значит, ему нельзя носить серебро? Или оно вредно, только попав в открытую рану? Ну почему ему не нравится золото? Словно впервые заметив Борю, Валерка спросил:

- Где Дэн - ещё раз?

- Пошёл домой, - сказал Боря. – И тебе тоже стоило бы. Выглядишь, как сама смерть, парень, и я говорю это не потому, что ты живёшь в морге.

- В похоронном бюро, - рассеянно поправил Валерка. Если Дэн говорил серьёзно – а судя по тому, как ведёт себя его тело, сжимаясь от непонятной боли, он склонялся к тому, что в истории Дэна что-то есть – то Валере нужно сейчас же его отыскать. У него слишком много вопросов, которые требуют ответов. Если единственный способ стать оборотнем – выжить после укуса, а Валерка ещё не умер, значит, он... обратится или что ещё? В волка? Когда поднимется луна, или когда он её увидит, как именно это работает? Сколько времени у него есть, прежде чем он превратится в кошмарного монстра и станет носиться по ресторану...

Нужно уходить. Сейчас же, пока не поздно. Нужно идти домой и...

Нет, не домой. Там родители, а в зале скорее всего идёт служба. Нужно идти туда, где он ни на кого не наткнётся, никому не сделает больно, потому что, если есть хоть малейшая возможность, что Дэн был прав...

Нужно идти.

- Сильвия. – Валерка пошатываясь обошёл стол, всё ещё прижимая ладонь к животу. Сейчас боль стала сильнее, накатывая волнами, как прилив. Валерке хотелось сорвать с себя одежду, а потом сорвать кожу с костей - делать хоть что-то, лишь бы остановить эту пульсирующую боль, что разрывала каждую его частицу. Сколько у него времени? И так теперь будет каждый месяц? Он вспомнил слова Дэна. В первый раз всегда так, знаю. В нескольких метрах от него его босс заправляла бургеры для будущих заказов.

- Сильвия, - повторил Валера. Когда она подняла голову, он добавил, - мне нужно идти. Чувствую себя совсем дерьмово.

- И выглядишь так же, - ответила Сильвия, вытерла руки о полотенце, висящее на поясе, и уже хотела прижать ладонь к его щеке, но передумала. – Иди, - сказала она. – Не хочу, чтобы ты всех тут заразил.

Валерка вздрогнул от режущей боли в желудке.

- Спасибо, - выдохнул он. Прижимая руку к животу, Валера снял фартук и бросил его в корзину для грязной одежды, стоящую рядом с ведром для мусора. Ему хотелось остановиться и умыться, но он побоялся – на часах было пять тридцать. В такое время в октябре до перевода часов рано темнело, и Валерка снова задумался, когда же для него начнётся ночь. Когда встанет луна? Когда сядет солнце? Он не знал. Черт бы побрал Дэна - довёл до нервного срыва и, возможно, на пустом месте.

Но что если он прав? – прошептал внутренний голос.

Валерка оттолкнул прочь эту мысль и поспешил к задней двери. Вечерний воздух слегка привёл в чувство, обдав лицо прохладой, и он одолел несколько ступенек до парковки. Он направился было к парадному входу в ресторан, где в обе стороны тянулась дорога, но шелест листьев заставил его остановиться. Он бросил взгляд на лес за рестораном, на темноту между деревьями, серебристые листочки, колеблющиеся на ветру, тёмный проём там, где начиналась тропа. Небо над головой было цвета индиго – как пятно чернил - тени разбрелись по парковке словно слова, выведенные на странице. Вглядываясь в бесконечную ночь, окружавшую его, Валерка вдруг почувствовал, что скоро поднимется луна. Если Дэн прав, лес – более безопасный выбор, чем дом или людные улицы. Если он превратится...

Думать об этом не хотелось, он не превратится. Если Дэн был не прав, тогда он просто быстрее доберётся домой. Вот и всё. Не давая себе передумать, Валера развернулся и направился к тёмной лесной тропе.

Света с парковки хватило ненадолго, вскоре его поглотила тьма. Валерка споткнулся о какой-то корень – оставалось только надеяться, что для ядовитого плюща сейчас не сезон. От свежего воздуха боль слегка утихла. Чувства обострились – он уловил вонь мусорного бака рядом с рестораном, запах земли, листьев и самого вечернего воздуха. Теперь, когда он оказался среди деревьев, ему вдруг захотелось броситься бежать... как волку, прошептал внутренний голос. Да, как волку.

Ему хотелось почувствовать ветер на лице и в волосах. Хотелось ощущать землю под ладонями и ступнями, впиваться в неё с каждым шагом и кататься по траве. Хотелось завыть на луну, чтобы забыть обо всех разочарованиях, и ждать, когда кто-нибудь отзовётся. Откуда взялись эти мысли? Руки затряслись от странных желаний, наводнивших сознание, и Валерка стиснул рубашку, крепко прижимая руки к животу, чтобы унять боль и успокоиться. Слепо переставляя ноги, он побрёл по тропинке домой, потому что просто не знал, куда ещё пойти. В нескольких шагах от него от деревьев вдруг отделилась тень, и на тропинке возник Дэн. Гнев и облегчение затопили Валеру.

- Куда ты, чёрт возьми, сбежал? – спросил он.

Дэн подождал, пока Валерка подойдёт, и зашагал рядом с ним.

- Сюда, - ответил он, словно Валера должен был догадаться. – Я уже думал, ты не придёшь.

- Ты ведь не сказал, что будешь меня ждать. – Валера остановился и глубоко, прерывисто вздохнул, пытаясь отдышаться, чтобы в боку перестало колоть. Он запыхался и устал. – И так каждый раз?

Дэн коснулся его предплечья, спины и притянул к себе, утешая.

- Первый раз - хуже всего, - тихо сказал он, погладил Валеру по руке, потом по животу, одной рукой обняв за плечи и прижимая к груди. Шёпот Дэна согрел ухо Валеры. – Ты привыкнешь, поверь. То, что ты сейчас чувствуешь, это подготовка к обращению.

Слабо засмеявшись, Валерка ответил:

- Снова переходный возраст. – Он тяжело прислонился к Дэну, наслаждаясь объятием. Это мгновение, подумал Валера, стоит любых спазмов, тошноты и боли. Внезапно его охватила паника, он полуобернулся в руках Дэна и спросил, - ты останешься со мной? Когда... это случится?

Дэн засмеялся.

- Именно для этого я здесь, - пояснил он.

Валерка обеспокоенно спросил:

- Ты тоже изменяешься?

- Каждый месяц, - заверил его Дэн. Он улыбнулся, и его зубы блеснули в темноте, как улыбка Чеширского кота. – Не волнуйся ты так, Валерка. Всё будет в порядке. – Прочтя неуверенность в лице Валеры, он добавил, - просто расслабься. Когда напрягаешься - только хуже.

- Расслабиться, - фыркнул Валера. – Как будто такое возможно.

Дэн по-волчьи ухмыльнулся.

- Тебя нужно отвлечь, - сказал он. – Занять голову чем-нибудь другим минут на пятнадцать, пока всё не кончится.

- Пятнадцать минут? – спросил Валерка. Это займёт так долго? Его снова охватил страх, и он вдруг подумал, - так скоро? Валера покачал головой. – Вообще-то трудно отвлечься от чего-то подобного...

Губы Дэна бегло коснулись его уха, язык обвёл раковину и нежную мочку. Слова Валеры оборвались, и он задрожал от удовольствия, плоть тут же отозвалась на ласку.

- О Боже, - выдохнул он, положив голову на плечо Дэну. Колени вдруг подогнулись, и если бы Дэн не поддерживал его, Валерка точно растёкся бы лужицей по земле. Обжигающе горячие губы обхватили мочку, и влажный язык прошёлся теперь уже за ухом, дыхание Дэна защекотало шею. Рука, лежавшая на его животе, скользнула на талию, пальцы стали возиться с застёжкой джинсов, вжикнула молния, и Дэн сжал член Валеры сквозь тонкую ткань трусов. Валерка вжался в сильную ладонь, потёршись об неё твёрдым членом, и вздохнул – вышло что-то среднее между Дэн, Боже и о да.

Дэн проложил дорожку из поцелуев по подбородку Валеры и накрыл его рот своим - этот поцелуй оказался нежным по сравнению с предыдущим. Валерка открылся, приветствуя осторожный язык, влажные губы, наслаждаясь вкусом. Он повернулся к Дэну, погладил его по груди, зарылся пальцами во фланелевую рубашку, притягивая ближе. Дэн потёрся о живот Валеры, пальцы защекотали кожу под рубашкой, пока не нащупали пояс белья, рука скользнула за него, потянула трусы вниз и обхватила твёрдую плоть. У Валеры в животе всё затрепетало, но от прикосновения Дэна или от чёртовой слабости, он не знал. К тому же, сейчас ему было всё равно.

Низкое рычание вырвалось из горла Дэна, и Валерка отпрянул, а потом понял, что этот звук издал он сам, а не Дэн, но нога его уже запуталась в складках съехавших джинсов, и он споткнулся. Рубашка Дэна выскользнула из пальцев, и он плюхнулся на землю. Валерка приземлился на пятую точку посреди сухих листьев, всё ещё не придя в себя от поцелуя. Его член встал по стойке «смирно», почти касаясь пупка.

Дэн рассмеялся.

- Просто классика, - заявил он, но прежде чем Валера успел спросить, хорошо это или плохо, Дэн скинул с себя рубашку и стянул футболку. Его грудь была гладкой и безволосой, идеальной, если не считать воспалённого укуса подмышкой. Он расстегнул джинсы, стащив их вместе с бельём. Обнажённый, он на мгновение замер над Валеркой, его тело казалось великолепным, даже в темноте было видно, что он тоже возбуждён. Дэн опустился на Валеру и продолжил целовать. Они оказались всего в нескольких дюймах друг от друга, и Валера приподнял бёдра, чтобы дотронуться своим членом до члена Дэна. Он сделал это раз, ещё один, и Дэн сжал оба члена в руке.

Дэн принялся покусывать нижнюю губу Валеры, ритмично и нежно сжимая их члены.

Потом начал целовать его подбородок и шею, спустился ниже, пощекотал языком ямку на горле Валеры. Когда он прикусил ворот его футболки, Валерка зарылся носом в волосы Дэна, глубоко вдыхая чистый, сухой запах. Его губы нашли ухо Дэна, и он стал лизать его, надеясь, что на Дэна это подействует так же, как на него всего несколько секунд назад. Судя по движениям Дэна, Валерка был прав. На этот раз зарычал именно Дэн, и Валере вдруг стало жарко.

- Сними её, - попросил Дэн, вцепившись зубами в ткань его футболки. Валерка поспешно подчинился. Как только из-под неё показалась гладкая грудь, язык Дэна прошёлся по затвердевшим соскам и скользнул от пупка вниз вдоль едва заметной полоски волос. Дэн отпустил свой член, но крепко сжал ствол Валеры. Горячий влажный рот коснулся головки, и Валерка едва сдержался. Запутавшись в футболке, он пытался высвободиться, а Дэн продолжал.

Ловко втянув член Валеры, Дэн начал действовать языком, продолжая сосать твёрдую плоть. Затем он позволил ей наполовину выскользнуть, вновь впустил глубоко в рот, выпустил почти полностью, так что во рту осталась лишь набухшая головка, заставляя Валеру выгибаться. Футболка душила, добавляя ко всему ощущение опасности, а то, что он не мог видеть Дэна, невыносимо заводило. Он больше не чувствовал боли – всё, о чём он думал, - это послушный рот Дэна, подводящий его к разрядке. Рычание Дэна смешивалось со звуками, вырывавшимися у самого Валеры, возбуждая ещё сильнее.

Несколькими секундами позже Валере, наконец, удалось стянуть футболку. Он увидел Дэна, который сидел между его ног, сейчас его волосы казались темнее и гуще, глаза прищурились и слабо светились. На костяшках пальцев, сжимавших член Валеры, появились тёмные волосы. Валерка смотрел, как его собственные колени и бёдра покрываются длинной тёмной шерстью. Когда Валера открыл рот, чтобы позвать Дэна, с губ сорвался чувственный всхлип. Звук этот был таким нечеловеческим, таким примитивным, что заставил Валеру кончить, белые капли повисли на выросших на щеках Дэна волосах.

Теперь Валера ощущал изменения в своём теле. Он чувствовал, как растут волосы, покрывая его словно ковёр. Чувствовал, как удлиняются руки, пальцы на руках и ногах превращаются в лапы, ногти заостряются. Он завыл просто потому, что ему нравился этот звук, и Дэн, всё ещё сидящий меж его бёдер, завыл в ответ. Валерка поджал ноги, они словно стали укорачиваться, пока не высвободились из джинсов. Он понял, что и зрение его тоже изменилось, ночь вокруг стала глубже, каждая тень приобрела миллионы оттенков, очертаний, слоёв, миллионы перспектив. Ноги зудели – хотелось бежать куда-то.

Шершавый язык принялся вылизывать шерсть у него на животе. Валерка расслабился, раздвинув ноги, наслаждаясь неожиданной лаской. Его член поник, но язык продолжил вылизывать яички и длинную шерсть на задних ногах и хвосте. Хвосте... От того, что делал Дэн, Валере вдруг захотелось, как щенку, замотать хвостом. Он радостно выстукивал каденцию, щекоча Дэна между ног. Когда холодный нос ткнулся Валере в низ живота, он гавкнул и поднялся на лапы.

Зарычав, Дэн прихватил зубами кожу у него между лопатками. Повязка спала, открывая укус. Валерка неподвижно застыл на боку, а Дэн стал вылизывать рану. Когда язык Дэна коснулся укуса, Валерка задрал лапу, попытавшись почесать за ухом. Лапа наткнулась на живот Дэна, и он попробовал – хоть и безрезультатно – оттолкнуть оборотня. Наконец, смирившись, он прижал лапу к низу живота Дэна, выпустив когти, обернулся и стал слизывать собственную сперму у того с лица.

От Дэна чудесно пахло, так, что Валере захотелось помчаться с ним наперегонки, наброситься, прижать лапами и кататься с ним по земле, пока этот запах не окутает его с ног до головы. Он поймал золотистый взгляд Дэна и увидел в них своё отражение, синие глаза смотрели на него с лица, заросшего чёрной, как и его волосы, шерстью. У Дэна шерсть оказалась светлее - как конский хвост, который он носил в человеческом облике - и его волосы висели длинными спутанными прядями. Дэн быстро дышал, высунув язык. Он смотрел прямо на Валеру, следя, как проходит изменение. Валерка тихо зарычал. Боль прошла - Дэн очень успешно «отвлёк» его – и теперь Валера не мог вспомнить, когда ещё ему было так хорошо.

Братишка. Голос Дэна, но Валера услышал его у себя в голове и понял, что это значит, без всяких слов. Это был древний язык, их общий мир – мир чувств, картинок, звуков и запахов. На короткий миг их мокрые носы соприкоснулись, и Дэн кончиком языка лизнул Валеру в губы. В ярких глазах светилось обещание, и Валеру наполнило радостное предвкушение. Мне столько нужно тебе показать.

Зачем отправляешь в могилу,
Могила моя уже есть.
О нет, человек, ну помилуй,
Об этом ты мог не учесть.

Могила моя столь далёка.
Древнее её не сыскать.
Уже не лежит к ней дорога.
Надгробью там негде стоять.

Обелиск сровнялся с землёю.
На ней уж стоят города.
Омыта глубинной водою,
Моя могила - Земля!






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 31.10.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2932797

Рубрика произведения: Проза -> Триллер


















1