Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Вечеринка удовольствий


Вечеринка удовольствий
Денис:

Следующие двенадцать дней промчались в дымке грёз. Валера оставался со мной каждую ночь.

Когда он здесь, мы не отходим друг от друга дальше чем на пару шагов. Мы просто не можем насытиться. Я надеюсь, что это нормально... а ещё – что это чувство никогда не пройдёт, становясь со временем всё более сильным.

Увидев, что я приближаюсь, Валерка наклоняется над стойкой, чтобы выслушать мой заказ.

- Эта компания на мальчишнике такая забавная. Теперь они хотят два кувшина «голубого камикадзе», а будущий новобрачный хочет, чтобы я тебя спросил, умеешь ли ты делать «многокриковый оргазм», - говорю я Валерке, смеясь и качая головой.

- Запрыгивай на стойку, опускай брюки, и я посмотрю, что у меня получится, - ухмыляется он в ответ.

Мои глаза сами собой закатываются от удовольствия, я поспешно перевожу дыхание:

- Ты дьявол, хватит меня дразнить.

- Я бы назвал это заявлением о намерениях, котёнок, - не моргнув глазом, парирует он, и я вижу, как он тяжело сглатывает.

Помолчав секунду-другую, чтобы взять себя в руки – охуительный стояк и всё такое, - я вздыхаю:

- Просто приготовь мне напиток. Разберусь с тобой позже, - с вызовом добавляю я, изогнув бровь.

Пару часов спустя ресторан пустеет, а несколько засидевшихся посетителей жмут руку Валере, вставая с барных табуретов, которые занимали большую часть моей смены.

- Последний шанс, джентльмены... что-нибудь ещё для вас сегодня? – обращаюсь я к последнему столику, за которым ещё остаются постоянные посетители.

- Ох, Дэн, ты слишком мил с нам-ми, - красивый мишка явно перебрал.

Его приятель немного трезвее:

- Тох, думаю, тебе уже хватит. Мы уходим, Дэн. Передай Вэлу наше «до свиданья».

- Обязательно. Я не работаю завтра, так что до воскресенья? – спрашиваю я этого приятного пожилого мужчину.

- Наверняка. Пока, дорогой.

Я провожаю их к выходу, желаю удачно добраться домой и запираю дверь на засов и защёлку. Прежде чем отойти, набираю код сигнализации, чтобы знать, что мы в безопасности здесь, внутри, в этот поздний час, пока делаем заключительную уборку.

Вернувшись к их столику, я убираю с него пустые бокалы и тарелки с недоеденными куриными палочками и картофелем-фри. На кухне я загружаю посудомоечную машину и запускаю последний цикл, чтобы к приходу поваров всё было чисто.

Я мою руки, допиваю большими глотками воду из своей бутылки, выхожу из кухни и слышу, что заработал музыкальный автомат. Доносятся знакомые гитарные аккорды песни группы «Bad Company», под которую мы с Валеркой танцевали пару дней назад в «Голубом Капризе», где мы были с друзьями.

Baby, when I think about you, I think about lo-ove.

Детка, когда я думаю о тебе, я думаю о любви.

Darlin′, don′t live without you, and your lo-ove.

Дорогой, мне не жить без тебя и твоей любви.

Повернув за угол, я вижу, что свет выключен, и улыбаюсь. Осталась только подсветка и направленное освещение, выделяющее ряды бутылок со спиртным на полках и висящие бокалы.

Валерка стоит, прислонившись к стойке снаружи, его руки широко лежат на свежепротёртой деревянной столешнице, правое колено согнуто, потому что нога опирается на медную подставку, на лице играет сексуальная улыбка, подчёркнутая лёгкой небритостью. На его рельефной груди натянулась чёрная футболка с принтом «Лагуна Любви», собирающаяся в свободные складки на бёдрах. Джинсы великолепно облегают его задницу (и остальные части), до которой я тоже доберусь через пару секунд.

Проклятье.

Я медленно иду к нему, начиная свой брачный танец с того, что на ходу развязываю фартук официанта. Мы изучающе глядим друг на друга, пока я приближаюсь, и Валерка, облизнув свою нижнюю губу, тут же слегка прикусывает её.

Feel like makin′...

Хочу заниматься...

Feel like makin′ love.

Хочу заниматься любовью.

Feel like makin′ love.

Хочу заниматься любовью.

Feel like makin′ love.

Хочу заниматься любовью.

Feel like ma-kin′ love to you.

Хочу заниматься любовью с тобой.

К моменту, когда заканчивается первый припев, я уже оказываюсь в его объятиях и наши губы, соединившись, исполняют свой собственный танец. Его руки находят дорогу к моим ягодицам, он сжимает их и толкает наши бёдра в едином ритме, задаваемом ударными на фоне гитарных аккордов.

Поцелуи становятся всё более страстными, у меня в ушах отдаётся наше тяжёлое дыхание, а мои пальцы уже вцепились в волосы на его затылке.

Тихий сексуальный стон Валеры заставляет меня слегка прикусить его нижнюю губу и пососать её, пытаясь не отставать от его пыла. Он уже нащупал кнопку и «молнию» на моих джинсовых брюках и, высвободив мою рубашку, одним быстрым движением снимает её с меня через голову.

Раньше я, наверное, первым делом возмущённо и испуганно подумал бы о том, что это рискованное публичное выражение страсти, но сейчас ничто подобное даже не приходит мне в голову: я знаю, что мы одни, бар закрыт, а я вот-вот позволю своему парню трахнуть меня.

Да, трахнуть.

Жёстко.

Я хочу именно так.

Весь вечер мы флиртовали, а теперь пришло время подкрепить слова делом... делом, которым нам обоим не терпится заняться...

Внезапно он тянет вниз мои брюки вместе со слипами и резко манипулирует пальцами у меня между бёдер. Он отрывается от поцелуя, заставляя меня посмотреть в его полные желания глаза. Мой рот открывается, когда он проводит ладонью по моей пояснице в самом низу моей спины и почти сразу погружает два пальца в мой вход. Наши лбы соприкасаются, и, пока мы так близко друг к другу, он облизывает мои губы, словно вызывая поиграть мой собственный язык, который с удовольствием принимает вызов.

Несколько па наших языков – и мы смотрим вниз, туда, где находятся его пальцы. Пальцы Валеры на моём члене и в моём анусе. Мой ствол в его ладони дёргается и кровоточит смазкой. Он распределяет смазку по всей длине и начинает ласкать и пощипывать мои яйца – параллельно трахая меня пальцами другой руки.

- Ах! Ах! Ах! – мои отрывистые восклицания могут вскоре превратиться в настоящую песню, а Валера продолжает ритмично потирать мою эрогенную точку именно с тем нажимом, который нужен для достижения обещанного им раньше шумного оргазма.

Он приближает к моему уху горячий рот и шепчет:

- Давай, котёнок! Подари это мне.

И проводит языком по мочке уха, тут же нежно прикусывая её, что в сочетании с его словами заставляет меня издать крик, от которого чуть ли не дребезжат висящие над стойкой бокалы.

Пережидая волну блаженства, я цепляюсь мёртвой хваткой за волосы Валеры, мои ноги слегка дрожат, и мне с трудом удаётся сохранять вертикальное положение.

Снова поймав мой взгляд, Валера отнимает свои пальцы от моего члена, собрав достаточно моей спермы и прижимает к моему рту, вынуждая меня облизать их.

Терпкое сочетание сладкого и солоноватого, как пот. И ощущение вновь нарастающей твёрдости внизу, ведь я так чертовски возбуждён тем, что поглощаю свой собственный оргазм с талантливых пальцев Валеры.

Но это ещё не предел, потому что, вынув влажные пальцы из моего рта, он берёт их в свой собственный. С вновь налившимся членом, я смотрю, как он закатывает глаза от удовольствия и пользуюсь возможностью расстегнуть его джинсы, готовый оказать ответную любезность – и даже больше.

Feel like makin...

Feel like makin′ love.

Feel like makin′ love.

Feel like makin′ love.

Feel like makin′ love to you.

- Повернись.

Это не просьба. Он кладёт руки мне на талию и поворачивает меня спиной к себе. Собирает мои волосы в одну массу и сжимает их до боли, стараясь вырвать с корнем, потом прикусывает кожу у основания шеи. Продолжая ласкать и дразнить меня языком и губами, он начинает играть с моими шарами. Не дотрагиваясь до моего члена, он обхватывает мои яйца ладонями. Тянет и пощипывает, и вот я уже задыхаюсь от желания, откидывая голову назад, к нему на плечо и зажмуриваясь, а он продолжает массировать мои сверхчувствительные яички.

Его горячее дыхание, влажные страстные поцелуи полуоткрытым ртом и покусывания заставляют меня покрыться мурашками.

Валера прижимается ко мне сзади, и я понимаю, насколько возбуждён он сам – каменно твёрд и полностью готов. Тем временем мои брюки оказываются на полу. Я отталкиваю их ногой, чтобы освободиться, иначе просто упаду, запнувшись за них, из-за синдрома трясущихся ног, возникшего после очередного умопомрачительного оргазма.

Песня закончилась, но тишина длится буквально пару секунд и сменяется завораживающими звуками монашеского пения – теперь из динамиков плывёт мелодия вступления к «Sadеness: Part One» группы «Enigma».

- Поставь одно колено на табурет, наклонись и облокотись на стойку, - командует он и начинает поднимать моё бедро, показывая, как именно я должен встать.

Я подчиняюсь, поворачивая голову назад, чтобы увидеть, что этот мужчина планирует делать дальше, и вижу, что он опускается на колени.

Чёрт. Меня. Побери.

- А-а-а-а-а-ахххх! – не могу удержаться я, когда его рот оказывается возле моего члена. Я чувствую, как он открывает себе доступ сзади, раздвигая ягодицы пальцами, и неторопливо проводит языком от члена до анального входа. Он уделяет внимание всем подробностям моей анатомии там. Его язык словно занимается собственной кардиотренировкой, неутомимо двигаясь, переходя от быстрых касаний к медленным ласкам... и я на всех парах мчусь к конечной цели – «многокриковому оргазму».

К чёрту выпивку: у меня бесспорно есть дела поважней.

Мои руки скрещены на стойке, я положил на них голову и изо всех сил пытаюсь остаться в сознании – мне очень не хотелось бы пропустить кульминацию всей его тяжёлой работы. Пока одна его рука продолжает тянуть и катать в пальцах мой сосок синхронно с движениями языка возле моего истекающего спермой члена, я чувствую, как его палец проникает внутрь меня и вращается там, словно помешивает чёртов напиток.

Мои глаза начинают закатываться, когда я ощущаю, что он вырисовывает окружности, скользя пальцем по моим стеночкам.

Сладкая пытка. Не думаю, что выдержу это слишком долго.

- Чёрт возьми... чёрт возьми... чёрт возьми! – я хватаюсь за край стойки так сильно, что белеют костяшки пальцев, потому что нога, на которой я стою, совершенно бесполезна и я опасно балансирую на одном колене, теперь сделанном из желе, на этом неустойчивом табурете.

Язык Валеры не останавливается, хотя, к счастью, он перестаёт ласкать мой член.

Я переношу оргазм без дальнейших ругательств, и мой парень замедляет свои движения. Мне совершенно непонятно, как он ещё там не захлебнулся.

Он прокладывает дорожку из поцелуев от моих ягодиц вверх по спине, до самой шеи. Снимает моё колено с табурета и осторожно разгибает его, помогая мне встать прямо. Похоже, он не слишком верит в мою устойчивость, потому что крепко держит меня, обхватив за талию, пока моё дыхание не замедляется до относительно нормальных показателей.

- Ещё? – хрипло спрашивает он между поцелуями, а монашеское пение по-прежнему доносится из динамиков.

Я жалобно поскуливаю, но не отказываю ему и, потянувшись назад, запускаю пальцы в его волосы. Он посмеивается, уткнувшись в мою шею, и целует ещё раз, а потом подхватывает меня и кладёт на эту чёртову барную стойку.

Обнажённый и сочащийся желанием, я лежу там, где мы ежедневно подаём напитки. Я молюсь, чтобы санитарный инспектор никогда не узнал об этом.

- Валерка... ты уверен... - он заставляет меня замолчать, приложив указательный палец к моим губам, и качает головой:

- Не разговаривай, Дэн, - бормочет он, и его лицо нависает надо мной. Я сглатываю, когда он убирает палец, заменяя его своими губами.

Мой подбородок, щёки и губы просто купаются в свидетельстве моего возбуждения, которым обильно смочена двухдневная щетина Валеры. Каждый раз, как он проникает языком в мой рот, я всё сильнее ощущаю собственный вкус и не могу насытиться.

Я чувствую свой запах, пробую себя... не знаю почему, но мне кажется, что это чертовски сексуально.

Протянув руки, я зарываюсь пальцами в волосы у него на затылке и слегка царапаю кожу, зная, как сильно это его заводит. Мне быстро удаётся добиться от него громкого стона, пока наши рты делят одно дыхание на двоих, а его ладонь снова отправляется в путешествие вниз по моему животу.

Боже правый... Не думаю, что переживу эту ночь.

Валера:

Отлично, шоу начинается. Я уже неплохо поработал, заставив моего великолепного парня кончить дважды в течение последних десяти минут, но надеюсь сейчас окончательно потрясти его чёртов мир.

Я слышал, как об этом разговаривали парни на кухне, но, разумеется, думал, что это просто городской фольклор. Поэтому как-то ночью, когда я не был у Дэна, я приехал домой и погуглил кое-что, а потом даже нашёл чёртово видео с практическим руководством.

Посмотрим, знает ли этот парень в интернете, о чём говорит.

Я продолжаю целовать и всячески дразнить рот Дэна. Посасываю его губы, на миг отстраняюсь, чтобы посмотреть ему в глаза, а моя рука тем временем уже спускается к анусу моего красавчика. Я растираю уже имеющуюся смазку вокруг его входа, нежно ласкаю ладонью член и провожу большим пальцем по узкой взлётно-посадочной полоске волос.

Поняв, что Дэн балансирует на краю нового оргазма – и только из-за внимания, которое я уделил этому чувствительному анальному проходу, я погружаю в его вход средний и безымянный пальцы, чтобы найти его эрогенную точку и начать массировать её. Не очень представляю себе, правильно ли я делаю, ведь я только смотрел чёртово видео и никогда не пробовал осуществить это с каким-нибудь другим парнем, хотя мифы об этом слышал уже неоднократно за последние несколько лет.

Продолжая целовать и ласкать языком шею Дэна, я чувствую, как по его телу волнами проходит дрожь. Его тяжёлое дыхание и постанывание возбуждают меня. Надеюсь, я на правильном пути. Мне так хочется сделать это для него – да и для себя самого, честно говоря.

Да, чёрт возьми, я хочу видеть, как мой мальчик брызнет спермой.

Теперь поглаживание. Внутри мои пальцы массируют нужное местечко ещё несколько раз, и я перехожу к третьей стадии. Я сгибаю оба пальца, смыкая их и повернув ладонь вверх, а потом ритмично нажимаю в быстром темпе на стеночки в этой зоне.

Проклятье, этот парень не шутил, рука действительно устаёт. Но как раз когда я начинаю терять надежду на раскрытие этой тайны, Дэн начинает неудержимо стонать, вскрикивать, он почти задыхается от возбуждения.

Я прекращаю целовать его, встаю, чтобы видеть, что делает моя рука, и вижу этот большой выброс спермоподобной жидкости прямо из каменного члена Дэна, к которому прижата моя ладонь.

Одна, две, ТРИ маленьких струйки! Это как наблюдать всплеск мини-гейзера! Мой рот приоткрывается от изумления, глаза округляются. Просто не верится! У меня получилось, чёрт возьми! Дэн делает это! Наверное, Геннадий Петрович, который был моим учителем естествознания в пятом классе, сейчас гордился бы мной. В то время у меня так и не получилось заставить этот чёртов вулкан выбросить лаву. Он поставил мне «четвёрку» за старание. ХА! Можешь оставить свою «четвёрку» себе, приятель! Я смотрю сейчас на то, что достойно извержения Килауэа.

- Охренеееть! – вырывается у меня, и я снова перевожу взгляд с того места, за которым только что наблюдал, затаив дыхание, на лицо Дэна. Он выглядит совершенно подавленным и поднимает голову, чтобы посмотреть туда, где творит своё волшебство моя рука.

- Аххх... о-о-о-о Божже мой, - стонет он и закрывает глаза ладонью, а я замедляю движения, вынимаю пальцы и продолжаю просто поглаживать внутреннюю сторону его бёдер.

Наклонившись, целую его в губы:

- Ты чертовски сексуален, знаешь это? – издаю я слабый стон возле его уха и снова вторгаюсь языком в его рот, пытаясь передать ему мою любовь. – Пойдём, - я приподнимаю его со стойки, на которой он распростёрся передо мной, и несу его из бара.

Дэн обхватывает ногами мою талию, и я неверными шагами иду в сторону своего кабинета. Губы Дэна блуждают по моей шее, он прикусывает мой заросший подбородок. Я чувствую, как он тянет вверх мою футболку и, засунув под неё руки, слегка царапает мою спину снизу вверх.

Ногами Дэн пытается стащить с меня джинсы.

- Держись за меня, котёнок, - шепчу я, освобождая одну руку и сам спускаю до колен джинсы вместе с боксёрами.

Я пристраиваю свой член у его смазанного входа, а Дэн снова атакует мои губы.

- Дэн...

- Сделай это. Я хочу тебя, просто сделай это... я доверяю тебе, - Дэн нетерпеливо вздыхает. Я не жду ещё одного подтверждения и резко вхожу в него снизу вверх, заставляя нас обоих громко застонать от удовольствия.

Мы занимаемся сексом возле двери в кабинет. Как я это люблю...

Дэн сжимает меня внутри, тесный и горячий, и всё ещё пульсирующий после эксперимента с тремя оргазмами подряд.

Я двигаюсь сильными толчками, снова и снова, установив более быстрый темп, чем обычно. Наши стоны взаимной страсти в сочетании с ощущением его пяток у меня на ягодицах побуждают меня продолжать, пока не помутится в глазах.

- Чёрт, Дэн, ты там просто потрясающий.

Он улыбается и, открыв рот, пытается взять в плен мои губы и язык, явно возбуждённый моими словами.

- Да, малыш, - мурлычет он, - да, да!

Толчок, ещё один, ещё... мне кажется, я недостаточно близок к нему.

- У тебя будет ещё один, любимый? Скажи мне, что сделаешь это, потому что сейчас я кончу – и чертовски сильно... - я двигаюсь ещё быстрее и размашистее, пытаясь подвести моего мальчика к тому же краю, к какому уже приближаюсь сам.

Я зарываюсь лицом в изгиб его шеи в надежде, что моё горячее дыхание возле его раскрасневшегося ушка заставит его вскоре выкрикнуть моё имя.

И без дальнейших усилий...

- О чёрт! Валера! – Дэн сделал это.

- Мммммм... - издаю я стон сквозь стиснутые зубы, всё ещё не позволяя себе замедлиться, пока мои бёдра не напрягаются и я не кончаю у него внутри, рыча в чёртовом экстазе.

Я поднимаю голову и облизываю нижнюю губу Дэна. Он улыбается и целует меня в ответ, а потом качает головой.

- Я никогда, НИКОГДА не думал, что можно чувствовать такое, - задыхаясь, говорит он. – Мне просто не верится, что я смог заполучить тебя.

Его слова заставляют меня улыбнуться. Да, чёрт возьми, владей мной, солнышко. Владей мной всегда. Я тоже этого хочу.

Держа Дэна на руках, я медленно иду к своему дивану и падаю на него, а он по-прежнему обнимает меня руками и ногами. Я чувствую, как по бёдрам текут наши общие соки перламутровой любви, но меня это совершенно не заботит, ведь я чертовски сильно люблю этого парня.

Я запутываюсь пальцами в его волосах, обхватываю его лицо:

- Я так люблю тебя, Дэн. Так люблю.

Он улыбается и ещё крепче обнимает меня за шею:

- Я тоже тебя люблю, - слышу я его тихое бормотание возле самого уха. – И пожалуйста, пусть я никогда, НИКОГДА не увижу, как ты даришь «многокриковый оргазм» кому-нибудь ещё, понял? – и Дэн хихикает.

Вот это пацан.

- Да, любимый, - самодовольно отвечаю я и подмигиваю. – Думаю, можно смело сказать, что этот... напиток я ни на что не променяю.

Он фыркает и встряхивает головой, а потом выпрямляется и пристально смотрит мне в глаза.

- Я получил такой чертовски классный оргазм... - говорит Дэн деловито и иронически хихикает, заставляя меня жарко поцеловать его.

- Спасибо за напиток, мой горячий мужчина.

- О, всегда пожалуйста, котёнок, с моим огромным удовольствием.

- Да? А мне почему-то кажется, что с моим.

Что-нибудь покрепче алкоголя
Ты налей мне в чашу безрассудства,
Где-то вне пусть плавают на воле
Памяти безбрежные распутства.

Ты налей мне, поседевший вечер,
Пусть проклятья встанут недовольством,
Пусть рассудок оперенья легче
Улетит на новые геройства.

Сонный бар – сумбурный шёпот улиц,
В собутыльники – погибнувшее тело
Фонаря, на чьей оси свернулись
Дороги парка, выцветшие мелом.

И каждый шаг во сны ультрамарина
Обернётся входом в омут бездны.
Воспоминанья-черви вновь покинут
И не вернутся больше. Что ж, чудесно.

Осталось зыбким пологом мгновений
Закрыть мне на людях истерзанную ярость.
Что мне досталось из родных поверий?
Лишь пространства вязкого усталость.

Пока не плавят кожу светотени,
Вечер, ты, капризами Алголя,
Налей, налей мне в чашу заблуждений
Что-нибудь покрепче алкоголя...






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 99
© 31.10.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2932792

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1