Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Вкус нашей любви


Вкус нашей любви
Валера:

Часы, стоящие на прикроватной тумбочке, показывают всего четыре часа утра, и я снова кладу голову на подушку, не выпуская Дэна из объятий.

Мы даже не потрудились одеться после вчерашнего занятия любовью, а просто упали в постель, продолжая обниматься. Я прижимал его к себе, пока меня не одолел сон, но он кажется, был совсем не против. Думаю, мы оба испытывали потребность держаться друг за друга, чтобы преодолеть тот водоворот событий, в центре которого мы неожиданно для себя оказались.

Я прижимаюсь губами к спине Дэна между лопатками и лежу так, чувствуя его тепло. Он начинает шевелиться. Я не то, чтобы хотел разбудить его, но, честно говоря, снова чувствую нарастающее возбуждение и хочу зарыться в его любящие объятия... и... кое-куда ещё.

- Валера, - вздыхает Дэн и тянет меня за руку, чтобы я покрепче обнял его. Он прижимается губами к моей ладони, а потом начинает изгибаться, пытаясь повернуться ко мне лицом.

Не говоря ни слова, Дэн медленно опускается поцелуями от горла к ключице, его пальчики нежно перебирают волоски у меня на груди, устремляясь вверх, к плечам.

- Эй, - шепчу я в темноту и, проведя ладонью от его талии до колена, подтягиваю его, пока оно не ложится мне на ногу. Я чувствую его твёрдое тепло. Целую Дэна в макушку, пытаясь привлечь его внимание. Он послушно приподнимает голову, а я наклоняюсь и нежно приникаю к его полным губам.

Дэн отвечает на поцелуй, и то, что началось так невинно, быстро превращается во влажный страстный поединок наших языков и губ.

- Ммммм, - стонет он, когда я просовываю между нами руку, чтобы получить доступ к его члену, а второй рукой тем временем ласкаю его бедро и тянусь дальше, чтобы слегка сжать его ягодицу.

От этого Дэн смелеет и забирается на меня. Теперь его колени располагаются по обе стороны от моих бёдер, а я моментально затвердеваю, пойманный в ловушку между нашими животами.

Мы продолжаем обмениваться жаркими поцелуями, я обхватываю двумя руками голову Дэна, волосы его свободно ниспадают, щекоча мне лоб, подбородок и плечи.

Его руки крепко опираются на подушку с двух сторон от моей головы.

- Ты нужен мне, Валера, - от его слов моё сердце тает... я так долго ждал их... так ужасно долго.

- Мммм, да-а-а-а, - издаю я в ответ протяжный стон и сдвигаю его бёдра вниз по своему телу, туда, где просто изнемогаю от желания. - Презерватив, котёнок. – Услышав моё напоминание он кивает и тянется к тумбочке, чтобы подать мне нужный пакетик.

Я нетерпеливо разрываю упаковку, и мы обмениваемся мечтательными улыбками, пока я раскатываю презерватив. Латекс уже со смазкой, поэтому нет необходимости в дополнительном пигменте.

Ещё через несколько мгновений, идеально подровнявшись, Дэн опускается... медленно... медленно... пока мы не оказываемся единым целым.

Блаженство.

- О-о-о-о-ох, - тихо вскрикивает Дэн. Очарованный, я слежу за тем, как его прекрасная грудь тяжело вздымается от взволнованного дыхания.

Он так туго обхватывает меня, что мне кажется, я могу кончить мгновенно – только из-за пульсирующего тепла его тела, постепенно приспосабливающегося к моему размеру. Я протягиваю ему обе руки, и он переплетает свои пальцы с моими.

Сперва Дэн покачивает бёдрами, потом начинает медленно приподниматься и опускаться на коленях, постепенно наращивая темп.

Мы не спускаем друг с друга глаз и оба тяжело дышим приоткрытыми ртами, с наших губ срываются вздохи и стоны.

Вскоре Дэн отпускает мои руки и начинает выгибаться назад, к моим ногам, движения его бёдер становятся более энергичными, он добавляет вращение, словно интуитивно догадывается, что нужно делать. Запустив пальцы левой руки в волосы и опираясь на правую, Дэн ещё больше отклоняется назад.

Я пользуюсь возможностью проникнуть туда, где Дэн нуждается во мне больше всего, и начинаю играть с самым чувствительным местом его плоти - головкой полового члена.

Чёрт побери, Дэн выглядит, как оседлавший меня бог.

Каждое его движение приближает мой оргазм. Он издаёт тихий мелодичный крик:

- Да-а-а-а! Боже мой... аххх!

Его стеночки сжимаются вокруг меня, и я усиливаю толчки. Он замедляет темп, наклоняется вперёд, но прежде чем безвольно расслабиться в моих объятиях, всё же тянется, чтобы страстно поцеловать меня.

Я крепко сжимаю его талию.

- Держись, котёнок, - со стоном выдыхаю я, продолжая двигаться, пока меня тоже не накрывает оргазм, и я кончаю с тихим рычанием.

Его горячее дыхание обжигает моё плечо, я глажу его по его волосам, пытаясь перевести дух.

- Хмммм, - удовлетворённо вздыхает Дэн и, прежде чем откатиться в сторону, покрывает мои губы и щёки медленными поцелуями.

Дэн смотрит мне прямо в глаза, и я не отвожу взгляда, тихо улыбаясь, а потом наклоняюсь к нему и снова захватываю ртом его нижнюю губу.

- Это был захватывающий способ пробуждения, - с улыбкой говорит он, запыхавшейся и счастливый.

Я хмыкаю:

- Да, ещё бы, - и снова наклоняюсь, чтобы поцеловать его в кончик носа. – Сейчас вернусь.

Он кивает, а я выхожу, чтобы избавиться от своего презерватива.

Когда я снова забираюсь на кровать, Дэн лежит лицом ко мне, подложив руки под щёку.

Денис:

С каждым таким касанием я чувствую, как по коже бегут мурашки, постепенно охватывающие всё тело. Вначале предплечья, потом шею, потом ноги... он соблазняет меня с помощью своих сверхспособностей, нежно поглаживая мои щёки большими пальцами и окутывая меня своим мятно-коричным дыханием.

- Ты голоден? – вопрошает он, склонив голову к плечу. Его взгляд говорит о совсем другом виде голода, который он, похоже, испытывает.

И я уверен, что тоже чувствую этот голод.

- Да, но это не имеет отношения к пище, - дерзко отвечаю я, понизив голос почти до шёпота.

Я подползаю к Валере и тянусь к его руке, а он привлекает меня к себе, и теперь наши тела вплотную прижаты друг к другу.

- А ты проголодался? – шёпотом спрашиваю я, медленно поднимая голову, чтобы поймать его взгляд.

Он кивает, не говоря ни слова. Потом опускает голову, и его нежные губы пробегают по моей обнажённой коже около ключицы.

- Да, - звучит, наконец, его хриплый ответ.

Всего одно дуновение его тёплого дыхания на моей груди – и я тут же снова чувствую, как всё моё тело охватывает дрожь. Он проводит кончиком языка от моего предплечья до мочки уха и заканчивает эту влажную дорожку страстным поцелуем.

Я запрокидываю голову, а Валера обхватывает мои бёдра, одновременно толкая вперёд свои, и это сразу даёт мне представление о том, насколько он готов к началу нашего пиршества.

Решив, что не могу больше ждать, я берусь за низ его футболки и стягиваю её, а руки Валеры ловко находят застёжку моих джинсов. Справившись с ней, он скользит ладонями вокруг моих бёдер, где находит ждущие его фиолетовые брифы. С его губ срывается громкий стон, когда он сжимает ткань и проводит пальцами по моим ягодицам, ощупывая нижний край трусов, как будто читает текст, написанный шрифтом Брайля.

- Господи, мужик, ты просто убиваешь меня своим бельём, клянусь.

О Боже, какой он забавный!

Мне приходится наклониться к нему, чтобы обнять. Ну почему он такой дьявольски восхитительный? Я обхватываю Валеру за шею и прикусываю мочку его уха.

Продолжая дразнить его, ласкаю его шею возле уха, чуть ниже угла слегка заросшей челюсти... ох. Щетина немного колется, но мне это очень нравится. Колючий, и всё же идеальный.

- Ммммм... - его язык проникает ко мне в рот, заглушая мою слабую попытку ответить. Наш поцелуй разгоняется от нуля до сотни практически мгновенно.

Влажный и горячий. Губы, дыхание, языки. Неистовый и обдуманный штурм.

Его ладони всё ещё сжимают мои ягодицы, он тянет мои джинсы вниз и снимает их. Снова подползает ко мне и помогает мне сесть. Подхватывает края моего пиджака и, слегка щекоча меня кончиками пальцев по бокам снизу вверх, освобождает меня от него. Когда он опять наклоняется, чтобы поцеловать меня, я тянусь к застёжке его джинсов, чтобы уравнять нас в степени раздетости. Я чувствую, какой он твёрдый под джинсами. Мне не терпится подержать его в руках, погладить, попробовать на вкус. Мне нужно доставить Валерке, как можно больше удовольствия.

События начинают развиваться быстрее, наше желание и нетерпение обгоняют медленные поцелуи и нежные касания, которыми мы обменивались всего пару минут назад.

Валерка берёт дело в свои руки, и по шуршанию материи в темноте комнаты я понимаю, что он стаскивает свои джинсы и боксёры. Я использую это время, чтобы расстегнуть рубашку и, сняв её, отбросить в сторону – как раз в ту секунду, как губы Валеры возвращаются к моим и мы оба падаем на нашу подстилку.

Он постепенно опускается, ведя дорожку из поцелуев от моей шеи вниз, к груди. Его язык щёлкает по одному соску, а пальцы в это время пощипывают второй.

Сладкая пытка.

Прерывисто дыша, я запускаю пальцы в его волосы и чувствую, как что-то сжимается у меня в животе.

- Валерка, - хрипло выдавливаю я, когда он начинает красться по моему телу ещё ниже. Его влажные поцелуи теперь ложатся на мою талию и пупок.

Он неразборчиво бормочет что-то в ответ, и в его тоне слышится лёгкая вопросительная интонация.

- Эй, - я чувствую, как он снова ползёт вверх, пока не оказывается со мной лицом к лицу. – Ты чертовски великолепен, Дэн. Твоё сердце, твои мысли, твоё тело... весь ты. - с жаром бормочет он.

Я не удерживаюсь от стона, когда он начинает осыпать моё лицо невесомыми поцелуями.

- Ну, я уже почти заставил тебя увидеть звёзды... - он тяжело и горячо дышит, говоря это мне на ухо.

Я быстро киваю, утвердительно поскуливая, чтобы он понял, что получил зелёный свет, чтобы двигаться к финишу, заодно снимая с меня брифы.

- Откройся для меня, котёнок. Я собираюсь доставить тебе незабываемое удовольствие, красавчик, - его губы путешествуют вверх по внутренней поверхности бедра, пока Валерка не оказывается там... прямо там. Готовый сделать что-то такое, из-за чего, по его словам, я увижу звёзды.

Его пальцы пробегают по моей груди, потом вниз по бокам, прихотливо танцуя, и, наконец, он крепко обхватывает мои бёдра и решительно приподнимает их, приближая мой живот к своим ждущим губам.

- Мне нужно, чтобы ты был прямо здесь, красавчик.

Валера договаривает последнее слово, и я чувствую, как он проводит языком от моего входа, по яйцам и по всей длине моего возбуждённого члена. Я вздрагиваю, одновременно ахая от осознания неприличия происходящего:

- Чёрт возьми!

И слышу его ответный смешок:

- Держись, котёнок. Мы вот-вот доберёмся до самого приятного.

Он продолжает движения языком – вращает им, обводит вход, проникает внутрь и снова возвращается к моим яйцам и члену, пока я и в самом деле перестаю ясно мыслить.

Он вылизывает меня там и играет с восприимчивым анусом моей задницы, пуская в ход не только язык, но и свои невероятные пальцы. Эти лёгкие касания снова и снова заставляют меня кричать, и теперь моё единственное желание – испытать что-то большее.

Действуя одним, а потом двумя пальцами, он поглаживает, дразнит... мучает меня, скользя ими раз за разом внутрь и обратно.

Не думаю, что когда-нибудь из меня изливалось столько спермы, сколько сейчас. Он знает, когда добавить нажим к поглаживаниям. И знает, когда замедлить темп – только чтобы продлить эту восхитительную пытку.

Он безжалостен и неутомим. Воздействие его пальцев в сочетании с атаками рта превращает меня в стонущее и поскуливающее нечто.

Его пальцы следует застраховать. Он работает со множеством острых предметов, с тяжёлыми бутылками и бокалами... я очень не хочу, чтобы его пальцы пострадали.

Это очень, очень огорчило бы меня.

Этот мужчина не шутил. Звёзды, солнечные системы, вселенные... все они прошли перед моими глазами, и сейчас я медленно лечу где-то в космосе.

Но немедленно приземляюсь, когда Валера начинает продвигаться вверх по моему телу. Я чувствую насколько он твёрд и готов – и находится там, где только что заставил меня стать таким горячим.

- Пожалуйста! – тихо хнычу я, лизнув его адамово яблоко. – Пожалуйста, Валерка... сейчас, пожалуйста!

И он входит в меня наполняющим толчком, заставляя мои глаза закатиться от удовольствия. Мы громко стонем в унисон, а Валера начинает размеренно двигаться.

Мои губы тянутся к его рту, и наши языки встречаются. Я чувствую, что его подбородок ещё влажен от моего последнего оргазма.

Я ощущаю у него во рту свой вкус. Это возбуждает и заставляет меня чувствовать себя желанным.

Приподнимая бёдра, я совершаю движения навстречу Валере, комнату наполняют звуки соприкасающихся тел.

Это фантастически заводит меня.

- Ещё... с-сильнее, Валерка!

- О, да? – похоже, он воспринимает мою просьбу частично, как приглашение, а частично как вызов, потому что в следующее мгновение подхватывает моё левое колено, поднимает его вверх, пока оно не ложится мне на грудь, и продолжает толчки и покачивания.

Галактики, о которых я уже упоминал, снова отчётливо видны.

Ещё через минуту я слегка двигаю согнутой ногой, что заставляет Валеру оторваться от нашего жаркого поцелуя. Наверное, он думает, что мне неудобно и я хочу опустить ногу обратно, но вместо этого я распрямляю её вытягиваю вверх, прямо вдоль его груди.

- Проклятье, Дэн, - рычит он, усиливая толчки, если только это возможно, и снова обрушивает свои губы на мои. В эти несколько мгновений мы перестаём обмениваться стонами – сосредоточившись на приближении разрядки.

Его ладонь обхватывает моё лицо, а большой палец оказывается у меня во рту. В ответ на это дерзкое действие я облизываю его, посасываю с тихими всхлипами. Через пару секунд он вынимает из моего рта ставший влажным палец, просовывает руку между нашими вспотевшими сплетёнными воедино телами и добирается до моего члена, лаская его движениями своей ладони вверх-вниз, затем перемещается к моим яйцам, где начинает безжалостно пощипывать, потирать и постукивать.

- Ахххх... о-о-о Боже мой... Валерка... я... я...

Я чувствую, как мои ноги напрягаются, и прерываю поцелуй, не в силах сосредоточиться ни на чём, кроме головокружительного путешествия на волне блаженства, которую приручил для меня Валера.

- Вот и всё, котёнок, - слегка замедляя темп, он входит в меня ещё несколькими длинными движениями, пока сам не замирает надо мной, уткнувшись лицом в изгиб моей шеи. – Ммммммм... - слышу я его стон, который, надеюсь, означает удовольствие и насыщение.

Тяжесть его тела на моём только увеличивает моё удовлетворение.

Он здесь, со мной.

Он мой.

Я его.

Это происходит на самом деле, и я чувствую, что моё сердце готово взорваться от счастья и неверия.

Сколько изменений может принести всего один день!

Валера:

Я внимательно смотрю, как Дэн следит за вращением лопастей потолочного вентилятора. Через пару минут он поворачивается ко мне и крепко меня целует.

Этот поцелуй так настойчив, как будто он старается что-то доказать мне или, скорее, себе. Я с жаром отвечаю, сжимая крепкие плечи и притягивая его ближе к себе.

Его пухлые губы очень нежны, но поцелуй крепок, а язык требователен. В этом я ему не уступаю.

Я всем сердцем сочувствую его страхам и окружаю своей страстью, понимая, что Дэн сейчас нуждается в подтверждении моей любви.

Мы раздеваем друг друга, пока не оказываемся обнажёнными. Наши поцелуи горячи и влажны, а мой пульс просто зашкаливает. Я чертовски сильно люблю этого мужчину.

Потом, толкнув меня, чтобы я лёг на спину, Дэн отрывается от моих губ и начинает целовать подбородок, шею, ключицу, а его ладони спускаются всё ниже по моему животу, по бёдрам, и, наконец, его пальцы плотно обхватывают мой возбуждённый член. Он начинает медленно, но сильно поглаживать его.

Охренеть.

- Ты скажешь мне, что тебе нравится? Я... я ужасно хочу сделать это для тебя...

- Эй, иди сюда, - я тяну его обратно вверх по моему телу, так что мы оказываемся лицом к лицу, наши губы в каких-то сантиметрах друг от друга. – Мы будем вместе учиться тому, что нам нравится, хорошо? Опыт здесь ни при чём... важна только любовь. Я сказал бы, что это идеальное место, чтобы начать, не так ли?

Он фыркает и улыбается:

- Мы идеальны... вместе.

Я поднимаю голову с подушки и захватываю его губы своими. Целую, покусываю, посасываю – вся моя энергия сосредоточена на том, чтобы помочь Дэну увидеть и почувствовать, как я его люблю.

Он снова отстраняется и поцелуями прокладывает по моему телу дорожку из мурашек.

Когда Дэн добирается до того места, где я твёрдо стою по стойке «смирно», он проводит язычком по нижней стороне от основания до кончика, а потом я чувствую, как меня окружает его горячий влажный рот.

- Проклятье... - мои руки немедленно взлетают к лицу из-за невероятной силы ощущений, а Дэн робко начинает сосать, лизать и целовать мой член.

Я не выдерживаю и приподнимаюсь на локтях, чтобы лучше видеть его. Чувствовать его рот – это просто потрясающе, а ту часть, которая не помещается, он обхватывает увлажнённой в лубриканте ладонью и... ЧЁРТ! Неужели?! Я вижу, как Дэн проводит рукой по своему входу, а потом втирает эту смазку в мой член! Боже...

- Мммммммф! – я падаю обратно на подушку, издаю стон из-под пальцев, прижатых к лицу и пытаюсь перевести дыхание. Долго мне не протянуть, потому что Дэн быстро опускается и поднимается и берёт меня в рот очень глубоко, до самой глотки.

Я чувствую нарастающее напряжение в животе, мышцы сжимаются, начинается покалывание в яичках. Я... я... у меня нет сейчас ни одной связной мысли, за исключением одной: я должен предупредить его, что через несколько секунд кончу.

- Дэн... Дэн, - я придавливаю кулаки к глазам. – Ахх... я кончаю! – я тяну его за волосы, чтобы спасти от предстоящего выброса, но вместо того, чтобы отстраниться, Дэн приникает ко мне ещё сильнее, если только это возможно.

Чччччёрт!

- Дэн! Ты должен... ты... ты...

ТВОЮ МА-А-АТЬ!

Слишком поздно. Я чувствую, как моё тело застывает, и взрываюсь прямо Дэну в рот. Он пытается проглотить, но потом отстраняется и теперь уже действует только рукой, продолжая крепко сжимать меня.

- Чёрт, чёрт, чёрт! – рычу я, изливаясь ещё тремя струями себе на живот, и Дэн замедляет движения, а я тем временем стараюсь восстановить дыхание.

Пытаясь сфокусировать зрение, я понимаю вдруг, что мы так и не выключили свет.

О Боже, Дэну всё равно, светло или темно! Ещё одна моя осуществлённая фантазия.

Следующее, что я помню – Дэн стоит на коленях и смотрит на меня, словно ожидая оценки за полугодовой экзамен. Я привлекаю его к себе, и Дэн падает в мои объятия.

- Я хорошо сделал? То есть... тебе было хорошо? Прости, что я не смог проглотить всё – я... я не ожидал, что окажется так много... ну, ты понимаешь... - тихо признаётся он, и голос его нервно подрагивает.

- Дэн, да ты шутишь? Эй... - я приподнимаю его голову, чтобы заглянуть в глаза, - разве ты не слышал, что я стонал и ругался, как сумасшедший? Это было более чем хорошо. Если бы я не знал, что ты делаешь это в первый раз, то, прямо скажем, был бы слегка встревожен, уж очень профессионально ты действовал, котёнок.

Он хохочет.

Получилось. Хочу, чтобы он чувствовал себя комфортно, а если юмор помогает, то это беспроигрышная ситуация.

- Должен признаться, что я очень волновался... но по твоей реакции понимаю, что, возможно, мне не о чем особенно беспокоиться в будущем? – спрашивает он с надеждой.

Я наклоняюсь и целую его... потом ещё раз... а на третьем поцелуе задерживаюсь, слегка втягивая в рот его верхнюю губу.

- Если в будущем всё будет так же хорошо, как сегодня... поверь мне, я никогда, НИКОГДА не отклоню подобное предложение от тебя, - я улыбаюсь и снова ложусь на бок, чтобы быть лицом к лицу с Дэном.

Я убираю прядь волос с его плеча, а потом провожу ладонью до самых ягодиц – и ещё ниже, к колену, после чего лёгким толчком поворачиваю его на спину и перемещаюсь, чтобы устроиться у него между ног.

- А теперь, милый Дэн, мне кажется, я должен показать, до какой степени благодарен тебе за твой шикарный подарок, своим собственным проникновением, - и я, с улыбкой подмигнув, захватываю губами его сосок.

- Оххх, Боже мой! Ты... – задыхаясь, шепчет он, а я дразню его сосок языком, чуть потягиваю его, в то время, как мои пальцы уже на пути к его разгорячённому анусу.

- Я люблю тебя, котёнок. И тебе следует знать, - я выдерживаю паузу для пущего эффекта, но ни на мгновение не прекращаю целовать и покусывать его прекрасное тело, спускаясь вниз – туда, где мои ладони уже раздвигают его бёдра подо мной, - что я действительно ВСЕГДА готов поработать ртом, если речь идёт о тебе.

Распутный вечер сыпет грёзы,
Но нет ещё порывов спать.
Цветками трепетной мимозы
Цветут огни во тьме опять.

И реки улиц улетают
Вперёд, под небо, к вышине,
И ничего не оставляют
Во прошлой жизни, на земле.

А парочки полпьяных судеб
Бредут обочинами рек.
Да, вечер этот точно будет
Столь ж сладок, как обычно грех.

К тебе иду я через скверик,
Ты знаешь же, знакомый путь,
А ветер - страждущий холерик,
Опять кричит дневную муть.

Бутылка цвета тёмной вишни
С сокрытым вкусом всех страстей,
С вином чернильным - сластью жизни,
Покоится в руке моей.

И я пришёл, меня не встретишь
Заметишь сразу - буду рад,
А так, ты только мне ответишь
На запах "чёрный виноград".

Но вот мы в тишине забавы,
Во мраке пыльных древних стен,
Вкушаем тонких нитей лавы
Кроваво-чёрный терпкий тлен.

В прожжённом воздухе уставши
Срываешь тканей жаркий рой
Я - сын греха, я - ангел падший,
В сей миг расстался сам с собой.

В потьмах играет гул прелюдий
За окнами, в огнях дорог.
И к счастью нету с нами судий
И некому судить порок.

К атласной, нежной цветом коже
Я снова в похоти примкнул.
Проклятое вино похоже
Нам вновь твердит свою молву.

А, к ангелу! Не властен разум
Сейчас над телом и душой.
Я предаю себя экстазу
И ты, и ты вместе со мной.

Да вечер кончится быстрее
И перейдёт в лихую ночь,
Чем мы расстанемся. Поверье
Не в наших силах превозмочь.

Ты самым сладострастным парнем
Мне отдаёшься каждый миг.
Прекрасной, острой, пошлой драмой
Нас вечер-пакостник настиг.

И я пронзая твоё тело,
Сжигаю зимнюю тоску.
В дурмане пьяном так умело
Мы снег меняем на золу.

И твой последний сладкий возглас,
Испепеливший всё вокруг,
Прожёг во мне твой милый образ,
Порадовав в подарок слух.

Ничто не вечно, и в итоге
Нам больше нечего держать,
А усталь тут уж, на пороге,
И слов ненужно. Время спать.

Глаза сомкнулись, ты не вспомнишь,
Когда проснёшься, этот грех.
Хотя однажды всё ж припомнишь
Порочный, мрачный, грязный век.

Но то потом, сейчас, сквозь слёзы
Цикад погибших по зиме,
Распутный вечер сыпет грёзы,
Даруя мёртвый сон и мне...






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 37
© 31.10.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2932791

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1