Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 6 "Расскажи мне старче"


Глава 6 "Расскажи мне старче"

Расскажи мне старче.
«О своём рождении мне сложно что-либо говорить, ибо процесс этот никогда не откладывается в памяти человеческой. Мамка у меня была – золотой души человек, чего не скажешь об отце. Он воспитывал меня в полнейшей строгости и лишениях. Многое запрещал. За каждую провинность бил розгами, объясняя, что надо воспитывать по старинке.
Увы, маменька ушла из жизни достаточно рано. Мне не было и десяти годков. Всё, что я запомнил о ней, так это её нежную улыбку и ласковый взгляд. Она всегда заботилась обо мне даже в те моменты, когда отец ругал меня. Маменька была тем самым единственным человеком, который понимал не то что с первого словечка, но и с первого взгляда очего. Эк, как жалко, что не судьбинушка было нам жить долго вместе и счастливо…
После её смерти отец начал много пить. Что и говорить тут. Несмотря на всю свою жесткость, переходящую порой в жестокость, он сильно любил маменьку. Жить в те года стало невыносимо сложно, ейбо! Вся ответственность легла на плечи мои: от живой скотины до самого огорода. Тем не менее, время на отдых я як-ти находил.
Так и жил, пока во снах ко мне не стал являться мост. Сначала, он пугал меня, а потом я привык. И даже стал доверять ему, прислушиваться. Ведь оно як в жизни есть? Если снится, если несколько раз сбывалось, значит надо верить. Не зря сё это…», - дедушка сделал небольшую паузу, будто обдумывал что-то, вспоминал. В этот миг Ангелине показалось, что морщины его стали более выразительными. Но дедушка, не дав что-либо спросить, продолжил свою тяжёлую историю.
«Так я с каждым днём становился мудрее, всё больше полагаясь на сны. Конечно, плохие моменты мне крайне не нравились. Порой, не хотелось переживать всё тоже самое, что и во сне. Рос, кстати, в большинстве своём я недурным парнем, но и не умным. В школу ходил всего-то от силы четыре класса. Не хотел, да и возможности так таковой не было. Деревня, ейбо, сколько нас тут, давече необразованных!
Когда повзрослел, то понял, что сон с мостом не просто вещий, а жизненный. Вот, например, взять сии странные дощечки. С каждым днём я наступаю на определённую цифру, и каждый раз, когда счёт их доходит до 365 или 366, всё начинается заново. То есть який год, начиная с моего рождения, дощечки перечисляются одна за другой.
Ещё я давече заметил, что когда достиг где-то лет эдак тридцати, то дощечки эти стали более крепкими и твёрдыми, да и жись моя в те годы устаканилась, наладилась. Работёнку на ферме нашёл, зарплату стабильно платили, да и уверенность в завтрашнем дне какая-то появилась. Не то, что было по молодости. Ну а потом, увы, ближе к старости, дощечки эти мои стали постепенно дряхлеть, будто повторяя мой возраст и здоровье. Я сначала пугался, мол, что это со мной, неужели что-то случится. А вот нет, всё-таки понял этот замысел, уловил суть этакую окаянную!».
Дедушка вновь замолчал на какое-то время, переводя дыхание. Он тяжело дышал, будто какое-то воспоминание никак не могло вырваться из груди его. Посмотрел вдаль, на розовеющий горизонт затуманенным, отрешённым взглядом. В словах Ангелины дедушка не нуждался, и она это прекрасно понимала.
«Ну так вот. Сон этот, который ты и я видим и есть ход нашей жиси. Постепенный такой. Мост – это та самая дальняя дорога через черную-чёрную бездну. Бездна – это наш конец, проблемы и переживания, с каждым годом сильнее и сильнее давящие на душу, ейбо. Бесконечный мост – жись, которая никогда не проходит гладко. Это можно заметить хотя бы по тем же самым дощечкам. Поначалу они будто из свежего, только что выращенного дерева, потом – будто крепкие, выросшие, а к концу – всё дряхлее и дряхлее, пока и вовсе не закончатся. А перила. Они, як опора. Когда есь, значит стоишь ты прочно, держишься. Когда их нет, значит надо самому пытаться не сорваться в бездну смерти, искать выход. И так можно вечность сравнивать, делать выводы и гадать, яко же в последний раз ты увидишь этот мост, яко же закончатся эти дощечки, и что будет после?»
Вновь дедушка остановился, переводя дыхание. Было видно, что он не закончил свой тяжёлый и долгий рассказ. Всё самое важное и тяжёлое ещё не вышло из его уст. Он всего лишь сделал паузу, а после снова продолжил.
«Тяжёло мне бывает, внученька, тяжёло. Всё никак, ети твою налево, не могу выбросить из головы душеньку мою, жёнушку. Любил я её, аж этак с первого взгляда кажись. Любовей никого не встречал, да и не встречу.
С пахоты шёл я в тот день, вот мы и повстречались с ней. Она же дояркою работала, ну и девка была, видная! Недолго с ней ходили за руку, сразу в жёны её взял. Детишек она мне нарожала. Целых трое! Кто бы знал, что произойдёт неладное, кто бы знал, да мост яко же казывал, да не поверил я ему, дурень!»
Дедушка трясущимися руками достал платок из штанин. Протёр слезившиеся глаза, высморкался, тяжело вздохнул. Ох уж эти воспоминания! Как же порой выворачивают душу они наизнанку, не дают покоя.
«Мост тогда показал, что трактором задавить могу жёнушку свою. Картина тогда, как в кошмаре была! Мол, еду, а затормозить не могу. До сих пор перед глазами вижу, будто вот только что это случилось. Не поверил я. «Як не может быть», - подумал. Решил, что просто ночное наваждение. Да случилось-таки так, как и было предсказано.
Не проверил иже тогда исправность трактора моего, не завинтил лишних болтиков, вообще ничего не сделал. Сел да покатил в поле. Еду, еду, работают винты мои, ничего подозрительного не замечаю. Кошмар, как рукой сняло, жарень полная!
А Данька мой тогда ещё совсем малёхонек был, года три отроду. Ну, видимо, утопал к полю, да в колосьях овсяных заблудился. Не видно ни макушки егоной. Ну Алёнка моя всё углядит, всё заметит, вот и увидала, что сыну-то нашему опасность грозит. Кричала, видимо, да не услышал я. Ехал да ехал, думал, как бы скорее закончить, да воды глотнуть.
Вдруг вижу, женщина бежит по полю. Да руками кричит. Ну, думаю, что за чёрт странный. И давай по тормозам, а не могу. Заело тама видимо что-то. А она-то уже подбежала и загородила кого-то, да не успевала, видась, отойти вместе с Данькой, трава то высокая, тяжёлая. И только по взгляду вдруг понял я, что Алёнка моя это. Да поздно в сторону уходить, тормоза отказали, жмухаю изо всех сил, всё без толку!
Переехал её, да только после тормоза сработали, хоть сынишку не задавил. Сколько страху было глазах её застывших. Сердце моё кровью обливается, да не могу всё вернуть назад. И как так я?
Эк, но делать нечего. Горюй не горюй, а детишек растить-то надо. Вот и выросли они, по моей халатности, без матери. А сну этому доверять теперь стал. Что ни покажет, значит, правда!
И ты, ейбо, доверяй снам сиим с мостом. Не зря всё это. Да и не зря мы встретились с тобой».
Пожилой человек закончил свою долгую речь и, попрощавшись, потихоньку побрёл куда-то вдаль. Долго смотрела ему вслед Ангелина и всё не могла оторвать взгляд. Встретились в едином сне два совершенно разных поколения. Встретились и разбрелись в разные стороны.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 29.10.2020 Олеся Тихонова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2931512

Метки: старче, женщина, жизнь,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть


















1