Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Стихи поэта Антона Гапоника (07.12.1989-27.09.2013). В 17 лет. 2006г.


Стихи поэта Антона Гапоника (07.12.1989-27.09.2013). В 17 лет. 2006г.
Стихи поэта Гапоника Антона Александровича (07.12.1989-27.09.2012). В 17лет. 2006г.

Стихи Антона полны философского смысла. Основные темы творчества юноши: мама, Родина, природа, любовь… Жизнь не балует юного поэта. Но несмотря на все тяготы судьбы, он с какой-то непостижимой внутренней силой творит стихи. В них все: боль, слезы, радость земного бытия и гимн вечной и бессмертной душе человеческой.
Дорожить этим земным счастьем - видеть свет, слышать шепот трав, вдыхать аромат цветов и... каждый день бороться за это, и не плакаться, а жить надеждой и вселять эту надежду в нас - здоровых, сильных, слабых и тщедушных. Это Господь Бог дает ему силы выстоять, выдержать, чтобы сказать:

Звуки русской земли я впитаю в себя!
Я пришел в этот мир, бесконечно любя!
Я пришел в этот мир, чтоб увидеть рассвет
И красоты земли в своем сердце воспеть"

Антон Гапоник в 14 лет. 2003г.

Дай Бог этому сердцу еще долго - долго петь!

Б. Бурмистров, член Союза Писателей России. 2005г.

***

Во широком поле.

Во широком поле, в вольной стороне
Всадник лихо скачет на лихом коне,
Он несётся ветром, пыль кругом роя...
Кто же, кто же это?-Долюшка моя.

Ой, ты, доля, доля! Ты остановись!
Во широком поле исчезает жизнь,
Мне бы изловчиться, да её вернуть,
Но быстрее мчится и труднее путь.

Ты не рвись, родная, на семи ветрах!
Мне бы каплю рая! Мне бы только взмах
В сине небо сделать, да вдохнуть простор!
Только, конь буланый что-то больно скор.

Что ему минуты? Что ему года?
Мне награда-путы, а ему-беда.
Мчится он по полю, славя скорый бег,
И уносит долю в послесмертный век.

17 лет

***

Зимний союз.

Поле. Снега бескрайние.
Ветер гуляет, множится.
Грустью нежданной, случайною
Сердце моё тревожится.

Сердце моё волнуется,
Словно гитара струнная,
С неба луна любуется
Сизой дорожкой лунною.

Я по дорожке заснеженной
В небо взойду студёное.
Зимней ночкой изнеженное,
Свежестью упоённое,

Душу мою возрадует,
В сердце падёт тревожное
Звёздами, снегопадами,
Музыкой звёздно-восторженной

Буду я слушать вечное,
Буду я слушать прекрасное
Поле. Снега бесконечные.
Небо морозное, ясное.

Зимний союз небесного
С тайной всего земного
Станет волшебной песнею
Из колдовского слова.

17 лет

***

Лето.

Непостоянное, но многоликое,
Шумное, пряное, богатые бликами-
Лето игривое, щедрое, нежное,
Стелешь ты травами просторы безбрежные.

Бисером росы утром роняешь,
В длинные косы ветви сплетаешь,
Из поднебесья радугой вьёшься,
Русскою песенкой в душеньку льёшься.

17 лет

***

Праздник души.

Ох, душа! Вот это разгулялась!
Расступись-ка от греха, народ!
Коли ей здесь мало жить осталось,
Знать, у жизни все она возьмет!

Вот дает! Шустра, как вольный ветер
С крыльями красавца-мотылька,
Лик ее неугасимо светел,
Вся она немыслимо легка.

Разгулялась, не унять шальную,
Танцевать ей надо, хоть убей!
Эй, народ, пусти ее, такую!
Да пусти же в круг ее скорей!

Пусть узнает, что такое счастье,
Веселей ее сегодня нет,
Ей уже так мало до причастья,
Так пускай дивит весь белый свет!

Я и сам дивлюсь ее признаньям.
Вот душа! Вот, милая, дает!
Скоро срок настанет покаянья,
А она танцует и поет!

А она кого-то, будто, дразнит,
Может, ту, что кажется немой?
Мол, не твой сегодня, дама, праздник!
Подождешь. Сегодня праздник мой!

Я еще сегодня погуляю,
Мне так много надо бы успеть!
На пороге посиди, родная.
Не мешай мне веселиться, смерть.

Ох, душа! Вот это разгулялась!
Расступись-ка от греха, народ!
Может, ей здесь мало жить осталось,
Всеравно она еще споет!

17 лет

***

Мой мир широк.

С благословением встречаю новый день,
Без сожаления ушедший провожаю.
Скользит минут стремительная тень,
А я ее опять опережаю.

Мой мир широк! Мой безграничен свет!
Бегу, ползу, а края все не вижу,
Лечу, стремлюсь - и снова края нет,
Кричу, зову – а он опять не ближе.

О, как мне эта вольность по душе!
Парю по безграничному пространству.
Осталось тело там, на вираже,
Зато душа познает радость странствий.

17 лет

***

В небе чистом покой и отрада.

В небе чистом покой и отрада,
Всё обвешано гроздьями звёзд,
Спит гроза, и ночная прохлада
Тешит сердце до благостных слёз.

Шепчет ветер о чем-то прекрасном,
И венчает он тайны и сны,
Отдаваясь признаниям страстным
На исходе цветущей весны.

И вздыхает луна одиноко
В фиолетово-синей дали,
Скоро солнце вернётся с востока,
Чтобы ей говорить о любви.

Только я одиночеством скован
И в разладе с вещуньей-судьбой...
В эту ночь в первый раз поцелован,
В первый раз, не тобой. Не тобой.

17 лет

***

Нам с тобой грустить совпало.

Дождь. Унылость. Бестолковость.
Бесполезность суеты.
Этой осенью-не новость,
Разбиваются мечты.

Нам с тобой грустить совпало
О несбыточности грёз.
Небо морщится устало,
Не просохшее от слёз.

Что же, сядем у окошка,
Как черкнём последний штрих.
Будешь ты грустна, немножко,
Буду грустен я и тих.

Тишина осенних суток.
Только тиканье часов.
Нам с тобою не до шуток,
Нам с тобою не до слов.

Боль. Разлука. Обречённость.
Беспредельность суеты.-
Обрекают на никчёмность
Неприкаянность мечты.

17 лет

***

Мне без тебя нельзя.

Встретил тебя случайно,
Нежная моя тайна.
Словно в прекрасном сне
Ты улыбнулась мне.

Синь твоих милых глаз
Грезилась мне не раз.
Я не могу забыть!
Сердце зовёт любить.

Сердце зовёт искать,
Ту, что мешает спать.
Бьётся в груди оно,
Негой напоено.

Только тебя все нет.
Твой отраженный свет
Спрятан за сотней зеркал.
Я без тебя устал.

Вот уж давно весна.
Чувства не знают сна.
Тают, как снег, мечты.
Где же ты? Где же ты!

Ласковый мой каприз,
Ты хоть на миг явись,
Бликом во тьме скользя.
Мне без тебя нельзя!

17 лет

***

Зажжённых фонарей холодное свеченье.

Зажжённых фонарей холодное свеченье
Уж не играет роли в изломанной судьбе.
Из всех путей любви избрал я отреченье-
В объятиях ночей не думать о тебе.

Не думать о тебе ни часа, ни минуты,
Изгнать из сердца вон желанный образ твой.
И сбросить навсегда любви стальные путы,
Вкушая, наконец, блаженство и покой.

Не думать о тебе, о, ангел мой прекрасный,
Из памяти изгнать любимые черты.
А если вдруг придешь, то знай-придёшь напрасно,
В душе моей пустой тепла не сыщешь ты.

В душе моей пустой ты не найдешь признаний,
Я спрячу глубоко кромсающую боль.
Мне больше не гореть огнем воспоминаний,
Судьбою мне дана, увы, иная роль.

Зажжённых фонарей холодное свеченье
Уж не играет роли в изломанной судьбе.
Забуду о любви. Оставлю лишь мгновенье,
Неуловимый миг, чтоб вспомнить о тебе.

17 лет

***

Разные берега.

Как же я от тебя безнадёжно далёк,
Нам судьбою даны разные берега.
Берег мой молчалив. Берег мой одинок.
Берег твой неприступен, как густая тайга.

На моём берегу просто всё, без обмана,
И тропинка одна, что ведёт до моста.
На твоём берегу всё туманы, туманы,
В паутине дорог заблудилась мечта.

На моём берегу ветви клонят берёзы,
Будто душу мою успокоить хотят.
На твоём берегу листья-горькие слёзы
Осыпают они и грустят. И грустят.

И дрожат, и трепещут, вздыхая тревожно,
Безутешен их плач, бесполезна мольба.
Без тебя мне, родная, дышать невозможно.
Почему нас с тобою разлучила судьба?

17 лет

***

Позвольте мне...

Позвольте мне смотреть на Вас хоть миг!
Хоть издали, себя не обнаружив.
Позвольте сердце мне моё утешить
одной лишь мыслью, что сейчас Вы рядом-
лишь руку протянуть иль слово молвить...
Но, нет, я буду нем и неподвижен,
боясь смутить Ваш взор, пусть он случайный,
пусть безразличный. Но, позвольте!
Без дерзостных надежд, без грёз наивных,
лишь только взором восторгаться Вашим
и ощущать благоговейный трепет
от дивной красоты, непревзойдённой,
что много краше прелести всех нимф,
витающих над Вашею главою!

17 лет

***

Ленивый день.

Ленивый, промозглый осенний день,
Зовёт он на пару унынью предаться,
Забросить стихи и бестемью отдаться,
Испив, словно зелье, отравную лень.

В призыве своём, ненавязчиво томен
И смысл его слова смешливо простой-
Отдаться невидимым струнам истомы,
Впуская и в мысли, и в чувства застой.

Движения нет. Жизнь впитала пустоты.
Я падаю в них, поддаваясь тоске
Небрежная леность. Бездумье. Зевота.
Мой мир из восторженности на волоске

Мой мир одинокий, такой завершённый,
Что страшно поддаться кружению чувств.
Туманный, безжизненный день, отрешённый-
Злой гений, вкушающий чашу искусств.

17 лет

***

Осень-подруженька.

Осень-подруженька, ты успокой меня
Ласковым шорохом опавшей листвы,
Каплями стылыми вымой страдания,
И затуши в моем сердце костры.

Ты затуши мои чувства и чаянья,
(Что-то сегодня я больно хмельной),
Осень-подруженька, будто нечаянно,
Не прикоснись ко мне ночкой шальной.

Мается стужами небо уставшее,
Сердце ж мой стужей не береди.
Мысли замёрзшие, боли угасшие,
Ветры уснувшие ты не буди.

То, что утрачено-без сожаления,
Душу с потерями я не делю.
Осень-подруженька, твоё отражение
В грусти дождей, как и прежде, люблю.

Неповторимая и безмятежная,
Снова к тебе я в объятья спешу.
Русская, славная, тихая, нежная,
Негой твоей полной грудью дышу.

17 лет

***

Ой, да что ты навзрыд плачешь, вьюга?
Бьётся в окна твой жалобный вой,
Чуешь-рвётся у жизни подпруга,
Что плутает в пыли снеговой.

Негде ей приютиться, погреться,
Что ж ты, вьюга, доверилась мне?
Замерзает продрогшее сердце
В бесконечной твоей кутерьме.

17 лет

***

Песня венчальная.

Душу младую наивную
Презреньем не погубите.
Любовь её неизбывная
Для вас! Да, не осудите.

Послушайте песню венчальную,
Послушайте непритворную,
О том, как душа, отчаянно,
Любила жизнь, непокорная.

Блаженной мечтой исполнена,
Томилась ли, восхищалась?
Телесным недугом словлена,
Всей жизнью своей причащалась.

Жила она, пленом сосватана,
Да, сила, ей Богом данная,
Влекла за собой крылатую
Туда, где воля желанная.

Туда, где безгрешность властвует
Под куполом райского сада.
Стремилась душа стогласая
В таинство звездопада.

Стремилась, рвалась, влекомая
Божественным песнопением.
Бескрайняя, невесомая,
Не знающая растления.

В теле младом, умирающем
Жила она с болью губящей...
Было бесконечно страдающей,
А стала смиренно любящей.

17 лет

***

Люблю затеряться средь юных берёз.

Люблю затеряться средь юных берёз,
Средь нежных, кудрявых красавиц,
Отдаться во власть необузданных грёз,
Дыханью ветров подчиняясь.

Люблю холодок шелковистой травы
Рукой ощутить в тихой роще,
Люблю, когда шелест зелёной листвы
Мне нежностью душу полощет.

Люблю розоватость небесных высот
На фоне зелёного цвета
И жгучую синь лебединых вод
Под сенью склонённых веток.

Люблю быть один у природы в гостях.
Просторам мечты отдавая,
Ловить растревоженный ветром взмах,
И плакать, от счастья страдая.

17 лет

***

Ой, да ты, да волюшка вольная.

Ой, да ты, да волюшка вольная!
Да насыть меня ты, безбрежная!
Не увижу ль боле раздольное,
Ой, да поле русское, нежное!

Ой, да ты, да воля-подруженька!
Напои меня, да до сладости
Буйными ветрами и стужами!-
Не узнаю большей я радости.

Ой, да ты, да воля-судьбинушка!
Надо мной шуми ты, да кленами!
В смертную, лихую годинушку
Вспомню я твои дали зеленые!

17 лет

***

Я люблю тебя, слышишь, Отчизна!

Не смотри на меня с укоризной,
Твоей святости не оскорблю.
Я люблю тебя, слышишь, Отчизна!
Всей душой бесконечно люблю!

Знал я всё – и печали, и плачи,
И счастливые, светлые дни,
Гнал обиды, лелеял удачу,
Но тебя неизменно любил!

Неизменно! Небренно! Нетленно!
Несказанно! Незыблемо! Всласть!
Как единую правду Вселенной,
Как её необъятную часть!

17 лет

***

Мое сердце - моя Россия!

Я еще не забыл, Россия,
Как же сказочно ты хороша!
Как щедра, широка и красива
Всепрощающая твоя душа!

Я еще не забыл раздолье,
Где, когда-то так счастлив был,
И с какой благодарной болью
Я просторы твои любил.

Я еще не забыл твой символ-
Белоствольных березок рать.
Мое сердце - моя Россия,
Величавость свою не утрать!

17 лет

***

Русь моя безгранична, как нежность.

Милы сердцу пороши и вьюги,
И заснеженный русский простор,
Хруст замерзших ветвей по округе,
Да веселых ветров разговор.

Мило мне серебристое небо
В окаймленье фонарных свечей,
Да ковры бриллиантов из снега
На темнеющем фоне ночей.

Зимний воздух, дарующий свежесть,
Да снежинок краса-суета.
Русь моя безгранична, как нежность-
В пресвятую обитель врата.

17 лет

***

Сибирь-мой венценосный край!

Сибирь-мой венценосный край!
Ты чудодейственную силу
Несешь надеждой легкокрылой
В мою обитель. Сладок рай

Средь пышности лесов зеленых
И легкой мягкости травы!
Люблю я звон младой листвы,
Прохладой мягкой упоённой.

Люблю напев, слегка печальный
В объятьях девственной тиши.
Отрада для моей души
Сибирь-Храм красоты венчальной.

17 лет

***

Не говорите обо мне.

Не говорите обо мне,
Не стою Ваших мук сердечных
И чувств, волнующих извечно,
Звучащих эхом в тишине.

Не стою Вашего вниманья
Ни день, ни даже час его,
Не говорите ничего,
Мне Ваши тягостны признанья.

Не говорите обо мне,
Судим я роком, как опальный,
Не усладит мой взор печальный
Любовь, спалённая в огне.

Не обнажит надежду снова
Очаг беснующихся чувств...
Вас слышать больше не хочу!
Не говорите даже слова!

Не говорите обо мне,
Далёких дней былых отрада,
Я превращён в обитель хлада,
Где лёд внутри, и лёд извне.

От Вас сегодня я не скрою-
Не строю замки на песке,
Мой мир висит на волоске,
А Вашего я недостоин.

Не говорите обо мне...

17 лет

***

Я Вас люблю.

Я Вас люблю. Люблю не просто.
А как за пламенем влекусь.
Как-будто, прикасаюсь к звездам,
И тут же к солнцу возношусь.

Я Вас люблю. Светло, несмело.
Готов просить и умолять:
Околдовать меня всецело
И править. Но не разделять.

17 лет

***

Ещё я помню образ Ваш.

Еще я помню образ Ваш небесный.
Еще в горячке сердце. Не остыло.
И мечется душа, и рвутся мысли,
Но не находят сладостных признаний
И, обезумев, ранятся о стену
Молчанья Вашего-
Оно лишь им награда.

О, призрак, легкомысленный, далекий,
Как свет звезды, мерцаньем окруженный
Других светил, но менее прекрасных.
Услышь же плач любви моей несмелой!
И вмиг завесу тайны приоткрой,
Чтоб знать я мог:
В какой же стороне небесной сферы
Сейчас ты проливаешь свет на Землю,
И для кого тот свет явился знаком
Любви твоей, божественно прекрасной…

-Ах, милый друг!-вдруг слышу издалёка,
-Еще ты юн, соблазнам не подвергнут.
Зачем тебе искать мой свет небесный?
Он холоден, как тысячи снежинок,
Искрящихся обманной красотой.
И равнодушен, словно смерть сама.
Увы, твои наивные мечтанья-
Погреться у него-напрасны.
Куда уж лучше образ мой забыть.

17 лет

***

Мою любовь своей ты обними.

Я говорю от имени любви,
Услышь ее прекрасные мотивы.
Мою любовь своей ты обними,
И мы не будем больше сиротливы.

Мы будем вместе ныне и потом,
Во времени любом-веселом, скучном,
В обыденном, реальном и земном,
И в неземном мы будем неразлучны.

Мы будем вместе в яви и во сне,
И в небытье. За жизненной чертой
Сольются наши души в вышине
И воссияют яркою звездой.

17 лет

***

В эту ночь.

Эта ночь темнотою окутана.
Спит луна. Ей тепло в облаках.
А душа моя спаяна, спутана
У холодной неволи в тисках.

Я стараюсь от грусти избавиться,
В бездну падаю, падаю в ночь.
А душа все тревожится, мается,
И не может тоску превозмочь.

За окном тротуары безлюдный
Темнотою затянуты в сеть.
В эту ночь-непроглядную, нудную
Даже звезды не в силах блестеть.

Растревожены тени манящие,
Змеями уползают в углы.
Где же счастье мое запропащее?
Что ж тебе дни мои не милы?

О единственной, ласковой думаю,
Без нее канут в лету года.
Несказанною, странною думою
Лишь о ней! Навсегда! Навсегда!

Вереницей неясной и путанной
Мои мысли витают в ночи,
Обнимают тяжелыми путами
И пугают меня без причин.

Где та-милая, гордая, нежная?
Пала мукою в душу мою.
Ночка темная, ночка безбрежная,
Я надеюсь на милость твою.

17 лет

***

Муза добра и терпения.

Где-то, за дальними далями,
В наивном моём не,
Радостями и печалями
Ты доверяешься мне.

Внемлю твоим откровениям,
Милый, единственный друг,
Муза добра и терпения,
Мой спасительный круг.

-Ты не покинь меня, нежная!-
Как в забытьи, повторю.
Душою своею безбрежною
Наполни душу мою.

Я назову тебя, милая,
Ангелом красоты
И попрошу помиловать
Земные мои мечты.

Благослови на искренность!
Сердцем ко мне не остынь!
Стану я верой истинной
В Храме твоих святынь.

17 лет

***

Без тебя этот мир обесцвечен.

Придавила печаль тяжким грузом,
Да навеяла дикую стужу,
Без тебя этот мир узок,
Словно смерть на душе кружит.

Словно мечется в изнеможеньи,
В чувства тыкаясь, как в зеркала,
Превращая твоё отраженье
В равнодушную груду стекла.

Не жалея продрогшее сердце,
Леденит его вновь и вновь,
Не давая бедняге согреться
О твою неземную любовь.

Я печалью навеки повенчан,
И твержу себе даже во сне:
Без тебя этот мир обесцвечен,
Как ночная картинка в окне.

17 лет

***

Не оставайся на сердце надеждой.

Все о тебе, синеглазой и нежной,
Я, непонятно зачем, вспоминаю.
Всеми святыми тебя заклинаю:
Не оставайся на сердце надеждой!

Встретились, знаю, с тобой не случайно,
И разминулись, как Богу угодно.
Но умоляю: сквозь миги и годы
Не оставайся на сердце печалью!

Чувства зажили неистовой новью,
Вдруг запылали, зарделись, как свечи.
Но, если нам не обещано встречи,
Не оставайся на сердце любовью!

17 лет

***

Я – сгусток немыслимых мук.

Все вместе – любовь и боль,
И горечь – смешались разом.
На шепот: «Ты только позволь»
Опять отвечаю отказом.

Во взгляде тоску не прочту,
Улыбку твою не увижу,
В тебе узнавая мечту,
Я все-же не стану ближе.

Твои не услышу мольбы,
Свои не открою признанья.
Я – вечный затворник судьбы,
Любовью разбуженный рядом.

Я – раб вездесущих разлук,
Плененный тобой без остатка,
Я – сгусток немыслимых мук,
Одной лишь желающей – сладкой.

А ты – обреченность и сон,
Что душу мне будто бы вынули.
Гоню. Но за каждый твой стон
Слезами прощение вымолю.

17 лет

***

Быть хотел бы дождем.

Быть хотел бы дождем,
Чтобы к Вашим ногам
Вдруг упасть и рассыпаться
Сотней алмазов,
Чтоб в окно постучать
И болтать ни о чем,
И сто раз повторять
Столь прекрасную фразу-

Как безумно люблю!
Каждой каплей своей!
Но…стучусь-все напрасно-
В Ваше строгое сердце.
И тоскую, играя
На упругой струне,
И на Вашей ладони
Мечтаю согреться.

Мою нежную грусть
Вы не в силах понять,
Как всегда равнодушно
Окно закрывая.
Лишь слезами с небес
Я прольюсь. И опять
Буду ждать нашей встречи,
На судьбу уповая.

17 лет

***

Бегущим дням блаженная отрада.

Я ныне раб твоей немой гордыни,
И торжеству, и грусти, невзначай,
Я сделаю своей твою печаль.
Послушный и восторженный, отныне,

Я, как и ты, предамся стылой скуке,
То, вдруг, начну безумья совершать,
Приму без слов все горести и муки,
Лишь воздухом с тобой одним дышать.

Лишь ощущать твоё неравнодушье,
Смущаться, и краснеть, и трепетать.
Я ныне раб, но нет во мне удушья,
О воле мне не хочется мечтать.

Я ныне раб твоим любым желаньям,
Готов их непреклонно исполнять,
Пред красотой твоей колени преклонять,
Лишь не познать бы стона расставаний.

Хочу я жить в неведомой глуши
С тобою, милой и неповторимой рядом,
Чтобы никто к святой твоей души
Не прикасался словом или взглядом.

Чтоб лишь в меня лились твои мечты,
Как водопад в неведомую бездну.
Лелея я прекрасные черты!
В глазах твоих, как в омуте, исчезну.

Лишь не гони, прошу, не отвергай,
Бегущим дням блаженная отрада!
Я ныне раб, молю твоей пощады.
Твоя любовь-воспетый мною рай!

17 лет

***

Былых свиданий сладкие минуты.

Былых свиданий сладкие минуты
Ложатся грустью в памяти моей.
Готов я разорвать любые путы,
Чтобы вернуть томленье прошлых дней.

Готов принять я Вашу власть смиренно
И пасть к ногам, и след Ваш целовать.
Моя печаль чиста, проникновенна,
Ах, если б только Вы могли понять!

Я гибну на незримой грани рая,
Бесцельно перелистывая дни.
О, все земные силы умоляю
Зажечь благословенных встреч огни!

Безмерно жажду Вашего вниманья,
И невнимание, как Божий дар, приму.
Связующее нас непониманье
Страдающей душою обниму.

Пусть безнадёжен каждый миг желанный,
Пусть время не вернёт и не простит.
Но, так прекрасна музыка желаний,
И сердце так возвышено грустит.

Я поддаюсь непознанному чувству
И забываюсь в вихре нежных слов.
Не жду и не прошу от Вас сочувствий,
Не осуждаю Вашу нелюбовь.

Нет, не ищу блаженства и покоя
В своих признаньях я блажен давно.
О, Ваше сердце-гордое такое!
Завоевать его мне не дано.

17 лет

***

Благодарствую.

Я благодарствую судьбе
За миг святого пробужденья.
За то, что стал он наслажденьем-
Я благодарствую судьбе.

Я благодарствую мечте
За дар блаженного полёта.
За то, что мне чужда дремота-
Я благодарствую мечте.

Я благодарствую тебе
За томный плен, такой желанный.
За дивный взгляд твой долгожданный-
Я благодарствую тебе.

17 лет

***

Околдуй ты меня своей тайною.

Я прошу тебя, моя нежная,
Околдуй ты меня своей тайною-
Безмятежною и безбрежною,
Необычною и неслучайною!

Я прошу тебя, моя милая,
Не готовь для меня приземленное,
Я небесной мечтой легкокрылою
Упади в мое сердце влюбленное!

Упади, растворись в каждой клеточке,
В каждой мысли взрасти прекрасное!
Чтоб любовь моя, словно веточка,
Дотянулась до солнышка ясного.

Чтоб любовь твоя, словно солнышко,
Отогрела росточек испуганный,
И до самого-самого донышка
Душу выжгло магнитными вьюгами.

Я прошу тебя, моя славная,
Завоюй моя память до крошечки!
Недоступная, своенравная,
Пощади же меня хоть немножечко.

17 лет

***

Когда судьба меня отринет.

Когда судьба меня отринет,
Отвергнет сладостный покой,
Я прошепчу любимой имя
И вслед отправлюсь за мечтой.

Когда вдруг станет боль постылой
И вытянет из сердца крик,
О ней-единственной и милой
Я буду помнить каждый миг.

Когда душа лишится песни
И одинокою звездой
Взлетит в немое поднебесье,
Я буду думать лишь о той.

О той: и в сумрачном забвеньи
И в сини райской чистоты.
В стыде не преклонив колени,
Но посвятив ей все мечты.

17 лет

***

О тебе неизменно грущу.

Снег печали кружит за порогом.
О тебе неизменно грущу.
Может, ходишь другою дорогой?
Оттого ли я тщетно ищу?

Оттого ли напрасно надеюсь,
Что найду, наконец, огонек,
У которого все-же согреюсь,
И не буду уже одинок.

Ты не слышишь меня сквозь метели,
Я не вижу тебя сквозь года.
Все снежинки уже облетели,
Написав на окне: «Никогда»

Потому мне сегодня так больно
Среди снежных, мечтательных снов.
И опять уношусь я невольно
В мир прекрасных, божественных слов.

И опять их в любовь превращаю,
И тебе, потерявшейся, шлю.
Если встречу тебя, обещаю
Рассказать, как безмерно люблю.

17 лет

***

Отзовись.

Милая, славная, нежная,
Как без тебя мне прожить?
Чувство моё безутешное,
Рвётся оно ворожить.

Сердце стучит всё отчетливей,
И всё быстрее стучит.
Контуры светлые, чёткие
Тени рисуют в ночи.

Как мне смочь успокоиться,
Если тебя рядом нет,
Если любовь, словно горлица,
Бьётся крылами в рассвет?

Если и мысли и чаянья-
Всё о тебе, о тебе?
Любится, ждётся отчаянно,
Сердце устало в мольбе.

Ты отзовись, долгожданная,
Близко ли ты, далеко?
Милая, нежная, славная,
Мне без тебя нелегко.

17 лет

***

Твое чувство, до боли, чужое.

Твое чувство, до боли, чужое,
Отпечаталось в сердце разлукой.
Нелюбезною стало судьбою,
Ненасытною стало мукой.

Не избавиться мне от печали,
От такой бесконечной, прилипчивой.
Те три слова уже прозвучали,
Но разбились о миг безразличия.

Но рассыпались звездными искрами,
Превратилась в страдание каждая.
И шепчу я: любовь свою выплесну
И смирюсь с небывалою жаждою.

И не стану надеяться, маяться,
В одиночество кану безликое,
Даже если душа не признается,
Что любить тебя-счастье великое.

17 лет

***

Мир из стекла.

Сладкую муку,
Когда мы вдвоем,
Смыла разлука,
Словно дождём.

В мир расставаний
Нас обрекла-
Мир без желаний,
Мир из стекла.

В душах своих-
Храмах искусства-
Чистой любви
Чистое чувство

Мы не ценили,
Мы разрушали.
Знать, не любили,
Раз не прощали.

Знать, не любили
Искренне сердцем,
Раз не желали
Понять и стерпеться.

В спорах своих
Не пришли ни к чему,
Вязнем мы в них,
И потому-

Раненой птицей
В небесную новь
Кануть стремиться
Наша любовь.

Сладкие муки
Её не спасут,
Горькой разлуки
Выпит сосуд.

17 лет

***

Падала звезда.

Падала звезда.
Падала.
За собой звала.
Нас звала.
Только, вслед за ней
Надо ли,
Если, вдруг, любовь
Умерла?

Ты прости меня,
Милая.
Ты прости всему
Вопреки.
Стала ночь такой
Стылою,
Оттого, что мы
Далеки.

Где-то, там, печаль
Грешная.
Не найдёшь в ночи,
Хоть кричи.
Оживи, любовь нежная!
Отзовись, любовь!
Не молчи!

Ты прости, прости,
Любимая!
Всё у нас ещё
Впереди!
Упрекай меня.
И суди меня.
Но, не уходи!
Лишь не уходи!

Падает звезда.
Видишь, падает?
Не могу тебя я забыть"
Улететь за ней
Надо нам,
Чтобы навсегда
Вместе быть.

17 лет

***

Осенний вздох.

Танцуя вальс,
Скрывая дрожь,
Венчает нас
Осенний дождь.

В ночной тиши
Звенит слеза.
Покой души-
Твои глаза.

Осенний сон
Печален вновь,
Терзает он
Твою любовь

В осенней мгле
Мечты пусты.
На всей Земле
Лишь я и ты.

На всей Земле
Осенний вздох.
Рука в руке-
Судьбы подвох.

Осенний сад-
Любви каприз.
Твой нежный взгляд-
Мой вечный приз.

Но, кружит душу
Листопад.
Мои слова все
Невпопад.

Твои мечты-
Все не со мной.
Уходишь ты
С осенней мглой.

Уходишь ты
В пучину дней,
К тому, кто ждет
Тебя сильней...

Оставил след
Разлуки стон.
На всей Земле
Лишь ты и он.

17 лет

***

Аргентинское танго.

Светит солнышко яркое,
Кружит платьице белое,
Аргентинское танго
Станцевать ты хотела бы.

Ты берешь мою руку,
Чертовщинка во взгляде.
Эту сладкую муку
Не под силу понять мне.

А в глазах отражение
Отшумевшего мая,
Я несмелым движением
Тебя обнимаю.

Первый шаг мой неловок,
Ветер тихо смеётся,
Не ожившее слово
В танце чувствами льется.

Тело к телу-стук сердца,
Мы-единое целое.
Не могу наглядеться
На тебя, моя смелая.

В отцветающем парке
Мы с тобою танцуем
Аргентинское танго
С нежностью поцелуя.

17 лет

***

Ты прости меня-не прощённого,
Да за то, что мой миг быстротечнее.
Обреки меня-обречённого,
На любовь свою пылкую, вечную.

17 лет

***

Ты явись, о виденье прекрасное.

Небо звездное. Луна ясная.
Так спокойно в полночный час.
Ты явись, о виденье прекрасное!
Эта ночь обвенчает нас.

Ты явись ко мне божьей милостью!-
Всех святых о том я молю.
Недоступная моя, смилуйся!
Прошепчи невзначай: «Люблю!»

Мне б почувствовать нежность губ твоих,
В синий омут глаз мне б взглянуть…
Эта ночь одна, да для нас двоих!
Ну, а после - хоть смертный путь.

17 лет

***

Не молвлю слова.

Не молвлю слова, даже вздох
Сотру из яви.
Твоей любви ничтожный крох
Просить не в праве.

Из бестелесья воспарю
Желаньем к небу.
Тебя одну боготворю!
Но, ты - лишь небыль.

17 лет

***

Где ты, Ангел мой волшебный?

Где ты, Ангел мой волшебный?
Что ж, тебя еще не встретил?
Над тобою то же небо,
Тот же месяц, так же светел.

Одному мы рады солнцу,
Одному мы рады маю…
Но гляжу в свое оконце,
Как найти тебя, не знаю.

Может быть, еще не время,
Может быть, не в этой жизни
Обниму твои колени,
И твои познаю мысли.

Через много вех печальных,
Через много лет напрасных
Может, встретимся случайно
На вершине чувств прекрасных.

17 лет

***

Я хочу всё запомнить.

Я хочу все запомнить: каждый крошечный миг.
Тайну в Ваших глазах, обаянье улыбки,
И почти что иконно-божественный лик,
И дыхание струн зачарованной скрипки.

Я хочу все запомнить-вечность сказанных слов,
Водопад тишины, низвергающий нежность,
Окрыленность мечты, прелесть магии снов,
И надежды росток, что творит безмятежность.

Эту сказку любви я запомнить хочу:
В свято любящем сердце немое томленье,
Ностальгию души, тонкозвучие чувств,
И сиянье свечей в ночном обрамленьи.

Я хочу все запомнить в том недолгом раю:
Милость Вашей руки, власть моих нераздумий,
Одиночество, боль, страх стоять на краю
Бесполезных суждений и ненужных безумий.

17 лет

***

Вновь рисую тебя.

Белый снег за окном теребя,
Ветер белым крылом бьет по крыше.
Ну, а я? Я рисую, рисую тебя.
Так безумно прекрасна ты, слышишь!

Ты ушла так давно,
Не оставив мечту,
В тот седой и завьюженный вечер.
Только я всеравно
И рисую, и жду,
И надеюсь, надеюсь на встречу.

Я рисую тебя, и в душе благодать,
Все готово, но дело за малым-
Как же мне красоту твоих передать,
Поцелуем не тронутых шалым?

Ты ушла от меня,
Не оставив следа.
Только память не гаснет, как свечи.
Вновь рисую тебя
Я, рисую всегда.
И надеюсь, надеюсь на встречу.

Как же мне передать синеву твоих глаз,
Взгляд такой…ну, до боли…прекрасный!
Я рисую, и рву…и опять…и не раз.
Но напрасно! Все это напрасно!

Ты ушла так давно.
Ты ушла в снегопад.
Но рисую тебя бесконечно.
Ветер белым крылом
В душу бьет наугад.
Больно ей. Но надеюсь на встречу.

17 лет

***

Лабиринты.

Лабиринты любви,
Лабиринты печали-
Все счастливые дни
В лабиринтах пропали.

Всюду только тупик
Обнимает и душит.
Не услышанный крик,
Не прощенные души.

Промелькнули минуты,
Где их только носило?
Лабиринты распутать
Нам с тобой не по силам.

Исчезает любовь
В мире непониманья,
И теряемся вновь
В лабиринтах молчанья.

17 лет

***

Пишу тебе.

Пишу тебе, единственной и милой,
Душа, как лист, трепещет на ветру,
Луна в окне фонариком застыла...
Пишу тебе, пишу и...вновь сотру.

Не те слова, и фразы, и признанья.
Всё не о том. Теряюсь в тупиках.
Стираются, как мел, воспоминанья
И бренностью становятся в веках.

Не те мотивы, мысли, и сравненья.
Избитость и наигранность сквозят...
Луна в окне рисует отраженье,
Туманным бликом по нему скользя.

И вновь пишу тебе, такой далёкой,
В надежде, что стихи мои прочтёшь.
И, если вдруг, ты станешь одинокой-
Тебе нашепчет их осенний дождь.

17 лет

***

Всё так логично.

Я забываю. Меня забывают.
Все так логично, так верно и складно.
Время любой календарь обрывает,
Время уносит листы безвозвратно.

Кто-то уходит, рождается кто-то,
Мы провожаем и снова встречаем.
Больно душе, что не ищет полета,
Горько душе, что не знает печали.

Требует сердце любовных скитаний,
Хочет тепла и бежит от разлуки.
Но не бывает в любви расстояний,
Только лишь сладкие, сладкие муки.

Больно ли, горько ли, шатко ли, сладко,
Но через явь и поток сновидений
Невозмутимо, спокойно и гладко
Реки текут из минут и мгновений.

Может мгновенье всей жизнью казаться,
Может вся жизнь оказаться мгновеньем.
Трудно ли, лихо – не стоит сдаваться,
Время уладит метанья, сомненья.

Время примирит, по полкам расставит,
Каждому ношу предложит по силе.
Божья свеча не погаснет. Избавит.
И озарит. И согреет всех в мире.

В прошлом когда-то, и в будущем где-то,
И в настоящем – сейчас и сегодня,
Жизнь начинается с Божьего Света,
И продолжается Верой Господней.

17 лет

***

Ошибиться мне, Боже, не дай!

Говорят, после смерти Веление Божие будет:
То ли рай обрести, то ли в пламенный ад снизойти.
И взывают с мольбою: «Не грешите, вы слышите, люди!
Высший Праведный Суд от грехов не позволит уйти.»

Вот и я ожидаю с волненьем такого Решения.
Дьявол там, за спиной, а в лицо смотрит с нежностью Бог.
Подаю я Всевышнему недостойное Сниже Прошение-
Он, создавший меня, открывает мне много дорог.

Я иду по одной, отражающей Божье сияние,
И тихонько шепчу: «Ошибиться мне, Боже, не дай.
Я пройду до конца! Но тревожит невольно сознание
Неизменный вопрос: что в конце – то ли ад, то ли рай?

Представляю Врата. Для меня ли они открываются?
Может, сделал не все в этом мире, а может, не так.
Может, надо еще в чем-то бренном мне, Боже, покаяться,
И тогда для меня распахнешь ты Святые Врата.

17 лет

***

Выстилаю дорогу в Безболие.

Разостлался закат над домами,
Луч последний окончил странствие.
Дорогими мне именами
Выстилаю дорогу в Царствие.

Выстилаю дорогу в Безболие
Меж садов Превеликой печали,
И своею недетскою волею
Устремляюсь в Богемные дали.

За окном небо алого цвета
Дарит чувство немого блаженства,
И рисует Святые портреты,
Выстилая мне путь в Совершенство.

Скоро ночь наколдует прохладу,
По полям прогуляется млечность,
И тогда меж садов Звездопада
Отыщу я тропу в бесконечность.

17 лет

***

Между болью и Богом.

Не живу, и не умираю,
Но чужой не иду дорогой,
В невесомости пребываю
Между болью и Богом.

Пусть страданьям конца не вино,
Только жалости мне не надо.
За людей перед Богом стыдно,
Что живут между злом и адом.

Не отчаялся и не озлился,
Обездвиженный изначально,
А навек душой поселился
Между верою и печалью.

Пусть печали конца не видно,
Но в слезах не ищу покаянья.
За людей перед Богом стыдно
За жестокие их деянья.

О, Господь, обращусь я к тебе
И святыням твоим поклонюсь.
Решено все в моей судьбе,
За чужие судьбы молюсь.

О, Господь, ты услышь меня!
И молитвам моим внемли.
В своем сердце любовь храня,
Не любившему дай любви!

17 лет

***

Обличья смерти.

Где-то смерть разорвала цепочку,
Сотворив свои злые дела.
В чьей-то жизни поставила точку,
Чью-то душу на стон обрекла.

Наточила смертельную косу,
Обрядилась в халат палача
И пустилась без лишних вопросов
Даже юность косить сгоряча.

То в обличьи стремительной птицы
Пролетает, по сердцу крылом,
Иль в неласковом слове гнездится
И без промаха бьет напролом.

То внутри одичавшего зверя
Прячет самую подлую суть,
Ни в мечты, ни в надежды не веря,
Продолжает жестокий свой путь.

То, скрываясь в людской круговерти,
Невидимкой крадет чей-то век…
Но безжалостней истинной смерти-
Смерть в обличьи твоем, человек.

17 лет

***

О, дай, Господь!

О, дай, Господь, ты мне такую силу,
Чтоб мог я веру в ближнего вселять,
И истово молиться за Россию,
И зло добром сердечным исцелять!

Я ныне слаб. Увы, не только телом.
Душа моя источника не зрит,
Над коим правда властвует всецело-
Его могучий Разум Твой творит!

Его Твоя энергия питает!
И я, как все, ищу-и не найду.
И оттого душа моя страдает
И утопает в пламенном бреду,

Что правды я не вижу в этом свете.
Увижу ль в том? Надеяться бы рад.
Пока, лишь ложь пускает в землю плети,
Не ведая достойнейших преград.

17 лет

***

Простирается тень всё дальше.

Словно небо устало плакать,
Словно ветер устал свистеть,
Выползает демон из мрака,
Чтобы душами завладеть.

Простирается тень всё дальше,
Тянет руки свои в крови,
И всё больше греха и фальши,
И всё меньше добра и любви.

17 лет

***

Бал сатаны.

Бал сатаны - роскошный и блестящий,
Гремит не только по России - по Земле.
Как шествует торжественно, смердящий.
Он так прекрасен в этой звездной мгле.

Так грациозен, обаятелен, уверен
Глаза сверкают искрой бесовской.
Пред ним все настежь - души, окна, двери.
Все для него - любовь, поклон, покой.

И он идет - звериная походка -
Ступает мягко, слышать не дано.
Людские души для - находка -
Те, что на бал уж прибыли давно.

Лихие пляски, стоны и оргазмы,
Зловещий взгляд, бушующая кровь.
Убийцы, маразматики, маразмы,
Зло, зависть - сатанинская любовь.

Иная ненавистная отрава
И прочая дикующая хмарь
Поют и пьют за славу и во славу
И тешат эту дьявольскую тварь.

А он умен. Он все молитвы знает,
Он Библию читает наизусть,
Он щедро дарит, нежно лобызает,
Умело затмевает боль и грусть.

Он бесподобен - гений злого царства.
И каждый выход триумфальнее того.
И три шестерки - подлость, зло, коварство
Покорно тянут длинный шлейф его.

Да, он ведет себя непринужденно.
Скупает души приглашением на бал.
Но, как же страшно - дух его зловонный
Насквозь уже всю Землю пропитал.

17 лет. 2008г.

***

Солдат, о ком сегодня плачешь?

Солдат, а помнишь ли те вьюги
Из дальности военных лет?
Где смерть описывая дуги,
Врывалась в пулемётный бред.

Где плыли мглистые туманы,
И шли железные дожди,
И плавились от пуль курганы,
И смерть грозилась:"Подожди!
Солдат, не время расслабляться,
Я рядом, за твоей спиной.
Чтобы за Родину сражаться-
Не постоишь ты за ценой?

Ну, да и я не лыком шита"
Забвение-моя цена.
Пиров мной много пережито.
И снова грянул пир-война!"

Солдат, ты помнишь эти годы?
Металлом сеяна земля,
Где зрели огненные всходы,
Её воронками стеля.

Где измерялась жизнь удачей,
Любовью измерялся долг...
Солдат, о ком сегодня плачешь?
-О тех, чей голос рано смолк.

17 лет

***

О чём пишу.

Я пишу о любви
И пишу о судьбе,
Как тяжёлые дни
Проживаю в мольбе,

Как счастливые дни
Небесам отдаю,
Устремляясь к нови,
Веселюсь и пою.

Я пишу о мечте,
Чей не гаснущий свет
Дань несёт высоте,
Превращая в рассвет

Бесконечную даль,
Безупречную синь,
Растворяя печаль
В Храме Вечных Святынь.

Я пишу о душе,
Что в плену и в Раю,
На крутом вираже
И в далёком краю

Сохранит навсегда
Окрылённость и честь,
Даже, если беда
И напастей не счесть.

Я пишу о надежде,
Что питает сердца
И ведёт нас, как прежде,
По дорогам венца,

Что не дремлет волненье
И стесняется грудь –
В краткий миг вдохновенья
Даже больно вздохнуть…

Я пишу о луне,
Чья улыбка легка,
Словно в сказочном сне,
Негу льёт свысока.

Волен наш разговор
В тихой думе ночей,
И на сердце простор
И уют от свечей…

Я пишу об ушедших,
Пряча скорбь глубоко.
В этот век сумасшедший
Мне унять нелегко,

Запылавшее пламя,
Закипевшую кровь.
Я – извечная память,
Я – слеза, я – любовь.

17 лет

***

По капле.

По капле мечту собираю,
По миру за нею иду,
Надеюсь, смеюсь и рыдаю,
Ищу, и никак не найду.

По капле любовь собираю,
И все ее вновь отдаю,
По звездному полю ступая,
О ней неизменно пою.

Люблю неземное мерцанье
Еще неизвестных высот,
И рвусь за пределы познанья
Любви, где мой сладок полет.

17 лет

***

Бег времени.

Новый мотив играет рояль,
Юные годы ветер листает.
И ничего еще в жизни не жаль,
Воспоминания болью не тают.

Легкие звуки творят чудеса,
Сердце младое торопится к звездам,
Кажется, можно достичь небеса-
В юности все гениальное просто.

Но, постепенно гаснет свеча,
В темных углах исчезают минуты.
Вот бы еще раз сыграть сгоряча!
Да не пускают старости путы.

Старый мотив, старый рояль,
Прячет слезу седой пианист,
Каждый отыгранный миг ему жаль…
Ветер срывает единственный лист.

17 лет

***

Предосеннее чувство.

В предосенней вечерней прохладе
Так уютно и дивно душе!
Мир не тонет еще в листопаде,
Но наряд свой меняет уже.

Я, как-будто, сильнее влюбился
В небывалую томность аллей,
Словно в сердце моем поселился
Сладкий сон ожидаемых дней.

Любоваться закатом бы вечно,
Ощущая волненье в груди,
И шептать в этот ласковый вечер,
Что так много всего впереди.

И слезу проливать незаметно,
И надеждой свой стон сторожить,
И поверить, что с каждым рассветом
Все неистовей хочется жить.

17 лет

***

На тихой моей Московской.

Солнце асфальт застелило
Еле заметной полоской.
Осень уже бродила
По тихой моей Московской.

Взгрустнули о чем-то ели,
Склонили ветви березы,
Как-будто укрыть хотели
Свои осенние слезы.

На нежной моей Ленинградской
Осень парадом шагала,
И все тополиное братство
В кафтан золотой одевала.

Не думала больше о лете,
И воздух дождями крапила,
И даже какой-то секретик
Она здесь тихонько таила.

Играл молодой оркестр,
Трубил продолжение бала,
На улице Достоевского
Осень нарядом сверкала.

Свернула на Комсомольскую-
Рябинки разом зарделись,
А в небо озерно-скользкое
Дорожки важно гляделись.

По Кирова прогулялась-
Какие же там аллеи!
Восторженно удивлялась
Роскошно златой галереей.

А город притих, приосанился,
Как-будто бы ждал неизбежного.
По улицам осень-красавица
Вальсировала, безмятежная.

17 лет

***

Я слышу волю.

Подчас, устав от заоконной суеты,
Я наглухо задёргиваю шторы
И, погружаясь в сладкие мечты,
Душою рвусь на вольные просторы.

Я ощущаю пряный аромат
Цветущих трав, и нежный шелест рощи,
И тёмно-фиолетовый закат,
Что после зноя свежестью полощет.

Я слышу волю. Мне она поёт
О мелодичном дуновенье ветра,
О светлячке, чей эльфовый полёт
Искрится звёздочкой до самого рассвета.

О, воля, воля! Сердцу ты отрада!
Блажен покой приюта твоего!
Как странно возвратиться мне обратно
Туда, где кроме боли-ничего.

Я плачу до надрыва, безудержно,
Уткнувшись в шелковистую траву,
А надо мной разлит простор безбрежный,
И только в нём я искренне живу.

Устав душою от вечного плененья,
От шумной, заоконной суеты,
Бегу туда, где чувствую прозренье
В объятиях нетленной красоты.

17 лет

***

Что со мной, люди?

Стены, затверженные наизусть.
Прочь, надоедливые потолки.
В вены иглой вонзается грусть,
Ночь закрывает глаза на замки.

Немощь заносит топор, как палач,
Милости ты от неё не жди.
Помощь пуста. Бесполезен плач.
Смерть-конец моего пути.

Сердце, просоленное от слёз,
Тело кромсает слепая боль,
Мысли стрелой в воспаленный мозг…
Что со мной, люди? Что со мной?

Стала душа предметом тоски.
В сладостном предвкушении пира,
Вяло болезнь отрезает куски
От моего обречённого мира.

Невыносимо молчанье окон,
Рвётся из легких отчаянно вой,
В пепел забвения я превращен…
Что со мной, люди? Что со мной?

17 лет

***

Юрга в золотом сентябре.

В предрассветной заре воздух чист и прохладен,
Блики солнца танцуют в сиянии рос,
В золотом сентябре, в листопадном параде
Город тих и задумчив, исполненный грёз.

По низинам туманы распластались вуалью-
Кружевною и лёгкой, с россыпью серебра,
Предрассветно-небесной, перламутровой шалью
Принакрыла Юргу золотая пора.

По ковру бархатистому, да под арки деревьев,
Незатейливой лентой, стремящейся вдаль,
Убегают в мечту городские аллеи,
Затаив для прохожих неземную печаль.

Невесомые тени, в полудрёме, скользнули
По асфальту, озябшему от прохлады ночной,
Оживает Юрга, только звёзды уснули,
Что дарили в ночи небосводу покой.

Разгулялся художник-рассвет по Проспекту,
Своей кистью искусной подправляя пейзаж,
В золотой пелене, будто, канула в лету
Суета-маета. И с небес только блажь!

17 лет

***

Листьев прощальная песня,
Ветра уставший блиц,
Слышится из поднебесья
Крик уставших птиц.

Осени дивной томленье
Тихому счастью сродни,
Сердце без сожаленья
Встретило хмурые дни.

17 лет

***

Послушай музыку любви.

Послушай музыку любви!
О, как она теперь прекрасна!
Как-будто в солнечной нови
Плывет. И воля ей подвластна.

Ну разве выразят слова
Такое трепетное чувство?
Лишь только музыка! Она-
Непревзойденное искусство!

Она лишь может проникать
В глубины всех сердец влюбленных,
На слезы счастья обрекать
Ее звучаньем упоенных.

Она, как всемогущий маг,
Наполнит душу многозвучьем.
И ветерком нежнейших благ
Разгонит тягостные тучи.

Послушай музыку любви!
Пред ней все истины бессильны.
Она, как гимн, звучит – живи!
Люби так преданно и сильно,

Как только сердце может снесть,
И как душа желает страстно!
Когда любовь на свете есть,
Тогда и музыка прекрасна!

17 лет

***

Цветущий май.

Цветущий май! Он весело поет,
Березки платья нежные нежные одели.
По тротуарам белые метели,
В садах и парках снежный хоровод.

Цветущий май! Какая благодать!
Какая пышность красоты нетленной!
Живое все весне благословенной
Спешит неистовство души отдать.

Цветущий май! О, как я им польщен!
Ликующий, роскошный, соловьиный!
Как жаль, что путь мне выпадет не длинный.
Цветущий май! А будет ли еще?

17 лет

***

Я прохожу дорогами погибших.

Я прохожу дорогами погибших,
О судьбах их гадая, невзначай.
Сквозь гроздья лет, над временем нависших,
Таится глубочайшая печаль.

Ловлю ее неоскверненным сердцем,
Скрываю набежавшую слезу.
Хочу…Но, нет…Все-ж, не могу стерпеться
С погибелью. И тихо скорбь несу.

17 лет

***

Травушка-муравушка.

Травушка-муравушка, что дрожишь ты в полюшке,
Тянешь к солнцу ясному стебелёчки-цветики?
Ты поведай, милая, мне о вольной волюшке,
Да напой, родимая, песенки-куплетики.

Убаюкай душеньку шёпотом ласкающим,
Укачай тревожную мягкою волной,
Отпусти печаль мою, пусть же в небе тающем
Порезвится с ветрами в тишине ночной.

Упаду на травушку, сердце волей полнится.
Средь душистой, шёлковой можно ли тужить?
Прошепчу желание (может быть, исполнится)
После жизни суетной в чистом поле жить.

Травушка-муравушка, что дрожишь ты в полюшке?
Боль мою бездушную негой умоли.
Не найти мятежному мне счастливей долюшки,
Да вдали от этой любящей земли.

17 лет

***

Я – молящийся раб у Святого порога.

Боль, слезами залитая,
Сердце стонет ночами,
Километры отсчитаны
И любви и печали.

Что мечталось и грезилось –
Превратилось в забвение.
Разбиваются вдребезги
На осколки мгновения.

Рвутся нити надежды,
Словно ржавые струны,
Не вернутся, как прежде,
Мои легкие думы.

От беззвучного плена
Не спасется истома,
Не обрушатся стены
От безгласного стона.

Я в смертельных объятьях
Лишь смирившийся пленник,
У Святого Распятья
Преклонивший колени.

Телом бренным ослаб,
Духу ж вечна дорога.
Я – молящийся раб
У Святого порога.

17 лет

***

Нас Родина питает силой.

Нет, я не раб в своей стране!
Не говорите мне об этом!
Россия, руганная светом-
Святая благодать во мне!

«Россия падшая, чужая…»,
Повсюду слышен злобный глас.
А я ее такой не знаю
Ни в час лихой, ни в светлый час!

Не делайте ж дурных признаний!
Нас Родина питает силой!
Мы все-рабы своих желаний.
Но только не рабы России!

17 лет

***

Я и плакальщик твой, моя русская нива.

Я и плакальщик твой, моя русская нива,
Я и твой благодарный, звонкогласый певец!
Не смотри в этот век ты опять сиротливо,
Проклиная жестокость и дрянность сердец.

Как не судят тебя – ты всех сильных сильнее,
Моя русская нива – всем святыням глава!
Знай, что тех меньшинство, кто любить не умеет,
Если б было их больше, ты б давно умерла.

Я – твой любящий сын. Твой молельщик смиренный.
Пусть в глаза говорят: больше Родины нет.
Буду я повторять: кто не Божий, тот бренный!
Русь нам Богом дана в славу будущих лет!

17 лет

***

Русь моя, белоствольная.

В сердце моё влюблённое,
В душу мою бездонную
Пала ты мукой невольною,
Русь моя, белоствольная.

Пала ты негой сладостной,
Сердцу покойно и благостно.
Вера твоя стокрылая
Всё перетерпит, милая!

Сила в тебе могучая,
Жажда свободы жгучая!
Ты не поддашься отчаянью,
Русь моя, свято-венчальная!

Нет мне надёжней пристани!
Только любовью истинной,
Только молитвой нетленною
Возвысишься, благословенная!

В сердце моё истомное,
В душу мою обнажённую
Пала ты болью приятною,
Русь моя, необъятная.

17 лет

***

Ты во мне – сила русских слов.

Выживая, прошу: «Не отринь!»
«Не отринь!» - прошепчу, умирая.
Я – обитель твоих Святынь,
Твоего обитатель Рая.

Помолись за меня. Спеши!
Повторить бы твои молитвы.
Я – Хранитель твоей души,
Хоронитель душевной битвы!

Нас навеки с тобой в одно,
Русь моя, судьба превратила.
Ты во мне – сила русских слов,
Я – твоя словесная сила!

Выживая, прошу: «Избави!»
«Избави!» - прошепчу, умирая.
Я – лишь искра в твоей любви,
Ты – любовь во мне! Да без края!

17 лет

***

Россия-мой неугасимый свет!

Россия-неизменное светило
В душе неиссякаемой моей!
В любви я клялся. А она любила.
Я верен был. Она была верней.

Я защитить хотел её от смрада,
От унижений, что судьба вещала.
Но, обрывая нити в пекло ада,
Она меня от смрада защищала.

А я желал взрастить добро из семя,
Что Русь-земля в пшеницу обратила.
Пока желал, она, не тратя время,
Во мне добро душевное взрастила.

Пока мечтал спасти её от бед,
Она меня уже от них спасала...
Россия-мой неугасимый свет!
Моей души извечное начало!

17 лет

***

Расцветай, моя Русь!

Расцветай, моя Русь!
Обретай, моя Русь
То величье, когда-то воспетое.
Я тебе поклонюсь,
До земли поклонюсь
Своей песней, пускай недопетою.

Будь всегда молода!
Весела и горда!
Дай Господь тебе долю счастливую!
За тебя помолюсь
И слезами прольюсь
Я на долю твою терпеливую.

Пусть судьба нелегка-
Это только пока.
Все плохое - напрасное, тленное.
Ты же вечно живи!
Ты же вечно люби!
Русь сердечная, благословенная.

17 лет

***

Русь моя, ты меня ли оплачешь?

Русь моя, ты меня ли оплачешь,
Освятишь ли мой выдох последний?
Я-твой любящий сын, не иначе,
Я-твоей благодати наследник.

За тебя распишусь, дорогая,
На судьбе своей русскою кровью,
И уйду, от разлуки сгорая,
И вернусь бесконечной любовью.

И прольюсь я слезами блаженства
На твои шелковистые травы.
Русь моя, стань во мне совершенством!
Стань знамением божьим, по праву!

17 лет

***

Россия святая, как лики с икон!

Россия во мраке? Ну, скажете тоже!
Россия святая, как лики с икон!
А если вы бьете друг друга по роже-
Она здесь, поверьте, совсем не причем.

Мы сделали выбор-все счастье во власти,
Теперь за ценой недосуг нам стоять.
Россию, как лист, рвем на мелкие части,
А то, что ей больно, не можем понять.

Затмение душ, деградация мыслей
Позволили нам закусить удила.
Мы-демоны мрака и суетной жизни.
И только Россия, как Ангел, светла!

И только Россия чиста, как и прежде,
Хотя, оскверняем ее вновь и вновь.
Но, все-же, опять нас спасает в надежде,
Что мы обретем в ней святую любовь.

Господня земля-нас взрастившая мать,
Несущая радость и скорбь сквозь года.
Нам некуда, слышите вы, отступать!
Россия за нами! Так будет всегда!

17 лет

***
Очарованьем ночь полна.

Очарованьем ночь полна.
Волнует лунное сиянье.
Ловлю несмелое дыханье
Всёпоглощающего сна.

Ловлю тишайший звон струны,
Его объятий не нарушу.
Свою мятущуюся душу
Доверю царству тишины.

Очарованьем ночь полна.
Пора несбыточных желаний.
О, ветер, жаждущий признаний,
Покой сторожит у окна.

Отточен месяц, как мечты,
Изящно звёздное пространство.
Немых теней непостоянство
Людской не знает суеты.

Очарованьем ночь полна.
Томится сердце ожиданьем
С любимой страстного свиданья...
Да, только далека она.

Так далека, что не услышит
Мои молитвы в тишине.
Очарованьем ночка дышит!
Очарованьем ночка дышит
И лишь блаженство дарит мне.

17 лет

***

Жду свидания с осенью.

Пусть безмолвствует ветер, траву пригибая,
И, срывая с дерев листья-крошит их в пыль.
Ты придёшь, ты вернёшься-я верю, я знаю!
Превратишь моё счастье из небыли в быль.

Я тебе, долгожданной, без остатка доверюсь,
Исповедуясь как перед ликом святым-
Потому так мучительно жду и надеюсь
На свиданье с тобой под венцом золотым.

Я поверю тебе безоглядно, бездумно,
Только лишь листопадом меня обними
И сыграй мне дождём на веточках-струнах
Романтичную песню осенней любви.

Пусть снежок порошит опустевшую землю,
Пусть по златому полю кружит серебром,
Я запомню мотив! Всей душою приемлю!
И тебе напою, когда будем вдвоём.

17 лет

***

В эту пору, осенне-жеманную.

В эту пору, осенне-жеманную,
Когда небо разит бирюзой,
Стала ты вдруг любовью обманною,
Стала ты неминучей слезой.

А любовь эта запаха мятного,
Да багряного цвета рябин.
Как же много мне в ней непонятного,
Потому в эту пору один.

Потому все смешалось в единое,
Закружилось в лихой листопад.
А была ты такою любимою,
И любимым был нежный твой взгляд.

Ощущали мы чувство безмерное,
Но в осенний, изнеженный день
С нами что-то случилось, наверное,
Вдруг нависла какая-то тень.

Словно дымку меж нами туманную
Равнодушие вдруг нанесло.
Стал чужим я, а ты нежеланною-
Этой осенью нам не везло.

Желтый ветер все чувства повывеял,
Безнадежность оставив взамен.
Каждый, может быть, что-то и выменял,
Судьбоносных ища перемен.

17 лет

***

Я мудрость слова ненасытно пью.

О, счастлив я! Теперь, как никогда!
И каждый миг счастливее другого!
Как бесконечно ценно в жизни слово,
Живительно, как чистая вода.

Я припадаю к фразам, как к ручью,
И наслаждаюсь истинным блаженством.
Я мудрость слова ненасытно пью
И наполняю душу совершенством.

И наполняю сердце чистотой,
Алмазной чистотой, неповторимой.
Истомой слова - легкой и незримой,
Я упиваюсь, как водой святой.

Мне мило всё, что время подытожит:
Страданья, слёзы, благостную новь.
Лишь под черту ввести оно не сможет
Мою неугасимую любовь.

Её источник-вечный, как года,
Вольётся в океан любви Вселенной.
И станет он энергией нетленной...
Я счастлив оттого, как никогда!

17 лет

***

Мой сладок путь.

Мой сладок путь. Он слаще, чем вино.
Я упиваюсь им до полного безумья.
Я тороплюсь. И мига на раздумье
Мне в этой жизни, знаю, не дано.

Я тороплюсь страдать и наслаждаться,
И восхищаться благодатью дней-
Один из коих мне не даст дождаться
Ночного танца тающих огней.

Но не позволю мыслью иль догадкой
Гармонию надежды нарушать.
Чужда мне смерть. Её объятья гадки.
-Я буду жить! – мне хочется кричать.

Я буду жить сквозь горести и боли,
Сквозь муки все, сулящие беду.
В душе моей сокрыта кладезь воли,
Свой путь земной достойно я пройду.

Мне так легко, что жизни угасанье
Уже не может сердца стук вспугнуть.
Нет, не залью свою судьбу слезами.
Недвижим я, но всё-ж, мой сладок путь.

17 лет

***

Вот и май пролетел незаметно.

Вот и май пролетел незаметно,
Но в разлуке шепнул: «не грусти!
Синеглазое, юное лето
Слышишь , в сердце стучится? Впусти!»

Обогреет оно, обласкает,
И подарит усладу в душе,
Да наполнит, живую, до края
Благозвучьем лесных кутежей.

Разольется душистым медочком,
Пряным запахом сон отобьет.
А помашет зеленым платочком,
Да затеет шальной хоровод-

Тут и вовсе веселью раздолье!
Словно не было в сердце тревог…
Стало б лето вдруг сладостной болью,
Я б от боли от той изнемог.

17 лет

***

Где-то Ангелы в небе сбираются сонмами.

Где-то Ангелы в небе сбираются сонмами
И Создателю вся песни-гимны поют,
И влекутся на Землю куполами церковными,
Чтоб воссОздать средь них свой небесный приют.

Чтоб земному нести неземное причастие
И слезу погасить на святых образах,
Чтобы в душах людских отыскать сопричастие
И любовь оживить в утомленных сердцах.

Чтоб воздвигнуть преграду безликому, чуждому,
Бросить семя добра в плодородность земли,
И взрастить многократно духовными нуждами,
В коих люди бы мудрость души обрели.

В коих жили в молитвы ночами бессонными,
Создавая в душе и на сердце уют…
Где-то ангелы в небе сбираются сонмами
И Создателя вся песни-гимны поют.

17 лет

***

Зимнее вдохновение.

Серебрится уставшее поле,
От мороза озябла река,
В седовласом, унылом раздолье
Серой мглою висят облака.

Вся округа пропитана ленью,
Замерзает дыханье ветров...
Ты ж не мёрзни, моё вдохновенье,
Закружи пенной лентой из слов.

Затяни меня в вихрь раздумий,
Сладкогласо мне строки напой,
Чтоб на грани духовных безумий
Я воссоздал портрет неземной.

Чтоб пылал мой неистовый гений
И хранил кроткой музы свечу,
Чтоб не знала душа приземлений
И пожухлых от времени чувств.

Посвяти меня в таинство лиры-
Её тихий полёт мне важней!
Научи меня к ней, тонкокрылой,
Относиться, как можно, нежней...

Пышно, свято природы венчанье,
Недалёки итоги зимы-
Благоденствие зимней печали,
Мелодичность духовной струны,

Неприкрытое маской волненье
От хрустального звона ветвей...
Ты ж не мёрзни, моё вдохновенье
В снегопадном кружении дней.

17 лет

***

Вешний день разбудил, растревожил.

Вешний день разбудил, растревожил,
Ветерок песню утра напел,
Понимаю, как мало я пожил,
И как много еще не успел.

Открываю окно в мирозданье,
Звуки в комнату, в унисон,
Слышу скромной березы дыханье
И влюбленного тополя стон.

Слышу шепот травы изумрудной,
Где-то вторит признанья скворец.
Понимаю, как в слово все скудно,
А богатство в глубинах сердец.

В синем небе ни облачка грусти,
Льется дивная свежесть с высот,
Стайки птиц (небо их не отпустит)
Совершают свой легкий полет.

Жизнь весной молода и беспечна
Через миг, через год, через вечность.
Понимаю, как жизнь бесконечна,
Значит, я вместе с ней – бесконечность.

17 лет

***

Предстану пред Богом с любовью.

Живу не мудрёно, а мудро,
Оставив наивные бредни.
Встречаю пришедшее утро,
Как первый раз и последний.

Открытым сердцем встречаю,
И в дом распахну оконце,
С радостью и печалью
Себя доверяя солнцу.

Упрямо двигаюсь к цели:
Бездвижен и безнадёжен,
Ни месяцы, ни недели-
Миги свои итожу.

Предстану пред Богом с любовью,
Себе запретив озноб,
Скажу-Широко жил! Вольно!
Жадно я жил! Взахлёб!

17 лет

***

Слова мои будут просты.

Сегодня душой не заплачу,
Слова мои будут просты:
Летите на крыльях удачи,
Мои неземные мечты!

Летите всё выше и выше,
В седую туманность высот.
Объятый космической тишью,
Счастливым ваш будет полёт!

Летите, не ведая стона,
Сквозь тернии к звёздам, скорей!
И слейтесь с Божественным звоном
Под россыпь манящих огней!

17 лет

***

В кругу друзей мне больше не сидеть.

В кругу друзей мне больше не сидеть,
Ушли друзья – кто просто, кто навеки.
Не удалось нам песню молодецкую допеть,
И я один. И смеживая веки,

Я вижу их – своих друзей родных –
Весёлых, молодых, неосквернённых.
Я провожал в последний путь иных,
И поминал, печалью утомлённый,

И плакал над могилами порой,
Порой на волю отпуская мысли,
Скорбел о них, не прогоняя боль,
И сожалел, что не ценил при жизни.

17 лет

***

О, ищущий пути...

Средь бурь, пустой разрухой славных,
Сквозь сумасшедшие века,
Уж, всяк из нас помял бока,
Век приручая своенравный.

Столь непокорный бег времён
Рождает в нас экстаз минутный,
Попав в его стальные путы,
Жестоко таинством спалён

Ты будешь, вечный пилигрим.
Не прийдет истинность мгновений.
И только толика сомнений
Твой разум свяжет с неземным.

О, ищущий пути средь вех!
Ты не постигнешь тайн собранья,
Творящих чудо мирозданья,
Пока не изживёшь свой грех.

17 лет

***

Я осенью становлюсь.

Тени, крадутся тени,
По выщербленной стене.
Прячется дождь осенний
В бредовом моем сне.

Чертит печальные звуки
Бездомный, усталый дождь.
Бродит, страдая от скуки,
В ночи, неприкаянно, дождь.

Воет, как волк от голода,
Ветер, жалясь луне.
Холодно, холодно, холодно
В моем обреченном сне.

Зябко трепещут деревья,
Мир-листопадная грусть.
Я мерзну, я леденею,
Я осенью становлюсь.

17 лет

***

Негоже белой птице жить в неволи.

Негоже белой птице жить в неволи!
Согласен с там. Однако же, живёт.
Хоть бьёт крылами в сумерках, до боли,
Но, солнце лишь взойдет - и запоёт.

И затрепещет вольное сердечко
В проклятой клетке, клетке золотой.
И позовёт туда, где шепчет речка,
И плещется божественной покой.

Где ослепляет ранних рос искристость,
И освежает ветер небосвод,
Где трав не утомленная волнистость
Благословит на благостный полёт.

Где аромат цветов так совершенен
И так приятен вздоху с высоты-
Когда душа полна изнеможенья
От вольности - без края, без черты.

Зов синевы! Что в жизни есть дороже?
Лишь ей доступно жажду утолить...
В неволе белой птице жить негоже!
Согласен в тем. Да, плен не умолить.

17 лет

***

Мой дух закалялся в борьбе.

Я телом бездвижен и вял,
Душою широк и безбрежен,
Я мыслью пытлив и удал,
А сердцем отзывчив и нежен.

Мой дух закалялся в борьбе,
Меня не подвёл он ни разу.
За это обязан судьбе,
А Богу вдвойне я обязан.

17 лет

***

Не таи в себе стужу усталую,
Непроглядная, мрачная ночь.
Подари мне мгновение малое,
Чтобы смог свою боль превозмочь.

Подари ты мне чувство истомное,
Чтоб испить его негу до дна,
И сменить ожиданье со стонами
На святые объятия сна.

17 лет

***

Шепчет ветер разлуку упрямо.

Шепчет ветер разлуку упрямо.
Оттого ли я с ним не в ладах?
Всё так зыбко, печально и странно,
Будто бродит по сердцу беда,

Будто бродит по сердцу кручина,
Забивает все думушки сном.
Слабый свет дарит стенам лучина,
И шныряет метель за окном.

И сплетает пейзаж пеленою,
Будто таинство в ней схороня,
Тешит зимушку звучной струною,
Лишь утешить не хочет меня.

Запорошило след одинокий,
Что оставила ты на снегу…
Для тебя я незваный, далекий,
Оттого ль не страдать не могу?

Оттого ль все так зыбко и странно,
Что грущу в этот миг ни о чём?
Шепчет ветер разлуку упрямо,
Только он здесь совсем не при чём.

В кутерьме леденящей, мятежной,
Где-то бродит любовный недуг-
Вспомню лишь о тебе, самой нежной,
Что-то теплое по сердцу вдруг…

17 лет

***

В тихий, ласковый вечер.

Тихий, ласковый вечер мне в окошко стучится,
Соловьиные трели, словно гимны в тиши.
Сердце, юное сердце в ожиданье томится,
И к тебе, не моей, на свиданье спешит.

Знаю, думы напрасны и желанья напрасны,
Даже нежности взглядом не подаришь ты мне.
Тихий, ласковый вечер, до безумья прекрасный,
Мне страданья играет на скрипичной струне.

Тесно сердцу и душно, стонет в нудной печали,
Оттого, что сейчас не со мной весела.
Тихий, ласковый вечер негой потчует дали,
Мне же хочется память сжечь сегодня дотла.

До тебя далеко, самой нужной на свете-
Не дойти, не доплакаться, не дозваться в тиши.
Тихий, ласковый вечер неожиданно светел,
Пресвятая обитель для влюбленной души.

17 лет

***

Не жду, не зову, не плачу,
Любовью не обольщаю.
Уйду, не могу иначе.
Вернуться?-Не обещаю.

17 лет

***
Сплетает жизненная нить...

Сплетает жизненная нить
Противоречья:
Добро и зло,
Прощенье-месть,
Разлука-встреча,
Полёт души-печалей груз,
Ложь-откровенность,
Холодный взор и пылкость чувств,
Измена-верность,
Избитость неумелых фраз
И приземлённость...
Сплетает жизнь не в первый раз
Грех и духовность.

17 лет

***

По капле мечту собираю,
По миру за нею иду,
Надеюсь, смеюсь и рыдаю,
Ищу, и никак не найду.

По капле любовь собираю,
И все ее вновь отдаю,
По звездному полю ступая,
О ней неизменно пою.

Люблю неземное мерцанье
Еще неизвестных высот,
И рвусь за пределы познанья
Любви, где мой сладок полет.

17 лет

***

По-лермонтовски.

Я молод. В лермонтовской страсти
По слову вечному брожу
И ощущаю много страсти,
И много силы нахожу.

Пускай недугом укрощён,
Но, жизнью, все-же, не прилизан,
По-лермонтовски воплощён
Не загружать себя капризом.

То, вдруг, мятежный и живой,
То молчаливый и смиренный,
Парю над собственной судьбой,
Её границей окаймленный.

Парю...как облако над миром,
Смыкая бесполезный круг,
И только месяц сиротливый-
Мой вечный спутник, верный друг.

И только он диктует смысл
И ставит главное в итог-
Объединенье слов и мыслей
В единый, несравненный слог.

И только он-свидетель давний
Моих падений и побед
Не принимает оправданий
И ссылок на наивность лет.

А я, по-лермонтовски, таю,
С немой неволей обручён,
Брожу по мыслям. Неприкаян.
Непримирим, но...обречён.

17 лет

***

Рождена ли ты, чтобы миловать?

Непорочная, как Дева Пречистая,
Рождена ли ты, чтобы миловать?
Я люблю тебя жадно, неистово,
Синеглазая, сердцу милая.

Я люблю тебя, тая в безбрежности
Святости твоей, златовласая,
Растворюсь в твоей тихой нежности,
Только ты позволь, моя властная.

Очарованный ликом божественным,
Я забуду насущное вечное,
Песнопеньям отдамся торжественным,
Чтоб воспеть тебя, безупречная.

Дивной кротостью душа околдована,
Восторгаюсь, и каюсь, и мучаюсь.
Цепью жизнь моя крепко окована,
Только ты во мне-вера жгучая.

Подчиняясь душевным волнениям,
Распахну тебе чувство истое.
Помолюсь и шепну без стеснения:
Я люблю тебя, Дева Пречистая.

17 лет

***

Прошу не высших благ земных,
Не сладкий миг успокоенья,
Не кладезь ценностей златых,
А блага Божьего - терпенья.

17 лет

***

В творенье истинном я вижу жизни суть-
Оно обогащает, а не губит.
Благодарю судьбу за верный путь-
Творить, любить, как Бог творит и любит!

17 лет

***

Блаженство души.

Опутана благой истомой,
Обвита негой величавой,
Так легкокрыла, невесома!
Душа блаженство источала.

Питала мир благословенный
Созвучием любви и веры,
И чувств высоких, вдохновенных.
Господнему внемля примеру,

Она несла поток могучий
Энергии молитвословной,
Крошившей в прах все злые тучи
Своею святостью духовной.

Она была неутомима!
Не ведая изнеможенья,
Так бесконечна и...незрима,
Несла по миру причащенье.

Не жаждала рукоплесканья,
Была смиренною в дороге,
Изведав на Земле страданья,
Стремилась раствориться в Боге.

17 лет

***

Я душу не засоряю.

Я душу не засоряю ни злобой, ни стылой местью,
Ни дерзостью, ни упрёком, ни грузом слепых обид,
Ни приторно-сладкой ложью, ни липко-противной лестью.
Я душу не засоряю. Так совесть моя велит.

Я душу не засоряю тщеславием и досадой,
Живут в ней любовь и вера, и страждущая мольба,
Открытость прекрасным чувствам, а подлости здесь не надо.
Я душу не засоряю. И так мне велит судьба.

Я душу не засоряю судилищем над другими,
Стремлением позабавить грехами бренную плоть.
Царит в ней святая церковь с иконами золотыми.
Я душу не засоряю. И так мне велит Господь.

17 лет

***

За смертями.

Зажжем же, прошу вас, свечи.
Помянем тех, кто не с нами.
Поднимем бокал за встречу,
За нашу, там, за смертями.

Давайте споем им песню
Какую они любили.
Я знаю, мы будем вместе.
Они нас еще не забыли.

Давайте помянем грустью
Легкой, а не убогой.
И памятью их отпустим
В святую обитель Бога.

Сегодня нам так не хватает
Всех тех кто уже не с нами.
Но, смерть для того разлучает,
Чтоб вновь свести, за смертями.

17 лет

***

Тихо уйду, без рыданий и слов.

Чувства теснятся и гибнут в борьбе,
Мысли забыли про здравость и смысл.
Я, покорившись своей судьбе,
Раненой птицей над бездной завис.

Стужа упрямо стучится в окно,
Злится, рычит, и неистово бьет,
Хочет она превратить давно
Сердце моё изболевшее в лёд.

Тесно душе в перезвоне оков,
Смажу слезой цепь манящих дорог…
Тихо уйду, без рыданий и слов,
Чтоб возродиться в тебе, мой Бог.

17 лет

***

Болен осенний дождь.

Болен осенний дождь,
Каждая капля-стон.
Бродит в ночи дрожь,
Словно тяжёлый сон.

Бродит в ночи страх,
Мёрзлой делая быль.
Каждая капля-страх,
Каждая капля-пыль.

В чёрной, ночной глуши,
Дорогу себе не найдя,
В бездну усталой души
Канули капли дождя.

17 лет

***

А рвутся жизни.

Округу раня
С печальным стоном,
Гитара манит
К себе с поклоном.

А я играю,
Не зная ноты,
Я исполняю
Судьбы полёты.

Минуя мысли,
Упрятав думы,
Сужу о жизни,
А рвутся струны.

Тонки нелепо,
Звучат несмело,
Они из пепла,
А мне нет дела.

Блуждая в думах,
Завязнув в мыслях,
Сужу о струнах,
А рвутся жизни.

17 лет

P.S. Здесь со смыслом-люди за материальным
готовы забыть свою жизнь, в то время, когда
столько горя на Земле:

(Блуждая в думах,
Завязнув в мыслях,
Сужу о струнах,
А рвутся жизни.)

И наоборот, люди судят о духовном, о горе,
о жизни поверхностно, равнодушно:

(Минуя мысли,
Упрятав думы,
Сужу о жизни,

А рвутся струны.)

А годы, как пепел-рассеялись,
и человека уже нет на этой Земле.

***

Упоённая лунность.

Упоённая лунность
даль собою чарует,
легкокрылая юность
завещает покой.
Я сегодня безгрешный-
это Бог мне дарует,
я теперь безмятежный,
не прикрытый тоской.

Я сегодня свободный,
словно ветер-гуляка,
и готовый к походу
в бесконечную ночь.
Я сегодня счастливый-
нет ни стона, ни крика,
месяц мой сиротливый,
не пытайся помочь.

Мне так дышится вольно
в миг последний, усталый,
сердцу словно не больно,
сердце словно поет.
В моей призрачной яви
утешений немало,
моё слово прославит
мой последний полет.

Ночь разрушила стены,
что когда-то держали,
я сегодня блаженный,
словно вечный святой.
И стихи мои льются
письмецом на скрижали
не с обыденным чувством,
а с горячей мечтой.

17 лет

***

Пой же мне, ветер заснеженный!

В стужу седую, унылую,
Ветер, мне песню напой.
Канет мечтой легкокрылою
В душу мотив удалой.

Буду я слушать волшебную,
Сердце в мечтах растворив.
Дикую боль, непотребную,
Болью любви утолив.

Буду я слушать прекрасную,
Слезы истомы пролью,
Нудную стужу, напрасную,
Прочь изнутри прогоню.

Пой же мне, ветер заснеженный!
Песней любви услади!
В ночку, метелью изнеженной,
Сердце моё укради!

17 лет

***

Мне слышен глас.

Мне слышен глас:" Ты жить учись,
Не обесцвечивая жизнь,
Не обезличивая жизнь,
Не утомись, но покорись!

Моей ты Воле покорись,
Не замораживая мысль,
Не загораживая мысль,
К моей ты вере обратись!

Люби и верь! – вот твой пароль –
Не обездоливая боль,
Не обезболивая боль,
Сыграй достойно эту роль!

Не дай же памяти истлеть,
Не дай мгновеньям умереть,
Ты жить учись, учись терпеть,
И сможешь все преодолеть!"

Мне слышен глас в бредовом сне-
Толь это Бог пришёл ко мне,
Толь шёпот, тающий в окне…
Мне слышен глас извне. Извне.

17 лет

***

С великим уважением! Антон.

Опять пишу. О чём писать, не знаю.
О том, о сём хочу вам рассказать.
Усердно мысли в кучу собираю.
Но все напрасно. Их не удержать.

Как я живу? Да ничего, как-будто.
Душа моя тоской не занята.
И не считаю миги и минуты.
И не страшит последняя черта.

Что мало видел-я не сожалею.
не плачу об утраченном давно.
Что много знал-оно куда важнее.
Пусть даже в жизни что-то не дано.

Пусть даже в жизни что-то не случится.
О том не буду плакать и скорбеть.
Зато душа моя вольней, чем птица.
И может в небо звездное взлететь.

Объять луну. И сильными крылами
Взмахнуть и улететь куда-то вдаль.
И долго-долго плыть за облаками.
И не познать вселенскую печаль.

А боль? Что боль. И говорить не стоит.
О ней, телесной, я давно забыл.
Душевной все-же боли удостоен.
А без я просто бы не жил.

А без неё дорога-не дорога.
А так-одна сплошная мерзлота.
Та боль от счастья, от любви, от Бога.
Она-духовной жизни красота.

Я с ней живу. И с ней уйду из жизни.
И пронесу сквозь вечность жизни той.
Я пропитаю чувства ей и мысли.
И назову Воистину Святой.

Ну вот и всё. Уже погасли свечи.
Что не сказал, доскажется потом.
Живите с миром! И до новой встречи.
С великим уважением! Антон.

17 лет

***
В моменты наивысшего общенья.

В моменты наивысшего общенья
К истокам веры тянется душа
И просит вновь Святого Окрещенья,
Свои грехи невольно вороша.

Еще вчера была непокаянной,
Сегодня горько исповедь ведёт.
Желая стать спасённой и небранной
Своё «прости!» к Распятию кладёт.

В надежде пылкой обрести прозренье
Молитвой оглашает Божий Храм.
Зовёт и ждёт Всевышнего Знаменья.
И молвит: «За прощенье всё отдам!»

17 лет

***

Любовью вонзаюсь в зло.

Промозглая серость дна,
А в чувствах, как в Храме, светло.
Молитву в себе храня,
Любовью вонзаюсь в зло.

Поэзией мир объяв,
Блаженством вливаюсь в сон,
Добром проникаю в явь,
Мечтой обрываю стон.

Надеждой врастаю в мысль,
Судьбы не считаю срок.
Тебя прославляю, жизнь!
В тебе растворяюсь, Бог!

17 лет

***

Помолись обо мне, мама, милая.

Помолись обо мне, мама, милая.
Да услышат молитву в Храме Господа-
Нарекут святой тебя, терпеливая,
А меня-твоей силою крёстною.

Да, наделим мы душу любовью,
Пусть же будут наши помыслы чистыми,
А сердца, освящённые Божьей кровью,
Засияют солнышками лучистыми.

Да избавим свой разум от искушения,
Да восславим праведность и справедливость,
Да попросим у Господа-Бога прощения,
Да раскаемся за нерадивость.

Да раскроем друг другу объятия
И простим. И прощая, помолимся
На святое Христово Распятие-
Ненавидеть тогда отневолимся.

Отневолимся плакаться-маяться,
Устыдимся мы грехопадения,
А молитва поможет справиться,
Испросить Божье Благословение.

В эту ноченьку, ночку дивную,
Помолись обо мне, мама, милая-
Станем мы с тобой силой единою,
Станем волей несокрушимою.

17 лет

***

Благодатное небо любовью во мне,
Благодатное солнце лучом по стене,
Благодатные ветры верой в душу мою...
Я живу благодатью в благодатном краю.

17 лет

***

Звёзды парадом душу лелеют.

Звёзды парадом душу лелеют,
Хватит ли взгляда, чтоб любоваться,
Хватит ли вздоха – губы немеют –
Хватит ли слова любимой признаться?

Хватит ли воли стон свой запрятать,
Хватит ли доли – на покаянье,
Смотрят иконы тихо и свято,
Хватит ли сердца облегчить страданья?

Стелются крылья над облаками,
Хватит ли силы в небе резвиться
Хватит ли веры – к Богу руками,
Хватит ли платы за всё расплатиться?

Хватит ли воли - стон свой запрятать,
Хватит ли доли - на покаянье?
Смотрят иконы тихо и свято.
Хватит ли сердца - облегчить страданья?

Хватит ли неба - чтобы над всеми,
Хватит ли разума - чтоб разобраться?
Мысли кружатся, как карусели.
Хватит ли Вечности - за ними угнаться?

17 лет

***

Где же ты, соловушка?

Песня соловьиная
Не звучит в саду,
В эту ночку длинную
Утону в бреду.

Думы, мои думушки,
Не видать конца,
Словно злые кумушки
Судят молодца.

За окном Высочеством
Светится Луна,
Выжгло одиночеством
Душеньку до дна.

Ох, не выйти в сад ночной,
Ночку не обнять,
Не припасть к земле щекой,
Трепет не унять.

Где же ты, соловушка?
Песню мне напой!
Серая головушка,
Подари покой!

Заиграй, гармошечка,
Да с луною в лад...
Отворю окошечко
В соловьиный сад.

17 лет

***

Облака.

Всклокоченные облака
Плывут по небу одиноко.
Плывут года, плывут века-
У них нет жизненного срока.

А жизнь, что кадровый пейзаж
В окне спешащего вагона.
Она-то спуск, а то-вираж,
А то-дорога для подъёма.

Лишь облака, как сам покой,
Плывут в сиреневые дали.
Сначала век, потом другой-
По нескончаемой спирали.

Презрев земную кутерьму,
Они плывут, плывут, как прежде.
И вот уже не мне - ему
Рукою машут белоснежной.

17 лет

***

Не плеснёт вода.

Не плеснёт вода. В изнеможении,
Спряталась волна на берегу.
Как же редко вижу в отражении
Чернь густую пьющую луну.

Словно поле, сеянное росами,
Заискрится ленточка реки.
Мне б пройти по ней ногами босыми
Всем законам рока вопреки.

Мне бы пить с луною бездну чёрную,
Жажду воли в ней бы растворить,
Чтоб душа, в земное облечённая,
Научилась в неземном парить.

17 лет

***

До неприличья сжатое пространство.

До неприличья сжатое пространство
Моей судьбе предсказывает крах,
И я, попавший в призрачное царство,
Давно не отражаюсь в зеркалах.

Я растворяюсь в молчаливых стенах,
Я остаюсь незримым для людей,
И только боль, скребущая по венам,
Всё нестерпимей, всё сильней и злей.

И только слабость, верная подруга,
Бессонной ночью стон мой стережёт,
И воет смерть, как загнанная вьюга,
И жизнь мою безжалостно стрижёт.

Но я привык к её признаньям страстным.
Да, только смерти что мне предложить?
А жизнь так многоцветна и прекрасна!
И счастлив я, что довелось мне жить.

Пусть даже мир сожмётся до кровати,
И даже тень устанет от меня,
Всё ж солнца жаркого мне в этой жизни хватит,
А после жизни – звёздного огня.

17 лет

***

Много неба.

Много неба, такого бездонного,
Много поля и леса с вербою,
Да налейте мне чашу полную!
Выпью всю, и добавки потребую.

Ох, вкусно оно, зелье пряное!
Жаром в голову, сердце дробится!
Выпью всё до дна, окаянное,
Чтоб печаль забыть, исподобиться.

В душу вихрями аромат степной!
В нём туманы и росы небесные!
Вдоволь я напьюсь красоты земной,
И исполнюсь восторженной песнею!

17 лет

***

Я жил, значит, я-Эпоха.

Я-эхо, я-отражение,
Я-плач в глубине сада.
Я-только одно мгновение
В осенней поре листопада.

Я-эфемерный призрак,
Таинственный, как невидимка.
Единственный мой признак-
Туманная, зыбкая дымка.

Я-лучик, пленённый закатом,
Обрывок памяти тленной.
Я-затерянный атом,
Средь атомов всей Вселенной.

Я-сладость последнего вздоха,
Я-времени быстротечность.
Я жил, значит, я-Эпоха.
Я умер, значит, я-Вечность.

17 лет

***

Прощание.

Милая земля, обетованная,
Дай мне силы продолжить свой путь.
Ближе, ближе погибель незваная,
Но пока я с тобой, не забудь!

Не забудь же любовь мою вечную,
В ней молитву храню о тебе.
И за память твою бесконечную
У лампады склоняюсь в мольбе.

Да, за веру твою непреклонную,
От которой мой дух всё сильней,
Горячо я молюсь, испоконная,
В тишине ускользающих дней.

Суждено ли мне выпить страдания?
Чаша полная, через край-
Выпью всё, не ища оправдания,
И тебя принимая за Рай.

Обними меня травами сонными,
Упокой на раздолье ночей,
Проводи ярко-звёздными сонмами
И огнями церковных свечей.

Стань мне пухом, землица родимая,
Освяти искорёженный тлен,
Чтоб душа моя-птица незримая,
Позабыла прижизненный плен.

А утратит душа твои прелести,
Чтоб уйти за пределы молвы,
Раствори её в благостном шелесте
Молодой, изумрудной листвы.

17 лет

***

Без любви пусты все обещания.

Сколько слов на ветер нами брошено,
Сколько чувств не принято, не понято.
Ты прости за всё, моя хорошая,
Сердце твоей нежностью не пронято.

Ты прости за тяжкое признание,
Между нами боль лежит незримая.
Без любви пусты все обещания.
Отпусти. Чужая. Нелюбимая.

17 лет

***

Горю желанием воспеть твою красу.

Горю желанием воспеть твою красу,
Но вот беда – таких не знаю слов.
И молча восхищение несу
В своей душе. Создание богов!

Венец неповторимой красоты
Ты даришь мне. О, любоваться им
Не устаю! Рвусь за предел мечты,
Чтоб стать достойным рыцарем твоим.

Как самый ценный дар, как дар небес,
Душой приму красы твоей частицу.
Пусть истончится мера для чудес,
Но чудо красоты не истончится!

17 лет

***

Не надо плакать.

Могильный холм – не так он страшен мне,
Как горькие рыданья в тишине,
Как звон слезы, упавшей на плиту,
Мою похоронившую мечту.

Не надо плакать! Я устал от слёз.
Я мирно сплю под кронами берёз.
Я вижу сны. Я знаю – Он придёт!
И в Нём мой дух блаженство обретёт.

17 лет

***

За грехи, за дела безответные
Платим все мы единой монетою,
Одинаково болью увитые,
Только жизнью по-разному битые.

17 лет

***

Уж, он - покой...

Уж, он - покой, что лёд, в душе настывший,
Не соскоблить. А надо ли? К чему?
Всё, что дано, доверено мне Свыше -
То только мне и больше никому.

А всё ж, покой – заманчивая штука –
Ни туч, ни молний, только неба синь,
Божественная воля, где разлука –
Она же встреча, но в стране святынь.

Желанный край, желанная отрада!
Коль нет здесь бурь, волна не захлестнёт,
Коль пекла нет, то нет котла и ада,
И нет того, кто кипятка плеснёт,

И нет здесь лжи, а значит, нет порока.
Но, всё ж, в покое ясно вижу прок –
Явленье двух путей: один – к Пророку,
Другой же – к совести в тюрьму, на вечный срок.

17 лет

***

Проходя жизни путь до конца...

Проходя жизни путь до конца,
До духовного перерожденья,
Познаём мы все лики венца,
Познаём и все муки паденья.

С каждым днём всё труднее идти,
Всё страшней оказаться у края,
Но любых остановок в пути,
Даже кратких, никто не желает.

У предела лишь чуть постоим,
Мысль вручая минуте нетленной,
И невидимой птицей взлетим
По невидимой тропке Вселенной.

Подытожит телесное смерть,
Отпуская в бескрайние дали,
Где энергии всей круговерть,
Отшелушит наш дух от печали,

От сомнений и прочих сует,
От грехов, нависающих тучей,
И родится звездою на свет
Дух единый в потоке могучем.

Яркой искрою вдруг полыхнёт,
Освещая пути в бесконечность
И, легчайший, живой упорхнёт
Познавать обретённую вечность.

17 лет

***

Дай, судьба, мне шанс.

Дай, судьба, мне шанс грех свой искупить.
Осознать. Прозреть. Мудрости испить.
Защити мой мир ты от суеты.
Приюти, согрей в Храме чистоты.

Я ещё так слеп. Так беспечно глух.
Не сгуби меня в омуте разрух.
Научи понять смысл прошлых дней.
Научи любить всей любви сильней.

Дай, судьба, мне шанс крест свой донести.
Я ещё так слаб на святом пути.
Не осилю тьму. Не разрушу плен.
С четырёх сторон только холод стен.

Обречённый вздох с четырёх сторон.
Превратился в страх бесконечный стон.
Но стремлюсь сквозь тьму силу обрести.
Дай, судьба, мне шанс духом возрасти.

17 лет

***

Сибирским холодом дохнули вечера.

Сибирским холодом дохнули вечера,
Укрылись инеем озябшие аллеи.
Бреду по снегу. Душу мне лелеет
Хрустальных звуков дивная игра.

Ещё недавно солнце было праздным,
В златых лучах изнежилась тайга.
Теперь повсюду брошены алмазы,
Украсившие роскошью снега.

Лишь ветер, как и прежде – тих, участлив,
Под ноги стелет мягко снегопад.
И я опять восторжен, юн и счастлив,
Влюблённый в зиму много лет подряд.

17 лет

***

Не бывает без встречи разлук.

Не бывает без встречи разлук.
Все уйдём мы в одном направлении,
Значит, встретимся все, без сомнения,
За чертой, где сомкнём тесный круг

Из друзей, и родных, и любимых.
Через год или тысячу вех
Средь разлук, самых долготерпимых,
Будет встреча одна, да на всех.

17 лет

***

Сыграй мне оркестр прощальный...

Сыграй мне оркестр прощальный,
Мелодию вечного счастья!
Пусть будет твой выход венчальный
Вершиною чувственной страсти.

Тогда я, смирившийся с болью,
Вдруг стану безумием ветра,
И вырву из сердца неволю,
И ринусь к свободе заветной

Могучим, единым порывом,
Сносящим преграды и скалы…
Играй же, оркестр! Да с надрывом,
Мелодию счастья! Мне мало!

Мне мало прекрасных звучаний,
Дари же свои, напоследок!
В мгновение слёзных прощаний
Избавь от позорного бреда.

Сыграй же мне вздох сладострастья,
Исполни последние ноты!
В потоке великого счастья,
Чтоб стал блаженством полёта.

17 лет

***

Где ты, моя звёздочка?

Где ты, моя звёздочка?
Что же мне не светишь ты?
Обрати же, звёздочка,
На меня свои мечты!

Убаюкай думушки,
Что набросились гужом.
Ох, уж, эти кумушки,
Да по сердцу, как ножом.

Задыхаюсь, мучаюсь,
День и ночь в метаниях,
Затянуло тучами
Счастья ожидание.

Где ж, ты, моя звёздочка?
Я прошу содействия.
Подари мне, звёздочка,
Божье Благоденствие!

Светом чистым, ласковым,
Озари, да отогрей!
Колдовскими сказками
Сны волшебные навей!

Охрани же долюшку
После жизни на Земле.
Отпусти на волюшку,
Да на ангельском крыле.

По небесной млечности
Улечу в забвение,
Растворившись в вечности,
Стану откровением.

17 лет

***

Так раньте душу мне, мгновенья!

Так раньте душу мне, мгновенья!
Не исчезайте в темноту!
Будите! Жгите просветленьем
Мою уснувшую мечту!

Дарите ей воспоминанья
О чарах первого свиданья,
О дивном обновленье чувств
В стране Любви! Я так хочу

Всё это снова пережить:
Порывы страсти неуёмной,
Томление в душе влюблённой,
Желанье чувства обнажить,

Наполнить каждый миг истомой,
Грустить, и ждать, и трепетать,
Вдыхать вновь аромат знакомый,
И в грёзах призрачных витать,

И ревновать до исступленья,
И до безумия любить,
Чтоб сердце не могло забыть...
О, раньте душу мне, мгновенья!

17 лет

***

Предо мною судьба расстелила...

Предо мною судьба расстелила
Серебристую тропку из рос,
Щедро летних дождей подарила,
Щедро горьких добавила слез.

Напоила густой тишиною,
Да по тропке в печаль увлекла.
А потом вдруг чистейшей волною
Душу вымыла. Негой стекла.

Проявила великую милость,
Наделила энергией дух-
Не возьмет его мерзкая гнилость,
Не пригнет его бремя разрух.

Не нужны ему все направленья.
По одной лишь тропинке из рос
Он пройдет по пути просветленья
И исчезнет в сиянии грез.

17 лет

***

Ангелы рая.

Раскинулось лунное море
От края небес и до края.
Резвятся на лунном просторе
Все ангелы-ангелы рая.

У звездного неба во власти
Они веселы и беспечны.
И я ощущаю их счастье
Под лунным сиянием вечным.

И я, осиянный блаженством,
Парю над просторами ночи.
И просит душа совершенства,
И больше страданий не хочет.

А в ночь, когда все замирает
И тонет в серебряном море-
Она среди ангелов рая
Резвится на лунном просторе.

17 лет

***
Наиграй же мне, свирель моя...

Наиграй же мне, свирель моя,
Дивную мелодию рассвета!
Душеньку пусти в свои края,
Где любовь возвышена, воспета.

Ты напой мне, милая, о ней,
О такой прекрасной и желанной,
Что мерцает нежностью своей
Над моей судьбою покаянной.

Пусть твоя мелодия летит
Синей птицей в синее раздолье!
Кто ей быть свободной запретит?
Кто её опутает неволей?

Пусть она разрушит мир преград
Нотами безумного блаженства,
Торжеством вливаясь в звездопад,
Достигая пика совершенства.

Ты играй, играй, свирель моя,
Чистым звуком очищая души!
Уведи меня в свои края,
Где любовь не убоится стужи.

До чего ж тобой я упоён!
По душе мне дивное звучанье!
Юным сердцем пламенно влюблён
В безупречный миг очарованья.

17 лет

***

Я молю небеса о терпении.

Я стою на краю одиночества,
Я молю небеса о терпении,
И приносит мне Ангел Пророчество:
«В чистоте твоих мыслей спасение!

Не суди, не ругай, не обманывай,
Не живи ты корыстью дешёвою –
Всё вернётся стрелою отравною,
И окажется жизнь безгрошовою.

17 лет

***

Мир устал от оружия.

Мир устал от оружия,
От греха и проклятия,
Беспределом загруженный,
Мир сменил восприятие.

Идеалы из прошлого
Обернулись ничтожеством,
Всё, что было хорошего,
Превратилось в убожество.

Всё, что было прекрасного,
Обрастает забвением,
Всё теперь переназвано,
Мир упал в заблуждение-

Если вера – притворная,
Если верность – продажная,
Если слава – позорная,
Если чувство – неважное,

Если правда – зажатая,
Если совесть – утеряна.
Всё признанье богатому,
Всё деньгами измерено.

Всё теперь покупается –
Власть, любовь и желания,
Кроме шанса покаяться
В недостойных деяниях.

17 лет

***

О чем пишу.

Я пишу о любви
И пишу о судьбе,
Как тяжёлые дни
Проживаю в мольбе,

Как счастливые дни
Небесам отдаю,
Устремляясь к нови,
Веселюсь и пою.

Я пишу о мечте,
Чей не гаснущий свет
Дань несёт высоте,
Превращая в рассвет

Бесконечную даль,
Безупречную синь,
Растворяя печаль
В Храме Вечных Святынь.

Я пишу о душе,
Что в плену и в Раю,
На крутом вираже
И в далёком краю

Сохранит навсегда
Окрылённость и честь,
Даже, если беда
И напастей не счесть.

Я пишу о надежде,
Что питает сердца
И ведёт нас, как прежде,
По дорогам венца,

Что не дремлет волненье
И стесняется грудь –
В краткий миг вдохновенья
Даже больно вздохнуть…

Я пишу о луне,
Чья улыбка легка,
Словно в сказочном сне,
Негу льёт свысока.

Волен наш разговор
В тихой думе ночей,
И на сердце простор
И уют от свечей…

Я пишу об ушедших,
Пряча скорбь глубоко.
В этот век сумасшедший
Мне унять нелегко,

Запылавшее пламя,
Закипевшую кровь.
Я – извечная память,
Я – слеза, я – любовь.

17 лет

***

Вдаль бежит дороженька.

Вдаль бежит дороженька,
Все деревья в инее.
Эх, несли бы ноженьки
На просторы синие!

Синие, бескрайние,
Словно небо – ясные!
В тишину венчальную,
В красоту алмазную!

Зачарован звёздами,
Месяц восхищается.
Небо дышит грёзами,
А душа прощается

С этой волей нежною
В благодать одетую,
Вьюгами мятежными,
Вихрями воспетую,

Белыми туманами
Нежно окружённую,
Облаками манными,
Да заворожённую.

Ох, люблю дороги,
Пение метелей!
Только что-то ноги,
Ноги онемели.

Не пускают в поле,
Что снегами стожено.
Эх, ты, моя воля!
Да не мной исхожена.

Эх, моя дорога!
Да не мне знакомая…
Сяду у порога,
Гляну в ночь бездонную,

Запою-ка песню –
Сердце встрепенётся,
В зимнем поднебесье
Воля отзовется,

Лёгкою печалью
Всколыхнёт струну –
Дивное звучанье!
Не постичь уму.

17 лет

***

Встречаю с новым чувством новый день.

Встречаю с новым чувством новый день,
Жизнь продолжается бушующим рассветом.
Сегодня я проснулся в мире этом,
Я снова победил ночную тень!

И снова полон грёз и сновидений –
Сегодня всё мне будто по плечу.
Что будет завтра – думать не хочу,
Ведь хрупкий мир мой соткан из мгновений.

Настанет миг, когда порвётся нить,
Вдруг разлучив меня с привычным светом.
И я уйду – мальчишкой иль поэтом.
Но не сейчас. Сейчас я буду жить!

17 лет

***

И запрячу тайну одинокой жизни...

Я задорным ветром, растревожу листья,
Закружу их вихрем в парке городском,
И запрячу тайну одинокой жизни
Под ещё не тронутым, утренним снежком.

17 лет

***

Боль за Россию.

Я терплю эту боль.
Ты же знаешь, Господь, я терплю-
Не телесную боль, а душевную - все за Россию.
Если в ратном, словесном бою за нее обессилю,
Если брошу перо, то тебя об одном лишь молю:
Обрати на нее, сбережённую мною, любовь.

Я ведь знаю - грядет
Для России тяжелый удел,
Вновь предательства мрак окружает, сгущаются тучи.
Видно скорби века нас, людей, ничему не научат.
Охрани же ее, ты - Господь, от нападок и стрел!
Пусть священная Русь первозданную мощь обретет!

17 лет

***

Я пройду под кронами берёз.

Я пройду под кронами берёз,
На скамейку сяду у пруда,
Унесусь душою в царство грёз,
Не оставив в жизни и следа.

Томно осень рыжая вздохнёт
И присядет рядом на скамью,
Душу мне, быть может, распахнёт,
А быть может, вылечит мою.

Мы вдвоём душевно посидим,
Поболтаем просто о своём,
Посмеёмся вдоволь, погрустим,
Напоследок что-нибудь споём.

Распрощавшись с осенью моей,
Вновь пройду знакомою тропой.
Знаю, грусть ощУтится сильней
От разлуки с милою порой.

Под ногами листья прошуршат
О своём недолгом торжестве,
Их небрежно ветер вороша,
Спрячет, уличённый в колдовстве.

Мир притихший затаит печаль
В засыпающим осеннем дне.
Дивным светом проливаясь, даль
Вновь о встрече вдруг напомнит мне.

17 лет

***

Ах, эта ночь!

Из звёзд венец роскошный надевая,
Чаруя небо юной красотой,
Усталый день сменила ночь младая
И позвала меня вслед за мечтой.

Забыв тревоги, страхи и волненья,
Я шёл за ней. Пленённый новью чувств,
Я не желал уж боле пробужденья,
И лишь её. Закутавшись в парчу,

Она влекла, манила всеми тайнами,
Доступными лишь только ей одной.
Я шёл за ней: желанный ли, случайный ли,
Но шёл вослед, сокрытый тишиной.

Я познавать хотел её объятия,
Её желанья жаждал исполнять.
Она же мне дарила восприятие
Мгновений, что способны окрылять.

Ах, эта ночь! Загадочная, нежная!
Дала мне шанс себя не обмануть.
А утром с новой мыслью и надеждою
В реальный мир уверенно шагнуть.

17 лет

***

Слышу утомлённый шепот сада.

Слышу утомлённый шепот сада,
Чувствую томление души-
Это осень вихрем листопада
Наши тайны смело ворошит.

Ворошит желания и грёзы,
С коими жилось нам летом всласть,
Льёт свои серебряные слёзы
На ещё пылающую страсть.

Поит душу горечью полыни,
Ублажает роскошью сады,
Но грустят, грустят они отныне,
Вспоминая летние мечты.

Стоит ли грустить о том, что было,
Всёравно с дождями всё стекло-
То, что летом душу ворошило,
Осенью покоем завлекло.

17 лет

***

Сквозь недуг.

Закаляюсь всё больше в борьбе –
Так легко мне с недугом стерпеться,
Очищаюсь, светлею в мольбе
И храню покаяние в сердце.

Пусть немного отпущено лет
И чрез край всеобъемлющей боли,
Но всё ярче Божественный свет,
Всё сильнее стремление к воли,

И всё крепче желание жить
Вперекор всем дорогам забвенья…
Сквозь недуг я учусь дорожить
Мне отпущенной Чашей терпенья.

17 лет

***

Распахнуты пред нами все врата.

Распахнуты пред нами все врата:
И в ад, и в рай, и в вечность, и в забвенье.
Там зло царит, там тьма, там искушенье,
А там души вселенской доброта.

Букет дорОг, парад судеб, исходов,
Куда идти? Любое выбирай-
Какие ты в себе посеешь всходы,
Те и пожнёшь, вступив на жизни край.

17 лет

***

Благодарю тебя, судьба.

Благодарю тебя, судьба,
За сердца стук, за миг тревоги,
За то, что вечная борьба
Проводит вечные дороги,

За дивный вечер под луной,
За грусть в объятьях листопада,
За то, что жив одной тобой,
И мне другой судьбы не надо,

За светлый путь, что ждёт меня,
За мудрость, что его венчает,
За доброту любого дня,
За веру, что во мне крепчает.

Благодарю тебя, судьба,
За силы каждую минуту,
За то, что страстная мольба
С души сняла стальные путы,

За лёгкий вздох, за мысли вслух,
За исповедь, летящей к Богу,
За то, что я из тысяч двух
Нашел одну – свою дорогу.

Благодарю тебя, судьба!

17 лет

***

Выйду я русское поле.

Выйду я русское поле, на шелковы травы,
К ветру лицом поверну и почувствую волю.
Песню я ей пропою - о любви, что сильнее
Всей любви в мире! Ей имя святое - Россия!

17 лет

***

А жизнь испить до дна не удаётся.

А жизнь испить до дна не удаётся –
Разбита чаша. Не сложить, как было.
И то, что в ней – всё мимо, мимо льётся,
И только капля, там, на дне, застыла.

Смотрюсь в неё – живое отраженье
Рисует мне божественные дали,
Где ждёт мой дух ещё одно рожденье,
Лишённое прижизненной печали.

И пусть мне жизнь испить не удаётся,
Одной лишь каплей утолю сомненья,
И то, что мимо чаши жизни льётся,
Я отпущу легко, без сожаленья.

17 лет

***

А над Томью волшебный рассвет.

А над Томью волшебный рассвет
Так чарующ и так безмятежен!
Очищает мой дух от сует,
Что в восторге блажен и безбрежен.

Чистым золотом льёт с высоты,
Украшает сибирские дали,
Навевает благие мечты,
Изгоняет былые печали.

Обнимает и манит в свой край,
И дарует свою безупречность,
И творит удивительный рай
На душе, обретающей вечность.

Вот бы всем нам рассвет тот объять,
В красоте избавляясь от грязи,
И прекрасной мечтой воссиять
В мире самых прекрасных фантазий!

17 лет

***

На том, зовущем берегу.

На том, зовущем берегу,
Смыкаясь с небом, дремлют скалы,
Храня сибирскую тайгу,
Служа ей вечным пьедесталом.

Тот мир неповторим и нов,
И чист, что молодой ручей.
В нём тайны благодатных снов
И свежесть ветреных ночей.

В нём шёпот ласковой тиши,
И безгреховность, и покой,
И трепет ищущей души,
Не отступившей пред тоской.

В нём не тревожит эхо битв,
Лишь яркий свет ночных светил
На перекрёстке всех молитв
Являет клад духовных сил...

На том, зовущем берегу,
Мне никогда уже не быть,
Но, все-ж, и скалы, и тайгу,
И небо не могу забыть

17 лет

***

Расступитесь, звёзды!

Расступитесь, звёзды! Ну, скорее!
Место приготовьте для меня.
Осветите тропку, да ровнее,
Светом серебристого огня.

Я по ней взлечу-весёлый, вольный,
Чтобы, как и вы, с небес искрить,
Слышать зов тиши и праздник воли,
Ощущать, лелеять и любить,

Проливаться в души лунным светом
И рождать в них лунную мечту,
Гаснуть пред ласкающим рассветом,
Оставляя мира суету.

Зажигаться вновь в ночной прохладе
И ему опять мечты дарить,
И лететь стрелою в звездопаде,
Чтоб влюблённых встречей окрылить,

17 лет

***

Благородные птицы земли.

Закурлыкали вновь журавли,
Улетая в далекие дали-
Благородные птицы земли,
Сизокрылые птицы печали.

Снова осень на сердце дождём
Пролилась, не ища оправданий.
И не просит душа ни о чем
В журавлиную пору прощаний.

Если чуть истомилась, что ж, пусть,
Ведь томление всё-же не вечно.
Даже эта осенняя грусть
Оказалась, как миг, скоротечной.

Лишь они, журавли, журавли
Навсегда в мою душу запали-
Чудотворные птицы земли,
Легкокрылые птицы печали.

17 лет

***

Великую мудрость Вселенной послушай!

Прочти свое сердце, познай свою душу.
Великую мудрость Вселенной послушай!
Тебе она шепчет:"Люби, человек,
Все то, что дано тебе Богом навек!"

17 лет

***

Вы услышьте земное напутствие.

Вы услышьте земное напутствие:
- Пожалей же меня, человек!
От такого лихого присутствия
Всё короче и горше мой век.

Я устала. Я вся искорёжена.
Я изранена. Боль всё сильней.
Человек, я почти уничтожена
Бесконечною злобой твоей.

Я изорвана в клочья. Испугана.
Твою алчность не в силах терпеть.
Равнодушьем жестоко поругана.
Человек, я могу умереть.

Пожалей ты меня, безутешную!
Ради жизни своей не сгуби.
Усмири свою ненависть грешную.
С чистым сердцем, прошу, возлюби!

17 лет

***

Вечный союз.

Соприкасаясь с нежностью тиши,
Туман седой, как-будто, оробел
И спрятался в густые камыши,
Оставшись этой ночью не у дел.

Во тьме ночной, лишённой суеты,
Уснули звезды, ветер задремал,
И лишь Луна, явив свои черты,
Плыла одна средь венценосных скал.

И рассыпАла бисер над рекой,
И в тихой ряби прятала свой лик.
Её поклонник - благостный Покой,
к ней поцелуем пламенным приник.

Волшебный танец звёздных мотыльков,
Скреплял он нимбом вечный их союз.
Одетые в сиянье огоньков,
Они царили в окруженьи Муз.

И я царил среди пришедших дум,
Я счастлив был, восторжен и влюблен.
Когда союз дается Свыше двум -
Они царят над властью все времен.

17 лет

***

Этой ночкой.

Снова мне о чём-то шепчет ветер
Этой летней ночью у окна.
Месяц так чарующ, тих и светел,
Так нежна и дивна тишина.

Свежесть разливается истомой,
Сны свою мелодию хранят –
Мне она с рождения знакома,
Ей я, словно вечностью, объят.

Звёзды в миг свободного паденья
Торжеством лелеют высоту –
Вещие, небесные знаменья
Щедро дарят вещую мечту.

И, конечно, стройные берёзы,
Без которых сердце-сирота,
Дарят мне исполненные грёзы,
Коим незнакома суета.

Этой ночкой дух мой разудалый,
Русский, вольный дух мой загулял,
Насладился лирою на славу...
Славу на изгнанье обменял.

17 лет

***

Молчаливые сосны над тропинкою сомкнулись.

Молчаливые сосны над тропинкою сомкнулись,
Утонули верхушки в снеговых облаках.
Где, ответь мне, далёкая, мы с тобой разминулись?
Может, в днях? Иль минутах? А, быть может, в веках?

Я бреду по тропинке – одинокий, притихший,
Думы всё о тебе, мой желанный недуг.
Ветер что-то поёт, от простуды охрипший,
Мой единственный, всё понимающий друг.

Нет, забыть не смогу и изгнать не сумею.
В неизбывной тоске я сегодня без сил.
Твой божественный образ моим сердцем владеет,
Так безумно и пылко я ещё не любил.

Я ещё не любил глубоко и безбрежно –
Это всё оттого, что мечта далека.
С полотна ты смотрела на меня безмятежно,
Унося мою душу за собою в века.

Это горе иль счастье? Мы с тобой разминулись.
Только образ твой милый мне злой рок начертал…
Молчаливые сосны над тропинкой сомкнулись,
Чтоб не помнило небо, как мальчишка страдал.

17 лет

***

Любовь единым вздохом по судьбе.

Любовь единым вздохом по судьбе,
Блеснёт хрустальной дымкой в облаках,
Мне в сердце упадёт. Её тебе
Я принесу на слабнущих руках.

Она чиста, как горный ручеёк,
Она нежна, как веянье ветров,
Я положу к твоим ногам её.
И... трепет сердца в ожиданье слов

Мне вечностью покажется. Тогда,
Я вдруг пойму, что жизнь была пустой.
В мой дом, наверно, б забрела беда,
Когда бы я не встретился с тобой.

17 лет

***

Право на ошибку.

Она, мои мечты пленив
Своей надменною улыбкой,
Дала мне право на ошибку –
Её всем сердцем полюбив,

Обрёл я вечные страданья.
Сей хладной девы хладный взор
И равнодушный разговор,
И мимолётные признанья –

Всё не о том. Любви в ней нет.
Её искал, искал напрасно.
Но всё ж, влюблён. О, как прекрасно
Её насмешливое: «Нет».

17 лет

***

Не стань моим тяжёлым сном.

О, не волнуй младую кровь!
Забудь меня, я – раб изгнанья.
Мне тягостны твои признанья
И тягостна твоя любовь.

Оставь мне сердце, умоляю!
Прошу пощады. Уходи.
И чувств моих не береди,
Я свой покой благословляю.

Я – пленник скорого забвенья,
Я заточён, а ты вольна.
Моя подруга – тишина.
Нам чужды высшие стремленья

И чужды нравы за окном.
Что суета? – Души мельчанье.
Тебе шепну я на прощанье:
- Не стань моим тяжёлым сном.

17 лет

***

И вновь волненье к сердцу подступило.

И вновь волненье к сердцу подступило,
Опять о ней напомнил зимний сад.
О той, одной-единственной и милой,
Шептал о ней мне нежно снегопад.

Я вспомнил всё: от сладкого мгновения
До светлой пряди вьющихся волос.
Она была вершиной вдохновения,
Прекрасной розой средь прекрасных роз.

Она была такою совершенною!
Огромный мир дарила щедро мне,
И с ним любовь, любовь благословенную,
Безбрежную, как дали в вышине...

Она ушла, ушла без объяснений.
Напрасны ожиданья день за днём.
Уснул Творец любви, искусный гений,
И сердца жар остыл навеки в нём.

17 лет

***

Отцветают на сердце сады.

Отцветают на сердце сады,
Белоснежными сыплют цветами.
Белый снег пролетел между нами,
Начертав смутный образ беды.

В память канули прошлые дни.
Жаль, не будет уже, как и прежде.
Мы бредём по осколкам надежды,
Очень больно – так режут они.

И кружат лепестками мечты,
Белым снегом ложатся сомненья.
Нет меж нами теперь единеиья,
Есть теперь только я, только ты.

Я не чувствую больше тепла,
Ты не чувствуешь больше желанья.
Превратились в каменья признанья,
И накрыла их белая мгла.

17 лет

***

О, как мне ей не восхищаться?

О, как мне ей не восхищаться?
Как своё сердце не винить?
Пришла пора – пора прощаться,
А мне так хочется испить

Её мечты, её желанья,
И душу всю, до глубины.
Но, пью лишь только оправданья,
Да чувство горькое вины.

17 лет

***

Ты - печаль моя синеокая.

Долгожданная, но далекая,
О тебе мои думы незримые.
Ты - печаль моя синеокая,
Ты - мечта моя, нежно любимая.

17 лет

***

Глухую боль слезами не залить,
Не погубить её, не умолить.
Лишь только время властвует над ней:
Смиряет или делает сильней.

17 лет

***

Встреча в вечности.

Что же, друг мой, дорогу не дальнюю
Мы прошли до могильной плиты.
В лету канули наши страдания,
В прах рассыпались наши мечты.

Смертный миг нам достался не дёшево,
Расплатились мы юностью с ним.
Но, зато, всё, что было хорошего,
Мы оставили нашим родным.

Знаешь, друг, а ведь смерть не кончается,
И не страшно состариться нам-
Нет резона тогда и печалиться,
И нет смысла поддаться слезам.

Мы, отныне, помазаны вечностью,
Так давай же ещё посидим!
Здесь, в миру неземной бесконечности
Бесконечен наш дух и един.

17 лет

***

Я в душу вечное вместил.

Я в душу вечное вместил –
Не распалялся,
Не суетился, не судил
И не кривлялся,

Людские души не ломал,
Не верховодил,
Перед иконой не стоял
В тупом разброде.

Молился без высоких слов
И без стенаний,
С великой верою в любовь.
Истоки знаний

В своём моленье обретал,
Вмещал святое,
И строил в сердце идеал,
Любовью строил.

Для божьего я не искал
Углов и полок,
Но божий путь в душе снискал,
Хоть путь тот долог.

Все отрицания презрел,
И все гордыни.
Я не просил, но вдруг прозрел,
И счастлив ныне.

17 лет

***

Сокрыто в нас понятье «соль земли».

Сокрыто в нас понятье «соль земли».
А что сокрыто в нём? Мирское, божье?
А если наши души на мели,
А если им понятно лишь острожье?

А если…Ерунда! Не может быть!
Который век нам доказал иное-
Душа умеет Богово любить,
Да так, что и сама творит святое.

Душа людская-кладезь всей любви,
А Бог - сама любовь! И вот итожу:
Великое понятье «соль земли»
Там, где сливаются духовное и божье.

17 лет

***

Духовность - высшая ступень.

Духовность - высшая ступень
В нетленном мире.
Она светла, как вешний день!
Подобно лире,
Она так радостно поёт,
Нас пробуждая.
И увлекает и зовёт
В обитель рая.

17 лет

***

Одиночеством думы питаю.

Одиночеством думы питаю,
Вдохновение в сердце зову,
И блаженство в душе обретаю,
И в явившейся рифме живу.

Пробуждается в чувствах волненье,
Разжигается пламя идей.
И бежит и трепещет сомненье
От моих долгожданных гостей.

Расплывается след от дремоты,
Говорит мне стихи тишина,
И средь лености и неохоты
Набегает строк легких волна.

17 лет

***

И пусть моя дорога коротка.

И пусть моя дорога коротка.
Но, как прекрасны утренние росы!-
Как-будто вьется тихая река,
А по брегам все русские березы.

И я, иду,…а может быть, плыву…
По небу…по земле…по водной глади…
Коль краток путь - так только наяву.
Но сколько в звездном шествовать параде

И любоваться звездною росой,
И падать звездной каплею сквозь грёзы,
И землю дождевой поить слезой,
Ту самую, где русские берёзы.

17 лет

***

Перебираю жизненные сроки.

Перебираю жизненные сроки,
Анализирую поступки и слова,
Вновь повторяю мудрости уроки
И чувствую – душа во мне жива.

Она, как пламя, свет её могучий
Преображает скверну в чистоту,
И молнией пронзает мглу и тучи,
Стирая напрочь смертную черту.

Она, как страсть, порыв её горячий
Сжигает ложь, притворство и порок,
Душа моя сильна, а если плачет –
Лишь потому, что счастье дарит Бог.

Так много счастья – в вере и в надежде,
И в ощущеньях мира и любви,
Что вытеснено нажитое прежде,
И вновь душа купается в нови.

Перебираю жизненные сроки,
И мысль ко мне приходит всё одна:
- Познал я только юности уроки,
А жизнь уже насыщена сполна.

17 лет

***

Манишь ты, зовёшь, моя Родина.
Сколько было б дорог не пройдено,
Сколько было бы чувств не познано,
Но любовь к тебе, моя Родина,
Всех святее из них – Богом создана!

Не бывать тебе, Русь, в забвении!
Красотой твоей не дивиться ли?
Окунётся душа в томление
И вернётся к тебе белой птицею.

Так влечёт оно, поле русское,
Да дыханье берёзок лёгкое,
Тихой реченьки лента узкая,
А с небес – печаль синеокая.

Эх, вернуть бы года бедовые!
Насладиться б мгновеньем младости!
Вновь упасть, да на травы медовые,
Да заполнить сердечко радостью,

Надышаться б вечерней свежестью,
Да взглянуть на зарю приветную!
Не напиться твоею нежностью,
Русь – царица, мечта заветная!

Сколько было б дорог не пройдено,
Сколько было бы чувств не познано –
Манишь ты, зовёшь, моя Родина,
Благодатными майскими грозами!

17 лет

***

Глубины сердца.

Да, в глубине своей сердечной
Нам разобраться не дано.
Во тьме густой мы ищем вечно
То ль свет, то ль клад – не всё ль равно.

Мы редко что-то там находим,
Понятное хотя б самим,
Вкруг найденного тупо бродим
И твёрдой истины не зрим.

Всё двойственно, всё тьмой сокрыто.
Тупик иль выход – не понять.
Глубины сердца так размыты,
Есть риск в них сущность потерять.

17 лет

***

Поиск откровения.

Я уже заглянул вглубь души,
Я хотел там найти откровенье-
Перекладывал, тряс, ворошил
Свои мысли, желанья, сомненья.

Я надеялся скоро найти.
Я старался! Работал прилежно!
Проходил до конца все пути!
Просмотрел тайники все!...Мятежный!

Что искал то, понять ли я мог?
Что такое оно – откровенье?
- Ты нашёл! – вдруг ответил мне Бог,
То любовь, благодать и терпенье!

То прекрасная вечность души
И святое бессмертие духа!
Это то, что нельзя сокрушить!
Это то, что не тронет разруха!

17 лет

***

Зачем грустить о том, что мрачен день.

Зачем грустить о том, что мрачен день,
Что дождь с утра несмело серебрится,
Что тёплый вечер больше не резвится,
И неуютность навевает лень,

И обречённость властвует над миром-
Она в душе и в крике журавлей,
И в молчаливой стылости полей…
Зачем ты назвала её кумиром?

Зачем в твоих глазах тоска-печаль,
Зачем на сердце спряталась тревога?
Здесь жизни нам отпущено немного,
Так будем жить! Нам некогда скучать.

Так будем жить светло и безмятежно,
Оставив в прошлом боль и суету.
Нам не везёт сегодня на мечту?
Что ж, не беда, поставим на надежду!

Ведь всё не так! Совсем не мрачен день-
Влюблён он в осень, оттого задумчив.
И свежий ветер, обнимая тучи,
Несёт истому в душу, а не лень.

И дождь совсем не скучный-романтичный,
Послушай эту музыку любви.
И ты услышишь в сказочной нови
Тот мир, что был безликим и привычным.

17 лет

***

Миг торжества.

Миг торжества душа познала,
Когда исполнились мечты –
Она, как-будто бы устало,
Сходила гордо с пьедестала
Богиней лунной красоты.

Ей ангелы рукоплескали,
Светили звёзды путь земной,
И травы ноги ей ласкали,
И ветры волосы сплетали –
Мир восхищался ей одной.

Она же, с милою улыбкой,
Походкой лёгкой мимо шла,
Всё рядом с ней казалось зыбким…
Имея право на ошибку,
Так просто в плен сердца брала.

О, был тот плен желанней рая!
Желанней сладострастных грёз!
За ней бы я прошёл до края
Вселенной всей, и умирая
В её любви, не знал бы слёз.

17 лет

***

Венец сердечного томленья.

Венец сердечного томленья,
Виновница оживших грёз,
Люблю тебя! Люблю до слёз!
Моё земное наважденье,

Моя прекрасная мечта,
Пленила сердце сладкой негой
И…возвела дворцы из снега,
Где обитает мерзлота.

Я бьюсь о стены ледяные,
И рушу их. И вновь и вновь
Ищу, и не найду любовь,
Твою любовь ко мне. Отныне

Я-бедный страж у этих стен.
Тебе ль нужна любовь моя?
Ты родилась, чтоб умер я,
Попав в твой бессердечный плен.

17 лет

***

Мне душу жгут воспоминанья.

Любви ли сладкие признанья
Иль взгляд, наполненный тоской
Меня волнуют? Боже мой!
Мне душу жгут воспоминанья.

Девчонка, гордости полна,
Мое сердечко бередила,
Но, как давно все это было,
Теперь красавица она.

Так томен взгляд, так очи тёмны,
Уста прекрасны и нежны!
С величьем царственной княжны
Она идет. И все покорно

Её движению руки,
Её улыбке. Несомненно,
В ней все легко, проникновенно!
Не зря источником тоски,

Что сердцем юным завладела,
Она явилась - дева грёз...
С тех пор я знал немало слез.
Любви ж своей не знал предела.

17 лет

***

Мне о любви сказать не стыдно.

Мне о любви сказать не стыдно,
Я горд колени преклонить
Пред Вами. Слушать без обиды,
Что Вам меня не полюбить.

И в этот миг, пусть он печальный ,
Пусть самый худший миг в судьбе,
Не показать, что я отчаян,
Растерян, слаб в немой мольбе.

И слёзы горькие запрятать,
И стон тоскливый удержать
Смогу. При этом веря свято-
Вам от любви не убежать.

Я буду ждать. И год и вечность.
Томленье в сердце заточу.
Всю неземную бесконечность
Я в ожиданье облачу.

Когда ж настанет миг свиданья
Под небом, льющим благодать,
Услышу Ваше обещанье-
Любить. Прощать. Не покидать.

17 лет

***

Я, отныне, – само начало.

Я сегодня – само отречение
От всего двуличного, злого,
Познающий своё назначение
Чрез святое великое Слово.

Я отныне – само начало
Лишь того, что зовётся «скудно»,
Понимаю, как это мало,
А расти в поднебесье трудно.

Но стараюсь, стремлюсь, итожу
Всё, к чему душа прикоснётся,
И любовь в своём сердце множу,
И своё зажигаю солнце.

И живу, и молюсь не приторно,
Не прошу за себя, любимого.
Моё сердце вере открытое,
С ней, живительной, неразделимое.

17 лет

***

О прозрении молил слёзно.

О прозрении молил слёзно,
Все равно кровоточит рана –
Может, истину нашёл поздно,
А не истину познал рано.

Замирало от тоски сердце,
Всё пугалось своего стона,
Всё стремилось в нежных снах греться,
Не желало лишь достичь трона.

Всё молило: «Ты приди, воля!
Дай же мне глотнуть твою свежесть!»
Заплутала, забрела доля
В место гиблое, в саму безнадежность...

Всё забылось и в ничто пало,
Только мудрость не знает забвенья-
Было мне и всей жизни мало,
А теперь упоён мгновеньем.

О прозрении молил слёзно.
Кровоточит или нет рана –
Всё равно. Лишь бы видеть звёзды
Среди царствующего тумана.

17 лет

***

Освободим же Землю от насилья.

Освободим же Землю от насилья,
Дадим вздохнуть родимой полной грудью.
Она устала плакать от бессилья,
Ай тяжело от злобы и орудий.

Доколе будет боль она терпеть,
Доколе ей, как в стену, биться в души,
Которые успели зачерстветь
И все святыни свергнуть и разрушить.

Не в моде нынче совесть. Вот беда.
Стыдить нас, видно, некому сегодня.
Безумье, алкоголь и наркота
Пришли на смену Истинам Господним.

Несправедливость, хамство, гнёт, война,
Разруха, смерть…Чем дальше, тем страшнее.
Земля скорбит. Её ли в том вина
За то, что мы собою не владеем?

Мы на Земле лишь гости, но пришли,
И всю её до нитки обобрали,
Разрушили, загадили, сожгли,
Оставив пепелище для печали.

Мы Землю посчитали за рабу
И у неё её отняли жизнь,
Забыли все заветы и табу:
«Сук не руби, коль сам на нем сидишь!»

Мы – люди – вроде бы разумный вид,
Но не поймём, что это всё не наше.
Мы делим Землю, веру, но не стыд –
Мы делим Богово, Его Терпенья Чашу.

Но то узреть, увы, нам не дано,
Мы разучились в небе видеть звёзды.
А стоит только отворить окно
И всё понять. Пока еще не поздно.

17 лет

***

Человеку.

Одумайся! Безумье упокой!
А с ним и жажду дикую наживу.
Ты, слышал, мать ребёночка убила,
А там теракт, и льётся кровь рекой?
Одумайся! Безумье упокой!

Одумайся! Бездушье упокой!
А с ним стремленье к ненасытной власти.
Ты знаешь, как нуждаются в участье
Болящие? Но лишь махнул рукой.
Одумайся! Бездушье упокой!

Одумайся! Бесчестье упокой!
Корысть и лесть тебя ль добру научат?
Ты видишь: мрак сгущается, и тучи
Всё тяжелей? Теряешь ты покой.
Одумайся! Бесчестье упокой!

Одумайся! Гордыню упокой!
Придёт тот миг: под сим смертельным жалом
Ты станешь сам беспомощен и жалок,
Но слёз твоих не примет суд мирской.
Одумайся! Гордыню упокой!

17 лет

***

За стеной Великого дождя.

В себе исток блаженства не найдя,
Мы плачем все над миром суеты.
А за стеной Великого дождя –
Дождя из слёз - заветные мечты –

Они живут! И строят мир иной!
Где каждый смертный вечность обретает,
Где солнца свет разлит над тишиной,
И тьма пред ним трусливо отступает.

Там, за стеной Великого дождя,
Блаженны мы в кругу желанных грёз!
В душе своей всё лучшее блюдя,
Мы не идём тропинкой горьких слёз,

И не пускаем в сердце суету.
Любовь, надежду бережно храним,
И восхваляем духа чистоту,
И низость в мыслях праведных не зрим.

Но, здесь, в себе блаженство не найдя,
Мы плачем все над миром суеты.
А за стеной Великого дождя -
Дождя из слёз – живут, живут мечты!

17 лет

***

Не позволяйте унижать Россию!

Не позволяйте унижать Россию!
Ругать её сегодня все вольны.
Но, как бы наши души не косило,
В том нет её, вы слышите, вины!

Не так живём и молимся неверно,
Убить, ограбить, схапать, да предать –
Мы тонем все в потоке этой скверны,
И все спешим Россию осуждать.

И всем нам лень от грязи отряхнуться,
Клянём подвохи, каверзы судьбы…
Но, не хотим на правду оглянуться -
Мы нищи духом, оттого слабы -

И оттого в России нет порядка,
Как нет его на всей святой Земле.
И нам самим не стыдно и не гадко
Что вольный дух наш погребён во зле.

Но, всё-ж, я верю в светлый миг сознанья,
И где бы наши души не носило,
Однажды прозвучит, как заклинанье:
-Не позволяйте унижать Россию!

17 лет

***

О корысти и славе не думаю.

О корысти и славе не думаю,
Лишь о том, чтобы цели достичь –
Ненасытной, глубокою думою
Вековую премудрость постичь.

Научиться пред болью терпение
Возводить неприступной стеной,
И не дать свою волю растлению,
За обманной стремясь пеленой.

И не быть ни рабом, ни хозяином
Чьих-то мыслей, желаний и чувств.
Просто жить ко всему с осознанием –
Это высшая степень искусств.

17 лет

***

Напутствие мамы.

Мой любимый сынок, уходя от родного порога,
Обещай мне, ты слышишь, что однажды вернёшься назад.
Я желаю тебе, чтоб удачей стелилась дорога,
И от боли и лжи не туманился ясный твой взгляд.

Говорят: в дальний путь отправляясь, нельзя оглянуться,
А оглянешься, значит, тебе не задастся судьба –
Я не верю в приметы и тебя заклинаю вернуться!
И лишь только о том к небесам вознесётся мольба.

Знай, сыночек, отныне эти двери навеки открыты,
Лишь тебя одного никогда не устану я ждать.
Пусть моими слезами печали мои будут смыты,
Чтоб в пути согревался, я спешу своё сердце отдать.

Ты, сынок, не спеши. Оттого лишь быстрее устанешь.
Злых людей сторонись. В своё сердце соблазн не впускай.
Если, вдруг, за собой одинокую душу поманишь –
Пусть для вас, для двоих нескончаем в пути будет рай.

17 лет

***

Жалеть ли стоит...

Жалеть ли стоит, сидя у окна,
Что из друзей одна лишь тишина
Меня поймёт и нужный даст ответ,
Что болью отзывается рассвет,
И каждый жест усталость бередит,
И неизвестно, что же впереди –

Немного оттого бросает в дрожь.
Сомненье, страх, растерянность,... и всё ж
Огонь в душе пылает всё сильней.
Пусть меньше остаётся светлых дней,
Пусть сердце истончается в борьбе,
Всё ж я не повинюсь своей судьбе.

Мои мечты исполнены давно.
О, счастлив тем, что Свыше мне дано!
Что мыслить я могу, могу страдать,
И от любви рыдать и умирать,
И постигать духовности урок,
И видеть, несомненно, в этом прок.

17 лет

***

Я, конечно, признаю убогость.

Пусть клянут и клеймят за уродство,
Пусть ругают, казнят за упрямство –
Не поддамся чужому господству,
Только Высшему – в нём постоянство,

В нём царит путеводная сила,
Что меня направляет к прозренью.
Как толпа не судила б, не била,
Прорываюсь к Святому веленью.

Как она бы мой мир не ломала,
Не приемлю звериные страсти.
Всех прощу и начну всё сначала,
И опять с той Божественной части.

Я, конечно, признаю убогость,
Не пред смертным, а перед Всевышним,
И его не предвзятую строгость
Я в поклоне смиренном услышу.

Исцелит приговор беспристрастный
И мою истомлённою душу.
Пусть ругают, казнят за упрямство,
Я Велений его не нарушу.

Пусть клянут и клеймят за уродство –
За проклятья не будет спасенья.
Им, клянущим – проклятий господство,
Мне, убогому - Божье терпенье.

17 лет

***

И снова трепет.

И снова трепет. И виденье
Скользнуло в чистой тишине -
То скромный гений вдохновенья
Явился строками ко мне.

С собой неся мечты и думы,
Заполнил душу до краев.
И я, уже не смевший думать,
Вдруг понял - это всё моё!

Отмечен Божьей Благодатью,
Судьбою призванный к перу,
Я смертных не приму объятий!
И лишь от пустоты умру:

От пустоты души и мысли,
От злой иссушенности чувств.
Но, предан я цветенью жизни,
Как высшей степени искусств.

Нет, не по мне оно-забвенье!
Еще поет моя душа!
На этом пике вдохновенья
Жизнь так волшебно хороша!

17 лет

***

Стихия рождена не для меня.

Стихия рождена не для меня.
Я - одинокий житель несвободы.
Несу печаль сердечную сквозь годы.
Я усмирён и не прошу огня.

Я вырос здесь, средь этих хладных стен,
И понял: там, за ними, жизнь чужая,
Она течёт, мою опережая
На целый мир коварства и измен.

Мне нет там места. Нет и сожалений,
Что мимо всё. Лишь чистоту храня,
Я в тишине творю свой мир волнений.
Стихия рождена не для меня.

17 лет

***

В душе, что холодом пугает,
Что разрушеньем настигает
Другие души – пустота.
В ней все мертво. И нет печали.
И нет любви. Они мельчали,
Их погубила суета.

Но та душа пред нашим взором
Встаёт мучительным укором,
Вопрос единственный храня:
- Во мне ведь тоже чувства жили,
Но смерть пришла, а вы где были.
За что вы не спасли меня?

17 лет

***

Я скоро кану в мир иной.

Отвергнув все земные блага,
Я скоро кану в мир иной.
Небес живительная влага
Дождем прольется надо мной.

Но, вечный дух взовьется к звездам,
Неся в себе свободы мысль
И там, сквозь пролитые слезы,
Вдруг, прорастет иная жизнь


17 лет

***

И душа вдруг становится птицей.

Вечер летний задумчив и тих,
Так прекрасен, так дивен, как нежность.
И ложится мне на душу стих,
Зарождая свою безмятежность.

Я такой безмятежности рад –
Ни тревог, ни тоски, ни волнений,
Только сад, зацветающий сад
Дарит сладость счастливых мгновений.

Окунаюсь в прохладу теней,
Ощущаю в душе наслажденье.
Вечер летний в сиянье огней,
Небо звёздное в новом рожденьи

В душу льются и душу пленят
Серебристой своей вереницей.
Окрыляют, чаруют, манят…
И душа вдруг становится птицей.

17 лет

***

О, Русь, опять к тебе пишу.

О, Русь, опять к тебе пишу.
Я – твой певец, я – твой хранитель.
Благодаренье возношу
Судьбе за райскую обитель.

Тебя я, слышишь, не предам!
Единое нельзя разрушить.
Навек дано быть вместе нам,
О, Русь, врачующая души!

На перепутье всех дорог
Я выберу одну – святую.
Ступлю на русский твой порог,
Тебе, о, Русь, отсалютую!

17 лет

***

И оттого светла моя душа.

И оттого светла моя душа,
Что листопад затеял хоровод,
Что каждый листик ей о том поёт,
Как эта осень дивно хороша.

И оттого на сердце благодать,
Что торжеством осенний лик объят,
Что небеса прохладою манят,
И хочется, так хочется мечтать!

17 лет

***

Парю над миром.

Парю над миром. Это ли не счастье-
Окрепшим духом в облаках витать,
Сливаться с высью, став Вселенной частью,
Все звёздные пути в один сплетать.

Парю над миром. Лёгкий и свободный,
Непостижимое желая обрести,
Влекусь, спешу за вечной, путеводной
Звездой надежды - спутницей в тиши.

Парю, живу, мечтаю, наслаждаюсь,
Под сенью звёзд ищу глубокий смысл,
И в нём нетленным духом возрождаюсь
И закаляюсь, обретая мысль.

Парю над миром. Над неискажённым.
Средь истин самой истинной дышу.
И чувством, до бесстыдства обнажённым,
Созвучию прекрасного служу.

17 лет

***

Я жизнь, как гимн, превозношу.

Не оскверняй мой путь, печаль.
Зачем тебе мои страданья?
Не береди моё сознанье-
Святая в нём горит свеча.

Не оскверняй мой путь, прошу,
Оставь же мне мои надежды!
Сегодня я сильней, чем прежде!
Я жизнь, как гимн, превозношу.

17 лет

***

Я слышу звёздное дыханье.

Я слышу звёздное дыханье.
Прекрасной вечности признанье,
Оно ли может обмануть?
Отбросить страхи и страданья,

Найти Истоки мирозданья,
Испить! Впитать! И в вечный путь!
И в вечный мир преображенья!
Не допуская искаженья

Ни в настоящем, пи в былом,
Предстать, прося не снисхожденья
Перед Судом, по в день рожденья
Родиться с ангельским крылом!

Расти! И вновь идти к прозренью!
И день и ночь! Пока мгновенье
Не приведёт к Истоку вновь,
Испить, впитать с него терпенье!

Вспарить на крыльях к просветленью
И влиться в вечную любовь!
Таков мой путь. Он счастье множит!
И каждый день, что мною прожит,

И миг, что в вечности разлит,
Меня не мучают, не гложут.
И лишь ошибки подытожит
Судья. Я жду Его вердикт.

17 лет

***

Протяни же к любви моей руку!

Протяни же к любви моей руку!
Обними нежно, чтобы не ранить.
Излечи мою горькую муку!
Заколдуй мою вечную память!

Я устал. Я ищу избавленья.
Я измучен твоим равнодушьем.
Безнадёжно, жестоко томленье,
Что тревожит влюблённую душу.

Я растерян. Что ж сердце неволишь?
Хоть пытаюсь забыть и отринуть.
Только знаю, что ты не позволишь
Мне тебя разлюбить и покинуть.

Буду вечно пленён красотою,
Необычной, непознанной, тайной.
Буду верить, что, став вдруг мечтою,
Ты мне встретишься в яви случайно.

Я окликну, а ты обернёшься,
И к любви моей руку протянешь,
С ней душою и телом сольёшься
И моею единственной станешь.

17 лет

***

Иного счастья мне не надо.

Иного счастья мне не надо,
Лишь только б всякою порой
С тобой, единственной быть рядом.
Пусть бесконечной чередой

Летят минуты, миги, годы,
И слезы горьким льют дождем:
Иная не нужна свобода,
Лишь та, где счастливы вдвоем

Мы рождены с тобой для встречи.
Под звездным куполом ночей
Зажжем любви прекрасной свечи.
Не будет вздохов и речей,

Лишь только нежных чувств сплетенье,
Лишь только твой влюбленный взгляд,
Слиянье душ и, вдруг, смятенье.
И ночь. И нет пути назад.

Нет ничего. В любви исчезнув,
Забудем шепот суеты,
Падем в немую тайну бездны,
Полет исполненной мечты

Познаем. Это ли не счастье-
В не оскверненной тишине
Парить на крыльях сладострастья,
Сгорая в пламенном огне?

Иного ли желать мгновенья,
К иной стремиться ли судьбе-
Не слышать двух сердец биенье,
Не ждать, не думать о тебе,

Считать холодные минуты,
Быть одному? Но, вновь и вновь
Стараться сбросить эти путы
И познавать твою любовь,

И быть счастливым безудержно,
До глубины души, до слез
Любить! И жить всегда надеждой...
Иных не надо больше грез.

17 лет

***

В хрустальных водах бескрайней души.

В хрустальных водах бескрайней души
Ты отражением тем дорожи:
Чистым, прекрасным, чарующем новь-
Это в тебе отразилась любовь!

Легкая, нежная, с каплями рос!
Ветер ее на ладони принес.
В душу упала и стала твоей.
Не погуби ее в омуте дней!

17 лет

***

В своем приобретенном одиночестве.

В своем приобретенном одиночестве
Я не нуждаюсь более ни в ком:
Ни в госте, ни в пророке, ни в пророчестве,
Ни в низко падшем, ни в самом высочестве...
И лишь в луне, крадущейся тайком

По небосклону черному, печальному.
Не приглашаю больше никого:
Ни проповедника, ни путника случайного,
Ни друга - ни ближайшего, ни дальнего
Не жду. Судьбы решенье такого.

17 лет

***

А душа была незавершённой.

А душа была незавершённой,
Непонятной даже самому.
Беззащитной, слабой, обречённой,
Ввергнутой в лихую кутерьму.

А ещё она была пустыней-
Выжжена, истоптана, больна.
Но, пройдя тернистый путь, отныне,
Стала вдруг оазисом она.

17 лет

***

Проникаю в мудрость естеством.

Постигаю таинство глубин,
Недоступных равнодушыо взгляда,
Знаю, не дожить мне до седин,
Потому поторопиться надо.

Проникаю в мудрость естеством
И спешу ей вдоволь насладиться,
Чтоб восстать из пепла торжеством
И в заблудших душах раствориться.

17 лет

***

Пусть от нездоровья обессилю,
Пусть умру, судьбой приговорённый,
Но душой, болящей за Россию,
Буду вечен, верой закалённый!

17 лет

***

Что-то в этой жизни мне открылось.

Что-то в этой жизни мне открылось:
Вижу глубже, чувствую сильней.
Будто пелена с души спустилась,
Обнажив всю прелесть жизни всей.

Может, всё придумал, показалось,
Не было падений и высот.
Но, когда душа освобождалась,
Всё-же уловил её полёт.

Не живу с тех пор, а наслаждаюсь
Солнцем, ветром, небом, тишиной,
В жизни водопад душой вплетаюсь
И плыву, качаемый волной.

И лечу, ранимый синевою,
Вслед любви, лелеющей мечту,
Окунаясь прямо с головою
Во святую Божью чистоту.

17 лет

***

Не делаю льстивых, высоких признаний.

Не делаю льстивых, высоких признаний,
Но сердце торопится, сердце стремится
Хотя бы с частичкой Божественных знаний
На вечные веки соединиться.

Хотя немного той Ангельской меры,
Которая Высшей любовью зовётся,
Сберечь для души - для источника веры,
Её отогреть, и она разрастётся.

Потянется к жизни несмелым росточком,
В блаженстве земном крепким деревцем станет,
И каждою веткою, каждым листочком
До душ, потерявших надежду, достанет.

17 лет

***

Оставь мне сердце, где бы жить я мог.

Прелестный ангел мой, сияющий в лучах
Своей красы, божественно спокойной!
Люблю твой образ, гения достойный!
Его лелею в маетных ночах.
Люблю твой легкий жест, и стан, на диво стройный,
И тайный блеск люблю в твоих очах.

Люблю! Теряюсь в страсти и признаньях,
Шепчу:"Мне, ангел, душу возроди!"
Любовью в ней неистовой взойди!
Я сберегу росточек вёсен ранних.
О, ангел мой, прошу, не осуди
Ты чувств моих безудержных, бескрайних!

Судьбой дано мне множество дорог,
Но, выберу одну, к тебе ведущую,
Предчувствием так сладостно влекущую-
Быть может, здесь судьбы моей итог.
А, если нет - прекрасная, зовущая,
Оставь мне сердце, где бы жить я мог.

17 лет

***

Мой мир сегодня не со мной.

Туман роскошной пеленой
Зашторил окна.
Мой мир сегодня не со мной,
Мне одиноко.

Так одиноко мне сейчас
В рассвет холодный,
В душе моей огонь угас,
Я не свободный.

О, расступись, седая мгла,
Пусти на волю!
Зачем меня ты обрекла
На эти боли?

Зачем пленила пустотой,
Уединеньем?
Я так стремился за мечтой
В садов цветенье.

Там птицы райские поют,
И весел ветер.
Там небеса блаженство льют,
И месяц светел.

Пусти меня туда скорей,
Горю желаньем!
Туман неистовством развей,
И с ним страданья.

Свой мир я снова обрету.
Почту за счастье,
Стереть запретную черту,
Став жизни частью.

17 лет

***

ПО МОТИВАМ. ШКОЛЬНЫЕ СОЧИНЕНИЯ.

Образ Евгения Онегина. Школьное сочинение

Вот он, уверенный Онегин-
Красивый щеголь, светский франт,
Избалованный женской негой,
Повеса, льстец и дуэлянт,
Наследник, баловень судьбы,
Высокомерен, горд, но смел,
Не ищет пламенный борьбы,
Далек от повседневных дел,
Учен всему, но понемногу,
В непринужденности бесед
Блистал умом и, слава богу,
Тем ублажая высший свет.

Таланты были несомненно-
Умел себя преподнести,
Где реплику произнести,
Как улыбнуться откровенно,
Поднять платочек, невзначай,
И вдруг остротами пролиться,
А то и вовсе отстраниться,
Изобразив в лице печаль,
Еще всему оценку дать,
Иль сделать вид большой всезнайки,
То душу вынуть, без утайки,
То молча, от души, страдать

И строго паузу хранить-
Пример наглядный в воспитанье,
Онегин делал все со знаньем,
Его нам не за что бранить.

Хотя и не было святынь в его душе,
Не чтил он слово,
Но вот французский иль латынь-
То было для него не ново.
О, здесь то развернуться мог
Наш гений (зла иль совершенства?)
Когда слагал изящный слог,
В себе предчувствуя блаженство
От собственной персоны-грат.
Жил обольститель в нем достойный,
То страстный он имел талант,
А то вдруг холодно-спокойный.

Да, в смене масок преуспел
Ваятель женских душ, нескромный,
То вдруг казался нежно-томным,
То любящим предстать хотел,
Срывая с юных губ признанье,
А то, в притворстве, ревновал,
То равнодушьем убивал,
То вдруг оказывал вниманье,
То странной был объят тоской,
То в танце долгом (до упаду),
Он находил души усладу...
И вновь изображал покой.

Иль в одиночестве страдая,
Весь отчуждением дышал,
И снова рьяно искушал,
Приобретая и бросая.

Всегда искусно обновленный,
То дьявол, то всесильный бог,
То вдруг приятно удивленный,
То неприятно груб и строг,
Бывал, притворственно, обидчив,
Горяч, порой, несправедлив,
То быстр, порывист, то усидчив,
Рассеян, скучен и умен,
На все имел свое сужденье
(Другие были ни к чему),
Считал он глупым чье-то мненье,
Давно наскучившим ему.

Порою, ласков был не в меру,
Послушан, робок и стыдлив,
Порой, надмен и молчалив.
Мешал он дерзкую манеру
С игривой шуткой удальца.
От фраз неловких распалялся
И тем, как будто, забавлялся.
С невинным личиком мальца
Просил смиренно он свиданья,
Был ненавязчив, но упрям,
Тем привлекая юных дам,
Их зарекаясь обещаньем,

Спешил навстречу сей любви
И отдавался тайнам ночи,
А утром, как бы, между прочим,
Не помнил клятву на крови.

Потом, зевая и хандря,
В свою обитель возвращался
И, подведя итоги дня,
Он сном, по-детски, забывался,
Чтоб снова в вечеру кутить,
И сладкой мести предаваясь,
Взор свой прелестницам дарить,
Над их мужьями издеваясь.
Вот так и жил герой мятежный
В бреду ненужной суеты-
То разрушающий небрежно,
То весь исполненный мечты,

То неожиданно суров,
То несказанно интересен.
Меж грешных муз слащавых песен,
Меж пьяной роскоши балов
Он разъезжал и был доволен,
Себя заставив уважать.
В костюмы чувство обряжать
И лживых выпускать на волю,
Любил. То был его конек,
Его блестящая премьера-
Она всегда успех имела,
А почему, нам невдомек.

Любил заносчиво взглянуть
На всех соперников убогих,
Злорадным словом их кольнуть,
Съязвить. То был удел немногих.
Онегину ж прощалось все-
И грубый тон и взор жеманный.
А коль смекалкою блеснет-
Тут уж он свой! Ах, окаянный!
Душ женских юный властелин,
Лукавый, стильный и манерный,
Себе и всем он - господин,
И друг, и враг, и гость примерный,

Несущий в дар измену тихо.
Неповторим в своей нови,
Победу празднующий лихо
И в разговорах, и в любви.

Ах, это время золотое!
Утех блистательных кумир,
Младых желаний сладкий пир,
И чувств, не знающих покоя,
И дум, не вросших в кандалы-
О, клад волнительных мгновений!
Любви ли сладострастный гений
Придумал званные балы?
Балы! Балы...- одно и то же
Сегодня, завтра и вчера...
Какая вязкая хандра,
До безрассудности, тревожит

Онегинский, пытливый ум.
В душе набит мозоль саднящий.
Онегин мрачен и угрюм,
И полон скорби леденящей.
Уж не внимает ничему
Его потухшее сознанье,
Свиданья тягостны ему,
И дам прекрасных обаянье
Рождает в нем лишь зевотУ.
Такая злая безысходность
Пленяет хрупкую мечту,
Что видит всяк свою негодность.

Куда бежать? К чему стремиться?
Какому Господу молить?-
Когда лень журавля словить,
И лень в руках держать синицу,
Когда повсюду только лень,
Однообразности мученье.
Уж сердце просит отреченья
И рвется, рвется в новый день...
Онегин вовсе б исскучался,
Когда б не каверзы судьбы-
Тут вдруг отец его скончался,
И он, не жаждущий борьбы,

Без горьких дум и сожаленья,
Довольный этаким исходом,
Отдал за долг отца именье...
И потянулся к новым всходам.

Как раз известие случилось,
Что дядя при смерти давно,
И что племяннику дано
Его принять в наследство милость,
При этом с дядюшкой простясь...
Онегин поспешил в дорогу,
Отдав судьбу в храненье Богу
И кое-как перекрестясь...
В пути он строго речь учил,
Заранее предвидел скуку,
Твердил притворство, как науку...
Приехал - дядя уж почил.

Тому был рад наш светский гений,
Наследник дядиной казны,
Безумно жаждущий стремлений
К богемным пикам новизны.
Но, нет, напрасны ожиданья,
Надежды призрачен туман.
Сегодня новые желанье,
А завтра все старо. Обман.
И снова захандрил Евгений,
Пейзаж не радует его,
Не смотрит он красот деревни.
Тоска. И больше ничего.

Приобрела размер вселенский
В душе онегинской она...
Но, тут явился некто Ленский,
Чья жизнь энергией полна,

Фонтаном дивным низвергалась.
Лелеял он в объятьях муз
Чувств сей возвышенный союз-
Что в младости совсем не малость.
Избранник девичьей мечты,
Певец любви, непревзойденный,
Горячей страстью окрыленный,
Любитель праздной суеты.
Ах, Ленский - враг противной лени,
Так чудно весел, чудно нов!
Волшебник, вышедший из снов-
Им (странно) занят был Евгений.

В его душе, давно холодной,
Вдруг снисходительность сыскали
Сей пылкий взор и стиль сверхмодный,
И нрав, не знающий печали.
Поэт свои не прятал тайны,
Беды большой не видя в том,
Поведал другу не случайно,
Что в Ольгу Ларину влюблен
Он страстно, искренне, безумно,
Жизнь без нее теряет смысл!
Евгений думал: вроде умный.
Но, боже, как наивна мысль!

И все ж, без дыма нет огня,
Судьба твердит нам о своем,
И вот недолгие друзья
В гостях у Лариных вдвоем.

Но, нет Евгению заботы
Разглядывать младых сестер-
Татьяну, Ольгу. Ах, позер!
Не может он сдержать зевОту
И все торопится назад,
Считая глупою затею-
Владимир Ленский прочил фею,
Но колдовским бы Ольгин взгляд
Назвать язык не повернулся.
Сказал он Ленскому:"Пуста.
Глупы слова, мертвы уста..."
От сей обиды тот замкнулся.

Была уж осень. Всякий знает-
Из века спорная пора.
Кто хвалит, кто вовсю ругает
Принцессу злАтого двора.
Да только ей горя и горя мало,
Затмив простор своей красой,
Идет по миру величаво,
С поднятой гордо головой...
А, что ж Евгений? - Так же скучен,
Разочарован и угрюм.
Как небосвод тоской измучен-
Так он измучен ленью дум.

Но, тут письмо. Кому? Откуда?
Ему? От Лариной? Какой?
Татьяны? - Право, это чудо!
На миг теряет он покой.

Что там, в письме? - Ее признанья,
Ее заветные мечты...
"Онегин, мне судьбою ты,
Один лишь ты обещан, знаю!
Тебе без слов я покорюсь,
Твою любовь почту наградой!
Душой наивной тороплюсь,
Чтоб быть с твоей душою рядом!
Пишу дрожащею рукой..."
А дальше что? - Слеза и мука.
Писать - не сложная наука...
Но, все ж, теряет он покой

Всего на миг. И снова холод
Его душою завладел.
Он дал к тому свиданью повод,
Но лгать Татьяне не хотел
И снизошел до объяснений:
"Татьяна, ангел неземной,
Достоин Ваших я презрений,
Вы не должны увлечься мной.
Давно уж равнодушен к жизни
Мой разум. Боже, я устал!
Забыты чувства, страсти, мысли,
Любовь не ищет пьедестал
В душе моей, забывшей звезды.

Вы - чистый Ангел, демон - я,
Меж нами небо и земля,
Вам рано жить, а мне уж поздно.
Я счастья Вам не подарю
И Вашей не пойму печали,
Призывы лета отзвучали
В душе, подобной январю.
Прощайте, милая Татьяна!
Нам вместе быть не суждено.
О, Ваше сердце грез полно!
Мое ж давно полно изъяна."

Он молвил прямо, как поэт,
И был собой вполне доволен.
Ах, этот слог, (будь он неволен!)
В себе таил немало бед.

Зима. Курчавятся аллеи,
Морозом дышат облака,
Над миром властвуют метели
И долги вечера. Тоска.
Тоска Евгения тревожит.
И снова Ленский у ворот
Коня буланого стреножит
И в дом Онегина идет.
"Ну, здравствуй!" - "Здоровей видали!"
"Ты ныне снова зван к столу.
В субботу именины Тани,
Отказ накликает хулу.

"Что ж, делать нечего. Я буду.
Хотя, предчувствую, тоска
Со мной придет, наверняка,
Мой верный страж везде и всюду"
Онегин прибыл в скромный праздник.
И что ж он видит? - Пир горой.
Ах, Ленский, обманул, проказник!
Все веселы и рвутся в бой.
Бокалы, оды, поздравленья,
Дурацкий смех и глупый спор,
Крик, писк, и вздохи, и смущенья,
И бесполезный разговор.

Все это вытерпеть нет мочи,
Бежит герой наш от рождеств.
И просит дьявольских торжеств
Его душа. И мести хочет.
Вдруг, музыки раздался гром,
Все в залу. К Ольге вмиг Онегин:
Окинул взором, полным неги,
И уж ведет ее кругом,
И снова, снова с ней танцует,
Смеясь, на ушко говорит.
А Ленский? - Ревностью убит.
Как дикий жеребец гарцует

И жаром пышет нрав его.
Не ждал такого он от друга,
Терпенья лопнула подпруга.
Дуэль! - решение всего.

Судьба - какой коварный маг,
Уносит миги безвозвратно,
Нам до любви отмерив шаг,
До ненависти - шаг обратно.
Распался дружеский союз,
Оставив смерти след незваный.
Поэт - любитель нежных муз,
И гений мести, окаянный,
Сошлись и снова разошлись,
Поставив пулю в пик раздора
И дерзкую, младую жизнь-
Порой, так дружбу губит ссора.

Себя корил герой все дни,
И Ленский поостыл немного.
Но, не ведет назад дорога,
И вот, стреляются они.
Онегин первый. Что ж, удал
Отшельник вольный. И научен.
Летела пуля черной тучей,
И Ленский замертво упал.
Упал, лежит, не шевелится,
Пробита молодая грудь.
Тут вовремя слезе блеснуть,
Но плакал искренне убийца.

О, нет! Он, правда, не хотел
Бездушно в чью-то жизнь стрелять,
Ей срок любезно отмерять-
Ведь это Господа удел...

Давно заброшена могила,
Где Ленский с горьких пор лежит,
Где Ольга, некогда, ходила-
Теперь уж ей поэт забыт.
Сему прекрасному созданью
Так мало памяти дано,
Уж в лету канули страданья,
И Ольга замужем давно.
Убийца ж, памятью гоним,
С тех злополучных мест уехал,
И, словно мрачный пилигрим,
Он ищет совести утеху.

А, что Татьяна? - Все грустна,
Не осушает глаз красивых,
Не смотрит женихов ретивых,
Всегда несчастна и одна.
Везде ей чудится Евгений-
Тут он сидел, а там ходил,
А здесь он с нею говорил.
Кругом душа его. И тени
Еще не умерли в саду.
Но, как давно все это было,
И как она его любила!-
Сгорая в пламенном бреду.

А годы истово бегут.
И вот уже Москва пред нами
С ее размахом и балами.
Татьяна и Евгений тут.

Да, на балу. Совсем уж рядом-
Лишь о пристойности забыть,
Лишь повести случайно взглядом...
Татьяна! Нет! Не может быть!
Она ли это? Иль ошибка?
Но, что за поступь, жест и взор,
Непревзойденная улыбка,
Неторопливый разговор.
"Скажи мне, князь, да кто же это?
Та, что достоинства полна?"
Князь не заставил ждать с ответом:
"Татьяна Ларина. Жена!"

И муж Евгения подводит
К той самой, что в степной глуши
Ему дарила свет души...
Евгений глаз с нее не сводит.
Когда-то Таню от отверг,
Сегодня ж, ее покоренный,
Краснеет, как юнец влюбленный.
Да тот ли год? И тот ли век?
Что сталось с прежней Татьяной?
Тут колдовство, наверняка!
Так отрешенна, но близка,
Так недоступна, но желанна.

Со всеми вежлива, ровна,
Неспешна и неотразима,
Смела, покойна и вольна,
И так нужна! И так любима!

Но, нет, его не замечают
Или заметить не хотят,
Он все усилья прилагает,
Из кожи лезет вон! Но, взгляд
Татьяны, словно стужа.
Его морозит и знобит
Он - невидимка? Он не нужен!
Он болен? Или он убит?
Какое же придумать средство,
Чтобы богиня снизошла?
В ней нет ужимок, нет кокетства,
И нет на капельки тепла...

Лишь только утро в окна брезжит,
Онегин всходит на порог
В надежде - у ее быть ног,
Что с ним не получалось прежде.
Но, все напрасно. Дела нет
Княжне холодной до него.
Он чахнет. Ей же всеравно-
Ни вздоха, ни кивка в ответ.
Но, все ж, настойчив наш влюбленный,
Татьяне ходу не дает.
Письмо своей русалке шлет.
Она ж молчит. Он, оскорбленный,

Еще ей пишет. И еще!
"Меня простите ли, Татьяна?
Я чувством Вашим не польщен
Когда-то был. Но, вот что странно-
Теперь мне свет без не мил
И тягостна моя свобода-
Ее лелеял год от года,
И год от года слеп я был.
Но, знаю я - мой пробил час,
Немного мне еще осталось:
Просить одну лишь только малость-
Все время рядом видеть Вас,

Вам руки нежно целовать,
Улыбкой дивною ручаться,
Надеяться и обольщаться,
И умирать, и воскресать."

Ответа нет. Знать не желает
Его та, что была нежна.
Конец всему! Он уезжает!
Прощай же, свет! Прощай, княжна!
Весна уж вскоре песню сложит,
Подарит барышням букет,
И пышный сад ее встревожит
Богатый, бедный, средний свет.
Но, то Евгению не в радость.
Бледнеет, сохнет он сильней,
А мысли все туда, где младость,
А мысли все о ней. О ней!

Больного вряд ли кто обидит,
Больному нечего терять,
К Татьяне он спешит опять
И входит в зал. И что он видит!
Она пред ним одна, смиренна,
Читает что-то на листе,
Дань не давая красоте,
Все слезы льет беспеременно.
Совсем, как в старые года.
Ужели прежняя Татьяна?
Свою оплакивает рану,
Внутри саднящую всегда.

К ее ногам он припадает
В порыве чувства и тоски,
О, как душа его страдает,
И сердце рвется на куски!
Он о пощаде взглядом молит.
Она беспомощна, слаба.
"Зачем Вы здесь? - Устало молвит.
Однажды нас свела судьба,
Но, видеть Вы не захотели
Во мне предвестницу любви,
Вы были холодны. Метели
Кружили в сердце и в крови

И наполняли Вашу душу
Жестокой, вечной мерзлотой.
А я пылала в эту стужу,
Я гибла за своей мечтой.

Сегодня прошлое явилось:
Вы перед девою плененный,
Как победитель вдохновленный,
Дарующей ей щедро милость,
Вы, благородный и довольный,
Что выбор дали ей простой-
Погибнуть, обретя покой
Иль жить с невыносимой болью.
И ей одно осталось - жить.
Зачем? - Казалось непонятным.
Ей страшно было, Вам занятно,
Что Вас обречены любить.

Я Вас люблю. Скрывать ли нужно
Невинной юности мечты.
Но, Вы, кому то чувство чуждо,
Вы, недруг всякой суеты,
Как вспомнить Вы могли Татьяну?
И безразличие презреть?
Вы клятвы просите! Мне странно.
Могла ли клятва Вас согреть?
Я дать ее была готова
В далекой юности. Сейчас
Звучит мое святое слово
Для мужа. Сей разлуки час

Для нас уж пробил. Нам достался
Судьбы несправедливый рок..."
Она ушла. А он остался.
И с ним тоска. Ему урок.

17 лет

***

И я обретаю счастье.

Мне больно, так больно и страшно,
Что мнится, вот-вот обессилю,
Устану бороться отважно
За небо, такое синее,

За речку, такую тихую,
За волюшку, сердцу милую…
Часы безжалостно тикают,
Зовя эту боль постылую.

А та всё сильнее и ближе,
Меня ей приятно касаться.
Ругаю её, ненавижу!
Но, как надоело! Сдаться!

Я всё-же не всемогущий!
Но, в душу несёт прозренье
Тот мир, за окном цветущий,
Дарующий мировоззренье.

И я обретаю счастье,
И вновь пробуждаю мысли.
Я становлюсь частью
Борьбы за господство жизни.

17 лет

***

В тот миг, когда жизнь от меня устанет.

В тот миг, когда жизнь от меня устанет,
В объятья смерти бросит и уйдёт –
Мой дух, пронзив великой скорби пламя,
Взнесётся ввысь и вечность обретёт.

В покое чудном каплей обернётся
Его слеза, последняя слеза,
И вдруг с небес нечаянно сольётся,
И станут вновь блаженны небеса.

17 лет

***

Поэт Антон Гапоник (07.12.1989-27.08.2013)

"И тогда, став Ангелом, он с восторгом развернул крепкие крылья и вознесся в жизнь после жизни, о которой так много знал. " Это случилось 27 сентября 2013г (в День Воздвижения Креста Господня. Родился в год Змеи и ушел в год Змеи.

Пять сборников стихов Антона изданы при его жизни. Один сборник стихов Антона издан посмертно. Два сборника в память Антона изданы мамой.

Удостоен медалей «Надежда Кузбасса»
«За веру и добро» и премии "За любовь к жизни".

В 2005-м принят в союз писателей Кузбасса.

В 2003-м вышел первый сборник его детских стихов и сочинений «Я слышу всё, чем мир наполнен»
в 2004-м – небольшой сборник стихов «И каждый день дороже»
в 2005-м – сборник стихов «Войди в мой хрупкий храм»
в 2006-м – сборник стихов «Слова мои будут просты»
в 2007-м - сборник стихов "Творить по законам любви"

Побеждал в международном конкурсе, нескольких областных и городских конкурсах, автор песни о Юрге. Был Стипендиатом Губернаторской Стипендии "Юные дарования Кузбасса"

В 2014г. к годовщине смерти Антона Гапоника на добровольно пожертвованные средства при поддержке Союза Писателей Кузбасса и центральной библиотеки г. Юрги, а также пользователей Интернета издан посмертный сборник его стихов «Собираясь в дальнюю дорогу».

В мае 2017-го года вышла в свет книга-повествование, книга-разговор между сыном и мамой "Письма в Вечность", состоявшегося спустя 3,5 года после ухода сына Антона Гапоника из-за долгой неизлечимой болезни. Автор мама.

В апреле 2018-го вышел в Сборник "Ты возвратись Знамением" Людмила Гапоник. Антон Гапоник. Стихи. От мамы к сыну. От сына к маме. Автор мама.

Вот такая маленькая жизнь большого Человека с бесконечной душой.












Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 38
© 28.10.2020 Людмила Гапоник (памяти сына-поэта)
Свидетельство о публикации: izba-2020-2930866

Рубрика произведения: Поэзия -> Мир души


















1