Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Отдельный номер


Отдельный номер
Денис:

На протяжении всего собрания мы то и дело бросали друг на друга косые взгляды: мои – кипящие от злости, и его – полные самодовольства. Стоит признать, в работе он тоже был чертовски хорош, и он знал это. Слишком хорош. Я рассматривал бумаги и документы, лежащие передо мной, со всей тщательностью, лишь бы не смотреть на него. Как только собрание закончилось, я быстренько собрал свои вещи и пулей вылетел оттуда. Но как я и ожидал, он шёл следом за мной до самого лифта, пока мы оба не оказались внутри, молча стоя в дальнем углу.

В лифте я стоял перед Валерой, вне себя от ярости. Почему этот грёбаный лифт так медленно едет и почему он вдруг понадобился на каждом этаже? К тому времени, как мы достигли одиннадцатого этажа, лифт уже был забит почти до отказа. Но когда двери лифта открылись, ещё три человека решили втиснуться, и меня оттолкнули дальше вглубь так, что моя спина теперь касалась груди Валеры, а мой зад – его... о Господи...

Я почувствовал, как всё его тело едва заметно напряглось, и он резко выдохнул. И хотя мой член начал приятно покалывать от прикосновения наших тел, я не мог не усмехнуться. Расплата та ещё сука, козёл!

К четырнадцатому этажу стало немного посвободнее, и я позволил одной из папок выскользнуть у меня из рук.

- Упс, извините, господин Русик. Кажется, я что-то уронил, - я сказал так тихо, почти прошептал, и начал медленно опускаться, скользя телом по его возбуждённому дружку. Я постарался сдержать смешок, когда я проделал то же самое, но теперь поднимаясь вверх, его член снова упирался в мою задницу. – Извините, сэр.

Он прижался ко мне ещё сильнее, и я едва сдержал сдавленный стон. Нет, Дэн. Ты не позволишь ему снова сделать это, я мысленно отругал себя. Но когда я почувствовал всё его тело, так близко прижатое к моему, приятное тепло вновь медленно расползлось у меня между ног. Пора поставить его на колени, и я усмехнулся над вспыхнувшем воспоминанием. Одна маленькая, порочная идейка появилась у меня в голове. Смогу ли я это сделать? Я рискнул взглянуть на него. Он не спускал с меня глаз. О да, я смогу.

Мы доехали до пятнадцатого этажа, и ещё несколько людей вышли. Немного отодвинувшись от него, я оглянулся, чтобы убедиться, что он смотрит на меня. Конечно же его взгляд остыл на моей заднице. Отлично. Сделав глубокий вдох, я скользнул рукой к краю брюк, медленно опуская их и обнажая мои чёрные сексуальные брифы. Я услышал его затруднённое дыхание и самодовольно улыбнулся, возвращая брюки назад, когда двери лифта открылись.

Шестнадцатый этаж. Ещё несколько человек вышли, и я снова опустил брюки. Я ещё раз взглянул назад и увидел, что его глаза были, как раз там, где я и хотел. Он закусил нижнюю губу, и его дыхание участилось. В этот момент здоровяк, стоявший впереди меня, шагнул назад, снова толкая меня на тело Валеры. Жёстко. Мой практически голый зад соприкоснулся с его членом. Чтобы удержать меня от падения, он притянул меня к себе и приглушил стон. Это было забавно. Меня переполняло искушение подразнить его. Нравится, козёл? А это уже не так весело, когда играют с тобой, правда?

- Боже мой, я такой неуклюжий, господин Русик, - я сказал, мельком взглянув на него. Его глаза были плотно закрыты, и кровь прилила к его лицу. - Сэр, с вами всё в порядке? Вы выглядите так, будто у вас жар.

Он открыл глаза и посмотрел на меня, и я уже засомневался в том, что это была хорошая идея. Я оглянулся вокруг. В лифте было ещё пять человек, помимо нас, и ехать оставалось ещё два этажа. Двери снова открылись, и оставшиеся люди вышли.

Ещё один этаж и я смогу выйти отсюда с важным видом, оставив его и всё, что с ним связано, позади.

Как только двери закрылись, и лифт начал двигаться, я услышал приглушённое рычание из-за спины и краем глаза уловил внезапное движение, когда Валерка ударил рукой по кнопке «стоп» на панели управления. Он повернулся ко мне, и его глаза были тёмно-тёмно голубыми.

- Очень неосторожное движение, Дениска, - он усмехнулся и одним плавным движением придавил меня к стене лифта и жадно впился в мои губы. Наши языки неистово боролись друг с другом, наши стоны заполняли безмолвное пространство. Отстраняясь от меня, он проговорил:

- Не двигайтесь.

И хотя я очень хотел сказать ему, чтобы он валил куда подальше, моё тело умоляло меня делать всё, что он скажет.

Нагнувшись к разбросанным на полу файлам, он сорвал стикер с одной из папок и наклеил его на объектив камеры, висевшей под потолком. Дрожь от предвкушения пробежала через моё тело, борясь с неустанным желанием прекратить это... это... то, что между нами было. Это разрывало меня на части. Я не хотел этого с ним, но каждая клеточка моего тела безумно желала его прикосновений. Я не стану отрицать – только он вызывал во мне такие чувства.

Он вернулся ко мне, его губы снова овладели моими, и невольный стон вырвался из моей груди, когда его твёрдый член прижался к низу моего живота. Моё тело поддалось инстинктам, и нога обвила его ногу, прижимая меня ближе к его возбуждённому бойцу, мои руки зарылись в его волосах. После нескольких минут беспощадных поцелуев, он отстранился, и его пальцы ловко расстегнули застёжку на моей талии.

- Очень, очень неосторожное движение, - процедил он сквозь зубы. Положив руки мне на плечи, он посмотрел мне в глаза и медленно сдвинул брюки вниз по ногам, позволяя им упасть на пол. Он схватил мои запястья, разворачивая меня, и поднял их над моей головой, прижимая мои ладони к стене. Я стоял спиной к нему, в одном нижнем белье, когда он навалился на меня, и я почувствовал предательскую возбуждённость на своём члене. Он приподнял мою рубашку и снял её. Он стиснул прядь волос в кулаке и грубо потянул мою голову в сторону, открывая себе доступ к шее. Жаркие влажные поцелуи покрывали мою спину и плечи. Каждое его прикосновение, словно искорка, обжигало и оставляло томное покалывание по всей спине, на каждом сантиметре кожи. Я почувствовал, как его руки схватили и сжали мой зад, его горячее, затруднённое дыхание за ухом:

- Какой непослушный мальчик.

Я взвизгнул от удивления, когда почувствовал сильный шлепок на своей заднице, но моим единственным ответом на это был стон удовольствия. Какого хрена он делает со мной? Я бы никогда не сделал ничего подобного. Тем не менее, вот он я.

Возбуждаюсь от его грубых ласк. Я испустил ещё один резкий выдох, когда его руки схватили тонкую материю на моей заднице и снова... порвали её.

- Жди ещё одного счёта, кретин.

Он мрачно усмехнулся над моим хриплым голосом и снова прижался ко мне всем телом. Прохладная стена, касаясь моей груди, послала лёгкую дрожь через всё моё тело.

- Это стоит каждого цента.

Чёрт, ещё одна восхитительная дрожь. Его рука скользнула по моей талии и вниз живота, сползая всё ниже, пока его пальцы не остановились на моём члене.

- Знаете, Дениска, я думаю, вы надели их, только чтобы подразнить меня.

Его прикосновения заставляли меня жаждать большего. Желание внутри меня становилось всё больше, моё тело отчаянно нуждалось в нём.

- Тебе нравится трахаться со мной. Не отрицай.

Он переместил вторую руку ниже, его пальцы остановились на ягодичных мышцах, а ладонь теперь медленно дрочила мой возбуждённый член.

- Да пошёл ты, - простонал я. Его длинные пальцы кружили вокруг входа в мышечное кольцо, дразня и мучая меня, каждое движение сопровождалось непроизвольным стоном с моей стороны.

- Ты хочешь, чтобы я тебя трахнул, правда? Ты хочешь, чтобы я вошёл в тебя. Хочешь чувствовать мой член, доводящий тебя до оргазма. Ты хочешь этого, не так ли, моя маленькая сучка? – Я застонал, когда его палец, наконец-то, вошёл в меня, прижимая меня к нему. - Скажите это, Дениска. Скажи и я дам тебе то, что ты хочешь.

Второй палец присоединился к первому, и я закричал от потрясающих ощущений. Я встряхнул головой, но, кажется, моё тело предало меня. Я закрыл глаза, стараясь привести мысли в порядок, но это было слишком даже для меня. Прикосновение его одежды к моей обнажённой коже, звуки его грубого голоса, ощущение его пальцев внутри меня приближали меня к экстазу. Другой рукой он схватил мою ноющую эрекцию, сжимая ствол члена до боли, и я громко застонал. Я уже был близок к оргазму.

- Скажи это! – прошипел он мне на ухо низким голосом, и его палец пробежал по пульсирующей головке моего члена.

- Боже мой, да, - я с трудом мог говорить. – Я хочу, чтобы ты трахнул меня.

Низкий подавленный стон слетел с его губ, и он уткнулся лбом мне в плечо. Его пальцы стали двигаться быстрее, погружаясь и вращаясь одновременно, он трахал меня своей рукой, он дрочил мне второй своей рукой. Его бёдра тёрлись о мой зад, я чувствовал его твёрдый член.

- О, да, - простонал я, сосредоточенный на приближающемся удовольствии.

Ритмичные звуки наших стонов и сбивчивого дыхания внезапно прервались пронзительным звонком телефона. Мы замерли, когда осмысление того, где мы находились, медленно просочилось в наше сознание. Я слышал, как он выругался и отошёл от меня. Всё ещё тяжело дыша, я развернулся и увидел, что он берёт трубку с панели управления лифтом. Схватив рубашку и брюки с пола, я натянул рубашку на плечи, брюки на бёдра и начал застёгивать пуговицы трясущимися руками.

- Да, - ответил он на звонок, не отрывая взгляда от моих глаз. – Понятно... Нет, мы в порядке, - он медленно нагнулся и поднял с пола мои порванные брифы. – Нет, он просто остановился. – Он продолжал говорить по телефону, теребя кусок материи между пальцев. – Отлично, - он повесил трубку. Я изо всех сил пытался усмирить своё дыхание, но каждая частичка моего тела всё ещё жаждала разрядки.

Лифт дёрнулся и снова пополз вверх. Он взглянул на хлопок в руке, затем снова на меня. Закрыв глаза, он поднёс ткань к носу и глубоко вдохнул. Затем медленно открыв глаза и взглянув на меня, он ухмыльнулся и, отходя от стены, гордо прошествовал ко мне. Оперевшись рукой на стену рядом с моей головой, он наклонился и прошептал мне на ухо:

- У вас такой же приятный запах, как и вкус, Дениска. – Неровный вдох вырвался из моей груди. – А это, - заговорил он, указывая на брифы в его руке, - моё!

Прозвучал короткий сигнал, когда мы остановились на нашем этаже. Двери открылись, и, не говоря ни слова, он засунул то, что пару минут назад было моими трусами, в карман своего пиджака и вышел.

Ну, теперь я, кажется, знаю, куда отправляется всё моё нижнее бельё.

Валера:

Паника. Чувство, охватившее меня, когда я, словно шторм, ворвался в свой офис, нельзя описать никак иначе, кроме как всепоглощающая паника. Поверить не могу, что я снова дал слабину. Всего несколько минут в этом заточении наедине с ним – с его ароматом, звуками его голоса, его прикосновениями – и я снова в его власти. Уверен, внешне я казался вполне спокойным и собранным, даже самодовольным и сдержанным, но каждая клетка моего тела начинала выходить из строя. Этот мужчина имеет такую власть надо мной, которой я не в силах противостоять.

Оказавшись в относительной безопасности, я рухнул на кожаный диван. Уткнувшись локтями в колени и крепко стиснув волосы в кулаки, я приказал себе успокоиться, а члену опуститься.

- Твою мать! - выругался я, осознавая, что ситуация становится всё хуже.

Я знал, с той самой минуты, как он напомнил мне про сегодняшнюю встречу, что я и двух слов не смогу связать, не говоря уже о проведении целой презентации, в этом грёбаном конференц-зале. Да я даже не смогу снова сесть за тот стол. Я не смогу просто сидеть и не вспоминать, как он лежал на этом самом столе передо мной, пока я трахал его. Войдя сегодня туда и обнаружив его, стоящего у окна, погружённого в свои мысли, я почувствовал, как мой член зашевелился. Но как только он обернулся, и я увидел его сногсшибательные глаза шоколадного цвета, такого же тёплого, как и солнышко в июле, и лёгкий румянец на его щеках от того, что я застал его мечтающим, член был уже твёрдым, как скала.

Я начал нести какую-то херню о том, что собрание будет проходить на другом этаже, и, конечно же, он начал возмущаться. Почему он всегда мне перечет? Будучи мудаком, каким я и являюсь, я поспешил напомнить ему, кто здесь босс. Но сработало ли это? Чёрт, нет. Он за словом в карман не полезет. Он сразу нашёл, что ответить. И не просто ответить, он дал понять, что я не заслуживаю даже оценки «удовлетворительно». Чёрт возьми, он совсем не создавал впечатление неудовлетворённым, когда стонал на том столе или у окна или на лестнице. Бля, о чём я думаю!

И он, безусловно, кипел от злости всю презентацию, а затем просто вылетел из комнаты. Неужели он думал, что может идти со мной нога в ногу. Но затем этот проклятый лифт...

Я слегка вздрогнул, отвлечённый от своих мыслей глухим ударом, доносящимся из соседней комнаты. За ним последовал ещё один удар. И ещё. Какого чёрта там происходит? Встав с дивана, я подошёл к двери и, открыв её, обнаружил, что Дениска швыряет папки с документами на стол с немного большей силой, чем это того требует. Скрестив руки на груди и облокотившись о дверной косяк, я начал наблюдать за ним. Его взвинченный и раздражённый вид ни в коей мере не способствовал уменьшению пульсации в моём возбуждённом члене.

- Дениска, могу я попросить вас пройти в мой офис. Сейчас же.

Он повернул голову и взглянул на меня, слегка сузив глаза.

- Конечно, Валера, - ответил он резко и дерзко, но тем нежным и сладким тоном, который заставил мою кровь забурлить, когда он проскользнул мимо меня в офис.

Я с размаху закрыл дверь и повернулся к нему.

- Может, объясните, в чём ваша проблема?

- А почему бы вам не посмотреть у себя в кармане, сэр, - усмехнулся он, а затем положил свои руки мне на грудь и резко толкнул меня. Я приземлился на диван, и он тут же сел на меня верхом. Его губы яростным приступом атаковали мои, и я чувствовал, как мой член твердеет, пока он трётся об него. – Будут ещё вопросы?

Моим ответом было глухое рычание, вырвавшееся у меня из груди, когда я схватил его зад и плотнее прижал к себе. Он начал двигать бёдрами, ёрзая своим возбуждённым стволом по моему всё ещё остававшемуся в штанах члену, и я откинул голову на спинку дивана. Этот мужчина меня погубит. Все намерения, которые были у меня с утра, бесследно улетучились.

- Мне кажется, у нас есть одно дело, которое требует нашего безотлагательного вмешательства, Валерка, - проговорил он хриплым и страстным голосом, который я никогда не слышал ни от одного мужчины, кроме него. Он прикусил мою нижнюю губу и слегка потянул её, вставая с меня. Я открыл глаза и увидел, что он направляется к двери. И что, эта сучка теперь хочет просто уйти? Щелчок замка меня приятно удивил, и, когда он посмотрел мне в глаза, я был очарован яростью и страстью, бушующей в этих шоколадных глубинах. – Оказывается, у вас проблема, сэр, - прорычал он, его взгляд скользнул от моих глаз к выпуклости в моих брюках. Чёртова сука.

Я зарычал, как дикий зверь и, хватая его за талию, резко швырнул на диван, массируя пальцами его член, дразня его.

- Оказывается, у вас тоже проблема, Дениска, - ответил я сиплым голосом, начиная поглаживать пальцами его ствол, заставляя его томно стонать. Я наклонился и, страстно поцеловав его, зажал его губу между зубами и убрал руку от его твёрдой эрекции. – Но я не трахаюсь в своём офисе.

- Чушь, - он заворчал разочаровано, его голос хриплый от возбуждения. – Вам придётся закончить то, что вы начали.

Я почувствовал его руки у себя в волосах, а затем он потянул моё лицо вниз. Его аромат был одурманивающим, и прежде чем я смог подумать о чём-либо, я обхватил его возбуждённый член губами. Я наблюдал, как его прекрасная грудная клетка вздымается и резко опускается из-за его сбивчивого дыхания, пока я медленно скользил языком по его твёрдой плоти. Я чувствовал, как его икра движется вдоль моего члена, заставляя его мучительно пульсировать. Не прекращая работать языком, я быстро расстегнул ремень одной рукой и приспустил брюки. Отрываясь, наконец, от его члена, я прислонился своим освобождённым членом к его лодыжке. – Насколько я помню, Дениска, я ничего не начинал. Возможно, это вам следует закончить то, что вы начали.

Он открыл глаза, усмехнувшись, и, не говоря ни слова, развернулся так, что его голова теперь была у меня на коленях. Его дразнящий язычок пробежал вдоль нижней части моего члена, а его тлеющие глаза встретились с моими.

- О чём это вы? Зачем мне всё это?

Я приподнял бровь, с удивлением глядя на него, и, дотянувшись рукой до его члена, быстро провёл по нему пальцем, заставляя его тихонько взвизгнуть.

- Затем, что я ещё не кончил. И вы тоже, Дениска.

- Эгоистичный... - он снова начал препираться, но я быстро его заткнул, опустив голову и потянув его яйца губами. – Да пошёл ты!

На долю секунды я снова подумал, что он собирается встать и уйти, и какая-то часть меня была этому рада. Но через мгновение, когда его губы сомкнулись на моём члене, от этой мысли не осталось и следа. Чёрт подери, ну почему же это так приятно? Его рука обхватила мой ствол чуть ниже его губ и начала двигаться в том же бешеном темпе, что и его рот.

- А, чёрт, - зашипел я и сомкнул губы на его члене, держа его бёдра по обе стороны от своего лица.

Наши тела задвигались быстрее в предвкушении оргазма. Его ноги слегка раскрылись, и я обхватил его бедро рукой, заглатывая оба его яйца. Его стон отдался вибрацией на моём члене, и я чуть не кончил. А по дрожи в его ногах было очевидно, что он тоже уже близко. Свободной рукой я прокрался к его анусу и, без предупреждения, вогнал в него сразу три пальца. Я добавил ещё усердия и темпа и начал быстро трахать его рукой, в то время, как мой язык и губы продолжали посасывать его член и яйца, заставляя его ускоренней работать над моим Вэлом-младшим. Медленно его ноги ещё больше раздвинулись, прижимая его плотнее к моему лицу, пока я, наконец, не услышал приглушённый крик, когда он достиг оргазма. Его сперма приятно потекла в моё горло. Его бёдра судорожно подёргивались, когда я усилил движения, и я чувствовал, что до моей разрядки осталось всего несколько секунд.

- Дэн? – я услышал голос отца прямо за дверью, и как раз когда я собирался кончить, он вскочил с дивана. Раздался стук в дверь. Дениска быстро поправил свои штаны, а я натянул брюки. – Валера?

Как вовремя, папа, я проворчал про себя, вставая с дивана и усаживаясь за стол. Мой член теперь мучительно пульсировал, хотя вы могли подумать, что голос отца возымеет на меня обратный эффект. Но нет. У меня стояк с самого утра, с того момента, как я увидел Дэна у окна. Это просто нелепо.

На его лице была победоносная ухмылка, на которую я ответил пронзительным взглядом, когда Дэн открыл дверь.

- Господин Русик, то есть, Иван. Я как раз ухожу.

Я увидел на лице своего отца беспокойство, когда он взглянул на него.

- Дэн, дорогой, с тобой всё в порядке? Ты выглядишь так, будто у тебя жар.

Он поднял руку и, дотронувшись до лба, пробормотал:

- Вы знаете, я действительно себя неважно чувствую. Утро выдалось тяжёлым, - Дэн бросил на меня шаловливый взгляд, который остался бы незамеченным обычным свидетелем. – Валера, я, пожалуй, возьму отгул до конца дня. Мне нужно восстановить силы.

Долбанная сука, мне хотелось закричать на него, но пришлось сдержаться, так как в комнате был ещё и отец. Я сжал кулаки под столом: не знаю, кто ненавидит его больше, я или мои яйца.

- Вам нужно ещё доделать... тот большой проект... ну вы понимаете, - прорычал я с раздражением.

- Это можно отложить до завтра, - он беспечно пожал плечами.

- Я ожидал результатов сегодня, Дениска, - я проговорил сквозь стиснутые зубы.

Отец уставился на меня:

- Я уверен, ты и сам сможешь справиться, Валера. – Не вмешивайся, пап. Серьёзно, не надо. Он повернулся к Дэну с мягкой отеческой улыбкой:

- Иди домой, милый.

- Спасибо, Иван, - ответил он, мило улыбнувшись, и затем повернулся ко мне и кивнул в знак прощания, - Валера.

Я смотрел, как он уходит, пока отец не закрыл дверь и не повернулся ко мне, с таким видом, будто собирался устроить мне взбучку.

- Что? - спросил я раздосадовано, предусмотрительно положив ногу на ногу – разглядывание зада Дэна, пока он выходил, не уменьшило моей эрекции.

- С тобой ничего не случится, если ты будешь немного повежливее с ним, Валера, - он сделал несколько шагов и уселся на край моего стола. – Тебе очень повезло, что он у тебя есть, признай это.

Я закатил глаза и покачал головой:

- Если бы его характер был таким же привлекательным, как и его мозги, у нас не было бы проблем.

Он сердито посмотрел на меня, и я откинулся назад на стуле, признавая своё поражение.

- Мы тебя так не воспитывали, Валера, - сказал он строго и встал. - Как бы то ни было, звонила мама и просила напомнить тебе о сегодняшнем ужине у нас дома. Исмаэль с супругой придут с малышкой.

Я почувствовал, как уголки моих губ медленно поползли вверх при упоминании моей племянницы, но я просто кивнул отцу:

- Хорошо, я приду.

Он зашагал к выходу и прежде чем закрыть за собой дверь, снова повернулся ко мне:

- И не опаздывай. Ты знаешь, твоя мать этого не выносит.

- Буду вовремя. Обещаю, - ответил я немного раздражённо, пока он закрывал дверь, тихонько посмеиваясь.

Рабочий день закончился и я, как обычно собирался поехать домой и снять напряжение дрочкой своего члена, прежде чем отправиться на семейный ужин, но внизу офиса меня ждал сюрприз, Дэн стоял прислонившись к стене у входа из здания. Мой член твёрдый, как камень.

- Пойдём, - он кипел от злости. Схватив меня за руку, он потянул меня в заднюю часть офиса - там располагался магазин элитной одежды. Мои глаза моментально спустились на его зад, пока он шёл впереди меня, и мне пришлось подавить стон. Он потянул меня за угол через дверь, и я понял, что теперь мы находились в примерочной. Он очевидно бывал здесь раньше. Под потолком висели колонки, из которых звучала музыка, и я был очень рад этому – никто не услышит, как я буду его душить.

Закрыв дверь с зеркалом во весь рост на внутренней стороне, он повернулся ко мне, на секунду закрыв глаза, каждый мускул его тела напряжён до предела.

- Ты сука! - усмехнулся я. Но, даже произнося эти слова, я чувствовал, как наши тела потихоньку сближаются, а дыхание учащается.

- Знаете, Валерка, это хорошо, что у вас такой большой член. Это в некоторой степени компенсация за ваш сраный язык, - он выстрелил в обратную, пробегая глазами по моему телу и останавливаясь на лице.

- Ну, надо же, - ответил я, приближаясь к нему, заставляя его отступать к стене. – Что-то я не припомню, чтобы вы жаловались на мой язык тогда в офисе, Дениска. Кстати, возвращаясь к тем событиям, кажется, вы что-то мне задолжали.

Его грудь вздымалась и опускалась, а его взгляд переместился на мой рот, и он закусил нижнюю губу.

Медленно обернув мой галстук вокруг своей руки, он потянул меня к себе, и я больше не мог сопротивляться. Я открыл рот, и его мягкий язык встретился с моим.
Простонав прямо ему в губы, я переместил одну руку на его скулы, а другую запустил в его волосы. Мягкие локоны рассыпались по моей руке, и я зажал их в кулак, слегка поворачивая его голову для лучшего доступа к его губам. Он застонал, и я потянул сильнее.

- Нравится? - мой голос прогремел у него во рту. – Нравится грубость, а?

- Боже мой, да, - он простонал обольстительно в ответ. В тот момент, слыша эти слова, меня ничто не волновало: ни где мы находимся, ни кто мы такие, ни как мы относимся друг к другу. Ни к кому, никогда в жизни, я не испытывал такого необузданного сексуального влечения. Когда мы были вместе, всё остальное теряло смысл. Мной овладевала животная страсть, и только Дэн мог обуздать её.

Мои руки заскользили вниз по его телу и, схватив за края его рубашки, потянули её вверх, через голову, на секунду прерывая наш поцелуй. Не оставаясь в стороне, Дэн сбросил пиджак с моих плеч, и он упал на пол.

Лаская его кожу кончиками пальцев, мои руки нащупали пуговицу на его брюках. Быстро разделавшись с ней, я приспустил брюки вниз, и Дэн вылез из них, одновременно скидывая обувь с ног. Отрываясь от его губ, я начал покрывать поцелуями его шею и плечи.

- Чёрт, - простонал я, поднимая глаза и видя отражение его прекрасного тела в зеркале. На нём были новые трусы, взамен разорванных мною днём, и его шёлковые волосы рассыпались по линии головы. Мышцы его крепких, загорелых ног напряглись, его член натянул ткань трусов. От этой картинки, в совокупности с прикосновениями его губ, мой член стал мучительно рваться за пределы брюк.

Дэн небрежно куснул мочку моего уха, в то время, как его руки занялись пуговицами на моей рубашке. Наше дыхание быстро становилось затруднённым, а движения неуправляемыми. Я расстегнул свой ремень и брюки, снимая их вместе с боксёрами и бросая на пол. Притягивая его к себе, я шагнул к кушетке.

Когда мои руки поползли вдоль его рёбер к его груди, я почувствовал волнительную дрожь во всём своём теле. Он прижался ко мне грудью, будто подгоняя меня, а я целовал его шею, пока мои пальцы быстро нащупывали его сосок. Я отодвинулся назад, позволяя своему взгляду пожирать представшую картину, и в этот момент я хотел выебать Дэна. Его тело само совершенство. В своих фантазиях я делал с ним всё, что угодно: ласкал, целовал, посасывал, трахал, но это ничто, по сравнению с реальностью. Мой член уже сотрясался от нетерпения, и я сел на кушетку, уткнувшись лицом в эту накаченную грудь. Его руки играли с моими волосами, притягивая меня ближе, и, когда мои губы нащупали этот безупречный розовый сосок, он зашипел и потянул сильнее. Чёрт, а это приятно. Думаю, он не единственный, кто любит грубость в этом деле.

Сотни различных эмоций витали у меня в голове. Но в тот момент не было ничего в целом мире, чего бы я желал больше, чем его. Но я знал, что, когда всё закончится, я возненавижу нас обоих. Его за то, что делает меня слабым и безвольным, за то, что дразнит и мучает меня, а себя за то, что снова потерял контроль, что позволил похоти преобладать над яростью. Несмотря на всю эту ненависть, я знал, что не смогу остановиться. Я превратился в наркомана, живущего только ради следующей дозы. Моя безупречно распланированная жизнь рушилась у меня на глазах, а меня заботил только секс с этим демоном-искусителем.

Плавно скользя руками вдоль его бархатной кожи, я дошёл до трусов. Он затрепетал у меня в руках, а я, закрыв глаза, сжал ткань в кулаке, заставляя себя остановиться.

- Сорви их к чёрту, ты же хочешь этого, - он прошипел мне в ухо и снова укусил за мочку. Одно резкое движение, и его новые трусы превратились в кучку разорванного хлопка в углу комнаты. Грубо хватая его за бёдра, я приподнял его, усадил верхом себе на колени и, наконец-то, вошёл в него. Это был очень-очень длинный день. Ощущения были настолько сильными, что мне пришлось остановить его, чтобы не кончить.

- Ммм... - простонал я, стиснув зубы, и всеми мыслями сфокусировавшись на продлении полового акта. Если я сейчас кончу, позже он обязательно мне это припомнит. А я не доставлю ему такого удовольствия.

Вернув себе контроль над ситуацией, я начал потихоньку двигать его бёдра. Мы ещё не трахались в такой позиции, и хотя мне не хотелось это признавать, но наши тела отлично сочетались. Я схватил его ноги и обернул их вокруг своей талии. Благодаря изменению позиции, я проник глубже в него и зарылся лицом в изгибе его шее, чтобы приглушить стон.

Я слышал голоса людей вокруг нас, когда они заходили и выходили из соседних примерочных. Но мысль о том, что нас могут поймать, делала ощущения ещё более приятными.

Он прогнулся в спине, сдерживая стон, и откинул голову назад. Его соски, находящиеся в заманчивой близости от моего лица, то, как он невинно закусил свою нижнюю губу, всё это сводило меня с ума. Я снова посмотрел через его плечо, наблюдая за тем, как мы трахаемся в отражении. Я в жизни не видел ничего более эротичного.

Дэн снова вцепился в мои волосы, притягивая мои губы к себе, наши языки заскользили вдоль друг друга, поспевая за движениями наших бёдер.

- Чёрт возьми. Как же хорошо в тебе, - я прошептал ему в рот. - Повернись, ты должен это видеть.

Я поднял его с себя, и он развернулся лицом к зеркалу. Затем он снова устроился у меня на коленях, спиной ко мне, и я вошёл в него.

- О Господи, - он тяжело выдохнул, откидывая голову мне на плечо, и я не был уверен, что послужило причиной такой реакции: то ли мой член внутри него, то ли отражение в зеркале. Я схватил его за волосы и заставил поднять голову.

- Нет, я хочу, чтобы ты смотрел туда, - я прорычал ему на ухо, встречаясь с его взглядом в отражении. – Я хочу, чтобы ты видел, как я трахаю тебя. И завтра, когда ты будешь мучиться, я хочу, чтобы ты помнил, кто это сделал с тобой.

- Просто заткнись и трахай, - ответил Дэн, поднимая руки и зарывая их у меня в волосах.

- О, хочешь погрубее, маленький любитель подразнить? - язвительно проговорил я, хватая его бёдра и резче опуская его на себя. - Ты же не хочешь, чтобы все эти люди за стенкой узнали, что тебя трахают, а?

Тихий стон был его единственным ответом, и я усмехнулся – наконец-то, он заткнулся. Дэн продолжал прыгать на моём члене, и его шикарные яйца и эрекция подпрыгивали вместе с ним. Мои руки бродили по его коже, исследуя каждый сантиметр его тела, пока я целовал и покусывал его плечи. Я наблюдал в зеркале за тем, как мой член плавно входит и выходит из него, и как бы сильно я не желал отречься от этих воспоминаний, я знал, что они будут со мной всегда.

Почувствовав, что стенки его ануса начинают сокращаться, я опустил одну руку на его член.

Покрытые лёгкой испариной, наши тела немного поблёскивали, а его волосы беспорядочно прилипли у него на лбу. Дэн пристально смотрел мне в глаза, пока наши бёдра продолжали эту бешеную гонку за наслаждением, и я знал, что мы оба уже близки к финишу. Рядом с нами продолжали общаться люди, совершено не ведающие о том, что творится в этой маленькой комнате. Из прошлого опыта я знал, что, если я что-нибудь не придумаю, нам не удастся остаться не замеченными, когда Дэн достигнет оргазма. Поэтому, когда его движения стали более безумными и неконтролируемыми, и его руки сильнее сжали мои волосы, я прикрыл его рот своей ладонью, чтобы приглушить его крик.

- Чёрт! - я заглушил свой собственный стон, уткнувшись ему в плечо, и ещё через несколько фрикций я кончил в него. Дэн плюхнулся на меня, а я облокотился на стенку позади себя. Из-за моего затруднённого дыхания его тело резко поднималось и опускалось.

Я подумал, что мне следует встать и одеться, но я не был уверен, что мои дрожащие ноги удержат меня. Все надежды на то, что со временем секс с ним станет менее интенсивным, и что я переборю эту одержимость, рушились в считанные секунды.

Здравомыслие медленно начало просачиваться обратно в моё сознание, вместе с разочарованием от того, что я снова позволил себе поддаться этой слабости.

Я встретил его взгляд в отражении, и клянусь, что-то пробежало между нами. Чувствует ли он тоже самое? Было ли для него это такой же большой ошибкой, как и для меня? И что мы собираемся с этим делать? Я приподнял его с себя и быстро оделся, стараясь не смотреть ему в глаза. В одно мгновение примерочная показалось слишком тихой и маленькой – я мог слышать каждый его вздох.

Затянув галстук, я нагнулся и поднял порванные трусы с пола, засовывая их в карман. Я развернулся, собираясь выйти, и остановился. Подняв руку, я медленно погладил хлопковое изделие, висящее на одном из крючков на стене.

Наконец, я встретился с его взглядом и сказал:

- И возьмите эти джоки, - и, не оборачиваясь, вышел из примерочной.

Холодных губ холодное: «Прощай...»
Холодных глаз холодное признание.
Холодных рук коснулся невзначай.
Холодный поцелуй и прочь, в изгнание.

Я добровольно покидаю мир,
Где так недолго счастлив был с тобою.
Ты человек. Я нежить, я ублюдок.
Волчонок льву не может быть любимым.

Забудь мои холодные слова,
Забудь моё горячее признание,
Что я люблю... Окончена глава.
Теперь удел мой вечное страдание.

Ты только мне одно пообещай:
Беречь себя без глупостей ты будешь.
Шепчу тебе холодное: «Прощай.
Ты мне не нужен там. Меня забудешь»

Как нелегко сказать эти слова!..
Но должен я хотя бы попытаться
Тебя оставить. Только вот едва
Я с сердцем со своим смогу расстаться...






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 60
© 27.10.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2929549

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1