Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Глава 40. Преследователь.


Глава 40. Преследователь.
Когда наш преследователь показался из темноты, меня обдало жаром, как от неостывшего стального листа.
– Его руки, – проговорил я хрипловато.
Они были по локоть в крови. С ножа стекали ещё свежие капли.
– Ну что же вы, – послышался таинственный голос незнакомца, фальшиво миролюбивый и почему-то до боли знакомый, – как дети малые …
У меня стремительно заходил кадык, будто в рот заползла вертлявая змея. Через минуту, вспомнив, что у меня есть голос, я произнёс:
– Стой, что тебе надо? Мы просто солдаты, мы просто…
– Да знаю я всё…
Откуда он знает? Он что – всевидящий? Нет. Затуманивает мозги, наверняка, пытается отвлечь, чтобы сразу покончить с обоими. Ну конечно! Он – какой-нибудь убийца, маньяк…
Я какое-то время вбирал эту мысль так же, как намокает в воде мешок, прежде чем уйти на дно. Затем с отчаяньем, в котором страх перехватывает горло здравому смыслу, на одном дыхании выпалил:
– Не трогай нас! Не подходи!
Но он подошёл, выйдя из-под тени ветвистого дерева к залитому лунным светом оврагу. В руках льдисто поблескивал нож. От удивления я упал на пятую точку и произнёс ошарашенно:
– Ты?!
– Как видите, – начал «смурной» спокойным, видимо, заранее заготовленным шутливым тоном, но его хватило только на первую фразу, потом он, краснея и выходя из себя, зачастил: – Вы чего свалили, тихушники?! У нас уже был готов план. И тут бац – двоих нету! Перевернули барак вверх дном – бесполезно. Сначала решили, вас подпрягли на работы, но я по следам вычислил, что вы скрылись за пределами поселения. Благо, когда старик объявился, не заметил пропажу рабсилы, кинул на землю лепёшек и ушёл, не проронив ни слова. Ни воды, ни света, холод собачий. И эти собаки ещё…
– Какие собаки? – спросил, с трудом приходя в себя Габулов.
– Уже никакие, – проворчал «смурной», тщательно отирая руки о засаленные штаны.
– Черныш! – ахнул от внезапной догадки Габулов.
– Не… Он мне не встретился. Там были другие – здоровые и голодные, похожие на волков. Я у костра раздобыл нож и первым делом прикончил собак, потом направился к старику…
– Ты и его, что ли прирезал? – вмешался Габулов.
– Спугнули меня. Местные там копошились поблизости. Я помыкался, нашёл бушлат, кое-что из еды. Отыскал следы и решил – надо догонять, пока не нарвались на неприятности.
– Получается, ты разведчик, – разрешил я недавние думы.
– Алексей Крапов, – он протянул руку.
Его пятерня напоминала пыточные клещи – настолько железной оказалась хватка. Крапов, собранный и чуткий к малейшему шороху, напоминал боевую машину.
– Даже не знаю с чего начать, – кутаясь в замшелую рубаху, произнёс растерянно Габулов.
– Начни лучше с машины. Я видел, как она уезжает. Чего вы на неё так пялились?
Мы переглянулись.
– Там были патрульные и Исабаев с Сычёвым – проговорил я, делая паузу, – дембеля хотели добраться до нас, точнее тебя. Как, правда, они узнали, что мы на лесопилке – ума не приложу.
– Исабаев – тоже разведчик.
«Час от часу не легче! – про себя сказал я.
– Скажите, – начал он с некоторой чопорностью, – как вы рассчитывали добраться до полка? Пёхом?
– Я вообще ни о чем не думал. Шел за Сашкой, рассчитывая, что он что-то знает, – мрачновато сознался я.
Крапов перевёл взгляд на Габулова. Тот извиняющимся тоном признался:
– За собакой сначала бежал, а потом, потеряв её из виду, на шару.
– На шару, значит… А мы, разведчики, – значительно проговорил Крапов, – так не действуем. Ваше «на шару» может стоить другим здоровья, а то и жизни. Если не досчитаются сразу троих, пацанам несдобровать. Возвращаемся.
– Я не пойду, – возразил я, чувствуя, как в скулах затвердевает злоба. Я разом понял, что Крапов – ничуть не лучше своих дружков. Все они из одного теста.
– Пойдешь – пойдешь…
Габулов, защищая меня, преградил Крапову дорогу.
– Он не понимает, – попытался оправдать меня «подводник».
От возмущения я едва не задохнулся. С трудом подбирая слова, взмолился:
– Габулов, расскажи, как ты гнил на лесопилке! Всё, что было в деталях, пусть знает.
Сбивчивый рассказ Габулова ничего не изменил. Он только ещё больше накалил обстановку.
– Скажи, тебе жизнь дорога? – придвинул разведчик глаза к лицу Габулова. Глаза, наверное, потому, что именно в них заключалась вся его сила. Но то ли из-за того что было темно, то ли из-за переутомления или ещё чего «подводник» его не боялся. И это озлило Крапова.
– Ну и валите тогда! – запальчиво выкрикнул он и осёкся, навострив уши.
– Что там? – спросил Габулов и чуть погодя возгласил: – Черныш!
Мы нашли собаку подле окровавленного тела. Солдат, весь истерзанный лежал ничком на земле и не подавал признаков жизни. Пёс жалобно поскуливал, принюхиваясь к грязной рубахе Габулова. Разведчик склонился над телом, приложил два пальца к шее солдата и тут же отдёрнул их с радостным криком: «живой!».
– Так, чего встали? Искусственное дыхание… Есть платок? – засуетился разведчик. – А, к чёрту…Переворачиваем его, так…
После первых порций воздуха солдат вздёрнулся и вытаращил на нас испуганные глаза. Загородился руками со следами то ли покусов, то ли рубцов. Завыл, пуская кровавую пену, а потом зашёлся в страшном старческом кашле.
«Его держали в тех кандалах» – ухнуло в голове.
– Да мы свои, парень, чего трясёшься то, холодно? Щас…
Разведчик укутал бедолагу бушлатом.
– Ты как? – спросил он сочувственно.
Тот захрипел и выплюнул кровяной сгусток.
– Блин, плохо дело. В больницу ему надо. Луков, найди веток, соорудим носилки, а ты, как тебя там – Габуловский, снимай с себя китель. Рви его на лоскутки, видишь – кровью истекает. Живее!
Мысли, одна за другой, прыгали почти, как скакал Габулов на своей рубахе, отрывая от неё куски ткани. Было в них что-то неуклюжее, до конца недодуманное, но всё же стремительное, направленное к одному – спасению жизни.
– Две ветки клади, мелкие между ними, а ты чего прыгаешь? – взвился разведчик, – связывай их. Да не так, дубина!
Оставив нас выполнять поручение, Крапов стянул с пояса флягу и промочил губы солдату. Сочувственно оглядел его, покачал головой.
– Ты как тут оказался?
– Сбежал, – едва слышно проговорил страдалец, – всех отпустили, а меня оставили. Сказали – будешь отрабатывать за тех, кто плохо трудился.
У Габулова навернулась слеза. Он отвернулся.
– Расклеился, как девчонка, – укорил его разведчик и, обращаясь к израненному солдату, спросил: – Как себя чувствуешь? Есть переломы, вывихи? А то мы уже носилками озаботились.
– Не знаю. Всё тело болит. Тошнит и ноги не держат.
– Потерпи, браток, мы тебя тут не бросим, обязательно вытащим. Если надо – на руках понесём. Сам то откуда?
– С Волгограда.
– Слышь, Луков? Считай твой зёма.
Лицо несчастного чуть просветлело. В них пробудилась, как надежда на выздоровление, так и на радость от того, что среди спасателей оказался волжанин-земляк.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 24.10.2020 Максим Жуков
Свидетельство о публикации: izba-2020-2927273

Рубрика произведения: Проза -> Роман


















1