Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Торжество биоразума


Аннотация.

Сегодня уже однозначно можно говорить о принципиальной несовместимости возникшей на Земле несколько тысячелетий назад цивилизации городского типа и природного образа жизни людей, издревле известного как РОДОСТАВ. И если при РОДОСТАВЕ главным действующим лицом продолжает оставаться естественно-биологический человек, то в недрах урбанистической цивилизации на основе человеческого прототипа выведена принципиально отличающаяся от него сущность – городоид. В представленной книге автор рассматривает методология трансформации сознания и биологической основы человека под влиянием неестественности городской среды обитания, а также актуальные вопросы явления Исхода людей из городов.

СЕРГЕЙ БОРОДИН

Москва

2011

СОДЕРЖАНИЕ

От автора. Управляемая аннигиляция человечества

Вместо предисловия. Благая миссия «детей цветов»

Пролог. Пандемия техногенного урбанизма

Глава I. Питомник городоидов

1. Золотой телец пасётся в городах
2. Антагонизм общественных формаций природных людей и городоидов
3. Стекло-бетонная геенна
4. Штамповка городоидов
5. Отчуждение горожан от человеческого естества
6. Инволюция человека в городе
7. Город истончает жизнь человека
8. Взращивание номадизма городским образом жизни

Глава II. Исход во имя жизни

1. Великий Исход из ада городов
2. Материальная поддержка Исхода
3. Система народных кооперативов в местах Исхода
4. Родостав как антипод цивилизации
5. Суть Исхода
6. Заповеди человека Ведического Родостава

Глава III. Становление жизнестроя природных людей

1. Первые шаги на тернистом пути Исхода
2. Ведун, торящий тропу надежды
3. Из Тьмы – к Свету
4. Психотренинг Исхода
5. Мужество проявления древних качеств организма
6. Обретение людьми Исхода нового мировоззрения
7. Сектантство как способ противодействия Исходу
8. Пространство динамического предела сельского поселения
9. Экологическое благополучие территорий Исхода
10. Обустройство детского приюта в поселении

Послесловие. Самоисцеление Земли и Землян

От автора. УПРАВЛЯЕМАЯ АННИГИЛЯЦИЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Граждане нашей страны зрелого и более старшего возраста не могут не помнить того притягательного состояния безудержного оптимизма, которое, казалось, было свойственно всем и всему в окружающей жизни середины прошлого века. Люди жили светлой надеждой на лучшее будущее и для себя, и для своих потомков, и для всех людей на Земле. Это было некоей всеобщей убеждённостью, в соответствии с которой условия жизни должны были всё более и более улучшаться, становиться источником радости и счастья для людей. Ведь бурное развитие науки и техники воспринималось каждым человеком в качестве своеобразной гарантии неуклонного повышения качества его жизни. Все злободневные проблемы, накопившиеся в ХХ веке, должны были сойти на нет, разрешение любой проблемы считалось делом ближайшего будущего. Все были убеждены, что в XXI веке отпадёт большинство нерешённых вопросов, касающихся жизнеобеспечения граждан страны. Объявлялось, что проблемы питания, личного достатка, обеспечения нормальных жилищных условий, культурного досуга, предоставления возможности трудоустройства в соответствии со способностями человека, экологической чистоты среды обитания и т.д. будут в обозримое время решены объединённым разумом человечества. Тем и жили, на то и надеялись, ради того и трудились. И что же мы видим сегодня?

Главные сущностные проблемы человечества не решены и до сих пор. Мало того, в плане их разрешения не только нет сколько-нибудь серьёзных продвижений, но они вдобавок ко всему обострились до такой степени, что сегодня перед землянами выкристаллизовалась фактически одна наиглавнейшая для них угроза – исчезновение с лица нашей планеты человечества вследствие уничтожения усилиями самих же людей биологической среды своего обитания.

Сегодня голодает более миллиарда человек из 6,5-миллиардного населения Земли, на обширных площадях земных материков людям попросту не хватает чистой питьевой воды, между государствами ведутся нескончаемые холодные и горячие войны за ресурсы, общая культура людей упала до крайне низкого состояния, процент здоровых людей среди общего числа жителей планеты год от года снижается ускоренными темпами. О высоких образцах морали и нравственности предыдущих веков в настоящее время остаётся только безутешно ностальгировать. Можно ещё долго перечислять так называемые «достижения» цивилизованного человечества XXI века, но, пожалуй, это не столь важно по сравнению с уже понятным для многих людей ответом на вопрос: «Почему всё в жизни людей происходит так уничижительно для них самих?» Для того, чтобы понять фабулу происходящего, думающим людям уже не нужны выспренние выводы многочисленных бездарных дискуссий – порождение догматических умов высоколобых научных деятелей: теперь ответы на самые животрепещущие вопросы современности лежат у каждого человека что называется перед глазами.

Отслеживая нарастание во всем мире бурных событий, участники которых, впадая непонятным образом в состояние стопроцентной неразумности, крушат общечеловеческие принципы единения людей и всеобщего прогресса, любой думающий человек не может не прийти к выводу, о том, что тем самым во всё большей степени уничтожается цивилизационная основа существования человечества Земли. И здесь крайне важно понять причины всего этого общемирового помешательства людей, ибо не может же фактическое большинство людей Земли тысячелетиями придерживаться самоубийственных концепций своей жизни на планете. Трудно согласиться с тем, что человечество в едином порыве стремится к своей гибели, хотя другими словами сложно определить состояние итогового развития современной земной цивилизации: за какую проблему начала XXI века не взяться – обязательно выявятся признаки политики самоуничтожения человечества как биологического вида.

В связи с этим, напрашивается следующий вопрос: «Кому-то ведь должно быть выгодно уничтожение человечества?» Очевидно, выгоду от этого может извлечь кто угодно, но только не само человечество. Логично предположить, что, если мы, люди Земли, изначально не созданы с программой собственной самоликвидации, то доминирующее тысячелетиями направление самоубийственного развития цивилизации землян направляется некоей третьей силой нечеловеческого происхождения. Ставшие к настоящему времени широкоизвестными многочисленные факты активной деятельности на Земле этой третьей силы красноречиво говорят сами за себя. Уже и комментариев по этому вопросу особо не требуется. К примеру, ещё 10 лет назад информация о деятельности инопланетного разума в «Зоне 51», что находится в пустыне Невада, была тайной за семью печатями, а сегодня она уже широко муссируется даже в самых затрапезных голливудских кинофильмах.

Таким образом, в настоящее время многие люди, не одурманенные потребительским изобилием, отключающим у человека критическое восприятие действительности, уже ясно отдают себе отчёт в том, что на Земле действуют различные инопланетные цивилизации, техническая мощь которых во много раз превосходит земной уровень развития науки и техники. Этот вопрос уже даже не дебатируется среди реально мыслящих людей. К переживаемому нами времени во главу угла встали другие вопросы: «Насколько близко человечество подведено к краю гибельной пропасти? Какими суперэффективными методами управляют землянами, если мы так рьяно уничтожаем себя и среду своего обитания?»

Продолжая логику этих вопросов, весьма актуально было бы учредить общемировой независимый форум, где можно было бы обобщать, анализировать и вырабатывать меры противодействия негативным действиям внеземных цивилизаций на нашей планете, а также наладить всеобъемлющее взаимодействие с дружественными землянам цивилизациями, если таковые обнаружат своё присутствие на Земле. Специализированными службами, общественными организациями и независимыми исследователями собрано множество прямых и косвенных свидетельств массированного вторжения внеземного разума в биосферу Земли. Вполне возможно, что именно по причине всеобъемлющего контроля вторженцами любых проявлений человеческой жизнедеятельности до сих пор не существует такого единого информационно-аналитического центра по обобщению всех собранных фактов инопланетной активности на Земле. И если такие центры функционируют в недрах различных спецслужб некоторых государств, то помимо того, что они наверняка строго засекречены, в их распоряжении однозначно находится ограниченный объём информации по данному вопросу. Если бы подобный центр действовал в рамках общечеловеческого диалога по данному вопросу и открытого доступа к его информационным ресурсам, то земные мыслители смогли бы выработать действенные способы противодействия той мертвящей силе, которая шаг за шагом стирает человечество с лица Земли.

Пока же человечество с энтузиазмом, достойным иного применения, продолжает активно заниматься собственной аннигиляцией.

С.А. Бородин,
Руководитель Центра выявления и систематизации
угроз национальной безопасности России



Предисловие. БЛАГАЯ МИССИЯ «ДЕТЕЙ ЦВЕТОВ»

Духовные течения начинают обретать новый состав своих участников. Пришли новые люди конструктивного плана, ориентированные на конкретные дела. Радостно! Возникает надежда на то, что дело соединения духовных вибраций разумных людей с вибрациями Земли-матушки сдвинется, наконец, с мёртвой точки. Вижу в глазах людей огонь, знаю, что свершат они многое. Да будет так!

5.10.2007
п. Кабардинка

Посеешь ветер – пожнёшь бурю. Уже грянул эпицентр бури, а добропорядочный гражданин планеты Земля всё крутит головой и никак не может уразуметь, что же это такое происходит вокруг него. Неимоверной силы буря бушует в сознании людей. Последствия её натиска видны повсюду. Многовековые стереотипы поведения людей, жизни общества, экономической деятельности разлетаются на мелкие щепки, как деревянные корабли, брошенные морской стихией на береговые скалы. Даже природа взбунтовалась вслед за бурей в сознании человека.

Человечество пожинает бурю. Ну, а где же тот ветер, от посева которого разразилась эта буря? Давайте-ка, вспомним 60-е годы. Ключевое слово – ХИППИ. Даже железный занавес не смог противостоять этому движению «детей цветов», движению всеобщей любви ко всему и ко всем. Вспомните, с каким энтузиазмом люди разных возрастов и убеждений, рас и гражданства, социального и имущественного положения отдавались идее единения в любви! Короткий, едва дотягивающий до двух десятков лет, период всемирного баламутства – и учёные-обществоведы с нескрываемым удовлетворением констатировали летальный исход этого движения. Но, вопреки всему, это был посев ветра! Ветра освежающего, животворящего.

Господа учёные тем временем кинулись получать учёные степени и звания за исследования движения хиппарей, но ни один из них не смог увидеть в этом движении великого предзнаменования реалий ближайшего будущего. А эти реалии уже наступили: буря бушует.

И не следует снисходительно относиться к буре в сознании, как к той или иной форме сумасшествия. Буря в сознании человечества являет миру новых людей. Не кривитесь и не ухмыляйтесь, высоколобые скептики. Ведь не осознав и не приняв душой этого явления, вы сами можете безнадёжно опоздать войти в число избранников новой эпохи развития человечества Земли. В таком случае мудрая природа подвергнет вас вышлаковыванию и ассенизации тем или иным способом.

Вселенские законы мироздания в результате нашего варварского отношения к жизни, к себе, к людям, к братьям нашим меньшим, к планете – нашему общему дому – привели в действие неумолимые механизмы излечения и очищения землян. И то, что выше называлось «бурей в сознании», есть не что иное, как борьба со смертоносным вирусом самовырождения, поразившим сознание человека ещё в добиблейские времена.

Чтобы было понятно, о чём идёт речь, необходимо привести диагноз той трудноизлечимой болезни, которую вызывает этот вирус, инфицируя человеческое сознание.

Итак, вот этот диагноз – всепоглощающая страсть к деньгам, стяжательство, звериная мораль, обогащение любой ценой (пусть даже при этом разрушается среда обитания, болеют и гибнут люди), властолюбие, воинствующий индивидуализм, чёрствость души, неспособность оказать бескорыстную помощь ближнему или самому принять от него такую помощь, неумение прощать и благодарить. Таковы основные симптомы самой массовой человеческой болезни в начале третьего тысячелетия. Носители этой болезни – раковые клетки в живом организме нашей планеты. Пока лечение проводится медикаментозными методами, но в любой момент консилиум «врачевателей» Земли может принять решение о хирургической операции. В их врачебной практике эта операция носит точное медицинское название – Апокалипсис.

Новые люди, которым будет доверено продолжить историю Земли, – это те, кто оказался невосприимчивым к такой инфекции сознания, излечился или находится в стадии излечения от этой смертельной для всего живого болезни. И вот что интересно. Если бы обществоведы смогли правильно осмыслить и донести до сильных мира сего смысл движения хиппи, то мировая история наверняка бы пошла по другому руслу. Суть в том, что современной человеческой цивилизации высшие силы подсказывали через хиппи единственно верный путь развития. Национальные границы, государственное строительство в современном виде, финансовое управление общественными процессами, потребительская модель общества, технократическая ориентация жизни людей, средства насилия и уничтожения людей – всё это пещерный атавизм, тупиковая ветвь развития.

Властные структуры, учёный мир, бизнес-короли не смогли осознать, воспринять и реализовать на практике эту подсказку. Мир продолжает катиться в пропасть самоуничтожения. И вот теперь семена новой идеологии, привнесённой хиппи, взошли. Пора собирать урожай.

Новые люди с расширенным сознанием появляются повсюду, во всех слоях общества. И появление их нельзя просчитать: осознание себя приходит к ним по случайному закону. И так же, как в своё время никто не знал, что делать с антисоциальными «хиппарями», так и сейчас никто не знает, что делать с людьми нового сознания, которых становится с каждым днём всё больше и больше.

Есть от чего прийти в смятение власть имущим, если даже в США, этом образцовом потребительском обществе, насквозь пронизанном жаждой наживы, таких людей уже 44 миллиона. Цифра эта подтверждена результатами многочисленных социологических исследований. А это весьма значительная часть всего населения Соединённых Штатов!

Человека с новым сознанием абсолютно не интересуют традиционные ценности западной цивилизации. Эти люди живут по каким-то другим законам. У них другая мораль. Для практичного человека, стремящегося к карьерному росту и материальному благополучию, такие люди представляются пришельцами из других миров: настолько их образ мышления отличается от общепринятого.

Благонравный читатель, очевидно, без особого труда припомнит несколько случаев столкновения с такими людьми. И вспомнит он также своё насмешливое отношение к ним, считая их неполноценными. А ещё многоуважаемый читатель наверняка восстановит в своей памяти ощущение собственной ущербности и страха, вызванное немыми вопросами самому себе: «А вдруг эти люди познали Истину, недоступную благополучному большинству? А вдруг эта Истина позволит им спастись в дни мировых катастроф? А вдруг я, не постигший эту Истину, сгину без следа со всеми своими машинами, коттеджами, долларами и шикарными костюмами? А вдруг...»

Так отдадим должное памяти «детей цветов» – провозвестников нового мира!

Пролог. ПАНДЕМИЯ ТЕХНОГЕННОГО УРБАНИЗМА

Тысячелетиями жили наши праотцы в природной среде обитания, составляя вместе с ней одно неразрывное целое. Жизнь человека, животных и растений протекала в русле всеобщей гармонии. Наша планета жила, как единый организм. Обладая высоким духом, каждая человеческая семья стояла во главе биогеоценоза – расположенного на одной территории комплекса организмов и неорганических компонентов среды, объединённого обменом веществ и энергии.

В те далёкие времена под прогрессом понималось духовное развитие человечества в целом, и каждый человек был устремлён к высотам духа. Тогда человеку не нужны были машины или какие-то другие атрибуты техногеники: всё, что было необходимо ему самому, его семье или другим существам его биогеоценоза для жизни в материальном мире, он мог материализовывать силой своей творческой мысли. Вся Земля воспринималась людьми как живое существо, органично встроенное во вселенское мироздание. И самого себя человек ощущал одновременно и как неотъемлемую частичку родной планеты, и как космическое существо, наделённое могучим средством созидания во имя Света, Красоты и Совершенства мира Земли.

Много тысяч лет назад силы чужеродного космического разума, полярность которого противоположна человеческому разуму, внесли в мир Земли инфицирующие энергопотоки, под воздействием которых образ мышления многих землян был перестроен в соответствии с нормами и принципами техногенной цивилизации. Для отлучения человека от генетически обусловленного проистечения его жизни в течение многих веков применялись весьма изощрённые методы.

Самой эффективной в части искажения миропредставления людей о гармоничности жизнеустроения оказалась технология создания и всемерного развития ГОРОДОВ. Город, где всё нежизненно, явился рассадником античеловеческих нравов и устремлений. Полностью искусственная городская среда основывалась изначально на постулатах существования технических цивилизаций космоса, вторгшихся со своим «уставом» в пространство Земли. Насаждая агрессивную идеологию покорения природы и создания комфортности существования за счёт технических устройств, города со временем превратились в источник культивирования гибельных для человечества условий жизни в масштабах всей планеты. Городская культура перечеркнула исконный образ жизни человека в гармонии с естественной природной средой. Доверчивые жители лесов и степей мало-помалу поддавались искушению, казалось бы, более лёгкой жизни горожан, что повлекло за собой всёвозрастающий поток переселения селян в каменные джунгли городов. Именно таким образом произошла подмена естественного образа жизни, главным элементом которого была органическая включённость человека в природный биоценоз, искусственным существованием, нацеленным в конечном счёте на вырождение биологического человека.

Вместе с возникновением и распространением по Земле городов начался планетарный процесс трансформации организма исконно земных людей в целях приспособления их к искусственным условиям существования в городах. В неестественной среде городов жители могли существовать только при использовании интенсивно развивающихся технических приспособлений, с помощью которых они ставили себе на службу ресурсный потенциал природных территорий. Так был запущен маховик уничтожения природы техникой, тотального угнетения природных способностей людей и подмены их естественных органов чувств техническими аналогами.

В этой связи необходимо отметить, что любая научная деятельность людей протекает под контролем инопланетного разума. Земным учёным дозволяется производить исследования в строго определённых областях научного поиска и совершать только те открытия, которые не выходят за рамки Программы роботизации землян, разработанной цивилизацией, скрытно колонизирующей нашу планету. Эта пришлая цивилизация в соответствии со своей стратегией колонизации Земли ввела жесточайшую цензуру на распространение тех научных знаний, которые могут подтолкнуть земное человечество к осознанию своего истинного положения в качестве рабов пришельцев.

Учёным Земли категорически запрещено опубликование своих научных изысканий без разрешения цензоров. Цензурный контроль тотален и осуществляется в негласном режиме. Если случайно подобный факт всё-таки происходит, то при помощи изощрённых пропагандистских уловок данные исследования подвергаются уничтожающей обструкции. На учёного-бунтаря, дерзнувшего на такой поступок, обрушиваются потоки грязи. На него составляется компромат, который, вкупе с другой порочащей его информацией, вбрасывается на потребу толпе. Результаты же его исследований тем или иным способом изымаются, после чего у человечества Земли не остаётся объективных сведений о данном прорывном направлении научного поиска. Ещё более печальной бывает личная судьба учёного: у него может быть спровоцирован психический надлом, ему могут предложить деньги, звания, должности, финансирование его научных работ в другом направлении в обмен на его лояльность и публичный отказ от результатов своих исследований, не устраивающих колонизаторов. В конце концов, его могут физически обезвредить, если он не согласится даже на толику поступиться своей Честью учёного.

Так или иначе, но результатами научных исследований, на основании которых самим же человечеством генерируется искусственная окружающая среда, полностью управляют пришлые на нашу планету колонизаторы. Эта среда, в которую интегрировано уже более половины всего населения планеты, работает на принципах технотронного механизма, нацеленного на изменение природы Земли, в том числе и её климата. Одной из задач этой технотронной машины, которую ещё называют техногенной цивилизацией, является переформирование организма людей вплоть до клеточного уровня. Глобальная цель данного проекта колонизаторов Земли – органическое сращивание биоплоти человека с техническими устройствами, что обеспечивает 100%-ную управляемость подобных андроидов, внутри которых навечно будет закабалена душа человека.

С одной стороны, определённое количество таких человеко-машинных организмов колонизаторы оставят на Земле в качестве обслуживающего персонала их технических установок и систем, а с другой стороны, этих андроидов планируется использовать для самых мерзостных дел во многих галактиках, перепрограммируя их исполнительные системы на выполнение самых разнообразных задач. Опытные образцы андроидов на основе организма земного человека уже проходят практические испытания как на Земле, так и за её пределами.

В одном американском фильме («На грани») устами его главного героя, миллионера, в результате авиакатастрофы оказавшегося в глухой северной тайге и который по своим человеческим качествам и силе духа оказался достойным понять природу, сказано: «Всю жизнь я мечтал заниматься простым, понятным делом». Под этим «простым делом» он имел в виду жизнь в естественно-природных условиях.

Насколько возможна такая неслыханная вольность в нашем мире, пронизанном насквозь произволом и насилием над волей и душевными устремлениями людей? Даже если забраться в далёкую и труднодоступную глушь, куда, казалось бы, ещё долго не дотянет свои щупальца безжалостная техногенная цивилизация, практически нельзя с большой долей вероятности гарантировать, что какому-то человеку будет позволено жить сообразно его убеждениям и желаниям. Чуждая человеческому естеству инородная воля, господствующая в современном глобализированном мире и контролирующая все процессы, происходящие в жизни людей, активно противодействует любым естественным для человеческого существа жизнепроявлениям.

Люди, обладающие соответствующей информацией и ещё способные мыслить, последние десятилетия постоянно задают себе вопрос: «Неужели земное человечество уже безнадёжно проиграло свою родную планету античеловеческим силам, сковавшим разум львиного большинства людей неразрывными путами?» При положительном ответе на этот вопрос, любому мыслящему человеку станет не по себе, ибо в таком случае теряется смысл человеческой жизни, коли всё существующее устройство нашего мира нацелено только на одну цель – на прекращение жизни человечества как планетарного явления.

Глава I. ПИТОМНИК ГОРОДОИДОВ

Городоид – псевдочеловеческое существо, сознание которого необратимо закабалено постулатами урбанистической цивилизации, воспринимаемой им как наивысшее достижение развития биологической жизни на Земле. Люди превращаются в городоидов в результате необратимых мутаций биологической основы их организмов под воздействием городского образа жизни.

Руна I. ЗОЛОТОЙ ТЕЛЕЦ ПАСЁТСЯ В ГОРОДАХ

Всесторонняя роботизация человеческой формы жизни тысячелетиями производится чужеродными силами посредством последовательного замещения естественной среды обитания человека технотроникой. Органическая интеграция человеческой сущности с искусственными системами, принципы создания которых навязаны земной науке внеземными силами, влечёт за собой прогрессирующую изоляцию человека от материнских биоценозных систем природы Земли.

Перестройка человеческого организма с естественноприродной на искусственную основу жизнедеятельности началась уже много тысяч лет назад. И производится это злодеяние посредством применения универсального инструментария, ядром которого являются деньги.

Землянам, вопреки жёсткому противодействию колонизаторов, удалось осознать, что деньги – это концентратор жизненных сил, насильно отторгнутых у человека. С их помощью не только происходит обмен товаров, производятся закупки, совершаются сделки с недвижимостью и другие финансовые операции – деньги использовались и продолжают использоваться до сего времени для разрушения сельских поселений на планете.

Посредством созданного колонизаторами общемирового финансового механизма, дьявольски совершенного с точки зрения поставленной перед ним гросс-задачи, жители сельских поселений во всё больших масштабах перемещаются в города, своей плотью и интеллектом в экспоненциальной зависимости обеспечивая развитие процесса урбанизации на планете. История зафиксировала факт того, что селяне по мере развития и совершенствования финансового механизма всё больше и больше ориентировались на город, где можно было заработать большие деньги, которые, воздействуя на низшие животные инстинкты человека, неудержимо манят людей доступом к вожделенным жизненным благам. Ценностные же ориентиры в сфере предлагаемых людям «цивилизационных» жизненных благ, естественно, сформированы по подсказке отцов-основателей финансового механизма.

Под жестоким воздействием финансового механизма семейные сельские хозяйства постепенно были целиком переориентированы на удовлетворение потребностей городов. В результате, весь свой образ жизни на селе люди поставили в полную зависимость от городского спроса на сельскохозяйственную продукцию. Если же крестьянам вдруг становилось известно, что в городе появлялась возможность получать больше денег, нежели в деревне, сам факт чего сулил приобретение большего объёма жизненных благ материального плана, то в большинстве случаев селяне, продав своё хозяйство и прихватив свои пожитки, без колебаний подавались в город, становясь полноценными горожанами. И подобным образом деньги работают до сих пор. Тем самым с успехом продолжается выполнение задачи по уничтожению традиционных сельских поселений землян и сосредоточения всего населения Земли в городских гетто.

В России, для примера, в настоящее время пустуют 13 тыс. деревень. Доля сельских населенных пунктов без постоянных жителей или с числом жителей до 10 человек в целом по России составляет 30,8%.

Города же существуют исключительно благодаря деньгам. Если бы город состоял только из ремесленного поселения, тогда всё было бы понятно. Скажем, на деревне живут производители продуктов, а в небольших ремесленных поселениях живут ремесленники. Эти две группы людей обмениваются между собой товарами: одни поставляют пищевые продукты, а другие – какие-то промышленно-ремесленные изделия. Такая простая схема жизни не вызывает вопросов своей логической завершённостью.

Но когда город перерастает все возможные пределы ремесленных слобод, когда некое формальное образование, управляющее городским хозяйством, начинает доминировать над всеми ремесленными делами, а власть в городе с исторической закономерностью захватывают финансовые олигархи, то бишь те, кто контролирует потоки денег, тогда становится ясно, что город – это производная исключительно от денег.

Сконцентрированная в деньгах жизненная энергия неисчислимого количества людей буквально гонит в городскую мясорубку селян. Эти недавние приверженцы сельского уклада жизни втайне или явно стремятся заниматься финансовыми операциями, которые приносят максимум материальных благ в отличие от производства каких-то изделий, товаров или услуг, то есть всего того, что по экономическим приоритетам библейской цивилизации только вторично по отношению к потокам денег. Если бы не деньги, то город как таковой в современном своём виде и понимании был бы абсолютно нежизнеспособным образованием.

Итак, деньги были внедрены в общественные взаимоотношения людей с далеко идущими целями. В частности, с помощью денег к сегодняшнему дню разрушено большинство сельских поселений, за счёт чего города укрупнены до уровня живых сверхорганизмов, в буквальном смысле пожирающих людей. Разрушены даже целые страны, население которых в большинстве своём было склонно к жизни в естественных условиях на лоне природы. При этом эти страны мировыми финансовыми заправилами отнесены к разряду слаборазвитых, поскольку в них низок удельный вес городского населения.

Городская жизнь в обобщённом виде сводится к деньгам, добываемым с помощью завуалированного насилия. Насилие же, в какую бы красочную обёртку оно не упаковывалось, должно чем-то обеспечиваться. Поэтому городской образ жизни немыслим без оружия. А оружие предполагает существование армии и других силовых структур, осуществляющих функции защиты законодательно разрешённого насилия. Короче, доминанта городов в данных исторических условиях означает наличие разнообразных эффективных систем оружия, призванных гарантировать благоприятные условия закабаления людей денежными удавками. В сильных государствах преобладает городской образ жизни населения и существует множество городов. Для поддержания правомочности совершаемого в городах насилия задействованы самые эффективные силовые структуры, обеспеченные для выполнения своих специфических задач наиболее совершенными видами вооружений.

Сельский же образ жизни не предполагает необходимости в мощном вооружении для обеспечения жизненных интересов селян. Поэтому более слабыми считаются аграрные государства, которые, упорствуя в сохранении своего статуса страны с преобладанием сельского населения, рано или поздно попадают в вассальную зависимость или полностью поглощаются сильными странами.

Господствующая в мире финансовая идеология золотого тельца практически не оставляет землянам шансов на прозрение. Только единицы отваживаются сбросить шоры с глаз. А ведь для освобождения всего человечества от удавки мировых финансов необходимо наличие в обществе значимого количества прозревших. Ещё ни разу за всю человеческую историю прозревшим людям Земли не удавалось достичь такой своей численности, которая была бы достаточной для запуска процесса уничтожения мировой финансовой системы, нацеленной на ликвидацию природного человечества.

Зашоренность сознания людей закономерно приводит к тому, что общепланетный клич «Деньги, деньги, деньги, деньги превыше всего» становится всё громче и всеохватней. Денежно-финансовая цивилизация на радость колонизаторам уже прочно устоялась на планете. Её метастазами отравлена вся жизнь человеческого сообщества. В её липкой смертельной паутине задыхаются и гибнут любые прогрессивные начинания людей. Мировая валюта сегодняшних дней – доллар – вмещает в себя все агрессивно-разрушительные тенденции самоубийственного поведения человеческих масс. В результате, все реальные производственно-хозяйственные проекты, которые имеют долларовое обеспечение, обречены по этой причине на провал, а кредиты с долларовым наполнением – это экономическая потрава для предприятий и государств.

Посему деньги с позиции сегодняшнего дня можно обобщённо определить, как механизм разрушения человеческой цивилизации. Ни более, ни менее. С помощью денег разрушается всё исконно земное – традиции, родство, культура, государства. И получается, что на самом деле деньги – это сверхмощное оружие, применённое колонизаторами против землян. С помощью денег создаются наука, философия, подтасованная историческая фактология, мифы и другие пузыри идеологического плана, обрамляющие и поддерживающие процесс самоубийства человечества на своей же родной планете.

Городские жители привыкли существовать в мире иллюзий. Часть из них даже не подозревают, что они живут в иллюзорном мире, другая же часть, прекрасно осознавая этот факт, всячески стремится поддерживать существующую иллюзорность жизни. Более того, поскольку неестественность жизни составляет основу натуры последних, они ежедневно прилагают титанические усилия по созданию всё новых и новых иллюзий. Эти люди панически боятся любой естественности, поскольку на подсознательном уровне знают, что они просто не способны жить природным естеством своего организма. Собственно говоря, эти сознательные иллюзорщики своими трудами и создали ту антиприродную, античеловеческую цивилизацию, нормы которой сегодня принудительно навязываются экономически, политически, путём применения военной, полицейской или криминальной силы в отношении тех людей, их сообществ и стран, которые ещё продолжают жить в согласии с природным естеством или хотя бы стремятся к такому образу жизни.

Фактически сегодня повсюду на Земле в перманентном режиме идёт явная или неявная борьба «иллюзорщиков» с «натуралами». И итог этой борьбы будет зависеть от той части людей, которые вынуждены жить в условиях «иллюзорной» цивилизации, страдая от насильственного подавления своего естества, но в силу тех или иных причин не способных самостоятельно выявить причины проистекания в городах гибельных для человека процессов. В том случае, если таким людям будут разъяснены сложившиеся реалии, которые они чётко осознают и примут всеми фибрами своих душ, вектор развития нравственно здоровой части человечества будет круто изменён в пользу естественного образа жизни землян. Тем самым помимо сохранения и преумножения природного человечества будет сохранена и сама наша планета, ибо у неё есть будущее только на путях гармонии природной жизни обитающих на ней людей.

Руна II. АНТАГОНИСТИЧНОСТЬ ОБЩЕСТВЕННЫХ ФОРМАЦИЙ ПРИРОДНЫХ ЛЮДЕЙ И ГОРОДОИДОВ

Пришло время признать существование на территории нашей страны двух общественных формаций (в полном смысле этого слова) – цивилизации городоидов и Родостава. Эти две формации, принципиально несовместимые друг с другом, и поэтому находятся в перманентном противоборстве, поскольку, с одной стороны, существует ярко выраженная агрессивность по захвату всё новых и новых жизненных пространств на природных территориях, а с другой – стремление отстоять всё более и более уменьшающиеся природные ареалы обитания природных людей. Этим противоборством определяются главные реалии современного этапа развития России.

Существующий антагонизм в области взаимоотношений между горожанами и селянами для людей простого труда является банальной очевидностью – эти труженики на интуитивном уровне уже давно выстраивают свою жизнь в полном соответствии с существующими реалиями. Но вот представители учёного сообщества, находясь под прессом инерции и закостенелости псевдонаучных доктрин, а также боясь уничижительной критики и показательного высмеивания со стороны ортодоксальной учёной среды, до сего времени затушёвывают факт непреодолимого антагонизма городского и сельского укладов жизни, противоречивости мышления и мировоззренческих парадигм представителей этих принципиально различных сообществ. Уподобляясь некоему, раз и навсегда заведённому механизму, учёные мужи продолжают разрабатывать наукообразные теории и концепции в устоявшемся русле эфемерного единства общественных и гражданских интересов города и деревни при концептуальной доминанте процесса урбанизации всех сторон жизни людей. Подобный консерватизм дорого обходится стране, поскольку именно на базе теории неизбежного поглощения цивилизацией городоидов остатков культуры сельского образа жизни формируются и реализуются практически все концепции и программы развития социально-экономической сферы в государстве.

Жизнь, однако, берёт своё: лишённая реального наполнения схоластика умозрительных теорий, не признающих принципиально различные цели и направления развития городского и сельского сообществ, а также уничижающих громадный потенциал развития поселений в природной среде, обрекает эти теории на скорое забвение по причине своей бесплодности и пустопорожности.

Разделённость людей на горожан и селян – это явление не только культурного характера, но и биологического плана. Те, кто постоянно проживает в сельской местности, – это ещё природные люди по своей биологической основе. В городе же, где природная среда подменена искусственной техногенной средой, требующей от человека проявления совершенно иных способностей по сравнению с теми, что были сформированы в процессе его творения и эволюционной адаптации к естественным условиям жизни на планете, происходит ускоренная мутация человеческого организма, что ведёт к возникновению нового вида человекообразного существа. Данный процесс связан с резким ускорением научно-технического прогресса, автоматизацией быта горожан, генетической модернизацией пищевых продуктов, появлением большого количества новых малопроверенных лекарственных препаратов, загрязнением городской среды обитания, омертвлением воды, запредельной концентрацией негативной психической энергии, а также с принципиально иными требованиями к функциональной деятельности организмов городских жителей.

По отношению ко всему периоду существования человеческого вида как формы биологической жизни всё это приводит к резкому изменению физиологической основы самой природы людей, что сопровождается возникновением новых и отмиранием старых качеств человеческого организма. Новые режимы функционирования внутренних органов способствуют возникновению и новых болезней, являющихся своеобразными индикаторами активно протекающего в городах процесса возникновения псевдочеловека – городоида. Наиболее явные отклонения этого существа от природного человека наблюдаются в половой сфере: среди городоидов в массовом порядке можно наблюдать бисексуалов, гермафродитов, трансвеститов, угнетение детородных функций женщин, импотенцию и бесплодие мужчин, болезненно-обострённую гендерную сексуальность и т.д.

А поскольку к объективно протекающим мутационным процессам прикладывают свою лепту ещё и генетики, то можно с уверенностью ожидать, что уже не за горами то будущее, когда на Земле будут жить два генетически различных вида человекообразных. Каждый думающий человек сегодня поставлен перед необходимостью прямого и однозначного ответа на вопрос, хочет ли он остаться природным человеком, сохранив свои естественные органы чувств, или сделать выбор в пользу «постчеловека» – существа с искусственно созданным аппаратом органов чувств при блокировке или трансформации естественной чувствительности его организма. Городоиды, конечно же, без колебаний избирают для себя второй вариант. Негородоиды, которые сегодня составляют уже значительно меньшую часть населения Земли, всеми силами стремятся по максимуму сохранить в себе способности природного человека, не желая под влиянием научно-технического прогресса трансформироваться в искусственное создание с препарированными качествами своего организма.

Таким образом, всё говорит за то, что надеяться на мирное сосуществование полярно различных образов жизни природных людей и городоидов не приходится, поскольку есть большая вероятность, что между ними разовьётся межвидовая борьба, поскольку агрессивные городоиды, стремящиеся строить всё новые и новые города, не потерпят существование на Земле природных людей, от которых исходит угроза планам всеобщей урбанизации планеты. Даже если бы вдруг проявилась некая гигантская сила, с помощью которой можно было бы изолировать города, накрыв их некими виртуальными колпаками, нашлись бы способы, с помощью которых городоиды стали бы воевать с селянами, стремясь закабалить их и установить грабительский режим конфискации в свою пользу продуктов труда сельских жителей.

Конечно, до такого максимализма нельзя доводить дело. Да такую изоляцию городоидов и принципиально невозможно осуществить, даже несмотря на то, что разлагающее влияние «городской идеологии» на человечество в целом нарастает с каждым днём. Таким путём идти нельзя, поскольку это означало бы расписаться в полном поражении человеческого разума, в неспособности найти адекватное противодействие угрозе моральному здоровью людей, исходящей от адептов городского образа жизни. Нужно найти надёжные способы рассасывания городов – этих опухолевых образований на теле Земли – и особенно тех из них, которые находятся в самой тяжёлой степени болезни и разложения – мегаполисов.

Процесс урбанизации планеты необходимо остановить любыми возможными способами, иначе последние сельские жители исчезнут, а города, как зловещие живые системы, попросту переварят человечество в своём чреве, порождая при этом невесть какие человекоподобные существа: это будут уже не люди в привычном пока ещё понимании, а некая биологическая субстанция о двух ногах, поставляющая жизненные силы тому или иному городу-монстру, который будет поглощать, поглощать и поглощать жизни своих жителей. Таким городам-монстрам неведомо чувство насыщения. Уже сейчас города-монстры в виде мегаполисов достигли верхней планки своей исторически известной формы существования и перешли в новую стадию своего развития, характеризующуюся тем, что город-Молох, питающийся по преимуществу человечиной, стал настолько ненасытен и жаден в кормёжке, что имеющихся в его распоряжении городских жителей ему уже не хватает для поддержания своей жизни. По этой причине процессы урбанизации повсеместно резко ускорились. Бросая свои поселения, свои родовые гнёзда, друзей и близких, предавая свои идеалы, селяне едут, едут и едут в эти адские клоаки, влекомые завораживающим блеском золотого тельца. В городских же условиях они превращаются в безропотных поставщиков городу жизненных ресурсов своей биоплоти. Не более того.


Руна III. СТЕКЛО-БЕТОННАЯ ГЕЕННА

Служители инферны в незапамятные времена имплантировали в сознание древних людей идею городских поселений, заранее зная, во что со временем превратятся эти города, поскольку в других частях вселенной идея городской цивилизации ими уже была апробирована на практике. Поэтому-то эта идея целевым назначением ими и была подброшена землянам. Началась игра с открытыми картами со стороны человечества и с закрытыми картами со стороны тех сил, которые натолкнули человеческих прогрессистов на устроение городов из ремесленных поселений. Города, ко всему прочему, имеют свойство рано или поздно оживать в прямом смысле этого слова. Сам же город – это и есть тот самый, ад, которым уже много веков пугают людей. Индульгенцию для попадания в этот ад можно получить достаточно просто – нужно всего лишь переехать на жительство в город.

Затворившись в древние времена за городскими стенами, человек лишился природной защиты как своего физического здоровья, так и состояния своей психики. Тем самым был запущен процесс вырождения людей. Мало кто из горожан за всеми вычурными атрибутами городской жизни осознаёт свою реальную роль в качестве энергетического источника по оживлению неестественных для нашей планеты мегаполисных новообразований – этих опухолевых структур на теле нашей планеты, метастазы которых отравляют всё в округе по аналогии с раковыми клетками человеческого организма.

За городской суетой и бешеным темпом жизни стоит весьма болезненное для самосознания человека явление – поглощение жизненной энергии горожан чужеродной для Земли силой. Эта энергия крайне необходима чужакам, живущим среди нормальных людей в личине биороботов, для преобразования существующих на Земле геофизических характеристик окружающей среды в такие, которые были бы пригодны для обитания существ инородной формы жизни. К слову сказать, наиболее масштабный съём энергии с землян производится с помощью телевизионной техники. Следующими в этом списке энергосъёмников стоят различные спортивные сооружения, в которых при проведении соревнований производится забор концентрированной жизненной энергии болельщиков, что опускает их до животного состояния.

Когда мыслящий человек задумывается, о степени своей зависимости от города, как некоего сверхорганизма, который, беря в полон каждого человека, находящегося под юрисдикцией его структур, овладевает биологической оболочкой своей жертвы, управляя её чувствами и психикой, то он с ужасом вынужден констатировать, что практически все 24 часа в сутки ему приходится добровольно-принудительно переуступать свою жизнь чему-то. Именно «чему-то», а не «кому-то», поскольку сверхорганизм города – это нечеловеческое образование, трудно определяемое в человеческих понятиях.

Те из горожан, кто уже осознал всю пагубность городской среды обитания для человека, часто лихорадочно пытаются отыскать способы радикального изменения городской среды в пользу биологически комфортного существования в ней людей. Многие с надеждой смотрят на озеленение городских пространств, как на ту спасительную соломинку, которая поможет горожанам добиться решающего перелома в вопросе оздоровления среды, окружающей человека в городе. Нужно сказать, что восстановление природы за пределами городских стен у специалистов не вызывает особых вопросов, вопрос вызывают отчаянные попытки восстановления природных очагов непосредственно в городском пекле. Согласно статистике всё большее число городских жителей стремится подключиться к этому процессу. Возникло даже терминологическое название этого процесса – борьба за экологию города, которая в своём широком толковании подразумевает, в частности, деятельность по озеленению городских территорий, закрытию и выводу за пределы города вредных промышленных производств, загрязняющих городскую среду, снижению канцерогенности выхлопных газов транспортных средств, очистке городских водоёмов и рек, протекающих через город, и т.д., и т.п.

Однако, движение за экологию города – это всего лишь жалкий компромисс между интуитивным пониманием горожан бесплодности усилий по оздоровлению гиблой среды городов, вызывающим у них чувство страха перед её мертвящими источениями, и осознанием необходимости покинуть этот ад ради собственного самосохранения. Исход из городов, сопровождаемый неотвратимыми переменами жизни горожан, вырвавшихся из их липких лап, сродни подвигу Геракла по очистке Авгиевых конюшен, под которыми следует понимать городской образ жизни. Для такого подвига требуется крепкое состояние духа и твёрдая воля. Те же, кто не достиг подобного внутреннего состояния, с болезненным энтузиазмом отдаются борьбе за экологию города, поскольку на более радикальные шаги по спасению планеты, людей и себя лично они не способны.

На самом же деле, небольшие очажки зелёных насаждений или условно чистые водоёмы практически не улучшают условий жизни человека в городах. Если за 100% принять природный ареал, который мог бы размещаться на территории, отторгнутой городом в свою пользу, то в процентном соотношении борьба за экологию города идёт в пределах всего нескольких процентов, то есть фрагменты природы в городе составляют ничтожно малую долю естественно-природной среды, в которую можно было бы в идеале превратить городское пространство. Более того, эти природные анклавы, состоящие из растений, животных, птиц, насекомых, микробов и т.п., равно как и люди, нужны городу, как живой разумной сверхсистеме, исключительно для поддержания своих жизненных процессов: все они эксплуатируются в качестве одноразовых источников биоэнергии. В противном случае, т.е. при допущении бесполезности этих фрагментов живой природы для городского организма, они были бы моментально ликвидированы зловещим разумом города...

И как это ни печально сознавать, приходится констатировать, что живые сущности сверхорганизмов городов уже практически неубиенны, каким бы гигантским разрушениям не подвергались городские сооружения. Даже если допустить такую теоретическую невозможность, что все городские жители одномоментно покинут город, в результате чего он начал бы быстро саморазрушаться, то данная акция всё равно не позволила бы ликвидировать город как таковой. Многие поколения живой биоплоти отдавали ему свою жизненную энергию. С её помощью был запущен механизм энергоподпитки жизнедеятельности города из самых различных источников, среди которых биоэнергия – это всего лишь одна из составляющих палитры энергоисточников городского организма. Но даже в связи с возможным уходом всех людей из города её поступление не прекратится: многие формы органической жизни несмотря ни на что будут присутствовать в пределах городских территорий. Оставленное людьми жизненное пространство по примеру описанного Киплингом заброшенного города в джунглях Индостана будет в большей степени, чем прежде, освоено теми же зверьми, птицами, растениями, всякими гадами и насекомыми. Да и люди будут представлены в таком городе разными бродягами, бомжами, сталкерами, какими-нибудь охотниками, маргиналами и т.д. Помимо этого, в покинутом городе, наверняка, останутся работать наблюдатели, контролёры, исследователи, как это происходит в настоящее время, к примеру, в городе Припять, полностью отселённом в связи с аварией на Чернобыльской АЭС. В любом случае биологическая жизнь в городе не прекратится. Короче говоря, живая сущность города найдёт те или иные возможности продолжения своей дальнейшей жизни, которая может кардинально отличаться от ныне существующей, с самыми непредсказуемыми последствиями для окружающей территории в результате новых форм жизнепроявления этой сущности.

Ну, а сверхразвитая разумная сущность, называемая мегаполисом, в своей жизнедеятельности, к сведению исследователей городской формы жизни, уже напрямую пользуется космическими энергиями для собственной подпитки, то есть на Земле в форме мегаполисов созданы и активно развиваются некие гигантские живые существа, которые могут уже полностью обходиться без людей. Мегаполис живёт своей жизнью уже вне зависимости от людей, как бы они не гордились реализацией каких-то городских программ, якобы улучшающих условия жизни горожан. Подобная суета горожан эту сверхсущность, по большому счёту, уже не интересует, поскольку людей она воспринимает на уровне мелких букашек и беспрепятственно навязывает им свою волю, при этом используя их в качестве роботизированных энергоисточников. Любая же акция городских жителей – всего лишь дополнительный всплеск энергии со стороны людей, который повышает энергопотенциал этой сущности, что способствует её упрочению и ускорению развития в неизвестном для человеческого разума направлении. Не будет достаточного потока человеческой биоэнергии – она спокойно найдёт новые источники питания, в том числе и сверхъестественные.

Руна IV. ШТАМПОВКА ГОРОДОИДОВ

Играя на человеческих слабостях, город-Молох затягивает всё новые и новые жертвы в своё бездонное чрево. Для этого разрабатываются и инициируются самые разнообразные маркетинговые системы чувственных совращений негорожан, против которых человеку обывательского типа личности устоять практически невозможно. Именно такие люди, бросая всё, едут в города за лёгкой жизнью. Подвергаясь постоянным соблазнам красивой жизнью городов, они уже не способны воспринимать разумные доводы против их стремления переехать в город, заявляя в ответ, что все говорят о больших заработках в городах, по телевизору показывают красивую и комфортную жизнь горожан, и всё – точка…

Человек земли, переезжая жить в город, попадает под действие заведённого несколько тысяч лет назад механизма подавления человеческого в человеке с целью проращивания городоида в этом человеке, что можно сравнить с выращиванием в лабораторных условиях различных эмбрионов в питательных растворах. Прорастание в человеке городоида аналогично процессу бурного зарастания чертополохом ухоженного огорода, заброшенного хозяином, просиживающим целыми днями у телевизора или пристрастившимся к общению с «зелёным змием». Избавиться же от сорняков, которые заполонили всё пространство огорода, очень сложно: легче заниматься регулярной прополкой, нежели бороться с вошедшим в силу чертополохом. Так и в отношении человека – легче придерживаться нравственной чистоты, нежели, совершив многочисленные безнравственные поступки, пытаться затем очиститься от всей той гадости и мерзости, что по недомыслию впущены им во внутренний мир своей личности.

Попавшему под жернова городского образа жизни, очень трудно устоять перед всем обилием городских соблазнов. Да, собственно, никто и не предупреждает такого неофита о том, что город сразу же начнёт взращивать в нём городоида, постепенно загрязняя и уродуя его душу. Всё происходит, походя, без излишней патетики – жёстко и неотступно.

Суть этой инфернальной методологии состоит в подмене естественной или близкой к ней среды проживания человека на искусственную среду обитания, хотя натура человека в принципе не совместима с этой искусственностью. Приехавшему в город неофиту, если он адекватен и способен сознавать происходящие с ним метаморфозы, необходимо чётко определиться со своим будущим – либо ради сохранения своего человеческого естества вернуться в родную, привычную для него среду жизнедеятельности, уехав из города, либо, ломая свой внутренний мир, постараться подстроиться под искусственность всех проявлений городской жизни. В последнем случае ему придётся в кратчайшие сроки нивелировать под внешние требования городского окружения все свои привычки, жизненные реакции, образ мышления, систему ценностей. Только так можно выжить в среде города, чуждой природе человека. Выжить на физиологическом уровне, погибая при этом в нравственном отношении.

Летописная история свидетельствует об устойчиво-многочисленном потоке людей, переезжающих из сельских местностей на жительство в города, при крайне мизерном ручейке обратного движения, которое, как правило, является следствием каких-то очень неблагоприятных обстоятельств, происходящих с человеком в городе. Это говорит о том, что процесс превращения селян в городоидов настолько дьявольски безупречен, что психология естественно-природного образа жизни нормального, здорового человека оказывается в кратчайшие сроки сломленной у подавляющего числа индивидов.

Данное утверждение можно проиллюстрировать на примере катастрофических для России ельцинско-гайдаровских реформ. Как известно, во капитализм традиционно развивался и развивается в странах преимущественно аграрных, и по мере его развития сельское население перетягивается в города, где адаптируется, главным образом в качестве наемных рабочих. Россия же единственный случай в истории, когда горе-правители попытались внедрить капитализм в индустриально высокоразвитой стране, да еще революционным путем.

Бедствия городского населения начались, как известно, в результате развала большей части обрабатывающей промышленности, а с нею — науки, технического образования, здравоохранения. Поскольку с этими отраслями был связан труд около 70% городского населения России, большая его часть оказалась в положении «лишних людей» и была обречена на нищету и вымирание. Но оказавшееся не у дел городское население обратно в деревню, за редким исключением, двинуться не смогло, так как такое движение для горожан противоестественно. Образно говоря, горожане двинулись на кладбище: по данным академика Татьяны Заславской за первые три года реформ только численность мужского населения сократилась на 12 миллионов («Новая газета» от 28 марта 2005 г.).

Городоид, едва только начиная прорастать в человеке, в большинстве случаев сразу же становится хозяином и господином его желаний и мироощущений. Подобно кукушонку, выталкивающему из гнезда других птенцов, он избавляется от любых проявлений прежнего облика человека, который подвергается массированной обработке городскими искушениями. Морально-этические ценности, на которых городской неофит был воспитан с детства в сельской глубинке, распыляются, а на освободившемся месте бурно начинают цвести все прелести сообщества безликих откалиброванных городоидов.

Неофит вбирает в себя правила и нормы городского существования, которые кардинально отличаются от его прежних навыков жизни. И чем более он «умнеет» в системе координат города, чем больше он вкушает городских премудростей, тем более призрачными становятся его шансы вырваться из цепких лап городского прозябания. Сладострастные объятия городского комфорта разжижают мозги неофита, не позволяя ему возвратиться к самому себе, к уникальности своей натуры, сформировавшейся под влиянием природы его родовых мест.

Без родовых же корней личность человека разрушается, то есть вместо божественного естества человека остаётся только пустая телесная оболочка, в которую вселяются бесы города. Поэтому городоид, строго говоря, уже и не является полноценным человеком, сохраняя лишь человеческое тело – внешнюю оболочку псевдочеловека.

Описанная штамповка городоидов является частью глобального плана воцарения на планете сил сатаны, поскольку из нелюдей-городоидов повсеместно формируется чужеродная исконно земным людям цивилизация нечеловеческих сущностей в человеческих телах. Городская жизнь, затягивая вновь прибывших горожан в водоворот бессмысленной суеты и пустых дел, тем самым лишает их силы воли в вопросе возврата в родовые места жительства. Прекращение же связей с биомом этих мест имеет своим результатом быстрое исчерпание телом городоида жизненных сил естественно-природного происхождения. Поэтому матёрые городоиды являют собой, по сути, биороботов, подпитывающихся адскими энергиями мира Тьмы.


Руна V. ОТЧУЖДЕНИЕ ГОРОЖАН ОТ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ЕСТЕСТВА

Как отмечалось выше, города изначально создавались специально для того, чтобы с помощью городского образа жизни кардинально изменить человеческую природу, то есть преобразовать человека в соответствии с программой реальных властителей планеты, правление которых осуществляется тайными методами при нарочитой видимости всевластия королей, императоров, царей, президентов, премьер-министров, канцлеров, генсеков, председателей, вождей и других формальных правителей различных государств. И это преобразование человеческого организма касается, прежде всего, его чувственного аппарата.

У психоаналитиков существует такое понятие – синдром «большого города», под которым понимается устойчивое возрастание числа психических заболеваний у горожан. Противоестественная визуальная среда города формирует вокруг человека пространство чувства неприязни ко всему окружающему. Согласно исследованиям 35% жителей больших городов стремятся покинуть район массовой застройки однотипными домами, а 52% заявляют, что им не нравится район проживания. И это несмотря на то, что внутренняя планировка квартир их в основном устраивают. То есть восприятие внешнего пространства имеет для человека определяющее значение.

Современные города – это по сути дела блочная система для жизни в людей, в которой многоэтажными зданиями, типовой архитектурой, блеклой малоассортиментной облицовкой строений, одинаковой оградой, гладкими стенами домов, обилием острых углов создана агрессивная городская среда, являющаяся визуальной матрицей горожан. Ввиду отсутствия разнотипных видимых элементов или резко ограниченнного их количества при однотипной застройке, в городах формируются агрессивные гомогенные поля, приводящие жителей к негативным эмоциям и рецидивным нервным срывам. Визуальное однообразие является для человека серьёзным патологическим фактором, поскольку мозг городского жителя, постоянно находящегося в такой среде, начинает сбоить, что провоцирует различные «профессиональные» заболевания горожан.

Физиологически глазам человека необходимо цепляться за какие-то детали общего фона, которые постоянно видоизменяются, находятся в движении, играют красками и т.д. Однообразная информация, поступающая от глазных рецепторов в мозг, способствует развитию у человека депрессии, астении, стрессов, нарушению нормального функционирования органов внутренней секреции. Кроме того, повышенная плотность построек в городах, к примеру – петербургские дворы-колодцы или современные высотные жилые комплексы, строящиеся в настоящее время в Москве из соображений коммерческой выгоды по принципу гетто, оказывает на человека угнетающее влияние, нарушая его психическую деятельность. В результате, сегодня основными признаками горожанина, проживающего в современных городах с блочной системой жизни, являются его болезненность и раздражительность.

Необходимо помнить, что становление личности человека зависит от места его проживания, поскольку окружающие его ландшафты по эффективности воздействия на человека во много раз превышают образовательный процесс в учебно-воспитательных учреждениях. Именно поэтому среди причин широкого распространения варварства в современных городах на первом месте стоят не проблемы воспитания и образования, а чувство злобы, которое провоцирует у человека городская среда обитания помимо его воли. Статистика отмечает превышение уровня преступности на 28% в спальных районах городов, нежели в исторических центрах, где архитектурная среда более разнообразна.

Физиологически для нормальной работы человеческого глаза необходима комфортная гармоничная среда, окружающая человека. Визуальный комфорт наших предков включал в себя, помимо природных ландшафтов, и такие элементы как разнообразие архитектурных строений, многоплановость фасонов и орнамента одежды, а также традиционную инвариантность личных украшений. В этом плане урбанистическая глобализация, развитию которой бездумно способствуют городские власти и бизнес-структуры, является нокаутирующим ударом по содержательному наполнению и колориту визуального пространства нашего национального генотипа, характеризующегося уникальным восприятием окружающего мира. И спасти генотип горожан от нокаута не смогут эпизодические попытки энтузиастов развивать в городах геомантию, фен-шуй, визуальную экологию, вертикальное озеленение (видеоэкологию) или архитектурную бионику, ставящую своей задачей создание визуально благоприятной среды посредством новой архитектуры в подражание природной среде.

Помимо всего вышесказанного, городская среда, стимулируя неуправляемость доминантных потребительских желаний и интересов горожан в материальной сфере, зашлаковывает тонкоэнергетические каналы человека, в природных условиях работавшие у людей в полную силу. В городе человек вместо высоких энергий божественного плана оказывается вовлечённым в зверо-инстинктивный план. У горожан в нескольких поколениях эти каналы высокой энергетики переходят в атавистическое состояние, в результате чего на природе эти видоизменённые люди ощущают себя больными. Они уже с трудом могут воспринимать нормальные живительные вибрации природной среды. Эти вибрации для них сродни вирусному заболеванию. Поэтому, оказавшись на природе, истые горожане стремятся как можно быстрее вернуться в привычную для них среду города, в энерговибрационном диапазоне которого они чувствуют себя комфортно.

К сожалению, громадное количество людей уже безвозвратно стали рабами городов в полном смысле этого слова. И эти рабы более никогда не изменят своему Господину – адскому механизму городской жизни. Подобное может случиться разве, что на короткое время.

Перерождающее воздействие города на человеческое естество настолько велико, что человек, родившийся и выросший в сельской местности, сформировавшийся как личность под воздействием естественноприродных факторов, после переезда на жительство в город и проживания в нём хотя бы несколько лет практически уже не способен возвратиться к образу жизни на лоне природы, не говоря уже о потомственных городских жителях. Плоды искушений городской жизни слишком сладострастны для психики уроженца села: вкусив городских прелестей, он со временем теряет свои задатки природного человека, постепенно превращаясь в городоида. Горожане, полностью преобразованные в городоидов, потому и не могут долго находиться в природной среде, что им там всё чуждо и антагонистично. Природная энергетика, обладая вибрациями более высокой частоты по сравнению с безжизненными энергиями городской среды, обрекает городоидов на болезни, на психические расстройства, на нарушение работоспособности, и могут привести их даже к смертельному исходу. Поэтому-то они и стремятся поскорее убраться восвояси в мертвящий каменный мешок города.

Кроме всего прочего, в любой момент пребывания городоидов вне города все их мысли, так или иначе, оказываются навязчивым образом сосредоточенными на своих городских пенатах, на отношениях с другими городоидами, на проблемах городской жизни. Вся гамма эмоций этих человекоподобных, возникающая при погружении в природную среду, посредством их извращённого мышления и ущербного чувственного аппарата утрируется в ограниченность категорий городской жизни. К примеру, вместо получения наслаждения красотой окружающего пейзажа они просчитывают, как бы всё это использовать по возвращении в город, какую выгоду можно извлечь из всего увиденного, услышанного и прочувствованного для укрепления своего положения в городе.

Дьявольская сила и каверзность «цивилизованной» городской жизни жёстко подавляет большинство человеческих качеств человека, не осознающего истинный замысел обустройства городов на Земле. Да, об этом и не принято говорить в обществе. Тем более, что любые попытки открыть людям правду об этом принципиальнейшем для них вопросе, определяющем в ежесекундном режиме на бытовом уровне, по сути, состояние жизни или смерти человеческой формы жизни, оперативно выявляется и безжалостно подавляются в зародыше. Нужно обладать неизмеримо высокой божественной благодатью, чтобы, отринув подобную блокировку правдивой информации об уничтожении людей в городской мясорубке, прилюдно возгласить тщательно скрываемую истину о происходящей в городах трансформации природного человека в искусственную сущность городоида.

Каждый житель города должен быть осведомлён о том, что если подобная метаморфоза происходит с ним по полной программе, его род в обозримом будущем прервётся. И ведь что более всего печально, многие городоиды понимают на каком-то глубинном уровне, что в городе природа человека изменяется настолько серьёзно, что их потомки просуществуют максимум два-три поколения. И это подспудное понимание, как бы странно это не показалось природным людям, провоцирует большинство из них на то варварство, с которым они с помощью различной техногеники уничтожают природную среду. Им безразлична судьба других людей, поскольку их роды исторически обречены на вымирание. Отсюда происходит и их девиз жизни: «Бери всё от текущего момента, и не думай о завтрашнем дне». Из этого же исходит и та бешенная активность городоидов, приводящая к массовости появления в природных массивах всё новых и новых очагов городской среды – этих анклавов, которые подобно раковым клеткам имеют тенденцию к бесконтрольному расширению своих границ и к объединению в новые города.


Для информации

В ближайшие годы только в регионе Московской области будут построены 12 новых городов и 290 коттеджных поселков. К середине 2008 года разработана проектно-сметная документация на строительство Светлого города в Ногинском районе. Кроме того, имеются конкретные проекты новых подмосковных городов: Большое Домодедово – в Домодедовском районе, Рублево-Архангельское – в Красногорском, Коммунарка – в Ленинском районе...

Руна VI. ИНВОЛЮЦИЯ ЧЕЛОВЕКА В ГОРОДЕ

Какую бы сторону городской жизни людей ни взять – везде красной нитью проходит либо лежащая на поверхности, либо глубоко спрятанная под спудом тенденция к инволюции человеческой формы жизни. Естественно, эта тенденция реально проявляется через вполне конкретных индивидов.

Однако, мало кто из горожан согласится признать себя марионеткой, которой управляют некие неведомые невидимые силы. Наоборот, истые горожане грудью стоят за прелесть урбанистической цивилизации. При этом они могут долго и нудно говорить о том, как они устают среди толп людей на улицах, в магазинах, на транспорте, как много в городе машин, как нарушена экология, как трудно устроиться на хорошую работу, как у них нет возможности уделять побольше внимания воспитанию детей (да и детей-то в городе лучше иметь поменьше!), как сложно с жилплощадью… Но как только кто-либо заявляет, что город античеловечен по своей сути, и поэтому нужно искать более человеческие места и способы жизни где-нибудь ближе к природе, – тут уж горожане все как один бросаются на защиту города, вернее, всех тех бытовых и «культурных» удобств, которыми пользуются городские жители.

О чём это свидетельствует? О полной аналогии сладострастному состоянию последних минут жизни самоубийцы, вскрывшего себе вены.

Буквально все атрибуты городской жизни, включая элитное жильё, самое современное авто, популярные театры, модные художественные галереи, европейские офисы и другие новомодные городские устроения, в буквальном смысле отбирают у человека его жизненную энергию. Интуитивно это чувствуют многие жители города, боясь, правда, в этом признаться даже самим себе, поскольку ощущают собственное бессилие по противодействию своему медленному умерщвлению в городской мясорубке. Прозревшие горожане вслед за пониманием изощрённого и всепроникающего энерговампиризма со стороны города, казалось бы, обязательно должны были бы предпринять какие-то конкретные действия по защите себя и своей семьи, но большинство из них вдруг отчётливо осознают, что подобно невольникам у них не хватает силы духа, чтобы бороться с неотступным усекновением срока своих жизней. В современных условиях беспомощности рядового человека перед Молохом всеобщей урбанизации жизни в масштабе всей планеты в распоряжении жертвы этого Молоха остаётся только одно – максимально возможное сокращение времени своего пребывания в городе. Пожалуй, на сегодня это единственно доступный способ убережения своего естества от энерговампиризма городской среды обитания.

В каких формах разумные люди будут снижать своё присутствие в городской среде – зависит от их личных способностей и имеющихся у них материальных возможностей для этого. На данный момент единого рецепта для всех сразу предложить не представляется возможным, тем более что основная масса горожан в принципе не представляет, как можно долгое время жить вне городских стен.

В связи с этим следует отметить, что в глобальном плане город является гениально созданным механизмом, нацеленным на ускоренную инволюцию органической формы жизни, прямое следствие чего – поступательное сокращение жизни горожан. Всё живое, что, так или иначе, втягивается в инволюционную воронку города, подвергается видовой деградации. У горожан на сегодня не осталось более ничего, что можно было бы противопоставить собственной инволюции в городе, кроме как бегства от его жерновов, перемалывающих их жизнь. Бегство без раздумий и компромиссов, и чем быстрее и дальше – тем лучше.

В связи с явно прорисовавшейся перспективой деградации городского населения необходимо более детально рассмотреть инволюционный аспект прозябания человека в городе, именно прозябания, а не жизни. Жизнь – это несравненно более многогранное явление, нежели городское рабство человека.

Изъятие же у человека его жизненной энергии через посредство городской среды, в результате чего происходит сокращение его жизни, имеет и более глубокое воздействие на природу человека. Само изъятие энергии происходит с помощью бессчётного числа неблагоприятных для человека факторов. Невозможно перечислить даже малую толику таких факторов, поскольку тогда нужно было бы описывать практически всё, что окружает человека в городе. Для примера имеет смысл привести лишь некоторые, наиболее одиозные факторы отъёма жизненной энергии человека в городе. Эти примеры помогут разумному человеку более пристально взглянуть на всю ту среду, в которой он постоянно обитает в городе, проанализировать эту нелицеприятную картинку и осознать принципиальную гибельность городского существования человека – кем-то когда-то ради неких-то сверхцелей запущенную программу массированного уничтожения людей в городах.

Фактор перегруженности городского транспорта. Переполненность транспортных средств пассажирами – вечная проблема города, которая вряд ли когда-нибудь будет решена, как бы ни ратовали за это добропорядочные граждане. Почему? Если бы искусственное создание толчеи не было специально запланировано в целях провоцирования выброса отрицательных эмоций людьми, то у городских властей обязательно нашлись бы средства на разработку удобных, вместительных, современных транспортных средств, обслуживающих городские магистрали. Конструктивные особенности такого вида транспорта исключали бы возможность образования в нём толчеи, приводящей к озлобленности пассажиров по отношению друг к другу.

А так, даже то небольшое финансирование, что выделяется на развитие транспорта, идёт, к примеру, на закупку маломестных, непрактичных автобусов или на создание неких транспортных агрегатов, которые по своим дизайнерским решениям, в принципе, не могут решить проблему повышенной уплотнённости пассажиропотоков. И даже если удаётся создать удобный пассажирский салон, в котором без давки может ехать большое число пассажиров, расписание движения обязательно составляется таким образом, что и в этом вместительном транспортном средстве всё равно возникает давка.

С таким логически необъяснимым явлением этой стороны городской жизни сталкивается любой горожанин, пользующийся общественным транспортом. На самом же деле, этому алогичному явлению городской жизни существует чёткое объяснение: городская среда организована специальным образом для целенаправленной стимуляции людей к генерации ими потоков разрушительной для всего живого энергии.

С какой целью всё это необходимо создателям среды городского обитания людей объясняет психогенетика – совсем недавно возникшая новая наука, предметом изучения которой является, в частности, исследование влияния состояния психики человека на его генотип. В соответствии с психогенетической парадигмой генетический код человека, находящегося в состоянии озлобленности на других людей, видоизменяется с градиентом «от человеческого – к животному», то есть в сторону озверения его поведенческих реакций. Другими словами, проявляя злобный, читай далее – звериный, нрав под воздействием давки и переполненности на транспорте, человек в изменённом состоянии психики сам себя обрекает на деградацию. Генотип его потомков через несколько поколений может окончательно потерять человеческую природу, и тогда, пройдя стадию зверолюдей, эти несчастные окончательно инволюционируют в животных, что ознаменуется появлением, к примеру, ещё одного вида человекообразных обезьян.

Альтернативная наука, к слову сказать, имеет на сегодня вполне обоснованные свидетельства того, что греческий миф о превращении спутников Одиссея в свиней имеет под собой вполне реальную основу с поправкой на удлинение сроков такого превращения – подобное могло произойти после начала определённых воздействий на генетический аппарат конкретного рода людей только спустя пять-семь поколенческих смен инволюционного падения этого человеческого рода. Очевидно, в мифе нашла своё отражение завершающая стадия инволюции людей в животных, в данном случае – в свиней, чем было вознаграждено их «свинское» поведение в жизни.

Возвращаясь к фактору озлобления людей на транспорте, нужно отметить длительное пребывание в аналогичном состоянии психики и со стороны тех горожан, которые перемещаются по городу на личных автомобилях. Сколько бы власти ни строили новых пригородных трасс, эстакад и транспортных развязок, как бы не расширяли улицы и проспекты – всё равно в городе всегда будут возникать автомобильные пробки – всё более крупные и во всё новых местах. Каждому здравомыслящему человеку ясно, что любой город с существующими на сегодня стандартами городских магистралей однозначно будет забит автомобилями, если не принимать организационных мер по ограничению количества авто на городских улицах, бульварах и проспектах. Если же такого административного ограничения не вводится, значит, все эти автомобильные заторы нужны для создания у водителей личных авто и их пассажиров определённых психических состояний. Думается, сегодня уже никому не нужно объяснять, что чувствуют люди, запертые в ограниченном пространстве кабины своего «железного коня», находясь в очередной пробке, из которой не могут выбраться уже час или полтора – конечно же, каждый из этих «заключённых» превращается в источник выброса яда негативных эмоций. В результате – процесс видоизменения генотипа этих пленников личных транспортных средств получает дальнейшее развитие, постепенно превращая их в зверолюдей.

Фактор городского жилья. Вряд ли сегодня можно найти существенное количество горожан, которые были бы полностью удовлетворены своим жильём и условиями проживания в нём. Кто-то по незнанию может возразить, что владельцы элитного жилья полностью довольны своими апартаментами. Реально же среди владельцев элитного жилья насчитывается больше всего недовольных своими жилищными владениями в сравнении с другими группами городских жителей, но это тема для отдельного разговора.

Так что же конкретно из характеристик городского жилья с завидным постоянством вызывает у человека резко отрицательные эмоции, которые, как было сказано ранее, – основной движитель инволюции природы человека? Низкие потолки, маленькая кухня, тесная прихожая, проходные комнаты, ограниченность жилой площади, текущие краны, подтопление с верхних этажей, повышенный фон внутридомового шума, остановки лифтов, отключение воды, тепла и электричества, уличный грохот, насыщенность воздуха пылью и другими загрязнителями, парковка автомобилей на газонах у дома, подростковый вандализм, загаженность подъездов, хулиганствующие и пьяные компании на детских площадках, мусорные свалки под окнами…

Сколько ещё можно перечислять подобных прелестей городского жилья? Без сомнения, список получится очень длинным. И вся эта несуразица, с которой жилец ежедневно сталкивается в своём жилище и около него, вызывает у этого горожанина разного рода нервные срывы. На фоне таких стрессов человек перестаёт смеяться, радоваться, восторгаться, петь, сочинять стихи, наслаждаться музыкой, внимать искусству, познавать сочинения писателей. Свет меркнет в его глазах. Тьма заполоняет всё и поглощает всех. Ему начинает приносить удовлетворение чтение книг о всяких жутких преступлениях, просмотр фильмов на сатанинские темы, когда людей с особой жестокостью убивают, насилуют, пытают, разрывают на части, поедают дикие звери и уродливые монстры. Ему вообще становятся ближе не люди светлой стороны жизни, а люди из тени – атлеты-убийцы, интеллектуалы с дьяволом в душе, сексуальные извращенцы, грабители, финансовые аферисты и т.д.

Всё это означает, что городской житель со своего пьедестала Человека сваливается в спираль инволюции, из которой крайне сложно выбраться. Ну и, конечно же, инволюционная спираль человеческой деградации окрашена исключительно отрицательными эмоциями. Город – этот прожорливый Молох – высасывает из человеческого нутра всевозможную гамму негаций, порождаемых организмом инволюционирующего и уже неразумного человека.

Фактор комплексного экологического загрязнения. Этот фактор сегодня может не раздражать только роботов: организм любого живого существа и, в особенности, человека очень болезненно реагирует на отравление атмосферы, еды, воды, на источники вредных излучений, на шумовое загрязнение. Со всем этим экологическим неблагополучием горожанину приходится либо смиряться, либо пытаться бороться, как правило – в одиночку, затрачивая серьёзные финансовые средства на покупку всевозможных фильтров, уплотнителей, специальной экологически чистой пищи, агрегатов искусственного климата и т.п.

Постоянный страх отравления, понимание неотвратимости воздействия экологически вредных веществ на здоровье детей, собственные хронические недомогания со строгой закономерностью приводят горожанина к истощению нервной системы с последующим развитием неизлечимых недугов. Естественно, постоянный страх за себя и за близких людей, безнадёжность и внутренняя паника воздействуют на эмоциональный аппарат человека таким образом, что из него рекой льются отрицательные эмоции уныния, печали, отчаяния, стресса, ругани. То есть и в этом случае город через посредство подобных разрушительных эмоций уничтожает человеческое в человеке, пестуя в нём нечеловеческое.

Таким образом, даже этих трёх приведённых факторов отрицательного воздействия на человека городской среды его обитания вполне достаточно для иллюстрации того, что принудительный отъём у горожан жизненной энергии с помощью спланированного нагнетания множества обстоятельств, препятствующих нормальному течению их повседневной жизни, приводит людей города в злобное эмоциональное состояние или провоцирует возникновение у них эмоций, несовместимых с жизнью здорового человека. Если в подобных психических состояниях человек пребывает продолжительное время, у него происходит стойкое изменение психики в направлении негативного отношения ко всем явлениям жизни. В результате он становится полноценным городоидом – носителем разрушительных энергий, которые сокрушают, в том числе, и его собственный организм. Генетический аппарат городоида под воздействием постоянных, угнетающих психику эмоций видоизменяется на восприятие более низких энергий, то есть на генетическом уровне человеческое начало преобразуется в животное начало.

Процесс урбанистической деградации человека, в наши дни набравший исключительную силу и невиданное ускорение, остановить уже практически невозможно. Далее обманывать самих себя по данному поводу уже не имеет никакого смысла, и тем более – оправдания.

Не опуститься же на животный уровень имеют шанс только те из нынешних городских жителей, которые найдут в себе силы вырваться из города во имя человеческой жизни в природных биоценозах. У горожан, тонущих в болоте вырождения и депопуляции, больше не осталось других путей спасения себя и своих потомков.

Руна VII. ГОРОД ИСТОНЧАЕТ ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА


Силы жизни, отпущенные человеку при рождении, тают в бешенном темпе городской суеты. Человек даже не может осознать, куда и как истекает из него энергия. Просто силы куда-то уходят, и большинство смирилось этим якобы объективным фактом. Здоровье горожан фронтально ухудшается. Продолжительность жизни со зловещим постоянством сокращается. Увеличение вне зависимости от уровня цивилизованности страны численности городского населения влечёт за собой нарастание числа заболеваний различными, в том числе и неизвестными медицинской науке болезнями, возрастание случаев суицида, нравственное разложение людей, ужесточение общественных отношений, деградацию человека как такового.

Психологи, а вслед за ними и горожане всех сословий и самых разных профессий на все лады обсуждают обострившееся за последние десятилетия до социально опасных масштабов чувство одиночества, которое стало испытывать всё большее число людей, находящихся в многолюдном окружении перенаселённой городской среды. Казалось бы, это какой-то нонсенс, какая-то оторванная от реальной жизни досужая полемика, ибо в соответствии с элементарными законами логики просто невозможно быть одиноким среди массового скопления жителей современных городов. Фактически рядом с каждым городским жителем постоянно кто-либо присутствует. Его также не оставляют в покое родственники, друзья и знакомые, встречаясь с ним, звоня ему по телефону или затягивая его в различные формы интернет-общения. Кроме того, горожане регулярно посещают различные собрания, курсы, конференции, клубы по интересам, физкультурно-оздоровительные комплексы, театры, выставки, концерты и т.д. и т.п. А если сюда же добавить вербальность на рабочем месте, то по здравому рассуждению во всей этой сверхнасыщенной общением городской событийности трудно представить какого-нибудь горожанина одиноким человеком.

Однако, фактология различных социальных исследований в городах говорит об обратном – о лавинообразном увеличении числа городских жителей, однозначно определяющих своё доминантное психологическое состояние как чувство глубокого одиночества среди толп других горожан. Сегодня можно с уверенностью обозначить проблему чувства одиночества горожан как прогрессирующую патологию городского образа жизни. Эта патология разъедает душу человека города, лишает его покоя, уверенности в своих силах, и самое главное провоцирует у него психические и, как следствие, физиологические заболевания. Инстинкт самосохранения современного человека заставляет его порой доходить до крайности в попытках избавиться от этой «психологической ржавчины».

При этом многие горожане явно или в глубине души мечтают вернуться к той поворотной точке их судьбы, когда они приняли решение стать или остаться городским жителем. Однако, всё более и более погружаясь в трясину античеловечности города, большинство горожан так и не находят в себе сил для избавления от зачарованности жизни в городе. И хотя значительное число жителей городов в сельской глубинке имеют родственников, помыкание родственными связями со своими сельскими родичами, что широко распространено в среде горожан, подрывает нормальные человеческие взаимоотношения с этой частью родни. Подобный разрыв родственных связей с негородскими родственниками лишает городоидов силы воли в вопросе своего приобщения к энергетике своей малой родины. Прекращение же связей с биомом родовых мест, как отмечалось ранее, имеет своим результатом ускоренное источение жизненных сил городских жителей.

Особенно разрушителен для духовно-нравственной основы человека молодой городоид, только-только начинающий оперяться в неофите. В таком состоянии «молодого городоида» индивид обычно совершает больше всего безрассудных поступков, которые затем, в течение всей последующей жизни этого человека, препятствуют его нормальным взаимоотношениям с догородской жизненной средой, где он родился и вырос.

К подобным глупостям следует отнести, прежде всего, чурание им своих родичей, соседей и друзей, оставшихся жить в родовых местах. Мол, я теперь цивилизованный человек, приобщённый к мировой культуре, а посему вы, лапотники бескультурные, мне и в подмётки не годитесь. Люди, живущие в природной среде, подобных оскорблений своего человеческого достоинства не прощают никогда, пусть даже это и будет их родич.

О зловещем характере превращения человека в городоида можно судить хотя бы по тому факту, что слишком часто от уже немало поживших на свете горожан, в процессе трансформации в городоидов тем или иным образом унизивших жителей своих родовых мест, приходится слышать печальные сетования на свою глупость, когда они, поддавшись городским чарам, нарочито отмежевались от лучшей части собственной личности. Во время разговоров по душам очень многие из вновь испечённых городоидов признаются, что втайне мечтают всё вернуть назад, чтобы более ни на шаг не приближаться к губящей человека трясине городских иллюзий. На своём личном опыте они слишком хорошо познали, что чванливое помыкание оставшимися в глубинке родичами навсегда подрывает нормальные человеческие взаимоотношения с ними. Этим индивидам, которые когда-то по недомыслию обрубили свои родовые корни, чтобы в полной мере вкусить червоточину прелестей городской псевдожизни, только и остаётся, что возвращаться к своим родовым угодьям, разве что, в воспоминаниях, глухо тоскуя и ностальгируя по безвозвратно потерянной истинно человеческой жизни. Полностью же сформировавшийся городоид, который способен рассуждать только в понятиях городского образа мышления, уже принципиально не способен возвратиться в свои родовые места обитания, где всё для него уже стало чужеродным и не имеющим никакого смысла с позиции городской цивилизации.

Люди, которые до тонкостей понимают смысл происходящего в городской среде обитания, считают, что для выживания земного человечества самым надёжным и эффективным способом было бы обнесение городов жёстко контролируемой зоной отчуждения, после чего следовало бы незамедлительно направить все силы на спасение людей, оставшихся вне мертвящей городской среды. Такие кардинальные меры были бы самым простым, и, скорей всего, наиболее эффектным решением общепланетной проблемы выживания человека на Земле. Но подобного нельзя допустить, поскольку не все жители городов являются твердолобыми апологетами городской жизни. Во всех городах есть люди, которые осознают, что город – это безжалостный и прожорливый Молох, и очень хорошо понимают, что в каждое текущее мгновение их нахождения в городских условиях проживания они подвергаются потраве ядами, являющимися продуктами паразитической жизнедеятельности городов. И такие люди на сознательном или интуитивном уровне пытаются сопротивляться умерщвлению себя городским укладом жизни.

С другой стороны, львиное большинство современных горожан – это ортодоксальные приверженцы городской субкультуры. Органическая связь таких людей с искусственной городской средой сродни наркотической зависимости. Они больны городами со всеми их античеловеческими устоями и априорно заложенными в них агрессивностью и звериными законами выживания одних за счёт других. Вылечить таких ортодоксов-урбанистов – городоидов – уже невозможно: болезнью поражены жизненно важные центры их психики и организма в целом. Им необходимо предоставить возможность жить по собственным правилам так, чтобы они не мешали тем, кто сознательно выбрал жизнь в максимальном приближении к природной среде. Судьба этих городоидов – прозябание и вымирание в той искусственной среде, которую они сами же для себя создали и без которой они – ничто.

Руна VIII. ВЗРАЩИВАНИЕ НОМАДИЗМА ГОРОДСКИМ ОБРАЗОМ ЖИЗНИ

Исследователи цивилизации «новых кочевников» до сих пор обходили стороной те самые «новые степные пространства», по которым, собственно говоря, и перемещаются орды номадов. И причина такого нарочитого невнимания заключается в том, что эту «новую» Великую степь невозможно идентифицировать с некими реальными географическими территориями. Ареал «нового кочевья» в современном его понимании – это городской образ жизни людей и всё то, что способствует его разрастанию на планете. Собственно, городская среда, которая поддерживается и развивается благодаря деятельности городоидов, к какой бы национальности они не принадлежали, является этими самыми «степными просторами» для цивилизации новых кочевников – номадов.

Современные номады кочуют не в природных кущах, как это было во времена половцев или Тамерлана, а по всем тем местам, где создана городская среда обитания с налаженной инфраструктурой поддержки нового кочевья. И, конечно же, городские жилищные и гостиничные комплексы – аналог древних караван-сараев – всегда к услугам кочевых городоидов.

Понятно, что городское прозябание по нормам, извращающим человеческую натуру, может быть устроено практически в любом месте земной территории. И эта территория вовсе не обязательно должна входить в состав городских земель. В любой точке на планете и даже на орбитальных космических станциях можно создать условия городского образа жизни как для отдельного человека, так и для массы людей. К примеру, в самой отдалённой от городов местности можно построить по городским проектам коттеджный посёлок, санаторий, базу отдыха, промышленную площадку, где жизнедеятельность населения будет устроена в соответствии с культом города как такового.

«Новое кочевье», таким образом, происходит по всему пространственно-временному континууму городского существования человека. Номады, конечно, попадают и в места естественно-природного образа жизни людей. Но они там, как правило, не задерживаются надолго, хотя самим фактом своего присутствия в данной местности они распространяют среди местных жителей тлетворное влияние философии города. Длительное нахождение «новых кочевников» в подобных местах даётся им тяжело, поскольку в естественной среде обитания автоматически включается механизм очищения и излечения этих номадов от всей той гнили, которая скопилась у них в душе при проживании в каменных склепах современных городов.

Вследствие лечебных процедур естественно-природного характера даже у матёрых номадов начинают проблёскивать мысли о собственной неполноценности по причине их деградации в качестве органической части биосферы Земли. Деградации, на которую они оказались обречёнными в результате собственной или коллективной глупости, а то и скудоумия, когда, поддавшись чарам урбанистической цивилизации, с решительностью, достойной другого применения, навсегда отмежевались от всего самого лучшего и здорового в своих жизненных установках.

Жизнь и городское прозябание – несовместимые понятия.


Глава II. ИСХОД ВО ИМЯ ЖИЗНИ

Руна IX. ВЕЛИКИЙ ИСХОД ИЗ АДА ГОРОДОВ


Для приостановки процесса вырождения землянам во что бы то ни стало необходимо вырваться из городской паутины. Условия жизни человечества должны быть здоровыми как на физическом, так и на духовно-нравственном планах. Человек как таковой тем или иным способом должен возвратиться к своему исконному образу природной жизнедеятельности на экологически чистых территориях. Тогда люди, помимо прекращения процесса собственного вырождения, вновь обретут возможность эволюционного развития человеческой формы жизни в гармонии телесного и духовного, залогом чему будет здоровые естественные условия жизни.

Пока же под гнётом неестественной техногенной среды обитания до крайних пределов обострился вопрос сохранения биологии человеческой формы жизни. Чтобы точка необратимых изменений биологии человека не была безвозвратно пройдена, по аналогии с тем, как больных выводят из каталептических состояний, как различные племена и народности спасались, покидая гибельные пустыни или другие местности с происшедшим на них катастрофическими катаклизмами, как происходило освобождение целых народов от рабства, как просветлялся человек, преодолевая состояние темноты сознания и упадка духа, первостепенная задача сегодняшнего дня для всего человечества Земли – ИСХОД ЛЮДЕЙ ИЗ АДА ГОРОДОВ.

Мыслителям Земли Русской, как последнего оплота человеческого разума, необходимо найти убедительные способы просвещения горожан о гибельности городского образа существования. Нужно суметь достучаться до сознания максимально возможного числа жителей городов с тем, чтобы вывести их из состояния заколдованности, в котором они оказались в результате воздействия на них денежной магии. И этот вопрос становится всё более и более животрепещущим для любого здравомыслящего человека, потому что даже теоретически невозможно представить, каким образом можно обеспечить здоровые условия существования людей в городе. Такого в принципе не может быть, поскольку города изначально создавались на принципах античеловечности с заложенной в них программой уничтожения людей. Здоровый город – это не более чем фикция. По этой причине ещё оставшиеся в городах живые люди, если их волнует проблема собственного выживания и продолжения своего рода, не могут не проникнуться идеей возвращения к естественному образу жизни на лоне природы.

Конечно, невозможно переубедить всех горожан бросить привычно комфортные условия городской жизни, где значительная часть их жизненных функций переложена на различные механизмы и сложные технические системы, где «приличный» горожанин не занимается грязной и тяжёлой работой, где существуют неограниченные возможности участия в разнообразной культурной жизни, приобщения к искусству, посещения элитарных салонов и других развлекательных заведений, где телом и душой отдаются искушениям материального достатка. Скорей всего, большинство горожан никогда не смогут перебороть себя и покинуть привычные условия жизни в городе. С этим ничего уже не поделаешь.

Естественно, и сами города, как живые существа инфернального происхождения, будут сопротивляться Исходу из них городских жителей для проживания в природных условиях. Это закон выживания: ни одна из форм жизни добровольно свою жизненную нишу никому не отдаёт. Сопротивление городов будет чрезвычайно серьёзным, и ради этого будет поднята на ноги вся рать городоидов, составляющих неразрывное органическое единство с городом. Эти псевдочеловеческие существа любыми способами будут пытаться остановить Исход людей из городов, порой даже не отдавая отчёта себе в своих действиях. Сами же разнотипные нелюди-урбанисты, к коим относятся и городоиды, принципиально не смогут покинуть искусственную техногенную среду городов. Рубикон различения, таким образом, вполне конкретен и должен быть понятен каждому разумному живому человеку, где бы он не жил в настоящее время. Поэтому в деле Исхода необходимо соблюдать принцип добровольности, не допуская даже малейшего принуждения. Такой подход позволит избежать в дальнейшем многих проблем и недоразумений, связанных с проявлением городоидов в, казалось бы, сохранивших свое природное естество людях.

Задача Исхода из городов максимального числа горожан, сохранивших своё моральное и физиологическое здоровье, актуализировалась ещё в середине XX века. Массовое приближение людей к естественным условиям жизни через наделение их дачными участками с проживанием, пусть даже и временным, на своих дачах – это великий успех земных сил сопротивления захватчикам Земли. Одна из форм Исхода из ада городов в спонтанном режиме – индивидуальное переселение в опустевшие деревни и брошенные сельские посёлки. Кроме того, различные группы горожан, собравшись вместе сообразно своему желанию приблизиться к природе, уже начинают выезжать из городов и поселяться в сельских районах, объединившись в общины по интересам. И процесс этот постепенно нарастает.

Вышедшие же из тьмы городских тенет должны чётко осознавать побудительные причины своего Исхода. Все те, кто сможет найти в себе силы выйти из магического круга города, должны ясно понимать, что для предотвращения рецидива возврата в своё прежнее сомнамбулическое состояние, им следует решительно отречься от всех ложных достижений урбанистической цивилизации, являющихся всего лишь инфернальной прелестью. И у них не должно оставаться никакого сожаления в том, что они уходят для поселения в новые места и попадают в новые условия жизни. Духовные методы предотвращения повторения ошибок предков, позволивших в древности создать города, оживлённые инфернальными сущностями, должны стать новой всеобщей идеологией жизни людей.

Жизненно необходимо также, чтобы всё, что связано с Исходом людей из городов, не было предано скорому забвению, в результате чего, уже следующее поколение селян может не только ничего не знать об аде городов, но, возможно, захочет превратить в новые города свои сельские поселения. Некоторые могут в беспамятстве даже вернуться в старые города. Как только люди забудут об истинной сути городского уклада жизни или среди них появятся лазутчики городоидов, которые постараются отключить у людей память об их городском рабстве, вновь образованные сельские поселения станут развиваться по отлаженному с давних времён принципу образования городов. Процесс замещения естественной среды на искусственную тем самым вновь будет реанимирован. И тогда начнётся новый круг ада в жизни людей, самоуничтожение которых возобновится с новой силой.

Поэтому стержень спасения человечества от угрозы вырождения состоит в отказе людей от городских условий жизни. Земляне должны проживать в естественной среде на лоне природы без уродующих Землю и человека технических костылей и вспомоществований. Если убеждения людей в этих новых поселениях зиждутся на нормальных человеческих отношениях и не являются всего лишь отражением местечковых амбиций каких-либо лидеров или мессий, тогда эти поселенцы органически смогут влиться в ту жизнеспособную часть человеческого племени, которая в недалёком будущем только и сохранится на Земле, даже в силу чисто физиологических причин.

Вот как формулируется глобальная задача Исхода людей из городов. Однако мощного потока исходящих из города ожидать, конечно, бессмысленно. Переселение людей из городов не может стать массовым, поскольку разорвать путы, туго спеленавшие современного горожанина, удаётся только одарённым великой жизненной силой людям, то есть самым жизнеспособным представителям городского населения. Среди горожан таких людей в процентном отношении, к сожалению, очень немного, и каждый из них необычайно ценен при осуществлении глобального спасения людей от целенаправленного изощрённого истребления в городах.

Руна X. МАТЕРИАЛЬНАЯ ПОДДЕРЖКА ИСХОДА

Исход – серьёзнейшее испытание силы воли человека, решившегося на это судьбоносное для его будущности деяние. Сильных духом людей отличает твердость в реализации принятых ими решений, они не бегут вспять при возникновении даже очень серьёзных препятствий на Пути, мобилизуя всю свою волю на поиск возможностей их преодоления.

Следует отметить, что далеко не все, решившиеся на Исход, остаются верны этому своему решению. Духовно нестойкие возвращаются в город даже при наличии обычных бытовых неурядиц поселенческой жизни, поскольку не обладают необходимой духовно-нравственной компонентой для кардинального изменения своего образа жизни, что выражается, прежде всего, в отказе от городских удобств в быту. Таких людей, романтичность характера которых не подкреплена силой духа, в исходном составе людей Исхода, к сожалению, оказывается большинство. Как правило, уже на предварительном этапе Исхода той или иной группы людей при проведении подготовительных мероприятий потенциальные поселенцы по большей своей части вдруг меняют своё решение и остаются в городе, полностью отказавшись от идеи Исхода.

Данный факт не должен провоцировать пессимистических настроений в части реальной осуществимости предрешённого деяния среди оставшихся на своих первоначальных позициях людей с большей степенью духовной зрелости. Более того, при формировании действующего состава поселенцев руководители конкретной группы исходящих должны ориентироваться всего лишь на 15-20 % от первоначальном списка претендентов, чтобы реально оценивать ситуацию с численностью людей, способных на преодоление любых трудностей на пути Исхода.

Такой подход вовсе не означает, что колеблющихся надо отсечь раз и навсегда: у таких людей всегда должен оставаться шанс вернуться на путь Исхода, поскольку при отказе от Исхода на них могут влиять самые различные жизненные коллизии, по мере разрешения которых, скорей всего, они вновь обратятся к идее своего переселения в сельскую местность.

Кроме того, оставаясь по каким-то важным причинам в городе, они могут быть полезными в качестве специалистов, которые помогут поселенцам в части материально-технического обеспечения их проживания в сельских условиях или привлечения инвестиций на развитие поселения.

Сама же идея Исхода из городов в естественноприродные условия жизни предполагает разработку методов уничтожения денежной основы социальных отношений в местах проживания поселенцев, чтобы исключить вероятность духовного разложения людей Исхода под прессом энергии денег. Однако в современном мире этого не так-то просто добиться даже на территории, удалённой от центров техногенной цивилизации, не говоря уже о планетарном масштабе.

По этой причине без финансового обеспечения добровольцы, включившись в движение Исхода из городов, не смогут создать в сельской местности свои поселения. А это означает, что апологеты возврата человека к природе должны в различные финансово-инвестиционные учреждения, расположенные, как правило, в городах, внедрить людей, разделяющих их взгляды на жизнь. Эти люди должны понимать тайную магию денег, а их миссия должна состоять в обеспечении на первых порах необходимыми товарами и услугами новые сельские поселения, поскольку для перехода на полное самообеспечение поселенцам потребуется несколько лет. Да и, кроме всего прочего, инопланетные колонизаторы будут всячески противодействовать установлению беспрепятственных обменно-производственных связей между этими поселениями на безденежной основе. Так что, и на хозяйственную деятельность, и на проезд, и на налоги, и на другие поборы и отчисления, а также на различные виды отправления человеческих нужд однозначно потребуются деньги.

Именно поэтому на первоначальном этапе существование и развитие этих поселений должны обеспечиваться людьми-финансистами, которые посвящены в знания Света, а не в то финансовое зло, которое воплощается в реалии через энергию денег. Эти посвящённые должны понимать, почему среди людей появились деньги, что за ними стоит, к чему ведёт финансово-бюджетное развитие человеческой цивилизации и что рано или поздно такое развитие приведёт её к полной самоликвидации, если деньги и далее будут править балом на Земле. Кроме того, эти люди, состоя в различных финансовых структурах, должны досконально понимать механизм воздействия энергии денег на организм и психику человека, чтобы осознанно противодействовать их разрушительному влиянию на них самих. Посвящение в знания Света предполагает энергоинформационную защиту посвящённого от негативного воздействия денег. Поэтому, где бы посвящённый в такие знания впоследствии не находился, над ним уже не будет довлеть власть денег.

Таким образом, только посвящённые в знания по осветлению денег смогут материально обеспечить выход здоровой части общества людей из гиблых городских джунглей, где пасётся золотой телец, в естественноприродную среду обитания. Тогда человечество, пусть и в ограниченном составе, сможет выжить и деколонизировать нашу планету, навсегда избавившись от вторженцев, проводящих гибельную для людей программу вытеснения землян с родной планеты.

Руна XI. СИСТЕМА НАРОДНЫХ КООПЕРАТИВОВ В МЕСТАХ ИСХОДА

При планировании Исхода часто возникает вопрос о том, чем и как зарабатывать средства для жизни в сельских поселениях. Мнений по этому поводу достаточно много. Предлагаются самые разные схемы построения систем самодостаточной хозяйственно-предпринимательской деятельности поселенцев. Из всей этой гаммы предложений можно выделить одно из наиболее достижимых в реальной жизни поселений – создание кооперативов, профиль которых определяется доминирующими среди жителей конкретного посёлка навыками и умениями.

Основной принцип организационной основы кооператива должен гласить, что он открыт для всех мужчин и женщин, способных профессионально трудиться на тех рабочих местах, которые создает кооператив. Желающие вступить в кооператив вносят вступительный взнос, сумма которого корректируется с учетом уровня жизни. Демократия в кооперативе основывается на равенстве всех членов кооператива и обеспечивается простой схемой: «один член — один голос». При этом на всех делятся не только доходы, но и убытки кооператива.

Вся деятельность кооператива зиждется на уважении права членов кооператива «быть, владеть и знать». Причём «знать» означает, что людям, состоящим в кооперативе доступна полная информация о его делах и свершениях, что позволяет им активно участвовать в его управлении. В поселенческом кооперативе не должно культивироваться стремление его членов к потреблению больше того, что им реально нужно для достойной жизни. У них должно быть стойкое убеждение в том, что несправедливое распределение ведет лишь к зависти, очернительству, ненависти и интригам.

Кооператив с самого начала должен быть организован таким образом, чтобы все в нём принадлежало тем, кто в нем работает, чтобы его члены хорошо понимали, что все происходящее зависит от них самих и все они несут личную ответственность за его кризисы и экономический успех. Со временем между кооперативами поселенцев установятся прочные взаимовыгодные предпринимательские связи, в результате чего можно будет наладить между ними сельскохозяйственную, производственную, сбытовую и инвестиционную кооперацию. Главное в этом вопросе – не встать на тупиковый путь традиционного для капиталистического рынка общества потребления, оборачивающегося массой социальных проблем. Такая кооперативная система должна создаваться с учётом того, что исконные человеческие ценности имеют стопроцентный приоритет перед интересами обогащения, пусть даже всех без исключения членов кооператива. Вся деятельность кооператива должна быть тесно связанной с духовно-нравственными нормами, составляющими основу мировоззрения жителей данного поселения.

Вот что пишет В.В. Белоцерковский в своей книге «Продолжение истории: синтез социализма и капитализма» об испанской федерации кооперативных предприятий «Мондрагон» (Mondragуn Corporaciуn Cooperativa) – системе кооперативов, находящихся в низовой собственности.

«Корпорация кооперативных предприятий «Мондрагон», расположена в основном в Басконии (Испания). Она первой применила революционно новый механизм накопления капитала и создания кооперативных предприятий и заведений.

Начало корпорации было положено созданием в 1956 году небольшого кооперативного техникума и маленькой полукустарной мастерской по ремонту бытовых электроприборов, в которой работало 25 человек. К 2007 году федерация разрослась до 190 фирм, на которых занято более 83 тысяч работников. Общий оборот всех фирм превысил 13 миллиардов евро (рост за год — 12,9%), консолидированная прибыль достигла 677 миллионов (годовой рост — 24,2%). Общая стоимость активов всех фирм составила более 27 миллиардов евро (рост — 19,9%). (Данные с сайта: www.mondragon.mcc.es )

В Испании предприятия «Мондрагона» сейчас являются лидерами в производстве бытовых электроприборов и станков, третьими по величине в Европе поставщиками запчастей для автомобилей. Предприятия федерации производят робототехнику, автоматические линии для автозаводов «Форд» и «Рено», горные экскаваторы, спутниковые антенны, металлические конструкции, оборудование для переработки и упаковки сельхозпродукции, ветряные двигатели и многое другое. Специализированные фирмы федерации занимаются также техническим консалтингом и программным обеспечением. Включает корпорация и сельскохозяйственные товарищества, а также более 300 кооперативных супермаркетов. Федерация строит дома для своих работников и имеет большое число (около ста) разнообразных технических училищ, четыре из них университетского уровня, имеет высокого уровня научно-прикладной центр из трех институтов, страховые и финансовые учреждения. При необходимости работать над сложными проектами фирмы корпорации объединяются в технологические консорциумы. Нередко объединяются они в таких случаях и с иностранными капиталистическими компаниями.

Инициатором создания ассоциации и автором главных узлов ее структуры был священник Хосе Мария Аризмендарриета (1919—1976). Первые предприятия корпорации строились за счет пожертвований верующих, среди которых Аризмендарриета пользовался большим уважением и доверием, а также с помощью займов у потенциальных потребителей и взносов работников-учредителей. Вскоре и Государственный фонд содействия созданию рабочих мест, убедившись в живучести кооперативных предприятий, стал субсидировать их строительство, оплачивая 20% стоимости строительства. 20% вносят работники-учредители. (Если эти взносы велики, они выплачиваются работниками в рассрочку). Тем не менее, развитие корпорации шло медленно. Но в 1959 году Аризмендарриета выдвинул блестящую идею создания собственного инвестиционного кооперативного учреждения корпорации, действующего по небывалой схеме. (Учреждение было названо «Народной рабочей кассой» — «Caja Laboral Popular».) С учреждением этой Кассы развитие корпорации пошло с возрастающей скоростью.

Суть работы Кассы такова. Предприятия, создаваемые на средства Рабочей кассы, продаются ею по себестоимости и в рассрочку новым трудовым коллективам, возникающим либо самостоятельно, либо с помощью Кассы. В течение периода, пока коллектив нового предприятия расплачивается с Кассой, в его Совете директоров заседают и представители Кассы. Вновь образованные кооперативные предприятия, как и прежде созданные, ежегодно вкладывают в Кассу 12—13% своей прибыли. Зато и кредиты от Кассы на модернизацию и т. п. кооперативы получают беспроцентные. Инвестиционную политику Касса ведет исходя из конъюнктуры рынка и общих потребностей корпорации и ее работников. Касса «Мондрагон» финансирует создание технических учебных заведений (их уже боле ста) и университетов, медицинских учреждений, строительство домов, дорожной сети.

По мере создания новых предприятий в Кассу поступает все больше средств от ежегодных взносов этих предприятий, и ее инвестиционные возможности растут по экспоненте. При этом Касса, как и предприятия корпорации, не выпускает в продажу акции и не использует инвестиций со стороны, не нуждается в них. По этой причине Касса, как и созданные с ее помощью кооперативные предприятия, ни копейки из своих доходов не отдают на сторону, не выпуская акций в продажу и не привлекая инвесторов. Касса в принципе может выпускать лишь срочные займы. Руководит Кассой Наблюдательный совет, состоящий из избираемых представителей всех членов корпорации.

За 40 лет существования корпорации «Мондрагон» банкротство потерпели всего лишь три фирмы! Предприятия, принадлежащие работникам, очень живучие. Если доход начинает падать, в случае общей рецессии в стране, работники меньше начинают зарабатывать, не бастуют, терпят. Если обнаруживается, что менеджеры виноваты, их сменяют, переизбирают. Если надо, проводят модернизацию с помощью кредитов (беспроцентных!) инвестиционного фонда («Кассы»), а то и сокращают персонал по выработанным заранее критериям, направляя сокращенных работников на переквалификацию (в собственные техучилища) или на другие кооперативные предприятия, на которых для них есть работа. У корпорации «Мондрагон» имеется и свой страховой фонд для безработных.

Интересная деталь: в периоды рецессий «Мондрагон» обычно осаждают терпящие бедствие частные компании просьбами помочь им трансформироваться в компании кооперативные!

Не извлекая прибыли при продаже коллективам создаваемых предприятий, «Касса» не стремится к их удешевлению и насыщает предприятия самым передовым оборудованием для защиты окружающей среды. Благодаря такому развитию корпорации Баскония стала не только одним из самых промышленно продвинутых регионов Испании, но одновременно и самым экологически благополучным. Плюс к этому деятельность «Кассы» предупреждает капиталистическую трансформацию принадлежащих работникам предприятий, а значит и последующее создание монополий, ущемляющих свободу конкуренции.

Поясню общий механизм участия работников компаний «Мондрагон» в прибылях этих компаний. Часть прибыли идет на увеличение зарплат работников и распределяется среди них пропорционально размеру их зарплат, которые принимаются критерием трудового вклада работников. Другая часть прибыли, идущая на модернизацию производства и на социальные программы, расписывается по лицевым счетам работников опять же пропорционально их зарплатам. На лицевые счета заносятся также вступительные кооперативные взносы работников и приходящаяся на их долю часть регулярных взносов компаний в бюджет «Народной рабочей кассы». На все эти лежащие на лицевых счетах суммы работники получают ежегодно средний банковский процент дохода, как получали бы они, если бы положили соответствующие суммы в банк. При уходе работника с предприятия — на пенсию, по инвалидности или при переходе на другую работу — он получает все занесенные на его лицевой счет суммы. Таким образом, соблюдается базовый принцип сообщества работников-совладельцев: продукт труда работника является его неотъемлемой собственностью. В понятие «работники» входят все работающие люди — от уборщиц до топ-менеджеров, от рабочих до предпринимателей, если последние трудятся как руководители предприятий/учреждений.

Структура управления «Мондрагона». Поначалу все управление и координация проводились Народной рабочей кассой, работавшей под контролем Наблюдательного совета. С увеличением численности кооперативов, с появлением кооперативов «второго ряда» для обслуживания кооперативов производственных, с созданием собственных учебных и научных заведений, Кассе уже трудно стало координировать жизнь корпорации, и был создан (в 1985 году) Конгресс корпорации — ее парламент, формируемый также из избираемых представителей кооперативов. Конгресс собирается один-два раза в год и определяет стратегическое развитие корпорации в целом. Он же избирает из своего состава постоянно действующий Генеральный Совет — правительство корпорации. Одна из важнейших задач этого Совета — наблюдение за деятельностью Народной кассы по исполнению стратегических решений Конгресса. В 1991 году был учрежден пост Президента корпорации, избираемого Конгрессом.

В целом корпорация «Мондрагон» представляет собой сейчас мини-государство будущего. Посткапиталистического будущего.

Сейчас опыт создания корпорации «Мондрагон» и его инвестиционного фонда использован в «Ассоциации промышленных кооперативов» (США) и в ряде других кооперативных ассоциаций западных стран.»

Таким образом, ещё в период подготовки к Исходу будущие поселенцы могут учредить подобный кооператив, который в месте Исхода станет основным инструментом обеспечения жизнедеятельности исходящих.

Руна XII. РОДОСТАВ КАК АНТИПОД ЦИВИЛИЗАЦИИ

В перспективе живая планета Земля стряхнёт с себя города, разъедающие её прекрасное чело. Люди будут снова почитать Землю-матушку, как в стародавние времена, селясь на её просторах компактными общинами в теремах, обустроенных в традициях своих предков, пребывавших в ценозе с природой.

Само слово «цивилизация» обозначает городскую среду жизни людей при соответствующей системе быта, культуры и производственно-деловой деятельности. Поэтому образ жизни людей Исхода в природной среде – это фактически «антицивилизация». В связи с таким пониманием жизни человека на лоне природы необходимо отойти от обозначения общественно-культурных отношений людей Исхода «новой цивилизацией», поскольку этот термин автоматически притягивает в обиход поселенцев идеологию строительства городов. В этом случае круг замкнётся: вышли из старых городов, чтобы в результате построить новые города. Поэтому категорически нельзя позволять замыкать этот круг энергий, античеловеческих по своей сути.

РОДОСТАВ – вот то исконное понятие, определяющее в традициях русского образа жизни всё то, что подразумевается под вновь образующимися общественными отношениями, которые устанавливаются в сообществах людей, сохранивших в себе природный исток, после завершения начального этапа Исхода. Фактически это новое проявление в современных условиях древней общественно-экономической формации, основанной на актуализированных к настоящему времени родовых отношениях между нравственно здоровыми людьми. Поэтому людям Исхода необходимо перестать употреблять в своем лексиконе ранее употреблявшиеся термины «русская ведическая цивилизация» или «новая цивилизация природных людей», заменив их более ёмким, отражающим глубинную суть данного явления термином – РОДОСТАВ.

РОДОСТАВ в смысловом понимании охватывает как природную составляющую жизни людей Исхода и коренных сельских жителей, так и их производственно-экономическую деятельность, включая экономические отношения с субъектами городской цивилизации.

Руна XIII. СУТЬ ИСХОДА

В обыденном смысле Исход воспринимается в качестве поселенческого аспекта господствующей на Земле городской цивилизации. Многие включаются в это движение, имея в виду всего лишь обретение в составе некоей организованной группы людей земельного надела и построение на этом участке какого-либо строения, оборудованного удобствами на уровне городской квартиры. То есть под содержательной стороной Исхода при таком подходе понимается широкое распространение в сельской глубинке стандартов городской цивилизации. Поселенцы с подобными взглядами на сознательном или бессознательном уровне предполагают, что рано или поздно в соответствии с принципиальными законами развития городской цивилизации их поселения превратятся сначала в посёлки городского типа, а затем – в полноценные города. Другими словами, такие поселенцы, оставаясь по своей глубинной сути горожанами, считают, что они ничего не теряют при переселении в сельскую местность, поскольку при резком ускорении в последние годы процесса урбанизации достаточно быстро окажутся жителями новых городов.

На самом же деле понятие Исхода в корне отличается от вышеизложенного, поскольку под этим понятием подразумевается великое действо по приобщению решившегося на Исход человека к грандиозному явлению космической значимости.

К самому простому пояснению этого явления можно отнести утверждение, гласящее, что Исход – это становление нового жизнестроя, антагонистического по отношению к утвердившейся на Земле городской цивилизации. Исход не исчерпывается механическим перемещением человека из города в сельское поселение. Исход – это, прежде всего, мировоззренческое преображение человека.

Для каждого конкретного индивида Исход начинается в тот самый момент, когда он приобщается к мировоззрению природного человека. К этому судьбоопределяющему моменту человек может идти всю свою жизнь, шаг за шагом осознавая всю пагубность технократической цивилизации, варварски калечащей и людей, и саму нашу планету. Когда человек на сознательном уровне убеждается в необходимости своего бесповоротного возврата в лоно матери-природы, где человеку изначально на веки вечные было уготовано место главы биогеоценоза определённого природного ареала, тогда в его лице сообщество природных людей пополняется ещё одним стойким в своих убеждениях и действиях адептом.

Исходящие из городов люди – это созидатели новой общественной формации природного типа. Естественно, все они выросли и сформировались как личности в условиях доминирования ценностей городской цивилизации. Однако, услышав Зов, эти люди откликаются на него своими исполненными Любви сердцами. При этом они, конечно же, не свободны в полной мере от установок, законов и требований городской цивилизации, доминантной к настоящему времени на Земле. Находясь на начальном этапе Исхода, им приходится действовать в рамках существующих законов государства, являющегося историческим продуктом развития городской цивилизации. Организуя свой быт, свои условия жизни в поселении, исходящие из городов во многом копируют привычные для них городские нормы жизни. И это вполне закономерно в начале их великой миссии.

Далее разум поселенцев подскажет им, какие видоизменения поселенческого уклада необходимо внести, чтобы отойти от оков городской цивилизации и начать камень за камнем возрождать природный Родостав. Эти люди со времени проявляют всё больше и больше своего изначального естества как при перестройке функционирования своих организмов, так и при преобразовании общественных отношений в поселениях ради достижения гармонии жизни людей в природных условиях.

С течением времени число таких природно-гармоничных человеческих поселений будет возрастать. Обзаводясь по отношению друг к другу многообразными культурно-предпринимательскими связями, эти поселения по прошествии некоторого времени объединятся на обширных территориях в единую природно-общественную формацию. Так на Земле вновь укоренится древнейший жизнестрой природного человечества – Ведический Родостав.

Руна XIV. ЗАПОВЕДИ ЧЕЛОВЕКА ВЕДИЧЕСКОГО РОДОСТАВА

1. Всемерное бережение Природы.

2. Непрерывное созидание в большом и в малом.

3. Поступательный отказ от техногенных средств жизнеобеспечения.

4. Устранение любых препятствий для проявления своего исконно-природного естества.

5. Обретение в себе источника ведических знаний.

6. Освоение языка природных миров и личное взаимодействие с биотой.

7. Принятие на себя ответственности за природное сообщество окружающей среды обитания.

8. Установление тонкоматериальных связей с сообществом биоценозов.

9. Интеграция биогеоценоза своего местопроживания в потоки космических энергий.

10. Общение с другими людьми сообществ Родостава исключительно посредством природных органов чувств.

11. Становление и развитие на новом уровне родовых отношений.

12. Упрочение Ведического Родостава в планетарном масштабе.

Глава III. СТАНОВЛЕНИЕ ЖИЗНЕСТРОЯ ПРИРОДНЫХ ЛЮДЕЙ

Руна XV. ПЕРВЫЕ ШАГИ НА ТЕРНИСТОМ ПУТИ ИСХОДА

Падение нравов. Высмеивание приверженцев этики. Озверение людей в болоте рынка… Ностальгия по человечности естества людей…

Ещё не павшие пред силой денег жители города, этого адского порождения денежного бесовства, сегодня особенно обострённо ощущают гибельность безнравственной жизни, на которую обрекает человека городская среда обиталища дьявола. Этих, пока ещё живых людей, не до конца потерявших способность чувствовать, всё более неотступнее заботит вопрос собственного выживания вместе со своими родами, что пробуждает у них стремление к нравственной жизни вне городов. Такой устремлённостью объясняется желание этой части горожан вырваться из городских лабиринтов, пропитанных запахом серы, в естественно-здоровую среду обитания. Они мечтают уйти подальше от мрака городов, от звериных нравов, царствующих в этих каменных джунглях, где ради денег городоиды готовы пройти по головам своих родных, друзей, коллег, соседей, а ради карьеры, сулящей богатство и упоение властью, растоптать все нормы морали, предав забвению человеческие чувства, человечность отношений с окружающим миром. Но вот беда – мало кто из этих людей Исхода может вразумительно высказаться по поводу того, куда, как, с кем и на каком основании можно переселиться из городов.

Исход городских жителей из городов – не такая уж простая задача, и уж тем более не лёгкая прогулка на природу. Зачастую, у людей, стремящихся к Исходу из города, первоначальные представления о местностях при планировании Исхода могут быть самым радужными, порой слишком иллюзорными и небезопасными для этих граждан. В подобных случаях отсутствие в составе исходящей из города общности людей тех, для кого территория Исхода была бы местом родовых корней их предков или которые были бы хорошо знакомы с бытом, нравами, интересами коренных жителей данной местности, может оказаться весьма печальным обстоятельством для исходящих. Реалии жизни, обычно, слишком далеки от розовых восторгов экзальтированных горожан, увлёкшихся идеей Исхода, который они, благодаря своему богатому воображению, представляют совершенно иначе, нежели это есть на самом деле.

Многим, тем не менее, кажется, что в переселении из города в сельские поселения, окружённые естественно-природной средой обитания, нет ничего сложного для переселяющихся. И когда закоренелые горожане легкомысленно устремляются «назад к природе», они, как правило, оказываются не в силах вынести негородские условия жизни. Возвращаясь в города после наступившего отрезвления, часто в состоянии, близком к панике, они способны напрочь отбросить свои принципы, отречься от друзей и родных, оставшихся жить вне городских стен.

Сама же по себе мысль об Исходе из ада городов очень красива. Она притягивает к себе всё новых адептов, которые начинают гуртоваться где-нибудь в городе. Судят. Рядят. Готовятся к Исходу. Некоторым группам таких спасающихся удаётся найти в сельской местности места для переселения, где можно застолбиться, наладить быт, пустить родовые корни. Редко, но всё же случается такое, что единичные группы энтузиастов всё-таки покидают города и заселяют такие места где-нибудь в глубинке.

Естественно, во всех подобных местах Исхода городских жителей проживает коренное население, придерживающееся в повседневно текущих делах вековых традиций. И, конечно же, у местных жителей существуют свои представления о жизни, свои обычаи, свои нравы. А посему приехавшим на новые места проживания горожанам, родившимся и выросшим в принципиально иной среде обитания, чрезвычайно трудно вписаться в местные условия жизни. Поэтому-то они и селятся на новом месте жительства компактными группами, поскольку сообща, как им кажется, легче обживаться в незнакомом для них сельском сообществе.

Обычно эти группы состоят из нескольких семей, которые объединяются в своеобразную общину. К сожалению, главной особенностью, характерной для подобных общин, является всё же не стремление к взаимопомощи между общинниками, а подспудный страх неизвестности перед новой для этих людей средой, где отсутствуют комфортные городские костыли так называемого «цивилизованного образа жизни». И этот тайный страх нового, неизведанного в основном и объединяет общинников: вместе с такими же недавними горожанами вроде бы можно быстрее адаптироваться к новым местам и новым людям.

Но, как ни странно, именно в подобной технологической схеме Исхода из городов содержится своеобразная мина замедленного действия. Рано или поздно взрываясь, эта «мина» зачастую полностью разносит общины на мелкие части. Люди, которые считали себя единомышленниками, которые знали друг друга по много лет, часто являясь закадычными друзьями, могут стать злейшими врагами при таких обстоятельствах.

Собственно, психологи могут достаточно детально описать весь процесс возрастания неприязни между общинниками, который зачастую завершается лютой ненавистью друг к другу. Главное, однако, состоит в том, что далеко не все из них выдерживает испытание на крепость своих антигородских убеждений. Большинство участников подобного исхода, подверженных приступам исступления по причине отсутствия привычных бытовых удобств, быстро начинает осознавать, что они всё-таки горожане до мозга костей и способны жить только в городе, что все их антигородские настроения – не более чем восторженная романтика, быстро улетучивающаяся в тоске по городскому комфорту жизни. То есть на селе у многих людей Исхода под влиянием экстремальных для них обстоятельств бытовой жизни ускоренно завершается процесс созревания в них городоидов, о чём они, проживая ранее в городе, и не подозревали.

Городоиды из числа переселенцев, истинная сущность которых окончательно проявилась в процессе Исхода, бросают всё и, сломя голову, устремляются назад в вожделенные города, стремясь забыть этот период своей жизни в глубинке как кошмарный сон. И ведь, сколько таких осознавших себя городоидами при попытке Исхода из города можно снова встретить на улицах городов?! Много. И даже очень много. Более того, эти вернувшиеся в город городоиды становятся настолько фанатичными в своих городских пристрастиях, что готовы растоптать любого, кто осмелится в их присутствии критиковать городской образ жизни.

Из всего вышесказанного, однако, вовсе не следует, что хлебнувшим городского комфорта людям уже принципиально противопоказано переселение из города в сельские поселения. Просто организовывать переселение нужно совсем по-другому, полностью отказавшись от массовости Исхода как единственно верного способа начать здоровую жизнь за пределами городской черты.

Изюминкой же удачного Исхода из городского ада может явиться феномен мыслителя как центральной движущей и объединяющей силы этого процесса. В противоположность Исходу «сразу всем скопом», когда доминантой служит исключительно внешняя сторона процесса, в чём, собственно, и состоит основная причина развала наспех сколоченных общин, в которые объединяются люди, порой, совершенно противоположных мировоззренческих подходов к жизни, феномен мыслителя, вокруг которого собираются его приверженцы и ученики, даёт практически стопроцентно успешный результат Исхода. И по этой причине мыслители призваны в числе первых отправляться в места Исхода.

Исход на основе феномена мыслителя развивается примерно следующим образом.

Тот или иной мыслитель, предлагая широкой публике свои мировоззренческие концепции, постепенно обретает круг почитателей и последователей этих наработок. У людей, концентрирующихся вокруг него, естественно, происходит изменение их образа мыслей в соответствии с его идеями. Так складывается определённая общность людей, объединённых одной идеологической линией. Если этот мыслитель – приверженец Исхода из городов, то инициативная группа последователей его концепций может предложить ему стать во главе Исхода. В случае его согласия определяется регион дислоцирования, приемлемый для всех его приверженцев, желающих переселиться из города.

Мыслитель, почитаемый исходящими, при общем согласии его сотоварищей и при их безусловной поддержке должен прибыть в намеченный к Исходу регион, предшествуя тем самым началу перемещения основной группы уезжающих из города. Его главная задача в преддверии начала Исхода – определение степени благодатности окружающих земель. А это предполагает, помимо всеобъемлющего ознакомления с местностью, с существующими здесь влияниями коммерческих и околовластных структур, с практикой освоения природных условий данной местности, и установление смычки с местными жителями, что имеет важнейшее значение в целом для Исхода.

Мыслитель, утилитарная цель которого может быть какой угодно (например, этнографические исследования, сбор материала для книги, туристическая поездка и т.п.), перемещаясь по региону, в конце концов, может определить подходящее для поселения конкретное место. Завязывая знакомства с проживающими там людьми, он сможет, тем самым, обеспечить благоприятное отношение местных жителей к новым поселенцам.

Далее события могут развиваться так: не мешкая, без долгих сборов и подготовки в этот район на отдых, в творческие командировки, на временную или постоянную работу и т.д. начинают выезжать люди, принимающие идеи этого мыслителя. Зачем это нужно? Для комплексного обследования района на предмет непротиворечивости жизненных позиций стремящихся к переселению и местных жителей. Кроме того, происходит предварительная настройка будущих поселенцев на местный биоценоз. Если, такое обследование принесёт отрицательные результаты, подыскивается другой регион Исхода.

По мере же укрепления местных контактов и получения практических подтверждений благотворности климатических условий данной местности всё больше переселяющихся будут переезжать в данный регион на постоянное жительство, то есть начинает складываться переселенческая община. Безусловно, все прибывающие поселенцы должны будут уважать местные традиции и обычаи в целях установления и сохранения нормальных отношений с жителями этих мест, поскольку если эти коренные жители воспримут Исход горожан в свои родовые места как угрозу устоявшемуся образу жизни, то, скорее всего, у бывших горожан в этом месте вряд ли установится атмосфера мира и добрососедства с окрестным населением. И тогда, что вполне естественно, поселенцы будут вынуждены по истечении какого-то времени искать другие места своего укоренения, поскольку враждебное отношение к ним местных перечеркнёт их мечты об обретении родовых мест.

Что очень важно, на всех этапах в процессе Исхода должен принимать самое активное участие сам мыслитель. В каком качестве? Конечно же, он должен быть избавлен от тяжёлого физического труда и от суеты по жизнеустройству в этих местах. И, как бы это не показалось кому-то странным или смешным, но в этих краях мыслителю необходимо создать условия, предоставляющие ему возможность интенсивного мышления.

Да, да, он должен интенсивно мыслить, стремясь подняться в своём мыслительном процессе до наивысших пределов нравственной чистоты. При этом процесс его мышления происходит в привычной для него обстановке: он может ходить по окрестностям, бывать в гостях у добрых людей с мудрой беседой, предаваться размышлениям у свечи, у костра, у печи, на завалинке, в лесу, на горах, у реки и т.д. Ему всего лишь нужно, находясь в местах предстоящего Исхода, осмысливать различные явления жизни, происходящие вокруг него. Свои мысли он может излагать на бумаге, может писать на этой основе книгу, может поведать о своих мыслях людям в разговоре, может просто размышлять в уединении.

Необычность его образа жизни заключается в том, что со стороны мыслитель выглядит тунеядцем, белоручкой, нахлебником и прочее, в то время как другие круто напрягаются на работе. Но так всё это выглядит лишь при поверхностном взгляде. На самом же деле, основную работу по формированию общины выполняет именно мыслитель, поскольку залог успеха всего предприятия лежит в незримом мире ирреального. Если удастся посредством мыслеформ мыслителя выстроить «небесную общину» в нематериальном мире сверхчувственного, то тогда и на физическом уровне община обязательно состоится, будет прочной и долговременной. Со временем она сложится в компактное поселение общинников или будет существовать в форме нескольких поселений, распределённых по данному региону.

Здесь вполне уместно задаться вопросом: «А в чём состоит критерий истинности воззрений этого мыслителя на жизнь вообще?» Квартируя у местных жителей сразу после приезда в регион, беседуя с ними, излагая им свои мысли, он будет постоянно проходить проверку истинности своих мыслей у людей, которым Земля-матушка опосредованным образом передаёт своё благовестие. Конечно, эти простые люди не мастаки записывать свои мысли на бумаге или красиво говорить, но, в любом случае, – это благодатные слушатели. Они исполнены мудрости Земли, на которой живут. И если мысли мыслителя ложны, являясь не более чем интеллектуальным мусором, они, внимательно выслушав его, без всяких затей скажут, ложь это или правда. Окажись мыслитель нравственно заблудшим человеком, они просто потеряют к нему всякий интерес, а при встречах на улице будут холодно здороваться и говорить о несущественных бытовых делах.

При таком раскладе Исход данной общины окажется под угрозой, если переселенцы и далее будут некритично относиться к концепциям своего идеолога. И если данный мыслитель будет упорствовать в своих заблуждениях, общинникам придётся или распустить общину и обживаться далее исключительно по своему разумению, или переориентироваться на другого мыслителя, или самим стать коллективным мыслителем, учтя мнение местных жителей по насущным мировоззренческим вопросам. Однако в общине всё будет нормально в случае способности мыслителя к корректировке своих воззрений под влиянием мудрости простых людей.

Ежели же местные жители интуитивно прочувствуют жизненную глубину воззрений мыслителя, все, от мала до велика, будут воспринимать его с почтением и благоговением. В этом случае он стает самым почётным гостем в их домах, к нему, где бы он ни жил, местные проторят столбовую дорогу, приходя к нему за советом или для мудрой степенной беседы, да и вообще станут относиться к нему с открытой душой.

Когда праведник становится главным звеном общины исходящих из города, она процветает. В неё будут стремиться влиться всё новые и новые общинники. Нравственный мыслитель созидает благость в месте своего нахождения, блокируя всё плохое и негативное. Поскольку он выполняет в общине функции, аналогичные человеческому Разуму, без него она, скорее всего, если и будет существовать, то чисто формально. Поэтому общинники ради успеха Исхода должны обеспечить ему необходимые условия для жизни и деятельности, понимая, что настоящий Мыслитель особо не привередлив – ему всего-то и нужно, что простая еда, одежда, крыша над головой, стол, книги, ручка и бумага… И тишина как верный спутник праведных мыслей!

Руна XVI. ВЕДУН, ТОРЯЩИЙ ТРОПУ НАДЕЖДЫ

Исход людей из городов только тогда станет благостным явлением, когда во имя надежды исходящих на обретение счастья полнокровной человеческой жизни ведуны проторят тропу воссоздания их связей с природной средой обитания. Покидающие города люди для успеха своего героического прорыва к истокам человеческой самости обязательно должны влиться в местный биом в качестве полноправных составных частей этого природного организма.

Помимо этого, в качестве духовного лидера исходящей из города общности людей ведун на месте Исхода, используя одному ему ведомые способы, должен отыскать стяжателя духа данной местности и установить благотворное взаимодействие с ним. Такой чтимый окрестным населением человек обязательно существует в любом месте Земли Русской. Для подобного почитания формальные занятия такого человека не имеют абсолютно никакого значения: он может быть простым пасечником, обычным крестьянином, рабочим мехмастерских, учителем в школе, чиновником администрации и т.д.

Обычно такому человеку присуща высокая нравственность. Он выделяется особой здравостью суждений и обширными знаниями, которыми обладает будто бы по рождению. Его не интересуют обычные развлечения, оболванивающие людей, такие, к примеру, как потребительский угар, пьянки, танцы под грохот зомбирующей человека музыки, телевизионные «мыльные оперы», политические страсти и т.д. Он слишком высоко ценит своё личное время, которое занимает раздумьями и серьёзными беседами с чистыми душой людьми высокого духа. В его дом страждущие тянутся не для того, чтобы получить от него нечто материальное, – они стремятся к духовному общению. Люди приходят к нему с болящей душой, а уходят окрылёнными душевной радостью. Он не читает нотаций, не стращает и не осуждает никого – просто беседует или молчаливо слушает пришедшего, и всё – душевная рана затягивается, после чего у человека непостижимым образом взрастают духовные силы.

Естественно, такой духовидец славен в своей округе. Но его, вместе с тем, местные жители стараются оберегать от назойливого внимания непрошенных гостей, могущих навредить ему. Вот с каким человеком должен сладиться ведун-мыслитель, прежде чем из города начнут прибывать исходящие. Если же взаимопонимания с ним не удастся найти, то следует всерьёз задуматься над этим фактом, поискать причины, мешающие или препятствующие установлению душевного контакта с этим духовидцем. А причин возникновения подобной ситуации может быть довольно много. И если проигнорировать их наличие, то все усилия людей по укоренению в данной географической точке Исхода могут оказаться бесплодными.

Одна из причин такого отчуждения – диссонанс духовных вибрации биома данной местности с духовным настроем исходящих. Это означает, что нужно или духовно настраиваться на вибрационный уровень данной местности, имея в виду, что духовный потенциал природной среды заведомо выше духовного уровня города, или подыскивать новое место Исхода, где вибрационные импульсы близки к совпадению с духовным развитием исходящих.

Другой причиной может быть существование в данной местности неких факторов, делающих Исход нежелательным или даже опасным. В этом случае ведун как бы предупреждается в отношении того, что ему нужно более досконально изучить общественные нравы и отношения в данном регионе. Возможно, в этом месте в обозримом будущем должно произойти какое-то событие, которое вынудит вновь прибывших сюда для проживания срочно уезжать отсюда.

Но, может быть, через ведуна-мыслителя исходящим из города даётся понимание того, что прежде, чем они получат от местных жителей «добро» на укоренение в этих местах, им нужно более чётко и ясно раскрыть перед людьми, живущими здесь, свои планы, свои убеждения, да и вообще доказать серьёзность и бесповоротность своего Исхода.

Следует также очень хорошо представлять себе всю ту степень отчуждения, которая существует в настоящее время между селянами и горожанами. Урбанистическая цивилизация за много веков разорила и уничтожила множество селян, колоссальное число сельских поселений и угодий было стёрто с лица земли. Горожане вплоть до настоящего времени варварски относятся к биому сельской местности, атакуя его на мощных авто, выстраивая загородные коттеджи на самых красивых и чистых местах, отчуждая от общинного пользования большие участки земли. Селяне, наблюдая за деятельностью горожан за пределами городов, отчётливо понимают, что массированное наступление городской цивилизации на их исконную среду обитания не только не затихает, но с каждым годом становится всё мощнее и безжалостней. При этом технотронная цивилизация города безостановочно калечит землю, варварски уничтожая пахотные угодья, изводя под корень лес, выбивая без всякой меры диких животных, возводя промышленные предприятия, омертвляющие окружающую среду.

Поэтому любые активные передвижения горожан вызывают у селян закономерное отторжение их деятельности, пусть даже их благостность по первому впечатлению очевидна. Кто может поручиться перед селянами, что вслед за дружескими улыбками исходящих из города местные жители не лишатся своей земли? Приедет из города община людей, которая обустроившись на окрестных землях, начнёт, к примеру, строить промзону. Или того хлеще – на деньги зарубежных инвесторов эти переселенцы облюбуют родовые земли местных жителей, после чего инвестор субсидирует покупку или долгосрочную аренду этих земель с постепенным выдавливанием из этой местности её коренных жителей.

Именно по этим причинам, миссия ведуна, первым исходящим из города в качестве посланца переселенцев, должна зиждиться на установлении душевного контакта с местными жителями и, прежде всего, с уважаемыми ими хранителями духа родных мест, их традиций и обычаев. Местные жители только тогда расположатся к переселенцам, когда поверят в искренность их желания навсегда укорениться в этих местах, когда поймут, что эти люди городского Исхода – их надёжные соратники в восстановлении природной среды, что вместе с ними будет легче сохранить и укрепить исконные родовые корни.

Поскольку исходящие, как правило, мыслящие разумные люди, постольку у них постоянно возникает вопрос о действительной принадлежности своих духовных лидеров к рати Воинов Света. И такой вопрос в сегодняшних условиях духовной коррозии людей, включая и служителей различных религиозных конфессий, чрезвычайно важен. Связано это с тем, что в среде многочисленных течений по возрождению духовных корней народа Руси многие лидеры, безапелляционно называющие себя волхвами, на проверку оказываются исключительно бумажными фигурами. Начитавшись различных по направленности книг на тему древних народных верований (благо ныне такие книги появились в свободной продаже в достаточном количестве), некоторые из них вдруг начинают испытывать потребность обозначить свою принадлежность к могущественным волхвами, пусть даже и мнимую. Далее происходит массированная пропагандистская обработка среды возможных адептов синтетических учений этих мистификаторов – и вот перед публикой во всей своей красе появляется вновь наречённый волхв. Этот человек, возложивший на себя волховские отличия, сразу заявляет о своих безоговорочных правах на духовное доминирование среди людей своего окружения, поверивших в его идеи.

В месте же Исхода может случиться идейно-духовный раздрай среди переселенцев, окажись во главе их общины такая самонадеянная личность.

Если духовный лидер исходящей из города общности людей, увлёкший их своими идеями, руководствуется при этом только своими диктаторскими замашками, а на деле мало что смыслит и умеет делать в реальной жизни, почти наверняка такая община развалится. Вопрос только во времени этого развала. И тогда сама идея Исхода из города будет опорочена в глазах тех, кто был, так или иначе, связан с членами этой общины. Поскольку каждый случай коллективного Исхода из городов находится под пристальным вниманием потенциальных участников Исхода, негативный общественный резонанс результатов духовной нечистоплотности лидеров общин, совершивших попытку Исхода, может воспрепятствовать спасению многих городских жителей от их неизбежной трансформации в городоидов при сохранении ими городского местожительства.

Может, конечно, случиться и так, что такой лидер, в случае обладания сильной волей и жёстким авторитарным характером, вполне способен подавить у членов общины критическое восприятие действительности и организовать деятельность исходящих из города общинников на основе безоговорочного подчинения его решениям (принцип, применяемый руководителями тоталитарных сект). При таких обстоятельствах оценку-приговор и самой общине, и её духовному лидеру, претендующему на звание волхва, вынесут местные жители, причём не последнее слово в определении их позиции в отношении общины, естественно, будет принадлежать уже упоминавшемуся стяжателю духа окрестных земель.

Положительной оценкой деятельности людей Исхода можно будет считать факт постоянных посещений общины местными жителями с некими культурно-деловыми целями или просто по-соседски, равно как и благожелательный приём переселенцев в прилегающих деревнях и сёлах. Что же касается духовного лидера общины, то можно будет говорить о его высоком духовном развитии только тогда, когда он сможет стать стяжателем духа данной местности, торя тропу надежды людей на прекрасное будущее в тесном взаимодействии с местным авторитетным жителем, уже имеющим такой статус у людей округи.

К слову сказать, волхвом становятся не по способности к умным речам или в результате каких-то голосований и выборов: существуют соответствующие ритуалы испытания на принадлежность человека к волховскому званию. Признанный Перуном волхвом человек получает на теле вполне определённый знак отличия. Дерзающие на такое испытание, но не являющиеся на самом деле волхвами люди при этом могут просто погибнуть. По сему поводу, каждый самоназванный псевдоволхв обязан серьёзно задуматься, прежде чем бездумно самовосхваляться этим грозным словом. Теша свою гордыню, такой человек навлекает на себя смертельную угрозу.

В целом же, по месту Исхода все члены общины, включая ведуна должны вести себя так, чтобы не нарушать энергетический баланс системы «природа-человек». Если переселенцы смогут этого добиться (главная роль в этом процессе, естественно, принадлежит ведуну, во всяком случае – в начальный период жизни общинников на земле Исхода), честь им и слава! Значит они чисты в своих помыслах и жизненных деяниях, ибо Земля позволяет жить в своих естественно-природных чертогах только тем, кто достоин называться людьми, всемерно способствуя их праведной жизнедеятельности.

Руна XVII. ИЗ ТЬМЫ – К СВЕТУ

Здравомыслящие люди наших дней хорошо понимают специфику текущего момента, состоящую в том, что у современных городских жителей уже почти не осталось шансов вырваться из кочевого образа жизни цивилизации «новых кочевников», сформировавшейся в недрах процесса глобальной урбанизации на базе городского образа мышления. И единственным способом использовать, может быть, последний оставшийся у них шанс избавления от гибельного кочевья, когда у новых кочевников не остаётся ни родных, ни друзей, ни родовых корней, ни традиций, ни дома, ни семьи, является возврат к осёдлому образу жизни, для чего им необходимо постараться отыскать земли проживания своих предков с тем, чтобы вывести из городов своих сородичей для укоренения на этих землях.

Попытки же людей, привыкших к городскому образу жизни, укорениться в городах – не более чем самообман и упорное нежелание посмотреть в лицо правде реалий. В городе невозможно укорениться, прежде всего, потому, что в глубокой древности города как раз и были созданы в качестве инструмента «выкорчёвывания» человеческих родов из природной среды обитания, поскольку городскими условиями жизни члены родов вынуждаются постепенно удаляться друг от друга как в физическом измерении, так и в духовном. Если в природных условиях род людей жил общими интересами в следовании священным родовым традициям предков, то в городе родовая составляющая жизни человека нивелируется вплоть до полного отчуждения бывших сородичей. И так – из века в век – в городах происходило уничтожение института родства. Итог этой политики, изуверской по отношению к природному естеству человека, – современных горожан родственные отношения интересуют исключительно с потребительской точки зрения. Можно с того или иного родственника вытрясти деньги, наследство, положение в обществе, рекомендации для знакомства со знаменитыми и богатыми vip-персонами и т.д. – родственные связи нарочито процветают, в противном же случае о них забывают, рассматривая родственников как обузу, а поддержание отношений с ними – как бездарную трату времени и сил.

Ведающие исторический опыт развития человечества утверждают, что укорениться семьям-родам возможно только вне города и даже вне городского образа жизни. Это принципиальное положение. Естественно, для этого родичам необходимо переехать из города в сельские поселения. Если же семья-род не сможет укорениться, её ждёт печальная участь растворения без остатка в разношёрстной массе новых кочевников, где даже дети забывают своих родителей, не говоря уже о более старших поколениях предков. Это будет означать, что такая группа горожан бездарно упустила свои последние шансы к сохранению собственной человечности, что её члены допустили непоправимую ошибку, избрав дорогу деградации и инволюции человеческой формы жизни в городской среде обитания.

Исход же из городов для осёдлой жизни в естественно-природных условиях – Свет в конце туннеля, пройти который тоже непростая задача. Исход никому и нигде не давался легко, но ради жизни на Земле горожане должны на него решиться. Чем больше людей покинет города, чем больше родов укоренится на землях своих предков, тем быстрее люди восстановят свои исконные человеческие способности, тем скорее они приведут в порядок окружающее пространство, тем больше возможностей будет у человечества по прекращению злодеяний нелюдей, испоганивших Землю-матушку.

В числе таких гнусных злодеяний нелюдей – опустошение громадных территорий, где некогда земля благоухала, откликаясь на теплоту рук и чистоту помыслов проживающих на ней родов людей. В частности, инициированная и осуществлённая нелюдями и их прихвостнями жестокая политика выкорчёвывания укоренённости русского народа привела к тому, что родовые места многих русских людей были ликвидированы или стали опасными для жизни. Эти места могли попасть, к примеру, в зону затопления построенной гидроэлектростанции. Деревни и сёла могли быть снесены под корень во исполнение циркуляра по укрупнению поселений. На таких местах могли быть построены новые города, крупные промышленные предприятия, там могли организовать какой-нибудь военный полигон, космодром, хранилище боевой техники, и, что хуже всего, в зоне их досягаемости могли проводиться испытания ядерного, химического или другого вида оружия массового поражения. В конце концов, они просто могли быть заражены вредными выбросами предприятий или экспериментальных научных лабораторий.

Вообще же, из всех возможных причин потери жизнепригодности родовых мест можно составить длинный перечень. Людям, когда-то укоренённым в этих опасных на сегодня для здоровья человека местах, воспринимать такой убийственный приговор своей родимой стороне чрезвычайно тягостно. Ведь многие семьи, а то и целые рода, в настоящее время изыскивают средства и возможности для переселения из городов в свои родовые места, не желая более отдавать себя на растерзание городам-монстрам. Так, куда же им теперь податься, если исконные места жизни этих родов более не пригодны к жизни? Вряд ли кто из власть предержащих в этой трагедии обрубленных родовых корней придёт на помощь таким людям, стремящимся к осёдлой жизни на своей малой родине. Тем более что все государства и государи библейской урбанистической цивилизации во все времена проводили, явно или подспудно, политику ликвидации родов в пользу безродного городского образа жизни. Поэтому помощь в поисках возможностей сохранения и выживания семей-родов, без чего человечество со временем попросту выродится как таковое, полностью ложится на ведунов-мыслителей, несущих своё служение в гуще народа. И те горожане, что находятся в ясном состоянии своего Разума, с благодарностью следуют их мудрым советам в выборе наиболее оптимальных путей Исхода из городов своих родов, которые, конечно же, в результате агрессивного натиска легионеров Тьмы понесли серьёзные потери за время жизни в городах.

Прежде всего, живущие в городах сородичи, души которых ещё способны откликаться на Зов предков, должны определиться с выбором места Исхода. В случае безвозвратной потери их родовых угодий на семейном совете можно было бы определить параметры той местности, которая могла бы заменить утраченное место происхождения семьи-рода, на которой можно было бы обеспечить родовое развитие с постепенным укоренением рода.

В подборе вариантов мест Исхода нужно опираться на рекомендации уважаемых семьёй добрых людей, которые никогда не присоветуют поселиться на гиблых местах. Конечно же, нужно и самим поездить по различным регионам для личного ознакомления с потенциально возможными местами Исхода. И если официальные власти, обычно, скрывают сведения об экологическом загрязнении территорий, то простые люди, если что-либо знают об опасных местах в округе, обязательно поделятся такой информацией с другими людьми.

В общем, мест нового укоренения сегодня в избытке на постепенно запустевающей русской земле. Это может быть какая-нибудь пока ещё не до конца исчезнувшая деревня, процветающее село или вновь строящееся поселение. Вариантов может быть большое количество. Но при любом раскладе, в данном вопросе ошибаться нельзя. Как говорится, лучше семь раз отмерить и один – отрезать. На семейном совете, где выбирается место, на котором вновь на века будет укоренён род, лежит вся полнота ответственности перед потомками. А это очень серьёзно.

В случае малого числа сородичей, поддерживающих идею Исхода на новое место укоренения, существует вариант создания полиродовой общины сотоварищей по Исходу. Для этого ещё в городе можно объединиться с другими семьями-родами, придерживающимися примерно тех же убеждений и подходов к жизни, что и данная семья-род, после чего следует разработать план обживания выбранных мест. При этом каждый пункт этого плана должен быть обязательно закреплён за конкретными людьми общины.

Осуществляя реализацию плана, нужно ни на минуту не забывать важнейшего предупреждения опытных общинников – в общинных делах ни в коем случае нельзя перемешивать или игнорировать интересы разных семей. С экономической точки зрения община – это не обобществление всего и вся, а разумная кооперация с целью минимизации усилий и средств при переселении из города на необжитое или заброшенное место. Поэтому и дома, и имущество, и земельный участок, и денежные средства у каждой семьи должны быть собственными. Помогать друг другу – да, но нельзя впадать в иллюзию всеобщего равенства членов общины, общего имущества и общего дома, что, как показывает практика, рано или поздно приводит к неприятию друг друга, к развалу общины и возврату бывших общинников в города. И убедить таких возвращенцев на повторение попытки переселения из города уже практически невозможно, поскольку у них сохраняются крайне тяжёлые воспоминания о первоначальной попытке Исхода, и одна лишь мысль о повторении подобного приводит их в состояние раздражения или истерики.

На данный момент имеется крайне мало примеров удачного Исхода из города организованных в общины групп людей, но это не означает, что движение по Исходу горожан, которые не приемлют устоев номадической цивилизации, захлебнулось на начальном этапе. Отсутствие значимого успеха подобных мероприятий говорит лишь о слабой подготовленности людей к жизни вне города, об иллюзии простоты и лёгкости жизни в природных условиях, а также об уповании на принцип «Авось всё устроится само собой».

Само собой, ничего никогда не устраивается. В каждом конкретном случае необходима серьёзная детальная проработка всех этапов обживания на новом месте, а любые проявления экзальтации и шапкозакидательства переселенцы должны отбросить раз и навсегда. Жизнь в природной среде обитания – это наука, которая куда посерьёзней абстрактных академических теорий. Но если всё делать по уму в соответствии с заветами древних предков, дерева родов расцветут и на новых землях, сохранив духовную связь с утраченными родовыми местами.

Если же говорить об отношении горожан к изменению уклада жизни при решительном и бесповоротном Исходе из городов, то следует признать, что львиное их большинство сегодня занимает половинчатую позицию. И при этом многие из них, осознанно или интуитивно, уже ощущают, что приближается время, когда в городе уже нельзя будет жить по-человечески. Рано или поздно придётся принимать какое-то решение – или оставаться в городе, что будет равносильно медленной гибели, или уехать из него, чтобы попытаться выжить за его пределами. Однако на данный момент жители городов, как правило, не готовы к решительным шагам в решении этой задачи. Поэтому в качестве компромисса они ринулись обустраивать садово-дачные участки на удалении до 150 км от городов: вроде бы и к природе приблизились, и в городе ничего не потеряли.

При всей неоднозначности движения дачников, главный недостаток которого – временное гостевание на природе, препятствующее включению дачников в природный биоценоз данной местности, это движение остаётся пока единственным реальным достижением в понимании горожанами уязвимости своего городского образа жизни. Хорошо то, что люди на дачах начинают ощущать своё природное естество, а некоторые дачники пошли ещё дальше – они уже не могут долго жить в городе, избрав дачи в качестве постоянного места жительства.

Плохо же то, что многие дачные участки находятся в городских пригородах. И, вполне естественно, город в своём экспансивном стремлении к включению в свои границы всё новых и новых территорий через некоторое время поглотит эти участки, на которых многие дачники, вложив в их обустройство громадные усилия и серьёзные средства, успели запустить процесс укоренения своих семей. К сожалению, им придётся когда-нибудь вновь повторять этот процесс. Для них будет весьма полезно, если они к тому времени дозреют в своих мыслях до понимания, что дача не позволяет в полной мере удовлетворить тягу человека к земле, то есть к укоренению: этого можно добиться только тогда, когда человек без городского хвоста полностью посвящает себя земле.

Скорей всего, именно дачники как раз и окажутся теми горожанами, которые при ускоренном падении нравов жителей городов, вызванным действием античеловеческих механизмов городского обустройства жизни, первыми начнут реальный Исход из городов. К тому же дачники владеют навыками работы на земле и опытом, необходимым для налаживания нормальных человеческих взаимоотношений с потенциальными участниками новых сельских поселений.

Те дачники, которые своими руками обустраивают свои дачные участки, уже обладают достаточным иммунитетом к развращающему влиянию городской среды на душевное здоровье горожан. Этот иммунитет они получают без всяких посредников от Земли-матушки. Можно сказать, что это именно она пестует и окормляет этих новых благоустроителей русских земель. Психологически они уже сегодня наиболее готовы отринуть от себя иллюзию процветания городского типа цивилизации. Поэтому, если какая-то городская община начнёт переселяться в сельскую местность, а в её составе не будут представлены люди, умеющие и любящие благоустраивать землю, то у неё вряд ли получится что-либо путное с обустройством на новых местах.

Исход из городов осуществляется под знаком великой любви к Жизни, а всё личное лишь следует за этим принципом. Такая мотивация Исхода позволяет исходящим преодолевать все препятствия при выходе из Тьмы городов к Свету природного естества.



Руна XVIII. ПСИХОТРЕНИНГ ИСХОДА

Городские жители, решившиеся на Исход из города для проживания в сельской местности, должны быть готовы к такому судьбоносному шагу не только материально, но и психологически. Ещё точнее – они должны изменить своё мировоззрение таким образом, чтобы все трудности, неудобства и неустроенность первоначального этапа их жизни в сельских поселениях не вызывали бы у них паники, истерики и желания всё бросить и вернуться в город. Такой настрой у переселенцев не может быть достигнут за короткие сроки – это длительный процесс, постоянно-поступательно проистекающий в психике человека, если, конечно, к иному не вынуждают обстоятельства чрезвычайного характера.

Мировоззренческая подготовка человека к такому деянию, которое, наверняка, кардинально изменит его отношение к жизни, – едва ли не самая важная сторона совершаемого переселения. Можно найти хорошее место для поселения, можно построить замечательный дом, можно обеспечить устойчивое финансирование этой акции, можно обрести надёжных сподвижников, но если сам человек внутренне не созрел для таких изменений в своей жизни – все его усилия в этом направлении обернутся «пустыми хлопотами».

Такой переселенец рано или поздно психологически сломается, снимется со своего места поселения и подастся в город даже несмотря на серьёзность финансовых потерь, понесённых им в затратах на обустройство в месте Исхода. Если к данному вопросу подходить легковесно и рассматривать подобное переселение как обычный выезд на пикник, то, скорей всего, ничего путного из этой затеи не получится. Многие члены общин, формирующихся в городах с целью Исхода из них, к сожалению, не представляют и малой толики того, что им придётся перенести хотя бы на начальном этапе переселения. Оставляя за рамками материальную сторону дела, следует хотя бы оконтурить препятствия мировоззренческого характера, которые переселенцам придётся преодолеть для успеха их предприятия.

Прежде всего, нужно быть готовыми к тому, что буквально всё на бытовом уровне нужно будет делать самим, прикладывая к этому немалые усилия, затрачивая своё время, приобретая новые для себя навыки, осваивая непривычные инструменты и механизмы, создавая много необычного буквально на ходу. Если в городе человек получает различные коммунально-бытовые услуги в результате функционирования многоуровневой структуры городской системы жизнеобеспечения, в которой задействованы сложнейшие инженерные комплексы, то переселенцу для обеспечения своего существования нужно будет своими руками создавать, отлаживать и поддерживать собственную систему жизнеобеспечения. А для всего этого требуется смекалка, здравый ум, умелые руки и спокойное отношение к необустроенности по городским меркам своего быта.

На примерах обеспечения теплом и водой жителей сельских домов и городских квартир можно наглядно показать принципиальную несоразмерность усилий селян и горожан по созданию нормальных бытовых условий жизни.

К примеру, чтобы в доме поселенца было тепло, ему нужно предварительно заготовить дрова и уголь, принести их с улицы, растопить печь и поддерживать топку для обеспечения необходимого обогрева дома. В городе же человек об этом не заботится, поскольку в городских домах налажены системы централизованного или автономного отопления. Все заботы горожанина по данному вопросу заключаются всего лишь в оплате услуг по отоплению своей квартиры. Поэтому вряд ли кто станет спорить, что личные нагрузки на человека по обогреву своего жилища в городе и на селе не соизмеримы по своей трудоёмкости.

Или обеспечение водой. Чтобы она всегда была у поселенца под рукой её нужно принести из колодца либо накачать воды в ведро или в бочку из артезианской скважины, пробуренной в посёлке. Горожанин в своей городской квартире только повернёт водопроводный кран – и вода польётся без ограничения до тех пор, пока открыт кран. В сельском же доме, если закончилась вода в соответствующей ёмкости, поселенец вынужден, не взирая на мороз, дождь, грязь, ветер, палящее солнце, позднее или раннее время, выходить во двор и идти к ближайшему источнику воды. И здесь нет разницы – нужна ему кружка воды или ведро. Последовательность действий одна и та же, в результате чего недавний горожанин испытывает довольно сильное психологическое неудобство от подобной несоизмеримости затрачиваемых усилий для удовлетворения естественных бытовых нужд. Как видно, и в вопросе добывания воды трудозатраты в городе и на селе несоразмерны.

Помимо обеспечения теплом и водой у сельского жителя существует и масса других жизнеобеспечивающих работ, аналогичных по трудозатратам. Если рассматривать все эти необходимые работы по отдельности, то выполняемые операции вроде бы и не сложны сами по себе. Однако обязательное ежедневное выполнение всех этих работ, да ещё в параллельном режиме, требует от человека особой закалки его нервной системы. У переселенца, привыкшего к городскому комфорту жизни, банально могут сдать нервы, поскольку для указанной закалки его нервной системы необходимо продолжительное время.

Поэтому-то городской житель при принятии решения об Исходе из города должен очень серьёзно настроиться на существование подобных бытовых проблем, постараться привыкнуть к ним хотя бы на даче, если не на своей, то хотя бы у знакомых. При такой психической самонастройке горожанин после переселения в сельское поселение будет в состоянии душевного покоя без суеты и истерик постепенно налаживать свой быт, что-то автоматизируя, что-то механизируя, что-то рационализируя, что-то выполняя исключительно теми же способами, как это делали наши прадеды. Когда человек ставит перед собой жизнеопределяющую цель по укоренению своего рода, это позволяет ему философски относиться к различным препонам на его пути, в том числе, и к бытовым неудобствам.

Все вышеприведённые сведения, вполне очевидные многим, для некоторых читателей этих строк покажутся, наверное, настолько тривиальными, что они могут даже оскорбиться. Мол, всё это полная ерунда, поскольку вот, когда мы были, к примеру, на турбазе или выезжали на полевые работы, у нас не возникало никаких проблем с обустройством своего быта.

В связи с возможностью существования подобной читательской позиции хотелось бы заметить, что было бы глупо причислять всех жителей городов к белоручкам и неумехам в вопросах выживания на природе. Глупо хотя бы потому, что в города всегда стекался и до сих пор приезжает на жительство и заработки сельский люд, который, естественно, всё это умеет делать на пять баллов по причине того, что эти люди всю жизнь провели в природных условиях. У многих давнишних селян, ныне проживающих в городе, навыки жизни на природе полностью сохранились, поскольку были впитаны ими с детских лет. Кроме того, среди горожан много таких, характер профессии которых предполагает владение навыками выживания в любых географических зонах при любых климатических условиях. Да и дачники поднаторели в этом направлении. И всё-таки не стоит умалять проблему: большое число горожан, прежде всего, молодого возраста, искренне считают, что и в новых сельских поселениях сохранится имеющийся у них в городе бытовой комфорт. Ну, разве что, будет немного похуже.

Учитывая широкое распространение подобных настроений среди горожан, руководители групп Исхода при подборе добровольцев в эти группы в обязательном порядке должны интересоваться не только их мировоззрением, но и наличием у них практических навыков работы руками, а также имеющимся опытом длительного проживания в условиях, близких к природным. Общинники – просто хорошие люди, сподвижники, единомышленники, правильно осознающие окружающий мир, – без таких навыков вряд ли смогут долго находиться в новых поселениях под суровым гнётом быта, если в их составе не будет опытных людей, способных наладить это самый быт.

Что ещё жизненно важно понимать – так это необходимость такой черты характера поселенцев, каковой является высочайшая личная ответственность буквально за всё, что происходит в поселении. И связано это с тем, что горожан с детства воспитывают на принципе специализации, то есть разбиения общего на мелкие части, за которые отвечают узкие специалисты. Специализация всех сторон городской жизни глубоко запала в подсознание горожан. Поэтому, как показывает имеющийся опыт неудачных попыток Исхода городских жителей в сельскую местность, большинство поселенцев, прекрасно справляясь с тем делом, в котором они являются специалистами, недопустимо равнодушны ко всем остальным вопросам общепоселенческой жизни.

Но так на селе жить нельзя. В этом убеждают вековые традиции крестьянского общежития, которые поселенцам необходимо восстановить и принять на вооружение во имя той великой идеи, ради которой они оказались в сельской местности. Так вот – крестьяне всегда были, по сути, универсалами. Они умеют и пахать, и шить, и готовить еду, и строить, и сад закладывать, и содержать различную живность на своём дворе – имеют понятие обо всех сторонах жизни в деревне, а также обладают навыками-умениями устроения жизни человека в естественно природных условиях.

Еще в недавние времена, когда требовалось производить всем миром какие-то общедеревенские работы, все жители деревни, живо откликаясь на общественную нужду, работали на славу без какого бы то ни было понукания или принуждения. Честна;я – считалось особой честью принять участие в таком деле – работа, выполняемая, как говаривалось, «без сучка и задоринки», испокон веков была предметом родовой гордости крестьян Руси.

Крестьянская традиция мировых работ возникла не на пустом месте: без такого человеческого порыва очень сложно было восстанавливать жизнь деревни, к примеру, после каких-нибудь природных катаклизмов. Вот и поселенцы таким же образом должны настраивать себя на общепоселенческие работы – другого просто не дано в непростых условиях жизни на селе. И своё поспевай умело делать – и, по зову сердца и души, будь добр подсобить другим.

Создать на базе поселения очаг Ведического Родостава невозможно без активного применения в общепоселенческой деятельности идеологии «общих дел». Если поселенцы замкнутся исключительно на делах своих индивидуальных хозяйств, пусть даже время от времени посещая общие мероприятия, тогда рано или поздно в поселении воцарится атмосфера необузданного критиканства друг друга, зависти к достижениям соседей, нарочитой показушности материальными приобретениями и откровенного недружелюбия. О таких ситуациях свидетельствует печальный опыт целого ряда экопоселений, в которых поначалу царили радость и романтические грёзы.

Средство профилактики всех перечисленных поселенческих недугов – практика реализации общих дел, общих для всех без исключения жителей поселения. В какой форме следует реализовывать эти общие дела – жители каждого конкретного поселения решают сами с учётом местной специфики. Это может быть посильное участие в коллективной работе по осуществлению принятых на общем собрании проектов развития поселения; день общего труда, когда поселяне коллективно помогают кому-нибудь из их числа; общепоселенческие праздники; поддержка семейных торжеств; организация летних детских лагерей и т. д.

Таким образом, каждый поселенец вне зависимости от возраста, тех или иных индикаторов своего общественного положения оказывается лично причастным ко всем значительным событиям и свершениям, происходящим в поселении. Кроме того, непосредственно сам коллективный труд на общее благо поможет поселенцам изживать различные негативные эмоции и недомолвки по отношению друг к другу. К этому нужно добавить, что коллективный труд предоставляет каждому из поселян неограниченные возможности личного самосовершенствования.

Естественно также, что духовный лидер, несущий в поселении неформальную службу в любое время дня и ночи, во время коллективного труда на общее благо всегда будет стремиться создавать среди трудящихся поселян атмосферу мира, согласия, сотворчества, незлобливости и светлой радости. В такой атмосфере всеобщей гармонии происходит укрепление духа взрослых поселян и ускоренное духовно-нравственное развитие молодого поколения. Во время труда на общее благо поселяне всё более и более проникаются идеями гармоничного жизнестроя Ведического Родостава.

Если же помощь поселенцев друг другу осуществляется из-под палки, когда кто-то без устали трудится на общее благо от восхода до заката, а кто-то демонстративно загорает на берегу реки – всё дело Исхода в данном поселении идёт наперекосяк. Тем поселенцам, которые не могут преодолеть в себе это разделение по предметам специализированной ответственности или чураются задаром помогать другим, лучше уйти из поселения. При этом такие переселенцы-индивидуалы – не потерянные для Исхода люди. Просто им требуется больше времени и более жёсткие условия жизни для преодоления специализированного, индивидуалистического или торгово-денежного образа мышления («делаю только то, что умею», «моя хата – с краю» или «работаю только за деньги»). Для них более подойдёт отдельный хутор или ферма, где они в наикратчайшие сроки обретут понимание комплексности жизни в естественных условиях, важности духа коллективизма как для материальной, так и для душевной сторон человеческих отношений среди поселенцев.

Однако существует и другая грань этой проблемы. Под видом своей слабости или нежелания выполнять какую-то работу недобросовестные общинники могут попытаться переложить груз самых трудоёмких работ на наиболее работящих, безотказных и добродушных членов поселенческой общины. Подобная хитрость в городе может и помогает кому-то жить, но в поселении любые уловки хитрецов видны как на ладони и очень быстро раскрываются перед всеми поселенцами. И, конечно же, если люди такого паразитического склада характера будут заправлять делами поселения, его жизнеустройство очень скоро даст трещину. Поэтому поселенцам и в данном вопросе нельзя расслабляться, дабы незамедлительно пресекать хитросплетения лодырей.

Горожане, готовящиеся к Исходу в том или ином его виде, должны рассчитывать, прежде всего, на собственные силы при обустройстве своего места переселения. Но при этом их представления об образе жизни на новом месте должны включать в себя не только собственную готовность к оказанию посильной помощи другим переселенцам, но также и готовность своей души принять помощь от других людей, что не менее важно. Об этом не грех лишний раз напомнить, поскольку современные люди в городских условиях жизни разучились принимать помощь от ближних, идущую от сердца человека. Многие горожане в запале гордыни высокомерно отказываются от стороннего участия в своих бедах и проблемах, хотя, на самом деле, крайне в этом нуждаются. Неспособность общинника принять помощь добрых людей может привести его к непростым взаимоотношениям с другими переселенцами.

Таким образом, жизнь в городе и жизнь в поселении – это два принципиально разных мира, расходящихся всё дальше и дальше друг от друга. И поэтому чем раньше переселенец осознает их принципиальную несовместимость, высокую степень бесполезности городского опыта жизни и необходимость ускоренного восприятия навыков сельской жизни, тем скорее он сможет наладить свою жизнь на новом месте в новых условиях слияния с живым миром природы.

И тогда Земля Русская обретёт в лице такого общинника стойкого последователя священных заветов древнейшего гармоничного мироустроения на Земле – Ведического Родостава.

Руна XIX. МУЖЕСТВО ПРОЯВЛЕНИЯ ДРЕВНИХ КАЧЕСТВ ОРГАНИЗМА

Практически все поселенцы, укоренившиеся в природных кущах, сталкиваются с пробуждением в их организмах неведомых им доселе, естественно-биологических инстинктов, дремавших под спудом античеловеческих цивилизационных наслоений. Большинство из этих инстинктов, проявляющихся у людей исключительно в природной среде, находятся в диссонансе с так называемыми культурными достижениями мировой цивилизации.

А посему тем из переселенцев, сознание которых напрочь закабалено технократическим образом жизни, будет по меньшей мере неприятно ощущать в себе проявление этих инстинктов. Более того, люди, которые не способны избавиться в своих представлениях о жизни от привитых им искусственной урбанистической средой обитания условных рефлексов, выдаваемых за культурное наследие человеческой жизни, станут всячески сопротивляться проявлению этих инстинктивных наклонностей своей исконной натуры. Многих из них одолеет страх от столкновения со всем тем незнакомым в собственном организме, что так упорно вытравливалось из культурной среды человечества, что во все времена повсюду в мире преследовалось властными структурами, осуждалось различными религиозными культами, поскольку было несовместимо с извращённой моралью общества.

Это «незнакомое» мать-природа активирует и возвращает к жизни у всех людей, человеческая сущность которых ещё не до конца запорчена городом. И далеко не каждый горожанин, переселившийся из города в природную среду, способен психологически выдержать осознание своих истинных человеческих качеств. Ни одна из блёклых, похотливых, потребительских страстишек, которые как наваждение опутывают жителей городов, не может идти ни в какое сравнение с яркостью и насыщенностью того чувственного праздника, на котором человек постоянно присутствует при личном погружении в природную жизнь!

Поэтому, включаясь в движение Исхода, люди просто обязаны проверять себя на готовность отбросить гибельные наросты городской нежити, чтобы открыть самих себя истинным токам жизни и напитаться ими в полной мере. Только те из исходящих, кто искренен перед собой в стремлении раскрыть в своём организме органы чувств, подвергшиеся угнетению пресловутыми цивилизационными нормами жизнеустроения человеческого сообщества, способен будет вновь обрести свои природные корни. Только эти люди, раз и навсегда отринувшие гиблость городской цивилизации, станут основателями родов, члены которых уже никому и никогда не позволят обрубить своё родовое древо.

На первый взгляд может показаться, что обретение поселенцами новых качеств своих организмов – это очень завлекательный процесс, похожий на некую игру: нажал кнопку – стал сильным и могучим магом от природы, понаслаждался применением на практике своих уникальных психофизических способностей, недосягаемых в городе, потом снова нажал на кнопку – и вернулся в обычное состояние своего организма. При серьёзном подходе к явлению Исхода, при глубинном осознании первооснов этого явления становится очевидным, что процесс, связанный с перестройкой функционирования организма поселенца, – это непрерывное движение ко всё новым и новым качествам организма.

При этом нужно отдавать себе ясный отчёт в том, что, сознательно входя в этот преобразующий человека поток жизненной энергии природы, истинный адепт Исхода навсегда сжигает за собой мосты. Другими словами, он уже никогда не сможет вернуться к себе прежнему, к тому себе, который, проживая в городе, обладал всего пятью каналами формирования иллюзорного представления об окружающем мире. Для такого поселенца с постоянно развивающимся чувственным аппаратом возврат в прежнее состояние организма равнозначен добровольному заключению себя в карцер на всю оставшуюся жизнь.

И всё-таки, как бы ни было притягательно подобное обретение поселенцами сверхспособностей, на такое бескомпромиссное изменение своей жизни можно решиться только при наличии изрядного мужества. Ведь многие наши современники настолько прочно срослись с городской средой обитания, где проявление сверхспособностей может статься не только вредным для самого человека, но и опасным для его сподвижников по Исходу. И в какой-то момент человеку, услышавшему Зов, приходится принимать чрезвычайно ответственное решение, раз и навсегда отказываясь от своей, хоть и примитивной, зато уютной и комфортной камеры в застенках города, от камеры, где ему всё понятно и привычно, где ему позволяется удобно существовать наряду с другими такими же ограниченными в свободе проявления своего человеческого естества горожанами.

Только отчаянно мужественные люди способны на крутое изменение своей жизни, став на путь Исхода. Ведь мало того, что они отказываются от устоявшихся правил и норм городской жизни, им приходится сталкиваться с зыбким, ещё неизведанным, неясным, незнакомым и необжитым пространством мира природы. В начале нового пути их жизней им, как правило, очень тяжело нащупать твёрдую почву под ногами. И далеко не у всех хватает силы воли пройти этот начальный, весьма коварный участок избранного ими пути. Обычно, ряды поселенцев на этом этапе значительно редеют, но оставшиеся поселенцы, обретя уверенность в своих силах, стойко держатся своей новой стези жизни, чем вносят свою неоценимую лепту в становление на Земле гармоничного общественного строя природного человечества.

Руна XX. ОБРЕТЕНИЕ ЛЮДЬМИ ИСХОДА НОВОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ

По логике городской цивилизации поселенцы, включившись в движение Исхода из городов, должны не покладая рук заниматься обустройством быта – строительством жилища, возделыванием огорода, обустройством семейного очага, подгонкой одежды, обеспечением продовольствия и т.д. Однако в соответствии с заповедями Родостава все эти занятия, которые, без всякого сомнения, важны и которыми нельзя пренебрегать, всё же отходят на второй план. На первый же план выдвигается интенсивное вживание каждого поселенца в природную среду.

Естественно, при сохранении в незыблемом состоянии городских привычек, при попытке бездумно культивировать в поселении городской образ жизни и, самое главное, при нежелании перестраивать свой организм на природный лад поселенцы не смогут вжиться в окружающую их природную среду. У тех из них, кто рассматривает всё происходящее как некий растянувшийся во времени «пикник на природе», очень быстро возникнут проблемные ситуации, которые будут только множиться. Если мировоззрение этих поселенцев кардинально не изменится, отсутствие городских условий жизни в поселении рано или поздно вызовет у них раздражение, отчуждённость от других поселенцев, состояние априорной конфликтности и, в конечном итоге, стойкое желание вернуться в город.

Если же у поселенца имеется чёткое осознание необходимости отбросить всё наносное, чуждое человеческому естеству, ради достижения максимально возможной гармонии с природной средой, то вхождение в неё в соответствии с первоначальным статусом человека как такового произойдёт органично и быстротечно. В результате этого процесса возвращения человека к своим истокам в организме человека, как отмечалось выше, начнёт работать древняя «программа» проявления его скрытых способностей, которые за многие тысячелетия жизни человека под спудом городской цивилизации оказались заблокированными. Уничтожить эти сакральные способности организма человека невозможно, поскольку тогда человек как существо биологического мира де-факто перестал бы существовать. Вместо человека тогда возникло бы некое другое существо, которое естественным путём захватило бы существующий на планете ареал обитания биологического человека.

Разблокирование сокрытых способностей организма каждого поселенца происходит строго индивидуально. В этом вопросе принципиально недопустимо что-то ускорять, особенно посредством организации массовых мероприятий по произвольному проявлению изначальных способностей человека. Подобные действия могут нанести непоправимый вред психическому и физическому здоровью человека.

По мере проявления и закрепления у поселенцев этих, хорошо забытых новых для современного человека способностей и резервных возможностей его организма картина окружающего мира для каждого из них поразительным образом поменяется, засверкав ярчайшими красками природной истинности. При этом таким людям с возрождёнными древними способностями их организмов за короткое время становится ясным, что как минимум 90% их городских потребностей в сельских поселениях им абсолютно не нужны. И в то же время за счёт своих вновь обретённых способностей они обретают возможность качественно иного мировосприятия, а также будут получать от окружающего мира на несколько порядков больше информации. Постепенно окружающая их среда станет для них значительно более цельной, красивой, гармоничной и одухотворённой. Такому человеку вдруг открывается простая истина, состоящая в том, что разнообразные машины, механизмы, электронные устройства, призванные вроде бы облегчать жизнь людей, на самом деле сковывают их естественноприродные способности, в результате чего люди в большинстве своём становятся заложниками техномира с призрачной надеждой на освобождение из его цепких объятий.

Поняв эту непреложную истину, поселенец, что вполне естественно, начинает выстраивать свой быт, свои условия проживания в природной среде на кардинально иных принципах, нежели он представлял это себе в городе. Поэтому-то обретение нового мировоззрения на начальном этапе Исхода однозначно стоит для всех поселенцев впереди всех других вопросов по обустройству своих бытовых условий жизни.

Сами же новые поселения на энергетически чистых природных ландшафтах следует рассматривать в качестве промежуточного звена более глобальной стратегии изменения образа жизни людей: всем, принимающим участие в великом Исходе из ада городов, следует двигаться в направлении своего нравственного совершенствования, возрождения древнего образа жизни наших предков на основе высокой духовности.

В идеале же общепринятые жилища и поселки человеку могут оказаться вообще ненужными. Организм человека – это и есть самое лучшее поселение для той эманации божественного духа, которая спускается на землю для осуществления задач божественного промысла с помощью биологической оболочки человека. Тело его полностью самодостаточно. Оно сотворено самым идеальным образом для материального проявления духовных сущностей, приходящих в земные условия. К примеру, нашими древними предками руки-ноги рассматривались не только как части тела человека, ответственные исключительно за его передвижение и осуществление определённых манипуляций. По их представлениям руки-ноги – это полноправные органы по энергообмену с миром космоса наравне с другими системами человеческого организма.

После восстановлении древнего образа жизни людей Земли – Ведического Родостава – главным инструментом обустройства жизни в земных условиях снова будет являться мыслительная деятельность духовно развитого человека. Поэтому обеспечение жизнедеятельности человеческого организма в целом будет производиться на основаниях, принципиально иных по отношению к псевдоблагам технотронной цивилизации. Эти псевдоблага базируются целиком и полностью на роботизированных действиях людей, что достигается посредством их узкой специализации. Специализация же человека осуществляется при помощи разнообразного набора тренинговых процедур в целях механической активизации и рефлексивного закрепления взаимосвязи функций опорно-двигательного аппарата индивида с его животными инстинктами, искусственно вызванными этими тренингами. При роботизации людей главным инструментом обустройства окружающего пространства служит механизация их деятельности по конструированию каких-то агрегатов, строительству каких-то чудовищ технического плана, выращиванию биомассы с искусственными генетическими цепочками и т.д.

Проектные же решения по изобретению технических устройств и созданию искусственных веществ напрямую транслируются в мозг человека вышестоящими кукловодами. Такое использование мозга человека внешними силами становится возможным при выполнении всего лишь одного единственного условия, заключающегося в том, что человек ложными посылами психического плана должен сам прекратить взаимодействие своей духовной сущности со своим мозгом. Тем самым структуры мозга выпадают из потока божественной энергии, лишаясь, в том числе, и её защиты, и становятся доступными произволу мощных психических энергий инфернального уровня.

Землянам нужно ясно понимать, что человек своим мыслительным аппаратом способен генерировать мыслеобразы, посредством которых происходит подстройка окружающей среды обитания под его творческие запросы. Этим механизмом преобразования пространства нужно уметь пользоваться во благо всего человечества. Людям необходимо вспомнить, как это делается. И тогда любые проблемы жизнеобеспечения человека навсегда исчезнут. Это позволит решить и такую задачу, как безопасность жизни в сельских поселениях.

Подобно тому, как животный мир обитает в природной среде, используя её свойства и возможности, многие народы также живут в состоянии полноцееной биоценозной включённости в неё. Человек как мощнейшее духовно-интеллектуальное существо Вселенной с помощью своей мысли способен создавать в лесах, озерах, песчаных пустынях, скалистых горах, океанах и т.п. идеальную среду для гармоничной жизни всех природных сообществ. Умения к этому изначально были заложены в самом человеке. Он всё это может достаточно спокойно делать без всяких напыщенных магических процедур. Но для того, чтобы он смог раскрыть все заложенные в нём способности, ему нужно чётко самонастроить своё сознание и весь свой организм на высочайший вибрационный уровень древнего образа жизни – Ведического Родостава.

И начинать такую самонастройку людям необходимо с избавления от любых агрессивных мотивов корыстного использования всех этих возможностей-способностей, например, для обмана кого-то, для покорения кого-то, для проявления властных амбиций, для обретения материального богатства, короче, для всех тех мерзостей и гадостей, которые подразумеваются под общим понятием «зло». Свои исконные способности к преобразованию пространства жизни человек сможет обрести только при неукоснительном выполнении перечисленных условий. При этом, однако, нужно учитывать, что это сложная и длительная работа, которая далеко не каждому по плечу. Поэтому всем устремлённым к жизнестрою Ведического Родостава необходимо каждодневно работать в направлении развития в себе сверхспособностей изначальных людей посредством духовно-нравственного самосовершенствования.

Если человек сможет достичь нравственной зрелости, если внутри себя он раз и навсегда разберётся с проявлениями зла и бескомпромиссно встанет на сторону добра, если он будет понимать, что после обретения им древних знаний любой его сговор или сделка с силами зла могут повлечь масштабные потрясения локального или планетарного уровня, в том числе, и возможную физическую гибель его самого, тогда в соответствии с этическими законами космоса могущественные знания основ мироздания проявятся в его сознании во всём своём блеске и совершенстве.

Руна XXI. СЕКТАНТСТВО КАК СПОСОБ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ИСХОДУ

Люди Исхода на своей тернистой стезе вынуждены преодолевать многочисленные препятствия и трудности, которые можно отнести к объективным испытаниям их силы воли и твёрдости духа. Отдельно нужно говорить об изощрённых ловушках, обильно расставляемых на их пути силами противодействия Исходу. Мотивация действий этих сил по существу достаточно проста и рациональна – доминирующая на планете городская цивилизация, на создание которой было потрачено несколько тысячелетий, должна не просто устоять в веках, но и иметь неограниченные возможности своего дальнейшего активного развития. А это означает втягивание в орбиту всеобщей урбанизации всех без исключения сельских жителей, опережающее наращивание технического потенциала во всех сферах жизнедеятельности жителей городов и формирование устойчивых форм материального обеспечения городского образа жизни за счёт негородского населения.

Одной из самых губительных ловушек для людей Исхода, попадание в которую влечёт за собой закабалённость духовного состояния новых поселенцев и неминуемые осложнения взаимоотношений с местным населением, является трансформация общемировоззренческих воззрений поселенцев в религиозно-сектантские.

Чем опасно возникновение в поселении новой религиозной организации, равно как и создание ячейки одного из уже существующихся религиозных течений, имеющего признаки сектантской организации? Прежде всего, тем, что члены таких религиозных организаций, как правило, не берут в расчёт состояние религиозного сознания, доминирующего у проживающего испокон веков в данной местности коренного населения. Представителей таких религиозных организаций отличает откровенное безразличие к традициям культурно-религиозной жизни окружающих людей, в данном случае – жителей окрестных сел и деревень. Подобная ситуация рано или поздно приводит к возникновению обострённых отношений с местными жителями, которые в подавляющем большинстве случаев открыто противодействуют любому чужеродному влиянию на эту сокровенную сторону их жизни, что может вылиться в откровенно агрессивные формы противостояния. К примеру, местные жители спонтанно могут делать всё, от них зависящее, чтобы выжить чуждых им по духу поселенцев из своего края. А для этого у них имеется широкий спектр возможностей – от бойкота поселенцев до поджогов их строений.

Поэтому прежде, чем учреждать в своих поселениях какие-то формы отправления нетрадиционные религиозных культов, лидерам поселенческих общин нужно очень ответственно подойти к вопросу взаимососуществования различных религиозных традиций в местах Исхода. И в первую очередь поселенцам следует разобраться с истинными причинами формализации их духовной жизни, тем паче – оформления некой новой религиозной организации. Так ли это необходимо для становления и развития поселенческой общины? Или за всем этим процессом стоит жажда власти над душами поселенцев вполне конкретных персон, обычно руководящих деятельностью по расселению в данной местности людей, исходящих из города? Образование на подведомственной территории сектантских поселений может вызвать, помимо всего прочего, различные административные меры принудительного характера по ликвидации того или иного поселения со стороны местных властей, которые, как правило, не приветствуют активизацию религиозной деятельности, отличной от традиционной для данной местности конфессиональной принадлежности.

Указанные факты могут привести к развитию такой ситуации в поселении, когда нескончаемая психологическая напряжённость вынудит новых поселенцев вернуться в города, бросив своё хозяйство в поселении на произвол судьбы.

При всём при этом поселенцы должны хорошо понимать, что тех из их лидеров, которые имеют откровенно деспотический властный характер, к формальному учреждению религиозных организаций тоталитарного толка подталкивают те самые силы, которые во что бы то ни стало стремятся уничтожить явление Исхода как таковое, подавляя в людях волю и способность к независимому мышлению. Приведённый пример – один из множества хитроумных уловок этих сил противодействия. По этой причине каждый поселенец просто обязан иметь устоявшуюся жизненную позицию, включающую ясное осознание вопроса его личной свободы совести, а также чётко представлять себе об опасности взращивания в поселении какой-либо секты на основе пусть даже того духовного учения, которое ему близко по настрою его души.

Чтобы людям Исхода легче было разбираться в данном вопросе, следует указать основные этапы реализации идеи формирования подобной тоталитарной псевдорелигиозной организации:

1. Появление духовного учителя, концепция которого способна увлечь множество людей.

2. Окружение духовного лидера функционерами с целью превращения их в жрецов формируемого религиозного культа при максимальном отсечении его связей с социумом и полном контроле процесса его общения и взаимодействия со сторонними лицами.

3. Литературно-художественное препарирование духовного учения для придания ему такой формы, которая позволяет эффективно внедрять его в сознание людей.

4. Создание мифа о сложности и длительности освоения учения.

5. Частичное сокрытие информации от новых последователей духовного течения для нарушения логической основы учения и невозможности его самостоятельного освоения без наставничества жрецов.

6. Разработка культовой ритуальности для новообращенной паствы.

7. Театральная инсценировка различных ритуальных мероприятий, отражающих основы учения.

8. Всемерное упрочение круга ограниченного числа посвящённых в запретные для неофитов области учения.

9. Манипулирование как автором учения, так и его адептами, не входящими в число жрецов.

Руна XXII. ПРОСТРАНСТВО ДИНАМИЧЕСКОГО ПРЕДЕЛА СЕЛЬСКОГО ПОСЕЛЕНИЯ

При организации и развитии сельских поселений неизбежно столкновение с проблемой, которая имеет основополагающее значение для мировоззрения новых селян. Она чрезвычайно важна и с практической точки зрения в качестве критериального ориентира для жителей этих поселений. Эта проблема выражается в вопросе: «Как определить тот самый динамический предел, после которого в новых поселениях может снова может стать опасным проживание людей, как и в ранее покинутых ими городах?».

Поселение людей в сельской местности обычно начинается с нескольких домов. В дальнейшем в поселении всё растёт и растёт количество людей, увеличивается число строений, усложняется инфраструктура. То есть получается, что постепенно вырастает новый город, аналогичный тому, из которого поселенцы ушли в своё время на природу. Как этому воспрепятствовать? Эта дилемма может быть разрешена следующим образом.

Любое поселение здорово по своей сути только до тех пор, пока его жители могут удовлетворять все свои жизненные потребности исключительно на поверхности земли. Понятие «здоровое поселение» подразумевает, что поселение существует ради человека. После того, как в поселении начинаются работы по прокладке и строительству разнообразных подземных коммуникаций и сооружений, то есть, когда инфраструктура поселений начинает зарываться в землю, с этого момента ситуация меняется с точностью до наоборот – человек начинает жить ради самого поселения, отдавая всего себя вновь порождённому подобным образом городообразному образованию. Развитие системы подземных ходов и сооружений приводит к оживлению такого городообразного образования, когда в его подземную часть вселяется бесплотная инфернальная сущность. А это означает, что с того момента, когда поселение начнёт закапываться вглубь земли (прокладка канализаций, водостоков, водосборов, строительство инженерных сооружений, подземных учреждений и заведений и т.д.), оно переходит из разряда здоровой среды обитания, в состояние неизлечимой болезни городского вампиризма. Таким образом, вместо здорового человеческого поселения появляется ещё одна раковая опухоль на теле Земли.

После прокладки подземных коммуникаций, прорытия разных каналов, стоков, тоннелей, магистралей с существовавшим до этого здоровым поселением происходит кардинальное превращение: рождается некое новое живое существо, со старым наименованием, но являющееся уже городом. И тогда люди, проживающие в нём, становятся для него всего лишь кормом, всего лишь источником его жизни. Таким образом, поселяне снова попадают в рабство к городу, который также, как и другие города начинает отнимать у них жизненные силы. В результате, по невежеству самих же людей порочный круг уничтожения человечества с помощью городского уклада жизни их поселения расширит свои границы и влияние.

В таком поселении, которое превратилось в новый город, то есть стало самодостаточной надсистемой, поглощающей жизненную энергию, жизненные ресурсы человека, никому уже невозможно оставаться свободным в проявлении своего естества и своих убеждений. Люди снова будут вынуждены, какими бы они не считали себя свободными личностями, отдавать свои жизненные силы этому существу. Подобное относится и к бродягам, бомжам, маргиналам и другим изгоям общества. Даже к самым паршивым дворовым собачонкам это имеет прямое отношение, то есть со всех живых биологических существ города снимается энергия жизни, все без исключения отдают свои жизненные силы этой инфернальной сущности.

Именно так представляется решение проблемы динамического предела безопасного инфраструктурного расширения сельских поселений.

Руна XXIII. ЭКОЛОГИЧЕСКОЕ БЛАГОПОЛУЧИЕ ТЕРРИТОРИЙ ИСХОДА

Исход людей в природные условия жизни не означает, что на новом месте не будет проблем, схожих с городскими. При обустройстве своих сельских поселений новым селянам параллельно придётся решать задачу восстановления и самой природы, порушенной городским образом мышления населения Земли. Поскольку города вбирают в своё чрево всё большее количество природных ресурсов, добыча которых производилась и производится самым варварским способом, природные биосистемы в результате оказались истощёнными и находятся сегодня в состоянии, близком к деградации. Во многих местах вместо цветущих ландшафтов уже зияют своей омертвелостью искусственно образовавшиеся пустыни и свалки, насыщенные различными токсинами, радиацией и другими отбросами человеческой деятельности.

Дьявольский же разум города заинтересован в дальнейшем уничтожении естественной природной среды, потому что сами города – это модель искусственной среды, которая в итоге должна полностью заполонить всю нашу планету. Живой природе в этом новом мире нелюдей отказано в присутствии. Поэтому в настоящее время всемерно наращивается процесс опустошительного «покорения» природы. Повсюду, но, прежде всего, вокруг городов, множатся рукотворные зоны экологического бедствия.

В отношениях с местными жителями поселенцы должны быть готовы к встрече с самыми необычными проблемами. Одной из таких проблем, которая может быть наиболее острой для поселенцев, является весьма распространённое бездумное отношение коренных жителей многих регионов нашей страны к природе, безрассудное загрязнение природных ландшафтов и водных ресурсов территорий их проживания. Эта проблема порождает принципиальные препятствия для осуществления целей и задач Исхода, более того – Родостав не сможет устояться в местах загрязнённой природной среды, ибо такая среда противоречит мировоззренческим основам его приверженцев.

Людям Исхода очень опасно тешить себя иллюзиями насчёт того, что окружающая среда вблизи существующих населённых пунктов в сельской местности сохранена в первозданно чистом состоянии. С большой долей вероятности поселенцы обнаружат в окрестностях своих селений и стихийные мусорные свалки, и брошенные ржавеющие остовы различной техники, и битое стекло по обочинам дорог и у берегов водоёмов, и остатки вырубленной растительности, и загубленные электроудочками рыбные угодья и ещё многое другое из этого ряда.

Причём антропогенное воздействие на природную среду разной степени тяжести наверняка будет продолжаться и на глазах поселенцев, ибо местные жители непоколебимо уверены, что обладают безусловной индульгенцией для практически бесконтрольного пользования в своих интересах природными ресурсами местностей их проживания, поскольку их предки поселились на этой земле с давних времен. Конечно, можно понять, когда разумное природопользование является средством жизнеобеспечения местных жителей. Но трудно понять хищническое уничтожение, к примеру, нерестящейся рыбы или мальков под воздействием мощных электроразрядов, браконьерский отстрел животных и птиц, изведение лесного покрова для продажи древесины по бросовым ценам. Ну, а разбить бутылку о дерево, бросить стеклянную банку в озеро или выбрасывать ненужные для хозяйства вещи куда ни попадя – это уже для многих стало привычным делом: земля всё сокроет или вода унесёт.

И здесь для поселенцев возникает серьёзный вопрос: «Как изменить ситуацию? Как развернуть её в направлении сохранения природы?» Лобовыми методам – жёсткими требованиями, угрозами, всеобщими призывами или какими-то физическими действиями – решить данную проблему никому никогда не удавалось. Если поселенцы попытаются в своей практике использовать именно такие методы, то их деятельность в этом направлении очень быстро вызовет раздражение и недружелюбие местного населения, что может привести к агрессивным попыткам со стороны окрестных жителей избавиться от пришлых поселенцев. Не нужно объяснять, что в арсенале местных жителей имеется множество возможностей вредить поселенцам, чтобы их жизнь в данной местности стала невыносимой. Вслед за этим может последовать массовая репатриация жителей поселения в города.

Очевидно, следует искать такие методы решения этой экологической проблемы, которые не вызовут реакции отторжения у местных жителей. Такие методы должны щадить чувства и традиции проживающих здесь людей, имеющих в этих местах вековые родовые корни. По сути, нужно быть готовыми к длительному процессу грамотно поставленного экологического просвещения среди жителей данной местности. И начинать необходимо с детей, для чего потребуется изыскать возможности деятельного включения в учебно-воспитательный процесс сельских школ с тщательно проработанными факультативными программами экологической направленности. Если удастся убедить детей местных жителей в необходимости всемерного бережения природы родного края, это станет решающим шагом в последовательном низведении к нулю кричаще-актуальной проблемы экологической чистоты мест Исхода.

Со взрослым же населением по данному вопросу возможна только индивидуальная работа. При этом нужно понимать, что добиться реального результата в деле ненанесения вреда природе со стороны старшего поколения местных жителей крайне сложно в силу целого ряда причин, связанных с характером и устоявшимися привычками этих людей. В вопросе же охраны природы по отношению к заезжим любителям побраконьерствовать и помусорить на лоне природы местные жители наверняка будут солидарны с действиями поселенцев.

В перспективе же все окрестности мест Исхода должны стать районами экологического благополучия, что позволит сообществам Родостава устояться в данных поселениях.


Руна XXIV. ОБУСТРОЙСТВО ДЕТСКОГО ПРИЮТА В ПОСЕЛЕНИИ

Статистические показатели фиксируют устойчивое уменьшение численности коренного населения России. Длительное время под влиянием мирового центра власти в стране проводится политика создания соответствующих условий, способствующих ускоренному вымиранию старшего поколения. Другой удар наносится по молодому поколению, результаты которого можно пронаблюдать на резком увеличении числа брошенных и бездомных детей, что является частью спланированной политики уничтожения молодого поколения русских людей.

Поскольку Исход носит долговременный стратегический характер, руководителям каждой конкретной поселенческой общины, следует подумать над вопросом увеличения или сохранения стабильности числа поселенцев. Трудно представить, что глобальная урбанистическая цивилизация не будет стремиться воспрепятствовать укоренению и развитию сельских поселений, вытягивая в города молодое поколение поселенцев. Кроме того, по мере старения первых общинников поселение может зачахнуть без людей. Делать ставку в данном вопросе только на собственных детей поселенцам нельзя: вряд ли вчерашние горожане будут ориентированы на многодетные семьи. Да и дети в отсутствии школы будут вынуждены ездить учиться в районные центры и города, в результате чего большая их часть впитает в себя базовые ценности урбанистической цивилизации, и в дальнейшем, к сожалению, уедет жить в города. В этой части у поселенцев не должно быть иллюзий.

Одним из действенных средств противодействия подобному развитию событий может быть образование в составе поселения детского приюта для брошенных детей. Помимо всего прочего, этим деянием поселенцы смогут принять посильное участие в решении проблемы брошенных детей России, поскольку сегодня они никому не нужны, кроме немногочисленных энтузиастов с неравнодушной душой.

Для организации приюта необходимо построить отдельный дом, где поселятся дети. Архитектура такого дома должна быть уникальной, в ней следует учесть именно детско-подростковый акцент. Все без исключения поселенцы в меру своих способностей, сил и возможностей должны принимать самое активное участие в воспитании и образовании приютских детей. Более того, необходимо сделать всё возможное для образования на основе приюта поселкового учреждения образования, начав с младшей школы.

Со временем общинники станут забирать гармонизирующих с ними детей к себе в дома, с возможным их усыновлением или удочерением. Данное место общинной жизни дети поселкового приюта всю свою жизнь будут считать своей малой родиной, своими родовыми местами. Со временем, кто-то из них, повзрослев, уедет в другие края, а кто-то останется в этом месте Исхода, создаст свою семью в кругу общины, для которой общинники в качестве общего дела построят отдельный дом.

В детский приют по мере взросления детей и начала их самостоятельной жизни нужно во взаимодействии с органами опеки пополнять новыми детьми-сиротами, которые будут воспитываться в соответствии с устоявшимися в нём на основе исконных духовных ценностей русского народа традициями и общинным духом Родостава.

Послесловие. САМОИСЦЕЛЕНИЕ ЗЕМЛИ И ЗЕМЛЯН

Города, как элемент неземного происхождения, под влиянием очистительных природных процессов на Земле будут постепенно саморазрушаться. Этот процесс уже набирает силу, проявляясь пока в виде локальных техногенных аварий, а также в форме разрушительных деяний биороботов в человеческом обличьи, у которых под воздействием чистых природных энергий происходят неконтролируемые сбои их поведенческих программ. В скором будущем жители сельских поселений будут наблюдать процесс разрушения систем городского хозяйства, развал многоэтажных строений, обвалы подземных магистралей, затопление подземных бункеров различного назначения по аналогии с тем, как это сегодня происходит с московским бункером Сталина. Все эти будущие разрушения можно будет только приветствовать, как бы дико это не звучало для кого-то из ревнителей городской цивилизации.

Человек был создан силами высокого космического порядка как неотъемлемая часть природного биоценоза планеты Земля. Поэтому только в природных условиях лежит его магистральное направление жизни в её непрекращающемся развитии. Выпадение человека из природного биоценоза всегда происходит болезненно и сопровождается качественным перерождением человеческого организма в сторону повышения его индивидуальных адаптационно-защитных свойств. Это необходимо для его выживания в нечеловеческой среде, поскольку любая среда обитания, кроме естественно-природной, для человеческого организма является чужеродной. И, несмотря на то, что искусственная городская среда создана руками самого человека, она по своей сути является для него губительной.

Все без исключения технические достижения человеческой цивилизации привнесены в коллективное сознание землян инопланетными силами, нацеленными на всеобщую колонизацию нашей планеты и низведение человека до уровня домашнего скота. Длительное время природное человечество само по себе являлось естественной преградой осуществлению этих планов чужаков-пришельцев. Именно поэтому с целью разрушения традиционного образа жизни людей в составе гармоничного планетарного биогеоценоза в их сознание постепенно была имплантирована идея технического рая на Земле, что позволило инопланетному разуму разрушить нерушимую прежде преграду силового поля естества людей для осуществления своих колонизаторских планов.

Фрагмент диалога на форуме http://staretz.borda.ru/ :

Оксана Кинаш. Расскажите, как Вы защищаетесь от страшных, темных, внеземных? Они, наверное, Вас тоже достают, а может быть в первую очередь к Вам и липнут?

Автор. Существует достаточно надёжное средство от их посягательств, которое находится у каждого из людей буквально под ногами - Сила земли.

Оксана Кинаш. Мы имеем всё, а пользоваться не умеем или только догадываемся как. Где же находится инструкция, внутри каждого из нас или она только для избранных?

Автор. "Инструкция" лежит в каждом человеке, но её надо активировать. Ключ к активации – погружение без страха и сожаления в природную среду. Главное при этом – выбросить из головы все мысли о прелестях цивилизации.

Оксана Кинаш. Родительские "6 соток" подойдут или надо стать детьми природы? И почему без страха и сожаления – звучит как приговор? Назад дороги не будет – к прелестям цивилизации? Вы наверно говорите о том, что нужно жить на земле – в своём доме, кушать то, что вырастет на огородике или в лесу, самим по возможности шить одежду, в общем, бегом из городов. Куда? В деревню, в лес или в "пустынку" как святые уходили.

Автор. Земля сегодня стала слишком маленькой, чтобы где-то на ней ещё осталась возможность изолированно "жить на земле – в своём доме, кушать то, что вырастет на огородике или в лесу, самим по возможности шить одежду". Разумно использовать товары и услуги современной цивилизации – просто необходимо. Нужно быть, кроме всего прочего, в курсе творящихся в мире событий, для чего использовать тот же спутниковый интернет. Глупо не носить удобную одежду из прочных тканей, созданных современными химиками. И так далее.
Родительские 6 соток, конечно, подойдут до тех пор, пока они не окажутся в окружении каменных сооружений с пятиметровыми заборами или в пригороде большого города. На этих 6 сотках вы сможете включить хотя бы часть внутренней инструкции. Ну а дальше вам уже не нужно будет ничьих советов, поскольку вы априори будите знать, что и как делать, куда направлять свои стопы и над чем мыслить.

Научно-техническая парадигма общественного прогресса предполагает реализацию заложенного в её основе алгоритма постепенного вырождения человека с последующим его исчезновением с лица Земли, то есть алгоритм спонтанной очистки планеты от человеческих особей в их разумном виде. Этот же алгоритмом предусматривалось создание труднопреодолимых для обычного человека препятствий по возвращению на спасительную для людей стезю природной жизни. Да и атакуемая чужеродной формой жизни материнская природная среда, находясь в состоянии бескомпромиссной борьбы за своё существование, принимает обратно в своё лоно далеко не каждого из числа людей, сформировавшихся в убийственной для всего живого техногенной среде обитания.

Каждому конкретному человеку нужно здорово потрудиться дабы доказать живой Земле серьёзность своих намерений вновь воссоединиться с природной средой. Ему потребуется для этого не только изменить своё сознание, отвратив его от общемировых ценностей большинства современных пасынков внеземной цивилизации, но и добровольно пойти на сущностное возрождение исконных качеств своего организма под влиянием природных факторов Земли.

Те люди, которые не позволили себе выпасть из природного биогеоценоза или успешно осуществили своё возвращение в него, ни на мгновение не сомневаются в повсеместном и полном крушении технократической модели существования человеческого общества, а также в восстановлении испоганенной руками потерявших разум людей биосферы планеты: у нашей Земли-матушки достанет для этого сил и возможностей. Нарастающее в последнее время число очистительных стихийных катаклизмов, а также прямое воздействие на технические системы, что приводит их к нештатным ситуациям сбоев и аварий, отражает ответ Земли на угрозу основам её Жизни.

Таким образом, началась, активная фаза отторжения чужеродной инфекции техногенного обустройства мира единым природным организмом Земли, в состав которого пока ещё входят люди, образ жизни и мысли которых соответствуют естеству природной среды нашей планеты. Естественно, вместе с технической инфраструктурой Землёй отторгаются и мутагенные человеческие организмы, не способные более к дальнейшему существованию без технических агрегатов. Так что не стоит особо удивляться многочисленным природным явлениям и техногенным катастрофам последнего времени, которые обрывают нити жизней тех, кто безнадёжно инфицирован метастазами технической цивилизации.

На планете начал активно развиваться всеохватный процесс самоисцеления самой Земли и ещё не полностью лишённых своего природного естества Землян!






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 40
© 24.10.2020г. Явогор Смоленский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2927011

Рубрика произведения: Проза -> Эссе











1