Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Заслуженная смерть


...Видимо в Филадельфии не всегда всё же солнечно, этот страшный рассказ повествует
о жестоком человеке, который проживал в городе братской любви. Этого жестокого человека
звали Дэвид. Прежде, чем его настигла заслуженная кара, он совершил много гнусных вещей.
Навряд ли Дэвид родился плохим человеком, к тому же он родился ни один, вместе с ним
родилась его сестра близняшка Диана. Которую жестокий Дэвид своими поступками свёл с
ума. Итак, пожалуй повествования этих ужасных событий откроются вам с предпоследнего
дня ужасного Дэвида. В этот предпоследний день своей жизни, Дэвид, и не думал о смерти,
он собирался женится на красавице Николь. Всё уже было готово к этой свадьбе. Для Николь
уже купили свадебное платье, которое она вновь примеряла, поздним вечером оставшись
наедине с сама собой, в огромном, родительском доме Дэвида.
- Ты такая красивая, - сказала странная Диана, вошедшая в комнату Николь. Не смотря
на её красоту данную ей от природы, вид Дианы был болезнен, и несчастен. На её глазах
были синие круги от недосыпа, а её движения были то очень медлительны, а то наоборот
через чур резки, - Ты не должна выходить замуж за это чудовище! Он чудовище, страшное
чудовище!
- Как ты можешь так говорить о своём брате, - сказала Николь, - Он ведь сильно любит
вас с мамой.
- Он никого не любит, - сказала почти плача Диана, - Он плохой человек, когда нам было
по шесть лет, и мне подарили котёнка, то он взял, и утопил его в ванне. Он набрал в ванну
воды, и взял в руки котёнка, смотря на мои слёзы, не жалея ни меня, ни котёнка, он засунул
котенка под воду, и утопил. Он страшный человек.!
- Что ты выдумываешь, - сказала, не веря сказанному Николь.
- Когда я рассказала об этом маме, - сказала уже плача Диана, обнажив свои груди, на
одной из которых зиял шрам от ожога, - То, она вместо того, чтобы наказать его, наказала
меня, потушив об мою грудь сигарету. Сказав мне: что стучать на брата последние дело!
Больше я, никогда ей не жаловалась на него, она тоже монстр, монстр избаловавший его.
До четырнадцати лет мы с братом спали в одной кровати, возможно я сама частично
виновата в том, что произошло. Когда нам было по тринадцать лет, мне и брату. Однажды
раним утром, когда мы только проснулись, он показал мне свой первый стояк. Я уже видела
до этого торчащий мужской пенис, когда мне было лет двенадцать, и я ночевала у своей
подруги, она сказала мне: а ты знаешь, чем взрослые занимаются по ночам? И мы пошли
с ней подглядывать, то чем занимались её папа с мамой. Её голый папа лежал на её голой
маме, работая своим задом, словно забивая задом в неё что-то. Её мама стонала, и
обнимала его руками. Затем он встал с неё, и тогда я увидела в первый раз в своей жизни
торчащий член. Тут мама моей подружки присела на корточки, оказавшись своим лицом
напротив мужское писи. Она рукой взяла эту твердость, и сунула к себе в рот. Я тут же
сказала тихонько своей подружке: фу. На, что она мне ответила: наверное это очень
приятно, наверное мужчинам приятно, когда им так делают. Затем папа моей подружки
загнул её маму раком, и вошёл в неё, овладев ей сзади, и мне сразу же стало понятно, что
именно он вонзает в неё. Он ускорил темп, и её мама стала стонать, всё громче и громче,
затем она вскрикнула громче обычного, и упала на пол. Она легла на спину продолжая
тереть себя рукой между своих ног, продолжая теперь рукой свою писечку. Отдышавшись,
она снова стала сосать член. Она сосала пока в её ротик не брызнула белая жидкость, эта
белая жидкость заполнила ей рот, попала ей на лицо, на её взрослые сиськи. Тогда я
подумала: наверное это здорова, заниматься сексом. И я сама по своей собственной
глупости, сказала Дэвиду: а знаешь зачем он стоит? И сама по своей дурости взяла у него
в рот, может быть я в этом, и виновата, от своей пошлости решив, ему сделать такое. Я
сосала также, как мама моей подруги у её папы. Дэвиду конечно понравилось, и он замер
смотря на меня, смотря на то, как я умело сосу его писю. Я сосала его твердую писю пока,
он не кончил мне в ротик. Неожиданно он вздрогнул, и излился в мой ротик своей тягучей
жидкостью. Да, возможно я плохая, но он чудовище, этим же вечером он утащил у нашей
мамы её фаллос, котором она очевидно делала себе приятно. Так, как наш отец её бросил,
узнав о том, что детей ни один, а целых два. И только, когда нам было по шестнадцать
лет, она вновь вышла замуж. Когда же Дэвид стащил у неё фаллос, он решил им, решить
меня девственности, не смотря на то, что он был огромен, Дэвид всё же вставил его в
меня, не сорвав мне целку, а буквально порвав мне целку, этой огромной штукой. Мне было
больно, мне не было приятно. После он заставлял меня каждую ночь сосать его член, и
трахал меня этой огромной штукой. Конечно кроме боли моя писечка нечего не чувствовала.
И хоть мне было больно даже ходить, и сидеть, я нечего никому не сказала. И как же я
обрадовалась, когда он вдруг надолго уехал в Чикаго, к двоюродным родственникам. Но он
вернулся, зло всегда возвращается, когда он вернулся, он наконец-то решил меня трахнуть
сам без помощи приспособлений.Тогда нам было почти по четырнадцать. Он раздел меня,
сняв с меня ночную рубашку, а затем мои трусики. И впервые он вошёл в меня своим членом,
поставив меня раком на колени. Его член был намного меньше той ужасной штуки, которой
он меня трахал. И потому мне было в первые за всё время, не больно, а приятно. Он трахал
меня довольно таки продолжительное время так умело, что я впервые кончила. Да, и он в
меня кончил пару раз. Но я не успела сказать, наконец-то всё хорошо, поскольку мой братец
Дэвид тут же огорошил меня следующим фактом. Оказывается, когда он был в Чикаго, он
решил девственности нашу кузину Амелию, которой на тот момент было всего восемь лет.
Он чудовище, Николь, и ты сама это поймёшь. Он рассказал мне, как показав Амелии свой
вставший член, когда они были дома одни, он заставил её сосать ему, и что она отсосала ему
Но он не кончил её в ротик, он раздел её, и овладел ей, как взрослой женщиной, вставив
свой член в её крохотную писечку. Не смотря на то, что из неё текла кровь, он трахал её пока
не кончил в неё. Он чудовище, Николь не выходи за него замуж! После он трахал Амелию
каждый день, он пробирался по ночам к ней в комнату, и трахал её пока все спали. Иногда
он её трахал, а иногда она у него сосала, а иногда он трахал её в попочку. И вот в очередной
раз, когда он трахал Амелию, их застукала её мама, она вошла в комнату в тот момент, когда
он был внутри Амелии, вонзая в её писечку своего твердого друга. Она его так избила, что
он оказался в больнице. Но эту историю решили не раздувать, её просто замяли. А, Дэвид
вернулся в Филадельфию, и хоть нас тут же положили по разным кроватям, по разным
комнатам он приходил, и брал меня. Часто он трахал меня в попку, заставляя меня потом
слизывать последствия с его члена. Николь, он плохой человек, он страшный человек! Ты
знаешь, что он делал со мной? Он душил меня, он закрывал мне рот, трахая меня, не давая
мне дышать, он закрывал мне лицо полиэтиленом, когда я отказывалась делать, что он хотел.
Ты даже не знаешь, как это страшно, это так страшно, что после ты легко согласишься на всё,
на любые мерзости, и даже мочу ты будешь пить с улыбкой. Когда мы стали чуть взрослей, и
нам было с ним по шестнадцать лет, мама кузины Амелии, умерла, её кто-то зарезал прям у
дома, когда она возвращалась домой с работы поздним вечером. Да, только меня в этот день
никто не трахал, никто не издевался надо мной, потому-что Дэвида не было дома. Николь, это
Дэвид её зарезал, за то, что она его избила, он не умеет прощать, он никому нечего не прощает.
Николь, он чудовище! После смерти матери, Амелия стала жить с нами, ей тогда исполнилось
всего одиннадцать, и Дэвид тут же улучив момент переспал с ней, я конечно тогда очень
обрадовалась, что он ко мне не пришёл той ночью, и следующей тоже. Но, после Дэвид привёл
меня, и Амелию в подвал этого дома. Где в одной из подвальных комнат, он якобы устроил себе
мастерскую. Он приказал нам с ней раздеться, и мы с Амелией послушно быстро разделись.
Я разделась первая, потому-что очень боялась Дэвида, сняв себя быстренько платье, и
трусики, обнажив заколосившуюся волосиками писечку. А, вот Амелия медлила, взглянув на
мой волосатый кустик между моих ножек. Но, после она всё же сняла своё платьице, а затем,
и трусики, обнажив свою лысую писечку. В ней ещё вовсе не было женственности, она была так
юна! Дэвид подошёл к Амелии, и загнул её раком, он достал из своих штанишек свой окрепший
член, после чего он тут же вставил его в задний проход кузины, которая даже не поморщилась,
которая молча терпела то, как он трахает её попку, она просто закрыла глаза стараясь видимо
забыть то, что я тоже тут. Но Дэвид не дал нам с ней отстранится друг от друга, он достал свой
член из попки Амелии, и поставил меня на колени перед собой, а затем сунул мне в рот свой
грязный член, который он только, что вынул из попы Амелии. И мне пришлось сосать его. Сосала
я недолго, Дэвид загнул меня раком, и вставил свой твёрдый член в мою попку, в мой задний
проход, он уже не раз брал меня так, поэтому я просто тихонько стояла, терпя его натиск. Но,
он не кончил в мою попку, он поставил на колени Амелию, и дал ей в рот, и хоть Амелия ясно
увидела коричневые разводы на его члене, она всё же не решилась возразить ему, покорно
взяв в рот. Она подняла на меня свой взгляд, и я увидела в её глазах: стыд, страх и отвращение.
И я поняла, что она тоже боится Дэвида. Николь,теперь ты понимаешь, Дэвид чудовище, он
трахал нас с Амелией в подвале годами во все щели, заставляя нас с ней делать мерзости друг
другу, лизать друг другу писи, и не только. Однажды он меня чуть не удушил на смерть, так что,
я даже отключилась потеряв своё сознание, я почти умерла. Понимаешь? Именно после этого
случая, я попала в психушку, ты даже не представляешь, что это такое, когда тебя душат. Мне
стало снится это каждую ночь, это свело меня с ума! Николь, Дэвид плохой человек, поверь мне,
я могу доказать тебе это. Пойдём в подвал, и ты сама увидишь. Он наверное сейчас там с Амелией.
...Не снимая свадебного платья, прям в белом свадебном платье Николь пошла за Дианой в подвал,
конечно же ей не верилось в эти ужасные рассказы, психически больной Дианы. Но малая доля
сомнений, видимо всё же мелькнула в ней. Лучше посмотрю сама, чем там занимается Дэвид:
подумала Николь. Они зашли в подвал, и тихонько дошли до комнаты в которой, якобы и творились
мерзости. В комнате было огромное число различных моделей кораблей, парусников, фрегатов, уже
собранных, и ещё несобранных. Это действительно была мастерская!
- Не позволяй себя ввести в заблуждение, - сказала шепотом Диана, увлекая Николь в подсобное
помещение мастерской, - Мы спрячемся тут, и будем ждать. Сквозь эти щели нам хорошо будет видно,
как Дэвид трахает Амелию.
- Я испачкаю платье, - возмутилась Николь.
...Ждали они недолго, вскоре действительно пришёл Дэвид, приведя с собой Амелию, которой на тот
момент исполнилось шестнадцать лет. Как только они вошли, они тут же стали раздеваться. Было ясно,
что они не собираются собирать кораблики. Николь прижала свой левый глаз к щели в стене, и увидела,
как они раздеваются, как Амелия обнажившись встала на колени перед Дэвидом, готовясь принять его
член в свой ротик. И по щекам Николь потекли слёзы. А, ведь Дэвид говорил ей: что хочет остаться
девственником до свадьбы, Николь ему поверила, ведь сама она была невинной, ведь сама она была
девственницей, только раз в жизни она целовалась с мальчиком. Николь была достойна этого белого
платья. Она хотела встать, и выйти к ним, чтобы показать Дэвиду свои слёзы, чтобы сказать Дэвиду:
что её сердце разбито, что свадьбы не будет! Смотря на то, как шестнадцатилетняя Амелия делает
Дэвиду минет. Николь было уже встала, но посмотрев на Диану в руках которой был пистолет, она просто
замерла, и осталась дальше сидеть на корточках, наблюдая затем, как Дэвид вводит свой член в попочку
кузины, как он беспощадно нанизывает её на свой штырь, набирая темп. В подвале послышались шаги, и
дверь мастерской открылась, и в неё зашла Дженнифер, родная, пятнадцатилетняя сестра Николь. Николь
ещё сильней припала к щели в стене своим левым глазом, не веря глазу. Её младшая сестрёнка пришла
сюда неслучайно, она с улыбкой снимала с себя одежды, по их переглядкам было понятно, что все они
трахаются вместе не первый раз. Когда Дженнифер разделась догола, она встала на колени, и Дэвид
вынув свой член из попы Амелии, тут же вставил его в ротик Дженнифер.
- Так вот оно, что - сказала тихо Диана, - Вот, зачем он на тебе женится, чтобы трахать твою сестру по
ночам.
- Я убью его,- сказала Николь.
- Да, давай выйдем, и убьём его, - сказала Диана, ткнув Николь в бок пистолетом, - Убьём, и испортим
сестрам остаток жизни. Пусть они тоже полечатся в психушке, пару годиков, как я. После того, как у них
на глазах две злобные стервы пристрелят человека. Давайка, лучше мы убьём его после.
- Хорошо, - сказала Николь, осознав, что Диана не ненормальная, что она очень рассудительная
девушка.
...В это время, Дженнифер перестала сосать член Дэвида, встав с колен, она взяла в руки пустую баночку,
она поднесла баночку к своей писи, и журча стала в неё писать. Желтая водица быстро наполнила емкость,
после чего Дженнифер поднесла баночку к губам Амелии, принуждая её выпить мочу. Когда Амелия всё же
отвернулась, не став пить, Дженнифер поставила баночку на стол, и взяла полиэтилен, подойдя к Амелии,
она стала душить её им: закрыв ей им нос и рот, перекраивая доступ к кислороду. Не сразу, чуть погодя,
Амелия стала вырываться, моля о пощаде! Но Дженнифер не спешила щадить, по её лицу было видно, что
ей очень нравятся страдания Амелии. Когда же Дженнифер убрала полиэтилен, она вновь взяла баночку с
мочой, и отдала её Амелии, наблюдая затем, как Амелия пьёт. Дэвид же просто наблюдал за ними, лаская
сам себя. После Дженнифер заставила Амелию саму пописать в эту баночку, и Амелия журча стала наполнять
эту емкость, которую у её писи держала Дженнифер. Это Амелии тоже пришлось выпить. После обнаглевшая
Дженнифер поднесла баночку к члену Дэвида, ожидая, что и он наполнит баночку жидкостью. На, что Дэвид
отреагировал иначе, видимо желая напомнить Дженнифер, что он тут главный тиран. Он поставил её на колени
перед собой, сунув ей член в рот, и стал мочится в него, да так, что Дженнифер чуть не захлебнулась, и из её
рта хлынула моча. Казалась, что она, и вовсе утонет, она несколько раз сильно поперхнулась, не успевая
глотать. После Дэвид трахнул их обеих, доведя каждую из юных девушек до оргазма. И как же Дженнифер
громко стонала, когда Дэвид вошёл в неё, и стал трахать её, казалась, что она разбудит весь дом, своими
стонами. Дэвид резкими движениями буквально всаживал свою твёрдую мощь в юную писечку Дженнифер.
Кончив Дэвид оделся, и ушёл оставив голых девушек одних.
- Полижешь мою писю,- сказал Дженнифер, Амелии.
- Ладно, - сказала Амелия, добавив, - А, потом ты мне.
- Да, вы издеваетесь, - сказала шёпотом Николь, самой себе, продолжая скрытно ждать, когда же девочки
удовлетворят друг друга.
- Не знаю, мне кажется им самим это нравится, - сказала Диана, наблюдая затем, как Амелия лижет
писечку Дженнифер, - Но, всё равно Дэвид должен умереть.
...Стоны в мастерской становились всё громе, наконец Дженнифер вздрогнула, и прижала лицо Амелии
руками к своей писечке. После Дженнифер встала, и легла на пол, своей головой в сторону стены за
которой прятались Николь и Диана. Амелия подошла, и села на лицо Дженнифер плотно прижав свою писечку
к губами Дженнифер
- Есть что? - спросила Дженнифер.
...И любопытная Николь не зная, что же её сестрёнка имеет ввиду, глянула в щель одним глазком. Амелия
сидевшая на лице Дженнифер, отодвинув чуток свою писю, стала писать ей на лицо, Николь хотела встать,
и выйти, всё это было уже слишком, для её чистой души, но Диана ткнула в неё пистолет, и Николь снова
присела, прикрыв лицо руками.
- Какая ты вкусненькая, - сказала Дженнифер, писающей ей в рот Амелии.
- А, ты вкуснее, - сказала ей в ответ на комплимент Амелия.
- Боже, - сказала Николь, плотно закрыв вместо своих глаз, свои уши.
...Когда Николь открыла свои уши, то Амелия уже была близка к своему финалу, она громко стонала, повторяя
кратко имя Дженнифер: Джени, Джени, Джени! И вот Амелия громко вскрикнув, практически прокричав имя
Дженнифер, кончила. Если бы это было кино, если бы это был порно-фильм, то Николь и Диана тоже бы всё
же занялись сексом. Диана сняла бы с неё платье, то самое белое, свадебное платье, которое было одето на
Николь, затем сняла бы её трусики. Затем бы Диана припав своими губами к писечке Николь, стала бы ласково
лизать её писечку. Диана бы была такой наглой, она бы засунула свои пальчики в писечку Николь, и решила её
невиновности, слизывая затем капельки крови, текущие по её ногам. Но, это не порно-фильм, это жизнь, хотя
трусики Николь действительно взмокли от возбуждения, от этих подглядок. Николь было очень стыдно, что она
возбудилась, и не раз, она чувствовала, что ей хочется секса. Если бы Николь была тут одна, она бы уже
давно засунула руку в свои трусики, и ласкала бы себя.
..Наконец-то Амелия и Дженнифер ушли, и Николь с Дианой вылезли из своего укрытия. На полу в мастерской была
желтая лужица, лишь она напоминала о произошедшем тут. Николь с Дианой вышли из подвала, они вдвоём зашли
в комнату спящего Дэвида. Диана приставила к груди Дэвида пистолет, и выстрелила ему в сердце. Раздался громкий
хлопок, рука Дианы вздрогнула, и выронила пистолет. Диане показалось, что нечего не получилось, что Дэвид жив,
она испугано посмотрела на Николь, и только увидев пятна крови на белом платье, которое было одето на Николь,
Диана поняла, что Дэвид мёртв!






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 146
© 23.10.2020 Хочкез Траховский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2926124

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1