Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Владимир Кочкин. Право искушать. Часть 2. Глава 3.



Если что-то и стоит делать, так только
то, что принято считать невозможным.
Оскар Уайльд.

ГЛАВА 3. БАНКЕТ

До банкетного зала осталось всего ничего, метров тридцать, когда мы догнали магов. Подслушивать не собирались. Глотки смехом надрывали, подтрунивая над незадачливыми героями Пашиного рассказа: не крадучись подошли. То, что маги охранным заклятием не прикрылись, не наша вина.
- ...Пресечь нужно было! - услышали голос Как Дела. Насторожились, смех уняв.
- Или Соне помочь, - отозвался Тишина.
Колобок весело расхохотался.
- А что - это мысль! Одна она за час не управится! Парочку хранительниц я принаряжу с превеликим удовольствием. Кто больше?!
- Мели Емеля, пришла твоя неделя! - сердито пробурчал Верховный маг.
- Вам, как более опытному магу - ха-ха, ой, ха-ха-ха! - старух отдадим!
- Ты отдаёшь себе отчёт?!
- Я же... не в том смысле! Предложение моё более чем уважительное, старух труднее красавицами сделать! А Вы превратно всё - ха, ха-ха! - не так истолковали!
- Прекрати ёрничать!
- А что я такого сказал?!
- Вот так и рождаются мерзкие слухи!!! - рявкнул Верховный маг.
Колобок смех унять не мог.
- Одним слухом больше, одним меньше - какая разница?! - легкомысленно отозвался он. - На чужой роток не накинешь платок.
- Ну-ну! - грозно произнёс шеф. - На твой накину, не сомневайся!
Он резко остановился, повернулся лицом к нам и вскинул руку, чтобы наложить на нас какое-то заклятье... Понятно, какое! Чтобы забыли эту перепалку.
Мы отшатнулись. Некоторые выставили перед собой ладони. Не для того, ясное дело, чтобы попытаться отразить магию профессионала: инстинктивно, напоказ страх выпячивая.
- Подожди! - мягко, но требовательно сказал Колобок, вмиг став серьёзным. - Стоит ли из пустяка проблему делать? Вспомни...
Он бросил на шефа быстрый взгляд, кивнул головой. Поняли - послал мыслеграмму.
- Гм-м... - промычал Верховный маг, изогнул брови домиком, почесал в затылке и громогласно произнёс: - Похоже, я погорячился!
Чтобы он извинялся... - случая единого не припомню.
- Кстати, прихорошиться чаровницам я разрешил, - примирительно заговорил Колобок. - Сегодня великий день, один из самых значимых в истории нашего мира. Праздник, можно сказать! А праздник для женщин станет вдвойне праздником, если будут они нарядно одетыми.
- Раньше ты так не думал.
- Раньше и мы похлёбку лаптем хлебали, а сопли из носа дубиной выковыривали.
- Ну-ну! - задумчиво произнёс Верховный маг.
- Мозоли натирать на том месте, которым сидят, нам никто не запретит! - весело расхохотался Колобок. - Без чаровниц пир начнём!
Мы в зале уже были, когда шеф снова резко остановился и повернулся.
- Хороши же вы будете, босоногие и в пижамах, когда дамы разряженными придут, - свёл он брови к переносице. - Гм-м, а почему бы и нет, праздника ради.
Он наверняка видел фильм о Денисе Давыдове. (Из памяти новичков, не владеющих магической защитой, маги многое скачивают в Рунный посох). Образ парадной гусарской формы, (тщательно выглаженной и неправдоподобно красочной), видимо, из него мысленно срисовал. В миг единый, лишь щёлкнул он замысловато пальцами правой руки, мы превратились в киношных гусаров. Вот только, эполеты не такие и... - ой, что я с ней делать буду?! - только сабли на боку не хватало!
В руках у обалдевшего верзилы Лёхи, красавца-старпома из села Лешуконское, (что в Архангельской области на Мезени реке расположено), материализовалась концертная гитара, (не потому ли – ха-ха! - что шире всех от изумления рот раскрывал?!). А у Тим-Тимофея, хранителя из Рязани, которому особо прилежно медведь на ухо наступил, на плече появилась гармошка-трёхрядка.
- В следующий раз сами одёжу создавать будете, - улыбнулся Верховный маг широко и открыто. - Озабочусь, чтоб отторжения магии вашей в трапезной не было. Покудова в таком виде покрасуетесь. Не обессудьте, что одинаково обрядил.
- Ты гений! - одобрительно произнёс Колобок.
Верховный маг улыбнулся снисходительно и провозгласил:
- Прошу за стол! Мы начинаем пир!
- Эй, куда пошли?! - засуетился Колобок. - За левый стол садитесь! Тот дамам оставим, чтоб не на разор пришли.
На удивление, речь шефа оказалась короткой (уж, не для хранительниц ли слова берёг?!). Слушали стоя, согласно этикету. Дружно отсалютовали хрустальным звоном бокалов, встряхнув пузырьки в шампанском. И... Паша такое отчебучил - тако-о-ое! - не у меня одного челюсть отвисла от удивления.
Друг остался стоять, когда все сели. Демонстративно скрутил с бутылки с водкой пробку, налил её не в рюмку, а в высокий и объёмный бокал - до краёв! Медленно поднял его, боясь расплескать содержимое.
- Сегодня я особо постиг величие этого мира, - не очень громко сказал он. Вскинул голову и заговорил зычно: - Основательно проникся духом борьбы магов за счастье человечества! Слава магам! Слава тем, кто вершит историю и делает людей на Земле более счастливыми! Короче, хранители, за магов не мешало бы выпить. Налейте в рюмки то, что покрепче!.. Готовы?! У всех налито?!.. За магов, хранители! За магов!!! Чтобы их мечты непременно сбывались!
А что, и за это выпили.
Когда усердно застучали вилки о тарелки, я тихо спросил:
- Паш, что всё это значит?!
- Этот тост всё равно был бы произнесён, - ухмыльнулся он.
- Не тобой!
- Какая разница, кем?
- Не увиливай от ответа. Ты понял, о чём я спрашиваю.
- Так надо, Вов.
- Кому надо?
- Отстань, мне надо! Позже поймёшь!
- Не вздумай здесь воздействие на магов применить! Праздник, расслабились они, не дело благодарности в такое время зарабатывать!
- Чо я, совсем тупой?! За кого ты меня принимаешь?!
- Тогда ответь, зачем тебе понадобилось их умасливать?!
- Отстань, а! - Паша состроил зверское лицо. - Сказал же: позже поймёшь!
Пашу, как облупленного знал.
"Не стал бы он попусту так поступать, - подумал я. - знать бы, что затевается?!"
Оркестр, из лучших местных музыкантов зафальшивил, а после того, как взвизгнула пронзительно скрипка, замолчал. Словно стайка невест вошла в зал. Чопорно и торжественно. Все в абсолютно одинаковых белых бальных платьях до пола. На руках белые ажурные перчатки. На голове каждой красавицы белоснежная шляпка с чёрной вуалью, лиц не разглядеть.
Мы ахнули. И руками всплеснули дружно. И рты распахнули, дебильность изображая: ту самую, которую женщинам в нас, мужиках, видеть нравится. Было отчего ахать и охать. Рост "невест" и их фигуры стали одинаковыми. У всех талии осиные, словно в корсете каждая. Словно кукла Барби родная мама каждой.
Вот так отчебучила Соня!
Вот так отчебу-у-учила!!! С работой такой не каждый маг справится!!!
А дамы словно бы в манекены превратились. На нас уставились. Ой, не на нас, конечно! На прикид наш гусарский.
А вот кому не до шуток было, так это Верховному магу. Он холодно смотрел то на “невест”, то, словно норовистая лошадь, косил глаза в сторону Колобка. Поняли - как не понять?! - шеф его заподозрил в немыслимом: в собственной игре. Наверняка решил, что в одинаковые униформы обрядить хранителей и хранительниц Колобка затея: а раз так - налицо вторжение, скрытое воздействие на него самого.
Мы скандала ожидали, а шеф улыбнулся, к дамам подошел, за стол пригласил.
А я снова о Соне вспомнил. С восхищением подумал о таланте её новом, прорезавшемся... Кроме тех хранительниц, кто участвовал в ритуале открытия знаний, в банкетный зал никто не войдет: охранные заклятья не пропустят. А из дамочек наших одна, (та, к которой почему-то, после выхода в свет одного из романов Б. Акунина, прилипло прозвище Азазель), была под два метра ростом. А другая, Птичка - а правильнее было бы дать ей прозвище Эверест! - десять пудов в себе носила. В основном жира, сдобренного одышкой. А тут, одна к одной все, словно отбирали с парада худосочных невест.
Историю эту грех не рассказать!
Паша - мужик прямой, беззлобный, но грань между безобидной шуткой и оскорблением не всегда видит. Такое ляпнет порой, тако-о-ое... - смертельного врага бы нажил, кто другой скажи. Он же, уже через пару минут умудряется не только помириться с тем, кого обидел, но и смеяться его следом заставит. Опять-таки начнёт сыпать свои деревенские шутки-прибаутки - не всегда безобидные! - и это снова сходит ему с рук.
Когда Птичка, (Эвелина, то есть), училась летать, Паша самым что ни на есть серьезным голосом посоветовал магу привязать к пальцу ниточку.
- Зачем? - удивился маг.
- Жалко будет, если такой красивый шарик улетит, - беспечно отозвался он.
Эвелина парила в трех метрах от земли. Без мага - ни туда, ни сюда. Беспомощная, как потерявший управление дирижабль. После слов Паши плеваться начала. Стала кулаки и кукиши показывать. Завопила так, что в ушах зазвенело, а с соседнего дерева сорвалась стайка каких-то пичуг и умчалась на дерево поодаль.
Временное помутнение рассудка началось у нее от панического страха высоты и предполетных волнений. А Пашины слова и смех наш, к тому же из двадцати глоток (каждого хлебом не корми - дай позубоскалить!), лишь подтолкнули к истерике.
Маг, а это был Колобок, рассвирепел. За столь малую провинность определил Паше четверть часа трепыхаться на столбе позора. А Эвелина поставила рекорд: дулась на моего друга недели две.
То предыстория.
Как-то, Эвелина попалась на глаза Верховному магу.
- Кто такая?! - рявкнул он, вперив в округлости красотки грозный взгляд.
Переваливаясь с ноги на ногу, она неторопливо доковыляла до нашего самого грозного начальника и попыталась изобразить стойку "Смирно!" При этом колыхающиеся складки её тела долго ещё продолжали изображать штормовое море.
- Курсант Птичка! - испуганно пропищала она.
- Птичка, говоришь? - заулыбался шеф, вогнав обидчивую даму в краску. - Откуда взялась, такая?!
- Из Екатеринбурга.
- Давно здесь?
- Почти три года.
- Три го-о-ода?! - Казалось, Верховного мага кондрашка хватит. Рявкнул: - Почему я тебя прежде не видел?!
- Я за спинами других хранителей прят-талась.
Шеф заулыбался.
- И за всё это время ты не научилась справляться с лишним весом?!
- Ой, я не хочу худе-е-еть!
- Это ещё почему?!
- Мой муж не любит худых женщин!
- Гм-м, странная мотивация.
- Да я... я с магом уже... с тем, который не самый худой, договорилась! Он не запретил мне быть такой.
- Тебе не тяжело столько жи...
- Не меняйте меня! - в очередной раз перебила она Верховного мага. - Я боюсь потерять самого дорогого мне на Земле человека - мужа.
- Я могу сделать так, что любить он будет тебя в любом виде.
- Ой, и его не меняйте! Он во мне то любит, что мне в себе самой нравится.
- Гм... М-да... Вот случай... Надо же... - Верховный маг ушел от неё в обратном направлении, почёсывая затылок.
Провалиться мне на этом месте, если совру: шеф забыл о том, что куда-то спешил.

Оркестр заиграл мелодию... - какую-то мелодию. Один из музыкантов встал, объявил “белый танец”. Тут же несколько “невест” бросились к магам.
Никак удивить решил всех Верховный маг. Степенно встал со стула с высокой резной спинкой, призванного изображать трон. Неторопливо вышел из-за стола. Галантно поклонился де... хм, попробуй-ка, пойми за нарядами одинаковыми и вуалями густыми, скрывающими лица: девушке, женщине или старушке?!.. Ах да! Так ли это важно? Иное забавней: он обхватил громадными ручищами талию дамы и неторопливо повел её в танце.
Остальные маги, улыбками одобрив поведение шефа, дружно повыскакивали из-за стола.
Белое и чёрное - строгое сочетание!
Белое и красное - красиво и празднично!
- Можно пригласить Вас на танец, – услышал я голос за спиной, зачем-то измененный до неузнаваемости.
- Извините, не танцую, - сказал я, окинув взглядом стройную фигурку незнакомки.
- Отказать даме, в такой день?!
- Я не танцую! - повторил более твердо.
- Прошу Вас! Как-никак, ”белый танец”! – не отставала назойливая дама. Пока до меня дошло, что неспроста красавица настаивает на своем, она не выдержала моего тупоумия, нагнулась и сердито прошептала в ухо: - Нам необходимо поговорить.
Уж что-что, а вальсировать нас маги не учат, а на Земле не удосужился научиться. По молодости в деревенском клубе шейк лихо отплясывал, но чтобы девушку на вальс пригласить... Пришлось встать из-за стола - ноги не отдавлю и то ладно!
- Володя, постарайтесь держать себя в руках, - торопливо заговорила незнакомка, когда удалились мы от столика метра на три. - То, что я скажу, ошеломит Вас, но маги ничего не должны заподозрить. Я и так рискую.
- Слушаю, – сказал я.
- Писать книгу избрали Вас, - заявила она.
Почему-то я сразу поверил, даже под сомнение не взял слова незнакомки.
- А как же Аркадий? - выдавил с трудом. - Он не переживет, по отношению к нему это подло.
Глупость ляпнул, конечно.
- У магов есть другое слово для определения этого - целесообразно! - протараторила незнакомка. - Он изначально был пешкой в игре. Не стал нужен, скинули с доски.
- Но зачем... какой смысл?! - пробормотал я. - Я магам по всем параметрам не подхожу. К тому же, в отличие от Акаши, пятки им лизать не буду!
- Предполагаем, что ритуал является прикрытием для проведения другой операции магов, - сказала незнакомка. - Цель - разбудить в твоём сознании некие силы. Что-то разглядели маги в тебе необычное и это необычное хотят использовать в своих целях.
В мгновение ока я вспомнил тот давний разговор Колобка с Верховным магом о том, что якобы могу обладать чем-то Высшим.
- Что маги увидели во мне необычного?! – настороженно спросил я.
- Самой хотелось бы узнать! - услышал в ответ. - Другое важней! Володя, эту ситуацию можно использовать для того, чтобы рассказать о магах людям Земли. Они должны знать правду.
- Не реально, – усмехнулся я. - Индуктору идти против магов, все равно, что больному под наркозом лежать на операционном столе и драться с хирургом, его оперирующим.
- А Вы подумайте! – вкрадчиво произнесла незнакомка.
Я вспомнил недавний разговор с Пашей.
- Вот бы нам приказали писать книгу, а Вов, – мечтательно говорил он. - Жаль, что я родился тупым деревенщиной. А так, такого понаписал бы, сто лет бы маги расхлебывали. Ох, и вре-е-езал бы им!
- А что, - воодушевлённо вторил я другу, беззаботно смеясь, - ещё как врезал бы! И я бы врезал...
Мы даже придумали, как можно обвести магов вокруг пальца. Вот только, разговоры те были на уровне фантазий и наивных прожектов. Мечты не выдерживали серьезного анализа, везде и всюду натыкались на одно – невозможно! Точнее, на почти невозможно!
Шанс, конечно же, есть. Шанс он всегда есть. Вот только не готов я - ой как не готов! - стать камикадзе. Загнуться ради того, чтобы люди узнали о магах... - стоит ли?
Стоит!
Откажусь, Паша в морду плюнет... Причем тут Паша? Сам себе плюну, и особо смачно. Половую тряпку больше уважать стану, чем себя.
Маги повторяли по десять раз на неделе, что вот по этому вопросу Аркадий думает так, а по этому - вот так, и не иначе. И это - есть истина. Я даже сомневаться начал в их умственных способностях. Там, где видел напыщенность - маги примечали величие гения. Детский лепет выдавали за игру ума. А маги, так получается - НАБЛЮДАЛИ ЗА МНОЙ! Мышиная возня с Акашей наживкой была. А я... - вот наивный! – её заглотил. И даже слепил в своем сознании психокопию Аркадия, (довольно удачную, кстати). На наиболее скучных лекциях громил ее в диспутах так, что от доводов видимого только мной оппонента пух и перья летели.
А на деле... - да, уже тогда готовился писать книгу.
Нет, не так! Я готовился писать свою книгу! СВОЮ!
- Шанс, конечно, есть, - задумчиво произнёс я.
- Единственный шанс, которого в этом столетии, возможно, больше не будет, - протараторила незнакомка. - Нельзя позволить, чтобы маги снова остались в тени, чтобы впредь тайно управляли человечеством.
- Попытаться воспользоваться ситуацией можно, но... - нерешительно начал говорить я.
Незнакомка протараторила, подражая ещё более скорострельному пулемету:
- Нам от Вас, Володя, ничего не нужно. Мы не будем диктовать Вам никаких условий. Не будем давать никаких советов. Единственное, что мы хотим, это помочь Вам написать свою книгу. Если это получится, если она будет опубликована, значит и мы достигнем своей цели.
- Откуда Вы знаете, о чем я стал бы её писать?
- От Паши.
- И он запросто всё это Вам выложил?!
- Мы в одной команде, - выпалила незнакомка.
- Вот как?! - ошеломлённо пробормотал я.
Другу выдать желаемое за действительное, говоря его же словами, раз плюнуть. Он собственные фантазии вполне мог приписать мне. Чего не ожидал от Паши, так это того, что он за моей спиной будет с кем-то договариваться.
- Одному Вам не справится! - заявила незнакомка.
Вот тут она попала в точку. Одному не справиться. Едва ли не физически ощутил ту гору, которую взвалить придется на собственные плечи. Две книги - две! - придется создавать. Одну - свою. Вторую, как прикрытие - для магов. Чтобы осуществить задуманное, нужна невероятная удача. Как каторжному, вкалывать придется, а перед родными изображать радость от счастья творческого.
И все же, попытаться стоит... - да, стоит!
В одно мгновение понял: даже один был бы - пер бы напролом, невзирая на последствия. Потому что все предрешено. Потому что надоело, смертельно надоело стоять на коленях, притворяясь смирившимся.
Вот только, стоит ли метать бисер перед незнакомкой, когда не располагаю о ней никакой информацией: ни ее задач, ни целей, даже имени ее не ведаю. Знать бы, какие мысли крутятся в ее маленькой головке под шляпкой с вуалью? Внешность обманчива. Вон, после революции, восторженные гимназистки брали в руки наганы и становились грозой не только соседей по коммунальной квартире.
- В чём будет заключаться помощь? - спросил я.
- Володя, на этом прервём наш разговор, - сказала она.
- Почему?!
- Музыка кончилась, - рассмеялась она моей тупости. - Пригласите меня на следующий танец.
- Как я Вас узнаю?
- Я буду теребить рукой левую перчатку, - сказала незнакомка и нанесла весьма ощутимую оплеуху моему быстромышлению: - Постарайтесь активизировать сознание, я больше не могу Вам позволить обдумывать ответы по две-три секунды.
Я вернулся за стол.
Один из магов произнёс тост. С ответным словом выступил Егоза Анатолий, хранитель из Тюмени. На том можно не заострять внимание - мишура, очередные охи и ахи.
- Тебе кто аппетит испортил? - ухмыльнулся Паша.
- А? Что?! - встрепенулся я.
- Пить, не закусывая - признак прогрессирующего алкоголизма, - расхохотался друг.
- Отстань! - грубо сказал я.
Паша переключил внимание на соседа справа. Принялся рассказывать ему какой-то случай из собственной жизни. А я дождаться не мог, когда вновь заиграет музыка.
Застолье шумело. Над чем-то смеялись маги, сидевшие за отдельным столом. К дамам подсели два хранителя, явив им по букету роз, которые тотчас начали таять. (Не дамы от восторга, а цветы, растворяясь в магии замка... - ха, и дамы - от восторга).
За нашим столом царило радостное оживление. Ещё бы, стол отягчали таки-и-ие изысканные блюда - в таверне подобного не заказать. А в земной жизни... ха, ха-ха, два старших хранителя, живущие в глухих деревушках, скорей всего, в земных ресторанах разочка единого не сиживали.
Как-то, один из них, незадолго до этого застолья, высказался скороговоркой:
- Жизнь в деревне проста - не едой густа. Молоко и творог в достатке - детям сладки. Редька и квас - еда для нас. Картоха в мундире - чтоб рожей быть шире. Коль мясца охота - на то есть охота. Нечем заняться, с ружьишком по лесу можно пошляться. Только летом другая забота - в полях работа. Карасиков захотелось поести - ночь не спи, расставляй сети. А чтобы разносолами объедаться, праздника надо-ть дождаться.
Деревенщина этот сидел с краю стола, челюстями работал почище пираньи. Без слов ясно, что за “корыто” это будет держаться двумя руками. Даже если маги поведут на бойню... Ох и сволочь я!
Паша плеснул в мою рюмку из запотевшего графина хрустальной, чистотой родника сверкающей водки.
- Вов, за нас! Чтобы лёжа качало!
Тост был дебильным, но я чокнулся с другом и выпил. Выпил, несмотря на то, что предстояло продолжение разговора с незнакомкой. Иначе... да, “крыша поехала” бы от противоречивых мыслей.

- Книгу прикрытие будем писать мы, - сообщила незнакомка, как только снова начали танцевать.
- Кто?
- Вам этого лучше не знать. Маги компьютер для работы доставят, не распаковывайте даже. В нем подслушивающее устройство и микровидеокамера. Пользуйтесь старым. Кстати, он у Вас есть?
- У сына есть.
- Не худший вариант - с сыном поменяйтесь компами. Этим хотя бы одну бригаду наблюдателей от себя отсечете.
- Понял.
Она поразила меня осведомлённостью.
- Неделя отгулов ещё не кончилась?
- Нет.
Незнакомка расставила точки над “и” (я недоумевал: как же так, в труднейший период для отдела - работы невпроворот! - меня отправили отдыхать, да ещё на целую неделю).
- Это маги расстарались, чтобы отдохнули Вы, сил набрались перед новым заданием, - заявила она. Заговорила требовательно: - Как проснётесь, никуда не уходите. Утром от нас человек придет, позвольте ему в компьютере сына покопаться. Немного модернизирует.
- Хорошо.
- Он даст полный инструктаж по всему, что касается компьютера. На занудство его не обращайте внимания. Наиболее важные вопросы задавать будет до тех пор, пока Вы трижды не ответите правильно.
- Понял.
- Спасибо Вам за то, что согласились писать свою книгу, - потеплел голос незнакомки.
- Двум смертям не бывать, одной не миновать, – усмехнулся я.
- Не о том думаешь! – рассмеялась она, наконец-то перестав “выкать”. - Магам за всем не уследить, а их пособников мы как-нибудь вокруг пальца обведем.
- О том думаю, - почти искренне заговорил я. - Магам врезать, да сдачи не получить - ради чего?! Напишу я книгу, а люди сочтут ее очередной фантазией, прочитают и забудут.
Пришло время узнать хоть что-то о таинственной незнакомке. А что может быть лучше для этого, чем та же самая информация, лишь поданная чуть иначе.
- Так ты не догадываешься даже? - удивилась она.
- О чем?
- Пока будешь писать книгу, ты станешь единственным вершителем. Основные настройки новой программы для Высшего разума будут проводиться по твоим, Володя, пси-полям, но с учётом всех ограничений и требований магов. Если тайная книга будет опубликована, она разрушит многие прежние установки магов, создаст для Высшего разума новую программу, над которой маги будут уже не властны.
- Публиковать-то зачем? - искренне удивился я. - Изменения сами собой пойдут.
- Каждый читатель будет твоим совершителем. Как бы, соавтором. Они под себя, под собственное мировоззрение, начнут переделывать программы, созданные тобой. Чем талантливей и убедительней подашь материал, тем больше шансов сохранить программы такими, какими изначально их создавать будешь ты. Прорыв магам не закрыть. А там мы присоединимся, веское слово скажем. Важно доказать хотя бы сотне читателей поначалу, что мир магов существует.
- Как?!
Я посмотрел на нее, словно на сумасшедшую. Хотя заранее знал, что она скажет. Более того, приготовил очередной вопрос, про Интернет.
- Косвенные доказательства у тебя есть, - с жаром заговорила она. - Это тайные знания. Если умело воспользоваться ими...
- Не проще ли скинуть их в Интернет?
- Сеть под контролем магов. Информация эта там не всплывет. Тут мы не пришли к однозначному мнению, возможно, вполне возможно, если лично ты скинешь данную информацию в Инет, она не исчезнет. Скорей всего, и там будет под охраной Высшего разума. Только путь этот ненадежный. Проще выпустить книгу, в бумаге.
- В чём проблема?
- В пси-вирусе неприятия. Маги ввести его могут в сознание пользователей Инета. Многие попросту не захотят читать твою книгу, а то вместо союзников мы порлучим ярых отрицателей.
- Предлагаю уйти отсюда и поговорить более обстоятельно? - сказал я, усердно морща лоб.
- Времени у нас осталось только на этот танец. Не обратил внимания, Колобок исчез. Он дежурит сегодня в Центре контроля.
- Что же Вы раньше...
- Думаешь, зря мы этот маскарад с переодеванием придумали? Головы сломали, размышляя, как предупредить тебя и при этом себя обезопасить. Маги уже две недели снимают фантом-копию с твоего сознания. Повезло, сделали перерыв на время обряда.
- Как?! - вскричал я довольно громко.
Словно по компьютерной мышке, дважды щелкнул пальчик незнакомки по моей руке.
- Не пугайся. Мысли твои они не считывали, да и невозможно это при той защите, которой владеешь. Снимали базовые данные и характеристики сознания, чтобы наложить их на твою психокопию.
- Но я... я ничего не заметил.
- А ты и не должен был ничего заметить.
Во мне росло раздражение. Только женщина способна произнести тысячу слов и, при этом, не сказать ничего существенного.
- Когда я смогу поговорить с Пашей? - спросил я.
- На первое время, пока не осмотримся, не просчитаем ситуацию, ему лучше затаиться. Встреч с ним не ищи. Делай вид, что в обиде на него. В дальнейшем видеться вам часто не желательно. Его под наблюдение обязательно возьмут. Но завтра встретитесь и разыграете ссору.
- Но...
- Ой, я же почти ни о чем тебя не предупредила! - перебила она. - Запомни, о чем бы ни была твоя книга о магах, они не вправе тебе ничего советовать. Не вправе вмешиваться, даже если узнают о тайной книге. Иначе разрушат канал связи с Высшим разумом. Более того, пока не закончится настройка программы, твоя квартира для магов неприкосновенна. Для магов, а не для земных наблюдателей!.. Ой, музыка кончается! Быстро прими 025!
Ха, вообразить Вы можете чёрт те что. 025 - это не половина содержимого пол-литровой бутылки и не номер колдовской позы, (хотя и таковые есть, по типу колдовства... - то для особо тупых хранителей пособие), а готовность воспринимать диалог в ускоренном режиме, через быстроразговор.
Зачирикала незнакомка, защёлкала язычком, трели необычные выдавая. Со стороны послушать - птичка неведомая щебечет, стонет, надрывается в любовном экстазе... Ха, Паша пошутил как-то, захлёбываясь от смеха, что в получасовой лекции мага может быть меньше смысла, чем в одном единственном мычании коровы.
Колобок, когда обучал нас премудрости этой, на полном серьёзе говорил, что даже на Земле мы вскоре сможем чирикать по-птичьему. Что это умение нам может пригодиться. Хотя бы для того, чтобы по сотовому телефону, за пять минут, передать получасовую информацию.
Мы не могли разглагольствования Колобка слышать без улыбки. Хранителям запрещено общаться на Земле без санкции магов. А с кем ещё можно так щебетать? Разве что с настоящими птицами.
Что Паша, что я, научились расшифровывать подобные трели, и то с ошибками. Адским трудом было извлекать эти переливы звуков из памяти, переводить их в замедленный ритм... Ох, то мы от тупоумия страдали. Эвелина и её подружка Катя из Сызрани выгоду чириканья быстро разглядели. Уже через три месяца после начала этих уроков, стали общаться по-птичьи. Да так споро, что мы завидовали.
Всё это вспомнил я вскользь, запоминая накрепко каждый звук, изданный незнакомкой.
- ...Спать! - неожиданно воскликнула она. Я истуканом замер на пару секунд, не в силах шелохнуться. А она заговорила тихо: - Продолжай танцевать! Как только я произнесу слово “спасибо”, ты проснешься. Ты вспомнишь наш разговор, каждое слово, на Земле. Ты вспомнишь наш разговор в мире магов только тогда, когда маги закончат снимать фантом-копию с твоего сознания. Когда маг скажет, что ты избран писать книгу, постарайся попасть в кабинет Верховного мага. Твоя задача: узнать, какого цвета Шар Предвидений. Это важно для нас, очень важно! – И ехидно произнесла (уж что-что, а это я не забыл): - Спасибо Вам, что так любезно согласились потанцевать со мной!
Музыка кончилась.
- Как я здесь оказался? Кто Вы? - ошеломленно пробормотал я, отстраняясь от незнакомки.
- Вы хоть помните, о чем мы говорили? - обеспокоено спросила она.
- Нет.
- После подобных обрядов некоторые хранители частично теряют память, сочувствую Вам! - Незнакомка рассмеялась отнюдь не горестно. - Не расстраивайтесь, утраченная память восстанавливается.
Она повернулась и ушла. Присоединилась к стайке весело смеющихся “невест”, вскоре затерялась среди них.
С чего решила она, что я танцевал?!
Провал в памяти... А что-то должно было произойти?! Не телепортировала же она меня в центр танцплощадки?!
Спасибо Паше, заподозрил неладное, подошел, к столу проводил.
- Паша, с кем я танцевал? - спросил я, стараясь говорить спокойно.
- А я почём знаю?! - удивился он. - Эти вертихвостки, словно цыплята из инкубатора, одинаковые.
Значит, точно танцевал.
Я рассказал другу о своей беде.
- Нашел о чём расстраиваться! - посмотрел он на меня недоуменно. - Подобное с кем-нибудь да происходит после подобных ритуалов.
- Но я не слышал даже о единственном случае потери памяти!
- Бывает, часто бывает, - старательно отводя глаза в сторону, пробубнил друг.
Утешал и лечил он меня универсальным лекарством от всех болезней - водкой. Его послушать, так ничего более оздоровительного человечество еще не придумало.

После банкета мы отправились в таверню.
Позлословили над Тимом-Тимофеем.
- Брось ты эту гармошку, всё равно никто из нас играть на ней не умеет, - посоветовал Паша. - А то, вон, порадуй местных - им подари! Поди, творение Верховного мага за год не исчезнет.
- Не могу, - тоскливо признался “гармонист”. - Ремень не только к одежде, к плечу прирос.
Мы перепробовали сотню заклятий - бесполезно! Оставалось одно - разрезать ремень. Увы, ножи тупились от прикосновения к мягкой коже.
- Ты её в мышь преврати, сама убежит! - хохотал один.
- Так и проснёшься, с гармошкой на плече! - пугал другой.
- Что же ты магов не напряг, - упрекал третий.
- А я то, дурья голова, гадала, что это он с музыкой на плече танцует, даме неуважение оказывает?! - подлила кипятка одна из хранительниц.
- Бедняжечка, - пустила слезу Эвелина, - это же сколько мучений испытать тебе довелось!
Паша достал из ножен саблю, просунул лезвие под ремень, резко рванул её вверх и... отпрыгнул от вонзившегося в пол лезвия. Недоуменно уставился на обрубок в руке, размером с нож: кожа перерезала сталь.
- Паш, не гусарского ты теперь полка, коль без сабельки остался! - рассмеялся один.
- Да-с, сударь-с, судить тебя будем-с, судом чести, - скорчил серьёзную рожицу второй.
- За что-о-о?!
- За утрату оружия-с!
- А заодно и Тима-Тимофея, - трагически произнёс третий.
- Его-то за что?! - расхохотался Паша.
- За то, что от зловредной вещи сразу-с не избавился. А мог бы-с!
- Тимка, ты толстокожих этих не слушай, - вмешалась Эвелина. - Телепортируйся к Соне. Чую, она магию эту осилить сможет.
Двадцати минут не прошло, Тимофей вернулся. Без гармошки. Без сабельки острой. Без формы гусарской. В смокинг его Соня принарядила. Очередную порцию смеха и колкостей собрал наш герой. И... внимания дам.
А вот гитара пригодилась. Костя Комбат из Владивостока (он в Афганистане воевал, и в самом деле комбатом был) бренчал чуток. Аккордов знал не более десяти. Подвывая, спел песню. В раж вошел. Заиграл остервенело, словно целью задался струны порвать. Эвелина кошкой разъяренной к нему метнулась. За руку схватила, с упрёком сказала:
- Как можно к столь чудесному инструменту так варварски относиться?!
- А что ему сделается? - надул губы Костя.
- Дай сюда! - решительно потребовала наша толстушка.
У неё оказался хороший голос, удивительно приятный. В нём было что-то бархатное, ласкающее. Она спела пять романсов, а затем, когда отдохнула чуток, ещё три.
Когда невмоготу стало сидеть за столом, захватив с собой пару увесистых ломтей хлеба, я вместе с Пашей телепортировался в саванну. Другу вздумалось покормить хлебом бедненьких, не знающих ласки людской животных, у которых, как он выразился, нет праздников. Паша даже прослезился по такому случаю - явно “перенедопил”!
Львы и пантеры в саду магов, как и на Земле, провожают стада травоядных животных кровожадными взглядами. В точности так же, как в земной настоящей саванне, они охотятся и с жадностью рвут зубами парное мясо. Шакалы ждут, когда насытятся сильнейшие, а в небе парят стервятники, в надежде поживиться остатками падали. Но ни разу не слышал даже о том, что кто-то из хищников напал на хранителя или умершего.
Не подойти там, к тому же льву, не потрепать беспечно по загривку. Рычанием встретит грозным. Если пренебречь угрозой - отбежит, поджав хвост. Травоядные - ещё пугливей. Человека больше боятся, чем львов. Никакое колдовство, кроме магии магов, на них не действует. Даже магия приручения, которой на Земле в миг можно сделать ручной хоть гремучую змею, против животных из сада магов бессильна.
Когда не удалось Паше приманить отбившуюся от стада зебру обычным способом (осторожно приближаясь к ней с вытянутой рукой, с ломтём хлеба в ней) он начал с быстротой молнии телепортироваться перед её носом, не давая тем самым животному убежать.
Произошло невероятное. Зебра укусила Пашу за руку. В следующую секунду она оцепенела, словно в чучело превратилась, а рядом возник Колобок.
- Мне делать больше нечего, кроме как расхлёбывать твои художества! - рявкнул он. Спросил строго: - Зачем понадобилось тебе разрушать программы животного?
- Программы? - переспросил Паша, покачиваясь и глядя на мага недоуменно. - Мне не нужны её программы. Я хлебушком её покормить хочу!
- Ну-ну! - покачал головой маг.
- Я хочу её покормить хлебушком, - набычился Паша.
Колобок на секунду задумался.
- Не буду препятствовать, - усмехнулся он. - Глупцов, как говориться, жизнь учит. Учти, если ещё раз животное укусит тебя, будет больно.
Маг исчез, а Паша бесстрашно шагнул к зебре, уже не собирающейся убегать. В следующий миг друг вопил от боли. Зебра хватанула его зубами за плечо.
- Что же ты такая непонятливая, - плаксиво произнёс он и, вытянув перед собой хлеб, снова шагнул к животному. - Я с добром к тебе пришёл!
Зебра резко повернулась к другу задом, взбрыкнула и припечатала копыто к его животу. Паша отлетел метра на три. Тяжело поднялся. Поднял с земли хлеб. Не издав ни звука, вытер тыльной стороной ладони выступившие слёзы - настоящие слёзы! - снова шагнул к животному. И снова покатился по земле, взвыв от боли.
- Паша, это уже не смешно! - крикнул я.
Прихрамывая, улыбаясь до ушей, с задором боевым в глазах, друг доковылял до зебры и ткнул ей в морду кусок хлеба.
- Жри, скотина!
Животное испуганно вздрогнуло и - я не поверил своим глазам! - осторожно взяло хлеб из руки Паши.
Надо ли говорить, не её укротил друг - мага Колобка!






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 22.10.2020 Татьяна Го
Свидетельство о публикации: izba-2020-2925654

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература


















1