Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Дом боли доктора Horror. Глава 2


Дом боли доктора Horror. Глава 2
Прошлое... Эрик:

- Мы на месте, – сказал я, когда машина остановилась.

- И что это за место? – спросил он.

- Пляжный дом моих родителей. Сейчас их здесь нет. Здесь достаточно тихо, чтобы мы могли поговорить. - Я вылез из машины и открыл ему дверь. Дождя не было, со стороны океана дул лёгкий, приятный бриз. Я достал ключ, открыл дверь и включил несколько светильников.

- Хочешь что-нибудь выпить? – спросил я. – Вино может быть?

- Да, вино. Это было бы чудесно, - сказал он.

Я оставил его на кухне и сам принёс бутылку красного вина из подвала. Я вынул пробку и поставил его на стол, чтобы оно минутку подышало.

- Красивый дом.

- Я всегда любил его.

Я знал, что у меня не очень хорошо получается поддерживать беседу, но, честно говоря, я плохо сейчас соображал. Валера говорил мне такие вещи в машине, которые не укладывались у меня в голове. Валерка был сабом? Что это ещё значит? Он сказал, что предпочитает грубый секс, но я был смущён этим и, откровенно говоря, напуган. Что Валера ожидает от меня? А если я его разочарую?

Нет, я не мог сделать с ним этого. Это было уже слишком, как с моим отцом и матерью. Я не хотел видеть Валеру сломленным и пустым. Я никогда не сделаю этого с ним.

Я протянул ему бокал вина. – Прекрасная ночь, ты не хочешь пересесть в патио?

Он кивнул, и я повёл его через французские двери в патио, с которого открывался вид на скалистое побережье Финского залива. Здесь было очень красиво. Звук волн, разбивающихся об берег, ласкал мой слух. Я сел на один из стульев в патио и Валерка удивил меня, устроившись на полу около моих ног. Он положил голову мне на колени и смотрел на прибой.

- Что ты делаешь, Валерка?

- Я жду указаний, сэр.

- Указаний? Я не собираюсь приказывать тебе! Я тебе говорил. Ты лучше этого. Ты не будешь лежать у моих ног, как собака.

- Я хочу быть у Ваших ног, сэр.

- Хватит называть меня «сэр»! - Блять, это приводит в бешенство. Что, чёрт возьми, он делает? Никоим образом, он не может желать этого. Ни один мужчина не захочет к себе такого отношения... Я видел, как наслаждаются поркой, но Валера говорит совсем об ином мире.

- Как я должен называть тебя? – спросил он, глядя на меня большими синими глазами.

Я выбрался из кресла и пересёк двор. – Откуда, чёрт возьми, я должен знать? – сказал я. Даже я слышал, как надломился мой голос. Слабак. Я просто слабак.

- Эрик? – он подошёл сзади. Я не обернулся. – Знаешь ли ты разницу между оскорбительными отношениями и отношениями доминирующего и подчиняющегося?

Я не ответил ему. Честно говоря, я даже понятия не имел. В мире, в котором я вырос, не было успешных отношений. Я знал только насилие. Я не знал, что есть другой способ.

- Это две разные вещи, Эрик, и то, о чём я тебе говорю, не имеет ничего общего с унижением.

Я до сих пор не отвечал. Или Валерка продолжит говорить или уйдёт. Я не знаю, о чём именно я молился.

- Согласие и контроль, - сказал он. – Я согласен, а ты со мной не будешь терять контроль.

Это то, чего Валерка ожидает? Он ожидает, что я буду держать себя в руках? Я отпил немного вина.

- Дай мне кодовое слово, Эрик, - это был приказ.

Я не мог говорить. Я не мог этого сделать.

- Я думаю, что будет лучше для нас использовать два кодовых слова, - мягче продолжил он. – «Жёлтый» – если я чувствую дискомфорт и надо изменить тактику... - Валерка замолчал, как учитель в классе. - Или «красный», если я хочу остановиться. Я могу так же сказать «зелёный», если ты хочешь проверить или подтвердить то, что я в порядке.

Я видел его краем глаза. Он стоял неподвижно и ждал моего ответа, но я не знал, что сказать. Я был настолько разбит. Я хотел его. То, что он предлагал мне, было не так уж плохо, но я не верил себе. Что делать, если у меня окажется недостаточно самообладания? Что делать, если я обижу его? Я никогда не смогу простить себя. Валера погубит меня.

Через минуту, Валерка стянул свою рубашку через голову и бросил её прочь. Я видел его в меру накаченную, безволосую грудь, гладкую кожу плоского и рельефного живота. Валера был так красив. Юное мальчишеское тело, доработанное спортивными тренировками и нагрузками. Совершенство.

- Стоп, Валерка, - я задыхался. Я не мог смотреть на то, что он делает.

Он упал на колени на террасе. – Пожалуйста, сэр, - сказал Валера в отчаянии.

Я схватил себя за волосы. Могу ли я, на самом деле справиться с этим? Могу ли я сделать это и дать ему то, что он просит?

Валера имел огромную власть надо мной. Он знал, что я не могу отказать ему. Он знал, что я буду всем, что он только пожелает, и за это я ненавижу его.

Я ненавидел его за то, что он пытается убедить меня, что я не желаю ничего запретного или недостойного.

Я ненавидел его за то, что он чертовски красивый и покорный.

Я ненавидел его за то, что он заставляет меня понимать, что каждый раз трахая тех парней, я был ничуть не лучше своего отца.

Я ненавидел его за то, что он желает меня, не смотря на то, что знает - это ни к чему хорошему не приведёт.

Я ненавидел его больше всего, за то, что знал - он прав.

Валерка предлагал мне построить отношения с ним – настоящие отношения. Валера не будет осуждать меня и не позволит причинить себе боль. Он давал мне возможность реализовать все желания таким образом, чтобы это было безопасно и по взаимному согласию. Как такой мужчина может существовать?

Это было всё, что я когда-либо хотел, но это, блять, пугало меня.

Я сжал руки в кулаки, чтобы они перестали трястись. Я залпом проглотил оставшееся вино и поставил пустой бокал на стол.

Валера полз ко мне по дворику, как изящная, дикая кошка. Его красивые и крепкие бёдра слегка покачивались в такт движениям. Его тело, освещённое лунным светом, было самым эротичным, что я видел. Я был абсолютно бессилен остановить желание в моём теле, а тем более в сердце.

Валерка опустился на колени у моих ног, руки за спину, голова опущена вниз. Он ждал. Я положил одну руку на его красивые, русые волосы, как я хотел сделать в первый же раз, как увидел его. Я дёрнул его за волосы, заставляя смотреть на меня.

Его глаза умоляли: - Хочешь меня - возьми меня.

Я хотел его. Я хотел его всем сердцем.

Я закрыл глаза и предался воспоминаниям: встречи в кафе, игривые шутки по дороге в класс, как он покусывает нижнюю губу, как он играл в футбол, как однажды мы шли по газону, его милая улыбка, его стойкая решимость, его ослепительный интеллект.

Сдерживая слёзы, я пытался придать властности голосу.

- Я хочу видеть тебя обнажённым, на коленях перед диваном в гостиной, через пять минут.

Настоящее...

Господь милосердный! Я мог чувствовать тлеющий костёр его возбуждения, когда помогал ему сесть обратно в самолёт. Видимо, мои игры за десертом сделали его очень-очень твёрдым.

Я знал, что он переживает из-за начала учебного года, и мне очень хотелось подарить ему приятный вечер. Кажется, всё шло, как нельзя лучше. Когда я планировал наш полёт, я проинструктировал пилота о том, чтобы он выбрал более длинный маршрут для нашего пути в ресторан, для того, чтобы мы могли полюбоваться на красивые пейзажи. Но теперь уже стемнело, так что на этот раз полёт займёт не более получаса. И когда эти тридцать минут закончатся, я хочу, чтобы Валера сходил с ума.

Валерка машинально положил ногу на ногу, когда садился. Поэтому я дважды постучал ему по коленям кончиками пальцев, давая знак о том, что он должен расставить ноги для меня. Он подчинился, разведя бёдра, но не слишком широко.

Валера всегда стеснялся физического наслаждения в общественных местах. Он обычно одевался очень скромно, хорошо играя роль невинной овечки. Однако, я знал его слишком хорошо. Я, время от времени, подвергал его такому испытанию, так как адреналин увеличивал удовольствие и чувство тревоги давало ему ценный опыт. Честно говоря, я был очень ревнив, и я никогда бы не позволил нам оказаться в ситуации, когда посторонний мужчина или женщина, могли бы увидеть какую-либо интимную часть его самого. Валера был только для моих глаз и мне нужно знать, что его невероятное тело принадлежит только мне.

Было темно в самолёте теперь, когда солнце уже зашло. Через высокие спинки посадочных мест, отделяющих нас от пилота, было бы очень трудно различить что-либо, что может случиться между мной и Валеркой в середине салона. Я положил руку на внутреннюю сторону его бедра, и ждал взлёта. Когда самолёт промчался по взлётно-посадочной полосе, я наклонился и медленно провёл языком по его нижней челюсти. Валера наклонил голову обнажая свою спортивную шею, открывая её навстречу моим губам.

Когда самолёт оторвался от земли, я приподнял его, положив левую руку вокруг его талии и притянув ближе к себе. Спустив немного брюки Валеры, я обхватил его правое колено рукой и закинул его ногу на своё бедро. Теперь он практически сидел на моих коленях, прижимаясь своим правым плечом ко мне. Мой рот почти касался его ушка, его ноги были широко разведены, брюки ещё спустились по бёдрам и собрались складками. Совершенство.

Я передвинул руку чуть выше по его бедру, к оголённой заднице.

- Валерий? - Я говорил тихо, чтобы только он мог услышать меня.

- Да, сэр? - прошептал он в ответ.

- Ты знаешь, что я собираюсь сделать с тобой, когда мы приедем домой?

Он с трудом сглотнул: - Нет, сэр.

- Я накажу тебя за твою несдержанность за ужином. - Я провёл рукой до того заветного места, где его ноги соединялись, обещая экстаз. - Я собираюсь ремнями распять тебя на распорках и наказать тебя тем флоггером, который мы купили в прошлом месяце. - Я осторожно сунул пальцы в его открытую задницу. Ебать, внутри было, как на вулкане. - Я думаю, что десять ударов должно быть достаточно, чтобы стать более сдержанным, не так ли?

- Если вы так полагаете, сэр.

Я ухмыльнулся ему в щёку, и оставил влажный поцелуй на нежной коже его чувствительной шеи. Валерка прекрасно вёл себя весь остаток пути, пока я трахал его пальцем за спиной пилота. Его самоконтроль иногда поражал меня. Мы вместе работали над его выдержкой в течение многих лет, и теперь его тело было, как прекрасно настроенный для меня инструмент. Я мог держать его буквально на краю в течение нескольких часов, как сегодня, или скомандовать ему кончить через несколько минут, и он подчинялся беспрекословно. Валера был совершенством.

Когда мы пришли на стоянку, мы сели каждый в свою машину, и я последовал за ним домой. Валерка, как всегда неукоснительно следовал правилам дорожного движения и не превышал скорости. Никто из нас не сказал ни слова, когда я открыл для него дверь машины. Валера немедленно направился к нашей комнате для игр, виляя задницей. Зайдя в комнату, я положил руки на его бёдра и, подвёл его к нашему «стенду» для бандажа, больше напоминающему козлы для распиливания дров, обитые мягким материалом. Я потянул его рубашку вверх, стащив её через голову, и бросил на пол.

- Перегнись, - сказал я. Я оставил на нём обувь и брюки, они не помешают. Честно говоря, вся эта его «одежда школьного учителя» делала меня твёрдым, как скала. Я любил видеть его таким, каким его видел окружающий мир: чистым и сладким, а потом слышать, как он кричит и просит меня осквернить его.

Я резко опустил его брюки вниз, к щиколоткам, когда Валера перегнулся через нашу «скамью». Его живот располагался вдоль козел, обитый мягким материалом центр которых располагался на основании его грудной клетки. Ноги широко разведённые в стороны, лежали на А-образном каркасе, который удерживал его великолепно раскрытым для меня. Я крепко стянул ремнями его лодыжки. Его ноги всё ещё были обуты в мужские туфли. Так чертовски красиво!

Я медленно кружил вокруг него, подобно голодной акуле, опутывая верёвками каждую конечность, связывая его и дразня в то же время. Когда Валерка оказался полностью связанным и беспомощным, я пересёк комнату и вытащил из стенного шкафа флоггер, о котором я говорил ему в самолёте.

Я протащил длинный хвост плётки вдоль плеча и через спину, обходя его и становясь сзади. Его брюки были собраны вокруг голеностопных суставов, и на нём по-прежнему были трусы-вибратор, но щёчки его попки и бёдра были обнажены. Я отступил на шаг и расставил ноги для устойчивости.

- Считай, Валера, - приказал я, и хлыст обрушился на идеально изогнутую линию его задницы.

Валерка считал, задыхаясь, пока я ритмично покрывал равномерными ударами его попку и бёдра. Десять ударов было не так много для него, и я не использовал полную силу, не решаясь дать ему больше. Это был первый раз со времени посещения моих родителей, когда я высек его. Я восстанавливал поставленное под угрозу доверие, позволяя ему сейчас принимать наказание. Я уверен, что эти десять ударов были намного тяжелее для меня, чем для него.

Я оставил последний удар на самом верху его ног, как можно ближе от его аппетитных яиц. Цифру «десять» Валерка почти простонал, так, что было сложно разобрать число это или протяжный всхлип, и я знал, что он уже почти кончил под моей плетью. Хватило бы лишь ещё одного удара между ног. Валера хватал ртом воздух, безуспешно борясь со своими путами. Он был настолько невероятным. Нежно посасывая кожу на его плече, я оставил на нём чуть заметный след.

Перемещаясь за его спиной, вне пределов видимости, я снял свою одежду. Мой член был твёрд и готов для него. Я наклонился и вытащил пульт дистанционного управления из кармана моих брюк. Я старался двигаться неслышно, уверенный, что Валера забыл о нём, и я намерен был извлечь из этого определённую пользу. Я тихонько положил пульт на стол так, чтобы иметь возможность дотянуться до него в любую секунду.

- Очень хорошо, - похвалил я, пробежав рукой по его покрасневшей заднице, успокаивающе лаская горящую плоть. - Ты доставил мне удовольствие, Валера. Я разрешаю тебе кончить когда захочешь.

Я крепко сжал руками его бёдра и всунул ему жёстко и без предупреждения. Его крик, когда я заполнил его, прострелил горячей волной прямо в мой пах. Он конвульсивно сжался вокруг меня во внезапном и сильном оргазме.

- Чёрт, - прошипел я, когда он принял каждый сантиметр моего члена. Я сильнее вцепился пальцами в его бёдра и вонзался в него снова и снова. - Блять, да! На, получи мой хуй ты, маленькая шлюшка.

Валерка был так чудесно беспомощен подо мной. Я расслабился и наслаждался ощущением. Каждый раз, когда я входил внутрь, головка моего члена билась в простату Валеры, и Валерка почти кричал. Я знал, что трения козел между его ног, когда я трахал его, будет достаточно, чтобы довести его до предела, но я хотел входить в него всё сильней, делая его наслаждение невыносимым. Мне нужно чувствовать, как Валерка кончает для меня снова и снова.

Я взял со стола нашу игрушку и включил на полную мощность. Он и пальцем не мог шевельнуть в своих путах, но забился в них дико и отчаянно, теряя голову, а потом кончил, бешено сокращаясь вокруг меня.

- Отлично, любимый. Продолжай, я хочу, чтобы ты кончал для меня. - Я установил равномерный ритм, двигая бёдрами, и заставил себя считать крошечные дефекты в стене перед нами. Я знал, что потеряю себя, если хоть на секунду сосредоточусь на изысканных ощущениях от его задницы.

Его член должен был быть очень чувствительным, и вибратор, вероятно, давал ему ощущения, граничащие с болью в этот момент, но я эгоистично хотел получить от него ещё один оргазм. Мне необходимо чувствовать, как он сжимается вокруг моего члена, когда я заполняю его.

Я наклонился над ним, изменяя угол и продолжая скользить внутри него. Я намотал на кулак одной руки его волосы, а другой ущипнул его за сосок и немного оттянул его. Стоны моего мальчика звучали всё более и более хрипло.

- Чёрт, Валера, - сказал я. Я знал, что мой голос имеет на него огромное влияние, и я постарался включить его обаяние на полную мощность. - Какое же у тебя сладкое кольцо тугих мышц. Тебе нравится, когда я трахаю тебя грубо, не так ли? Я хочу, чтобы ты кончил ещё раз для меня. Давай, ещё разок, и я взорвусь внутри тебя!

Я чувствовал, что Валера пытается заставить своё сверхчувствительное тело расслабиться и отдаться мне. - Правильно, отдай мне себя. Дай мне, как следует выебать твоё маленькое сладкое тело. - Валерка чуть хныкнул, но расслабился и предоставил мне возможность подвести его ещё ближе к краю. Я шлёпнул его по плечу и сильно ущипнул за сосок. Валера взорвался, сжимаясь вокруг меня в последний раз, и я нашёл своё освобождение следом за ним.

Ощущение было невероятным, всё моё напряжение растворилось в этом чувстве. Я уткнулся лбом в его спину, когда кончил и вдохнул сладкий запах его пота.

Я выключил вибратор и нехотя вышел из него. Я чувствовал приятную усталость, но знал, что Валера полностью истощён. Я отвязал его, мягко массируя кожу каждой конечности, стимулируя циркуляцию его крови. Валерка соскользнул с креплений, и я, как малыша, понёс его к нашей спальне. Я положил его под одеяло, а затем устроился рядом.

- Спокойной ночи, любовь моя.

Прошлое... Валера:

Обнажённый по пояс, я стоял на коленях на каменном полу патио, полностью отдаваясь боли в моих коленях.

- Стоп, Валера. - Выдавил он. Почему он продолжает отрицать свои желания? Я ненавидел давить на него, но и не мог видеть его мучений. Я хотел облегчить его боль, дать ему всё, чего бы он не пожелал. Почему он не видит этого?

- Пожалуйста, сэр. - Пожалуйста, прими себя таким, какой ты есть. Пожалуйста, прими меня для того, для чего я здесь. Пожалуйста, прими моё подчинение и моё согласие.

Он выглядел таким сломленным.

Неужели он не понимает, он — это всё, о чём я могу мечтать. Он уже многие месяцы владеет моим сердцем, моими мыслями. Теперь настало время заявить права и на моё тело, которое, на самом деле, и так принадлежало ему.

Он поставил свой пустой бокал на стол.

- Подойди, Валера, - приказал он. Я подполз к нему, ожидая его решения.

Он приподнял мою голову, заглядывая в глаза. Я задержал дыхание.

- Я хочу, чтобы через пять минут ты был в гостиной. Обнажённый, на коленях перед диваном.

Хвала небесам, он хочет меня!

Он весь вечер говорил мне об этом различными способами, но велика была вероятность, что его страх удержит его от того, чего он хочет. Он не знал, что такое «строить отношения», так что, надеюсь, он позволит мне научить его. Доверие, которое он возлагал на меня было огромным. И я ни за что не разочарую его.

Это будет интересная ночь. К тому же я не знал, чего мне ожидать. Неопределённость и предвкушение пронзали моё тело электрическими разрядами. Я хотел, чего угодно, что он только мог пожелать сделать со мной. Я жаждал угодить ему, но это было легче сказать, чем сделать. У меня не было никакой информации о его предпочтениях, за исключением школьных сплетен, которые я слышал краем уха.

Я знал, что это не совсем безопасно для меня. Любой, даже опытный Дом мог причинить реальный физический вред, если слишком увлечётся. Кодовое слово было способом избежать этого, но мне не хотелось пользоваться им. Я хотел завоевать его доверие, а не смутить его, так что мне оставалось лишь надеяться, что всё не зайдёт слишком далеко. Он не возражал, когда я говорил с ним насчёт кодовых слов, но он также и не согласился со мной. Я доверял ему больше, чем необходимо, просто надеясь, что он всё понял. В прошлом у меня было достаточно физической боли, так что я не слишком беспокоился о том, что он может сделать со мной, используя свои руки и тело. Однако если он соберётся применить какие-нибудь далеко не невинные игрушки, то у меня не будет другого выхода, как остановить его. Если он по-настоящему причинит мне боль, то это уничтожит весь прогресс, которого мы добились в наших отношениях.

Я встал и пошёл в дом, как он и приказал. Я буду просто делать это — выполнять за один раз по одному приказу. Его задачей было определять ход нашего вечера, а моей — не опережать события. Сейчас я собирался найти диван в гостиной и выполнить в точности все инструкции моего господина.

По пути я зашёл в уборную. Никогда не знаешь, как долго Дом решит продлить ваш сеанс, и сдерживать позывы в мочевом пузыре было вовсе не весело. Я взглянул в зеркало и попытался пригладить волосы. Я снял с себя остатки одежды и аккуратно сложил её. Я положил одежду вместе со своим рюкзаком на кухонный стол.

Гостиная примыкала к кухне. Напротив меня стояло кремовое двухместное кресло, а слева от меня находился сочетающийся с креслом диван. Спинка дивана была очень высокой, слишком высокой для моих целей, так что я выбрал подлокотник. Я широко раздвинул лодыжки и, перегнувшись через подлокотник, вытянулся вдоль дивана. Я положил голову на диванную подушку, а руки сложил под собой. Теперь я буду ждать.

Ожидание было недолгим. Я услышал, как сбилось его дыхание, когда он зашёл в комнату. Он долго стоял позади меня, не двигаясь. Я не мог его видеть, но я чувствовал его присутствие. Он смотрел на меня.

Кажется, прошла целая вечность, прежде чем он пересёк комнату. Он остановился прямо за мной и провёл рукой по изгибу моей попки. Я постарался не вздрогнуть от его прикосновения, но он будто касался моих обнажённых нервов. Было невозможно остаться спокойным.

Когда он, наконец, заговорил, его голос был дрожащим и неуверенным. - Мой Бог! - выдохнул он. - Ты так чертовски красив!

Он изучал моё тело, нежно касаясь лишь кончиками пальцев. Его умелые руки пробежались по моей спине, талии и вниз к бёдрам и вновь вернулись к спине. Это абсолютно свело меня с ума.

Внезапно, словно из ниоткуда, его рука сильно шлёпнула меня по правой стороне задницы. От неожиданности я взвизгнул. Я приготовился к следующему удару, но его не последовало. Вместо этого он мягко погладил пульсирующую плоть кончиками пальцев, словно извиняясь. Я не знал что делать, казалось, что он ждёт инструкций или одобрения. Я подумал, что если я подбодрю его продолжать, он сможет расслабиться. Очевидно, нам предстояло ещё научиться общаться друг с другом (выработать систему общения).

- Прошу Вас, сэр, - прошептал я тихо.

Он отпрыгнул от меня, как испуганный жеребёнок. Казалось, он забыл, что я был здесь.

- Просишь что, Валерка? Чего ты хочешь от меня?

- Я хочу доставить вам удовольствие, сэр!

Он горько рассмеялся. - Ты хочешь угодить мне?

- Да, сэр, - сказал я. - Но я не знаю, чего Вы изволите. Желаете меня отшлёпать?

Он шагнул ближе и прижал свои одетые в джинсы бёдра к моим. Я чувствовал его эрекцию. Его дыхание было тяжёлым, казалось, он вёл внутреннюю борьбу с самим собой.

- Да, Валера, - произнёс он, наконец. - Я хочу отшлёпать тебя, а затем я хочу тебя трахнуть.

Он резко сунул два пальца в мою тесную задницу и простонал.

- Бля, ты такой узкий и горячий! Что тебя так завело, Валерка? Ты хочешь, чтобы я отшлёпал тебя?

- Да, прошу Вас. Отшлёпайте меня, сэр, пожалуйста.

Он вытащил свои пальцы и хлестнул меня своей рукой, удар был очень сильным. Я прикусил подушку, чтобы сдержать крик.

- Нет, Валера. Я хочу слышать твои крики. Давай, сделай это для меня!

Он ударил меня ещё раз, справа, и я сделал так, как он просил, выплёскивая все мои страхи и разочарования в мой крик. Чёрт, у меня так долго этого не было! Ощущать его руки было просто невероятно. Я полностью открылся для него и позволил ему дать мне то освобождение, в котором так нуждался. Все переживания поблекли и отошли на задний план, и я сосредоточился исключительно на тех физических ощущениях, которые он мне дарил. Он больше не сдерживал силу ударов и скоро по моему лицу заструились слёзы. Я не считал, сколько раз он опускал руку на мой зад, но когда он закончил, моя задница горела, и мне казалось, что в теле не осталось ни одной кости.

Его рука нежно прошлась по моей горящей плоти, пока я успокаивался.

- Спасибо Вам, сэр, - всхлипнул я в диванную подушку.

- Перевернись, - произнёс он. - Теперь я хочу трахнуть тебя.

Ему не было нужды просить меня дважды. Я поднялся с дивана и повернулся к нему лицом. Лёгкими прикосновениями он поправил мои волосы и поцеловал следы от слёз на моём лице. Я заметил, что у него дрожали руки, и тогда я понял, как тяжело это всё было для него. Я был так смущён. Я думал, что он постоянно делал что-то подобное и с другими мужчинами. Почему же сейчас всё было иначе для него?

Я хотел бы спросить его, всё ли у него было хорошо, но не мне было сейчас задавать вопросы. Он сам должен справиться. На данный момент я мог поддержать его только одним известным мне способом.

- Могу я помочь Вам раздеться, сэр?

Он кивнул, и я взялся за край его рубашки. Он поднял руки, позволяя мне снять её.

- Ты такой, чёрт возьми, желанный, Валера, - прошептал он. - Отпечатки моих рук великолепно выглядят на твоей упругой заднице. Боже, ты невероятен!

Я улыбнулся, польщённый его похвалой. Я чувствовал себя на вершине мира, зная, что он хочет меня.

Едва касаясь, я провёл кончиками пальцев вниз по его плечам, по невероятным мышцам его живота, так же, как он касался меня ранее. Я расстегнул его джинсы и спустил их вниз по бёдрам. На нём были чёрные шёлковые боксёры, которые сильно натянулись от его эрекции. Я посмотрел на него, спрашивая позволения, и стянув их, освободил его напряжённую длину. Я опустился на колени перед ним и помог ему выйти из штанов и нижнего белья. Очевидно, он снял ботинки, прежде чем он пришёл в комнату.

Когда он был полностью раздет, он запустил руку в мои волосы, желая, чтобы я встал. Он шагнул ближе, толкая меня на подлокотник дивана. Его член был твёрдым и настойчивым, упираясь в мой живот. Мне хотелось рассмотреть его лучше. Его тело было всем, о чём я когда-либо мечтал.

Он наклонил лицо к моему, приподнимая мой подбородок. У меня перехватило дыхание, когда я понял, что он собирается делать. Он хотел меня поцеловать. Сейчас. На самом деле. Я был в ужасе! Даня никогда не целовал меня. Это было слишком интимным для данного типа отношений. Это было гораздо более личным, гораздо труднее для меня, чем всё то, чем мы занимались до сих пор.

Он медленно наклонялся ко мне, давая возможность отказать ему, но я не мог. Каждая часть меня принадлежала ему, и я бы дал ему всё, чего бы он ни хотел. Я хотел попробовать его. Мне хотелось почувствовать его губы на моих. Я хотел бы знать, что значит быть любимым этим человеком.

Его губы были мягкими и нежными, легко касаясь меня. Я забыл, что надо дышать. Он стал настойчивее, сильнее прижимаясь к моим губам, требуя большего. Я приоткрыл рот, впуская его, и он провёл по моим губам кончиком языка. Его дыхание было тёплым и сладким, и он пил моё дыхание, как вино. Я хотел большего. Я хотел, чтобы он поглотил меня целиком.

Он понял мою жажду, дал мне то, чего я желал. Он скользнул рукой по моей щеке вниз, по ключице и накрыл ладонью мою грудь. Рука зарылась в мою шевелюру, сжав её в кулак. Он притянул меня ближе, целуя меня глубже и сильнее. Я расслабился в его объятиях, тая от удовольствия.

Через некоторое время он отошёл от меня, и я чуть не вскрикнул в знак протеста. Он подхватил штаны и вытащил презерватив из кармана. Наконец, мне представилась возможность рассмотреть его невероятное тело. Он был похож на произведение искусства. Абсолютное совершенство. Я хотел попросить его повернуться медленно для меня, чтобы я мог пожирать его глазами, но ещё больше я хотел, чтобы он вернулся ко мне.

Он раскатал презерватив по всей длине и сжал член в кулаке, погладив несколько раз. Ебать, это будет горячо, смотреть, как он дрочит! Было так много вещей, которые я хотел испытать с ним.

Он вернулся к моим губам, и я обрадовался возвращению его тепла. Он положил свои руки на мои, лежащие на боках. Не прерывая поцелуй, он положил мои руки себе на шею. Я с готовностью подчинился и притянул его к себе, одной рукой зарывшись в копну его волос, а другой - лаская шею. Я прижался грудью к его потрясающей груди, чувствуя, что мои соски становятся невыносимо твёрдыми.

Он скользнул ладонями вниз по моим плечам, и положил обе руки на мою задницу. Когда он её сжал, огонь, разожжённый поркой, усилился вновь. Я громко застонал ему в рот. Его член дёрнулся между нами. Он передвинул руки чуть ниже и приподнял меня за бёдра, заставляя обернуть ноги вокруг него, когда он посадил меня на подлокотник дивана.

- Блять, да! - сказал он, прижимая свой член к моей заднице и его лоб к моему.

- Скажи мне, что хочешь его, Валерка! Скажи мне, что хочешь мой хуй!

- Я хочу его! - голосом больше похожим на стон произнёс я. - Пожалуйста, трахните меня, сэр.

- Охуительно! - пробормотал он, как раз достаточно громко, чтобы я услышал, прежде чем он направил свой член и с силой сунул его в меня.

Я откинул голову назад и отдался своим ощущениям. Я даже не узнавал свой голос, когда кричал его имя. Он кусал и посасывал мою шею и грудь, вламываясь в моё тело. Он ни разу не сбился с ритма, меняя только силу проникновения.

Его член был длинным и толстым внутри меня. Он двигал бёдрами так, что мне казалось, что он ласкает каждый дюйм моей задницы. Он доставал до простаты каждый третий или четвёртый удар, и я стискивал в кулак его волосы, боясь, что я полностью рассыплюсь в пыль вокруг него.

Я почувствовал приближение оргазма и отчаянно сдерживался. Я хотел бы оставаться здесь, на пике, навсегда. Моё тело было таким живым и реагировало на каждое его прикосновение. Это было невероятно.

Его руки путешествовали по моему телу, пока не достигли задницы, которая восхитительно тёрлась о диванную обивку, напоминая мне о каждом ударе, что он подарил мне. Я сильнее обхватил его ногами, и он сжал мою задницу обеими руками, жёстче насаживая меня на свой член. Я закричал от невероятного ощущения наслаждения и боли, отдаваясь ему. Я кончил, сильно сжимая его член и вздрагивая в его объятиях. Четыре или пять движений, и он взорвался внутри меня с глухим рыком.

Я опустил голову на плечо и просто обмяк. Я чувствовал себя опустошённым и ликующим одновременно. Он вышел из меня и пошёл на кухню, чтобы избавиться от презерватива. Я упал на диван полностью обессиленный. Он присоединился ко мне через несколько минут, и подхватил меня на руки. Он поднялся со мной на второй этаж и положил меня на кровать, накрыв покрывалом.

- Это комната для гостей? - спросил я. Со вкусом сделанный интерьер был выполнен в голубых тонах, но всё было абсолютно безликим, без фотографий и личных вещей на полках. Я решил, что он хочет спать отдельно от меня, что не было неожиданностью. Если верить слухам, он никогда не оставался на ночь с парнями. Но мы уже нарушили все возможные правила.

- Нет, - ответил он. - Это моя комната, когда я здесь. На самом деле я редко здесь бываю.

Он скользнул в постель рядом со мной и потянул меня к себе на грудь. Я был удивлён, но мне было приятно. Оказалось, что он хочет провести ночь со мной, в конце концов.

- Ты в порядке, Валерка? - спросил он.

- Да, Эрик.

- Правда? Я не причинил тебе боль?

- Боль? Нет, Эрик. Это было невероятно. ТЫ невероятный.

- Ты плакал. Я думал, что тебе больно. Я никогда не шлёпал никого так, как тебя - ты знаешь? Это всегда было как будто сгоряча, в порыве страсти. В какой-то момент я испугался, что ты возненавидишь меня за это.

- Если бы мне показалось, что ты можешь увлечься и поранить меня слишком сильно, я бы мог использовать кодовое слово, - напомнил я ему.

- Да, я был немного удивлён, что ты этого не сделал.

- Я сильнее, чем кажется, - поддразнил я его. - На самом деле, мне это было просто необходимо. Поплакать - это отличный способ снять стресс, и я чувствую себя в миллион раз лучше. И это — благодаря тебе.

Он бросил на меня странный взгляд, сверля меня глазами какое-то время, затем притянул меня ближе. - Постарайся заснуть, Валерка.

Я снова повиновался ему, уснув в течение нескольких минут.

Настоящее... Эрик:

На следующий день я спросил Валеру, чем бы он хотел заняться и был приятно удивлён его ответом. Он хотел поехать в пляжный дом моих родителей, наслаждаясь уходом лета и приближением осени.

В течение нескольких последних лет мы провели там очень много времени, используя его, как убежище от учёбы и от внешнего мира. Пока мы жили в общежитии, мы проводили там почти каждые выходные. Мои родители не так часто там появлялись и это помогало нам уединиться, что было весьма необходимым для наших отношений. Мы плакали и смеялись и учились там быть вместе.

Я хотел бы купить этот дом у моего отца, но я давно смирился с фактом, что никогда не унаследую что-нибудь от него. Я собирался увезти Валеру и исчезнуть навсегда. Это навряд ли сработало бы, если бы я продолжал приезжать в этот дом. Может быть когда-нибудь я смогу купить дом, похожий на этот, где Валерка и я смогли бы создать новые воспоминания.

Валера упаковал наши купальные костюмы и мы сели в машину, планируя позавтракать по дороге. Мы позавтракали в закусочной, в которой ели уже не раз. Пища там была дешёвая и жирная, что не уменьшало её привлекательности. Валере нравилось домашнее мясо кусочками, а мне нравилось, что Валерка счастлив.

Во время завтрака он с удовольствием посвятил меня в последние новости школы. Он уже определил тех учеников, которые будут создавать ему проблемы в его классе. Он был невероятным учителем и его ученики любили его, почти также, как и я.

Я рассказал ему о своих занятиях и профессорах. У меня начинались занятия у женщины-профессора, которая была в меня влюблена и для Валеры это стало любимой темой для шуток. Занятия у этого профессора проходили дважды в неделю и она уже дважды мне намекала, что существует намного более лёгкий способ заработать высокие баллы. К счастью для меня, я могу справиться сам. Она была отвратительна и я уже, в любом случае, принадлежал Валере. Это стало нашей общей шуткой, когда я говорил Валерке, что уйду от него к профессору-стерве.

Мы замечательно провели время, только Валера и я, вместе, как пара, как муж и муж, завтракая и выезжая на пляж. Мы ехали в машине с опущенными окнами и я, время от времени, оборачивался посмотреть как его волосы развиваются на ветру. Когда мы приехали в дом, Валерка надел свои плавки и сел на берегу, наблюдая, как заходят последние лучи солнца.

Я хотел пробежаться по берегу, поэтому оставил его читать новую книгу и направился в сторону причала. К тому времени, как я достиг своей цели, с меня градом лил пот. Я был рад заставить поработать свои мышцы.

Я планировал попросить свою маму подготовить гей-свадьбу, о чём и сообщил отцу. Мама бы захотела этого, и мне было трудно отказать ей в этом в тот, первый раз. Все занятия к тому моменту у меня закончатся, поэтому мама сможет подготовить большое торжество, а потом мы все исчезнем из жизни моего отца. У меня пока не было чёткого плана, но вскоре он мне понадобится. Время истекало.

Я прибавил шагу по мере приближения к дому. Я хотел побыстрее вернуться и провести время с Валерой на пляже. Было слишком холодно, чтобы купаться в заливе, зато позагорать на пляже было бы неплохо.

Когда я повернул за угол, я услышал голос Валеры. С кем, чёрт возьми, он разговаривает? Ближайшие соседи, на самом деле, располагались не так близко, и в основном все посещали свои дома только летом.

Я резко остановился, когда понял в чём дело. Мой отец. Валерка разговаривал с моим отцом. Его низкий голос невозможно не узнать. Я не позвонил им узнать, есть ли у них планы на выходные. Я всегда проверял это, прежде чем мы сюда приезжали, чтобы быть уверенным, что их здесь не будет, но мы приняли решение спонтанно, и я забыл. Как я мог забыть об этом?

Я проглотил комок в горле. О Боже, я совершенно не готов к этому! Я должен быть с Валерой.

- Отец! - сказал я, как можно мягче, заходя во внутренний дворик. - Какой приятный сюрприз.

- Привет, сын, - ответил он. - Я не думал, что ты привезёшь Валеру сюда. Ты представляешь мой шок, когда я увидел его здесь!

- Да, извини. Я должен был позвонить тебе и предупредить, что мы будем здесь. - Мне было интересно, о чём они здесь говорили. Спрашивал ли отец у него, в первый ли раз он здесь? Что он ответил? Мы притворялись, что знакомы не так давно, когда на самом деле были вместе уже около шести лет. Всё может очень усложниться.

Валера спас меня своим ответом. - Я только что говорил твоему отцу, какой это прекрасный дом. Я рад, что ты, наконец, решил меня сюда привезти. Он намного красивее, чем ты его описывал.

Спасибо, Валера! Валерка сказал ему, что он здесь в первый раз. Это хорошо.

Я посмотрел на своего отца. Он неодобрительно смотрел на Валеру. У него было правило на счёт нижних - они могли говорить, когда им было позволено и он думал, что его замечание было предосудительным.

- Я подумал, что Валере нужно показать наше имущество, - сказал я отцу, полностью игнорируя моего любимого. Я пытался показать ему этими словами, что хочу, чтобы Валера стал частью этой семьи. Я показывал, что будет принадлежать ему после гей-свадьбы. Это были слова, которые отец понимал. Он считал, что деньги привяжут Валерку ко мне сильнее. Он никогда не понимал, как строятся отношения.

- Конечно, - ответил он. - Я жду с нетерпением, когда смогу проводить больше времени с вами обоими. Твоя мать на кухне. Иди и поздоровайся с ней пока я закончу разговор с Валерой.

Мои ноги примёрзли к земле. Я не мог оставить Валеру одного с ним. Мы должны выбраться отсюда.

- Почему бы нам всем не пойти к ней? Я уверен, мама тоже хочет повидаться с Валерой.

Мой отец сурово взглянул на меня, давая понять, что не мне указывать ему что делать, но я снова был спасён, на этот раз моей матерью.

- Эрик, дорогой, - сказала она, заходя во внутренний дворик. - Я думала, что услышала твой голос. Валера сказал, что ты ушёл на пробежку.

- Да, я пробежался до причала.

- Кто-нибудь хочет чай со льдом? Я только что приготовила.

- Я бы не отказался, - ответил Валера. - Я пойду с вами.

Валерка встал и схватил свою футболку, которая висела на перилах патио. Он попытался прикрыться ею от взгляда моего отца и ушёл на кухню с мамой.

Когда они вышли и не могли слышать нас, отец повернулся ко мне. - У него замечательная кожа, - сказал он. - Спорю, что на его коже легко остаются синяки.

Он дал мне понять, что на Валере недостаточно синяков. Когда я бил плетью Валерку вчера ночью, удары были недостаточно сильные, чтобы оставить заметные следы. Отец ожидал, что Валера всегда будет носить мои отметины. Я не знал, что ему ответить. Я должен был соображать быстрее, если я собираюсь выбраться из этого.

- У него вчера был осмотр, - солгал я. - В начале года все учителя сдают все анализы для проверки здоровья. Не хотелось привлекать внимание.

Он купился на мою ложь. - Ненавижу все эти условности. Это никого не касается, что происходит в твоём собственном доме. Уверен ты желаешь исправить эту ситуацию сегодня. Ты привёз его сюда, чтобы вам никто не помешал?

Мой отец думал, что я живу в общежитии. Он платил за него, хотя я им никогда и не пользовался. Я хранил несколько своих вещей там, на тот случай, если отец появится там, чтобы проверить. Он не знал, что Валера жил со мной. Он думал, что у меня есть соседи. Он думал, что я привёз его сюда, чтобы никто не слышал его криков. Больной придурок. Только он мог подумать так.

- Я привёз его сюда по нескольким причинам, - уклончиво ответил я. - Даже без отметин, он знает кому принадлежит.

Мой отец улыбнулся дерзко. - Всё верно, сын. Всё верно.

Он похлопал меня по спине и мы вошли вместе в дом. Это будет ужасный день, и я не был уверен, что мы переживём его.

Я хотел найти способ остаться с Валерой наедине, чтобы обсудить несколько моментов. Я знал, что мой отец не отпустит его добровольно, но я должен был что-то сделать. Увидев пляжное полотенце на столе, у меня возникла идея.

- Я весь потный от бега, - объявил я. - Я быстро приму душ.

Я обвил руками талию Валеры сзади и притянул его к себе.

- Ты ведь присоединишься ко мне, не так ли? - спросил я его.

- Конечно, - задыхаясь ответил он. Я почувствовал, как Валера расслабился. Валерка подумал, что я оставлю его одного с ним.

Мой отец ухмыльнулся мне. Моя мама выглядела грустной. Я отошёл и шлёпнул Валеру по заднице. - Иди наверх и жди меня в голубой ванной комнате в конце холла. - Валерка пошёл наверх, и мой отец и я наблюдали как, уходя, Валера покачивал бёдрами. Я, чёрт возьми, ненавидел, как отец смотрел на него.

- Извините нас, - сказал я отцу. - Мы ненадолго.

Я подхватил наши сумки с вещами и полотенца и последовал за Валеркой наверх. Я нашёл его в ванной, он сидел на краю ванны, обхватив голову руками. Я сел рядом и притянул его к себе.

- Мне так жаль, малыш. Я забыл позвонить им. Я понятия не имел, что они сегодня сюда приедут.

- Я знаю, Эрик. Всё в порядке, - он зарылся лицом в мою шею. - Давай примем душ и я расскажу тебе всё, что случилось.

Мы зашли в душ и стояли под тёплой водой вместе. Валера сказал, что они появились за несколько минут до моего прихода. Валерка недолго разговаривал с моим отцом, что несомненно было плюсом. Я сказал, что солгал отцу, что у него был медосмотр в школе, чтобы объяснить, почему у него нет синяков.

Мы пытались быстро сориентироваться с планом. Будет намного безопаснее, если мы будем вести себя, как Дом и Саб, но мой отец до сих пор думал, что я его обучаю, поэтому Валера должен был совершать кое-какие ошибки. Это также значило, что безопасные слова были важны, как никогда. Мы придумали что-то вроде невербального кода перед последней встречей с моими родителями для того, чтобы Валерка мог показать, что он чувствует. Мы проверили их и убедились, что мы оба ясно представляем, как это работает.

Я сказал ему, что скорее всего мой отец ожидает, что я выпорю Валеру в его присутствии. Я не был уверен, что смогу это сделать. В последний раз, когда я ударил его и у Валеры остались синяки, это почти сломало меня и теперь, в его присутствии, я считал это невозможным. Нам нужен другой план, чтобы успокоить моего отца.

Я смог бы отшлёпать его и если он заплачет, отец может подумать, что я достаточно груб по отношению к нему. Синяки всё равно проявятся только на следующий день, поэтому он не будет ждать их появления сегодня. Это было немного рисковано. Моего отца нелегко обмануть, но если это будет выглядеть, как настоящее наказание за какую-либо ошибку, сделанную Валерой, он оставит нас в покое.

Я ненавидел себя за одну только мысль об этом. Я хотел сесть в машину с Валерой и уехать, но знал, что не могу так поступить. Мы должны ещё немного поиграть в его игры.

Мы решили поступить так. Я попытаюсь сделать так, чтобы Валера ничем не занимался в течение дня, но нам нужно спровоцировать ситуацию. Валерка мог бы специально уронить стакан и разбить его. Это был не самый лучший план, но это всё, что пришло нам в голову. Я надеялся на импровизацию.

Я должен быть сильным для него. Валера доверял мне и я не мог подвести его.

Я поцеловал его лоб и обнял. - Я очень сильно люблю тебя, Валера. Пожалуйста, не забывай об этом.

- Я тоже люблю тебя, и я не забуду.

Прошлое...

Я проснулся где-то через час после того, как Валера уснул в моей постели. Я никак не мог успокоиться. Накопилось столько информации, которую мне нужно было переварить. Я тихо закрыл дверь в спальню и спустился вниз. Набрав стакан воды, я сел на диван и уставился на подлокотник, на котором я не более двух часов назад трахнул Валеру.

Правильно ли я поступил? Будет ли безумно некомфортно утром? Раньше я никогда не просыпался с парнем в одной постели. Я просто не знал чего ожидать. Я многое познал за последние восемь часов. А Валерка оказался не таким ранимым, как я предполагал. Первое впечатление о его невинности оказалось обманчивым. Ему нужна была моя животная сущность. Он хотел, чтобы я обращался с ним жёстко и грубо. Эти мысли всколыхнули мой рассудок.

Все мужчины, которых я порол до этого, вздрагивали и отстранялись. Они избегали этого. Большинство из них не просили меня остановиться, но я прекрасно понимал, что они не получали от этого никакого удовольствия. Это было моим удовольствием, не их. Они все сперва жаждали секса со мной, но я также знал, что ни один из них не захочет повторить, пройдя через такое.

Прошлой ночью, когда я отшлёпал Валеру, я увидел совершенно другую реакцию. Он раскрылся ещё шире навстречу мне, предлагая мне всё своё тело. Я никогда не сталкивался с подобным. И хотя по его щекам текли слёзы, его тело умоляло о продолжении. Я был в полном замешательстве, и мне хотелось вновь видеть эту его реакцию, хотя я так и не понимал происходящего. Чистой воды физиология, с которой я был просто незнаком.

Правдой было то, что это было за пределами моего понимания. Если я собирался жить по правилам Валеры, мне придётся ещё многому научиться, и я не был уверен, что все нужные мне знания я смогу почерпнуть из книг.

Моим первым порывом было пойти к отцу, но потом я решил, что это очень плохая мысль. Во-первых, он не воспримет нормально идею Валеры о кодовых словах и специальных игровых комнатах. Это предаст образу саба власти, а для него это совершенно не приемлемо. Во-вторых, я боялся, что отец попросит его для себя, а я был к этому не готов.

Я собирался найти наставника, кого-то, кто понимает о чём Валера говорит. Его рюкзак лежал на барной стойке. И скорее всего, его сотовый находился внутри. Мне стало интересно, сохранил ли он номера своих бывших партнёров. Он говорил об одном, его зовут Даня. Валерка сказал, что он был его Доминантом. И что это значит?

Я пересёк комнату и подошёл к рюкзаку. Вообще-то я не из тех людей, которые роются в чужих вещах, но спросить его номер у Валеры не представлялось мне приемлемым. По правде говоря, я не умел просить о помощи. Я просто никогда в этом не нуждался. Практически всё в этой жизни я делал сам. Но у меня было столько вопросов, и я не был уверен, что могу напрямую задать их Валере. У меня было такое чувство, что я дрейфовал в неизвестных водах.

Я расстегнул молнию. Его телефон лежал сверху. Я разблокировал его и пролистал список контактов. Вот он. В списке был только один Даня. Его фамилия указана не была. Я записал номер и вернул телефон на место. Я обязательно позвоню ему, когда вернусь в университет.

Я поднялся наверх и лёг рядом с Валерой. Он спокойно спал, и я снова задался вопросом, уже не впервые, как он может быть так спокоен. Он спал на чужой кровати, после того, как с ним так жестоко обращался человек, которого он знает довольно неплохо, но в физический контакт с которым вступил впервые. И всё равно он спал, как младенец. Если бы я оказался на его месте, я бы вообще не смог заснуть. Я бы сходил с ума, ожидая, когда меня снова вытащат из постели и снова воспользуются мной. Валерка сказал, что моя порка помогла ему расслабиться. Это вообще было выше моего понимания. Его вера в меня так поразительна и, я был уверен, не заслужена.

Позже я ненадолго забылся в беспокойном сне, но проснулся с первыми лучами солнца. Валера всё ещё спал, так умиротворённо. Просто поразительно. Я убрал прядь волос с его лица и прижался губами к его виску. Валера в моей постели, от этой картины моё сердце замирало. Я хотел этого больше всего остального, и я был уверен, что я могу всё испортить.

- Доброе утро, красавчик, - сказал я Валере, когда он открыл глаза. – Ты голоден?

- Ну-у-у, я ещё не до конца проснулся, чтобы проголодаться. Но скоро буду.

Мне было необходимо поцеловать его снова. Мне нужно было держать его, чувствовать в своих объятиях. Для меня эти чувства были незнакомы, и я ещё не знал, что с ними делать.

Я навис над ним, убирая одеяло, мешающее мне дотронуться до его обнажённой кожи. Валера раздвинул ноги, предлагая устроиться поудобней.

- Мне нравится просыпаться рядом с тобой, - сказал я и нежно поцеловал его.

- Мне тоже. – Он выгнулся на кровати, потягиваясь, и открывая моему взгляду завораживающую картину. Мой напряжённый член упёрся в его крепкое бедро. Я опустился губами к его груди, нежно посасывая и покусывая его кожу. Он запустил пальцы в мои волосы, слегка царапая кожу головы. Боже, как это было прекрасно!

Я изучал его нежно, ощущая каждый изгиб его тела, вжимаясь в него своими бёдрами. Я получал огромное удовольствие, наблюдая, как он возбуждается подо мной. Сонные движения терялись в чувственном танце его тела, после каждого моего прикосновения. Я мог наблюдать за его реакцией на каждое моё действие.

Мне захотелось больше контроля. Я хотел ощущать, что я сам приношу ему столько удовольствия. Я отстранил его руки от моих волос и положил их на изголовье кровати.

- Не прикасайся ко мне, - прорычал я ему в шею. Он вцепился в решётку на спинке кровати, а мне тут же захотелось увидеть его связанным в таком положении. Я хотел, чтобы он был абсолютно беспомощен подо мной.

- Не двигайся, - сказал я, скользя вниз по его напряжённым мускулам на руках. Он захихикал и выгнулся, когда я провёл пальцами по его подмышкам, но руки Валера не разжал.

Я крепко сжал оба его плеча в своих ладонях и, одновременно, вжался в него своими бёдрами. Валерка издал тихий сексуальный стон и прижался ещё крепче к моим рукам.

- У тебя прекрасное тело, - тихо сказал я, прикасаясь носом к его соскам. Он терпеливо позволял мне исследовать себя прикосновениями рук, губ. Раньше я не особенно рассматривал обнажённое тело партнёра. Обычно я имел дело с полуодетыми блядями. Я, на самом деле, не хотел видеть их, я просто их использовал, но на этот раз всё было по-другому. Я хотел познать каждый сантиметр тела Валеры.

Подсознательно я замечал каждую его реакцию. Его дыхание учащалось, когда я покусывал его кожу. Он начинал тихо стонать, когда я прикасался к его твёрдому члену. Я был очарован им. Иногда его реакция бывает совсем незаметной, но даже такую я не хочу упустить из виду. Мне нужно было знать, что он делает и почему, просто чтобы заставить его сделать это снова.

Двумя палцами я скользнул в него, он попытался углубить движение. Используя другую руку, я прижал к кровати его бедро. Я терялся, когда он начинал двигаться слишком много. Я хотел обездвижить его, так я в полной мере мог насладиться его реакцией. Я уже было хотел найти способ получше, чтобы усмирить его.

Я дотронулся до его члена пальцами, он снова прижался крепче. Стеночки ануса сжались вокруг моих пальцев. Я вводил их медленно, в то же время массируя яйца и накачивая член Валеры. Он застонал громче и прижимаясь ближе, заставляя мои пальцы погрузиться так глубоко, как это только было возможно.

- Пожалуйста, - попросил он тихо сквозь стоны.

- Что пожалуйста?

- Пожалуйста, сэр.

Но это было не то, что я хотел услышать. Я ещё не начал эту игру в сэров. Я хотел знать, о чём он меня просит.

- Чего ты хочешь, Валера? – нежно спросил я.

- Я хочу кончить, сэр, - сказал он, - если вам так будет угодно.

В моей голове что-то щёлкнуло. Валерка сдерживал свой оргазм. Он ждал пока я разрешу ему сделать это. Он давал мне власть над его основными инстинктами. Вашу мать, я и понятия не имел, что он может сделать такое!

Валера задыхался подо мной, борясь со своими чувствами. Почему я раньше не сталкивался с этим? Ему нужно было моё разрешение. Нет, он хотел, чтобы я скомандовал. Он хотел, чтобы я приказал ему кончить.

- Валера, кончи для меня, - сказал я со всей властностью в голосе, какую только мог найти в себе в тот момент.

Реакция последовала незамедлительно, и это было самым потрясающим из того, что я когда-либо испытывал. Он практически взорвался вокруг моих пальцев, его яйца поджались, член болезненно пульсировал, выплёскивая струи горячей жидкости, его стеночки сокращались, голова была запрокинута назад, спина выгнута.

Я сделал это. Мой приказ заставил его почувствовать такое.

Я был в шоке. Я хотел ещё ощутить эту власть, как сейчас, снова, и снова... Я хотел ещё увидеть его в таком экстазе. Я хотел игнорировать его оргазм и слушать, как он умоляет меня позволить ему кончить. Я хотел знать, сколько раз за день я смогу заставить его ступить за грань. Жаль, что просто не хватит времени, чтобы воплотить в жизнь все мои фантазии. Валера только что показал мне мир, о существовании которого я и не подозревал. Боже, это было исключительно!

- Чёрт, Валерка, - наконец-то сказал я. Ты просто... это было... вау!

Он засмеялся. – Ты всегда по утрам не можешь подобрать слова?

Я легонько шлёпнул его. – Я не виноват, что твой член практически лишает меня дара речи.

Валера одарил меня самой тёплой, самой прекрасной улыбкой.

- Пойдём позавтракаем, - предложил я.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 17.10.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2921334

Рубрика произведения: Проза -> Детектив


















1