Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Дом боли доктора Horror. Глава 1


Дом боли доктора Horror. Глава 1
Настоящее... Валера:

Когда мы кончили, то рухнули на потные простыни кровати, обнимаясь. А через некоторое время мы вместе приняли душ. Он мыл мою голову и нежно намыливал тело. Я любил чувствовать его руки на себе. Я никогда не устану от его прикосновений.
Он замешкался, когда его руки путешествовали по синякам на моей попке и бёдрах.

- Мне так жаль... - начал он, но я, насколько мог, быстро повернулся, приложил палец к его губам.

- Нет, Эрик, - сказал я. - Это не твоя вина. Ты не сделал ничего плохого. Я люблю тебя. Я согласился, и ты знаешь это.

Он прижался губами к моей макушке и позволил горячей воде каскадом смывать с нас страх и боль.

- Я так сильно люблю тебя, - вздохнул он.

- Я знаю, Эрик. Я знаю, что ты любишь меня.

Его глаза говорили мне, что он совсем не поверил мне. Я мог бы его простить, но ему было гораздо труднее простить самого себя.

Он вытер меня насухо полотенцами отеля, а затем прижал к своей груди. Мы долго стояли в объятиях друг друга с капавшей водой с моих волос на пол, в окружении холодного воздуха. В конце концов, мы пошли в кровать и провалились в сон.

Я проснулся ночью. Потрясённый страшным сном. Кирилл... Эрик крепко прижимал меня и целовал, прогоняя страхи. Мне снова нужен был он, и он дал мне то, в чём я нуждался. Мы лежали в позе ложки, когда он двигался во мне. Его пальцы чертили ленивые круги на моих бёдрах и животе. Я терялся в его прикосновениях, когда он начал стимулировать мой член во время движения. Он сказал мне, что я красивый. Он сказал мне, что я для него всё. Я верил ему. Я верил каждому слову, которое слетало с его прекрасных губ.

Когда мы закончили, я заснул в той же позе, слушая его тихое дыхание.

Утро наступило слишком рано, и мы вернулись в машину. Завтра первый день занятий с Эриком. Был последний семестр последнего года его обучения в медицинском. Почти шесть лет прошло с того дня, как я впервые увидел его. Он хотел бы закончить учиться и начать карьеру врача. Он остался на курсе от начала до конца.

Я избрал иной путь. Так за два года до получения мною степени бакалавра мой отец скончался. Он был один в семье, из которой я ушёл. Оценка ухудшалась, несмотря на желание Эрика помочь мне. Я потерял стипендию. Я не мог позволить себе остаться без денег. Отец оставил мне пожизненную страховку, но и этого было недостаточно. Хотя если только для того, чтобы расплатиться с долгами и устроить похороны. Мне принадлежал дом, но сейчас я не хочу жить в нём. Я не хочу домой.

Эрик стал моей скалой, моим фундаментом. Без его обучения я никогда не закончил бы колледж. Он поощрял меня. Он исправлял меня. Он не давал мне зачахнуть, как я хотел сделать. Он был моим всем.

Я перешёл в более дешёвый государственный колледж с менее требовательной стипендией и закончил с уровнем в области науки образования. Меня взяли на работу преподавателем начальной школы. Первый год был невероятным, и я с нетерпением ждал второго.

Я встретил его родителей впервые прошлой ночью. Эрик прятал меня от них так долго, как только мог, но я знал, что придётся всё равно встретиться с ними лицом к лицу. Он не единожды говорил мне, на что всё будет похоже. Я был готов к Кириллу. Но я был не готов к жалости в глазах Нины. Она, казалось, боялась за меня. Она думала, что я унаследовал грехи отца. Я хотел рассказать, что её сын был не похож на её мужа, но Эрик запретил делать это. Она не умела хранить секретов. Я не мог дать ей надежду.

Я около миллиона раз спрашивал, почему Эрик не может просто уйти, бросить семью. У него есть инвестиции, к которым его отец не имеет никакого отношения. Это, конечно, не тонны денег, но он смог бы доучиться в университете и пойти на работу. Он был умён; я был умным. Я работал. Мы бы справились.

- Моя мать, - ответил он. - Он выльет всю грязь на мою мать. Он будет винить её за воспитание непослушного сына. Она чиста и я не могу оставить её.

- Она должна была оставить его много лет назад, - утверждал я, но когда я встретил, понял. Кирилл использовал Эрика, чтобы держать Нину рядом, и сейчас Кирилл использует Нину, чтобы держать сына под боком. Она была почти пустой внутри - оболочка той, кем она когда-то была.

Эрик окончит университет через год. Он купит дом. Мы продержимся, пока он будет учиться, и затем мы заберём его маму и исчезнем в ночи. Мы хотим начать новую жизнь для себя. Жизнь с чистого листа.

Мы проехали мили на машине, пока сидели в уютной тишине. Нам будет хорошо. Эрик будет сильным, и я доверюсь ему.

Прошлое... Эрик:

Когда я приехал на Рождество домой, отец спросил число. Я ответил ему двенадцать - я трахал хуястого блондина дважды. Блонди был единственным, кого я трахал не единожды. Я воздержался от сдачи экзаменов в середине семестра и выпускных экзаменов.

Ему нужны были детали, и я с готовностью и красочно обо всём рассказал. В ответ он дал мне фальшивое удостоверение личности и добавил круглую сумму на мой счёт. Возможно, мне не нужно удостоверение, но было бы хорошо иметь такую вещицу. Разносчики пиццы стареют, пора сменить места обитания.

Он сказал, что гордится мной. Он сказал, что я на пути становления настоящим мужчиной. Я думал о Валере и интересовался, прав ли папа. Что Валерка будет думать о нашей связи отца и сына? Я не упоминал о Валере. Как-то чувствовал, что это будет богохульством обсуждать его в доме моего отца. Валерка был моим тёмным секретом и величайшим светом.

После первой сессии мы начали чаще видеться. Я ходил к нему в класс по вторникам и четвергам. Он присоединялся ко мне на обеде каждые две недели. Я никогда не касался его, но уже определённо был влюблён. Я уважал его достаточно, чтобы оставить в покое. Были времена, когда я мог с уверенностью сказать, что Валера меня хочет, но я знал, что был недостоин его. Валерка был совершенством, а я грязью. Я не позволял себе физически с ним сближаться.

Я начал проводить субботние ночи в клубах. Я понял, что алкоголь помогал мне заглушать эту бессмысленность. Громкой музыки и полураздетых мужчин было достаточно, чтобы поглотить меня, и я был в состоянии использовать мужчин в качестве моих кукол исполняющих фантазии о Валере. Я находил для себя всё больше и больше русоволосых.

За две недели до экзаменов, в середине семестра, я пошёл в клуб, в котором обычно бывал. Было приблизительно одиннадцать вечера и зал был полон. Пахло сигаретами и дешёвым пивом. Это заставило меня почувствовать себя выше.

Я хотел потанцевать некоторое время, заняться сексом и вернуться домой, что было моей обычно рутиной, но для начала я хотел выпить, чтобы начать процесс. Я заказал стакан Джека и пива. Я внимательно осмотрел зал. Через несколько минут я нашёл то, что искал. У него были длинные русые волосы, прямо, как у Валеры. На нём были узкие кожаные штаны, которые казались второй кожей, и его попка охуенно смотрелась в них.

Валерка никогда не одевается так, и лицо Валеры намного симпатичнее, в отличии от этого парня, но если я взял бы его сзади, то, возможно, мне не нужно будет закрывать глаза. Они были очень сильно похожи.

Этот парень танцевал с двумя девушками. Маленькой девушкой с чёрными колючими волосами и потрясающей блондинкой. Я наблюдал за ними в течение нескольких минут, пока девочки отказывали парню за парнем. Обе девчонки, видимо, были более придирчивы, чем большинство. Блондинка смотрела на всех так, как будто ей нужна палка, чтобы бороться со всеми. Я всегда наслаждаюсь, когда мне бросают вызов. Брюнетка повернулась ко мне спиной, и я смотрел, как её бёдра двигались в такт музыки вперёд и назад. Я стоял довольно долго. Время пришло.

Я уверенно пробирался по танцполу. Глаза мини-девушки расширились, когда она увидела меня. Моя цель - длинноволосый парень ещё танцевал спиной ко мне. Его попка выглядела ближе ещё лучше.

- Ты выглядишь... - я положил руки на его бёдра.

Нет. Нет. Нет. Как только я коснулся его, я узнал. Только от одного в мире человека отходило такое электричество. Это был не Валера - двойник. Это Валерка, мужчина моих фантазий, равный мне интеллектуал, мой лучший друг, в ночном клубе в тесных кожаных штанах. О Боже, нет.

Я опустил руки, как будто его задница обожгла меня. Я бы с удовольствием сбежал, но он развернулся ко мне лицом и потерял равновесие. Интуитивно, я протянул руку и поймал его. Я чувствовал его цветочный шампунь, его кожа была покрыта капельками пота, его тело было мягким и податливым со мной. Я застонал вслух.

Через минуту он выпрямился и освободился от моих рук.

- Эрик? - удивлённо сказал он. - Ты испугал меня.

Я сделал глубокий вздох. Надо успокоить грёбаного Эрика-младшего.

- Извини, - сказал я. - Я просто хотел сказать «привет».

- Что ты здесь делаешь? - спросил он.

- Я могу спросить то же и тебя, - ответил я.

Валера рассмеялся, и дышать стало легче. - Сегодня день рождение у Риты, - сказал он, - Мы празднуем.

Валерка познакомил меня со своими друзьями. Очевидно, эти двое одели его и вытащили сюда. Брюки были не его одеждой, так же, как и мужские туфли. Одеждой Валеры были джинсы и кроссовки. Мне нужно уйти с танцпола. Я не смогу сдержаться, если он снова начнёт двигаться.

- Позвольте мне, угостить вас выпивкой, - Они последовали за мной в бар.

Мы нашли пустой столик и сели. Мы немного поговорили, но из-за музыки было почти невозможно поддержать беседу. Когда я допивал вторую кружку пива, пришёл номер четырнадцать. Я не помнил его имя. Он пришёл с друзьями в этот раз. Двое из них пошли в мою сторону. Обычно я не обратил бы на него внимания, но я не мог больше находиться с Валерой. Валерка не мог быть моим, но и избегать я его не мог. Так что, я сделал кое-что немыслимое: я покинул столик с его друзьями и пошёл танцевать с четырнадцатым и который-скоро-будет-семнадцатым.

Валера должно быть сердито смотрел на меня, трущегося об этих мальчишек. Я думал, что Валерка напьётся из-за того, что я оставил его ради этой распутной суки. Но когда я посмотрел ему в глаза, то всё, что я увидел, было болью, - я сделал ему больно - и почувствовал себя так, как будто меня ударили поддых.

Я старался не смотреть на Валерку.

Я старался не обращать внимания на то, что Валера встал из-за стола и ушёл в ночь.

Я сделал вид, что не видел слёз в его глазах.

Я старался не думать о нём, когда раздевал семнадцатого.

Я старался забыть его, когда другой мужчина взял губами мой член.

Я был импотентом впервые в жизни.

Как бы я не старался, мой член не вставал. Я ушёл из квартиры семнадцатого: мы оба остались неудовлетворенны, и я пошёл к кампусу под дождём.

Я не оправдывал своих надежд. Моему отцу было бы стыдно за меня. Валера будет разочарован во мне. Они разочарованы в одном и том же человеке. Неудачнике.

Я сел спиной к кирпичной стене его спальни, медленно промокая под холодным дождём. Эти сцены разыгрывались в моей голове, как плохое возвращение маньяка домой:

Мне было семь. Моя мама пригласила к нам домой жену другого доктора, и она привела с собой дочку примерно моего возраста. Когда они ушли, девочка случайно забыла одну из её кукол в гостиной. Она была хорошенькой с нежно-голубым платьем и золотыми волосами. Я нашёл её и играл с ней до конца дня.

Когда отец пришёл домой, он накричал на мать за то, что я играл с куклой. Он сказал, что она сделала меня слишком мягким, что я стану сабом, а не Домом. Я не понимал, что означали те вещи, но слышал его крик и почувствовал его руку на заднице, когда он забрал куклу обратно и сказал мне, чтобы я никогда к этому не прикасался. В конце концов, моя мать пыталась остановить его. Она знала, что мне было больно. Но он только направил свой гнев на неё.

Это был первый раз, когда я понял, что мой отец был человеком, которого боялись.
Мне было десять, когда я зашёл к ним в комнату и увидел, что они занимаются сексом. Я услышал странные звуки и пошёл, чтобы проверить.

- Мама? - позвал я, открывая дверь спальни.

Он нагнул её на кровати, её голову закрывали волосы. Я мог видеть синяки на её ногах и заднице. Я был растерян. Я думал, он причиняет ей боль. Конечно, он, вероятно, делал ей больно, намного более сложным образом, чем я представлял.

Я сказал ему остановиться. Я хотел, чтобы он прекратил делать ей больно.

Он рассмеялся, а потом сжал рукой её задницу. Она поморщилась, но промолчала. Он сказал, что ей нравилось это. Он заставил её сказать, что она получает удовольствие от этого.

Я не понимал, но узнал.

Мне было семнадцать, когда я впервые «ударил» парня. Боже, я чувствовал себя таким сильным в тот день. Я встретил пацана на вечеринке. Мы оба были довольно пьяны, и он был на заднем сидении моей машины, стоя на ногах и коленях. Его попка была прямо передо мной, ноги были расставлены и я просто не смог сдержаться. Я легонько ударил его первый раз, а затем мой член скользнул в его тугую дырочку. Чем сильнее я трахал его, тем больше хотел ударить его. И я сделал это... я ударил его, пока он кричал подо мной.

Я больше никогда не видел его снова.

Я подставил лицо под дождь и попытался взять под контроль нахлынувшие эмоции. Валера был просто мужчиной. Я должен трахнуть его, как и всех остальных, а потом забыть. Почему я чувствовал необходимым защитить его, когда хотел многим другим сделать больно?

Настоящее...

Валера был самым понимающим человеком из всех, кого я когда-либо знал. Он принял меня всего целиком и полностью, как никто в целом мире. Как мы пережили последние двадцать четыре часа, было выше моего понимания, но я был рад. Если мы смогли пережить моего отца, то сможем пережить всё.

Я остановился на подъездной дорожке у нашего дома и обошёл машину, чтобы открыть ему дверь. Сейчас мы снимали крохотный дом с тремя спальнями. Не так уж и много, но для нас достаточно. Дом был удобно расположен, и нам обоим было не далеко добираться до работы, к тому же здесь было достаточно уединённо. Валера и я высоко ценили частную жизнь.

Так хорошо чувствовать себя дома. Подавленность, которую мы чувствовали в гостиничном номере прошлой ночью, не последовала за нами сюда. Вместо этого я ощутил надежду и целостность. Я знал, что Валерка чувствовал то же самое. Это возбудило во мне желание поиграть с ним.

Валера вышел из машины, но я прижал его к ней, раздвигая коленом его ноги и кладя руки на бёдра. - Не так быстро, - сказал я. - Я должен убедиться, что вы не внесёте какие-либо контрабандные товары в дом. Я должен вас обыскать, прежде чем позволю пройти внутрь.

- Так ли это? - сказал Валерка, улыбаясь. Мне нравилось, что он всегда готов поиграть. Нам необходима сейчас возможность порезвиться вместе.

- Я боюсь, что это так, - сказал я. Я переместил руки с его бёдер на упругую маленькую задницу, притягивая его к себе.

- Никто не предупредил меня о принудительном обыске, - сказал Валера.

- Это не то, о чём нужно беспокоиться, - я опустил свои губы на его шею. - Конечно, если вам нечего скрывать, - я пробежался руками по его восхитительным изгибам, совершая «обыск». Его дыхание сбилось, но Валерка не двигался. Я слегка прошёлся тыльной стороной руки по его груди.

- Что это? - спросил я его. Я повернул руку ладонью к его груди и осторожно сжал сосок. - Это, безусловно, недопустимо. - Его соски становились твёрже, пока я дразнил их через рубашку.

- Прошу прощения, сэр, - сказал он.

Блять, да! Я понизил голос, зная, что он сделает с Валерой, и твёрдо сказал ему на ухо:

- Иди в дом и жди меня в комнате для игр, - Валерка незамедлительно подчинился.

Я вытащил все наши вещи, которые мы брали с собой из багажника, и направился в дом. Я отложил это в сторону и пошёл в спальню, чтобы переодеться.

Наша комната для игр в действительности была просто спальней для гостей, но ею никогда и никто не пользовался. Она служила для двух целей. Первой, было просто обеспечить свободное пространство, где я мог забыть об ограничениях и не сдвигать каждый раз мебель, что всегда отнимает много времени, и я мог пользоваться ею в любой момент. А второй - комната давала дополнительные возможности для игр, которые не могла дать спальня.

Валера и я работали несколько месяцев, чтобы найти грань между эмоциональной и сексуальной стороной наших отношений. Я хотел доминировать, он подчиняться, но нам обоим нужно чувствовать себя в безопасности и в нашей постели и в гей-браке. Это привело к тому, что мы обозначили чёткие границы между временем для развлечений и реальной жизнью. Эти рамки обеспечивали комфорт и безопасность в наших отношениях. Я видел в нём равного мне, моё всё, и независимо от того, в какой комнате мы были, я любил его всем своим существом, но мы оба вели себя по-разному в игре в зависимости от наших ролевых установок.

Я размышлял в течение минуты о том, как хотел бы, чтобы прошла эта игра. Ничего тяжёлого, Валерка может быть готов к чему-то серьёзному, но я - нет. Мне нужно убедить себя, что я управляю своей собственной душой и телом. Время, проведённое с отцом, заставило меня вспомнить, все мерзости, которые я когда-либо делал с мужчинами, и мне нужно время, чтобы оправиться от этого. У Валеры тоже были потребности, я знал, что он жаждет, чтобы я доминировал над ним. Это был его способ расслабиться. Он полностью доверялся мне, и каждый раз я безгранично гордился его доверием, никогда не злоупотребляя, и это укрепляло наши отношения.

Я надел чёрные кожаные штаны и пересёк коридор, направляясь к комнате для игр. Я встал в дверях, наслаждаясь видом: обнажённый Валера стоял на коленях на полу спиной ко мне. Его руки были за спиной, а голова наклонена вниз. Он был таким чертовски красивым.

Я пересёк комнату и достал шёлковую повязку из тумбочки. Валера не двигался, пока я завязывал ему глаза.

- Встань, Валера, - сказал я.

Он встал, немного неуверенно, потому что ничего не видел. Я медленно кружил вокруг него, босыми ногами шлёпая по ковру, касаясь кончиками пальцев его кожи и пожирая его взглядом. Синяки на его спине уже побледнели. Они исчезнут через несколько дней, но я бы не стал шлёпать или пороть его до того момента, пока они не пройдут окончательно. Я ненавидел видеть его в синяках. Однако гордился собой из-за того, что знал, где грань между приятной болью и серьёзным повреждением. Я оставил синяк ему, прежде чем отправиться к отцу и Валерка согласился, но это не было правильным.

- Подойди, - сказал я.

Я положил руки на крепкие выпуклости его бёдер и повёл его к кровати. Валера лёг на спину и позволил мне направлять его. Я потянул один из ремней от спинки кровати и привязал оба запястья над его головой. Я предпочёл связать их вместе, потому, что это позволяло мне направлять его без необходимости перемещать крепление. Я хотел, чтобы у него была возможность двигаться, но так, чтобы он не касался меня.

- Тебе не разрешается говорить, - указал я, - но ты можешь издавать звуки. Ты понимаешь?

- Да, сэр, - сказал он.

- Хороший мальчик. Раздвинь свои красивые ноги для меня.

Он раздвинул свои ноги, и член Валеры стал ещё твёрже, смазка сочилась из него, как медовый нектар и запах возбуждения был великолепен. Блять, я обожаю, что он всегда готов для меня.

Я встал с постели и пошёл к шкафу. Я открыл ящиков больше, чем было необходимо. Я знал, где что находилось, как и Валерка, но я хотел, чтобы он сгорал от неопределённости, так как знал, что он будет слышать. Я достал две вещи из ящиков: наш самый маленький вибратор и одно белое перо. Отложив вибратор в сторону, я свернулся калачиком на кровати рядом с ним. Я был достаточно близко, чтобы Валера мог почувствовать тепло моего тела, но я не прикасался к нему.

Я начал с его щеки, слегка касаясь кончиком пера его мягкой кожи. Я пробежался по его шее и ключицам. Он инстинктивно изогнулся дугой, предлагая мне свою грудь. Я провёл дорожку пером по его рёбрам и по животу. Валерка закусил губу, пытаясь удержаться от смеха, пока я проводил пером по его правому боку.

Я подул на его соски, передвигая перо вдоль идеальной груди. Его дыхание участилось, а соски затвердели. Я возбуждал его медленно, медленнее, чем когда-либо, восстанавливая свой контроль.

В конце концов, я отложил перо в сторону и проделал тот же самый путь рукой. Я смотрел на него внимательно, когда он приподнял бёдра, а его спина ещё сильнее выгнулась. Я передвинулся так, чтобы оказаться между его ног. Положив руки на его ноги, я заставил его согнуть их так, чтобы они оказались в тридцати сантиметрах от его попки. Прекрасно.

Я пробежался тыльной стороной руки по внутренней стороне его бедра в нескольких дюймах от его члена. Валера приподнял бёдра, чтобы прижаться к моей руке, но я отступил назад, отказываясь дать ему то, что он хотел. Я прочертил одинаковые линии вдоль соединения его ног и паха, своим большим пальцем немного поглаживая его за пределами его мошонки, мягко поглаживая его сладкие ягодицы. Он тихонько захныкал.

- Я люблю твою хорошенькую задницу, - сказал я. - Ты такой открытый для меня.

Я убрал руки, наклоняясь вперёд и расставляя их по обе стороны от его груди. Я опустил свой рот на его губы и аккуратно очертил языком их контур. Валерка выгнулся, молча, прося большего. Я поцеловал его ещё раз с большим напором, мягко изучая его рот. Моё тело нависло над ним, и я лишь чуть-чуть касался его кожи.

Я передвинул свои бёдра, прижимаясь эрекцией к его жаркому, вкусному сфинктеру. Он извивался и касался моей кожи своей. Я дразнил его языком и тёрся об него, разжигая его жажду, не обращая внимания на то, что моё тело ломило от нужды оказаться в нём.

- Пожалуйста, - умолял Валерка. Я сильно ущипнул его за правый сосок, наказывая за его нарушение правил. Он знал, что с ним случится, если он будет говорить, когда я приказывал ему молчать. Валера желал наказания, и это заставляло мой член дёргаться.

- Валера, ты знаешь, что не имеешь права говорить. Ты знаешь, что я накажу тебя, - он корчился на кровати. - Но это то, чего ты хочешь, не так ли? Ты хочешь, чтобы я сильно щипал твои сосочки, не так ли? - я дополнял слова действиями, оттягивая и щипая его за соски, пока он кричал от боли и удовольствия.

- Ответить мне сейчас, - скомандовал я.

- Да, сэр. Я хочу, чтобы вы наказали меня.

Я потянулся за небольшим вибратором, который отложил ранее. - Не двигайся, - я водил вибратором вдоль его сочившегося смазкой члена, размазывая нектар. Валера всё ещё сдерживался. Я опустил губы к его груди и мягко облизал. Я включил вибратор и, опустив его, начал двигать им слегка по его члену вниз и вверх, по всей длине эрекции снова и снова. Валерка поднял свои бёдра, а я оттянул его сосок зубами. Вскрикнув, он приподнял свои бёдра снова.

Я перевёл вибратор с переда Валеры на его зад и вошёл в него вибратором и вышел из его аппетитных половинок несколько раз, а затем медленно прошёлся вдоль щели его попки, дразня Валеру. Он застонал в предвкушении, определённо зная, чего я хотел.

- Расслабься для меня, красавчик, - сказал я, нежно погружая вибратор в его дырочку. Он тихо стонал, когда он скользил внутри, мягко вибрируя.

- Хороший мальчик, - похвалил я. - Ты выглядишь так охуительно - связанный с расставленными ногами и игрушкой внутри твоей попки.

Я оторвался от него и расстегнул штаны, освобождая свой твёрдый член. Я ужасно нуждался в нём. Дразня его головкой члена, я наслаждался ощущениями, созданными вибрацией.

Я медленно вошёл в него всего на дюйм, при этом не вынимая вибратора. Это было приятной пыткой для меня. Его задница была чертовски горячей. Я вернул руки на его грудь, щипая и оттягивая соски, пока медленно, но настойчиво входил в него, вместе с игрушкой.

- Блять, да! Эта игрушка делает тебя таким тугим, - он сжался вокруг меня, и я зашипел от удовольствия, сделав быстрое движение бёдрами. Опустив руки на его попку, я раскрыл его шире и глубже вошёл в него. Я кусал его соски и наслаждался его криками, пока он принимал всё, что я делал с ним.

- Так хорошо.

Я мог чувствовать его дрожащие ноги под собой, его руки пытающиеся вырваться из ремней. Валера был готов кончить, но я не позволял ему. Я вышел из него, и он захныкал в знак протеста. Но вибратор по-прежнему стимулировал простату Валеры. Я поднял его бёдра, перекатил его и поставил на колени, прижимая грудью к кровати. Я пробежался тыльной стороной руки по его бёдрам и его попке.

- Бля, я люблю видеть как ты задираешь свою сладкую маленькую попку, - в одно движение я вошёл в него снова. И вышел из него, входя жёстче. - Ты не кончишь, пока я не разрешу тебе. Твоё удовольствие принадлежит мне, - он встречал мой каждый удар, принимая меня так глубоко, как мог. Я увеличил скоростью вибратора и осторожно двигал его в нём в такт с моим членом.

Снова и снова я двигался в нём в жёстком равномерном темпе. Давление на моих яйцах возросло, пока не стало мучительным, и я восхищался тем, насколько долго смог продержаться. Я сжал пальцами его готовый взорваться кусок плоти и почувствовал, как он сжался вокруг меня в последний раз.

- Кончи со мной, - приказал я ему и мы оба ступили за грань.

Мгновение спустя я вышел из него и снял с его глаз повязку. Валера улыбнулся мне, пока я развязывал его, и перевернулся в моих руках.

- Я так сильно тебя люблю, - сказал я.

Прошлое... Валера:

Эрик отверг меня, и это хлестнуло меня сильнее, чем удар кнута. Я знал, что не привлекаю его физически. Но, когда он подошёл ко мне в клубе и положил руки мне на бёдра, я позволил на краткий миг представить себе, что он мог бы желать меня. И от этого мне стало ещё больнее.

Я не мог смотреть, как он трётся о какую-то блондинистую шлюшку на танцполе. Теоретически я знал, что он пользуется успехом, но НАБЛЮДАТЬ своими глазами – это совершенно другое. Он просто ходячий секс в своих идеально сидящих джинсах и футболке, достаточно тесной, чтобы можно было видеть каждый мускул на его великолепном торсе. Он так грациозно двигается. Его движения и его танец воскресили во мне все фантазии и желания, которые я так тщетно пытался запереть в самом дальнем уголке сознания.

Рита и Аня обе знали, какое действие на меня оказывает Эрик, хоть ни разу не видели его до этого вечера. Я хотел уйти, и мне было неловко бросать их в самый разгар вечеринки, но я знал, что они поймут меня. Я собрал свои вещи и выбежал прочь, благодаря Бога за то, что успел удрать, прежде чем успею окончательно опозориться. Обратный путь до кампуса не был длинным. Дорога была хорошо освещена и довольно-таки безопасна, так что я решил прогуляться в одиночестве.

Мой путь проходил через круглосуточный литературный кафе-шоп. Я заглянул внутрь через витрину. Там было так сухо и уютно, что я решил зайти ненадолго. Ничего не могло так отвлечь меня от страданий, как хорошая порция романтической классики. Я фыркнул от этой мысли.

Два часа и три чашки кофе спустя, я поставил томик Джейн Остин на полку и продолжил свой путь домой. Проходя мимо общежития, я заметил у кирпичной стены до боли знакомую тёмную шевелюру, растрёпанные пряди мокрые от дождя. Он сидел, прижавшись спиной к стене, опустив голову на руки. Он выглядел полностью опустошённым. Я смутился. Как его друг я должен был предложить ему помощь, подставить плечо. Но я всё ещё был обижен тем, что он отверг меня. Я не был уверен, что могу справиться с двумя столь противоречивыми чувствами, владевшими мной одновременно.

Я вздохнул и подошёл ближе. – Эрик? – спросил я.

Он поднял голову, глядя на меня усталыми, покрасневшими глазами. Он выглядел адски измученным.

- Ты в порядке? - спросил я. Он не ответил. – Я оставлю тебя одного, если хочешь. Я подошёл просто, ну, я хотел сказать, если тебе нужно с кем-нибудь поговорить...

Он уставился на меня. – Валера? – прохрипел он. Он что, под кайфом?

- Эрик, ты пугаешь меня. С тобой всё в порядке?

- Я тебя не заслуживаю, - пробормотал он.

- Что? – я был уверен, что ослышался. Я присел на траву рядом с ним.

- Ты думаешь, что я не желаю тебя, Валерка. Ты не прав. Дело не в том, что я не хочу тебя, а в том, что я тебя не заслуживаю. Ты слишком хорош для меня.

Я был ошеломлён. Что я должен был ему сказать в ответ на такое признание? – Эрик, как много ты выпил сегодня вечером?

Он горько рассмеялся. – Я не пьян, Валерка.

- А похоже на то...

- Я опасен. Ты должен держаться от меня подальше.

- Я так не думаю.

- Я чудовище, Валера. Я разрушу твою жизнь.

- Эрик, мы не можем сидеть здесь под дождём. Ты промок и замёрз. Давай поднимемся ко мне. Я дам тебе полотенце.

- Нет. – Он запустил в волосы свои длинные пальцы, взъерошивая их ещё сильнее. – Я не смогу говорить с тобой там. Пойдём со мной.

- Куда?

- Ну, давай прокатимся. Я знаю одно тихое место. Возьми с собой необходимые вещи. Я привезу тебя обратно завтра днём.

- Ты хочешь, чтобы я поехал с тобой куда-то на ночь?

- Да, Валерка, пожалуйста. Я обещаю, что буду вести себя, как джентльмен. Я просто хочу поговорить с тобой, мне необходимо поговорить с тобой, и я не смогу говорить с тобой в твоей спальне. – Он поднял на меня свои прекрасные зелёные глаза, и я знал, что не смогу отказать ему. – Прошу тебя, Валера. Пойдём со мной.

Я не хотел, чтобы он ехал один в таком состоянии. Мне казалось, что он не в себе, и я не мог так просто оставить его. Я кивнул и поднялся на ноги. - Хорошо. Я только соберу вещи. Давай встретимся здесь же через пятнадцать минут?

Он согласился. – Ага, только загляну к себе в комнату и вернусь.

Он поднял руку так, как будто хотел прикоснуться к моей щеке, его лицо было в нескольких дюймах от моего. – Спасибо, - сказал он мягко. – Спасибо, что не ненавидишь меня. – И он провёл большим пальцем, очерчивая линию вдоль моей скулы.

Собрав всю оставшуюся у меня волю в кулак, я отвернулся от него и вошёл в здание общежития. У меня кружилась голова от обилия кофеина и адреналина в моей крови. Было уже поздно, но я чувствовал себя невероятно бодрым. Мне хотелось знать, куда Эрик хотел меня отвезти, о чём он хотел со мной поговорить, почему он сидел у моего крыла общежития? И, самое главное, я хотел знать, какого хрена он имел в виду, говоря, что вовсе не говорил, что не хочет меня. Должно ли это значить, что он желает меня? Временами я думал, что это могло быть правдой, но почему бы ему тогда просто не сказать мне об этом? По его поведению в клубе я понял, что он вовсе не был скромником. У него не было проблем с сексуальными партнёрами. Тогда почему я?

Я бросил пару шмоток и вещей первой необходимости в свой рюкзак. Я собрал свои волосы в хвост и бросил взгляд в зеркало. Я спустился в ванную комнату и умылся. К счастью, я не слишком промок. Моя одежда была практически сухой, к тому же я одел её всего лишь три часа назад, так что я решил не переодеваться. Мои подруги серьёзно постарались ради того, чтобы сегодня я хорошо выглядел, и я собирался воспользоваться этим по полной программе. Если Эрик увидел сегодня вечером что-то во мне, что ему понравилось, я собирался закрепить эффект. Я буду носить кожаные штаны каждый день своей жизни, если это будет означать, что он заметит меня.

Я схватил свой зонт и спустился обратно вниз по лестнице. Мгновение спустя, серебристый автомобиль затормозил перед общежитием, и Эрик вышел из машины. Он выглядел уже лучше, более собранный, чем раньше. Я думал, что с ним будет всё в порядке. Он забрал у меня рюкзак и положил его в багажник. – И это всё?

- Ты о чём? – спросил я.

- Твои вещи, - он смутился. - Это всё, что ты взял?

- Мы же едем только на одну ночь? - Может, я неверно его понял. – Мы же вернёмся завтра, так что мне нужна только одна смена одежды?

- А, ну да. – Он выглядел изумлённым.

- Так что ещё мне может понадобиться?

- Я не знаю. – Сказал он, но затем широкая улыбка скользнула по его губам. – Просто все парни, которых я раньше встречал, брали с собой в три раза больше вещей, чем необходимо для однодневного путешествия. Месье Валера, вы ходячая аномалия!

Я пожал плечами. Он открыл дверь с моей стороны и забрал зонт из моих рук. Мгновение спустя он забрался на место водителя.

- Итак, куда мы направляемся? – задал я вопрос.

- Это сюрприз, - ответил он.

- Ненавижу сюрпризы.

- Все без исключения?

- О, да!

- Я всё равно не скажу тебе. – Ухмыльнулся он. Самодовольный ублюдок!

Он проехал по нескольким переулкам, прежде чем выехал на автомагистраль. Он вовсе не шутил, говоря о путешествии.

- Когда я был маленьким, - начал он, - моя мама пыталась объяснить мне, что однажды я встречу человека, который застрянет у меня в голове, и я не смогу выбросить его из своих мыслей. Она также сказала, что голос этого человека станет голосом моей совести.

Я смотрел на него, плохо понимая, о чём он говорит.

- Ты и есть тот самый человек в моей голове, Валера, и я не могу отрицать этого больше. – Он ждал ответ.

- Я не совсем понимаю, что ты хочешь мне сказать, Эрик. Сперва ты подкатываешь ко мне в клубе, затем сбегаешь с какой-то блондинистой шлюхой, затем я нахожу тебя у своего общежития и ты выглядишь так, как будто на тебя собак спустили. А теперь ты говоришь, что слышишь голоса, - в частности мой голос, - в своей голове. Видишь ли, я слегка запутался.

Он запустил пальцы в свою почти высохшую шевелюру. – Я знаю, Валерка, прости меня. Я постараюсь объяснить.

Он подумал минуту и продолжил. – Мы ведь друзья, верно? – Я кивнул.

- Мне действительно нравится твоё общество. Я люблю проводить с тобой время. И мне кажется, что нам хорошо работается вместе.

- Эрик, я знаю, что не привлекаю тебя физически, - я перебил его. Я хотел, чтобы он заткнулся. Я не мог вынести то, как он произносит одну из этих дурацких речей на тему «давай будем просто друзьями». – Я хочу сказать, вокруг тебя так много красивых мужчин и женщин. Ты можешь выбрать любого или любую из них, а я...

- Нет, Валерка, пожалуйста, не перебивай. Мне нужно это сказать. Я говорил тебе, что ты ошибаешься на свой счёт. Я действительно хочу тебя. Я хочу твоё тело, твой разум... ты привлекаешь меня во всех смыслах, как только пассивный мужчина-гей может привлекать активного мужчину-гея. Но, как я тебе уже говорил, я не тот, кто тебе нужен.

- Как насчёт того, чтобы предоставить мне самому решать, что для меня лучше? – ответил я.

- О, поверь, ты не хочешь физических отношений со мной, Валерка.

- Не говори мне, чего я хочу, а чего нет.

- Тебе не понравится то, как я занимаюсь сексом, это не твой стиль.

- И какой же ТВОЙ стиль, Эрик? Я не такой уж невинный маленький школьник. Я способен самостоятельно оценить приемлем ли для меня тот или иной сексуальный опыт.

- Чёрт тебя дери, Валерка! Я не хочу заниматься с тобой сексом. Я бы хотел выебать тебя, чтоб искры из глаз сыпались. Привязать к своей кровати и заставить умолять взять тебя. Я хочу, как следует надрать твой симпатичный зад и присунуть член тебе в рот. Блять, Валерка, я бы хотел сделать с тобой такие вещи, что, если б ты только мог их себе представить, то сбежал бы от меня, как от прокажённого. Но ты достоин гораздо лучшего, чем это дерьмо.

О, Боже. Я никогда не мог представить, что могу услышать нечто подобное из этих совершенных губ. Если он скажет ещё хоть слово, я кончу прямо здесь, на кожаное сиденье с подогревом его пижонской машины.

- Валер? – он смотрел на меня. – Прости, я не хотел напугать тебя. Я обещаю, что буду контролировать себя, я только... Бля! – он ударил ладонью по рулю.

- Эрик? – я пытался восстановить своё дыхание. – Я не боюсь тебя.

- Ты ужасный лгун, Валерка. У тебя учащённое сердцебиение, затруднённое дыхание, расширены зрачки, щёки пылают – ты охеренно напуган.

- Ты правильно назвал все симптомы, но сделал совершенно неверное заключение о причинах их возникновения. Ты прекрасно знаешь, что они могут быть признаками совершенно других эмоций.

Он посмотрел на меня, а затем вновь перевёл взгляд на дорогу. – О чём ты говоришь, Валера?

Я ждал, пока картинка сложится в его голове.

- Нет, Валерка. Ты не можешь желать чего-то подобного. Это НЕ возбуждение. Ты понятия не имеешь, о чём ты говоришь!

- А ты не хочешь узнать, КАК я предпочитаю заниматься сексом?

- Нет. Нет, Валерка, ты выше всего этого.

- Выше чего, Эрик? Выше того, чтобы желать подчиняться тебе физически? Почему ты считаешь, что это мне не подходит? Я не стыжусь признать, что только одна мысль о том, чтобы быть привязанным к твоей кровати, делает меня охренительно твёрдым. Многие люди любят грубый секс, Эрик, и в этом нет ничего неправильного! – Он не ответил, и я продолжил. – Давай придумаем кодовое слово и попробуем установить свои собственные границы для того, что хорошо, а что плохо.

Он посмотрел на меня, как на психически больного.

Мы ехали ещё более двух часов и болтали обо всём этом. Я ещё ни с кем не вёл столь откровенных разговоров. Эрик был доминирующим по своей природе, а мне, наоборот, нравилось подчиняться. Я знал, как это делается. Чего я НЕ знал, так это того прошёл ли Эрик специальное обучение в таких взаимоотношениях. Очевидно, он унаследовал свою склонность к доминированию от отца, но он никогда не читал книг по BDSM, никогда не видел, как это делается, никогда не делал ничего подобного с опытным партнёром. Он понятия не имел, как можно построить нормальные взаимоотношения доминирующего и подчиняющегося в рамках такой социально-ролевой игры, как BDSM. Он никогда прежде не использовал кодовых слов, хотя он явно желал, чтобы у нас было такое слово.

Он очень боялся причинить мне боль. Он рассказал мне о мужчинах, которым он когда-либо причинял боль, эмоциональную и физическую. Я рассказал ему о Дане, моём предыдущем доминанте и о своих впечатлениях от этого. Он доверил мне все свои секреты, выложив всё о себе. Я тоже доверился ему и предложил ему делать со мной всё, что он пожелает.

К тому времени, как мы повернули на длинную дорогу, покрытую гравием, я был уверен, что он знает обо мне больше, чем любой другой мужчина в моей жизни. Он знал мои фантазии, страхи, знал моё прошлое и то, чего я хотел в будущем. Всё что я мог теперь делать, так это дождаться его решения. Он должен решить, хочет ли он получить такой опыт со мной. Это могло бы стать чем-то новым для него, способом сочетать потребности своего тела и эмоциональную связь. У него был богатый опыт сексуальных контактов, но у него никогда не было подобных взаимоотношений.

Для меня это тоже было новым, Даня распознал во мне желание подчиняться и взял на себя ведущую роль. С самого начала было ясно, что у нас исключительно физическая связь. Он обучал моё тело подчиняться, но он предоставил мне возможность остаться безучастным к игре эмоционально. Теперь всё иначе. Я хотел Эрика во всех смыслах.

- Ну, вот мы и на месте, - сказал он, останавливая машину.

Настоящее...

Это была пятница, а также второй день моего возвращения в школу. Я не знаю, блестящая ли идея начать работу в четверг, но я всё равно рад, что дальше выходные. Мои первые два дня были трудными, но этот класс мне нравился. Всегда есть пара ребят, которые в первые несколько дней захотят узнать границы твоего терпения, понять насколько ты сильный, но я был уверен, что смогу держать их в руках. Находясь дома с сильно доминирующим Эриком, я действительно немало выучил полезных уловок и применял их по отношению к классному руководству. Большую часть времени, было достаточно просто подобрать правильный тон. Дети были хорошими в душе, им просто необходимо знать, где проведены границы и что можно себе позволить в их пределах.

Однако родители не всегда были столь же хороши. У меня были три матери и отец, которые уже успели проесть мне плешь о том, как прекрасно их дети воспитаны и что их не надо дисциплинировать. Они не догадывались, насколько на самом деле их дети испорчены. Эти дети не были способны на элементарную самостоятельность и в этом была вина их родителей.

Конечно, у меня были и другие дети, родители которых прилагали хоть какие-то усилия к их воспитанию. А некоторых родителей я не увижу, не зависимо от того, сколько телефонных звонков я сделаю, сообщая о происшествиях в классе.

Эрик и я приняли решение не иметь детей. Мы оба любили их, но во многих отношениях боялись становиться однополыми родителями. Это не так просто, всё нужно делать хорошо, и ни у одного из нас не было положительного примера для подражания. Отец Эрика был опасным психопатом, а его мать - самая большая тряпка в мире. Моя мать была легкомысленной хиппи, которая бросила меня в детстве, а потом умерла от случайной передозировки наркотиков. Единственным хорошим родителем был только мой отец, которого я очень сильно любил, и не было его вины в том, что он оставил меня.

Папа делал для меня всё что мог, но это было нелегко, растить меня без матери. Я провёл много времени в его фирме, где меня нянчили вновь прибывшие сотрудники. Это было всё равно, что иметь целый отряд старших братьев, но я не получил достаточно женского тепла и заботы. Время от времени женщины-сотрудницы присоединялись к отряду нянек, но они почти всегда держались отчуждённо со мной, так как думали, что возня с детьми - это то, что все от них ждут. Это был один из побочных эффектов профессионального феминизма.

В результате, Эрик и я решили, что мы можем учить и наставлять чужих детей, не имея собственных. У нас было слишком много проблем, чтобы рисковать и обременять этим ещё и малыша.

Я закрыл портфель и выключил свет в классе. Я надеюсь, у Эрика этот день был продуктивным. Я знал, что он вот-вот уже должен был получить научную степень. Этот год должен был принести много перемен в нашу жизнь.

Я направился к тому месту на стоянке в тени деревьев, где я оставил свой джип. Я замедлил шаг и прищурился. Мне показалось или я увидел что-то на моём грузовике? Белый лист бумаги шелестел на ветру под стеклоочистителем. Когда я приблизился, то смог разобрать изящный почерк Эрика. Боже мой, подумал я, кажется, Эрик хочет поиграть! На записке просто было написано: Валера. Я развернул листок, внутри было одно предложение: Проверь бардачок.

Я открыл дверь своего джипа и положил портфель на пассажирское сидение. Протянув руку, я открыл бардачок, откуда вывалилась небольшая красная коробка. Эрик, должно быть, положил её ночью.

Я открыл крышку и нашёл ещё одну записку, на этот раз длиннее.

Дорогой Валера!

Надеюсь, твоя первая неделя в школе была приятной. Чтобы отметить начало твоего нового года на работе, я хотел бы пригласить тебя на ужин. Пожалуйста, немедленно приезжай к ресторану, указанному ниже. Я с нетерпением жду нашей встречи.

С глубокой любовью и нежностью,

Эрик.

P.S. До твоего приезда, я хочу, чтобы ты снял свои трусы и заменил на приготовленный мною подарок.

Я отодвинул упаковочную бумагу в сторону и посмотрел, что там ещё было в коробке. Это был вибратор-трусы для стимуляции полового члена у мужчин. Его можно было носить также, как и нижнее бельё, но он оставлял задницу полностью открытой, а в передней части находился небольшой вибратор, который располагался так, чтобы стимулировать головку члена. В общем, это просто вибрирующие трусы, обычно, в комплекте с дистанционным управлением. Дистанционного управления в коробке не было, а это означает, что оно у Эрика... Боже, я уже весь возбуждённый!

Я никогда не был в ресторане, куда меня пригласил Эрик, но знал, как туда проехать. Он получил своё название из-за близости к аэропорту. Когда-то это был самолёт, но сейчас его переделали в высококлассный ресторан. Аэропорт был очень маленький и обслуживал в основном частные полёты и прогулочные рейсы, так что одним из развлечений в ресторане был вид на взлётную полосу. Предположительно, кухня там была хорошая, но после долгого дня, я хотел бы выпить бокал вина. Эрик был в курсе всех моих потребностей и наверняка спланировал всё заранее. Не удивительно, что я любил этого человека, он был олицетворением заботы и предусмотрительности.

Полчаса спустя я подъехал к ресторану и припарковался рядом с автомобилем Эрика. Я удивился тому, что увидел его в машине. Было слишком рано для ужина и на парковке перед рестораном было пустынно, но я был уверен, что он всё-таки забронировал столик.

Он вышел из машины и обошёл её, чтобы поприветствовать меня.

- Добрый вечер, Валерий, - сказал он официально.

То, что он использовал моё полное имя, указывало на то, что он будет доминировать, и я должен реагировать соответствующим образом, как его саб. – Добрый вечер, сэр, - ответил я.

Он коснулся губами моей щеки и затем шепнул на ухо: - Я надеюсь на то, что ты выполнил мои указания?

- Да, сэр.

- Хороший мальчик. Пойдём со мной.

Мы вошли в зал. Из того, что я мог видеть, здесь было два этажа, на верхнем этаже был ресторан, и на нижнем этаже был размещён офис фирмы, где вы могли бы арендовать самолёт для частных полётов. К моему удивлению, Эрик не пошёл по лестнице, а вместо этого вошёл в открытые двери кабинета, жестом приглашая меня войти. Я прекрасно знал, что не надо задавать вопросы, если Эрик выбрал роль доминирующего на этот вечер. Но моё любопытство достигло пика.

- Эрик Варис, у меня предварительный заказ на 16:30, - Эрик сказал женщине за столом.

- Конечно, - ответила она. – Направо через эту дверь.

Мы последовали за ней на асфальтированную площадку, где было несколько маленьких самолётов, ожидающих пассажиров. Женщина подошла к пожилому мужчине с добродушной улыбкой и солидным животиком. Он был представлен Эрику и мне, как наш пилот на этот вечер. Куда Эрик везёт меня?

Мы шли небольшой группой к маленькому белому самолёту, который может комфортно вместить четырёх человек. Это был прекрасный маленький самолёт с одним двигателем. Пилот открыл дверь, и Эрик помог мне взобраться на заднее сиденье. От моего внимания не укрылось прикосновение его руки к моей скучающей заднице, когда он помогал мне.

Со временем я стал привыкать к сюрпризам Эрика. Вообще я не любил, когда люди делали мне сюрпризы или тратили на меня деньги, но было легче принять это в роли покорного саба. Я не стал говорить моему доминанту, что он не должен был арендовать самолёт на эту ночь, но я, наверное, поспорю насчёт этого со своим любимым и фактически мужем, позже.

Он подошёл через минуту и сел рядом со мной. Пилот занял своё место, напротив меня и повернулся, чтобы сообщить правила безопасности: пристегнуться и не трогать никакие механизмы без разрешения. Я думаю, что смогу справиться с этим. Я летал на многих коммерческих самолётах, но, ни разу – на таких небольших. Я старался не показывать, но мой внутренний искатель приключений, был взволнован. Куда бы мы ни направлялись, полёт обещает быть классным.

Эрик положил мне руку на бедро, очень близко к моему достоинству. Пилот завёл двигатель, и мы вывернули на взлётно-посадочную полосу. Эрик сунул руку, ту, которая, сейчас не была на моей ноге, в карман улыбаясь. Именно тогда, я вспомнил, во что я был одет, и пульт, наверняка у него в кармане. Винт в передней части самолёта создавал много шума и самолёт немного трясло. Пилот, никогда не догадается, что Эрик делает со мной, если я, конечно, не потеряю контроль и не закричу.

Самолёт вырулил на взлётно-посадочную полосу и стал набирать скорость, и как только колёса оторвались от земли, я почувствовал первые волны вибраций на моём члене. Я прикусил губу, чтобы не издать ни звука. Путешествие в маленьком самолёте, не было похоже на мои предыдущие полёты. Это было гораздо увлекательнее, и моё тело покалывало от адреналина. Рука Эрика на моей ноге вдруг начала обжигать кожу. Я невыносимо желал его прикосновений.

Как только мы набрали высоту, Эрик отключил вибрацию, и я расслабился рядом с ним.

- Я запланировал для нас маленький полёт, чтобы насладиться цветами осени, - сказал он.

- Это прекрасно, - согласился я, глядя на деревья, которые достигли пика своей красоты. - Спасибо за прекрасный сюрприз.

- Не стоит благодарности.

Пилот показывал различные достопримечательности, пока мы летели. Мы оставались на небольшой высоте, на которой отлично было видно все красоты. Эрик периодически выводил круги на моём бедре своими пальцами и дразнил меня вибратором. Моё тело было наполнено желанием, но я по-прежнему владел собой.

После сорока пяти минут полёта, или около того, мы начали снижаться. Мы приземлились на взлётно-посадочную полосу очень похожую на ту, с которой мы взлетали, но эта была на берегу Атлантического океана. Дорога от аэропорта вела к докам, что выходили на скалистую береговую линию. В конце дока оказался ресторан.

- Добро пожаловать в Норвегию, - Эрик сказал мне на ухо.

Пилот открыл дверь и мы вышли. Еда была сказочной, по моему мнению. Мы долго и не спеша ели, распивая бутылку красного вина и наслаждаясь невероятными морепродуктами.

Я чуть не забыл о вибраторе на моём члене, когда Эрик решил напомнить мне об этом. Мы заказали на десерт большой шоколадный торт, который хотели разделить с ним. Официант поставил его на стол, а потом спросил, нужно ли нам что-то ещё. Эрик заявил, что всё хорошо, и я почувствовал, как стимуляция на моём члене оживает.

Я удержался, чтобы не заёрзать в кресле. Эрик отломил кусочек торта, наколол на вилку и протянул мне. Его глаза смотрели на мой рот, когда я наклонился вперёд. Я сомкнул губы вокруг вилки и аккуратно снял с неё предложенное лакомство. Я тоже подцепил кусочек торта, чтобы вернуть ему любезность. Я наблюдал, как кончик языка Эрика выдвинулся, встречая десерт. У него самый эротичный рот. В голове тотчас закружились образы того, как он использовал его, чтобы доставить мне удовольствие. Он увеличил скорость вибратора, и я сжал своими пальцами салфетку.

- Веди себя прилично, Валерий, - предупредил он.

- Да, сэр, - выдохнул я. Но легче сказать, чем сделать. Моё дыхание ускорялось против моей воли, в ответ на усиливающиеся ощущения между ног. Я сопротивлялся изо всех сил. Думая о чём угодно. О чём угодно. Я вспомнил неприятных родителей, с которыми я сегодня имел дело, и это сильно мне помогло. Через минуту Эрик остановил вибрации. Я позволил себе громко вздохнуть от облегчения.

Эрик хмуро посмотрел на меня через стол. Упс!

- Мне очень жаль, сэр, - я извинился.

- Да, я думаю, ты будешь сожалеть, - сказал он строго. Мне стало жарко.

Официант вернулся к нашему столу с чеком и Эрик расплатился. Когда мы были готовы, он проводил меня обратно к самолёту. Солнце садилось, взлётно-посадочная полоса была наполнена тепло-красным светом. Закат был абсолютно потрясающим.

- Ещё раз спасибо, сэр, - сказал я. – За чудесный вечер.

Эрик скользнул на сиденье рядом со мной. – Твой вечер, ещё далёк от завершения.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 17.10.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2921331

Рубрика произведения: Проза -> Триллер


















1