Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Великая княжна Татьяна Николаевна Романова." Аромат сердца". Главы из книги.





Великая княжна Татьяна Николаевна Романова. Опять и опять пишу о ней. Думаю, ворошу страницы мемуаров, всматриваюсь в фотографии, альбомы, ролики, найденные в сети интернет, на виртуальных исторических порталах, выставках. Ее жизнь достоойна большого романа, но рука не поднимается, не осмеливаюсь писать его,
Более полугода занималась розысками писем и дневников русской принцессы из династии Романовых. Эти поиски окончились почти плачевно. Дневники почти не изданы не изданы, письма известны только в отрывках.
Из узнанного непременно мне хочется вычертить облик княжны, прелестный одухотворенный, осторожно и с той бережностью, на которую только способна моя, растерянная и обожжённая горечью всего узнанного, душа. Итак, что знаю о Татьяне Николаевне.
Родилась цесаревна Татьяна Николаевна «роза Петергофа» 10 июня 1897 года. ( по ст. стилю - 29 мая). В 10 – 40 утра.
Имела от природы золотисто – каштановые волосы, добрый нрав, прелестную улыбку, пленительную сдержанность манер.
Крещена по православному дворцовому церемониалу, при котором ей еще при рождении был пожалован орден святой Екатерины на золотой ленте - перевязи.

Крестные: сестра императора Николая Второго, Ея императорское высочество Великая княгиня Ксения Александровна, великий князь Михаил Николаевич, дядя императора и вдовствующая императрица Мария Феодоровна.
Любила, с самого раннего детства, тихие игры, путанное детское вязание - вышивание, «кукольный дом», мяч – серсо, прогулки на свежем воздухе, собирание цветов и ягод. Умела грести на веслах, ездила хорошо верхом, отлично разбирала гербарий, хорошо рисовала.
Княжна Татьяна также отлично шила, вышивка была ее любимым занятием, Она искусно причесывала мать и сестер, ухаживала с терпеливостью за цесаревичем, умела уютно обустроить любую комнату, жилье, с простотою вкуса и изящества и очень быстро.
Татьяна Николаевна всегда умела успокоить и выслушать человека, ничем не выказывая пред ними своего высокого положения и часто смущалась, когда к ней обращались «Ваше императорское Высочество».
Почерк ее был изящен, но не очень разборчив, немного петлистый, острый, с легким наклоном, чем то похожий на узорчатое шитье или английские готические буквы. Наследие и дух матери – Александры Феодоровны, внучки английской королевы?
Училась прекрасно, старательно, с семи лет ее учили исполнять представительские обязанности, посещать службы в церкви, писать и рисовать в дневнике. Княжна знала французский, английский, немецкий языки, писала на них свободно. Хорошо читала церковнославянские духовные книги. Вот несколько образчиков ее стиля в письмах к разным людям, в которых видна отлично ее хрустальная, пленительная, отзывчивая душа и высокое воспитание
«Моя дорогая бабушка, нам так хорошо на нашем любимом «Штандарте». Каждый день мы с папой ходим на берег. Мария, Анастасия и Алексей идут друг за другом. Мы с Ольгой идем с папой, потому что папа много гуляет, а Алексей с ребятами ходит взад и вперед по берегу...»

Из письма Татьяны ее кузине, Луизе Баттенберг
5/18 ноября 1910 года
Моя дорогая Луиза,
Целую и тысячу раз благодарю за милое длинное письмо. Мы были в театре "Бонифаций", там было восхитительно красиво. Даже мама, Анастасия и Мари были там. Папа, дядя Эрни, Мари и я сидели в вашей ложе. Это было так мило, красиво. Мама, тетя Ирэн, Ольга и Анастасия сидели в большой ложе, а в маленькой, рядом с ними-тетя Онор (вторая жена Эрнеста Гессенского, Элеонора) и дядя Гарри.
В воскресенье после церкви мы пошли в театр, и в салоне рядом с вашей ложей нам показали кинопленку, только не, как всегда, а как в Театре на экране, и они танцуют. Это очень забавно, но трудно описать, как это было. После этого мы вчетвером подошли к средней ложе, в которой сидят дамы, и посмотрели, как репетируют пьесу. На это было так весело смотреть.

Как жаль, что вам пришлось уехать так рано. Как поживают Нона, твоя мама, Джорджи, Дикки и твой папа [родители Луизы, братья и фрейлина ее матери)?
***
В первый день мы могли ехать в санях, но на второй день (вчера) нам пришлось ехать в экипажах, было слишком грязно и мало снега.

Мне скоро надо идти завтракать. Алексей тоже обедает с нами, с папой и мамой. Во Фридберге и Вольфсгартене он этого не делал, потому что мама хотела, чтобы он говорил с малышами по-английски. Массажистка приехала с нами в Россию и продолжает работать с мамой и с нами обоими.

Это было бы так весело,если бы ты была здесь, и мы всегда были бы вместе. Мы играем рассказы Илаффно почти каждый день, и в русском поезде у нас есть пианино, и там мы тоже играли, мы не останавливались.

Мы, четверо, были на базаре в Оффенбахе. Ольга, Мария, Анастасия после обеда отправились в Оффенбах. Дядя и тетя ушли в одиннадцать. Тетя Ирэн ушла в пять. В 8 часов тетя Ирэн, дядя, тетя и я должны были вернуться к обеду. Я позвонила, чтобы спросить, могу ли я остаться подольше, но ответа так и не последовало, тогда мы сели в машину и просто хотели поехать домой, когда я увидел, что гофмаршал бежит. Он пришел и сказал, что я могу остаться. Я обрадовалась, вылетела и побежала наверх, где все ходили и смотрели на вещи. После  я сама покупала вещи Мы вернулись домой в половине двенадцатого ночи. Я встала к завтраку, и у меня не болела голова.

А теперь прощай, дорогая Луиза. С любовью ко всем. Много поцелуев от твоей любящей преданной кузины,

Татьяны.
_____________________
[* Перевод Даши Шевченко]
Из письма великой княжны Татьяны Николаевны, брату, цесаревичу Алексею, который ее боготворил и слушал почти ьеспрекословно:
7 октября 1915 года
Царское село
Мой Дорогой, дорогой Алексей,
Вчера мама читала нам всем ваши письма, которые так хорошо написаны. Я всегда говорю П. В. [русскому учителю], что ты пишешь гораздо лучше сам, чем с ним.

Я очень рада слышать, что ты наслаждаешься жизнью. Я бы с удовольствием посмотрела, как вы с папой спите, но когда мы об этом заговорили, Аня сказала, что это неуместно. ( Какие строгие  были правила  этикета, вдуматься только -  даже посмотреть на спящих родных - неуместно!) Утром на всех дорогах лежал снег, но позже он растаял. Это такая скука, что скоро наступит зима. Ты играешь с Колей? Что же такое радость? Ортино очень мила, и она приветствует тебя и Нагорного. Мне бы очень хотелось увидеть тебя, малышка. Я не видела вашей Ирины, потому что она в Петрограде, поэтому я не могу сказать вам, что она делает. Рита работает в нашей больнице, так что мы видим ее каждый день.

Ну, до свидания, малышка. Да Хранит Вас Господь. Много обнимаю и целую тебя и папа.
Ваш Улан.
_______________
* Татьяна часто так подписывалась, потому  что  была шефом Уланского полка.

Прелестная девушка с дивным лицом и профилем камеи была невольным кумиром и образцом для подражания целого поколения молодых людей. Ею страстно и тайно любовались, мечтали увидеть ее в театре, на царском выходе, на парадном молебне в церкви, изредка осмеливались написать приветственный адрес или поздравление ко дню именин в день святой Татьяны 12 января по старому стилю.
Выучить аромат ее духов по нотам, подсмотреть крой блузы или платья, сделать такую же прическу, как у ея высочества, вплести также ленту в волосы, зашпилить бант, обвить шею нитью жемчуга и выбрать точь в точь такую же бумагу для письма или альбом.

А уже что написать в альбом это каждый выбирал сам, конечно.

Одна из современниц Татьяны Николаевны писала о ней:

«Она великая княжна с головы до ног, так Она аристократична и царственна. Лицо её матово-бледно, только чуть-чуть розовеют щёки, точно из-под её тонкой кожи пробивается розовый атлас. Профиль её безупречно красив, он словно выточен из мрамора резцом большого художника. Своеобразность и оригинальность придают её лицу далеко расставленные друг от друга глаза. Ей больше, чем сёстрам, идут косынка сестры милосердия и красный крест на груди. Она реже смеётся, чем сёстры. Лицо её иногда имеет сосредоточенное и строгое выражение. В эти минуты она похожа на мать. На бледных чертах её лица — следы напряжённой мысли и подчас даже грусти. Я без слов чувствую, что она какая-то особенная, иная, чем сёстры, несмотря на общую с ними доброту и приветливость. Я чувствую, что в ней — свой целый замкнутый и своеобразный мир".

Этот мир принадлежал только ей. Великой княжне Татьяне. И она не успела никому его открыть. Даже и тень чувства сердечного лишь слегка коснулась его. Сын югославского принца Александр Карагеоргиевич, офицер Дмитрий Малама, о котором тонко и добросердечно подшучивали близкие Татьяны Николаевны. И который осмелился подарить великой княжне маленькую собачку - мопса Ортино. Это то, что осталось ей от мирной жизни – маленький мопс .Письма - не могу цитировать. Их не сохранилось. Лишь аромат ее бумаг, ее дневника, смутные упоминания современников.
И еще немного из прошлых времен, и наплывает тоскливый аромат :Аромат корсиканского жасмина, ее любимых духов, во флаконе он сохранился и до сей поры, превратившись в золотисто - коричневую субстанцию. Это навсегда? В ней консервируется, концентрируется образ, облик. Время. Я не знаю. Честно. А Вы?

______________________________


P.S.  Из письма Татьяны Николаевны — В. И. Чеботаревой (старшей сестре Ее
Величества лазарета в Царском Селе). 9 апреля 1917 г.

«Милая Валентина Ивановна, Мама просит Вас дать на нашу пещерную церковь эту пелену и два воздуха, которые она сама вышила. И скажите о. Андрею, чтобы он это употреблял к лиловому облачению… Грустно, что теперь, поправившись, не можешь снова работать в лазарете. Так странно бывать утром дома, а не на перевязках. Кто теперь перевязывает? Вы ли на материале и старшей сестрой? А врачи все на месте и сестры солдатского отделения? Ольга и Мария все еще лежат. А мы гуляем с Папой и работаем на льду перед домом, раньше были недалеко от Знамения, а теперь дальше, так что церковь не видно. Ну, всего хорошего, всем сердечный привет».
И еще. Последнее почти письмо Крестной, Великой княгине Ксении Александровне:

6(19) августа 1917 г. — 7(20) мая 1918 г. Из письма Татьяны Николаевны — Великой княгине Ксении Александровне. 18 сентября 1917 г.

«Ужасно приятно, что у нас есть балкон, на котором солнце греет с утра до вечера, весело там сидеть и смотреть на улицу, как все ездят и проходят. Единственное наше развлечение. Из наших окон очень красивый вид на горы и на верхний город, где большой Собор....
____________
* Перевод писем с английского мною был выполнен в черновом варианте, возможны разночтения.









Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 1
Количество просмотров: 39
© 16.10.2020 Лана Астрикова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2920728

Рубрика произведения: Проза -> Эссе


Инна Филиппова       17.10.2020   13:48:32
Отзыв:   положительный
Спасибо за бесценные сведения, за прекрасный русский язык, за твою душу и сердце!
Читается очень легко, но след в сердце эти строки, эти страницы прошлого, оставляют глубокий... и непросто (невозможно?), и больно всё осмыслить... ведь - какая судьба!
Обнимаю... поставила в анонсы на главную...


Лана Астрикова       18.10.2020   10:10:05

Спасибо, моя хорошая, мне очень нелегко с обирать все материалы, и спасибо тебе огромное за поддержку... Желаю здоровья и добра.

















1