Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Остров



Посёлок, в который Марина приезжала иногда погостить у родственников в летние каникулы, находился километрах в пятидесяти от города. Здесь жила семья родного брата её дедушки по линии отца. Самого дедушку Марина никогда не видела, но знала, что он был репрессирован и умер где-то в ссылке. А дядя Ваня (на самом деле тоже дедушка) был самым младшим в семье и так получилось, что его младшая дочь Тамара, была ровесницей Марины.
Дядя Ваня был бакенщиком. Каждое утро и каждый вечер он должен был на своей моторке объезжать все бакена на вверенном ему участке реки и, либо включить (вечером), либо выключить (утром) фонари на них. В его функции, наверное, входило ещё много чего, но Марина знала только про это. Однажды даже попросилась вечером, чтобы дядя Ваня взял её с собой, но тот объяснил, что это опасно, да и не положено.
В начале августа Марина, обсудив с родителями своё желание съездить на недельку к дяде Ване и, получив согласие, ранним утром на рейсовом автобусе прибыла в посёлок. Ей было шестнадцать лет и она была уже вполне самостоятельной девушкой, поэтому родители согласились отпустить её одну. Телефонов тогда в посёлке не было, но её папа по каким-то служебным связям оповестил родственников о её приезде, так что в доме городскую гостью уже ждали. Навстречу из калитки выбежала Тамара и, подхватив Маринину сумку, здесь же начала щебетать о каких-то местных новостях. Тётя Шура стояла на крыльце, вытирая руки о цветастый передник.
- Милости просим, - добродушно приветствовала она городскую гостью, - заходи и давай-ка сразу к столу, стынет уж завтрак-то.
Марина, хоть и позавтракала дома, отказываться не стала, только, сполоснув руки в рукомойнике и сев за стол, спросила, - А вы что не садитесь?
- Так это вы городские спите подолгу и завтракаете «в постелях», а мы, деревенские к часу-то этому уже полделов дневных переделали, - Вот Томка тебе компанию составит. Поговорите, чай года два не виделись, а мы уж потом, как Иван приедет, полюбопытствуем, как вы там в городе живёте-можете.
А девчонкам, и вправду, было есть, о чём поговорить. Тамара по очереди начала рассказывать обо всех, с кем уже была знакома Марина с прошлых лет и о том, кто только недавно приехал в посёлок. Конечно, акценты были сделаны на мальчишках, которые за два года, по Томиным словам вымахали и стали настоящими «женихами». Их общим интересом ещё с позапрошлого года был местный красавец Пашка.
- А у Пашки-то есть кто-нибудь? – осторожно спросила Марина, зная, что и Тамаре тот очень нравился.
- Да у него сегодня одна, а завтра, другая, - ответила та, решив таким образом, видимо, пресечь возможные попытки городской родственницы привлечь на себя внимание гарного хлопца, - Давай, закругляйся с завтраком. Мы сегодня договорились с ребятами встретиться на речке, покупаться, позагорать. Они знают, что ты должна приехать.
Ну что может быть лучше такого предложения?! Маринка, дожёвывая обалденно вкусную картофельную шаньгу, побежала в комнату, чтобы переодеться. Через пять минут она была готова к предстоящему купальному времяпрепровождению и, прихватив из сумки небольшой кулёк со сладостями для угощения, вышла в кухню, где Тамара уже домывала посуду.
На берег они бежали с радостным смехом, размахивая руками и приветствуя уже собравшихся местных. Те уже заждались и были готовы прямо сейчас же нырнуть в воду, даже без всяких обнимашек, как это было принято у Марининых подружек.
- Подождите, дайте немного дух-то перевести и вот, угощайтесь, а то, пока мы будем купаться-плескаться, шоколадные конфеты растают на солнце.
Повторять не пришлось, в кулёк с конфетами сразу устремилось несколько рук. Полакомившись гостинцами и запив, кем-то предусмотрительно взятой водой, пошли к реке. Марина, поглядывая на  возмужавшего Пашку и ловя на себе его встречный взгляд, вдруг решила предложить, - А, давайте на остров поплывём. Возьмём с собой пару покрышек*, чтобы отдыхать, кто устанет и поплывём.
- А ты плавать-то научилась? - не без ехидства спросила Нинка, Пашкина сестра, а то, помнится только возле берега в прошлый-то раз плескалась. Знаю, что городским-то даже за буйки на пляже нельзя заплывать, а буйки-то поди, по горло стоять можно, ха-ха!
Этого было достаточно, чтобы Марина первая побежала к воде, не удостоив Нинку ответом. За ней с визгом побежали остальные. – Давай, Маринка, покажи класс, - подстрекал её кто-то из девчонок. Чтобы Нинка-то не скалилась. Не любит она городских.
- Эй, мальчишки, тащите покрышки в воду, - крикнула Тамара, беспокоясь за родственницу. Отвечай потом перед её родителями, если что.
А Маринка, не то, чтобы обиделась, а, как говорят, вошла в раж, решив показать, что и она тоже не лыком шита. Что с того, что городская. Они и в городе с подругами уже давно научились хорошо плавать. Да и Пашка пусть посмотрит, как она лихо это делает, и брассом, и кролем, и на спине.
Сначала всё было здорово, плыли себе по течению, не очень далеко от берега, отталкиваясь от покрышек, ныряли столбиком и с визгом выныривая, сообщали, достали до дна или нет. Было весело и шумно.
- Плывём на остров, - средь этого шума-гама, услышала Маринка чью-то команду и ответные возгласы «Ура!» - Вот она, возможность не поплюхаться возле камер, а показать себя, - подумала она и, как ей казалось, красиво и профессионально поплыла в сторону острова, не подумав о том, что можно было бы сначала немного отдохнуть на покрышке, ведь усталость уже чувствовалась.
Остров был довольно большим и расположен был не посередине реки, а ближе к противоположному берегу. Но судоходная часть была именно с той стороны, поэтому опасаться «столкновения» не приходилось. Зато ширина несудоходной части, которую предстояло сейчас проплыть, была раза в два шире судоходной.
Что произошло потом, Маринка не слышала и не видела. Из последних сил она старалась выполнить взятые на себя «обязательства». А когда этих сил уже совсем не осталось, она, помня, что есть две покрышки, на которых можно перевести дух, повернула голову в сторону, где по её предположению должны были быть остальные и чуть сразу не пошла ко дну. На реке кроме неё никого не было. Она так увлеклась установлением «собственного рекорда», что не слышала когда её, как потом все говорили, громко звали. Так ли это было или не так, никто никогда не узнает. Тамара потом намекала, что это Нинка всех взбаламутила и ей тоже ничего не оставалось делать, как вернуться вместе со всеми и переживая, наблюдать, чем всё закончится.
Тело Маринки, словно в один миг, налилось свинцом, пальцы рук онемели, дыхания не хватало, в висках молотом отдавался стук сердца. Перевернувшись на спину, чтобы хоть немного отдохнуть, она, тяжело дыша, ругала себя за никчёмное своё стремление понравиться какому-то Пашке. Теперь вот утонет… Эта мысль заставила её перевернуться и снова отчаянно заработать руками и ногами. Она не смогла правильно оценить ситуацию, что берег всё ещё был ближе, чем остров и по инерции продолжала плыть к острову. А остров, каким бы он ни был большим, где-то всё-таки заканчивался и тогда… Снова, теперь уже другая, не менее страшная мысль, чуть не лишила её чувств. Она уже почти не сомневалась, что утонет, но на смену этой мысли, пришла другая, - Мама будет ругаться… Почему-то, именно так вот вспомнив о маме, у неё, как будто открылось второе дыхание. Нет сил вроде не прибавилось, каждый взмах давался с большим трудом, но дышать стало немного полегче и уже, не теряя времени на отдых на спине, она заставляла себя плыть и плыть, не обращая внимания ни на какие "возражения" тела.
Повзрослев, вспоминая иногда в кругу родственников или друзей этот случай, она всегда говорила: «Это мой Ангел-хранитель меня спас.» Иначе меня бы пронесло мимо острова и тогда уж точно, всё закончилось совсем печально.
Оконечность острова была обрывистой, с подмытым течением берегом. Дна почти до самого берега не было. Уже теряя всякую надежду на то, чтобы всё-таки успеть как-то выбраться на сушу, Марина ухватилась за мощный корень, свисавший с берега и это было большой удачей. Теперь ей не приходилось бороться с течением и она могла немного перевести дух. Оглядевшись, она обнаружила, что таких корней, за который она держалась здесь много и, хватаясь за них можно поискать более пологое место, чтобы можно было выбраться на берег. Пологого места не было, зато она обнаружила расщелину с уступами, напоминающими лестницу. Сил подниматься не было и, выбравшись из воды, она какое-то время сидела на нижнем уступе, тряслась и плакала.
В это время на берегу, уже с неподдельным волнением наблюдавшие за ней деревенские ребята, потеряли её из виду и там началась паника. Обвиняли друг друга за такую глупую шутку, за то, что поддались этой Нинке, вечно мешающей жить спокойно. Тамара плакала в сторонке и не знала, что теперь будет дома.
А Маринка, потихоньку приходя в себя, вся умазанная землёй и илом, но счастливая оттого, что жива, смотрела на полоску голубого неба, на проплывающие облака и думала о маме, мысль о которой придала ей решительности и сил, чтобы обязательно доплыть.
Когда она поднялась по уступам наверх, звёздочки, которые всё это время плавали перед глазами, исчезли, поглощённые ярким солнечным светом. Дыхание постепенно восстанавливалось и, вздохнув полной грудью, Маринка, раскинув руки в стороны, ещё совсем слабеньким голосом, но всё-таки прокричала: «Я жива!»
Первым её на острове увидел Пашка и прямо заорал, - Вон она, вон Маринка, Томка, Томка, она не утонула, смотри, она на острове.
Маринке не было слышно, чего они там кричат, но она в ответ помахала руками и не торопясь пошла вдоль берега к противоположному песчаному мысу острова. Ей сейчас было всё равно, что она здесь одна и что как-то придётся отсюда выбираться, она просто шла и думала о том, что могло бы произойти, если бы... - Нет! Дальше не надо. Всё закончилось, она жива. Сейчас ей было абсолютно не важно, кто и что ей потом скажет и что она скажет в ответ. Она даже Нинке ничего не скажет. А до Пашки ей, по большому счёту и вообще-то дела нет. Когда она добралась до мыса и посмотрела в сторону берега, увидела лодку, в которой были Пашка и Тамара. Они плыли за ней.
Маринка зашла в воду, обмыла налипшую и уже немного подсохшую землю с илом.  Выйдя на берег, она плюхнулась на тёплый мелкий песок и закрыла глаза. Когда они ещё на вёслах-то доберутся. Всё, что произошло с ней полчаса назад, казалось теперь каким-то далёким и не реальным. Реальным было только то, что она жива!







Рейтинг работы: 7
Количество рецензий: 1
Количество сообщений: 2
Количество просмотров: 11
© 15.10.2020 Ираида Бердникова
Свидетельство о публикации: izba-2020-2920034

Рубрика произведения: Проза -> Рассказ


Александр Пономарев       16.10.2020   09:56:12
Отзыв:   положительный
Интересный рассказ, Ираида.
Ситуация весьма знакомая. Что ни сделаешь, чтобы показать свою крутость, тем паче
перед противоположным полом. Хорошо и емко переданы переживания главной героини.
К слову, она практически родственник персонажа из моей басни " Победа", с поиском прототипа
к которому у Вас возникли трудности...)

С теплом,
Ираида Бердникова       16.10.2020   13:31:24

СпасиБо, Александр за поддержку. Сама-то ситуация на самом деле, мне кажется, заслуживает внимания, но вот литературным её оформлением я, честно говоря, не довольна. Уже немного правила, но всё равно на троечку. Но, как Вы говорите, надо стремиться. Будем!

P.S. Если получится.
Александр Пономарев       17.10.2020   08:52:31

Я не критик ни разу, конечно.
Но мне кажется, что с литературным оформлением все здесь в порядке.
Хотя совершенствоваться можно бесконечно....
















1