Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

«Рижские смакователи»


Рига-1988 Мы со следователем 6-го отдела МВД УР Вовкой Николюкиным шли по вечерней Риге, любуясь ее красотами старины, вдыхая запах той эпохи, которая потерялась где-то в веках, а мы потерялись в старой Риге. Вдруг на глаза мне бросилась вывеска, которая никак не гармонировала с той эпохой. На ней коряво - кустарно было нацарапано «Видеосалон» Слова видео и салон стали входить в наш словесный жаргон совсем недавно, потеснив на задворки уходящего социализма слова кино и театр. В начале 80-х, на закате брежневской эпохи, видеомагнитофонов в стране почти не было. Их попросту не продавали в СССР, а стоили они, тогда как «Жигули», да и достать вожделенный видак можно было только из логова загнивающего капитализма.
В восьмидесятые годы билет в цивильный кинотеатр стоил от 10 копеек на детский сеанс до 70 копеек на взрослый в вечернее время. Но в подвальном видеосалоне со стульями, видеоплеером и телевизором «Берёзка» с экраном 20-25 дюймов, были такие цены:
1 рубль — стандартный (дневной) фильм
50 коп — мультфильмы («Том и Джерри», «Дональд Дак»)
1,5 руб. — «эротика» (Эммануэль, «Греческая смоковница»). Вечерние сеансы (после 22,00), детей не пускали..

В крупных городах в те годы, когда видеосалоны были под запретом, производились обыски, и весьма оригинальным способом. Обычно все телепередачи на советском телевидении заканчивались в полночь, и с наступлением глубокой ночи милиция начинала объезд и выслеживала окна, в которых мелькал свет от телевизора. Конечно, при малейшем в стуке в дверь хозяева квартир могли быстро вытащить из магнитофона кассету и спрятать ее, поэтому сотрудники милиции поступали следующим образом: поднимались на необходимый этаж, выключали в щитке электричество и стучали в квартиру. При выключенном свете кассету в большинстве случаев вытащить было невозможно, милиция застигала зрителей на «горячем». Любители "ночного" кино попадали под статью 228 Уголовного кодекса, в которой за изготовление, распространение, демонстрацию и хранение фильмов порнографического содержания предусматривалось лишение свободы до 3 лет или исправительные работы на тот же срок.
Примерно с 1987—1988 г., одновременно с разрешениям частного предпринимательства, в СССР начали массово открываться видеосалоны, которые пользовались лютой, бешеной популярностью. Их было буквально тысячи, и они росли как грибы после дождя! Сие представляло из себя помещение с 50-100 стульями и одним (в особо крутых случая с двумя запараллеленными) телевизором «Электрон» и видаком Электроника (в особо крутых случаях «Panasonic»)
И так вернемся в вечернюю Ригу. В видеосалоне, на который мы набрели случайно, шел фильм « Греческая смаковница» Прочитав название фильма, Вовка как-то странно чмокнул языком, да, не меня, а куда-то в воздух и весело, и так игриво, сказал: «Ну, что, Жека, зайдем, посмакуем» Вован, конечно красавчик, не Ален Делон, конечно, но зато стиляга и следак. И все в одном флаконе. Я еще подумал: «Какая гремучая смесь в нем, но зато следак он отличный». Мы спустились в темный полуподвал, где уже на обшарпанных стульях сидело человек десять - любителей эротики. Весь фильм Вован скрипел, нет, не зубами, стулом, на котором он елозил задом, норовя то ли получить в зад занозу, то ли получить кайф, не зная от чего. На экране зачуханного «Панпсоника» скрипела греческая смаковница Патриция, расшатывая со страшной силой железную кровать на яхте Тома, норовя то ли сломать ее, то ли обломать кайф Вовану, который вот-вот поймает. Так они и скрипели на пару, почти синхронно по разные стороны экрана, раздражая меня и остальных зрителей, которые уже тихонько шипели на Вована: «Ш-ш-шы? Молодой человек, перестань уже скрипеть, сядь на пол, а лучше ляг и елозь, сколь влезет»
Мне хватило 30-ти минут просмотра этого шедевра, чтобы понять, почему народ ломится на эти фильмы и как они там елозят. Вован своим елозаньем все-таки доломал свой обшарпанный стул, который, видимо, еще до него расшатали, и свалился на пол, как ему и советовали умные зрители. Слава Богу, фильм закончился, в полуподвале зажгли тусклый свет, и я поднял с пола Вована со словами: «Ну, что Боб, смакнул кайф….. от паденья» Вован посмотрел на меня, как на дурака, и мы вышли с ним на улицу. Вдохнули свежего рижского воздуха и пошли пить рижское пиво, а может что и покрепче, если повезет, рижский бальзам. А Патриция пошла дальше искать на жопу приключений. По дороге в пивбар я спросил Вована: «Вова, а что такое смоковница?» Вова посмотрел на меня, как на дурака, при этом закатил глаза куда-то выше Домского собора и прошипел, как рыба (я слов не разобрал). Было понятно, что он ни черта тоже не знает. Я потом специально порылся в спецлитературе и вычитал там: «Инжи́р, или Фи́га, или Фи́говое де́рево. Были на Руси у этого растения и другие названия— смоковница, смоква, винная ягода, смирнская ягода» Сейчас я и даром бы не смотрел такой фильм, но тогда эти фильмы вызывали у нас и восторг, и смущение одновременно.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 14.10.2020 Евгений Татарников
Свидетельство о публикации: izba-2020-2919537

Рубрика произведения: Проза -> Юмор


















1