Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Звуки тишины


Звуки тишины
Я поднимаю глаза и сталкиваюсь с пронзительным вожделенным взглядом Валеры. Обхватив ладонью член, он дважды поглаживает себя, а затем прикладывает его к моим губам.

- Открой.

Я охватываю губами головку, стараясь не задеть её зубами, и понимаю, что эта задача совершенно нелепая. Несмотря на это, я продолжаю и пытаюсь немного расслабить челюсть, чтобы сильно не поцарапать его. Мне удаётся несколько раз пососать его; он направляет меня и подталкивает рукой, но вскоре сжаливается надо мной и нежно выходит из моего рта.

- Разорви.

Быстро сжав фольгу зубами, я открываю пакетик. Он бросает обёртку на пол, и позади себя я чувствую движение, понимая, что сейчас Валерка натягивает на себя презерватив.

- Наклонись вперёд, котёнок.

Я делаю, как он говорит, и опираюсь на подоконник, ощущая его руку на своей спине. Валера прижимает член к моей дырочке, и я мысленно подготавливаю себя к гигантскому вторжению, которое - я точно знаю - сейчас произойдёт. Он слегка кружит пальцами у моего входа, прежде чем протолкнуть головку внутрь. Я вздрагиваю и чувствую, как он проводит рукой по моей спине, успокаивая мои напряжённые мышцы.

Валера заходит в меня ещё глубже, делая это медленно, и когда его бёдра соприкасаются с моими, мы оба выдыхаем. Без всякого предупреждения, крепко схватившись руками за мои бёдра, Валерка начинает жёстко трахать меня. В быстром темпе он толкается в меня, одновременно насаживая на себя.

Я опираюсь ладонями в подоконник и изо всех сил напрягаю руки, чтобы не разбить головой окно. Валера продолжает резкие толчки; в комнате раздаются хлопки соприкасающейся плоти, которые сопровождаются срывающимися с наших губ животными стонами.

- Смотри на улицу! - рычит он, и я чувствую его руку на своём затылке; он с силой тянет меня за волосы, чтобы я поднял голову и смотрел. Я чувствую, как рука Валеры оставляет мои волосы, скользит вниз и начинает ласкать мой член; его пальцы неистово двигаются, подводя меня ко оргазму.

Кончая, я слышу, как он браниться и говорит что-то о том, что это ощущается чертовски хорошо, и продолжает сильно толкаться в меня бёдрами. Мои руки затекли, но то, что я чувствую внутри себя, так невероятно, что я даже не могу подумать о том, чтобы размять их. Валерка обхватывает меня вокруг живота, прямо под грудью, и тянет вверх, ставя в вертикальное положение, но не сбиваясь при этом с ритма.

Мои руки, словно плети, висят по бокам, но мне удаётся завести одну из них назад, чтобы почувствовать, как напрягаются мышцы его бедра. Наши тела продолжают медленный и мучительный танец. Валера переворачивает меня лицом к себе и я ещё шире раздвигаю ноги, поднимаю колени выше, пытаясь ещё сильнее приблизиться к нему. Он покручивает бёдрами, медленно входя в меня снова, его тело занимается со мной любовью, в то время, как его глаза испытывают меня, заставляют попробовать это отрицать. Я касаюсь губами его губ, прерывая этот интенсивный взгляд, и наш поцелуй тут же становится страстным. Он вытягивает мои руки, и поза становится похожа на ту, когда он «принуждал» меня, только её значение совсем другое.

Одна его рука так и остаётся переплетённой с моей, а другую он высвобождает и начинает медленное путешествие по моему телу, вниз по руке, далее по боку, его рука - большая, но такая нежная в своём восхищении. Он продолжает движение вниз, хватает меня под колено, прижимает его к себе и перекатывается на бок, а затем кладёт ладонь на мою спину чуть ниже талии и сильнее притягивает меня к своему телу. Я провожу рукам по его плечам, обвиваю шею, обхватываю её пальцами, погружая их в волосы.

И мы продолжаем так двигаться, в точной симметрии, пока я не начинаю чувствовать, как внутри меня всё сжимается, а покалывания настолько интенсивны, как никогда до этого. Он отпускает мой рот, его глаза снова ищут мои, и когда я вижу в них страсть, когда я вижу в них несомненную любовь, я мощно кончаю во второй раз, и моё тело подталкивает и его. Валера следует за мной, врываясь в меня, прижимаясь ко мне, и остаётся внутри меня, даже когда оргазм отступает, и он обессилено опускает голову рядом с моей.

Вечером следующего дня Валера назначает мне встречу после работы. Я ощущаю его приближение ещё до того, как вижу его; воздух вокруг меня трансформируется, наполняясь электричеством. Валерка обнимает меня сзади за талию, быстро прижимает к себе и ведёт куда-то, не выпуская моих бёдер, следуя прямо за мной.

Пройдя три стеклянные витрины, Валера заталкивает меня в маленький, узенький проход и поворачивает так, что я прижимаюсь спиной к шершавым камням. Я даже не успеваю удивиться, как его рот накрывает мой в жадном и грубом поцелуе. Его руки повсюду, они сжимают мою задницу, передвигаются ниже, к бёдрам, его пальцы гуляют по моему телу, находясь сразу же в миллионе мест, вызывая там мириады хаотичных искр.

Мои губы нуждаются в нём так же, как и его, наши языки встречаются в схватке, мои руки цепляются за его плечи, голову, ярость в моих прикосновениях не уступает его.

Рядом с ним я ощущаю облегчение и отчаянное желание быть с ним. Я тороплюсь, будто не успею насладиться прикосновениями к нему, как он исчезнет. Его тело обуревает такое же неистовство, он с такой силой вжимает меня в стену, что её кирпичи царапают заднюю поверхность моих рук.

Валерка отклоняется, разрывая поцелуй, проводит губами по моей щеке, прокладывая поцелуи к уху:

- Смотри в сторону улицы, Дэн.

Я смотрю туда, куда он мне говорит. Его рот посасывает мою шею, когда я поворачиваюсь и вижу людей, идущих по своим делам мимо этого проулка, смеющихся, разговаривающих, пока я подвергаюсь сексуальному нападению прямо в пяти метрах от них.

- Сейчас ты будешь оттрахан на самой оживлённой улице Питера.

Мои глаза закрываются, и я прижимаюсь головой к стене. Его слова посылают горячую волну через всё моё тело прямо к ноющей промежности.

Он продолжает поглаживать мои бёдра, а его рот всё так же атакует шею. Я чувствую, как её царапают кончики его зубов, его низкий рык, срывающееся в стаккато дыхание, сливающееся с моим.

Я не могу как следует на него опереться, мои руки порхают по его предплечьям, пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь, чтобы удержать себя на планете Земля.

Валера срывает мои джинсы и трусы с такой силой, что меня отрывает от стены, но потом его тело снова вжимается в меня, а его рот захватывает мой, выбивая воздух из лёгких. Я чувствую его пальцы, врывающиеся в моё мышечное кольцо, в мой жар, и то, как он стонет.

Моё невероятно распалённое желание заставляет меня быстро расправиться с пуговицами на его брюках и забраться внутрь, чтобы обхватить его ладонью. Его бёдра дёргаются по направлению ко мне, как только он ощущает моё прикосновение. И я начинаю его гладить. Обрывки смеха, доносящиеся с улицы, провоцируют меня, заставляя чувствовать себя грязным, развратным, и я сильнее ласкаю его.

- Чёрт, скажи мне, чего ты хочешь, Дэн, - свободной рукой он хватает меня за волосы, создавая барьер между цементной стеной и моей спиной.

- Трахни меня.

- Где! – требует он.

- Здесь, прямо здесь, о Боже, да, - он с силой толкает в меня свои пальцы, прокручивая их, трахая меня так, как я того хочу. – Членом, я хочу твой член.

Я ещё сильнее сжимаю руку вокруг него, от этого его член дёргается. Валерка убирает руку от моей задницы, закидывает мою ногу себе на бедро, потом отводит от себя мою руку. Я чувствую, как он проводит по всей длине ствола, а затем заполняет меня; быстро и целиком.

Валера замирает, крепко прижимаясь ко мне всем телом, и поворачивает голову в сторону, чтобы ещё раз захватить мой рот жгучим поцелуем. А затем начинает вколачиваться в меня, и скольжение его члена дарит восхитительные ощущения.

Валерка прижимается лбом к моей щеке, чтобы наблюдать за тем, как он трахает меня, а я смотрю на улицу. Мои глаза буквально закатываются от ощущения того, что он берёт меня прямо тут, рядом с проходящими мимо людьми. Один или два раза кто-то вглядывался в проход, но я не могу сказать, видели ли они нас. Я понимаю, что мне всё равно.

- О Боже, ты такой узкий, это чертовски хорошо, - рычит он, увеличивая скорость и просовывая руку к моему жаждущему члену.

Мужчина, идущий мимо прохода, останавливается, услышав грудной рык Валеры, и вглядывается в темноту.

- О Господи, он нас видит, - вскрикиваю я, и мой анус сжимается вокруг него, вызывая его стон.

- Тебе это нравится? – спрашивает он, отрываясь от моей шеи. Я чувствую, как его пальцы начинают поглаживать мой член. Я поднимаю вторую ногу, зная, что он так крепко вжимает моё тело в стену, что я не сползу на асфальт.

Валера убирает руку с моих волос и поддерживает ногу под коленом, чтобы увеличить скорость толчков.

- Я хочу это чувствовать, - говорю я, всё ещё смотря на улицу сквозь полуприкрытые глаза, и провожу рукой вниз, чтобы мы могли оба чувствовать, как его член входит и выходит из меня. Любопытный мужчина прошёл мимо, не потревожив нас.

Люди всё так же идут, каждый по своим делам, не осознавая, что здесь, в темноте проулка, совершается акт разврата. Шум улицы и нашего яростного соединения переполняет меня, и я резко кончаю, неожиданно даже для самого себя. Я пытаюсь сдержать движения своих бёдер и бьющую меня от волн наслаждения дрожь, когда Валерка, пробормотав ругательство, стремительно входит в меня и кончает. Его тело трясёт от напряжения.

Мы всё ещё тяжело дышим, когда он отклоняется от меня, опускает мои дрожащие ноги и возвращает мои трусы с джинсами на место. Уже после этого он застёгивает свои брюки и нежно целует мои опухшие губы.

- Ты как? В порядке? – спрашивает Валера, приглаживая волосы на моей голове, которые он так не милосердно тянул. Это поглаживание успокаивает меня, тёплое чувство от его заботы разливается по моему телу.

- Да, очень хорошо, - улыбаюсь ему я, а потом мои глаза округляются, и я смотрю на улицу. Ему очевиден мой страх, что нас могли видеть, и он притягивает мою голову к своей груди.

- Всё хорошо, Дэн, - я чувствую, как он целует мою макушку и делает шаг назад, чтобы взять меня за руку и вывести из проулка. Валерка выглядывает из-за стены, прикрывая меня своим телом, а затем так, будто ничего не случилось, будто мы не делали ничего предосудительного, продолжает идти дальше. Я опускаю голову, пытаясь спрятаться от людей за ширмой своей чёлки, и не смотрю по сторонам.

Отвечая на его вопрос, я направляю его к тому месту, где припаркована моя машина. Он просит дать ему ключи, открывает дверь, сажает меня на пассажирское, сам занимая водительское место. И мы мчимся в загородный дом родителей Валеры, чтобы продолжить начатое веселье.

Когда мы на месте мои глаза встречаются с его, и я издаю лёгкий стон, когда Валера отводит руку от лица и перемещает её на пуговицу своих брюк. Я перевожу взгляд туда и слышу, как он издаёт опасный, тёмный рык.

- Я наконец-то оттрахаю тебя на автомобиле.

Мои колени в буквальном смысле слова подгибаются, когда Валера подходит ко мне и хватает меня за талию. Он не даёт времени опомниться, его рот накрывает мой в жадном поцелуе. Мои руки болтаются по бокам, как плети, когда он отрывается от меня, сдёргивает с меня майку и отбрасывает её, как ненужный предмет. Когда воздух касается моей обнажённой груди, соски тут же напрягаются, и я пытаюсь вспомнить, находился ли я хоть однажды настолько обнажённым вне стен дома, и уже одна эта мысль меня заводит.

Валера захватывает ртом нуждающийся в ласке жёсткий сосок и посасывает его, властно обхватив моё тело и вдавливая в себя. Я, наконец, вспоминаю о том, что у меня есть руки, и запускаю их в его развивающиеся локоны, вдыхая запах оливкового шампуня. Его руки оставляют мою грудь, задевая оставленный без внимания сосок, и перемещаются на кнопку моих джинс. В мгновения ока он расстёгивает их и спускает по ногам.

- Теперь только один малюсенький кусочек ткани отделяет тебя от всего мира, Дэн. Я хочу, чтобы ты был полностью обнажённым в саду моих родителей.

- А я хочу, чтобы ты тоже был голым, - шепчу я и заканчиваю то, что он начал, открывая его молнию в порыве страсти и похоти. Его брюки падают вниз, указывая на то, что вот его-то от мира ничего не отделяет, и я сглатываю, видя полностью эрегированный член, который покачивается и целится в мою твёрдую эрекцию. Его размер до сих пор вводит меня в ступор, и я, улыбаюсь, вспоминая, как первый раз пытался поглотить его ртом. В эти деньки я продолжал тренироваться, и, хотя всё ещё не смог полностью погрузить его в себя, но испытывал при этом невероятное удовольствие.

- Можно тебя попробовать? – я облизываю губы и сжимаю руками его бёдра, а мои глаза устремлены на жаждущий меня член.

Валерка легонько стаскивает с меня трусы, дюйм за дюймом, всё ниже и ниже, и, наконец, я могу скинуть их с ног полностью. Его глаза исследуют моё тело.

- Ты чертовски красив. Великолепие похоти. Ты невероятный.

То, что я нахожусь абсолютно голым, будучи на улице – для меня является невероятным откровением, и мне это жутко нравится. Я наслаждаюсь его изысканными словами, удивляясь тому, где я, кто я, и откуда я такой взялся, а потом опускаюсь на колени, желая показать этому мужчине то, как много значит для меня всё, что он мне даёт.

- О, Господи, Боже мой, да, становись на колени, котёнок.

Валера сжимает кулаками мои волосы, когда я упираюсь коленями о землю и нежно провожу рукой по его ягодицам, а потом смотрю на него с обожанием. Он издаёт какой-то рычащий звук, и я провожу влажным языком от основания его члена до кончика, заставляя его замереть в ожидании. Я полностью покрываю его ствол слюной, ощущая, как его ладони усиливают хватку в моих волосах, а затем всасываю головку в рот, тут же чувствуя, как сжимаются полушария его задницы, чтобы остановить желание податься вперёд. Я медленно посасываю его, губами лаская выпуклость вен, восхищаясь его мужским началом. Я не пытаюсь захватить его глубже, целиком, наслаждаясь им и стараясь усладить его языком, впуская в себя и выпуская. Я чувствую, как он аккуратно дёргается вперёд, пробуя, и киваю головой, говоря ему продолжать. Валерка начинает подталкивать мою голову к себе, одновременно двигая бёдрами по направлению к моему рту. Я стону, почувствовав, как он напрягся, как ещё глубже входит в меня, ещё быстрее, как мой язык пытается успеть за его ритмом, как мои зубы царапают его кожу, и накрываю его яички рукой.

- Ох... чёрт!.. – вскрикивает Валерка и, дёрнувшись ещё два раза, кончает мне в рот. Он тут же отпускает мои волосы, берёт меня за подбородок, потирая напряжённые мышцы, и тянет так, что мне приходится встать.

Он жадно впивается в мой рот, его зубы покусывают мои припухшие губы, а язык жадно исследует всё внутри.

- Я чертовски тебя люблю! – говорит он, запуская руку в мою уже горящую огнём задницу и изучая её просторы.

Валера обхватывает меня, заставляет прогнуться, затем слегка поворачивает так, чтобы я опустился попкой на капот авто, и всё это – не разрывая жадного поцелуя. Затем он убеждается, что я твёрдо сижу, и прижимает меня телом так, что я вынужден полностью лечь. Он жадно покусывает кожу моей шее, без сомнений, оставляя там свою метку, а затем медленно разводит и сгибает мои колени, и от прикосновения воздуха к анусу, я вздрагиваю. Он давит на меня, на мои бёдра, стонет надо мной, его тело поглощает меня, а металл автомобиля охлаждает. Я чувствую, как он пробегается пальцем по моему члену, собирая мою смазку с него, и я вскрикиваю, когда Валера касается головки, а потом движется по всему моему стволу, затем подносит палец ко мне и обводит им мои губы, и... мы продолжаем целоваться. Впадая в безумие от ощущения на наших губах его и моего вкуса, сходя с ума от того, как наши рты встречаются, от наших чувств.

Он двигается где-то надо мной, его головка толкается у моего входа, и я ещё больше развожу ноги, приглашая его. Валерка слегка отодвигается, наши взгляды устремлены друг на друга.

- Малыш хочет ответной ласки? Или котёнок мечтает быть жёстко оттраханным?

- Боже, оттраханным!

- Это то, что ты действительно хочешь? – дразнит он, требует, вопрошает, дыша мне прямо в лицо.

- Трахни меня, здесь, на автомобиле. Прямо сейчас! – его глаза сверкают, тлеют, его руки обхватывают мои над моей головой, и он врезается в меня, жёстко, быстро, грубо.

Валерка отпускает мои руки и я сжимаю его руками, мои ногти впиваются в его тело, в цветы оливок, украшающих его кожу, а он колотится в меня с исступлением, с жадностью, неотступно, поглощая и присваивая. Я обвиваю ногами его бёдра, позволяя ему входить глубже, высвободить все свои чувства, отдавая себя всего. Звук наших соединяющихся тел заполняет всё вокруг, а исступление и вибрация очень скоро заставляют мои мышцы сжиматься, и я знаю, что он чувствует это. То, что я кончаю.

Я поднимаю свои бёдра так высоко, чтобы он никуда не мог вырваться, чтобы я ощущал его внутри так долго, как только могу.

- О, чёрт, чёрт, Дэн, как же хорошо!

Я ещё нахожусь на волнах оргазма, когда чувствую подёргивания, которые означают, что и он достигает вершины, но он удивляет меня, полностью остановившись. Я открываю глаза, чтобы посмотреть на него, и вижу его лицо буквально в нескольких сантиметрах от своего. Он пристально смотрит на меня.

- А теперь я хочу любить тебя.

И Валера начинает медленно и нежно скользить во мне. Мы не разрываем наши взгляды, когда он ласкает мои волосы одной рукой, а другой гладит бёдра, бока. Этот забег проходит в мучительно медленном темпе. Любовь, которую мы чувствуем друг к другу, заряжает воздух электричеством. Он ласкает мои губы поцелуями, ритм этих ласк совпадает с ритмом наших тел. Я чувствую, как во мне снова начинают замирать мышцы с лёгким покалыванием, унося меня на небеса, когда он стонет и приподнимается надо мной, не позволяя мне сдвинуться с места, проникая в меня глубже. Я смотрю на него, любуясь, а его глаза не отрываются от меня, когда он, входя в меня последними рывками, отпускает себя.

Валерка обрушивается на меня, так же тяжело дыша и дрожа, как и я. Руки обхватывают моё лицо, и он целует меня, один раз, второй, третий, а потом прижимается ко мне лбом.

Я держу глаза открытыми, и мы дышим вдвоём, но наше дыхание общее, его грудь опадает, а моя вздымается, и наоборот. Мы не отпускаем друг друга, и когда наши взгляды снова встречаются, я произношу:

- Ты - моё солнце, моя луна, моя земля. Я полностью твой. Я отдаю тебе своё сердце в полное распоряжение.

Я вижу, как в его глазах появляется сияние, как моя любимая улыбка медленно озаряет его лицо, как он приникает к моим губам в самом потрясающем поцелуе душ.

Расскажи мне восточную сказку о рыжих песках
О верблюдах, склоняющих лиры изогнутых шей,
О пустынных скитальцах, давно заколовших свой страх
И лелеющих огненных тигров в мятежной душе.

Расскажи мне немецкую сказку про Шварцвальдский лес,
Про насмешника-чёрта, про кружево старых дорог.
Про готический шпиль, вознесённый копьём до небес,
Про герольда, трубящего в свой заколдованный рог.

Расскажи мне испанскую сказку про запах олив,
Про надменных идальго, затянутых в чёрную ткань,
Про следы от цыганских кибиток на теле земли
И про то, как лимонная ночь нестерпимо сладка.

Расскажи итальянскую сказку про зелень и зной,
Про пушистые кудри лукавых чумазых детей.
Про янтарное солнце, пьянящее, словно вино,
Про магический шёпот в лиловой ночной темноте.

Расскажи мне французскую сказку про алый берет,
Про серебряный вальс и кофейный туман поутру.
Как сплетаются реки в своей бесконечной игре,
Как невольно смыкаются пальцы играющих рук.

Расскажи мне английскую сказку про чаек и дым
Про незыблемость стен и стихающий шёпот ресниц.
Как туманное небо становится утром седым,
И, как сахар, на чашечном дне растворяются сны.

Расскажи мне цыганскую сказку о нашей судьбе,
И о бешеной пляске вокруг золотого костра.
Мы - цыгане и трикстеры, верно, проказливый бес?
Мы - скитальцы, давно заколовшие собственный страх.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 28
© 14.10.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2918980

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1