Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Аномальная красота


Аномальная красота
За всё то время, что я проводил вместе с Валеркой, мне запомнились некоторые его образы, которые останутся со мной на всю жизнь. Первый - это когда я увидел Валеру впервые, завёрнутого в простыню и с его фирменной ухмылкой. Следующий - образ искорёженного и унылого Валеры, смотрящего на меня из-под афганки. Ещё один - мокрый Валерка в джакузи, освещённый светом маленьких фонариков и выглядящий дьявольски красиво. И последнее дополнение к Лучшим Образам Валеры - это то, как он лежал рядом со мной, близко прижавшись, его кожа и сладкое дыхание ощущались на мне, в то время как мы лежали на Гигантской Греховной Кровати.

Но ничего, и я правда имею ввиду ничего, не было настолько горячим, чем наблюдать за Валеркой, пока он работает. Я именно это и имею ввиду, я на самом деле стал слегка повёрнут на этом. Чего он не заметил. Когда Валера работал, он становился целенаправленно сконцентрированным.

Тем утром я проснулся из-за какого-то шума. На долю секунды забыв, где нахожусь, я на автомате подумал, что я дома. Я практически поставил ногу на пол, выбираясь из горы подушек, прежде чем заметил вид из окна, в котором явно виднелось больше синего, чем у нас с Валеркой дома, и тогда стало понятно, что я смотрю на Cредиземное море. И тот шум, что я слышал, был шум плескающихся волн и крики птиц.

И сейчас я сидел, наблюдая за тем, как Валерка работает. Мы быстро позавтракали утром и сразу же направились в город. Я сразу же влюбился в это местечко - старые каменные улочки, белые стены, мерцающие на ярком солнце, неземная красота, которая лилась из каждой арки, из виднеющегося лазурного берега, из улыбок на прекрасных лицах людей, которым посчастливилось называть это очаровательное место домом. Сегодня был день покупок, поэтому мы заходили в магазинчики, покупая свежих фруктов, которые намеревались скушать позже.

Я видел много красивых мест на земле, но этот город был раем для меня, я действительно никогда не испытывал ничего подобного. Я путешествовал в течение многих лет один, вполне довольный своей собственной компанией. Но путешествовать с Валерой? Это было... круто. Просто круто. Он молчал, также как и я, когда разглядывал что-то новое. Не чувствовалось, что ему нужно заполнить тишину глупыми фразами, мы оба просто наслаждались пейзажами. Если мы что-то говорили, то для того, чтобы упомянуть о деталях, которые другие были не способны заметить. Например, щенки играющие в палисаднике, или мужчина и женщина в возрасте, разговаривающие друг с другом на балконе. Он был отличным компаньоном.

Когда мы шли к машине, под палящим солнцем, которое нагревало мою хлопковую рубашку, покрывающую плечи, в то время, как наши руки были снова переплетены. И когда он открыл дверь для меня, а затем наклонился, чтобы поцеловать меня под тёплым испанским солнышком, его губы и запах оливок были единственными вещами, которые мне нужны были тогда в мире.

Мы подъехали к побережью, к месту о котором рассказывал Валерке гид, чтобы он смог сделать несколько тестовых снимков. И тогда я обнаружил себя наблюдающим за этим красивым мужчиной, который сконцентрировался на своей задаче. Как он объяснил мне, это не были те снимки, которые нужны ему, он просто проверял свет и цвета. Пока Валерка карабкался с камня на камень, я уселся на плед, который предварительно достал из багажника автомобиля, и стал наблюдать. Было видно на несколько миль вперёд, скалистые берега растянулись вдоль моря, в то время как миллионы волн разбивались о берег. В то время, как наблюдать за этими пейзажами было замечательно; что-то опьяняющее было в том, как Валера высовывал свой кончик языка между розовых губ. То, как он закусывал свою нижнюю губу, пока ломал над чем-то голову. То, как волнение вспыхивало на его лице, когда он видел что-то новое в своём объективе.

Пятьдесят семь минут спустя мы уже были в объятиях друг друга, его тёплые руки уверенно расстёгивали кнопку за кнопкой, буквально обжигая мою кожу глазами. Он двигался медленно, целенаправленно, прежде чем полностью расстегнуть мою рубашку, пока я лежал под ним. Валера смотрел на меня, а его пальцы правой руки медленно чертили линию от ключицы вниз к моему пупку, ровно и правильно. Мы оба вздохнули в одно и тоже время, улыбнувшись. Его губы касались моей шеи, оставляя маленькие поцелуи на коже, под ушком, под подбородком, в ямочке между шеей и плечом, продвигаясь к моей груди.

Когда его пальцы нежно коснулись моих сосков, каждое нервное окончание моего тела оживилось, и послало пульсацию в самое чувствительное место. Я выдохнул, чувствуя, как губы, рот, язык, всё это на мне, пробуя, поглаживая, чувствуя и любя.

Когда его губы оказались на моей груди, его волосы щекотили мой подбородок самым милым способом, и я обернул руки вокруг его тела, притягивая ближе ко мне. Чувство его кожи на моей было идеальным, это было что-то такое, что я никогда не испытывал до этого. Я чувствовал... почитание.

Я обернул руку вокруг его шеи и притянул к себе. Мои губы обрушились на его, моя интенсивная потребность в нём передалась через поцелуй в его рот и через всё тело, включая пальцы ног. Пальцы ног, которые скинули шлёпанцы и сейчас бесстыдно тёрлись об ступню Валеры. Моё тело нуждалось в ощущениях его кожи, в любом месте. Нуждалось прямо сейчас.

Валерка тут же ответил, осыпая меня поцелуями, его рот накрыл мой, когда я застонал от ощущения его рук на моей спине. Я быстро обвился вокруг него, прижимая к себе.

- Сними это, мне нужно, чтобы ты снял всё это сейчас же, - пробормотал я между поцелуями, дёргая его за футболку. Ткань со свистом приземлилась на другой стороне расстеленного мной ранее пледа, в то время как я сразу же прижался к его телу, застонав от новых ощущений. Я поочерёдно пытался обнять Валеру или забраться на него, похоть неслась по моему телу словно товарный поезд. Я просунул свою руку между нами, касаясь его через джинсы. Его глаза встретились с моими, давая мне понять, что я на правильном пути. Ощущая его, становящегося всё твёрже под моими пальцами, я почувствовал перелом в моём сознании и внезапно, всё что я захотел, всё что мне было нужно, всё что я должен был иметь для функционирования - это его. В моём рту.

Двигаясь с грацией, что было на меня не похоже, я стянул с Валеры джинсы, встал на колени и вытащил его член. Мой пульс ускорился, моя кровь на самом деле закипела, когда я увидел его во всём великолепии. Моё дыхание превратилось в шипение, пока я оглядывал его; потёртые джинсы были сняты настолько, что идеально завершали открывшийся вид.

Валера без трусов. Благослови Господи аномальную красоту.

Я хотел быть мягким, хотел быть нежным и сладким, но я просто очень сильно нуждался в нём. Я взглянул на Валеру, его взгляд был затуманен и безумен, в то время, как он опустил руки вниз, чтобы убрать волосы с моего лица. Я схватился за его руки и положил их на плед так, чтобы он схватился за край.

- Сейчас тебе захочется так держаться, - пообещал я, в то время как он сладко простонал. Делая то, что ему сказали, Валерка наклонился назад, поддаваясь бёдрами вперёд и не отводя от меня глаза. Смотря всегда только на меня.

Я взял его вкусный и большой ствол в рот, захватив губами, и втянул на всю длину. Его голова откинулась назад, в то время, как я ласкал его языком, беря всё глубже и глубже. Чистое удовольствие от этого, абсолютное наслаждение от его реакции хватило для того, чтобы моя голова чуть ли не раскололась надвое. Я позволил своим зубам коснуться его чувствительной кожи, заметив, что он сильнее схватился за край пледа. Я пробежался своими пальцами по его ногам, спуская его джинсы и предоставляя больше доступа к нему, к его тёплой коже. Оставив поцелуи на его головке, я схватил его член руками, поглаживая и массируя, это было ощущение шёлка на стали. Он был идеален, гладкий и подтянутый, и я снова взял его ствол в рот, снова и снова. Я чувствовал безумство, опьянённый запахом Валеры и чувством его члена внутри меня.

Валера стонал снова и снова моё имя, его слова растекались, как расплавленный шоколад, заполняя мой мозг и заставляя меня посвятить все свои эмоции ему, только ему. Я продолжал свои действия, сводя его с ума, сводя себя с ума. Лизал, сосал, пробовал, дразнил, нежился в безумии этого греховного действия. Иметь его так, таким способом, было само по себе роскошью для меня.

Он становился твёрже, и его руки в конце концов оказались на мне, пытаясь слегка оттолкнуть меня от него.

- Дэн, О, Господи, Дэн... Я... ты... сперва... О, Господи... ты, - бормотал он. К счастью, я мог понять, что он хотел, чтобы мне было также хорошо как и ему сейчас. И он совершенно не осознавал - то, что я делал для него сейчас было всё, в чём я нуждался. Я оторвался от него на мгновение, чтобы снова расположить его руки на краю пледа.

- Нет, Валерка, ты, - ответил я, глубоко вбирая его ещё раз до самой задней части горла, располагая свои руки на той его части, где не было рта. Его бёдра двинулись снова, а затем с содроганием и сладким стоном, который я когда-либо слышал, Валера кончил. Закинув свою голову, закрыв свои глаза, пересёк черту.

И это было великолепно.

Спустя мгновение он устроился со мной на тёплой траве и удовлетворённо вздохнул.

- Боже мой, Дениска, это было... неожиданно.

Я хихикнул из-за его признания, наклонившись, чтобы поцеловать его в лоб.

Даже сердце казалось довольным, порхая и напевая себе песню. Но эта песня была более грязной, чем до этого.

Вечером того же дня наша спальня превратилась в какую-то сказку. Зажжённые свечи стояли на комоде и тумбочках, погружая комнату в приятное освещение. Окна были открыты, также как слегка была приоткрыта балконная дверь с видом на море. Если прислушаться, то можно было услышать звук волн, в том романтическом, любовном стиле. И там стоял Валера. Взлохмаченные волосы, сильное тело, и сексуальные лимиты. Благодаря свечам его кожа стала практически... искрящейся.

Я наблюдал, как Валерка осматривал меня сверху вниз, вернувшись к глазам, и широкая улыбка озарила его лицо, когда он оценил мой внешний вид.

- М-м-м, это мой мальчик, - Валерка вздохнул, протягивая мне свою руку. И когда я замешкался, только на миллисекунду, позвоночник поднял мою руку и протянул её Валере.

Мы стояли в затемнённой комнате, в нескольких шагах друг от друга, но пальцы наших рук были переплетены. Я мог чувствовать грубую кожу его большого пальца, пока он выводил круги на моей ладони, также как он это делал неделями раньше, когда я попал под его чары. Наши глаза изучали друг друга, в то время как Валерка сделал глубокий вдох.

- То, как ты хорошо выглядишь в этом, противозаконно, - сказал он, притянув меня поближе к нему и прокрутив меня раз, чтобы лучше разглядеть голубую майку. Когда он разворачивал меня, края майки слегка приподнялись вверх, открывая вид на мои джоки. Низкий звук вырвался из его горла, и если я не ошибаюсь, то это был рык. Чёрт возьми...

Валера притянул меня близко к нему, сжав мои бёдра, мои яйца и член упирались в его бёдра. Он оставил маленькие поцелуи прямо у меня за ушком, позволяя мне почувствовать кончик его языка.

- Я хочу, чтобы ты знал пару вещей, ты слушаешь? – пробормотал он, вдыхая воздух носом, его руки забрались под мою майку и отправились к спине, застав меня тем самым врасплох, из-за чего у меня перехватило дыхание. - Ты слушаешь? Не отвлекайся сейчас, - снова прошептал он, проводя своим языком по моей шее.

- Очень трудно сосредоточиться, когда что-то упирается мне в бедро, - простонал я, и Валера позволил мне откинуться слегка назад, чтобы всё тело было ещё больше прижато к нему, и его возбуждение касалось моего чувствительного места. Он усмехнулся в мою шею, а затем начал оставлять поцелуи на ключице.

- Тебе нужно кое-что знать, Денис. Первое, ты потрясающий, - сказал Валера, его руки путешествовали по моей спине, пальцы массажировали кожу. - Второе, ты удивительно сексуален, - выдохнул Валерка, мои руки поспешно расстёгивали его рубашку, снимая её с плеч, в то время, как наш темп начал превращаться из медленного и лёгкого в быстрый и отчаянный. Теперь его руки оказались спереди, он пробежался пальцами по моему животу, поднимая майку, чтобы мы оказались кожа к коже. Больше ничего не было между нами. Я пробежался руками вверх и вниз по его спине, став более агрессивным, слегка царапая его ногтями. - И третье, как бы удивительно сексуальна ни была эта майка, но единственное, что я хочу видеть на тебе сегодняшней ночью... это я, - выдохнул он мне в ухо, приподнимая меня, и моя правая нога тут же оказалась обёрнута вокруг его талии.

Снова сработал Универсальный Закон Актива, который гласил, что ноги пассива оборачивались вокруг его бёдер при первом же предлоге.

Валерка провёл меня к кровати, к горе подушек, и толкнул на неё. Наклоняясь надо мной, он подталкивал меня, и я отодвигался на локтях назад. Его рубашка висела на плечах, и он подмигнул мне, намекая на то, что его надо раздеть. Я приблизился к нему, приложил палец на пуговицу его брюк, и быстро расстегнул их. Увидев, что на нём нет боксёров, я медленно потянул молнию на дюйм или более, выставляя насущный намёк на его возбуждение.

- Ты имеешь что-то против трусов, Валерка? – прошептал я, поднимая свою коленку и заставляя его оказаться между моих бёдер. Принуждение. Верно.

- Я против твоих трусов, и разве тебе не жаль, что они ещё на тебе? – Валера усмехнулся, вжимая свои бёдра в меня, позволяя мне почувствовать всё. Я откинул голову назад ещё раз.

- Не жаль. У меня чувство, что они ненадолго на мне останутся, - выдохнул я, вытянув руки над головой, тем самым вытягивая своё тело над ним, чувствуя, как его губы касаются моей ключицы, как его язык лижет меня. Я выгнулся, желая чувствовать больше, я нуждался в большем. Его правая рука начала стягивать мою майку, оголяя меня перед ним, позволяя ему сделать то, что нужно.

Чувство его рта на мне, на груди, горячий и влажный, который щекотал и небрежно касался меня, было нереальным. И я сказал ему это.

- Это чувствуется нереально, - я простонал в его голову, в то время, как его щетина приятно щекотала мою кожу. Его губы сомкнулись на моём правом соске, и мои бёдра тут же начали двигаться под ним, дико раскачиваясь, обе ноги уже были крепко обёрнуты вокруг его талии, притягивая его ко мне, чувствуя его жар. Теперь губы, язык и зубы касались моего разума, и он уделял время каждому сантиметру кожи, не оставляя ни одного участка без внимания. Я был окружён Валерой, даже его запах был на мне, смесь пряности и Бренди.

Бессмысленные слова рвались из моего рта. Некоторые были понятными: «Валера», и «Да, блять, так хорошо», но в основном я слышал от себя какие-то звуки: «М-м-м» и «Ахххх», и ещё громче «Уууаээээх», которое, откровенно говоря, я даже не мог думать, как произнести его отдельно по буквам. Валерка дышал в мою кожу снова и снова, его дыхание было на мне. Мои руки спокойно поселились в «стране чудес», а именно в его волосах, убирая их с его лица. Тем самым я был вознаграждён прекрасным видом его рта на мне, он был с закрытыми глазами. Валера слегка опустился, сжимая зубами чувствительную кожу, и мои руки практически вырвали его волосы. Это ощущалось феноменально.

Его левая рука пробегалась вверх-вниз по моей ноге, поощряя меня сжать его ещё жёстче своими бёдрами, в то время, как его волшебные пальцы подбирались к краю джоки. Это был последний рубеж, который мы ещё не пересекли. Границы моих трусов.

У меня перехватило дыхание, пока Валерка пересекал последнюю границу, его пальцы касались кожи по краям моих трусов, слегка поглаживая её. Его дыхание замедлилось, пока он продолжал нежно касаться меня, его лицо теперь было около моего, и мы растворялись в этом моменте, тихом мгновении, просто смотря друг на друга. Трепет, только так я могу описать те ощущения, когда он касался меня деликатно, с благоговением. Наши глаза не отрывались друг от друга, пока его рука продвигалась всё дальше под джоки, и затем с безупречностью и точностью он коснулся меня там.

Мои глаза тут же закрылись, а тело были переполнено различными эмоциями. Моё дыхание возвратилось, интенсивное давление которое кружило внутри, снаружи, вокруг, было похоже на низкое гудение прямо на поверхности моей кожи. Я двинулся с ним, ощущая пальцы, которые начали исследовать меня, из-за чего я выпустил небольшой стон. Это было всё, что я мог издать, поскольку чувства были слишком интенсивны, и энергия, Боже мой, энергия, которая окружала нас в тот момент.

Я был уверен, что Валера не знал, какие эмоции я ощущал в тот момент. Бедный мужчина в конце концов получил только небольшое касание.

Когда его пальцы стали более ловкими и уверенными, что-то невероятное начало происходить. Тот твёрдый и большой запретный мир, который был забыт чуть ли ни на века, начал искрить жизнью. Мои глаза распахнулись, когда тепло начало проходить через меня, начиная с головки моего члена и выходя наружу.

Дэн становился возбуждённым. И да, я говорил о себе в третьем лице.

Валера безусловно наслаждался этим моментом, его глаза были затуманены и переполнены похотью, в то время, как я извивался под ним, чувствуя возрождающееся напряжение.

- Боже мой, Дениска, ты такой... Боже, ты такой красивый, - пробормотал он, сейчас в его глазах было что-то большее, нежели похоть. Я обернул руки вокруг его шеи и притянул его ближе, пытаясь снять рубашку, чтобы чувствовать его. Валерка оторвался от меня на пару секунд, буквально сдирая свою рубашку, из-за чего я рассмеялся, жаждая ещё большего.

Он снова склонился ко мне, опустился вниз, и теперь его губы путешествовали по моему животу прямо к пупку. Валера провёл по нему пару раз языком, и затем рассмеялся мне в живот.

- И над чем ты смеёшься, Валерка? – захихикал я, сжимая его ухо. Валера выпустил дьявольскую усмешку, из-за чего мои пальцы сжались.

- Твой пупок настолько хорош на вкус, блять, Дэн. Я хочу тебя, любимый.

Тот стон, который я издал, когда Валерка сказал это, ну, давайте скажем, что он был достаточно громким, чтобы разбудить покойного. Валера ещё раз прошёлся языком по моему пупку, потом направился вниз, к краю моих трусов, а затем с любящей точностью подцепил их пальцами и потянул вниз.

И вот так, я лежал среди горы подушек в голубой майке, которая была собрана около шеи, член и яйца были открыты, и чертовски радовались этому. Валерка притянул мои бёдра к краю кровати и встал на колени. Господи Боже Мой.

Валера пробегался своими руками по моим ногам, в то время, как я поднялся на локти, чтобы наблюдать за ним. Мне нужно было видеть, как этот замечательный мужчина заботится обо мне. Стоя на коленях, с наполовину расстёгнутыми брюками, с супер взлохмаченными волосами, он был великолепен. И в действии.

Снова позволяя действовать своему языку, он покрывал поцелуями внутреннюю сторону моих бёдер, с каждым шагом приближаясь к тому месту, которое нуждалось в нём больше всего. Осторожно подняв мою ногу, он закинул её на плечо, в то время, как я выгнул спину, чтобы почувствовать его ещё больше. Валера посмотрел на меня всего лишь на мгновение, может, на пару секунд, но было такое ощущение, что прошла вечность.

- Красивый, - выдохнул он ещё раз, и затем прижал свой рот ко мне.

Никаких облизываний или поцелуев, просто невероятное давление его губ, окружавших меня. Этого было достаточно, чтобы заставить меня упасть обратно на кровать, потому что я на самом деле не мог себя больше поддерживать на локтях. Чувство, невероятное чувство его на мне было настолько нереальным, что я едва мог дышать. Он действовал медленно, приподняв одну руку вверх, чтобы открыть меня дальше к нему, и позволяя своему рту, пальцам и идеальному языку сводить меня с ума, заполняя меня чувствами благоговения и удовольствия, которые отсутствовали так долго.

Я позволил своей руке пропутешествовать вниз, запуская её в волосы Валеры, пробегаясь пальцами по ним с той любовью, которую я только был способен выразить. Другая рука? Была бесполезна, держась за простыню.

Валера поднял голову от меня один раз, только один раз, чтобы оставить поцелуй на бедре.

- Идеально, Господи, просто идеально, - прошептал он так, что я еле услышал его сквозь свои стоны и вздохи. Валерка вернулся ко мне незамедлительно, продолжая движения, его язык и губы прижимались ко мне, в то время, как он стонал, и вибрация его голоса передавалась мне.

Я открыл свои глаза на секунду, только на секунду. Комната была светящейся, практически искрящейся. Все мои ощущения ожили, и я мог слышать шум прибоя, мог видеть, как свет от свечей отливал на волосах Валеры, которые выгорели под испанским солнышком. Я мог чувствовать, как моя кожа становится гусиной, воздух ласкал её. Я знал, что этот мужчина любит меня.

Снова закрыв свои глаза, я мог увидеть себя, стоящего на краю скалы и смотрящего на океан. Давление, огромное давление собиралось вокруг, подталкивая меня к краю, и я мог упасть, свободно упасть туда, что давно меня ожидало. Я сделал один шаг, затем второй, ближе и ближе, в то время ощущая, как Валерка схватился за мои бёдра. Я хочу, чтобы Валера был внутри меня. Я нуждался в этом.

Взявшись за его плечи, я притянул его лицо к себе, в то время, как ноги пытались стянуть его брюки до тех пор, пока они не оказались на полу.

- Валер, мне нужно, пожалуйста, внутри, сейчас, - выдохнул я, говоря бессвязно и с похотью. Валерка сразу же понял меня, и незамедлительно расположился между моих ног, проводя своими бёдрами по моим в течение пары секунд. Он наклонился, поцеловал меня, мой вкус ощущался на нём, и я любил это. - Внутри, внутри, внутри, - продолжал я, выгибая поочерёдно бёдра и спину, отчаянно пытаясь найти то, в чём нуждался, что мне было нужно, чтобы спрыгнуть с обрыва.

Наконец-то, я почувствовал его, именно там, где он должен был быть. Едва он вошёл в меня, как чувство наполненности сотрясло мой мир. Мои собственные потребности отошли на мгновение на задний план, пока я наблюдал за его лицом, когда Валерка начал двигаться во мне. Он выглядел так, словно хотел что-то сказать, и я задумался над этим. Какие слова нам следует сказать, какие замечательно любящие вещи мы должны сказать, чтобы отметить этот момент?

- Привет, - прошептал он, улыбаясь так, словно его жизнь зависела от этого. Я не мог не улыбнуться в ответ.

- Привет, - ответил я, обожая чувство его внутри себя, его вес на мне. Он нежно скользнул в меня, и моё тело сперва сопротивлялось. И небольшая боль, которую я ощущал, только приветствовалась. Это была хорошая боль, которая давала тебе понять, что близиться что-то большее. Я слегка расслабился, позволяя своим ногам обернуться вокруг его талии, в то время, как он входил в меня. Его улыбка становилась более сексуальной, когда Валера прикусил нижнюю губу, и крошечная морщинка появилась на его лбу. Я вдохнул его запах, наблюдая, как он выходит из меня слегка только для того, чтобы снова войти. Теперь, когда он был полностью во мне, я поприветствовал его единственным способом, на который был способен. Я «внутренне обнял его», из-за чего Валерка распахнул глаза, смотря на меня, и в них я увидел вспышку.

- Мой мальчик, - пробормотал он, приподнимая бровь и входя в меня в этот раз с большей жестокостью. У меня перехватило дыхание, и я ахнул, невольно качнув бёдрами навстречу ему.

Валера начал медленно двигаться во мне, скользя с фантастическим давлением, каждое новое ощущение давало мне больше приятных покалываний, доходя до самых пальцев рук и ног.

Чувство Валеры внутри меня, внутри моего тела, было неописуемым. Я стонал, а он рычал, он стонал, а я кричал, вместе. Его бёдра двигали меня к верху кровати, к самой спинке. Наши тела были скользкими от пота, встречаясь друг с другом в бешеном ритме. Я запустил руки в его волосы, извиваясь под ним.

- Дэн, такой красивый, - выдохнул он в перерывах между поцелуями, касаясь губами моего лба и носа. Я закрыл свои глаза, и снова смог увидеть себя на краю обрыва, готовый прыгнуть. Опять давление начало собираться вокруг меня, появилась та дикая энергия, пульсирующая с каждым толчком. Каждое движение его бёдер подводило меня к краю, неумолимо загоняло туда моё тело.

Я сделал один последний шаг, одна нога теперь болталась на краю утёса, и увидел его... Валеру. Он был в воде, там внизу, его волосы были, как огонь, танцующий по волнам. Он помахал мне, и я махнул в ответ, в то время, как в реальности Валерка опустил свою руку между нами, и обхватил ею мой ствол и начал накачивать меня.

Сильные движения своими идеальными руками, и я прыгнул. Я прыгнул свободно, громко и гордо, выкрикнув вожделенное «Да».

И я падал.

Падал.

Падал.

И разбился. Ударился и разбился об поверхность воды, не в состоянии подняться. Я падал, ища то, что не видел, кажется, столетия. Каждый мускул в моём теле, каждая клеточка была сконцентрирована на продлении оргазма. Я напрягся, тело сжалось, и я увидел его...

Я открыл свои глаза и увидел Валеру над собой, увидел его красивое лицо, пока он занимался любовью со мной, да, именно любовью. Это не был секс, это было занятие любовью. Я видел его лицо. Я видел его глаза, затуманенные и полузакрытые во время страсти. Я видел, как бисеринка пота текла по его носу, и как она лениво упала на мою грудь. Я видел, как он сильно прикусил нижнюю губу, его лицо было напряжено, потому что он изо всех сил сдерживался, оттягивая своё удовольствие ради меня.

В нём было всё, что я надеялся, будет. Валера был потрясающим любовником, и я мог чувствовать, как моё сердце рвётся из груди, чтобы быть ближе к нему, любить его. Он был всем.

Я взял его руку, которая всё ещё была между нами, и поцеловал подушечки пальцев, затем обнял ногами его талию сильнее, и впился своими руками в его спину. Он ждал меня, конечно, ждал. Я обожал его. Я снова закрыл глаза, ища в себе всё, что я мог ему дать.

- Валер, так хорошо, - выдохнул я, и я правда, это имел ввиду.

Я сжал свои бёдра. Сжал всё, что нужно было в правильных местах, и выкрикнул его имя снова и снова.

- Дэн, посмотри на меня, пожалуйста, - попросил он, его голос был переполнен удовольствием. Я заставил свои глаза открыться, почувствовав, как одинокая слеза скатилась по моей щеке. Странное выражение показалось на его лице всего лишь на секунду, пока его глаза искали мои, и затем? Он кончил. Никакой молнии, никакого грома, никаких фанфар. Но это было ошеломительно.

Валерка улёгся на меня, и я ощутил его вес, в то время, как обнял его грудь и поцеловал снова и снова. Мои руки блуждали по его спине, мои ноги обнимали его настолько сильно, насколько я был способен. Я шептал его имя, пока он проводил носом по моей коже от шеи до груди, простые прикосновения и ласка.

Сердце уселось в сторонку и тихо вздохнуло.

Придя в себя в течении нескольких минут, мы с Валеркой отправились в ванную.

- Это мыло? Не поскользнись на нём.

- Я не поскользнусь.

- Я не хочу, чтобы ты поскользнулся, будь осторожным.

- Я не поскользнусь. А сейчас развернись обратно и будь тихим.

- Тихим? Это невозможно, не когда ты... м-м-м... и затем когда ты... о-о-о-о-ох и когда ты... оу, это больно, Валерка, ты там в порядке сзади?

- Я поскользнулся на мыле.

Я начал поворачиваться, чтобы посмотреть в порядке ли он, когда Валерка внезапно прижал меня к стенке душа, придерживая мои руки на плитке. Его губы щекотали меня, а вода стекала по коже на плече, в то время, как он ещё сильнее прижался ко мне. Мысли о мыле покинули меня, как только он вошёл в меня, твёрдый, толстый и вкусный. Я резко выдохнул прямо в плитку, и затем последовал ещё один вздох, когда Валера начал входить в меня, болезненно медленно и целеустремлённо, теперь придерживая руками мои бёдра. Я откинул голову назад, поворачивая лицо в бок, чтобы увидеть Валеру, голого и мокрого. Его лоб был напряжён, а рот приоткрыт, пока он продолжал вторгаться в меня жёстко и без извинений. Я быстро выгнулся, ясные мысли покинули меня, прежде чем я в очередной раз взорвался, в то время, как безмолвная речь покинула мой рот.

Теперь, когда оргазм вернулся, он не стал прохлаждаться.

Он пришёл быстро и без вопросов, разрушая память о днях, неделях, месяцах ожидания, слёз, молитв, просьб, награждая меня парадом оргазмов, жалея, что оставил меня настолько долго и готовый на большее.

Простонав в моё ухо от чувства его во мне, пульсирующим и дрожащим, он не смог остановить движений. Валерка прекрасно знал, что его мальчик готов для большего. Поэтому с мучительной ловкостью, он оставил небрежный поцелуй на моей шее, вышел из меня, развернул лицом к себе и снова вошёл.

- Никуда, Денис. Я никуда не собираюсь в ближайшее время, - пробормотал он в моё ухо, грубо схватив меня за задницу и приподнимая к стене, используя свой вес, чтобы вжать меня в стену, придерживая меня и всё ещё оставаясь внутри. Его тело выгибалось, в то время, как моё подавалось к нему, чувство нашей скользящей кожи друг напротив друга было неописуемо. Я прижал спину к плитке, оставляя между нами пространство, чтобы взглянуть вниз. Из-за похоти взгляд слегка затуманился, но не настолько сильно, поэтому я смог увидеть, как он входит в меня снова и снова, заполняя меня настолько идеально, как ни один мужчина до этого.

И затем, когда Валерка сам посмотрел вниз, увидев, как входит в меня, он был пленён не меньше меня, и гортанный звук сорвался с его губ. Его движения ускорились, усиливая то чувство, которое было так близко к боли и так близко к совершенству одновременно. Его голубые глаза, наполненные вожделением и страстью встретились с моими, в то время, как мы оба спрыгнули со скалы.

Охваченные. Застывшие. Сплетённые и освобождённые.

Мы кончили вместе с рёвом, криками и стонами, которые покинули мой рот и мою трепетавшую эрекцию.

Трепетавшая эрекция... какое отличное название для... м-м-м...

Выйдя из совместного душа, я наклонился, обхватил член Валеры, и тут же окружил его своим ртом. Чувствуя, как он становится всё твёрже, я устроился на краю дивана, обхватив его руками и снимая полотенце. Притянув его ближе к себе и соответственно глубже погружая в рот, я простонал в удовлетворении, ощущая руки Валеры в своих волосах, прежде чем он вывел пальцами узоры на моём лице. С благоговением он коснулся моих век, щёк, висков, и, наконец, позволил одной руке погрузится в мои волосы, в то время, как другая, чёрт возьми, охереть. Другой рукой он взялся за себя. В то время, как я сконцентрировал всё своё внимание на его головке, он начал поглаживать себя у основания, что было, возможно, самой сексуальной вещью в мире, которую я только видел. Видеть, как Валерка своей сильный рукой касается себя, в то время, как он входил в мой рот - это, святое дерьмо, охеренно.

Сексуально - это не правильное слово для такого. Оно не достаточно в условиях чистой эротики, которая сейчас разыгрывалась передо мной. И кстати говоря, я снова простонал от удовольствия, чувствуя, как ещё больше возбуждаюсь, пока мой рот был уже в действии. Счастливый рот.

Я откинулся на диване, всё ещё ощущая его во мне, в то время, как Валера упёрся руками в спинку, уверенно входя в мой рот. Угол нашего положения позволил мне взять его глубже и сделал это для меня легче. Поэтому я взял его за задницу, притягивая к себе и чувствуя волну дрожи, исходящую от Валеры. И зная, что я, и только я, заставил его чувствовать подобное.

Я мог ощущать, что он был близок. Я уже начал распознавать его в интимном плане. Я хотел его снова. Я был таким эгоистичным в этом смысле.

Отпустив его член, я толкнул Валеру на диван и быстро оседлал его. Чувствуя его внутри меня, пока он двигался вверх, а я опускался вниз, и затем тот момент, знаете такой? Когда всё ощущается таким напряжённым и тягучим, самым вкусным способом. Твоё тело реагирует. То, что не должно было быть внутри, находится сейчас там, и на секунду тебе кажется это чужим, незнакомым. И затем твоя кожа ощущает это, твои мышцы вспоминают то чувство, и затем всё становится потрясающе. То чувство заполненности, удивления и благоговения.

И затем ты начинаешь двигаться.

Взявшись за его плечи, тем самым получив опору, я начал двигаться, замечая уже не в первый раз, насколько совершенно он подходил ко мне. Валерка чувствовался во мне идеально, две части целого, словно сексуальное крещение. Я мог точно сказать, что Валера тоже чувствовал это. Он положил руку на мою грудь, прямо туда, где находилось сердце, чувствуя, как оно забилось чаще из-за того, что он коснулся меня.

- Потрясающе, - прошептал он, пока я двигался на нём, сладко и горячо.

Валера держал руку на моём сердце, в то время, как я продолжал движения, его другая рука была на моём бедре, руководя мной. Он старался сдержаться ради меня, старался держать глаза открытыми, в то время, как освобождение мчалось к нему. Я убрал его руку со своего сердца и поместил межу нами, где он начал дрочить мне.

- Господи, Валерка... ох... Боже мой, так... та-а-а-к хорошо... Я... Блять...

- Я люблю наблюдать за тем, как ты переступаешь через край, - простонал он, и я кончил. И он кончил. Мы кончили вместе.

Я рухнул на него, наблюдая, как комната кружится, в то время, как чувства потихоньку возвращались к моими пальцам на ногах и руках, тепло растеклось по моему телу.

- Ласки языком. Какая отличная идея, - пробормотал Валерка, и я засмеялся. Это сделало интересные вещи с нашими телами, из-за чего я засмеялся только сильнее.

Мы лежали потные, вялые и обессиленные. Я поставил Валеру на грань вымирания.

Закрыв глаза, я стал наслаждаться ощущениями этого. Безопасность, сладость, сексуальность. Я подвинулся, стараясь быть ещё ближе к нему, и затем, почувствовал кое-что напротив моей задницы. Что-то растущее.

- Знаешь, мне уже давно не семнадцать, - усмехнулся Валера, его голос становился хриплым и нуждающимся, несмотря на его слова.

- Спасибо Богу за это. А то в противном случае, мне пришлось бы ответить за совращение несовершеннолетнего и всё такое, - прошептал я, медленно разворачиваясь и начиная водить рукой по всей его длине. Пот, сперма и смазка сделали меня скользким. Он зашипел и улыбнулся.

- Ты сломаешь меня, ты знаешь это, не так ли? Клянусь, ради всего святого, я не машина... Ах, чёрт возьми, не останавливайся, - простонал он, интуитивно двинувшись в мою руку.

- Ах, сломанный ты мой, я просто хочу трахнуть тебя, пока ты ещё можешь ясно видеть, - промурлыкал я, сжимая свой кулак.

- Я едва могу видеть, кажется, что тебя там целых три, - простонал Валерка, притягивая меня за ноги к себе и располагая меня над ним.

- Стремись к тому, что посередине, Валера, - проинструктировал я, и вошёл в него на всю длину.

Мы, возможно, до завтра не выйдем из нашего собственного рая, на краю тёплой Испании.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 13.10.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2918153

Рубрика произведения: Проза -> Миниатюра


















1