Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Служебный роман


...Чикаго, офис, час позднего, зимнего, январского вечера, рабочие часы
для большинства людей уже давно закончились, и только отъявленные
трудоголики всё ещё оставались на работе. В большом, просторном офисе
находившимся на двадцатом девятом этаже, сейчас было всего два
человека: Джордж и Эйприл. Эйприл старалась, как можно чаще задержатся
на работе допоздна, делая вид, что работает, она втайне любовалась
запавшим ей в сердце Джорджем. Вот, и сейчас Эйприл то, и дело невзначай
поглядывала на статного, высокого Джорджа. Его элегантный, аккуратный
вид не имел изъянов, его мягкое и одновременно чуть-чуть суровое лицо,
украшала изящная бородка, она просто идеально подходила Джорджу. А
его светло-русые волосы, и голубые глаза просто сводили Эйприл с ума,
они преследовали её в видениях наяву и во сне, заставляя её тайно сгорать
от желания. Вот, и сейчас Эйприл вдруг переполнило возбуждение, и она
почувствовала, как под её блузкой привстали сосочки, а между её ножек
взмокли трусики. Сидя за рабочим столом, Эйприл осторожно коснулась
себя там, между ножек, рабочий стол надёжно прикрывал обзор того, что
происходило под столом, ласковая рука Эйприл ласкала её взмокшую писю
прям через трусики, вскоре её пальчики, и вовсе залезли в них нежно лаская
её жемчужный бугорок. Жаждая кончить, Эйприл представила себе, что
Джордж подошёл к ней, что он уложил её на стол, что он снял с неё трусики,
что его поцелуи бегло коснулись её животика, и после немедля ни одной
секунды его поцелуи спустились ниже, к ней между ножек. Эйприл нежно
коснулась своим пальчиком пылающего страстью входа в пещерку, слегка
засунув его внутрь. При этом она представила себе, в своём воображение,
что это язычок Джорджа. И из её тела в явь вырвался стон, услышав его
Эйприл испугалась, и замерла, но было уже поздно, и оргазм приятной волной
пробежал по её телу. Смущение, стыд, возбуждение, восторг тут же отразились
румянцем на её красивом лице, и вовсе раскрасневшись, Эйприл поспешила
в туалет.
...Эйприл зашла в туалет, уединившись кабинке, она сняла с себя почти
насквозь промокшие от возбуждения трусики, и сунула их себе в карман
своего клетчатого кардигана, в котором она всегда ходила на работу.
Эйприл подняла рукой свою клетчатую юбочку, которая мило обнимала
её красивые бедра, и бросила свой взгляд на слегка взъерошенную киску.
Эйприл нежно коснулась рукой своих слипшихся губок между своих ножек,
ей очень хотелось продолжения, её пылающее нутро жаждало кончить
ещё разок. Не садясь на унитаз, стоя, Эйприл стала ласкать себя вновь,
она прижалась своей спиной к одной из стен туалетной кабинки, лаская
одной рукой себя между ножек, а другой рукой ласково лаская свои груди,
пощипывая сосочки. Возбуждение Эйприл росло, она чувствовала то, как
приятные волны собираются в один незримый ком между её ножек, как
этот ком приятного начинает расти в ней. Эйприл вновь представила себе,
лицо Джорджа между своих ножек, и страстно сжала свою писечку в своей
руке, так бы страстно поцеловал он её там. И из тела Эйприл на выдохе
вырвались стоны.
...В вестибюле хлопнула дверь, и послышались шаги, Эйприл замерла,
это Джордж, он закончил дела, и уходит домой. Эйприл расстроилась,
что сегодня он уходит раньше обычного. Она бросила ласкать себя, так,
и не кончив второй раз. Сегодня она так, и не пожелает ему спокойной
ночи. Вот уже лифт с ним едет вниз. Возбуждение Эйприл в мгновение
пропало. Выйдя из туалетной кабинки, Эйприл стала приводить себя в
порядок, она быстро поправила свою белую блузку, затем она поправила
свой клетчатый кардиган, который был элегантно раскрашен в большую
шахматную клетку, затем она поправила юбочку и чулочки, решив, и далее
оставаться без трусиков. Умывшись, Эйприл вернулась в офис.
...Офис был пуст, только за столом Эйприл горел свет, Эйприл прошла
мимо своего рабочего места, к рабочему месту Джорджа, она села в его
кресло, и включила свет его настольной лампы. На столе у Джорджа
почти не было предметов: клавиатура, мышь, монитор, одинокий,
маленький санта забытый видимо с рождества, и пенал для ручек
слегка сероватого цвета. Эйприл повернула свою голову, и вдохнула
приятный запах Джорджа, который годами въедался в рабочие кресло
Джорджа. И волна приятных, теплых чувств мило пробежала по её телу.
Как же Эйприл хотела того, чтобы Джордж хоть разок овладел ей, она
раздвинула свои ножки по шире, решив сделать себе приятное: тут,
на рабочем месте Джорджа. Эта идея мгновенно захватила всё её
сознание, и между её ножек вновь стало очень влажно. Её пальчики
сразу же устремились туда с ласкаю. Эйприл вообразила себе, что
Джордж почему-то, зачем-то вернулся в офис, заметив то, как она
ласкает себя, сидя в его кресле, он подошёл, и сразу же вошёл в неё
своим затвердевшим естеством. Думая об этом, Эйприл сунула
пальчик в свою пылающею обитель, при этом её взгляд наткнулся
на пенал для ручек лежащий на столе, не смотря на то, что он был
слегка овальным, его размер: длина и ширина соответствовали
параметрам окрепшего мужского достоинства. Эйприл взяла пенал
Джорджа, немного поводив им по своей киске, она сунула его внутрь
себя, в свою пылающею пещерку, её тело тут же обронило свои стоны
в пустой офис. Движения пенала внутри Эйприл стали быстрей,
от возбуждения она прикусывала свои губы, стараясь войти в себя
глубже, мощнее. Продолговатый пенал идеально подходил на роль
членозаменителя. И вот приятная волна передернула Эйприл, и её
нутро приятно, и судорожно затрепетало, её непослушная рука
прекратила движения, безвольно замерев в самый важный момент,
лишь минуту спустя, её рука вновь посмела позволить себе аккуратные
движения пенала в пещерке. Тепло, и отголоски приятных чувств
приятно радовали тело Эйприл, ей было хорошо, хорошо.
...Эйприл встала положив пенал Джорджа на стол, пусть хоть так
он коснётся её святыни. Эйприл быстро привела себя в порядок,
затем она выключила свой компьютер, и свет на своём рабочем столе.
И вот уже лифт её везёт вниз, туда, где выход, где за выходом холодные,
чикагские улицы января, где каждый встречный человек спешит домой
к любимым. Эта мысль больно кольнула сердце одинокой Эйприл, и
она осознала себя, бесконечно одинокой, идущей сквозь холодные
улицы, совсем одна. И даже пальто в которое она куталась, не могло
согреть её душу. Она остановилась, и посмотрела на перекрёсток перед
собой, там впереди её никто не ждёт! И её ноги сами направились в
бар неподалеку.
...Когда Эйприл зашла в бар, её взор тут же увидел Джорджа, который
сидел один, уже весьма подвыпитый. Было бы неправильно сделать
вид, что они незнакомы, и Эйприл села рядом с ним.
- Привет, - сказала Эйприл, Джорджу коснувшись его руки своей рукой,
она села рядом, и заказала выпивку.
- Привет, привет, - ответил ей Джордж, подняв на неё взгляд.
- Что празднуешь ? - спросила его Эйприл.
- День рождения, - ответил ей Джордж.
- Неужели, у тебя же летом день рождение, - сказала ему Эйприл так,
как знала о нём всё.
- А это мой второй день рождения, - сказал ей, усмехнувшись Джордж,
немного помедлив он пояснил, - Однажды холодной зимой двух тысячи
девятого года, я поехал в Джолиет в шестьдесят четырёх километрах
от Чикаго, и попал в аварию, как назло никто не проезжал мимо, и хоть
я не пострадал, но машина заглохла. По холоду я прошёл километров
двадцать в обычной обуви, знаешь такие мужские туфли в которых люди
в офисах ходят на работе. Мне конечно повезло, что я выжил, а вот моим
пальцам не очень. А знаешь, как в двадцать лет с небольшим стать
инвалидом, я конечно не без ног, а всего лишь без пальцев на ногах, но
этого оказывается достаточно для того, чтобы тебя бросила невеста.
Такой вот хреновый, второй день рождения у меня сегодня.
- Надеюсь член не отморозил, - сморозила Эйприл будучи уже чуть-чуть
пьяной.
- Не, член не отморозил, - ответил ей пьяный Джордж, не заметив её
бестактности, выпив ещё стопку, добавил,- Членом всё окей, ей понимаешь
не нравились мои пальцы на ногах, большие пальцы которые не отмёрзли,
они торчат у меня одиноко из ступней. Блин, мне, и самому, знаешь они не
нравятся, не позагорать, не раздеться, не будешь же в туфлях загорать.
С женщиной не переспать, как разденешься, ни как. Десять лет без секса,
или девять, ну короче много лет, как всё это им показывать не знаю, мне
самому на эти пальцы смотреть тошно. Так вот Эйприл, всё люди, как
люди, а я - нелюдь! Там в завтрашнем дне, я один.
...Шокированная Эйприл, подвязалась провожать пьяного Джорджа до
дома, она всё ещё была влюблена в Джорджа, и теперь зная то, что он
ничей, она стремилась занять пустующие место рядом с ним. А ещё ей
очень, очень хотелось посмотреть на израненные ноги Джорджа, так ли
они ужасны? Ведь несколько лет он был главным героем её девичьих
грёз. Эйприл решила, что обязательно переспит с ним хотя бы один раз.
...И вот Джордж и Эйприл зашли в уютную квартирку Джорджа, в квартире
было прибрано, они прошли на кухню, где всё же оказалась пару немытых
тарелок. Джордж открыл бутылку вина, и разлил вино по бокалам.
- За секс, - сказал, словно тост Джордж, понимая к чему идёт дело.
- За секс, - подтвердила его тост Эйприл, слегка покраснев.
- Ну, что же ты, - выпив вино, сказал ей тут же Джордж, у которого слегка
заплетался язык, - Снимай трусики.
- Не могу, - ответила ему Эйприл так, как на ней их не было, она подняла
руками вверх свою клетчатую юбочку показывая взору Джорджа свою
кудрявую писечку.
- Это удобно, - подметил пьяный Джордж то, что на Эйприл не было
трусиков, держась за неё, он встал перед ней на колени, и стал целовать
ей писю. И вот его широкий язычок стал ласково лакать её промежность,
словно пёс, который пьёт воду из миски. Его сильные руки, крепко
вцепились в её зад, сжав её ягодицы. И как же приятно его рот изредка,
слегка покусывал её половые губки.
- Пойдём в кровать, - сказала вдруг сквозь свои стоны Эйприл, Джорджу.
...Они зашли вместе в спальню, в которой стояла большая кровать, и
немногочисленная мебель. Эйприл бегло, самостоятельно обнажилась.
Она была стройной, с красивой, аккуратной грудью. Её красивая, слегка
худощавая фигура возбуждено пялилась в ночь торчащими сосками.
Джордж просто достал член из штанов, он не хотел раздеваться, он не
хотел снимать обувь, стесняясь своих пальцев на ногах. Он решил не
обнажатся.
- Ну же разденься, - с улыбкой сказала ему Эйприл.
- Боюсь, если я разденусь ты убежишь,- сказал Джордж
...Тогда Эйприл сама стала раздевать Джорджа, она раздела его догола,
последним делом сняв с его ног обувь, обнажив его пальчики от носков.
Она нежно коснулась своей рукой израненных ног Джорджа, на ступнях
которых одиноко торчали большие пальцы. Уложив голого Джорджа в
кроватку, Эйприл нагнулась, и нежно поцеловала одинокий пальчик на
правой ноге Джорджа, затем она поцеловала другой одинокий пальчик,
уже на левой ноге, её нежный язычок ласково коснулся ступни, того места,
где были шрамы от былых пальцев. Затем её ротик проглотил, и стал
страстно обсасывать одинокий, большой палец левой ноги.
- Блин, это очень приятно, - неожиданно сказал Джордж.
...Ротик Эйприл устремился к другому одинокому пальчику, другой ноги.
Джордж ей не был противен, и целовать ему ноги, ей не было противно.
Ей нравился этот мужчина, ей хотелось, чтобы ему было хорошо с ней,
комфортно, а то, что он стеснялся своего тела, мешала их комфорту.
Целуя его пальцы, она не только жалела его, или делала ему приятно,
она выражала тем самым свою симпатию и лояльность к данному факту,
к тому, что он такой, принимая его всецело. И конечно же чуть-чуть,
самую малость ей нравилась сосать его пальчики. Ну вот поцелуи
Эйприл медленно, и верно стали подниматься по ногам Джорджа к его
паху, к его торчащему в ночь бойцу. И вот её язычок ласково коснулся
его яичек, потом он бегло пробежал вверх по стволу к головке члена,
после чего ротик Эйприл со всей своей дикой страстью проглотил весь
член. Но члену Джорджа досталась только короткое приветствие,
недолгие ласки ротиком так, как Эйприл уже просто вся дрожала от
возбуждения, жаждая того, чтобы он вошёл в неё. Она накинула свою
ногу на него, словно на коня, направив своей рукой член Джорджа в себя,
в свою пылающею пещерку, и села на него. Как лихая наездница, она
поскакала к горным высотам оргазма, сжимая в руке свою правую грудь.
Твердость внутри неё, каждым своим движением в ней, поднимала её
вверх, в небеса, где существуют вечно пылающие чувства, где легок и
пьянящ миг, где экстаз стирает в прах всю важность этого мироздания,
оставляя лишь сладкие россыпи чувств!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 151
© 12.10.2020 Хочкез Траховский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2917931

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1