Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Отчаянный побег. Третья часть


Отчаянный побег. Третья часть
Дэн сидел на постели и смотрел, как из-под двери ванной сочится пар. Его любовник смывал с себя кровь.

Валера открыл глаза, как только они оказались в номере отеля. Он издал горловой, какой-то животный звук, вырвался из рук Дэна и бросил в ванную. Дэн попытался пойти за ним, но тот заперся изнутри.

Это было сорок пять минут назад, и он всё ещё не решил, хочет ли, чтобы Валерка вышел или наоборот – чтобы никогда не выходил.

Шум воды прекратился, и он понял, что теперь его желание всё равно роли не играет.

Спустя пару секунд из ванной появился Валера, его кожа, красная, словно обожжённая, была разодрана до крови.

Дэн вскочил на ноги.

– Боже, Валерка!

Широко распахнув глаза, тот отпрянул и прижался к стене. Прямо на глазах кожа заживала, возвращая былую идеальную гладкость, которая так восхитила Дэна в первую их встречу.

– Боже, Валера, – повторил он шёпотом.

Дрожа и всё ещё прижимаясь спиной к стене, Валерка попятился в дальний от Дэна угол и плюхнулся на пол, подтянув колени к груди, стараясь смотреть куда угодно, только не на него.

Дэн нахмурился. Валера только что уложил целую стаю монстров. Что его так испугало?

Вспомнив о бумажном пакете, забытом на кровати, Дэн поднял его и медленно подошёл к Валере. Тот резко вскинул голову; в его глазах застыли настороженность и недоверие.

Стараясь не приближаться к нему, Дэн нагнулся и протянул ему пакет.

– Валер? Не хочешь?

Тот склонил голову набок и посмотрел на его руку. Медленно выпрямившись, он спросил:

– Ты купил мне поесть? – и на четвереньках подполз ближе. Принюхавшись, он поднял глаза: – Мясо?

Видеть Валеру таким было ужасно. Он больше походил на животное, чем на человека.

– Ты говорил, что хочешь гамбургер. – Он что, не помнил ничего, что делал в той, другой, форме? И хорошо это или плохо? – Если хочешь, я могу вызвать обслуживание номеров и заказать тех грибов, что так тебе нравятся.

– Н-нет, – выдохнул тот. – Спасибо. – Он сел на корточки и потянулся к пакету. Несколько раз он замирал, его пальцы нерешительно подрагивали, прежде чем взять его из руки Дэна. На мгновение вскинув глаза, он открыл пакет и вытащил завёрнутый в бумагу бутерброд. Развернув и понюхав его, Валерка снова посмотрел на него. – Он с кровью.

Дэн смешался, но постарался не показать этого.

– Я не знал, как ты любишь, поэтому купил один с кровью и один хорошо прожаренный.

Секунду тот рассматривал гамбургер, прежде чем широко открыть рот и отхватить огромный кусок.

На Дэна вдруг нахлынули вспоминания о том, что произошло в книжном, и он с трудом поборол желание отвернуться.

– Нравится?

Не поднимая головы, Валера кивнул и откусил ещё.

– Никаких маринованных огурцов. Я знаю, что ты их не любишь.

Валерка посмотрел на него, в его лице смешались боль и растерянность. Но недоверия несколько поубавилось, так что Дэн немного расслабился. Валера казался таким хрупким, сидя на полу. Как ребёнок или... щенок.

Те твари в книжном тоже называли его так. Неудивительно, что ему не нравилось это слово.

Дэн протянул руку и откинул волосы с его лица.

– Не надо!

Дэн отшатнулся, отпрыгнув чуть ли не на метр.

Валерка отполз в сторону и забился в угол комнаты.

– Какого чёрта, Валера?

Тот прижал к себе бутерброд, словно защищая сокровище.

– Тебе не нужно прикасаться ко мне, – его голос сорвался, он сглотнул и затряс головой. – Я знаю, ты боишься.

– Я не...

– Дэн, – перебил он грубо. – Я чую его на тебе. Страх.

Вот дерьмо. Он уже совсем не понимал, что происходит. Зная, что не может это отрицать, Дэн уселся прямо на ковёр в нескольких сантиметрах от Валеры, оперевшись локтями на колени.

– А так нормально?

Валера следил за ним, пока он не устроился, а потом молча снова занялся гамбургером.

Дэн смотрел, как он ест осторожными небольшими кусочками. Валерка мог чувствовать его страх, мог голыми руками оторвать монстру голову, мог выполнить приём кун-фу из тех, что Дэн видел лишь в кино. И всё же сейчас он выглядел напуганным, обиженным и беспомощным. И Дэн ничего не мог поделать.

Он наклонился вперёд, не упустив из внимания то, как Валерка вскинул голову, и засунул руку в бумажный пакет. Вытащив из него бутылку сока, Дэн толкнул её к Валере.

– Клюквенно-яблочный. Твой любимый, верно?

Валерка уставился на него, в уголках глаз его собрались морщинки, как будто он сейчас заплачет. Не отрывая от него взгляда, он поднял бутылку, открыл и понюхал, прежде чем сделать осторожный глоток.

– Зачем ты его нюхал? Думаешь, я мог бы подсыпать что-нибудь в запечатанную бутылку?

Тот отвёл глаза, обида на его лице проступила ещё более явно.

– Раньше такое бывало.

Пресвятые Мария и Иосиф. Что у него была за жизнь?

– Валера...

– Прости, – сказал тот глухим голосом. – Я... я не собирался оставаться с тобой надолго. Просто ты... от тебя так хорошо пахло, и ты был таким нежным, у меня никогда такого не было. Ты даже привёз меня домой после... того, что случилось, я уеду. – Он поднял голову, синие глаза влажно блестели. – Доем, оденусь и уеду. Я никогда тебя больше не потревожу, можешь сжечь мои вещи. Это было так... так глупо – думать, что я могу вести нормальную жизнь, и теперь я это понимаю.

Дэн поднял руки.

– Подожди, Валера. – Он начал вставать, но передумал. – Прежде чем принимать решения, которые изменят жизнь нас обоих, тебе не кажется, что ты должен объяснить мне, что, чёрт побери, происходит?

В комнате воцарилось молчание, наконец, Валерка неохотно кивнул. Он пожевал губу, но так и не сказал ни слова.

– Ладно, – тихо произнёс Дэн. – Давай начнём с вопросов и ответов? – Он дождался кивка и потёр грудь ладонью. – Та тварь, что лизнула меня. Это был вампир?

– Да, – прошептал Валерка.

– Мужчина, у которого из рук бил зелёный огонь? Ты сказал, что он... колдун, верно?

– В-верно.

– А остальные? Что они такое?

Валера помешкал, прежде чем прошептать:

– Оборотни.

Боже, дай мне сил.

– А кто же ты, Валера?

Из глаз того пропало всякое выражение, он прижался затылком к стене и отвернулся, как будто пытаясь заставить себя исчезнуть.

– Выродок.

Дэн с шумом втянул в себя воздух. Он сказал это так ровно, как будто это вбивали в него годами.

– Это ничего не объясняет.

Бутерброд выпал из руки Валеры, но бутылку сока он крепко прижал к себе.

– Я оборотень, но... бракованный. У обычных три формы. Человеческая, волчья и гибрид. Я не умею превращаться в волка. Только в гибрид. Моя магия работает неправильно и не позволяет обратиться.

Дэн подумал о громадном волке, который чуть не убил его. Валера выглядел ничуть не менее опасным, но всё же совсем не походил на него.

– Но ты же изменяешься немного. Я сам видел.

Валерка закрыл глаза.

– Нормальный оборотень получает магию Ночного Народа, только чтобы перекинуться. Во мне процесс лишь начинается, магия циркулирует в теле, и это не прекращается, пока я не приму человеческий облик. Благодаря магии моя сила и скорость превосходят рефлексы любого волка. Но она также...

Валера громко сглотнул, казалось, всё его тело свело судорогой. И положение обещало стать ещё хуже. Дэну не хотелось делать Валере больно, но им нужно было разобраться с этим раз и навсегда.

– Что она делает, Валерка?

Всё ещё не открывая глаз, тот поскрёб ногтями стену.

– Она лишает страха, сожалений и мыслей о будущем. Она усиливает жажду... жажду крови, – он поднял глаза на Дэна и ещё сильнее вжался в угол, – и голод.

Какое-то время Дэн просто смотрел на это маленькое, дрожащее тело. Было ужасно видеть это и понимать, как Валера себя ненавидит.

– В понедельник вечером... они первыми напали на тебя, или это ты напал на них?

– Они прицепились ко мне, потому что я нарушил границы их стаи, не спросив разрешения у альфы, а моя человеческая форма выглядит маленькой и слабой. Поэтому они и напали.

Вот дерьмо. Он налажал ещё сильнее, чем думал.

– Поэтому люди в книжном пришли за тобой?

– Нет. Они пришли, потому что мне следовало убить всех в бильярдной, а я этого не сделал.

Дэн никак не мог понять правила, по которым жил Валера.

– Они пришли за тобой, потому что ты их пощадил?

– Они узнали, что я в Твери, потому что я не убил волков из Сияющей Луны. Они бросились на меня, потому что я Разрушитель, а их нужно уничтожать.

Это гораздо больше, чем просто ненависть. По голосу Валеры было ясно, что он считает, что это заслужил.

– Почему?

– Мы слишком сильны. Нас невозможно контролировать. Мы ставим под угрозу стаю – все стаи – и Ночной Народ, и людей.

Дэн силился понять его слова, формулировать как можно более простые вопросы, но ему начинало казаться, что с ним говорят на каком-то незнакомом языке.

– Ночной Народ?

Валерка отвёл глаза и пояснил тихим бесцветным голосом:

– Оборотней, вампиров, колдунов, провидцев. Ночной Народ, как семья, и все члены должны защищать друг друга, поэтому им пришлось прийти за мной. Я урод. Мне не следовало рождаться. Но единственное, что я умею – это выживать.

Дэн нахмурился. Он говорил так устало, и как только Валере удавалось скрывать эту усталость от него целых три месяца.

– Как давно ты с ними борешься, Валерка?

– Всю жизнь, – тихо отозвался тот, подтянув колени поближе к груди. – Я стирал с лица земли целые стаи. То же и с кланами вампиров. Я поступал так со всеми, кто приходил за мной.

Даже после того, что он сегодня видел, Дэн не мог думать о Валере, как об убийце. Перед глазами тут же проносились совсем другие картины: вот они сидят ночью на улице и любуются звёздами, вот смеются и играют в пул.

– Ты когда-нибудь убивал людей?

– Нет. – И прежде чем Дэн успел решить, должно ли это его успокоить, добавил: – Но однажды чуть не убил.

А хочет ли он это знать? Но, похоже, Дэн уже не мог остановиться.

– Расскажешь?

Валерка пожал плечами.

– Мой приёмный... – слово как будто застряло у него в горле, – отец избивал меня. Мне нравилась его жена – она всегда была добра ко мне – поэтому я пытался сдерживаться. Но он бил и бил, и бил. Я не смог... не смог удержать себя в руках и обратился, а потом...

– Потом? – прошептал Дэн.

Валера обвёл пальцем рисунок на бутылке с соком.

– Я сломал ему пальцы, раздробил кисти, переломал все кости в руках и ногах. Я как раз добрался до его рёбер, когда понял, что кричит уже не только он. Та женщина стояла рядом и просила меня остановиться. Я увидел своё отражение в её глазах и, наконец, понял, что я такое, хотя ещё и не знал, как это называется. – Слёзы текли по его лицу, а во взгляде застыло умоляющее выражение, когда он повернулся к Дэну. – Я не хотел делать из него калеку. Я просто хотел, чтобы он перестал бить меня...

Боже, он же, как ребёнок.

– Сколько лет тебе было?

Валерка яростно дёрнул себя за волосы рукой, которой до этого прижимал к себе бутылку.

– Девять.

У Дэна перехватило дыхание. Девять лет. И он чуть не забил до смерти взрослого мужчину.

Пальцы руки, которой Валерка вцепился в свои волосы, побелели.

– Урод. Монстр. Выродок!

И внезапно всё стало неважно. Волки, кровь, смерть. Дэн видел лишь Валеру, и тому было больно.

Он в мгновение ока оказался рядом и прижал его к себе. Накрыв рукой ладонь Валеры, он как можно аккуратнее выпутал её из волос.

– Я с тобой.

– Прости! – заплакал тот, пытаясь вывернуться из его рук. Сок из бутылки забрызгал одежду Дэна красным. Валерка опустил на него глаза и стал вырываться ещё яростнее. – Прости.

Прижав его ещё крепче, Дэн зашептал ему на ухо:

– Тише, тише...

Валера замер, а потом обнял его за шею.

– Я уеду. Я смогу. Я же одиночка, так будет правильно.

Дэн прикрыл глаза, понимая, Валера по-своему старается успокоить его. Заверить, что он, Дэн, больше никогда не увидит монстра из книжного магазина.

– Тогда у нас проблема, Валера. – Он погладил его по голой спине. – По-моему, я не хочу, чтобы ты уезжал.

– Хочешь, я знаю. – Пальцы Валеры смяли его рубашку. – Я чувствую твой страх, даже сейчас.

– Да, но попробуй поставить себя на моё место. Несколько часов назад я даже не верил, что оборотни существуют. Мне нужно время. Ты можешь дать его мне?

– Я не просто оборотень, – прошептал тот. – Я Разрушитель. Я несу смерть и мучения.

Дэн понимал, что он не шутит, но, когда дело касалось Валеры, вся его рассудительность куда-то испарялась. Ни один рассудительный мужчина не пригласил бы незнакомца переехать к себе после всего одной проведённой вместе ночи.

– За эти три месяца ты не принёс мне ни мучений, ни смерти. До этой недели ты приносил в мою жизнь только свет.

У Валеры перехватило дыхание.

– Свет?

– Да, свет. Та часть тебя, которую я увидел вчера... ты ли это? Или просто другой человек внутри тебя?

Валерка замер, но не стал пытаться отстраниться.

– Это я, Дэн. Только как будто очищенный, сильный. Я беру то, что хочу, и меня не волнуют последствия. Именно это и делает меня опасным.

Это не могло быть правдой. Разве может мужчина, которого он сейчас обнимает, быть менее чистым, чем тот, кто устроил бойню в книжном магазине?

– Ты когда-нибудь, – он замолчал, пытаясь вспомнить слово, – перекидывался в Камышине?

Валерка покачал головой, не отнимая носа от шеи Дэна.

– Хорошо. Тогда, может быть, вернёмся в Волгоградскую область, чтобы возродить свет. Хочешь попробовать?

Валера не отвечал. Секунды переходили в минуты. Дэн старался быть терпеливым, гладя дрожащее тело. «Пожалуйста, – попросил он. – Пожалуйста, Господи, верни мне мою жизнь».

– Да, – прошептал Валера куда-то ему за ухо.

– Вот и хорошо, – отозвался Дэн, хотя задумался, как он вообще будет притворяться, что Валера нормальный. – Хорошо...

Дэн хмуро уставился на экран телевизора – единственный источник света в комнате. Десятичасовые новости совсем не прояснили ситуации.

– Дэн?

Он повернулся на диване и увидел Валеру – тот сидел на постели в одних лишь трусах, прижимая к груди подушку.

– Извини, я тебя разбудил?

Взгляд Валеры скользнул по экрану и вернулся к Дэну.

– Что ты смотришь?

– Новости. – Он снова повернулся к телевизору. – Тут как раз репортаж о происшествии в книжном магазине, но сказали только, что неизвестные перевернули всё вверх дном. И глянь... – Он ткнул пальцем на запись камер слежения. – Все камеры в магазине вышли из строя. Один снег.

– Да, магия Ночного Народа действует на механизмы именно так. – Валерка посмотрел на свою подушку, как будто удивился, что прижимает её к себе, и отложил в сторону. – Стоило колдуну выгнать людей из магазина, и всё оборудование стало бесполезным. Обращение в волка и обратно имеет тот же эффект, и длится всё это несколько часов минимум.

Абсолютно иной мир. Дэн выключил звук и снова повернулся к Валере.

– Почему бы тебе не пересесть сюда?

Тот замер в нерешительности, сев на пятки, положив ладони на матрас и сгорбившись.

Дэну совсем не хотелось думать о том, как сильно он сейчас походил на нашкодившего щенка, который ждёт наказания.

– Пожалуйста, Валера.

По его телу пробежал озноб, но он подполз к ногам кровати и слез на пол. Протопал к дивану, застыл на мгновение и присел на подушку на расстоянии руки от Дэна.

Дэн наклонился к нему и усадил к себе на колени.

– Так лучше?

Валерка нахмурился.

– Ты всё ещё боишься меня.

Это было нелегко – когда все твои страхи для кого-то, как открытая книга, но он скользнул ладонями по бёдрам Валеры.

– Да, пожалуй.

– Но. – Тот склонил голову набок, – ты всё равно хочешь, чтобы я был поближе?

Знакомая робость действовала на него так же, как и всегда, и ему почти не нужно было прикладывать усилия, чтобы не убирать ладони с ног любовника.

– Да, пожалуй.

Валерка погладил его по обнажённой груди, плечам.

– Дэн, – прошептал он, потянувшись к нему.

Дэн инстинктивно отшатнулся.

Валерка замер и отвёл глаза.

– Чёрт, Валерка. Я не хотел...

– Всё нормально. Я понимаю.

– Нет, не нормально. – Он скользнул рукой по затылку Валеры и, притянув его к себе, поцеловал в щёку. – Прости. – Когда он отстранился, лицо Валеры смягчилось, но он не смог скрыть боль в глазах.

Дэн пригладил его волосы, вдруг осознав, что Валерка, видимо, испытывал её всю свою жизнь.

– Ты никогда не говорил мне, что жил в приёмной семье.

Тот покачал головой.

– Не «в семье». Во множестве приёмных семей. Слишком много драк, слишком много вещей, которые я не мог объяснить, слишком много проблем. Когда мне было тринадцать, меня засунули в интернат для детей с отклонениями. Школа для сложных подростков имени Русика. Там я и получил свою фамилию.

– Боже, – прошептал Дэн. – Тебе, наверное, было тяжело.

– Не так тяжело, как всё остальное, пожалуй. Иногда меня пичкали лекарствами, иногда нет, это зависело от врача, который тогда отвечал за интернат. Но время, проведённое там, научило меня скрывать свою сущность и помогло выжить, когда пришлось защищаться всерьёз.

– Всерьёз?

– Когда мне исполнилось восемнадцать, они удалили моё досье и выгнали. Тогда я ещё не знал, кто я, поэтому для Ночного Народа оставался просто потерянным щенком. Лёгкой добычей. Они считали меня лёгкой добычей.

Судя по тому что произошло в книжном, Валера без труда мог постоять за себя, но восемнадцатилетние мальчишки должны думать о гоночных машинах и свиданиях, а не размышлять на темы жизни и смерти.

– Без обид, Валерка, но этот ваш мир просто отстой.

Валера горько улыбнулся.

– Всё не так. Многие оборотни очень любящие. Они заботятся друг о друге. Учат, защищают. Благополучие стаи – самое важное для каждого её члена. Поэтому Разрушителей нужно уничтожать.

Всю его жизнь люди пытались убить Валеру, но он не ненавидел их. Совсем. Как так можно?

– Я не понимаю. Не понимаю, за что тебя нужно уничтожить?

Валера настороженно протянул руку и обвёл подушечками губы Дэна.

– Ты же не из Ночного Народа.

Перехватив его запястье, Дэн разжал пальцы и поцеловал Валеру в ладонь. От удивления, читавшегося в глазах, когда тот поднял голову, у Дэна заныло в груди.

Он не мог представить себе, каково это – быть парией во всех существующих мирах. Не мог представить, каково это – не знать нежности, понимания или любви.

– Мы можем не говорить об этом, если не хочешь. Наверное, тебе нелегко.

Он снова улыбнулся, немного теплее.

– Я никогда ни с кем это не обсуждал. Это приятно.

Взгляд Дэна опустился на его грудь, на безупречно гладкую кожу.

– На тебе всё довольно быстро заживает, да?

– У Разрушителей раны затягиваются гораздо быстрее, чем у других представителей Ночного Народа. Особенно, если перекинуться. Магия ускоряет процесс.

– Почему же шрам с того понедельника так долго заживал?

Валерка вздрогнул и отпрянул.

– Я... – Он поднял руку и прижал большой палец к груди. – Когда я думал, что ты можешь увидеть меня без рубашки, я резал себя ногтем, чтобы ты считал меня человеком.

– Валерка! – Дэн откинул голову на спинку дивана и уставился в потолок, не в силах посмотреть на него.

Тот наклонился к нему, настороженно положив ладони на его грудь.

– Ты расстроен?

– Я чертовски зол!

Валера привстал и заглянул ему в лицо.

– Прости, что сделал тебе больно.

Дэн вскочил на ноги, так что Валерка слетел с его колен.

– Простить, что ты сделал мне больно? Мне? А как насчёт тебя, Валерка?

Тот опустил глаза, словно сдулся:

– Я... я просто хотел быть с тобой.

Дэн снова задумался, чего тот так боится, и решил, что грех не воспользоваться такой возможностью.

– Ты должен мне кое-что пообещать.

Валера настороженно поднял глаза.

Дэн обхватил его голову ладонями.

– Никогда больше. Ты никогда, никогда больше не будешь причинять себе боль. Понял?

– Нет, – тихо отозвался тот. – Может, объяснишь?

Чёрт! Этот день сведёт его с ума. Он злился, что у Валеры было от него столько секретов, злился, что тот считал нормальным калечить себя.

– Может, ты сумеешь пообещать это, просто потому что я прошу?

В синих глазах застыло потерянное выражение, и Дэн задумался, сколько же всего за ним кроется.

– Обещаю, Дэн.

Он опустил руки.

– Спасибо.

– Я должен кое-что тебе сказать.

Дэн сразу понял, что не хочет этого слышать.

– Что?

– Три способа убить кого-нибудь из Ночного Народа.

Всё оказалось даже хуже, чем он себе представлял.

– Ч-что?

Валера провёл пальцем по своему горлу.

– Отрубить голову. – Скользнул ладонью по груди. – Вырвать сердце.

– Хватит, Валера.

Тихий, настойчивый голос продолжил:

– И ещё серебро, Дэн. Серебро в голову или в сердце убьёт нас моментально, но серебро в любую другую часть тела для нас яд.

К горлу подступала тошнота, Дэн стиснул кулаки и попытался собраться.

– Зачем ты мне это рассказываешь?

Валера поднял руку и нежно провёл пальцами по лицу Дэна.

– Потому что хочу, чтобы ты тоже кое-что мне пообещал.

Спокойный. Пугающий. Вот и ещё одна сторона мужчины, которого, он думал, что знает.

– И что же?

– Если тебе когда-нибудь покажется, что я могу напасть на тебя, я хочу, чтобы ты меня убил.

Убил его? Убил Валеру?

– Я не могу этого пообещать.

– Ты же заставил меня дать тебе обещание.

– Это не одно и то же.

– Дэн. – Валерка запустил пальцы в его волосы. – Пожалуйста.

– Нет!

Губы Валеры мазнули по щеке.

– Я только что пообещал тебе, что никогда не стану причинять себе боль. А если я сделаю что-нибудь ужасное с тобой, кто избавит меня от мучений?

О Боже. Никогда ещё он не слышал настолько извращённой логики; его голос сорвался:

– Я не могу.

Спокойствие Валеры дало трещину.

– Хорошо, хорошо. – Он выпрямился, скользнув ладонями по груди Дэна. – Прости.

Но Валерка не понимал, чем расстроил его. Это было видно по его лицу. Дрожа, Дэн пытался сдержать клубок эмоций в груди. Что, чёрт возьми, делать дальше? Валера был так не похож на то, с чем Дэну доводилось сталкиваться раньше. Как он мог не заметить этого с самого начала?

– Хочешь, чтобы я ушёл, Дэн?

Он заставил себя успокоиться. В конце концов, это же Валера, и поэтому надо дать шанс им обоим.

– Нет.

– Ты можешь хотя бы пообещать, что скажешь мне, когда захочешь?

Когда. Не если. Неужели Валера совсем ему не верит? Дэн покачал головой, но сдался под внимательным взглядом.

– Хорошо, обещаю.

Валерка соскользнул с его колен и встал, взяв за руки и заставив тоже подняться.

– Пойдём в постель?

Дэн вздохнул, схватил пульт, выключил телевизор и, приобняв Валеру за плечи, повёл в спальню. Дэн лёг первым; Валерка забрался на кровать вслед за ним и свернулся у него под боком.

– Встретишь меня завтра после лекции?

Его лекция.

– Всё равно собираешься идти на неё?

Валерка кивнул.

– Математика... очень логична. И последовательна. Два плюс два всегда четыре, и это успокаивает.

Приятно знать, что даже Ночному Народу иногда нужна логика.

– Конечно, встретимся в студенческом центре.

– Сыграешь со мной в пул?

Неужели его устраивает эта безумная ситуация? Или Валерка просто притворяется ради него?

– Хорошо.

Валера прижался ещё теснее и поцеловал его в грудь, прямо над сердцем.

Может быть, на самом деле всё просто – надо привыкать постепенно. Встретить Валеру после лекции. Сыграть с ним в бильярд. Позволить солнцу разогнать холод.

Может быть.

Дэн потёр глаза и щёлкнул по очередной веб-странице. Он шарил по интернету с самого утра, когда Валерка ушёл на лекцию, и только теперь картинка, наконец, начинала прорисовываться. Информация, сквозь которую пришлось продираться, оказалась вовсе не такой полезной, как он надеялся поначалу.

Запрос «разрушитель», например, выдал какой-то научно-фантастический фильм, снятый в девяносто седьмом, и несколько сотен ссылок на ролевые игры. Дэн содрогнулся, вспомнив, что выдал гугл, когда он напечатал в строке поиска слово «оборотень».

За спиной скрипнула дверь, и он крутанулся на стуле.

– О, чёрт.

В проёме стоял Валера и смотрел на него огромными синими глазами.

– Ты не пришёл.

Дэн уже готов был на всё, лишь бы стереть это расстроенное выражение с его лица.

– Да, знаю. Я просто... потерял счёт времени.

Портфель выскользнул из пальцев Валеры и шлёпнулся на ковёр. В тишине гостиничного номера звук показался оглушающим.

– Я прождал почти час, а ты не пришёл.

Час? О, он такой козёл!

– Прости, Валера.

Он обвёл взглядом комнату, словно в поисках оправдания своей забывчивости, а потом снова посмотрел на любовника.

– Что делаешь? Это что-то важное?

– Просто кое-что ищу. – Дэн поморщился. Чёрт, прозвучало как-то не очень.

– Ищешь? – Валера подошёл к нему; он не выглядел рассерженным, только обиженным и каким-то растерянным. – Волчьи стаи? – спросил он, заглядывая Дэну через плечо.

– Ну да, – ответил он, чувствуя себя так, словно его застали за чем-то непотребным. – Я хотел побольше узнать о тебе, а на сайтах об оборотнях выкладывается слишком противоречивая информация. Поэтому я решил остановиться на волках.

– Вот как? – тихо спросит Валерка, поймав его взгляд. – Ты хотел больше узнать обо мне?

Дэн провёл костяшками пальцев по его щеке.

– Я думал о тебе весь день, Валера. Мне не хотелось донимать тебя вопросами, когда пойду тебя встречать. – Он попытался придумать что-нибудь лучше «Я потерял счёт времени», но, в конце концов, лишь ещё раз повторил: – Прости.

Взгляд Валеры уже не был таким безнадёжным.

– Можешь спрашивать меня о чём угодно, Дэн. – Он склонился над столом и посмотрел на экран. – Спроси о чём-нибудь сейчас.

Валерка явно оживился, и хотя мозг Дэна, казалось, атрофировался, он повернулся и уставился на свой лэптоп.

– Я читал об иерархии в стаях.

Оживление мгновенно испарилось.

– О!

Дэн поднял глаза.

– Неприятная тема?

– Нет, давай спрашивай.

Неужели им теперь всегда будет так неловко друг с другом? Он помедлил, но всё равно сказал:

– Я понимаю, что альфы ведут, а беты следуют за ними, но никак не могу понять, куда отнести тебя. Ну то есть... вчера, хотя ты дрался с целой толпой, ты всё равно оказался сильнее, но со мной ты всегда робок. Почти... безропотен.

Валерка выпрямился, обхватив себя руками.

– Формально у меня нет никакого положения в стае. Я одиночка.

Твою мать. Он и так знал это. Те твари в книжном говорили то же самое и смеялись.

Валера почти с... тоской смотрел на фотографии на экране.

– Но если бы я принадлежал к стае, то был бы омегой. – Он показал на последнюю картинку. – Вот как он.

На снимке двое волков наступали на третьего. Это совсем не походило на игру. Но и на фото боёв с других сайтов тоже.

– Почему они делают это?

– Потому что он другой. На снимке этого не видно, но волки... они знают. Поэтому он вынужден питаться объедками и держаться в стороне.

Посмотрев на него, Дэн вдруг понял, что Валере наверняка прекрасно знакомо, что испытывал этот волк.

– Почему он просто не уйдёт?

Валерка поднял руку и погладил картинки: волки играют, волки ласкаются друг к другу.

– Потому что они его семья. Он не знает, как жить без них.

Новый мир бесил всё сильнее.

– Но ведь любой волк может бросить вызов альфе, так? Этот не выглядит слабым. Почему он этого не сделает?

– Не имеет смысла. Даже если он найдёт силы и смелость, чтобы победить, другие никогда не последуют за ним. Они нападут на него, и ему придётся либо стереть с лица земли всю стаю, либо умереть.

Дэн взял его за руку, заставив оторваться от экрана.

– Ты когда-нибудь жил в стае?

Валера расправил плечи, но уставился в пол.

– Я родился в одной из них, но меня бросили вскоре после рождения. Поэтому я и оказался в приёмной семье. Я так и не нашёл, из какой я стаи. Вполне возможно, что и её я тоже давно уничтожил.

Чем больше Дэн узнавал о жизни Валеры, тем больше его мучил вопрос, а был ли тот когда-нибудь счастлив. Он стал притягивать Валеру к себе, но тот отстранился и тряхнул головой, словно хотел стряхнуть свои чувства.

– Пожалуй, мне повезло. Многих разрушителей убивали, как только их природа давала себя знать. Может, они думали, что избавились от меня, когда бросили одного? Хотя... если сделать всё как следует, мы превращаемся в прах. – Он поднял глаза. – Может, им не хватило времени? Они вышвырнули меня на помойку, потому что им было стыдно, что другие узнают, что я из их стаи?

Дэн поражённо молчал – он просто не знал, что на такое можно сказать.

Подойдя к стене, Валерка провёл ладонью по гладкой поверхности и заговорил ещё быстрее, эмоции будто оставили его:

– Когда мне было девятнадцать, стая в Таллинне разрешила мне пожить рядом с ними. Они знали, что я омега, конечно. Тем более что при них я никогда не перекидывался. Со мной не слишком хорошо обращались, но мне так хотелось иметь семью. Я несколько месяцев позволял им делать со мной всё, что хочется, а потом мне в голову пришла «замечательная» идея бросить вызов альфе. Я думал, что если выиграю, меня станут уважать, неважно, разрушитель я или нет.

Дэн попытался представить себе, как маленький девятнадцатилетний мальчик пытается бороться за крохи собственного достоинства.

– И что произошло?

– А как по-твоему, Дэн? Я же здесь? Значит, победил.

Они были из разных миров, и каждый раз когда он пытался перекинуть мост через пропасть, Валерка ещё сильнее отдалялся. Вздохнув, Дэн посмотрел, как тот поворачивается и тяжело прислоняется к стене.

– Ты ведь не просто так забыл про меня, – сказал тот, скрестив руки на груди.

Дэн нахмурился.

– Да, я немного увлёкся...

– Дело не в этом.

Не понимая, к чему тот клонит, Дэн захлопнул лэптоп.

– И почему же, по-твоему, я не пришёл, Валера?

– Я больше тебе не нужен.

Должно быть, Валера успел всё обдумать, пока ждал его в учебном центре. Его голос звучал решительно, словно он уже со всем смирился.

– Это неправда.

– После того, что вчера случилось, ты ни разу не поцеловал меня в губы. – Он повернул голову, в глазах застыло безжизненное выражение. – Ты даже не надел сегодня рубашку. Может, и подсознательно, но ты и не собирался встречать меня.

Дэн попытался сдержаться, понимая, что Валерка привык ждать от всех самого худшего.

– Думаешь, ты так хорошо меня знаешь? Так хорошо, что мне не нужно напоминать тебе, что когда я встаю, то надеваю только штаны, а об остальном забываю до самого выхода? – Он поднялся со стула и встал перед Валерой, возвышаясь над ним. – Я думал, тебе это нравится. Ты всегда так пристально разглядываешь моё тело, когда выпадает возможность.

На лице у того отразилось беспокойство, и он попытался отодвинуться.

Дэн схватил его за руки, переплетя пальцы, и прижал их к стене над головой Валеры.

– Одна ошибка, и ты уже думаешь, что всё кончено, и я больше не хочу тебя? – Прочитав в синих глазах ответ, Дэн выругался. Нужно всё исправить, пока не поздно.

Не отпуская рук Валеры, он наклонился.

– Как тогда ты объяснишь это?

Несмотря на злость и нетерпение, Дэн старался быть нежным. Мягко прикоснуться к губам Валеры, осторожно усилить давление. Как в их первую ночь вместе, когда он думал, что всё исчезнет, как пшик, стоит ему сделать резкое движение. Тогда он не дал этому случиться, и чёрта с два позволит сейчас. Нужно действовать осторожно, не спеша.

Кончиком языка он приоткрыл губы Валеры, и в награду получил довольный вздох. Гнев и отчаяние смыло волной облегчения. Забывшись, он опустился на колени.

Поначалу он не заметил, что Валерка пытается высвободить руки, но тот вдруг рванулся сильнее, и Дэн неохотно поднял голову.

– Что-то не так?

– Я хочу обнять тебя.

От этого полузадушенного шёпота Дэну захотелось опять поцеловать Валеру.

Он посмотрел на их всё ещё переплетённые пальцы.

– Я не понимаю. Мне же всё равно не хватило бы сил, чтобы удержать тебя против воли.

Валера снова попытался вывернуться, но Дэн прижал его руки обратно.

– Дэн? Почему ты не хочешь отпустить меня?

– А почему ты позволяешь мне так тебя держать? – Он заглянул в полные тревоги синие глаза, но не смог прочесть их выражение. – Ты же намного сильнее меня. Я видел вчера.

На этот раз Валера дёрнулся уже всерьёз, но замер и опустил голову, когда ему не удалось вырваться. Такой покорный.

– В человеческой форме у меня нет волчьей силы.

Мысль о том, что Валера, которого он знал – Валеру, которого сейчас удерживал – был тем же, кто вчера с лёгкостью прижимал его к полу, начала ускользать. Однако Дэну не хотелось, чтобы это произошло. Ему нужно было знать правду. Это был единственный способ увидеть настоящего Валеру.

– Покажи мне.

Тот вскинул голову.

– Что?

– Покажи другого себя. Сильного.

Лицо Валеры побледнело.

– Я н-не м-могу. Ты не п-понимаешь, о чём просишь.

– Я прошу тебя превратиться в Разрушителя.

– Нет! – выкрикнул Валерка. – Я сделаю тебе больно! Я не смогу остановиться, потому что я чудовище.

Дэн стиснул его руки – чтобы успокоить, а не напугать.

– В том-то и дело, Валера. Я не уверен, что это правда.

Тот начал бороться всерьёз, брыкаясь, снова и снова пытаясь вывернуться.

– Ты не из Ночного Народа! Я Разрушитель, ты просто не понимаешь!

– Ты прав. – Дэн навалился на него всей тяжестью, чтобы не дать освободиться. – Я всего лишь человек. Но может, тебе нужен кто-то со стороны, чтобы увидеть, кто ты на самом деле, потому что мне кажется, что сам себя ты не видишь.

– Я знаю, кто я есть!

Дэн покачал головой.

– Ты знаешь только то, что говорят о тебе другие. Они считают тебя бешеной собакой, неспособной мыслить, когда ты перекидываешься, и думают, что тебя надо усыпить. Тебе так часто это повторяли, что ты поверил.

– Потому что это так, – выдавил Валера.

– В самом деле? – Дэн чуть расслабился, давая тому вздохнуть. – Ты сказал, что понял, кто ты есть, увидев себя в глазах той женщины. Но тебе было всего девять лет, а её ублюдок-муженёк тебя избивал. Если бы кто-нибудь так обращался со мной, я бы точно воспользовался любой данной мне силой, чтобы защититься, и вполне мог не остановиться на переломанных костях. Но ты же остановился, Валера. Ты вообще это понимаешь?

Тот свирепо уставился на него. Рассерженный. Возмущённый. Он явно совсем не слушал.

Дэн решил попробовать по-другому:

– Я не собираюсь отрицать, что вчера ты до ужаса напугал меня и что до сих пор пугаешь, но ты говорил мне, что Разрушитель берёт то, что хочет, не заботясь о последствиях. Это не может быть правдой, потому что ты остановился, когда я попросил тебя. – Он прикоснулся губами к уху Валеры, повторив: – Ты остановился.

– Ты ни черта не понимаешь.

От бессилия хотелось кричать, но Дэн заставил себя говорить спокойно:

– Да, не понимаю. Для меня всё это просто теория. – Он поднял голову. – Поэтому мне и нужен ты. Ты должен помочь мне доказать свою правоту... или неправоту. Мне нужно знать это, чтобы двигаться дальше.

Лицо Валеры застыло, когда он посмотрел Дэну прямо в глаза, на нём читалась горечь. Молчание затягивалось, казалось, что прошли не секунды, а часы.

А потом Дэн увидел это.

Чернота зрачков растеклась по радужке – цвета глаз стало не различить – и вскоре затянула белки. Валера оскалился, и его зубы прямо на глазах удлинились, заострились. Его плечи стали расти вширь, натягивая ткань пиджака, и хотя изменения были почти неуловимы, всё его тело теперь словно дышало силой. Дэн почувствовал, как пальцы Валеры становятся длиннее, шершавее, и, подняв глаза, увидел, что его ногти потемнели, превратившись в смертоносные когти.

Кисти Валеры скользнули в стороны. Дэн попытался помешать ему, так что мышцы вздулись от напряжения, но тот как ни в чём ни бывало продолжил раздвигать руки. Разорвав хватку Дэна, он одним молниеносным движением сдавил его запястья.

Рванувшись вперёд и впившись пальцами в его предплечья, Валерка развернулся, пригвоздил Дэна к той же стене и зарычал, разглядывая его обсидианово-чёрными глазами.

– Нравится то, что ты видишь, Дэн? Я всё ещё похож на милого и непонятого щеночка?

Мышцы рук горели от напряжения, пока он старался высвободиться, но попытки оказались бесполезны. Дэн был в ловушке, и теперь станет ясно, прав он или... нет.

Валера резко дёрнул головой влево, его взгляд остановился на бицепсе Дэна. Он подался вперёд, и на губах его появилась хищная улыбка.

– Крепкие мускулы. Мне нравится, когда они так натягиваются, но мне не хватало смелости попросить тебя поиграть ими для меня. – Словно чтобы доказать, что теперь его ничто не пугает и что ему не нужно ничьё разрешение, Валера провёл языком по вздувшейся вене на его предплечье.

У Дэна перехватило дыхание, но он попытался взять себя в руки. Надо верить в Валеру.

Тот выпрямился и посмотрел на его грудь, живот, бёдра.

– Ты красивый, Дэн.

Не дождавшись ответа, Валерка привстал на цыпочки, губы растянулись в какой-то волчьей ухмылке.

– Ты не собираешься спросить меня, правда ли я так думаю?

– П-правда?.. – настороженно повторил Дэн.

– Да, ты такой большой, – сказал Валерка, опустившись на пятки и лизнув его грудь. – Крепкий и твёрдый. Каждый мускул идеальной формы, каждый волосок на своём месте. – Он скользнул языком по старому шраму на рёбрах Дэна, полученному ещё в колледже во время игры в футбол. – Даже твои шрамы чертовски возбуждают. Ну какой мужчина или волк сумел бы удержаться? Просто настоящее пиршество для глаз.

Валера никогда не говорил ему подобного, от слов по телу растекалось странное тепло. Хотя сравнение с пиршеством несколько напрягало. Он снова попытался вырваться, но Валерка даже не обратил на это внимания.

– Пусти.

Тот медленно поднял голову и с улыбкой клацнул перед его лицом зубами.

Дэн вздрогнул. Контролировать страх уже не получалось.

– Валер, хватит.

Тот тихо, хрипло усмехнулся:

– Ты правда веришь, что я послушаюсь?

– Пожалуйста.

Валерка уткнулся носом в его грудь.

– Нет.

– В п-прошлый раз ты остановился.

Тот поднял глаза – его лицо потемнело.

– Это было вчера. А сейчас наше положение изменилось, ты не отпускал меня, пока не добился того, чего хотел. Ну что ж, Разрушитель здесь, Дэн, теперь я не отпущу тебя, пока не заполучу то, чего хочу я.

Он совершил ошибку. В магазине Валера просто пытался защитить их обоих. А сейчас Дэн сам вывел его из себя.

– И чего ты хочешь?

Волчья ухмылка вернулась.

– Тебя.

Он о сексе или об обеде?

Тот зажмурился и глубоко вздохнул.

– Ты боишься, Дэн. – Открыв глаза, Валера лизнул его сосок. – Люди всегда говорят, что страх неприятно пахнет. «Зловоние страха». Но они неправы. У страха такой сладкий аромат. – Он обвёл сосок языком, прихватив его острыми, как бритва зубами. – Думаю, именно поэтому вампирам нравится пугать людей перед едой. От страха в кровь выбрасывается адреналин, а для Ночного Народа он, как эспрессо. Это просто изумительно.

Валерка перешёл к другому соску, всё ещё прижимая предплечья Дэна к стене.

– С самого происшествия в магазине твой страх взывал ко мне. Волк видел в тебе добычу, но я хотел уберечь тебя от этого. А теперь ты сам берёшь и будишь мою истинную натуру. Должен тебя поблагодарить.

Острые зубы вонзились в кожу рядом с соском, и Дэн вскрикнул:

– Валера!

Тот слизнул кровь с места укуса.

Дэна затопила паника. Что он натворил? Что Валера только что сделал?

Тот с интересом посмотрел на него.

– Многовато страха для такого маленького укуса. Ты в ужасе. Отчего?

Дэн опустил глаза на свою грудь, на несколько тонких струек крови.

– Боже, Валера. Ты... теперь я превращусь в...

Запачканные кровью губы растянулись в улыбке.

– Оборотня?

Дэн смог лишь кивнуть.

– А это так плохо?

Несмотря на то, что он пытался убедить Валеру, что он не монстр, мысль о том, чтобы стать чем-то подобным, была отвратительна.

– Ответь.

Голос Валеры стал резче:

– Ты слишком много смотришь телевизор. Оборотнями не становятся, ими рождаются.

Дэна затрясло, и он попытался хотя бы немного успокоиться.

Взгляд чёрных глаз остановился на его лице, Валерка опустил голову и слизнул остатки крови с его груди.

– Ну и что ты думаешь о своём Разрушителе? Теперь, когда у нас было немного времени, чтобы познакомиться... поближе.

Дэн с трудом сглотнул.

– Я н-не знаю, что думать.

Это казалось невозможным, но глаза Валеры стали ещё темнее.

– Дэн... – Он опустил голову. – Дэн честный. Сейчас. И до этого. Так что...

Дэн в растерянности уставился на каштановую макушку.

– Валер? – Когтистые пальцы на его предплечьях чуть разжались, и Дэн попытался ускользнуть.

Валера словно пришёл в себя, коротко рыкнул и снова стиснул его руки.

Дэн замер на месте.

– Хорошо, – прошептал он. – Всё хорошо.

Пальцы опять чуть разжались, скользнули вверх, обхватили его бицепсы, и Валера провёл когтями по голой коже плеч, остановившись на трапециевидных мышцах.

Глаза Дэна расширились, когда Валерка приподнялся на носки и заглянул ему в лицо.

– Большой Дэн, – тихо прорычал он, прихватил его нижнюю губу зубами и потянул – дразня и пугая, – прежде чем продолжить: – Я отпустил твои руки. Ты должен обнять меня.

От бешеной смеси страха и возбуждения стало трудно дышать, но он подчинился.

Валера провёл языком по его губами, слегка прикусил подбородок.

– Крепче.

Дэн сжал руки.

Острые зубы сдавили мочку его уха.

– Крепче.

Дэн помедлил, а потом стиснул руки с такой силой, что у любого человека точно затрещали бы рёбра.

Валерка откинул голову.

– Ммм... Сильный Дэн. – Длинные пальцы нырнули в его волосы, рот накрыл его губы, показывая, что такое настоящая сила. Хищник, лидер. Когда Разрушитель раздвинул его губы и начал сосать язык с такой жадностью, что ощущение граничило с болью, из горла Дэна вырвалось рычание.

Но это всё же была не боль, и Дэн застонал, чувствуя, как возбуждение сливается со страхом, почти стирая его.

Заведя руки за спину, Валера обхватил запястья Дэна, очень медленно развёл его руки и снова скользнул вниз по его телу, опустившись на пятки. Он на мгновение прижался к его груди губами, а потом сделал шаг назад. Хмуро оглядев себя, он потянулся к воротнику своей рубашки и распорол её когтем до середины груди. Сорвав с себя пиджак, он покромсал галстук на лоскутки. Лицо его исказилось от нетерпения, он недовольно зарычал, движения стали ещё более нервными.

Острые когти так близко от него...

– Валерка. Не забудь о том, что пообещал.

Тот вскинулся, склонил голову набок, снова зарычал, но остановился.

– Одежда... неудобная... волк...

Дэн кивнул.

– П-понятно. – Дрожащими руками он стал стаскивать с того остатки костюма.

Опустившись на колени, он снял с Валеры туфли, расстегнул пряжку пояса и потянул молнию на брюках. Осторожно спустив с него штаны, он помог Валере избавиться от них. – Так лучше?

Лицо Валеры немного разгладилось, он наклонился и потёрся носом о щёку Дэна.

– Милый Дэн.

Дэн долгое мгновение смотрел в чернильно-чёрные глаза, не зная, что делать в этой безумной ситуации.

– Всегда пожалуйста, Валера, – наконец, ответил он, вставая на ноги.

Пара грубых рук схватила его за плечи и толкнула обратно на колени.

– Дэн не может уйти, – рыкнул Валерка, его грудная клетка заходила ходуном.

Удивившись такой внезапной смене настроения, Дэн снова попытался подняться, но понял, что не может.

Острые когти вонзились в его кожу.

– Сидеть!

Дэн испуганно посмотрел на Валеру. Несколько секунд назад он был почти нежен, а теперь, казалось, готов убить любого. Что-то вывело его из себя, но что?

Громко сглотнув, он заставил себя сосредоточиться. Сейчас решимость Валеры почти граничила с жестокостью, но в нём чувствовалось ещё и какое-то отчаяние. Тоска, которая снедала его весь день. Может... может, он просто боится остаться один?

– Я никуда не ухожу. Я просто пытаюсь встать.

Валера наклонился к нему, на его лице застыло какое-то дикое выражение.

– Я хочу тебя, и я возьму что хочу.

– Кого ты пытаешься убедить, Валера? – Сердце бешено стучало, но он пытался не обращать внимания на страх. – Меня? Или себя?

Чёрные глаза сощурились, Валера оскалил зубы. Не слишком нежничая, он обхватил голову Дэна и толкнул вниз.

Стиснув зубы, Дэн инстинктивно попытался удержаться, но безуспешно. Уже через полсекунды он стоял на четвереньках – тело дрожало от напряжения – и смотрел прямо на возбуждённый член Валеры перед собой. Как и весь он, его член изменился мало, но достаточно, чтобы казаться большим и каким-то... незнакомым.

– Сейчас.

Воспоминания о книжном – кровь, крики – нахлынули без предупреждения.

«Нет, – сказал он себе. – Валера никогда не...»

Трудно думать, трудно даже просто закончить мысль до конца. Пульс стучал где-то в ушах. Сердце грохотало, угрожая проломить грудную клетку. В голове зашумело, в глазах потемнело. А потом...

Ясность. Словно в мозгу зажёгся маяк.

Всё упиралось в выбор: сопротивляться или подчиниться – и когда всё закончится, Дэн не хотел, чтобы Валера возненавидел себя ещё сильнее. Если всё дело в одиночестве, то нужно просто заштопать дыру.

Приняв решение, он потянулся вперёд и взял твёрдый горячий ствол в рот.

Даже его вкус изменился. Стал насыщеннее. Ярче.

Дэн скользнул ладонями по лодыжкам Валеры, вверх по икрам, бёдрам, а потом сжал ягодицы. Он ласкал член губами, вылизывая необрезанную головку.

Валерка зарылся когтистыми руками в волосы Дэна и дёрнул его на себя, заставив заглотить член целиком.

– Ещё. Сильнее. – Пользуясь собственной силой, он показал Дэну, как больше нравится Валере-Разрушителю.

Дэн покорно послушался. Валерка рывками толкался ему в рот, но не так, чтобы оставить синяки. Не так, чтобы перебить его собственное удовольствие.

Во время секса Валера всегда был очень тихим. Теперь громкие стоны и гортанное рычание срывались с его губ, и Дэн чувствовал, что теряет голову. Он всегда был таким: большим и сильным. Поэтому ему и приходилось осторожничать со своими любовниками, особенно с Валерой. Но здесь и сейчас Валерка намного сильнее. И от осознания этого кружилась голова.

Член у него во рту набух, и Дэн напрягся в ожидании. Ускорив темп, он продолжил ласкать плоть губами, ртом и языком.

Когтистые руки скользнули под мышки, и его внезапно вздёрнули на ноги. Дэн успел промычать что-то нечленораздельное, но Валерка уже заткнул его рот поцелуем. Он чувствовал себя главным блюдом на пиршестве, только теперь уже не мог вспомнить, почему раньше считал это сравнение неприятным.

Дэн неуклюже нащупал ногами пол и встал, чтобы было удобнее целоваться. А потом Валера снова удивил его, то ли оттолкнув, то ли отшвырнув обратно к стене.

Разрушитель сделал несколько глубоких вздохов и набросился на Дэна, целуя его грудь, кусая, вылизывая. Его язык прошёлся по чувствительному месту укуса, успокаивая боль, о которой Дэн уже успел позабыть.

Закрыв глаза, он гладил широкие плечи Валеры. Так странно, сильно, удивительно эротично.

Если так всегда бывает, то он был бы не прочь видеться с Разрушителем почаще.

Когти Валеры прошлись по его рёбрам, талии. Он обхватил бёдра Дэна, приподнял его и пощекотал носом живот.

Никто – никто – не поднимал его вот так. С самого детства. Он упёрся ладонями в стену, чтобы удержать равновесие, зачарованно уставившись на Валеру.

Тот, похоже, даже не заметил, что сделал. Он просто лизнул кубики пресса Дэна и потёрся щекой о полоску волос. Подняв его ещё выше, Валерка нырнул языком в его пупок. Ещё выше – и уткнулся носом ему в пах.

Выпуклость под его джинсами стала ещё больше, теперь возбуждение было почти болезненным. Валера совсем не помогал, вдыхая его запах и водя языком по ширинке.

– Чёрт, – прошептал Дэн, зная, что вот-вот кончит прямо в штаны – такого с ним не было со средней школы.

Валерка чуть расслабил руки, давая ему соскользнуть на пол. Подцепив когтями пояс его джинсов, он потянул Дэна за собой.

– Ч-что ты делаешь, Валерка? – Упираясь, он зарылся пятками в ковёр, но не смог даже замедлить движение.

– Постель. Люди любят трахаться в постели.

Яростные хриплые слова напомнили Дэну, что они из разных миров. Он попытался выбросить из головы неприятную мысль, не дать возбуждению ускользнуть.

Валерка подтащил его к кровати и разорвал когтями пояс его джинсов.

– Мать твою, Валерка! – заорал Дэн, чуть не отпрыгнув в сторону. – Мог бы и предупредить!

Тот показал на его штаны.

– Снять.

– Охренеть, – пробормотал Дэн, стаскивая с себя джинсы. Оказавшись на свободе, его член с силой шлёпнул по животу.

Похоже, волновался об ускользающем возбуждении он зря. Дэн задумался, как можно быть настолько напуганным и в то же время возбуждённым.

Взгляд Валеры остановился на его плоти, из горла послышалось тихое рычание. Он шагнул ближе, протягивая вперёд руку со смертоносными когтями.

Дэн отшатнулся – всё-таки у его доверия имелись свои границы.

Двигаясь почти неуловимо для человеческого глаза, Валерка оказался рядом и подхватил его, прежде чем Дэн повалился на пол.

– За тобой так приятно гоняться.

Дэн всей тяжестью висел на руке Валеры.

– С-спасибо, что поймал.

Тот ухмыльнулся, проведя кончиками когтей по груди Дэна, по животу и ниже. Длинные пальцы нырнули в волосы в паху, скользнув туда, где...

– Валерка...

Тот осторожно обхватил его член, погладил пальцами ствол.

– Думаешь, я никогда не трахался с людьми, Дэн? Думаешь, я не знаю, какие вы хрупкие?

Член заныл, в голове поплыло.

– Ты занимался сексом с людьми в таком виде?

Рука Валеры остановилась.

– Трижды. С разными. – Он отвёл глаза. – Только по одному разу.

Он не хотел знать. Ему не стоило задавать этот вопрос, но он всё равно спросил:

– Ты причинил им боль?

– Я всем причиняю боль! – Он вскинул голову. – Валера – Разрушитель.

Как можно вынести столько боли, неважно, человек ты или нет? Он осторожно выпрямился, а потом, не придумав ничего лучше, нежно поцеловал Валеру.

Поглядев на него, тот потрогал свои губы.

– За что?

– Не знаю.

Чёрные глаза секунду смотрели на него, а потом Валера зарычал и толкнул Дэна на кровать.

Он приложился коленями о пол, а грудью о кровать – воздух выбило из лёгких. Дэн начал вставать, но его толкнули обратно, повалив на постель.

– Я хочу тебя. Здесь.

Дэн попытался приподняться на руках.

– Валер, что ты...

Сильные ладони легли на его плечи, без особых усилий придавив к матрасу. Скользнув гладкой грудью по его спине, Валера защекотал тёплым дыханием ухо Дэна:

– Ты три месяца делал со мной то, что нравится тебе. На этот раз я сделаю то, что хочется мне, и никаких возражений. Понятно?

Он кивнул, чувствуя под щекой хлопковое покрывало.

Валерка лизнул его в ухо.

– Хороший Дэн. – Он слегка передвинулся, улёгшись ему на спину. – Такой большой. Сильный. – Валерка начал целовать его плечи, царапнул зубами лопатки, приподнялся и... ничего.

Дэн хотел обернуться, но Валерка заставил его повернуть голову обратно.

– Не смотреть, Дэн.

Невозможность видеть, что делает Валера, до ужаса пугала, но он не осмелился ослушаться. Он резко вздохнул, когда когти прошлись по его затылку, задержал дыхание, когда они скользнули по спине – от лопаток до поясницы – и остановились у изгиба ягодиц.

Когтистые руки исчезли, и снова ничего.

Хотелось повернуться, нужно было повернуться, но что-то заставило его не двигаться.

Струя прохладного воздуха пощекотала поясницу, заставив вздрогнуть, пробежалась по коленям и икрам.

Что-то тёплое и влажное пощекотало бёдра. Язык Валеры, и чёрт возьми, если это было неприятно.

Дэн передёрнулся всем телом, почувствовав когти на правой ягодице, и зажмурился от прикосновения языка к левой. Разница ощущений сводила с ума. Валера разжал ладонь, массируя его мышцы. Его губы оставили чересчур чувствительную кожу, руки раздвинули ягодицы. Он нырнул между них языком, дразня дырочку и снова ускользая.

Дэн комкал в руках покрывало, пытаясь сдержаться.

Вся надежда на контроль оставила его, когда Валера развёл в стороны его бёдра и лизнул яички. Он протяжно застонал, звук стал ещё громче, когда Валера втянул их в рот.

Дэн машинально начал выгибаться всем телом, и Валерка, не прерывая своего занятия, хлопнул его по спине, напоминая, что двигаться нельзя.

Дэн повалился обратно на матрас, позволяя мучить себя и дальше. Требовательный рот заставлял сжимать руки в кулаки. Дэн чувствовал, что напряжение становится невыносимым, обещая скорую разрядку.

Валера оторвался от него с хлюпающим звуком.

– Валера, – простонал Дэн, голос из-за покрывала звучал приглушённо. – Ты меня убиваешь.

Руки Валеры скользнули по его ногам, обхватили бёдра и подняли над полом.

– Какого!.. – Дэн опёрся на локти, чтобы не задохнуться, уткнувшись лицом в матрас. – Какого чёрта!

– Дэн может смотреть, – прошептал тот, скользнув рукой вокруг его талии и придерживая, – и расслабиться.

Он резко повернул голову, не веря, что кто-то может его так держать.

Валера свободной рукой погладил мышцы ягодиц, прежде чем скользнуть ниже и обхватить ствол Дэна. Длинные грубые пальцы стали дрочить ему, пока ладонь не испачкалась в смазке. Не отпуская взгляда Дэна, Валера растёр её по своему твёрдому члену, тоже истекающему от желания.

– А теперь отвернись, – приказал он обманчиво нежным голосом.

Поначалу Дэну казалось, что шея отказывается двигаться, но несколько напряжённых секунд спустя он уже смотрел на покрывало под собой.

Валерка обеими руками сжал его бёдра, слегка опустил, чтобы было удобнее, хотя колени Дэна всё ещё болтались над полом. Он почувствовал, как к нему прижалась скользкая головка члена, и не смог сдержаться, напрягшись всем телом.

– Прими меня, Дэн.

Голос, грубый, требовательный. Но под всем этим чувствовалось что-то куда более простое.

Мольба.

Дэн закрыл глаза и попробовал избавиться от сковавшего напряжения.

Валерка потёрся головкой о вход в его тело, тоже пытаясь заставить Дэна расслабиться. Когда всё это уже начало походить на игру, дразнящий член одним плавным движением вошёл в него.

Боль и удивление заставили его вскрикнуть, а тело – вздрогнуть. Пальцы Дэна впились в матрас, он стиснул зубы, пытаясь приноровиться к сильному жжению и приготовиться к очередному болезненному рывку.

Но Валерка не шевелился, давая привыкнуть к ощущению наполненности. Медленно и постепенно чувство становилось приятным.

– Дэн... такой тугой.

А Валера оказался большим и таким толстым, что Дэн ощущал, как член Валеры пульсирует в такт биению сердца. Его собственный вскоре тоже запульсировал в том же ритме, как будто его тело признало превосходство Валеры и теперь отдавало ему должное.

Тот медленно вышел, так что внутри осталась только головка, теперь Дэн чувствовал себя пустым, алчущим, полностью в его власти. Цепкие руки, удерживавшие на весу его бёдра, крепко сжались, и Валера толкнулся обратно с такой силой, что у Дэна клацнули зубы. На этот раз Валерка не дал ему передышки, не стал ждать, пока он привыкнет.

Один рывок за другим. Его движения становились лихорадочными, жадными, звериными.

Валера зарычал. Дэн застонал.

Чёрт, это слишком.

В этом положении Дэн не мог двигаться, и ему ничего не оставалось, кроме как отдаться в руки Валеры. Он превратился в просто клубок нервов, корчащийся, жаждущий разрядки. У Дэна не было выбора, и он доверился Валере, потому что сейчас главным стал именно он.

Они кончили одновременно. Оргазм прошил насквозь, скрутив изнутри, мышцы натянулись так, что ему казалось, ещё немного – и он сломается пополам. Он почувствовал, как из его члена выплёскивается сперма, но ещё острее ощутил Валеру и жар, исходящий от его тела. Дэн повалился грудью на матрас, ударившись коленями о пол. Хватая ртом воздух, он подумал...

Подумал, что ему послышался вдалеке волчий вой.

Одно за другим чувства возвращались. Запах остывающего на коже пота, звук собственного тяжелого дыхания, слишком яркие солнечные лучи, струящиеся сквозь балконное окно. Воздух загустел от секса, так что, казалось, его можно было распробовать на вкус.

А Валера, всё ещё не выходя из него, лежал сверху, слизывая пот с его спины, целуя горячую кожу, покусывая подрагивающие мускулы.

– Валерка, – прошептал он.

Тот одним быстрым движением вышел из Дэна и перевернул его на спину. Прежде чем он успел соскользнуть на ковёр, Валерка оседлал его бёдра.

– Дэн, – пробормотал он, покрывая поцелуями его грудь и плечи.

В его лице что-то изменилось. Он всё ещё выглядел, как Разрушитель, но в нём стало меньше ярости. Меньше боли.

– Тебе хорошо?

Тот вскинул голову.

– Я хочу ещё.

Дэн широко распахнул глаза.

– Ещё?

Валерка провёл когтями по его плечам.

– Ты устал. Я – нет. Я хочу ещё, снова и снова, и снова. – Он наклонил голову влево, вправо. Взволнованный, растерянный. – Но Дэн... Дэн, он...

Дэн поднял отяжелевшую руку и коснулся пальцами лица Валеры, чтобы тот посмотрел на него.

– Что Дэн?

Тёмные внимательные глаза уставились на него. Волнение спало, и Валерка поцеловал Дэна в подбородок, кадык.

– Дэн устал. – Соскользнув с его колен, Валера подхватил его и встал, прижимая к себе.

Да, по шкале ненормальности этот день оказался прекрасным завершением сумасшедшей недели. Это неправильно, когда стокилограммовых мужчин таскают на руках. Особенно, если это делает кто-то в два раза их меньше.

Валерка опустил его на кровать, укрыл и забрался на постель рядом с ним.

Дэн уставился в потолок, воспользовавшись моментом спокойствия, чтобы собраться с мыслями. Полное доминирование... он никогда не думал, что придётся почувствовать это на себе. Его сила и рост всегда служили защитой от этого на улице, в бильярдной или в постели. Сегодня он узнал, что это всего лишь иллюзия. Его оттрахали, как животное, и сделал это тот, кто сам больше походил на животное, чем на человека. Понимание, что Валера с такой лёгкостью может его контролировать, нервировало, никогда прежде он не чувствовал себя таким уязвимым.

А ещё это был лучший в его жизни оргазм.

Он потрогал одеяло и понял, что Валерка подоткнул края. Да, он, конечно, не эксперт, но не слишком похоже на поведение монстра.

Повернув голову, он нахмурился, заметив, что Валера, голый, примостился на самом краю, даже не укрывшись, чтобы не мерзнуть. Он так и не превратился обратно в человека, его всего трясло.

Только по одному разу.

Интересно, эти другие с криками убежали после того, как эта его ипостась их трахнула? Дэн не знал, чего ему сейчас хочется, но точно не этого. Так что он протянул руку и коснулся плеча Валеры.

Тот свернулся клубком.

Дэн сел и заставил Валеру повернуться к нему. В тёмных глазах застыло настороженное, безнадёжное выражение. Дэн подтянул к нему одеяло и укрыл.

Валера поглядел на одеяло, потом на Дэна, и его лицо осветилось. Он вскочил на колени, повалился на Дэна и стал вылизывать его щёку.

Дэн дёрнулся от удивления.

Вся радость Валеры словно испарилась. У Дэна заныло в груди, жаль, что он так плохо контролирует свои рефлексы.

Валерка начал отстраняться, но Дэн просто не мог этого позволить. Не говоря ни слова, он обвил его руками и прижал к себе. Он устал извиняться, а Валерка наверняка устал слушать его извинения. Оставалось только обнимать его.

Когда тело в его объятиях начало расслабляться, он, наконец, спокойно опустился на матрас. Валера положил голову ему на живот, и Дэн ещё раз поправил одеяло, чтобы убедиться, что Валере удобно и не холодно. Должно быть, так оно и было, потому что уже через пару секунд тот крепко спал.

Гладя русые волосы, Дэн в тысячный раз задумался, что они собираются делать дальше. Они такие разные. Разные существа. Разные миры.

Разные души.

Он опустил глаза на Валеру и отдёрнул руку, сообразив, что ласкает его, как пса.

Валера заскулил и полусонно скользнул вверх по телу Дэна, пытаясь нащупать его ладонь.

– Не останавливайся. Мне нравится.

Дэн помедлил и продолжил гладить его по волосам. Валера тут же успокоился, снова заснув. Дэн совсем не разделял его безмятежности.

Прими меня, Дэн.

Он действительно хотел это сделать. Хотел быть непредвзятым и сильным, чтобы у них всё получилось. Он был полон решимости попытаться. Но иногда пытаться недостаточно.

Что если они просто слишком разные?






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 12.10.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2917467

Рубрика произведения: Проза -> Мистика


















1