Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Синий кит


Синий кит
Предчувствие
Сегодня. Это случится именно сегодня. Ожидание этого необычного, не подлежащего описанию, должно, нет, просто обязано сегодня произойти.
Поджилки трясутся ещё со вчерашнего дня. Именно с того момента, когда Кате сказали, что мы увидим это завтра.
Или почувствуем.
Но точно поймём, что это.
Где и когда? Не важно! Всё потом!
Это само приведёт нас на место, в ту точку откуда будет видно всё и понятно. Действие произойдёт!
Ночью почти не спал. В те промежутки что удавалось плотно закрыть глаза и выключится, видел шестой этаж!
Да нет! Там не было ни где написано. Просто вижу столбы. Столбы и столбы. Стен нет. Всё. Это шестой этаж. Недострой. И голубое небо над головой.
Сам не понял почему голубое и среди ночи. Хотя это сон я видел среди ночи, а вот столбы и небо вроде как днём.
Отключился опять. Темнеет. Вон и первая звезда. Вторая. Ещё и ещё. И вот уже тёмное небо сверкает как ёлка и…. Давит.
Давит на меня как будто упало на грудь и давит…
Проснулся.
Глаза…
Как два огромных фонаря.
Серые, светящиеся глаза в ночи и ничего…
Больше ничего…
Эти глаза просто сверлят меня на сквозь.
Моргнули.
  тихо так… Задумчиво и таинственно:
- Мур-р-р-р-р-р!
- Кот!!!
Тьфу ты. Тудыш твою на лево. Напугал…
Есть у меня дома, такое чудо как чёрный кот. Ясно же что в ночи кроме глаз ничего не увидишь. Попустило. И…
Свет. Дилинь…
Схватил со стула, рядом стоящего, свой мобильник:
- На шестом этаже…
И всё?
Откуда она знает?
К чему это она?
А я откуда знаю?
О боже! Она была в моём сне!
Или я в её?
Но то, что мы видели один и тот же сон, уже о многом говорит.
Когда это до меня дошло – я вздрогнул.
Даже согнав с себя кота, заснуть долго не мог.
Всё лежал и смотрел в начинающий светлеть потолок.
Снова поднял мобильник и написал СМС:
- На Гурзуфской.
Отправил и опять вздрогнул.
А что на Гурзуфской? С чего это я? К чему и о чём? Белиберда или ребус?
- Шестой этаж на Гурзуфской.
Произнёс вслух и вновь вздрогнул, уже от звука собственного голоса.
А может это не я сказал?
По стене напротив, пополз солнечный зайчик.
Выше и выше. Ещё!
- Недострой.
Опять сказал кто-то.
Стоп!
Так можно довести себя до сумасшествия.
Хотя. Какой солнечный зайчик, да ещё ползущий от пола к потолку?
Я сел в кровати. Значит не сплю.
- Ха-ха-ха!
азвенел колокольчиком детский смех и ребёнок босыми ножками прошлёпал в ванную комнату.
Тишина.
Чего я жду? Что за ребёнок? Что за зайчик?
Надо встать и во всём разобраться.
Может это моё воображение? Не доспал?
Странно во сне и о сне думать.
Тишина.
В голове проносятся обрывки мыслей и воспоминаний.
А вот и свет в конце тоннеля. Ха! Хотя нет.
Это всего лишь воспоминание
ивя летом у бабушки в деревне, поспорил с местными что залезу в старый, заброшенный, «заколдованный» колодец с привидениями и не испугаюсь.
Размотал до конца ржавую цепь, (Ведра уже давно нет, как и защёлки для него), и спустился на самое дно.
Воды почти нет. Меньше, чем до колена. Зато полным-полно лягушек и пиявок, которые яростно впились мне в ноги.
Правда пацаны не подвели. Не бросили меня там.
Крикнули
- Держись.
И стали выбирать цепь.
Может быть я бы и поднялся на верх, но намокшие руки скользили по цепи, и я каждый раз срывался вниз.
Вот тут-то я и увидел.
В голубом небе мерцают звёзды. А после того, как я успешно в очередной раз сорвался вниз, квадратный сруб колодца вдруг превратился в круглый выход из не откуда.
На верху всё затихло. Пацаны убежали.
, сначала, подумал, что не плохо бы высушить руки и попытаться вылезти из этой ямы, но лягушки, постоянно прыгающие по мне, и особенно по лицу и голове, никак не давали рукам сохнуть.
Ну не люблю я лягушек на лице. Вот и скидывал их с себя. А они мокрые и тоже, наверно мечтающие выбраться на свет Божий, прыгали на голову снова и снова.
Тут ещё и пиявки. Больно впивающиеся в ноги. Жуть.
Вылезти не удавалось. А круглый выход из колодца становился всё уже и уже. Холодный пот струился по всему телу. И тут яркий свет ударил мне в лицо.
Я проснулся.
ет. Конечно, не в том дело что я проснулся. Всё дело в этом ожидании. В неизвестности. Тут ночь, но светло. Там день, но в темноте. Тут и там ожидание. Нет ничего хуже, чем ожидать, и ещё, наверное, разочаровываться.
Нет. Успокойтесь. Даже по тому, что я с вами сейчас, понятно, что я выжил в колодце. Дети позвали взрослых и меня вытащили.
Яркий свет что я увидел, всего лишь мощный фонарь чтоб меня осветить.
Но всё это было ужасно и именно после этого у меня начались видения.
Тихие голоса. Громче и громче. И вот…
В конце длинного и тёмного коридора появляются тёмные точки. Они постепенно становятся больше. И голоса. Тихие, шершавые и неизвестные. Я вновь упал в грязь с лягушками и открыл глаза лишь на солнце, лёжа на лугу и нежась от того, что меня растирают, снимают лягушек и отрывают пиявок.
  чему всё это? Наверно просто воспоминание.
Наверное, это было начало. Прошло девять лет.
Я лежу в кровати и нежусь в лучах утреннего солнца.
Яркие лучи которого сменили волны голубого и холодного света луны.
Я радуюсь прикосновениям шерсти моего кота, медленно идущего от ног к голове, и понимаю, что он сейчас уткнётся своим мокрым и холодным носом мне в щёку. Пора кормить.
Вздрогнул.
Сейчас.
Дилинь.
Схватил мобильный.
Всего одно слово! Но сколько вложено в него!!!
- Пора!
Вскочил, на ходу хватая одежду.
Ванна. Туалет. Кухня. Кот.
На выход…
Уже спускаясь со своего чердака, меня охватило чувство апатии.
ерегорел?
Что дальше?
Натянул на глаза капюшон и побрёл вдоль нашего длинного дома.
Старушек, сидящих на лавочках возле подъездов и откровенно считающих меня наркоманом, ещё не было. Их заменил патруль.
Только свернул за угол и тут нарисовались двое.
Голоса.
То тихие, то громкие.
Задрали рукава, осмотрели руки и карманы. Отпустили.
Побрёл дальше.
Не смотря на многообещающее смс:
- Пора.
На самом то деле ещё рано
Рано не в понятии утро или там весны.
Сейчас уже ближе к девяти и осень. Просто чувствую, что ещё рано.
едленно кружит клиновый лист и падает к ногам.
Поднял его.Повертел перед собой.
Умер…
Да. Он умер. Оторвался от сообщества собратьев себе подобных и умер. Вот так. На дороге. В грязи. Под ногами.
Нет. Я так не хочу.
ЖИТЬ. Как угодно. В любом обличье и любой ипостаси, но жить. Увидеть завтра и будущее.
Снова патруль.
Но я их не слышу.
- Что поднял? Покажи карманы и руки.
Всё вывернули. Вздёрнули и осмотрели. Удивились что везде пусто.
Я вновь поднял жёлтый лист и показав им отпустил его. И лист вновь безжизненно упал под ноги.
Они повертели пальцем у виска и пошли своей дорогой, а я своей.
Понимаете? Своей!
Ещё что-то непонятное, но зародилось в душе и хотелось донести это до Катьки.
Куда иду? Зачем?
Все проблемы от безделья и не занятости. Это родители вечно заняты. Чем меня накормить во что одеть и обуть! А чем я живу? Им не до этого…
Вот когда у меня была мечта…
В сердце. Внутри меня вспыхнул огонёк.
Вспыхнул и сразу погас. Потерялся я весь. Иду в никуда и не о чём!
адпись на стрелке, висящей на столбе, гласила:
- Улица Гурзуфская.
Свернул.
Какие изменения. Я даже оглянулся, но поздно.
Холодный ветер и мелкие капли в лицо.
Пришлось натянуть ниже капюшон.
Нет. Всё. Пути возврата нет. Оглянулся, а там так же темно и сыро. Всё в душе прогнило и сдыхает. Кому я нужен!
Двинулся вперёд. На встречу неизвестности.
Вот и недострой. Приходивший ко мне во сне. А вот и она! Катька! Так же в пайте и капюшоне, натянутом на глаза.
И только тонкие ноги, торчащие из-под ярко красной юбки в белый горох, отличали её от меня, в серых, тренировочных штанах.
  Ты это зачем?
- Было тепло!
- А теперь как?
- Переживу. Не долго осталось.
- Ну пойдём.
– На шестой?
- А как догадалась?
- Само пришло.
Мимо нас прошли строители в ярких одеждах.
Дождь помешал им заниматься любимым делом. Работой.
Даже природа за нас. Никого!
Мы скользнули в подъезд и медленно, держась за руки стали подниматься на шестой этаж.
Мысли уходили вглубь. Далеко. В те далёкие и светлые дни, когда мы познакомились с Катюшей. Нам было легко и привольно. Мы много гуляли. Играли. Закончили успешно, на крыльях дружбы, учебный год и снова гуляли.
  потом раз. И темнота. У неё вдруг никого нет. И я стал одинок. День, час, минута, или даже секунда, отделили нас от прошлого.
И вот мы на шестом этаже. Сидим на мешках с цементом. Дрожим и смотрим в пустоту.
Всё прошло и всё ушло. Кругом пустота. И даже неба не видно. Мы опоздали. Уже построен седьмой этаж.
Холодный ветер свистит и завывает между бетонными столбами.
Бросает нам в лицо мелкие брызги дождя.
Отрезвляет.
Катька смотрит на меня. Чувствую. И тоже поднял глаза.
Встала. Поправила на моей голове капюшон и одёрнула ниже рукава.
- Холодно.
То ли спросила, то ли просто сказала.
Села.
Я натянул край её пайты на её голые колени, а подол платья подоткнул сбоку.
- Так теплее?
Её глаза!
В них столько тепла и благодарности!!!
Как же так получилось, что мы потеряли себя? Где? Когда? Что дальше?
Взявшись за руки, мы медленно поднялись и подошли к краю балкона.
Из-за моросящего дождя, почти не видно земли.
Но ветер стихает. Вот она и наступает. Эта минута.
Минута тишины перед…
Отпустив руку Кати, вернулся к мешкам.
Поднял один и поднеся к краю балкона, сбросил вниз.
Раздался громкий звук от удара и поднялось облако пыли. Правда из-за дождя быстро осевшее.
  тишина.
- Ты хочешь?
- А ты?
— Вот так, не познав слова «Мама», ты хочешь? Ведь в слове «Мама» и секс, и любовь, и дети, и жизнь, я и ты! Ты хочешь?
- А ты? Ведь в этом слове «Мама», и слёзы, и страдания, и горе, и ожидания, беды и боль. Ты хочешь?
Дождь перестал идти так же неожиданно, как и начался. Вдруг выглянуло солнце.
Внизу закопошились люди в ярких одеждах.
А на земле, прямо под нами лежал разорванный в клочья мешок из-под цемента.
Мне кажется, он нас спас. Звук его падения отрезвил, а вид – именно спас.
  вот уже внизу, этажом ниже, да и выше тоже, всё стучит и гремит.
Строители делают свою необходимую работу.
На солнце стало радостно и привольно. А мы лежали на балконе шестого этажа, недостроенного дома, на собственных, мокрых пайтах и мечтали.
Мечтали о жизни, сколько у нас будет детей и как мы их назовём. Мечтали, что купим квартиру. Пусть не в этом доме, но таком же. И как мы пройдём по жизни рука об руку.
И взявшись за руки мы весело прыгали по ступенькам и нам улыбались строители. А в самом низу, дядька начальник, улыбаясь грозил нам пальцем.
А мы смеялись и знали.
- Всё у нас будет!!! Всё как у всех людей!!!
Это ведь как в кино – «Если плохо, то это ещё не конец»!
Это начало всего хорошего.
Веры! Надежды! Любви!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 12.10.2020 Андрей Панченко
Свидетельство о публикации: izba-2020-2917412

Рубрика произведения: Проза -> Быль


















1