Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Пылающие мальчишки


Пылающие мальчишки
Тихо, прислонившись к стене, я стоял около двери, скрестив руки на груди, и смотрел в глубь зала арт-студии, что предстала перед моими глазами. Комната была большой, похожей на психологическую лечебницу. Всё, кроме тёмного бетонного пола, было выкрашено в белый цвет. Яркие флуоресцентные лампы свисали с потолка, на стенах повсюду висели картины, расписанные всеми вообразимыми красками, но ничто не привлекало моё внимание так, как тот, что находился посреди комнаты.

Дэн.

Он сидел на маленьком коричневом стуле, перед ним стоял холст, а вокруг было разбросано множество красок. В его ногах валялась бумага, разукрашенная мазками краски, которую он разбрызгал по полу. Денис устраивал чертовские беспорядки, когда работал над своими картинами. Довольно странно, ведь он самый аккуратный человек из всех, которых я когда-либо встречал. Дениска никогда не позволял накапливаться стирке, каждый долбанный день протирал полы и обязательно мыл посуду сразу после использования. Он верил в то, что у каждой вещи есть своё место, и оно должно лежать именно на этом своём грёбаном месте. Но когда Дэн рисовал, всё это вылетало в трубу.

В этом он чем-то напоминал меня и мою музыку. Я мог потеряться в ней, а всё остальное уходило на задний план, будто никогда и не существовало. Когда Дэн рисовал, существовал лишь он и его холст, ничего больше. Торнадо мог налететь и сорвать крышу со здания, а Дэн бы даже не дрогнул. Чёрт, мог наступить апокалипсис, и Иисус предстал бы, блять, прямо перед ним, пытаясь забрать его на небеса, а Денис бы заставил его задницу ждать, пока не закончит. Никто, блять, не смел тревожить его, даже я. И именно поэтому сейчас я просто стоял и ждал около двери.

Хотя, на самом деле, для меня это не имело значения, потому что я наслаждался тем, что мог наблюдать за ним. Я мог так часами стоять, мне бы не наскучило, и я ни раз, на самом деле, это делал. Я никогда не признавался в этом дерьме, потому что был уверен, что, возможно, это чертовски странно, но мне нравилось.

Плюс, я не мог себе придумать занятие получше в своё свободное время.

Я всё ещё с трудом мог поверить в то, что он на самом деле здесь, что снова стал частью моей жизни. Это было чертовски заоблачно, потому что не так давно я был так близок к тому, чтобы сдаться, я был готов кинуться под долбанную пулю, но Дениска вернулся именно в тот момент, когда был нужен мне больше всего.

И, Боже, как же я чертовски нуждался в нём... я не был уверен, знал ли он когда-нибудь насколько сильно.

Неделю назад я совершил очередной опрометчивый поступок - изменил Дэну с двумя несовершеннолетними парнями... Лёша достал косячок из своей куртки пока мы втроём болтали, встал с кровати и сел прямо напротив меня. Он подтянул колени к груди, открывая мне отличный вид на свой пах. Тёма оставался на моих коленях, пока мы затягивались по очереди, комната наполнялась ароматным дымом. Наркотик расслабил моё тело, и я мог сказать, что мальчики тоже расслаблялись с каждой секундой всё больше. Тёма наклонился и начал целовать мою шею, пока я гладил его бёдра и то, что находится между ними. Я чувствовал тепло, исходящее от него, я знал, что он уже возбуждён, поэтому скользнул пальцами под его трусы. Я опустил пальцы на его член, и он застонал, подавая бёдра в ответ на моё прикосновение. Он стал целовать мою шею грубее, я отстранился от него, убирая руку.

- Эй, не надо, бля, помечать меня, - сказал я, зная, что если он не остановится, на моей шее останутся засосы.

- Извини, - пробормотал он, надув губы. Его сдвинутые эрекция и шары всё ещё шлифовали мой член через брюки. Он был уже очень твёрдым и требовал внимания, которого не получал уже около недели.

- Всё в порядке, - сказал я, расслабляясь. – Просто давай по легче.

Его рот снова опустился на мою шею, поцелуи стали легче, и я вновь начал гладить его бёдра.

Он уже дошёл до воротника рубашки, я сел прямо, чтобы он смог снять её, он бросил её куда-то на пол. Лёша поднялся на ноги, расстегнул свою рубашку, бросая на кровать, прежде чем подойти ко мне сзади. Я закрыл глаза, пока он прошёлся пальцами по моим волосам, мурашки пробежали у меня по спине, и я откинул голову назад. Я почувствовал, что тяжесть на моих ногах исчезла, приоткрыл один глаз и понял, что Тёмка устраивается передо мной на коленях. Он начал расстёгивать мои брюки, я поднял свой зад, чтобы он смог их снять, мой член вырвался на свободу, и когда он стягивал мои боксёры, он уже стоял. Он обхватил его ладонями и несколько раз провёл ими вверх и вниз, пока Лёшка массировал мои плечи.

Я почувствовал, когда язык Тёмы дотронулся до головки моего члена, и зашипел от контакта, когда он погрузил его в свой рот. Его брови сдвинулись, он был сконцентрирован, пока пытался засунуть всего меня в свой рот, несмотря на то, что он знал, у него это не выйдет, было просто невозможно не рассмеяться от этого вида.

- Что смешного? - спросил Тёма, выпуская член изо рта, продолжая гладить его. Я застонал и потянулся к нему, притягивая его обратно за затылок.

- Ничего. Я просто чертовски счастлив, милый, - я врал, я был немного расстроен тем, что мой член был не в его рту в данный момент. – Мне так повезло, такие красивые мальчики со мной сейчас.

- О, ты можешь быть таким милым иногда, - мягко сказал Лёша. Я снова закрыл глаза, чтобы он не увидел, как я их закатываю, и зарычал, когда Тёма снова взял меня в свой ротик. Я схватил его за голову, контролируя темп, насаживая себя на его горло так глубоко, как мог. Я останавливался, когда достигал его предела, мне не хотелось, чтобы его вырвало на меня, и нам бы пришлось закончить этот вечер, который толком ещё не начался.

- Чёрт, так хорошо, - пробормотал я, когда Лёшка снова запустил руки в мои волосы. Моё тело начало покалывать, от наркотика и ощущения его рук, в теле буквально всё бурлило. Движения Тёмы начали замедляться, я понял, что его челюсть устала, мягко говоря, он был достаточно посредственен в этом. Я вздохнул и сел прямо, отодвигая его от себя и поднимая на ноги.

- Смена мест, - пробормотал я, моё горло саднило от дыма. Тёмка улыбался, пока поднимался на ноги, а Лёша опустился на колени передо мной без каких-либо указаний. Я ухмыльнулся и нагнулся к нему и дотронулся до его сосков, зажимая их между пальцами. Тёма начал массировать мои плечи, его прикосновения были грубыми, я застонал, когда Лёшка взял меня в рот. Он был гораздо лучше Тёмы в этом, почти, как чёртова порнозвезда, особенно когда он расслаблял горло, и я мог погрузиться полностью в него.

- Иисусе, мальчик, - прорычал я, чувствуя, как мои яйца ударяются о его подбородок. Он что-то пробормотал, но из-за моего члена в его рту слов было не разобрать, в любом случае, мне было плевать, что он там говорит. Он начал дёргать головой, почти полностью отпуская меня и затем вбирая снова, а я стал расслабляться на стуле. Он начал сосать энергичнее, так что я взял его за затылок, задавая темп его движениям к моим бёдрам. Он схватил меня за ноги, ища опору, когда я стал трахать его горло. Он стонал. Посылая вибрацию к моим яйцам, я почувствовал, как во мне нарастает давление. Я был близок, так близок к чёртовой разрядке.

Тёма наклонился и поцеловал меня в висок, его язык скользил возле моего уха.

- Это так чертовски горячо, видеть тебя у него во рту, - прошептал он, щекоча меня своим дыханием. – Кончай, малыш. Хочу посмотреть, как он пробует тебя.

- Блять, - прорычал я, хватая Лёшку за волосы и насаживая его на себя ещё жёстче. Его чуть не стошнило, когда я ещё сильнее толкнулся в его горло, он выпустил зубы и пробежался ими по моему члену. Я застонал от этого ощущения, вместе с ощущением нарастающего давления, тепло разливалось по моему телу. Я толкнулся в него ещё пару раз, прежде чем руки и ноги начало покалывать, давление стало слишком высоким, и я кончил ему в рот. Я всё ещё держал его, но расслабился, когда он начал кивать, глотая каждую мою каплю. Его руки массировали мои яйца, когда он выпустил член из своего рта, я поднял на него взгляд, обеспокоенный тем, что давил на него слишком сильно, но он даже улыбался от того, что капля спермы стекла по уголку его рта.

Лёша встал, всё ещё массируя мой член рукой, и потянулся через меня к Тёме. Тёмка нагнулся вперёд и, к моему удивлению, высунул язык, прошёлся им по нижней губе Лёши, прежде чем слизать с уголка его рта мою сперму. Лёшка открыл рот, его язык начал ласкать язык Тёмы, он схватил его за голову и углубил поцелуй. Я застонал, наблюдая, как они целуются, разделяя мою сперму друг с другом. Они были так увлечены этим, я чувствовал, что начал твердеть в руках у Лёши, уже не в силах спокойно смотреть на них.

Кто знал, что поцелуй может так возбудить? Обычно это дерьмо мне противно.

Я провёл рукой между ног Лёши, слегка касаясь его трусов. Он был уже твёрдый, я скользнул рукой под его джоки, нашёл пальцами член, от этого всё его тело задрожало. Я выводил пальцами по всей длине незамысловатые рисунки, он застонал Тёме в рот и раздвинул ноги, открывая мне лучший доступ. Я потянул его за джоки, и он выскользнул из них, прежде чем я погрузил в его анус два пальца, продолжая дрочить его ствол. Я трахал его пальцами сзади, спереди всё ещё массировал его член, и я почувствовал, как его тело начинает напрягаться. Его всегда было очень просто довести до оргазма, это делало его одним из моих любимых мальчиков для траха, потому что не требовалось очень много сил, чтобы хорошо провести с ним время. Я вынул из него пальцы, ладонью я зажал его член, громкий стон вырвался из его горла, а ноги начали дрожать. Он кончил, а я продолжал движения рукой, пока он сам не отодвинулся. Он перестал целоваться с Тёмой и взглянул на меня сверху вниз, его глаза были налиты кровью, лицо исказилось от похоти. Я схватил его за плечи, потёр пальцами соски и усмехнулся.

- Возьми презерватив и смазку в кармане моих брюк.

Он нагнулся и достал золотистый пакетик и одноразовый гель. Я всегда носил с собой свои, у меня не было никакого долбанного желания использовать их презервативы и смазку.

Он разорвал обёртку, достал резинку и раскатал её по моему члену. Я притянул его к себе на колени, и застонал, когда он опустился на меня.

- Я всё ещё не могу привыкнуть к тому, насколько ты большой, - всхлипнул он и начал шлифовать бёдра, объезжая меня. Его юное тело было прямо напротив моего лица, пока он скакал на моих коленях. Сжав его шею, я наклонился вперёд и взял в рот один из сосков. Я пососал его, обвёл языком и слегка прикусил зубами, затем проделал то же самое с другим соском. Он громко стонал, комната наполнялась звуками шлепков от соприкосновения нашей кожи, когда мой член погружался в него.

- А как же я? – тихо спросил Тёмка, наклоняясь ко мне так, что его губы были прямо рядом с моим ухом, и мне даже смотреть на него не было нужды, чтобы знать, что он надул губы. Он пробежался руками по моим волосам, его ногти слезка царапали кожу головы.

- Не переживай, тебе тоже достанется, - сказал я сквозь стон.

- Надеюсь, - сказал он, и пробежался языком по моему уху снова.

Сжав бёдра Лёши, я начал врезаться в него ещё жёстче. Он застонал, снова приближаясь к оргазму, а вот я был ещё совсем не готов. Мне всегда требовалось больше во второй раз, если вообще повезёт кончить.

- Боже, Валера. Я так близко, малыш, - промычал он, хватая себя за член, который всё также подпрыгивал вместе с ним. Он закрыл глаза, массируя свой ствол и теребя яйца. Я так засмотрелся на Лёшку, играющего со своей эрекцией, что не заметил, как Тёма перестал меня трогать и пошёл в другой конец комнаты. Я взглянул на него и увидел, как он распределяет по столу белый порошок с помощью своего школьного пропуска. Он быстро вдохнул одну полоску, и его взгляд метнулся ко мне. Он улыбнулся, когда увидел, что я наблюдаю, и выгнул бровь, приглашая присоединиться. Усмехнувшись, я снова схватил бёдра Лёши и вошёл в него со всей силы. Он закричал, его тело затряслось от оргазма, настигшего его, его движения замедлялись, пока он наслаждался моментом. Он рухнул на меня, его задница всё ещё сокращалась вокруг меня, а тело всё ещё потряхивало от удовольствия. И эта сука запачкала меня своей спермой. Я этого терпеть не могу.

Как только он немного успокоился, я вышел из него и поставил на ноги. Я встал и подошёл к Тёме, который протягивал мне соломинку, и быстро втянул полоску кокаина. Меня накрыло сразу, я покачнулся, закрывая глаза и чувствуя, как тепло разливается по телу.

- Блять, это просто охрентельно, - пробормотал я, улыбаясь ощущению радости, зарождавшемуся во мне. Казалось, что я парю в воздухе, моё тело невесомо, а разум чист. Все мои проблемы исчезли, как только я нюхнул, это дерьмо больше не имеет значения. Мне абсолютно похуй, что будет потом, что произойдёт завтра, с какими ещё проблемами придётся столкнуться... всё, что имеет значение, сейчас находится в этой комнате, с этими двумя мальчиками.

Я открыл глаза, когда Лёшка сделал ещё полоску, оставляя достаточно порошка для нас, чтобы нюхнуть ещё раз. Я схватил Тёмку за талию и притянул к себе, стягивая через голову его футболку, чтобы освободить его грудь. Облизнув губы, я нагнулся и взял один сосок в рот, слегка покусывая его, пока массировал пальцами другой. Он застонал, но отодвинулся от меня, чтобы нюхнуть ещё раз, и протянул мне соломку тоже. Я втянул в себя порошок, глаза закрыла белая пелена, и я почувствовал, что моё тело взорвалось, словно фейерверк.

Я был словно в тумане, всё вокруг словно кружилось. Неспособный стоять на собственных ногах, я плюхнулся в кресло и увидел, что Тёма лёг на кровать. Лёша поспешил присоединиться к нему и сел рядом, эти два на кровати выглядели довольно своеобразно. Он начал ласкать грудь Тёмы, направляясь к животу, пока его длинные пальчики не забрались под Тёмины трусы. Тёмка выскользнул из них и, захихикав, бросил их в меня. Трусы приземлились на мои колени, и я усмехнулся, наблюдая, как Лёшка начал дрочить Тёмкин член. Тёма стонал, раздвигая ноги, пока Лёшка вбирал член Тёмы себе в рот. Я засмеялся и встал, направляясь к комоду Тёмы, начал открывать ящики.

- Ты чего делаешь? – спросил Тёмка, глядя на меня с беспокойством.

- Я тебя знаю, Тёма, - твёрдо сказал я. - Здесь должны быть игрушки.

Он снова захихикал, указывая на нижний ящик, я открыл его, и передо мной открылся отличный выбор. Здесь были разные вибраторы и фаллоимитаторы, ещё какое-то дерьмо, о котором я и понятия не имел, но зато я знал, что лучше даже и не спрашивать. Мало ли, куда эти сучки пихали всю эту хрень, и я осознавал, что ничего общего с этим я не хочу иметь.

Я взял фаллоимитатор, который был вполне похож на настоящий, за исключением того факта, что он был чёрным, как и всё в этой чёртовой комнате. Подойдя к кровати, я протянул его Лёше.

- Хочу посмотреть, как ты трахаешь его этим, - прошептал я, проводя носом по его уху.

- Всё, что пожелаешь, - ответил он с придыханием. Он был под кайфом, зрачки расширилась так, что было даже не видно голубизны глаз, и я знал, что сейчас он может сделать всё, о чём бы я ни попросил. Я отошёл и уселся в кресло, стягивая использованный презерватив, который всё ещё был натянут на мой член, и выбрасывая его в мусорную корзину рядом с собой. Я схватил фотоаппарат, наблюдая за тем, как Лёшка толкает пластиковый чёрный член в Тёму, от чего раздаются громкие крики удовольствия. Лёша наклонился к Тёмке и что-то тихонько прошептал, прежде чем с нетерпением его поцеловать.

Дилдо скользил то внутрь, то наружу, Лёша поочерёдно целовал губы и грудь Тёмы. Он облизывал его соски, ласкал его тело, вызывая громкие стоны, в то время как я фотографировал происходящее. Мальчики настолько растворились друг в друге, что даже не замечали, что меня там не было, и я осознал, что они однозначно делали это не в первый раз. Они определённо трахались друг с другом раньше, но это был первый раз, когда они пригласили к себе ещё кого-то, я прекрасно знал, чем могут обернуться сплетни о происходящем в нашей школе. Никто в этом проклятом городе не имел понятия, как хранить секреты.

Ну, как оказалось, кроме Тёмы и Лёши, но они облажались и раскрыли мне свою маленькую грязную тайну.

Лёшка сменил позицию, вытаскивая дилдо, и я подумал, что в этот момент он захочет остановить шоу. Я подошёл к ним, чтобы сказать, чтобы они продолжали, но замолчал, когда понял, что Лёшка устраивается между бёдрами Тёмы.

- Блять, - прошептал я, когда увидел, как Лёша высунул язычок и начал ласкать член Тёмы. Тёмка застонал, поднимая колени так, чтобы открыть лучший доступ, его пальцы сжимали соски. Лёша пробежался язычком по Тёмкиной головке, слизывая смазку, и я почувствовал, как мой член начинает твердеть, когда зубки Лёши слегка прошлись по стволу. Лёшка прекрасно знал, что именно нужно делать, не было никакого смущения в его действиях, когда он начал трахать Тёму пальцами, одновременно посасывая член.

- Чёрт, прямо здесь, - Тёмка громко ахнул и зажмурил глаза. Он дёрнул бёдрами, пододвигая член ближе к лицу Лёши, но тот сжал его ноги сильнее, удерживая на месте. – О, Господи, да. Блять! Да, малыш. Ты знаешь, как мне это нравится.

Я застонал и сделал ещё пару снимков, прежде чем отложить камеру. Взяв свой член в руки, я несколько раз погладил его и наклонился, чтобы достать новый презерватив из кармана брюк. Открыв его и быстро растянув по всей длине, я встал и подошёл к кровати. Я схватил бёдра Лёши, поднимая его задницу вверх, и вошёл в него без предупреждения. Он застонал и обернулся на меня, заставляя Тёму открыть глаза от потери контакта. Наши глаза встретились, и я усмехнулся похоти, исходившей от его взгляда.

- Не останавливайся, Лёшка, - зарычал я. – Я хочу, чтобы ты заставил его кончить.

Он не ответил, повернулся обратно и продолжил своё занятие. Тёмка снова зажмурил глаза, а я резко врезался в Лёшу сзади, сильнее толкая его на Тёмкин член. Он сосал и лизал всё энергичнее, даже почти рычал при этом, хватаясь за бёдра друга.

Через мгновение тело Тёмы задрожало, он схватился за простыни и закричал в оргазме. Лёша продолжал сосать его член до тех пор, пока Тёмка уже не выдержал. Он застонал от таких ощущений, отодвинулся от Лёши и сел на кровати. Мальчики посмотрели друг на друга и захихикали, прежде чем страстно поцеловать друг друга.

Тёма встал с кровати, и я схватил Лёшу за волосы, притягивая его голову к себе так, чтобы он на меня посмотрел. Позиция изменилась, теперь его задница была под другим углом, и я врезался в него ещё жёстче. Я продолжал тянуть его за волосы и трахал его так сильно, как мог, от чего он застонал ещё громче.

- Тебе это нравится? – спросил я. Он застонал и закивал. – Скажи, как тебе это нравится. Я хочу это слышать.

- Мне нравится, - прошептал он. – Боже, нет, я, блять, обожаю это!

- Хм-м... обожаешь, серьёзно? Обожаешь, когда я так натягиваю твою задницу?

- Да. Бля, да. Больше, чем что-либо, Валера.

- Даже больше, чем лизать другой член?

- О, да. Определённо.

- Иисусе, знаешь, как сильно мне нравится смотреть, как ты лижешь член? Это просто нереально горячо, - пробормотал я, чувствуя, как нарастает мой оргазм. Давление, нарастающее где-то в районе живота, стало таким интенсивным, что угрожало уже вырваться наружу. – Скажи мне, на что по вкусу похож член.

- Ммм... Сладкий, - прошептал он. – Так хорошо.

- Ты чертовски плохой мальчик, - прошептал я, наклоняясь вперёд. Я облизнул его ушко, прежде чем слегка дунуть на него, и его тело задрожало. – Я думаю, ты любишь члены точно так же, как и я.

Он вскрикнул, не в силах сказать что-либо связное, и затрясся в оргазме. Его задница начала интенсивно сжиматься вокруг моего члена, и я застонал от приближающейся разрядки. Интенсивные волны удовольствия накрывали меня снова и снова, пока я всё ещё жёстко врезался в него, держась за его волосы одной рукой и за бёдра - другой. Войдя в него ещё несколько раз, я кончил и, закрыв глаза, запрокинул голову назад.

Через некоторое время я начал замедлять движения и почувствовал, как Тёма подошёл ко мне сзади, положив руки мне на спину.

- Это было великолепно, - сказал он, целуя меня между лопаток. – Я всегда думал, что буду сильно ревновать тебя, если увижу, что ты трахаешь другого парня, но это было самое сексуальное, что я когда-либо видел.

Я усмехнулся и открыл глаза, с шипением выходя из Лёши. Мой член уже начал опадать, так что я развернул Лёшку лицом к себе и наклонил его голову. Сначала он замешкался, но отказываться не стал.

- Соси мой член, сука, - хрипло прошептал я, он открыл ротик, и я толкнул в него свой член, который всё ещё был в презервативе. Он дёрнул головой несколько раз, и я застонал, так как член уже начал снова твердеть, но пришлось отстраниться. Лёшка озадаченно посмотрел на меня, а я усмехнулся, проводя пальцами по его губам. – Шлюха. Я подумал, ты тоже захочешь попробовать на вкус свою задницу.

Он закатил глаза и рассмеялся, игриво шлёпнув меня.

- Козёл.

- Не спорю, - ответил я, стягивая с себя презерватив и бросая его в мусорную корзину. Вздохнув, я сел на стул, липкий и мокрый от пота.

- Хочешь ещё? – позади меня раздался голос Тёмы.

Я обернулся и увидел, что он сделал ещё полоски порошка на столе. Я отреагировал мгновенно, пододвигаясь к столу, не удосужившись даже встать на ноги, и взял соломинку из Тёминых рук, чтобы снюхать порошок. Меня накрыло настолько интенсивно, что я даже пошевелиться, блять, не мог. Тёмка залез на мои колени и оседлал меня через мгновение, я открыл глаза и увидел его выжидательный взгляд.

- Ты чего-то хочешь? – спросил я, удивлённый тем, что он так пялится. Он улыбнулся, кивая.

- Определённо, - сказал он. – Ты трахнул Лёшку дважды. Помню, ты сказал, что я тоже получу своё.

Я вздохнул от лёгкого чувства боли в члене, соображая, встанет ли он снова, и опять закрыл глаза.

- Презерватив, - пробормотал я.

Остаток ночи был полон кокса, задниц и фотографий. Я был абсолютно обдолбан, еле мог глаза открыть, собственно, остальные были в том же состоянии. Я трахал Тёму, Тёмка ублажал Лёшу, Лёшка сосал у меня, прежде чем снова вылизать Тёму. Мы использовали игрушки, снова нюхали кокс, плёнка в фотоаппарате была израсходована. Мы трахались так, что всё болело, ноги были словно желе, мой член пульсировал от боли, но мы не останавливались, пока у меня не закончились презервативы, а у Тёмы - порошок.

Какое-то время я был абсолютно без сознания, совершенно голый лежал на полу. Оба парня лежали рядом, чей-то храп раздавался в комнате, но я был совершенно не в состоянии различить, кто именно храпел. Я слышал, как где-то звонил мой телефон, но я понятия не имел, где я его оставил, и у меня совершенно не было сил искать его. Да и не то, чтобы меня это волновало, если честно.

Окончательно я проснулся от чьей-то ругани, открыл глаза и увидел свет, пробивающийся в окно. Моя голова адски болела, когда я резко сел, перед глазами на какое-то время всё было размыто.

- Блять, сколько сейчас времени? - прохрипел я. Лёгкие сводило от боли, кашлять было больно, а горло пересохло.

- Шесть, - сказал Тёма, внезапно оказавшейся прямо передо мной, всё ещё абсолютно голый. Его волосы растрепались, лицо было искажено. Я аж сморщился, когда увидел его – выглядел он дерьмово. Пока я пялился на него, то всё думал, как вообще мог на него внимание обратить, он определённо не был ни сколько не симпатичным. В данной момент он был похож на проклятого сумасшедшего льва с жуткой гривой. Из этих мыслей меня вырвал звонок телефона.

- Подожди, сколько ты сказал времени? – спросил я, вскакивая и начиная шарить в груде одежды в поисках своего телефона. Голова закружилась, я упал на кровать и разбудил Лёшу, который всё ещё спал.

- Заткни эту хрень, - пробормотал Лёшка, закрывая уши подушкой. – Чёртова головная боль.

- Иди нахуй, ебучий зверь, - огрызнулся я, я был чертовски зол, потому что не мог найти телефон. – Ты и есть головная боль, Лёша.

- Придурок.

- Сука.

- Перестаньте оба, - выплюнул Тёмка. – Сейчас шесть утра, Валерка. Лёш, поднимай свой зад и оденься. Родители скоро приедут.

- Блять! – выругался я, наконец, обнаружив телефон, валяющимся на полу, наполовину прикрытый нижним бельём. Я поднял его в тот момент, когда он перестал звонить, и застонал, взглянув на экран. Двадцать семь пропущенных вызовов, и мне даже смотреть не нужно было, кто именно звонил.

- Денис меня убьёт, - пробормотал я, быстро натягивая на себя одежду. – Мне срочно нужно домой. Я положил телефон в карман и краем глаза заметил камеру, лежащую на столе, и тихонько положил её в другой карман. Обернувшись и шлёпнув Тёму по заднице, я направился к двери.

- Пока, сучки.

Дэн громко вздохнул, вырывая меня из воспоминаний недельной давности, – звук казался громче из-за пустой комнаты. Денис встал, оттолкнув назад стул и начал вышагивать взад-вперёд перед холстом. Дениска рисовал дерево, и для меня оно выглядело прекрасно, но я видел, что он считает по-другому. Дэн добавил немного больше цвета стволу, затем смешал жёлтый цвет, окрасив несколько листьев, и, положив кисть, отошёл немного назад. Внимательно рассматривая холст, он склонил голову набок, будто глядя на него под каким-то другим чёртовым углом, меняющим всё видение.

Я усмехнулся и, оттолкнувшись от стены, направился к тому месту, где стоял он. Я остановился за его спиной, а он весь напрягся, когда почувствовал меня. Глубоко вздохнув, Денис снова расслабился.

- Чем хочешь заняться, котёнок?

Ничего не сказав, Дэн медленно направился прямиком ко мне, и в воздухе повисло короткое молчание, прежде чем я почувствовал, как неожиданно потянули мои штаны. Мои глаза распахнулись, и я посмотрел вниз. Денис стоял на коленях и возился с моим ремнём.

- Иисусе, Дениска, что ты делаешь?

И снова он не сказал ни одного грёбаного слова. Дэн расстегнул пояс и молнию, тут же забираясь ко мне в штаны. Я застонал, когда его рука проникла в дырку спереди на моих боксёрах и, схватив мой член, он вытащил его. Это всё, что было нужно, чтобы заставить меня возбудиться – его тёплая ладонь на моей пульсирующей плоти.

Я был ошеломлён. Абсолютно охрененно в хорошем смысле ошеломлён. На какой-то момент я задумался, снится ли мне это, и я ущипнул себя. Острая, не сильная боль, дала мне понять, что нет. Денис действительно стоял тут, передо мной, на чёртовых коленях. Он прикасался ко мне... прикасался к нему. Я почти кончил от одной этой мысли.

- Ты пытаешься, блять, убить меня? - пробормотал я, когда Дэн погладил меня несколько раз. В ответ он лишь улыбнулся, и я положил руку на его затылок, когда он взял меня в рот.

Этот рот... горячий, влажный рот. Да, в жизни есть куда лучшие вещи, чем алкоголь и наркотики, и этот рот был определённо одной из этих вещей.

Денис взял меня настолько, насколько смог, головка моего члена скользила по его горлу. Я простонал, пробегая пальцами по его длинным каштановым волосам, в тот момент, когда он начал двигать головой. Это было чёртово мучение, настолько медленно он всё делал, лаская языком нижнюю поверхность моего члена. Я пытался сохранить спокойствие, расслабиться и, опёршись на рисовальный стол, позволил ему взять контроль, но это было тяжело.

Блять, это было тяжело...

Спустя минуту Дэн стал двигаться быстрее, захватывая меня всё глубже и глубже. Дениска начал постанывать, посылая вибрацию по моему члену, которая отбивала рикошетом прямо в мои яйца.

- Ах, чёрт, - простонал я, хватая его за волосы.

Ни за что на свете я не смогу продержаться долго. Я был, как долбанный девственник, будто мне впервые сорвало голову.

Дениска продолжил свои действия, постепенно набирая темп. Он обвил правой рукой основание моего члена, погладил его, а левой рукой снова нырнул ко мне в штаны. Обхватив ладонью мои яйца, Денис стал аккуратно массировать их. Возбуждение скопилось где-то снизу, жар пробежал по всему моему телу.

- Бля, я сейчас...

Я даже не смог закончить фразу, лишь закричал, когда взрыв удовольствия настиг меня, пока я двигал бёдрами, изливаясь ему в рот. Дэн схватил меня за бёдра, стараясь сдержать, и сосал, пока я не кончил окончательно. Я выругался и оттолкнулся от него, запрокинув голову назад и стараясь выровнять дыхание.

- Бля, это было хорошо.

- Я рад, - сказал он, поднимаясь на ноги. Денис стряхнул невидимую пыль со своих колен, ведь на этот пол даже практически не ступали, и застенчиво улыбнулся.

- Что я такого сделал, чтобы заслужить это? – спросил я, быстро застёгивая свои штаны. Я не позаботился о молнии или ремне, слишком ошеломлённый, чтобы переживать, что мой член до сих пор снаружи.

- Ну, ты постоянно делаешь меня счастливым, поэтому я решил вернуть должок.

- Христос, котёнок, ты всегда делаешь меня счастливым, - сказал я и, притянув его в свои объятия, поцеловал в макушку. - Хм, а знаешь, что сделает меня ещё счастливее?

- Что? – спросил Денис, посмотрев вверх на меня. Я ухмыльнулся и, схватив его за бёдра, повернул так, что мы теперь поменялись местами. Удивившись, он взвизгнул, когда я поднял его и посадил на край стойки. Я понимал, что рискую, пытаясь проникнуть в дом, но если мне сегодня везёт по очкам, оно стоит того, чтобы попробовать.

Эти дебильные бейсбольные эвфемизмы. Очевидно, минета не достаточно, чтобы сделать меня ещё более жалким.

Мои руки скользнули по обнажённым бёдрам Дениса, когда я спустил его штаны. Он немного приподнялся, чтобы я смог стянуть с него брифы. Это простое движение, лёгкое приподнимание его бёдер, было тем подтверждением, что мне было необходимо. Это был его способ сказать, что всё в порядке, что он, наконец, поверил в то, что мы можем быть снова вместе таким способом.

И я подумал: слава Богу за это. Мой член снова заныл, ожидание буквально клонило меня на колени.

Как только я снова расстегнул штаны, они упали на пол, и я отбросил их ногой в сторону вместе с боксёрами. Мои губы скользили по его шее, Денис стонал в ответ на мои поцелуи, а я дразнил его мочку уха языком.

- Вот так, - прошептал я, опуская руку и хватая свой член. Я вошёл в него, и Дэн закричал, запрокидывая голову назад так, что она почти лежала. Денис наткнулся на краски и отодвинул это дерьмо в сторону, скидывая его прямо на пол в тот момент, когда я сделал очередной толчок. Он был такой узенький, но мы идеально подходили друг другу после стольких лет. Я осознал тот факт, что был единственным мужчиной, что был внутри него... и вообще когда-либо будет.

- О, как хорошо, - всхлипнул Дениска.

- Блять, да, так и есть, - простонал я.

Я начал медленно, чтобы мы могли привыкнуть друг к другу, но надолго нас не хватило. Наши губы впились друг в друга, языки сплелись в небрежном поцелуе. Между нами сочилась отчаянная, чистейшая чёртова страсть, в тот момент, когда я заполнял его. Когда поза стала неудобной, и я уже не мог проникнуть глубже, я схватил его за бёдра и стащил со стойки. Дэн прижался ко мне, обвивая ноги вокруг моей талии, пока я нёс его через студию и положил на огромный стол для эскизов.

- Валер, мы здесь рисуем, - задыхаясь, сказал Дэн в то время, как я врезался в него без каких-либо колебаний. Казалось, он хотел запротестовать, но не делал никаких движений, чтобы остановить меня, лишь стонал, раскрывая ноги шире, давая мне доступ для более глубокого проникновения.

- И что? – пробормотал я, целуя его в шею. - Ты рисуешь за стойкой и не говорил подобного дерьма, когда мы трахались там.

- Так и есть, - ответил Денис, пробегая ладонями по моей спине, под моей рубашкой. Короткими ногтями он царапал мою кожу, посылая озноб по моей спине. – Боже, так хорошо.

Стол качнулся, слегка скользя по линолеуму от силы наших движений. Я схватил его за ноги, кладя его икры себе на плечи, проникая в него, заполняя его каждым своим дюймом. Его крики эхом отдавались в тишине студии, практически перебивая шум от моих поцелуев.

- Ох, Валерка, - застонал он. Моё имя, слетевшее с его губ, практически подвело меня к чёртову краю. Я чувствовал, что Дэн близок, поэтому просунул руку между нашими телами и кончиками пальцев прошёлся по его эрегированному члену. От моих трений его крики стали громче, ноги напряглись, и он схватил меня за волосы. Было блядски больно, его пальцы вцепились сильной хваткой, практически вырывая их, что было неестественно. Но мне было всё равно. Я наслаждался этой болью. Боль делала всё это настоящим. Заставляла чувствовать себя живым. Дениска заставлял меня почувствовать себя живым.

Небольшая дрожь прошлась по его телу, прежде чем Дэн сжал ноги и выкрикнул моё имя. Его оргазм пронёсся по телу, а я всё продолжал свои действия, продлевая его удовольствие. Через мгновение Денис расслабился, и я вытащил руку, снова сосредоточившись на толчках.

- Блять, я уже близок, - пробормотал я ему в кожу, зарываясь носом в районе его ключицы. Ещё несколько сильных толчков, и я почувствовал знакомый жар, мой второй оргазм оказался интенсивней, чем первый. На этот раз мои колени на самом деле подкосились, перемещая весь вес моего тела на него. Мы полностью оказались на столе, и я извергся прямо в него. Удовольствие пронзило меня, сжимая все мои внутренности и опустошая.

Когда всё затихло, я перестал двигаться, чувствуя себя обмякшим. Я медленно вышел из него, печально постанывая от потери контакта. Я начал вставать, но Дэн прильнул ко мне, удерживая. Сказав сам себе «к чёрту всё» я просто лёг поверх него на стол, закрывая глаза.





Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 119
© 11.10.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2916682

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1