Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ЗДЕСЬ ПРОШЛИ РЕРИХИ!


ЗДЕСЬ ПРОШЛИ РЕРИХИ!

Друзья!
Кяхтагород районного значения в России, административный центр Кяхтинского района Республики Бурятия и городского поселения «Город Кяхта».
Население — 20 297] человек. (2020). Один из пяти исторических городов Бурятии и один из 41 исторических поселений России. Именно через Кяхту возвращались из Москвы Рерихи 94 года назад, продолжая свою знаменитую Центрально-Азиатскую экспедицию
1926, 26 июля – 26 августа – экспедиция прибывает на Алтай через Новосибирск, Барнаул, Бийск; Рерихи направляются через село Алтайское, Усть-­Коксу до села Верхний Уймон, где останавливаются в доме Вахромея Атаманова, который стал их проводником для радиальных конных путешествий по Катунскому хребту, по Теректинскому хребту, по Катуни до Катанды и Тюнгура, по долинам рек Кучерла и Ак-­КЕМ.
1926, 26 АВГУСТА – ЭКСПЕДИЦИЯ ЧЕРЕЗ БИЙСК НАПРАВЛЯЕТСЯ В ВЕРХНЕУДИНСК (УЛАН-­УДЭ), А ЗАТЕМ В ТРОИЦКОСАВСК (КЯХТУ).
1926, 10 сентября – экспедиция пересекает границу Монголии.
1926, сентябрь – 1927, 13 апреля – экспедиция находится в Урге (Улан-­Баторе), столице Монголии;
– Рерихи обновляют и чинят снаряжение, набирают людей и караванных животных для путешествия;
– Рерихи оформляют паспорта и получают специальное разрешение на посещение Лхасы при своем следовании через Тибет;
– выходит в свет книга Е.И. Рерих «Основы буддизма».
Первая Центрально-азиатская экспедиция Николая Рериха (1924-1928 ) – многоэтапная научная экспедиция, прошедшая за эти годы по территориям Индии, Китая (Синцзян, Тибет), Казахстана, России (Сибирь, Алтай), Монголии. Экспедиция продолжила научную линию изучения Азии, заложенную такими выдающимися российскими учеными как Н. М. Пржевальский, Г. Н. Потанин, П. К. Козлов, П. П. Семенов-Тян-Шанский, В. И. Роборовский, Г. Ц. Цыбиков, Г. Е. Грумм-Гржимайло. Организованная Рерихом Центрально-Азиатская экспедиция, ставшая крупнейшим достижением в области географических исследований планеты, явилась настоящим научным и человеческим подвигом.
Сегодня жители Кяхты не забыли Рерихов.8 августа 2014 года в выставочном зале Краеведческого музея имени академика В.А. Обручева (город Кяхта) состоялось торжественное открытие выставки «Пакт Рериха. История и современность». Этот международный выставочный проект направлен на популяризацию миротворческих идей Николая Рериха и посвящен международному Договору «Об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников», который вошел в историю как Пакт Рериха, увековечив имя его автора, выдающегося русского художника, мыслителя, гуманиста и общественного деятеля Николая Рериха.
Принципы сохранения культуры, изложенные в Договоре, стали основой международного гуманитарного права в области сохранения культурных ценностей. Подписание Пакта Рериха стало одним из важнейших событий XX века в области международной защиты культурного наследия человечества. Пакт Рериха был подписан в Вашингтоне 15 апреля 1935 года представителями двадцати одного государства Панамериканского Союза, включая США. Его принципы легли в основу Гаагской Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 14 мая 1954 года.
Так что бурятский пограничный городок Кяхта навечно вписан в русскую историю!
Вл.Назаров
***************
1.ИСТОРИЯ КЯХТЫ
«Положение Кяхты на границе не двух,
а нескольких культур - европейской, русской,
китайской, монгольской – делают этот поселок богачей
единственным не только в России, вероятно,
и во всем мире культурным уголком,
брошенным почти на границу
пустыни Гоби»
И.И.Попов.
Основание города Кяхты – это одна из страниц истории присоединения Сибири к России и установления отношений с Китаем. Ее начало историки связывают с именем Петра I. В XVII веке было предпринято несколько разведывательных экспедиций и официальных посольств в Китай с целью установления «пристойной дружбы и любви», границы, торговых отношений между странами - Россией и Китаем. В 1689 году Петр направил к границам Китая миссию во главе с Ф. А. Головиным. Заключенный Головиным Нерчинский договор не положил, однако, начала прочным торговым контактам с Китаем.
Для окончательного решения вопросов с Китаем при Екатерине I было сформировано посольство во главе с Саввой Владиславичем-Рагузинским. В 1726 году Рагузинский прибывает сюда и блестяще выполняет свою миссию государственного парламентера. Граница в восточную сторону определялась по горному хребту Хинган-Алин до речки Горбицы, впадающей в Амур. Для более точного определения черты разграничения на месте будущего Кяхтинского региона с обеих сторон были назначены комиссары.
12 октября 1727 г. был подписан первый акт, определяющий черты границы между Кяхтой и Шабин-Добагом, а 27 октября по второму акту назначается черта, идущая до границы между Кяхтой и Аргунью.
По настоянию Рагузинского русское правительство принимает решение о строительстве новой Селенгинской крепости и об укреплении пограничных гарнизонов. Один из гарнизонов Рагузинский решает разместить на месте ранее возведенного Барсуковского зимовья, где русские и китайские купцы издавна обменивались товаром.
К концу 1727 года на обоих берегах реки Кяхты, у впадения в нее ручья Грязнуха, была построена Новотроицкая крепость, отстроенная по проекту Рагузинского. В плане она представляла собой неправильный четырехугольник (60X80 саженей), окруженный палисадом. Стены в углах выступали в виде пятиугольных бастионов. В центре крепости находился большой пруд, образовавшийся в результате возведения на ручье плотины. Внутри крепости были построены деревянные офицерские и солдатские казармы, конюшни, амбары и склады, а в северном углу - церковь Троицы с приделом во имя святого Саввы Сербского. Рядом находился гостиный двор с 60-ю лавками, комендантский дом.
Так как крепость не вмещала все население, было решено построить слободу. Первый камень в основание торговой слободы Кяхты заложил сам Рагузинский буквально на следующий день после обмена текстами договора в присутствии китайских дипломатов и всех членов русской миссии. Строительство форпоста возглавлял капитан Ф. Княгинкин, под командованием которого находилось 350 солдат Якутского полка и 30 казаков из Удинска. К концу 1728 года ими уже были возведены гостиный двор с 24-мя лавками (он представлял собой прямоугольное в плане сооружение с глухими наружными стенами и воротами с северной и южной сторон) и 32 купеческие избы, расположенные по периметру защитных стен гостиного двора. Город стал быстро расти, здесь селились все сословия горожан, уже через столетие с момента основания, он превратился в город первой величины в Забайкалье. Его назвали Троицкосавск, в честь Троицкой крепости и основателя Кяхты Саввы Рагузинского.
Кяхтинская торговля В конце сентября 1728 года в Троицкосавск возвратился из Пекина русский караван. Он привез меха, оставшиеся от продажи на Пекинском рынке, в том числе шкурки камчатского бобра, рыси, соболя. Этот ценный товар комиссар каравана сдал в Кяхтинском форпосте целовальнику Лягунову, последний променял его китайским купцам. Так началась кяхтинская торговля. В 1729 году полковник И. Д. Бухгольц, осуществлявший вместе с Рагузинским общее руководство приграничными делами, сообщил Коллегии иностранных дел, что «торг с китайцами на Кяхте уже открыт». В 1743 году по указу Сената Кяхтинский форпост был возведен в ранг торговой слободы.
В 1790 году город Троицкосавск был удостоен герба: на поле щита, в верхней части - Иркутский герб - бабр с соболем в зубах, а в нижней части на голубом поле рог изобилия, из коего сыплются золотые монеты, а по сторонам - два всадника, русский казак слева, а справа - бурят.
В 1861 году был получен герб Кяхтинского градоначальника, который стал гербом Кяхты: «В лазоревом щите золотая оторванная голова дракона, с червлеными глазами и языком, и сопровождаемая четырьмя золотыми гонтами (слитками)». Он больше получил признание и показан во всех справочниках. (Полный дракон - символ Китая, голова дракона - символ городов, которые вели торговлю с Китаем).
Почти одновременно с Кяхтой, в 1730 году, в ста двадцати саженях от слободы, у самой границы с монгольской стороны выходцы из северной китайской провинции Шанси построили торговый город Маймачен.
В первые годы существования слободы Кяхты русско-китайская торговля шла вяло, что было связано с введением государственной монополии на торговлю мехами, изделиями из золота и серебра. Развитие контрабанды заставило правительство Екатерины II в 1762 году отменить казенную караванную торговлю. Это способствовала приезду к южной границе государства купцов и предприимчивых людей, желавших поправить свои дела. Численность населения Кяхты и Троицкосавска постепенно росла, ширилось строительство торговой слободы и города. Объем торговли, ведущейся через Кяхту, год от года увеличивался. В 1775 году произошло разделение кяхтинского купечества на гильдии. Оптовая торговля сосредоточилась в руках наиболее богатых купцов, известных впоследствии своими огромными состояниями и деловыми связями: Нерпина, Ременникова, Лушникова, Сабашникова, Молчанова, Швецова, Коковина, Немчинова, Басова, Синицына, Токмакова, Кандинских, Старцевых. Благодаря их усилиям Кяхта стала единственным самоуправляемым городом России.
Особую известность Кяхта приобрела в конце XVIII — середине XIX века, когда в России и в странах Европы возрос интерес к чаю. Здесь возникло немалое количество торговых контор, фирм и даже компаний с солидным торговым оборотом. Так, в 1850-1860-х годах торговый оборот Кяхты — Троицкосавска составлял более 30 млн. рублей в год. К этому времени здесь было официально зарегистрировано 58 торговых фирм. Торговля в 40-х годах XVIII веке принимает уже значительные размеры, а в 90-х годах ввоз чая стал возрастать особенно быстро.
Постепенно Кяхте узнал весь деловой мир, включая страны Европы, Англию и Америку. В 1862 году в слободе уже насчитывалось 276 купцов и 165 торговых домов, из них около 60 домов принадлежали купцам, имевшим оборот более 5 млн. рублей в год, благодаря чему Кяхта была в то время единственным в мире поселением миллионеров. Она стала главным пограничным центром чайной торговли на торговом пути, связывавшем Китай, Россию и страны Европы, со временем получившем название «Великого чайного пути».
Благодаря развитию чайной торговли в Кяхте - Троицкосавске появились и сопутствующие ей промыслы и ремесла. По данным 1862 года в городе имелось 16 мелких производств, в том числе четыре мыловаренных, три свечных, четыре папиросных и одно по выделке кож и овчин. Это привело к росту городского и слободского населения: в 1862 году в Кяхте - Троицкосавске проживало 5430 человек.
Менялся и облик города - в нем уже насчитывается 960 домов, в том числе появляются первые каменные дома. К 1850-м годам были построены каменные троицкосавские гостиные ряды, здания таможни и гостиного двора в Кяхте. Застройка слободы и города приобрела упорядоченный характер. В центре города Троицкий собор (1812-17 г.г.), в Кяхтинской купеческой слободе на границе - Вознесенская церковь (1830 г.). На старом кладбище в Кяхте была построена деревянная, затем каменная в русско-византийском стиле Успенская церковь (1884 г.), ныне вновь действующая. Успенская церковь была построена на средства Кяхтинского купца первой гильдии, известного миллионера Я.А. Немчинова и является памятником русской культовой архитектуры XIX века.
Признанный центр торговли с Китаем, Кяхта постепенно превращался в центр не только деловой, но и общественной и культурной жизни Забайкалья. Причиной этого, по мнению известного народника И. И. Попова, отбывавшего ссылку в Кяхте, следует считать положение Кяхты на границе нескольких культур: европейской, русской, китайской, монгольской, а также усложнение торговых операций в связи с ликвидацией менового торга, что потребовало привлечения к занятию торговлей образованных людей. Этими качествами обладали многие кяхтинские купцы. Купцы А. М. Лушников, В. Н. Сабашников, И. А. Нерпин, И. Ф. Токмаков, И. Д. Синицын, примыкали по своим взглядам к передовой части интеллигенции города и слободы. Большое влияние на них оказали декабристы, с которыми некоторые представители купечества Кяхты были знакомы еще со времен Петровского Завода и впоследствии, когда каторжане вышли на поселение, поддерживали дружеские отношения. Здесь в середине прошлого столетия побывали многие известные ученые, педагоги, писатели.
В 1830—1832 годах в Кяхте работала экспедиция Департамента иностранных дел во главе с востоковедом членом-корреспондентом Петербургской Академии наук Павлом Львовичем Шиллингом. Экспедиция должна была обследовать состояние торговли между Россией, Китаем и Монголией, а также положение местного населения.
Здесь же, в Кяхте, П. Л. Шиллинг совместно с Н. Я. Бичуриным, первым русским китаеведом, осуществил обширную программу научно-исследовательских работ: собрал китайские, монгольские, тибетские и манчжурские книги, предметы бурятской культуры, обследовал памятники древних восточных культур, закончил работу над созданием электромагнитного аппарата, модель которого ныне экспонируется в Кяхтинском краеведческом музее.
Н. Я. Бичурин проделал огромную работу по переводу истории Тибета и Хухэнора с китайского языка, составил словарь монгольского языка, приложил немало усилий для создания в Кяхте училища китайского языка. В 1835—1837 годах Бичурин вторично посетил Кяхту с целью организации здесь школы китайских переводчиков. Во время этого пребывания он познакомился с братьями-декабристами Бестужевыми.
Поэт и педагог Д.П. Давыдов был одним из активных участников литературного кружка кяхтинской молодежи, много сил отдал изучению устного народного творчества бурятов, эвенков, якутов, а также этнографии этих народов.
Представители просвещенных кругов кяхтинского общества объединялись вокруг литературного салона С. С. Сабашниковой, жены купца и общественного деятеля В. Н. Сабашникова, который одновременно с А. М. Лушниковым стал с 1855 года получать герценовские издания: «Полярную звезду» и «Колокол», маленькие томики которых, по воспоминаниям И. И. Попова, с жаром читались и обсуждались в кружке передовой кяхтинской молодежи. На одном из вечеров в салоне С. С. Сабашниковой родилась идея об издании «Кяхтинского листка», ставшего первой печатной газетой Забайкалья. «Кяхтинский листок» начал выходить в свет с 3 мая 1862 года. Сыновья Сабашниковых, известные книгоиздатели братья М. и С. Сабашниковы в течение многих лет комплектовали библиотеку Троицкосавской женской гимназии лучшими книгами как своего, так и других русских и зарубежных издательств. Один из потомков купцов Сабашниковых – предприниматель из Улан-Удэ Николай Телегин в наши дни стал автором идеи возрождения торгового «Чайного пути» в качестве международного туристского маршрута.
В 1811 году в городе были открыты приходское и уездное училища, создаются частные школы.
В 1833 году была открыта войсковая русско-монгольская школа, в которой позднее учился первый ученый Бурятии Доржи Банзаров.
В 1862 году в Троицкосавске открылось женское училище, преподавание в котором, по словам декабриста М. А. Бестужева, стояло на высоком уровне. Позднее училище было преобразовано в прогимназию, а затем в гимназию, третью по времени открытия в России.
В 1876 году по инициативе и при материальной поддержке М. А. Лушникова открылось шестиклассное Алексеевское реальное училище с коммерческим отделением — первое мужское учебное заведение в Забайкалье. Оно располагалось в великолепном для того времени здании.
В августе 1897 года в городе было открыто женское приходское училище, основанное на средства купца М. В. Шишмакова, а в 1899 году — четырехклассное городское училище.
Передовые представители кяхтинской интеллигенции прикладывали немало усилий для развития в городе просвещения, культуры и науки. В 1887 году состоялось открытие Троицкосавской общественной библиотеки, книжный фонд которой составлял 2540 томов. В конце XIX - начале XX века Троицкосавск занимал одно из первых мест среди городов Восточной Сибири по количеству учебных заведений и квалифицированных педагогических кадров. В городе сложилась многочисленная прогрессивная интеллигенция.
В 1890 году в культурной жизни города произошло значительное событие.
Преподаватели реального училища, женской гимназии, другие представители местной интеллигенции явились инициаторами создания в городе краеведческого музея, ныне одного из крупнейших хранилищ уникальных ценностей в Забайкалье. В организации музея приняли участие Ю. Д. Талько-Грынцевич, В. С. Моллесон, И. И. Попов, Н. А. Чарушин, Н. Н. Сарычев, П. С. Михно, А. П. Мостиц, М. В. Лисовский, Я. С. Смолёв и другие. Первым директором и хранителем музея стал П. С. Михно.
В 1894 году при содействии Г. Н. Потанина и Д. А. Клеменца было создано Троицкосавско-Кяхтинское отделение Российского Географического Общества, которое возглавил врач Ю. Д. Талько-Грынцевич, краевед и археолог по призванию, ставший впоследствии известным ученым, профессором Краковского университета.
В 1897 году в Кяхте начала издаваться новая газета — «Байкал». Ее издателем и редактором стал историк и краевед Забайкалья И. В. Багашев. «Байкал» превратился в интересную, живую газету, которая подробно освещала события культурной жизни города и края, давала обзор новостей России и сообщения из-за рубежа. Однако из-за материальных затруднений Багашев в 1900 году переводит ее в Иркутск, где был напечатан всего один номер за 1901 год. В следующем году «Байкал» не выходил вообще. В 1903 году Багашев передал право выпуска газеты И. А. Лушникову, сыну А. М. Лушникова, и «Байкал» вновь начинает печататься в Кяхте-Троицкосавске вплоть до конца 1905 года. Материалы газеты этого периода свидетельствуют о большом интересе, проявляемом кяхтинцами к политическим событиям в центре России. Газета имела своих подписчиков и корреспондентов не только в Троицкосавске, в западном и восточном Забайкалье, но и в Китае (А. Д. Старцев), Манчжурии, Монголии и Тибете.
Пограничный Кяхта-Троицкосавск сыграл в XIX - начале XX века выдающуюся роль в культурных связях России со странами Центральной Азии и был единственным российским городом, который посещали монголы. Они продавали здесь скот, шерсть, сено, покупали промышленные товары. Некоторые монгольские юноши учились здесь в школах. Немало жителей города, а также окрестных сел и улусов - русских и бурятов - выезжали в пограничные районы Монголии по делам торговых фирм, а также для сопровождения путешественников, геологов, врачей, направлявшихся в соседнюю страну. Казаки Первого военного отдела Забайкальского казачьего войска, управление которого располагалось в Троицкосавске, вместе с монголами обслуживали почтовый тракт Кяхта - Урга. В это время были заложены основы для развития торговых, деловых и дружественных связей народов России и Монголии.
Однако в 1880-х и особенно в конце 1890-х годов состояние торговых дел в Кяхте начало серьезно беспокоить «отцов города». «Золотые ворота России» стали терять свое значение с постройкой Суэцкого канала в 1890 году, когда появился более короткий и удобный путь перевозки чая из Китая в Россию и Восточную Европу - через Одессу. Это заставило русское правительство снизить пошлины, установить ряд торговых льгот для города Кяхты. Тем не менее, это не обеспечило роста или хотя бы стабильности русско-китайской торговли - ее объем из года в год сокращался.
Когда же в конце 1890-х годов было завершено строительство транссибирской железнодорожной магистрали основной грузопоток пошел по ней, после русско-японской войны к 1905 году гостиный двор в Кяхте окончательно опустел. Многие кяхтинские купцы, переведя свой капитал в Москву или Петербург, переехали на жительство в российские столицы. Кяхта утратила свое былое величие. Славная 200-летняя страница истории города, бывшего главным центром российско-китайской торговли была закрыта и в этой истории наступила новая эпоха.
В годы революции и гражданской войны Кяхта оказалась в водовороте этих событий. Здесь был создан Первый Троицкосавский Совет большевиков, большинство членов которого погибло в результате карательных акций войск атамана Забайкальского казачьего войска Г.Семенова, гарнизон которого стоял в Троицкосавске.
После поражения армии адмирала Колчака на Урале, в Кяхту были перевезены 1200 политзаключенных, которые вместе с 400 местными жителями были расстреляны на территории Красных казарм. В память об этом здесь установлен обелиск.
В январе 1920 года китайские войска свергли правителя Монголии Богдо-гэгэна, и, стремясь не допустить к своим границам большевиков, захватили Троицкосавск. В том же году войска немецкого барона, служившего при русском дворе, генерала Р.Ф.Унгерна вошли в Монголию, где под лозунгом защиты буддизма и восстановления независимости Монголии и при поддержке части населения, после ожесточенных боев с китайскими войсками, был вновь возведен на трон Богдо-гэгэн.
В марте 1921 года в Троицкосавске состоялся Первый съезд Монгольской народной революционной партии и образовано Временное правительство Монголии во главе с Сухэ-Батором. Монгольская народная армия овладела Маймаченом.
В мае на Троицкосавск выступили войска Унгерна, рассчитывая уничтожить монгольские отряды, выйти к Байкалу и отрезать Дальневосточную республику от Советской России.
В июне в Монголии неожиданно появился 35-й кавалерийский полк Красной Армии под командованием К.К.Рокоссовского. Полк проделал марш-бросок из Иркутска, соединился отрядами Сухэ-Батора и разгромил части Унгерна. Красная Армия захватила Ургу (ныне Улан-Батор) и привела к власти Сухэ-Батора.
Военные действия на этой территории прекратились в конце лета 1921 года. В 1922 году, после упразднения Дальневосточной республики Троицкосавск вошел в состав РСФСР.
http://всяйога.рф/
**********************
2. ВЫСТАВКА В СТАРЕЙШЕМ МУЗЕЕ БУРЯТИИ!
8 августа 2014 года в выставочном зале Краеведческого музея имени академика В.А. Обручева (город Кяхта) состоялось торжественное открытие выставки «Пакт Рериха. История и современность». Этот международный выставочный проект направлен на популяризацию миротворческих идей Николая Рериха и посвящен международному Договору «Об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников», который вошел в историю как Пакт Рериха, увековечив имя его автора, выдающегося русского художника, мыслителя, гуманиста и общественного деятеля Николая Рериха.
Принципы сохранения культуры, изложенные в Договоре, стали основой международного гуманитарного права в области сохранения культурных ценностей. Подписание Пакта Рериха стало одним из важнейших событий XX века в области международной защиты культурного наследия человечества. Пакт Рериха был подписан в Вашингтоне 15 апреля 1935 года представителями двадцати одного государства Панамериканского Союза, включая США. Его принципы легли в основу Гаагской Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 14 мая 1954 года.
Идеи Пакта Рериха, утверждающие безусловную защиту исторических памятников, музеев, научных, художественных, образовательных и культурных учреждений и их сотрудников в мирное и военное время, приобретает сегодня особую актуальность.
Кяхтинский краеведческий музей, в котором 8 августа 2014 года в выставочном зале Краеведческого музея имени академика В.А. Обручева (город Кяхта) состоялось торжественное открытие выставки «Пакт Рериха. История и современность». Этот международный выставочный проект направлен на популяризацию миротворческих идей Николая Рериха и посвящен международному Договору «Об охране художественных и научных учреждений и исторических памятников», который вошел в историю как Пакт Рериха, увековечив имя его автора, выдающегося русского художника, мыслителя, гуманиста и общественного деятеля Николая Рериха.
Принципы сохранения культуры, изложенные в Договоре, стали основой международного гуманитарного права в области сохранения культурных ценностей. Подписание Пакта Рериха стало одним из важнейших событий XX века в области международной защиты культурного наследия человечества. Пакт Рериха был подписан в Вашингтоне 15 апреля 1935 года представителями двадцати одного государства Панамериканского Союза, включая США. Его принципы легли в основу Гаагской Конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта 14 мая 1954 года.
Деятельность этого музея тесно связана с учеными – исследователями Центральной Азии.
Перед началом мероприятия звучала музыка из собрания произведений, которые слушали Рерихи во время Центрально-Азиатской экспедиции. Через Кяхту, небольшой городок на границе с Монголией, проходил маршрут экспедиции из Советского Союза в Монголию, Тибет и Индию.
«Можно расходиться в путях цивилизации, можно спорить о признаках прогресса, но невозможно не учуять понятие Культуры, сокровищницы всего возвышающего, путевого столба истинной эволюции» – этими словами Николая Рериха началась церемония открытия выставки. Присутствующим был показан ряд фрагментов фильма В. Шатина «Время собирать камни», рассказывающих о значении и актуальности идеи, заложенной в Пакте Рериха.
В своем выступлении директор Краеведческого музея Сергей Сыренович Петушкеев отметил огромный вклад Николая Рериха в развитие мировой культуры и актуальность Пакта Рериха в деле защиты культурного наследия человечества. Он также зачитал приветственное слово к участникам и организаторам Международного выставочного проекта «Пакт Рериха. История и современность» Виктора Толоконского, ранее исполнявшего обязанности полномочного представителя президента РФ по СФО.
С приветственным словом к собравшимся обратился заместитель главы Кяхтинского района Циремпилов Баир Цыден-Ешеевич, который выразил большую признательность организаторам за проведение мероприятий международного уровня в небольших городах, каким является Кяхта. Он отметил, что администрация приложит все усилия для ознакомления с материалами выставки как можно большего числа жителей Кяхты, в первую очередь, школьников, учащихся училищ, преподавателей.
В своем выступлении помощник главы Кяхтинского района Николай Георгиевич Фильшин высказал пожелание узнать всю имеющуюся информацию о пребывании Центрально-Азиатской экспедиции под руководством Николая Рериха в Кяхте, чтобы иметь возможность дополнить экспозицию Краеведческого музея.
Представители администрации через реализацию идеи Пакта увидели перспективу развития для своего города, а именно, восстановление разрушенных храмов и церквей, которыми еще в начале ХХ века славилась Кяхта, что может стать толчком к возникновению путей культурного туризма. Звучали мысли о возрождении полновесной жизни некогда богатого приграничного городка, именовавшегося «городом миллионеров». Как призыв прозвучало: «Восстановим культуру – поедут в Кяхту туристы».
Представитель Ангарского музейно–библиотечного Рериховского центра Татьяна Владимировна Усова рассказала о движении Международного выставочного проекта «Пакт Рериха. История и современность» по странам мира.
В фойе Краеведческого музея разместился дополнительный фотораздел выставочного проекта. Он знакомит посетителей с объектами культурного и природного наследия Сибирского федерального округа, которые имеют историческую, архитектурную, духовную ценность. О богатствах Сибири Николай Константинович писал: «Культура, как всеобщее благо, как свет истинного просвещения, как свободно осознанная дисциплина духа – эта культура слагала крепчайшие народы. И сколько таких народов прошло в великих шествиях по необъятным пространствам сибирским! От всех этих великих путников наслоились …высокодуховные наследия».
Администрации Кяхтинского района, краеведческому музею и районной библиотеке были подарены Каталог выставки «Пакт Рериха. История и современность» и другие издания МЦР. Каталог наряду с материалами экспозиции содержит фотографии объектов культурного и природного наследия Сибирского Федерального округа.
По окончании торжественной части для гостей была проведена экскурсия. Интересными стали мысли о необходимости по-новому взглянуть на объекты культуры Кяхты и бесценные материалы Краеведческого музея (более 120 тыс. единиц хранения) с целью обнаружения знаков триединства. Ведь этот древнейший символ наверняка встречается и среди экспонатов музея, которые отражают историю духовной культуры народов, населявших с древности территорию Южного Забайкалья, а также Монголии, Китая, Японии.
Организаторами выставочного проекта в Кяхте стали Международный Центр Рерихов, Международный Комитет по сохранению наследия Рерихов, музейно-библиотечный Рериховский центр городской общественной организации «Ангарское Рериховское общество» и ГАУК РБ «Кяхтинский краеведческий музей им. акад. В. А. Обручева».
https://icr.su/
**************
3.ВОРОТА В АЗИЮ: КАК ПРИГРАНИЧНЫЙ ГОРОД ПРЕВРАТИЛСЯ В КЛОНДАЙК
И ПОЧЕМУ ЕГО ВЕЛИЧИЕ БЕЗВОЗВРАТНО УШЛО

Обычно дом строится от печки, город — от крупного водоёма, крепости — от рельефа, и только бурятскую Кяхту поставили в степи, где по своей воле человек никогда бы не поселился. Отгадка проста: здесь располагался пограничный пункт на Великом чайном пути. Долгое время именно в этом миниатюрном городке проходила вся торговля русских с Поднебесной. Говорят, местные жители были так богаты, что с трудом находили наёмных рабочих - никто не хотел идти в услужение к соседу. Но главное, через Кяхту шли караваны великих путешественников, дерзнувших изучить таинственную Азию.
Город по царскому указу
Кяхту можно назвать "братом" Санкт-Петербурга: оба построены по воле Петра Великого. Появление города на отшибе империи соответствовало интересам государства. В XVII веке дипломаты предприняли несколько разведывательных экспедиций и официальных посольств в Китай для установления границы и торговых отношений между Россией и Поднебесной. В 1689 году государства заключили Нерчинский договор. Началась официальная торговля.
5-го июля 1725 года в Петербурге полномочным послом в Китай назначили Савву Рагузинского.
Его кандидатура оказалась удачной: он проявил незаурядный талант дипломата, настойчивость и государственную мудрость. В короткие сроки Рагузинский наладил контакты с Китаем, ловко лавируя между пекинскими вельможами и хитрыми торговцами.
20 августа Россия и Китай подписали договор, получивший название Буринский — по месту лагеря русского посла на реке Буре, который устанавливал южную границу. Она шла от Кяхты до верховьев Енисея на запад и до речки Горбицы на восток. Вдоль границы в качестве пограничных знаков установили 63 маяка. Выглядели они своеобразно: каменные насыпи, в которых зарывали записку о том, что здесь находится граница, на русском и китайском языках. А по обе стороны шла нейтральная полоса земли, имеющая ширину, "по удобности местных положений, от 5 до 30 саженей".
Тут же возник вопрос охраны границы. Большую роль Рагузинский отвёл бурятам, которые славились как отличные стрелки, наездники и "следопыты", умеющие различать следы лошадей и скота, переходивших границу. По инициативе Саввы Лукича для охраны забайкальских рубежей России привлекли 15 караулов из бурят селенгинских и хоринских родов.
Не теряя времени, Рагузинский распорядился о строительстве Ново-Троицкой крепости. Крепость заложили в степи на берегу реки Кяхта. Когда-то на этом месте существовал русский сторожевой пост Барсуковское зимовье. Проект крепости также разработал Савва Лукич. Форпост назвали в честь Троицына дня, когда его заложили, позднее он превратился в город Троицкосавск. А с 1934 года он стал именоваться на бурятский манер Кяхтой.
Немецкий путешественник Петер Симон Паллас писал: "… Кяхтинские жители не выиграли в рассуждении и самого места, которое сверх того, что песчано, каменно, но и ни под какие огороды не годится". По воспоминаниям путешественников, мелководье реки было главной проблемой посёлка. Даже в летние дожди "можно её переходить, не замочивши ног, так что и рекой почти назвать нельзя". Паллас писал, что на территории Кяхты был только один колодец "в коем вода чиста, однако и она, как и прочие, не без погрешности". Богатые купцы, "как сильные чаев питоки", пускались китайцами на свою территорию "брать чистую воду из ключа на берегу Кяхты…"
Но отсутствие воды местных обитателей не пугало. Главное, что сюда текли деньги. Так, в 1862 году в слободе проживало четыре тысячи человек. Из них 276 купцов. Из 165 торговых домов 60 принадлежали купцам, имевшим оборот более пяти миллионов рублей в год.
А на том берегу…
На другом берегу реки Кяхта, в 120 саженях (менее 300 метров), одновременно с Троицкосавском построили китайский Маймачен. Спрашивается, зачем? До начала XX века Китай был страной чрезвычайно закрытой. Европейцев туда не ждали, а из пограничной России только трижды в год пропускали казённые караваны. Их возглавляли доверенные купцы. К каждому приставляли правительственного комиссара, четырёх целовальников и гвардейского офицера с сотней казаков. Это сейчас от Москвы до Пекина на поезде можно добраться за 6 дней, на самолёте — за 8 часов, а в начале XVIII века дорога занимала год. Плюс год на обратный путь и ещё один на формирование нового каравана. Стоит ли говорить, что купцами этого каравана могли стать редкие счастливчики?
Торг выглядел как в каменном веке, исключительно товар на товар. На пушнину Россия выменивала предметы быта, ткани, специи, чай. Частные коммерческие сделки были возможны только в Маймачене.
Город выглядел как правильный четырёхугольник, обнесённый частоколом, изнутри с севера на юг его делили три параллельные улицы. Одни ворота города выходили к Кяхте, другие — в сторону Урги, как называли тогда Улан-Батор.
Порядки в Маймачене походили на монастырские: китайские законы запрещали женщинам селиться за пределами Великой стены, поэтому в нём жили только мужчины. Купцов с северным соседом здесь буквально выращивали: подростков 12–14 лет привозили в Маймачен, брали в услужение в лавки, обучали русскому языку. Через 3-4 года им дозволялось самим торговать и заводить семьи на территории Поднебесной. Посторонние торговцы иногда появлялись, но и они были обязаны сперва учить русский язык. Это делали специально для защиты китайских интересов: считалось, если русские купцы овладеют китайским, смогут подслушать тайны, связанные с торговлей.
Вскоре после создания Кахты и Маймачена на приграничной территории образовался свой язык. Слова были русскими, а грамматика — китайская. В научном мире этот язык называется пиджин. Некоторые слова приводит в пример Павел Пясецкий в книге "Путешествие по Китаю 1874-1875 гг.".
"Кяхтинский чай, да муромский калач — полдничает богач" — это пословица из словаря Владимира Даля в наше время мало кому понятна, а когда-то произносилась с завистью. Чайный путь соединял больше, чем экономики мира, он соединял цивилизации.
25 августа 1728 года здесь состоялся первый торг. На него приехали 10 русских и 4 китайских купца. В 1729 году селенгинский комендант полковник Иван Бухгольц доложил в Петербург, в Коллегию иностранных дел, что "торг с китайцами на Кяхте, в Троицкой слободе уже открыт". С тех пор сюда из разных мест России стекались предприимчивые люди.
Торговля в Маймачене и Кяхте усиливалась в декабре, январе, феврале и марте, когда приходили большие партии товаров. После китайского нового года следовал "счастливый день", или торговый праздник, когда все торгующие китайцы обязательно старались совершить какую-нибудь выгодную торговую сделку, считая, что это обеспечит удачу на весь год. Обыкновенно для оптовой торговли китайцы ходили в Кяхту, где на меновом дворе осматривали образцы и нередко здесь же заключали торговую сделку. Чаще всего китайцы шли прямо в дома русских купцов и там за обедом или чашкой чая договаривались о том, "какие товары русский за свои брать намерен", условливались о количестве покупаемого и продаваемого товара, о провозе и других расходах. Сговорившись, продавец и покупатель шли в амбар, а затем в Маймачен. Там русский выбирал "угоднейшие себе товары", откладывал нужные и оставлял кого-нибудь для их охраны.
Тем временем, товарооборот с Китаем рос. В 1800 году из Китая в Россию привезли чуть больше 900 тонн чая, а в 1820-м — уже больше 1600 тонн. В конце 1830-х годов объёмы закупок выросли до 2500 тонн! При Александре III в Россию переправляли 27% китайского чая (в США — 13,7%, в Англию — 57,7%).
В 1808-1809 гг. здесь торговало 60 "первостатейных" купцов, их комиссионеров и приказчиков, представлявших 16 городов России. К началу ХIХ века окончательно сложился сибирский чайный путь. Слобода Троицкосавск стала походить не на населённый пункт, а на торговую факторию. В ней проживали только купцы и их приказчики, поскольку в конце 1770-х гг., когда бизнес перешёл в руки наиболее богатых купцов, людей, не принимавших участия в оптовой торговле, выселили.
Кяхта была самым желанным местом для людей деловитых, капиталистых и авантюрных. За год некоторые купцы поднимались от 3-й до 1-й гильдии. Многие создавали свои собственные мощные чайные фирмы.
"…не успели снять сюртуков, как в комнату, в которой я поместился с Матусовским, они сами вошли к нам в числе четырех. Подойдя к нам и приветствуя нас по-русски, они подали по очереди руку так обыкновенно и просто, как будто мы были их старыми приятелями и как будто они являлись к нам уже в сотый раз. Тотчас мы почувствовали сильный запах чесноку и опийного дыма; тем не менее, я очень обрадовался их посещению, потому что мне хотелось скорее увидать этих представителей интересного народа, и я принялся рассматривать их самих, их платье и обувь, даже с большею бесцеремонностью, чем они поступали с нами, потому что для них русские люди уже не были диковиной".
Павел Пясецкий, "Путешествие по Китаю 1874-1875 гг."
В Кяхте жили 20-30 семей, имели всё или почти всё, что по меркам ХIХ века составляло благосостояние богатых. "Жены и купеческие дочери, по свидетельству самовидца, блистали богатыми нарядами, выходцами Кузнецкого моста", а "каждая усадьба состояла из нескольких домов с амбарами, конюшнями и напоминала усадьбы русских помещиков", — так вспоминал о Кяхте известный учёный и путешественник Владимир Обручев. Дома строили либо деревянные, либо полукаменные, с каменным низом и деревянным низом. Купцы предпочитали деревянные жилые строения, сухие, тёплые и "дышащие". Все они были "просторные и хорошей постройки". Купцы имели свой клуб, сады, музыкантов, хор и жили "на широкую ногу". Кто-то звал Троицкосавск "песчаной Венецией", кто-то "Клондайком", а кто-то "Москвой-на-Востоке". Декабрист Николай Бестужев неоднократно бывал здесь и окрестил слободу "Забалуй-городком".
В 1857 году Карл Маркс проанализировал феномен русской торговли с Китаем в статье, которую опубликовал на первой полосе New York Daily Tribune. Немецкий экономист знакомил американских читателей с нашими реалиями: "Торговлей этой, которая происходит на своего рода ежегодной ярмарке, руководят двенадцать посредников, из которых шестеро являются русскими и шестеро китайцами; они встречаются в Кяхте и, — так как торговля исключительно меновая, — устанавливают нормы, по которым должны обмениваться товары, поставляемые каждой стороной. Со стороны китайцев основным предметом торговли является чай, со стороны русских — хлопчатобумажные и шерстяные ткани. За последние годы торговля эта, как видно, значительно возросла. Десять или двенадцать лет назад количество чая, проданного русским в Кяхте, не превышало в среднем сорока тысяч ящиков; однако в 1852 г. оно уже составляло сто семьдесят пять тысяч ящиков…"
Изучать было что. Кяхта — единственный город Российской империи, который находился на самоуправлении. На одного жителя Кяхты приходилось в 150 раз больше налогов, чем в среднем по империи, однако почти четверть городского бюджета тратилась на образование. В крошечном, даже по меркам XIX века, городке, насчитывалось девять учебных заведений! Среди них: реальное училище, женская гимназия, женское приходское училище, четырёхклассное городское училище.
Ворота в Азию
Так получилось, что все крупные отечественные экспедиции по изучению Центральной Азии шли через Кяхту: Николай Пржевальский, Пётр Козлов, Владимир Обручев, супруги Потанины, Гомбожаб Цыбиков и другие.
Николай Михайлович Пржевальский, возвращаясь из своего дальнего путешествия в Центральную Азию: "… мы увидели, наконец, белые шпицы Кяхтинских церквей — первый символ своей Родины".
Кяхта, несмотря на всё своё своеобразие, была для русских учёных и путешественников пунктом на границе изведанного и неизведанного миров.
"Кяхтинцы старались познакомить нас со всеми сторонами китайского быта, и так как они сами большие охотники обедать у китайцев, то они устроили для нас обед у одного купца, который явился приглашать нас. Так как я еще буду иметь случай говорить о китайском обеде, то теперь не стану описывать его, а скажу только, что я не только не нашел китайских кушаний такими отвратительными, как о них привыкли думать по неверным рассказам некоторых путешественников, a многие, напротив, показались мне очень вкусными, и вообще я совершенно успокоился насчет своего пропитания в Китае. Вот любителю крепких напитков и вин здесь совсем плохо: и страшная бедность в выборе, и все плохого качества. Еще недурен подогретый спирт с запахом роз, подаваемый за обедом в крошечных чашечках".
Павел Пясецкий, "Путешествие по Китаю 1874-1875 гг."
Забайкальские казаки не только стерегли границу с Китаем и Монголией, охраняли государственные объекты и конвоировали арестантские партии, но и сопровождали научные и дипломатические миссии. Так, казаки охраняли экспедиции Николая Михайловича Пржевальского в Китай, Монголию и на Тибет.
"Вновь прибывшие казаки оказались самыми усердными и преданными людьми во все времена нашего долгого путешествия. Мы вскоре сблизились с этими добрыми людьми самой тесной дружбой, и это был важный залог для успеха дела. В страшной дали от Родины, среди людей, чуждых нам во всем, мы жили родными братьями, вместе делили труды и опасности, горе и радости. И до гроба сохраню благодарные воспоминания о своих спутниках, которые безграничной отвагой и преданностью делу обусловили как нельзя более весь успех экспедиции", — отмечал Пржевальский в своём дневнике.
"Наконец, после всех дневных трудов, изможденные, озябшие и усталые казаки поочередно становились обыкновенно также при непогоде на две смены ночного караула. Словом, служба казаков была до крайности тяжелой, но они держали себя молодцами и четко исполняли свой долг", — также писал Пржевальский в своей книге о путешествии по предгорьям Тибета. А казачий урядник, бурят Дондок Иринчинов стал верным спутником исследователя, сопровождая его в четырёх экспедициях. За что был удостоен бронзовой медали Русского географического общества. Забайкальский казак Пантелей Телешев в 4-й экспедиции Н.М. Пржевальского участвовал как специалист-препаратор. За открытие нового вида жаворонка награждён малой серебряной медалью.
Исследователь и учёный Николай Пржевальский писал: "Еще сильнее эти невзгоды сказывались на казаках. На бивуаке двое из них пасли караванных животных, нередко под проливным дождем или сильной метелью. Дежурный и повар на таком же дожде или снеге варили чай и обед". Но чай этот был очень необычным. Суровой климат и местные традиции приучили казаков к сытному энергетическому напитку — сливану. В него добавляли сливочное масло, сырые яйца, муку, свиное сало и даже конопляное семя. В кружку с чаем было принято кидать горячий камушек "жеребчик" для пущего "градуса". После такого чаепития человек согревался и оставался сытым весь день. Для приготовления этого блюда брался "кирпичный" чай в прессованных брусках, который везли из Китая. Этот чай ценился настолько, что ходил в качестве альтернативной валюты.
"Наконец мы уезжали за русскую границу. Разнородные мысли и чувства наполняют душу человека, когда он отправляется надолго в чужую страну. <…> Уехали все повозки с транспортом, три китайских телеги, а за ними и мы, разместившись по разным экипажам провожавших нас соотhttps://www.rgo.ru/ruчественников.
Скоро Кяхта и Май-май-чэн остались позади, а перед нами протянулась просторная монгольская степь, вся зеленая, лишь с разбегавшимися по ней в разных направлениях красноватыми песчаными дорожками; на горизонте, в юго-восточной части, поднимались синие зубчатые горы, а над ними нависли тяжелые тучи, почти такие же синие, как и оттененные ими горы".
Павел Пясецкий, "Путешествие по Китаю 1874-1875 гг."
И поныне в Кяхте проживают внук и правнуки Александра Бохина, участника Тибетской экспедиции Петра Козлова. Известный путешественник — крёстный отец его дочери Екатерины. В 1909 году через Кяхту он возвратился из пятой экспедиции в Центральную Азию. В районе также проживают потомки Цокто Бадмажапова, который передал Петру Кузьмичу информацию о затеряном в песках городе Хара-Хото. Также в районе проживают потомки Дондока Иринчинова, переводчика Николая Пржевальского, который участвовал во всех его четырёх экспедициях.
Упадок Кяхты
В 1869 году открыли Суэцкий канал. Он открыл более короткий и удобный путь для доставки товаров из Китая, в том числе и чая. Денежный поток, который пропускала Кяхта, стал уменьшаться — морем перевозили дорогие сорта байхового чая, а дешёвые, широко употреблявшиеся в России, продолжали везти через Кяхту. В конце 1890-х годов завершилось строительство Транссибирской железнодорожной магистрали. Все товары теперь пошли по железной дороге, а Кяхта осталась далеко от новой артерии жизни. Гостиный двор в городе "миллионщиков" опустел после Русско-японской войны. В наше время в Кяхте проживает чуть более 20 тысяч человек, а о былом величии напоминают только живописные руины XVIII–XIX веков.
По материалам Кяхтинского краеведческого музея
им. академика В.А. Обручева
https://www.rgo.ru/ru
*************
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров
Нефтеюганск
10 октября 2020 года.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 10.10.2020 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2020-2915961

Рубрика произведения: Проза -> Статья


















1