Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Совсем низко


Совсем низко
Валера:

Его джинсы натянулись на заднице, когда он наклонился к одному из клиентов, а вырез рубашки обеспечил вид на юную подтянутую грудь. Прядь тёмных волос легла на глаза, необыкновенного чёрного оттенка. Несмотря на очень юный возраст, его ноги всё равно были длинными и рельефными. Сильных бёдер и тонкой талии хватало, чтобы зацепить мой глаз, он был лучшим из того, что мне довелось увидеть за долгое время в обеих областях.

Я наблюдал за ним через мелкие щели в жалюзи на окне моего кабинета.

Другие парни наблюдали за мной, но я видел только его.

После тех месяцев, что прошли с начала его работы у меня, я убедился в трёх вещах: первое, рано или поздно он ко мне придёт, как и остальные парнишки. Затем, когда это случится, я дам ему то, чего он жаждет, хочет он это признавать или нет. И последнее, Денис Садов станет лучшим трахом, который когда-либо был у меня.

Денис:

Я смотрел, как Лёня вышел из кабинета менеджера, вытирая уголки губ от спермы и приглаживая причёску.

Валера любил тянуть за волосы.

Я слышал о некоторых вещах, что происходили за стенами этого большого углового кабинета в банковском центре, посетители в очереди совершенно ничего не замечали.

Жалюзи на окнах, выходящих в холл, редко бывали открыты.

Пока я избегал делать «одолжения» Валерке, всегда идеально подбирая время, чтобы попросить о необходимом.

Если я хотел попросить отгул на выходные, то надо сделать это сейчас.

На мой взгляд, ему было от двадцати пяти до тридцати лет, но даже он не сможет восстановиться так быстро.

Только начав работать здесь, я не поверил своим ушам, когда кто-то из мальчиков поделился со мной, как тут всё происходит.

Не будь мне так нужна эта работа, я бы тут же уволился, но это место было единственным, которое мне удалось найти, где платили больше минимальной заработной платы и наняли неопытного подростка.

К счастью, мой метод избегания пока не подводил.

Не то, чтобы я считал Валеру непривлекательным. Я определённо находил его привлекательным. Просто мне это казалось неправильным. К тому же я никогда ничего подобного не делал. Мне всего шестнадцать, я всё ещё девственник, у которого был только один парень, почти такой же застенчивый, как и я.

Меня потрясло, почему никто из работников не пытался заявить на Валеру Русика, но оказалось, что никто ничего не делал против своей воли. Всё было просто: если Валерка был счастлив, значит, и тебе было хорошо на рабочем месте. Он всегда приспосабливал график к их нуждам, пока они заботились о его. И он был очень красивым мужчиной: высоким, подтянутым, с голубыми глазами цвета моря, русыми волосами, скулами, на которые можно было пялиться часами, и всё это дополняла манера держать себя.

Да и некому было о нём докладывать. Банком владел его отец, но добраться до него было невозможно. Ну и предполагалось, что господин Русик-старший знал всё о похождениях своего сына.

Я прошёл через весь этаж банка, поправил ремень на джинсах и пригладил волосы, не обращая внимания на взгляды остальных парней, наблюдавших за мной.

Тихо постучал по тёмному дереву двери кабинета, собираясь с духом в ожидании, пока Валера пригласит меня к себе.

- Простите за беспокойство, господин Русик, сэр. Я, хм... Я хотел спросить, можно ли обсудить мой график?

- Конечно, Денис. Прошу, присаживайтесь, - сегодня на нём был тёмно-синий костюм с белой рубашкой и полосатым галстуком – идеал вице-президента банка во плоти.

Кто бы знал...

- Спасибо, сэр.

Я мог поклясться, что услышал тихий стон, вырвавшийся из него, когда сел в кресло напротив его стола и скрестил ноги.

- Что я могу для вас сделать, Денис? - поинтересовался он, откинувшись в своём кресле. Мужчина занимал всё пространство вокруг, широко расставив ноги и положив руки на подлокотники.

- Кхм, мне, вообще-то, нужен отгул на следующую пятницу и субботу, - он нахмурился, а я поспешил продолжить: - Мне жаль, что я прошу в последний момент. Мама выходит замуж в четвёртый раз и хочет, чтобы я присутствовал. Это всё произошло в последний момент. Мне, правда, жаль, - повторил я.

- Денис, - вздохнул он. - Вам отлично известно, что это самые загруженные для нас дни. Это будет несправедливо по отношению к другим сотрудникам. У нас и так нехватка кадров. Вам же известно, что нам пришлось провести сокращение. Если не можете выполнять свою долю работы, - произнёс он, многозначительно глядя на меня, - мне придётся вас уволить.

- Нет! Пожалуйста, Валера! Я сделаю всё что угодно. У меня вечность ушла на поиски работы, и мне очень нужны деньги для учёбы. Прошу вас, сэр.

Он окинул меня похотливым взглядом, положив локти на стол и сложив пальцы перед подбородком.

- Возможно, вам удастся меня убедить...

Я сглотнул и уставился на него с широко распахнутыми глазами, зная, что моё время вышло. Но он же не заставит меня?

- Не надо на меня смотреть такими невинными кукольными глазами, малыш. Ты дразнил меня с момента, как устроился сюда: прозрачные рубашки, через которые я мог видеть грудь, и джинсы, охуенно обтягивающие эту упругую попку. Это так, Дениска? Любишь дразнить, - рыкнул он.

Мои глаза округлились до невозможности, а рот распахнулся от его слов. Никто никогда со мной так ранее не разговаривал.

Между ног заныло, соски напряглись, сообщив, что мне это понравилось, чертовски сильно понравилось.

Предательское, предательское тело.

Неужели я неосознанно дразнил его? Я так не думал. Правда носил узкие джинсы чаще брюк, но это к делу не относилось.

- Каждый Божий день в этих грёбаных джинсах, - заговорил он, словно прочитав мои мысли. - Их хватит, чтобы свести мужчину с ума. Я не могу сконцентрироваться на заявках на кредит или просроченных платежах по счетам. Не могу думать ни о чём, кроме изгибов твоих бёдер, которые прекрасно лягут в мои руки, пока я буду трахать тебя, или о том, как твоя задница будет выглядеть на моём столе, красная от моей ладони.

Я же только открывал и закрывал рот, пока он говорил, его руки так и оставались сложенными перед ртом. Наклонившись вперёд, он опустил глаза на мою рубашку, под тонкой тканью которой явно были видны соски. Провёл языком по розовой, чуть потрескавшейся губе.

- Не думай, что я не понимаю, какую игру ты ведёшь, придя сюда в... - он замолчал и ухмыльнулся, - подходящий момент. Можешь играть сколько угодно в недотрогу, Дениска, но эти напрягшиеся соски и прерывистое дыхание говорят мне, что ты хочешь меня так же сильно, как я хотел тебя месяцами. Так что настоящий вопрос заключается в том, как далеко ты готов зайти, чтобы изменить своё расписание?

- Я... хм... Я не...

- Ты не что? Если не хочешь отгул, это твоё право. Твой выбор. Но если хочешь, то я предлагаю пустить этот ротик в дело.

Упомянутый рот распахнулся шире от удивления, и с губ сорвался вздох.

- Именно так, котёнок. Ещё немного шире, и я отлично вмещусь туда.

Я тут же захлопнул рот, и он мрачно рассмеялся, вставая и обходя стол вокруг, чтобы опереться на него передо мной.

- Ой, ну не будь таким, котёнок. Тебе совсем ни капельки не любопытно? Я же знаю, вы, подростки, любите поговорить. Ты же в курсе, как тут всё происходит. Я сделаю тебе так хорошо, - длинный палец легко скользнул по моей щеке, вызвав приятную дрожь в теле.

- Я не... В смысле, я никогда... - я становился совершенно бессвязным в присутствии этого мужчины, и это жутко раздражало.

- Посмотри на меня, Дэн.

Моё имя из его губ звучало, как чистый секс. Я встретился с его взглядом, и выражение его лица смягчилось.

- Ты невинен, котёнок?

- Д-да, - шепнул я, опустив глаза на колени.

Его большой и указательный пальцы легли на мой подбородок, заставив вновь поднять голову.

- Тут нечего стыдиться, Дэн. Слушай... - он тяжело вздохнул. - Я не собираюсь тебя ни к чему принуждать. Могу отпустить тебя в субботу, но это всё, что в моих силах.

- Но, Валера, утром в пятницу мне надо быть на месте. Я улетаю в четверг вечером.

- Простите, Денис. Мои руки связаны, - с этим он вернулся на своё место за столом, сел, взял трубку и вернулся к работе.

Меня недвусмысленно выпроводили, странное чувство от его отказа нахлынуло на меня, когда я покинул офис Валеры. Как такое вообще возможно?

Он определённо неправ. Он был высокомерен, груб и... таким чертовски сексуальным.

Чёрт.

За выходные я так и не смог выкинуть Валерку и его дьявольские слова из головы.

И понял, что он был прав. Меня грызло любопытство по поводу того, что происходило в его кабинете. Мне был любопытен он сам.

А ещё я понял, что когда касался себя, то видел его лицо: пронизывающие глаза, строгую челюсть и растрёпанные волосы.

Следующая неделя началась, как и все остальные. Только в этот раз я отлично осознавал своё сильное влечение к боссу. Начал замечать, как он скользил взглядом по моему телу, и мой взор останавливался на нём всё чаще и чаще.

Каждый раз, когда я видел, как он делал что-то простое – облизывал губы или поправлял галстук – волна тепла накатывала на меня. Жар между ног усиливался, пока я не понял, чего желал.

Достаточно ли я смелый, чтобы выдержать это?

Через пару дней я снова оказался перед дверями кабинета Валеры, глядя на закрытые жалюзи и пытаясь собраться с духом, чтобы постучать. Из того, что я заметил, никто из моих сослуживцев не «навещал» его после нашего с ним последнего разговора про мой график работы.

Был конец дня, и все заканчивали с работой, убирая свои места и готовясь отправиться домой. Я переступил с ноги на ногу, чувствуя, как туфли проваливаются в ковёр. Пришлось долго уговаривать Антона поменяться со мной сменами, чтобы я смог взять нужные мне отгулы. Часть меня так и подмывала развернуться и скрыть всё от Валеры.

Да, я не мог отрицать, что хотел его. Простыми словами, он заставлял моё тело реагировать так, как никогда раньше. Даже с Алёшей, моим единственным парнем в средней школе, когда тот целовал и трогал меня, такого не было.

Только я поднял руку, чтобы постучать, как дверь распахнулась. Рукава его серой рубашки были закатаны, и я позволил взгляду пройтись по напряжённым мускулам его рук и длинным элегантным пальцам, которые держались за дверную ручку. Он прокашлялся, и я резко поднял голову, смотря ему в лицо. Его приподнятая бровь и уголок губ выказывали, в лучшем случае, самодовольство, и я пожалел, что мне в голову пришла эта глупая идея.

Но чем дольше я смотрел, тем больше, казалось, менялось его лицо. Взгляд смягчался, как и ямочка, оформлявшая его улыбку. Он не выглядел сладострастным боссом или человеком, злоупотреблявшим властью, а походил на застенчивого парня, неуверенного и нервничавшего, стуча пальцами по бедру.

Это маленькое, но значительное изменение заставило меня пройти мимо него, добавив лишнее покачивание бёдер при этом. Он заколебался в дверях, крутя ручку и испытывающе смотря на меня. Я расстегнул пару пуговиц, открыв при этом низкий вырез рубашки. Валерка резко вдохнул и открыл было рот, словно собираясь что-то сказать, но не произнёс ни звука. Я выпрямился, выпятив грудь, и его глаза сузились. Он захлопнул рот, затем дверь, закрыв нас за стеклянными стенами своего кабинета.

- Что я могу сделать для вас в этот вечер, Денис? - спросил он, подходя ко мне, стоявшем у его стола. Положил руки по бокам от меня, наклонившись и слегка ссутулившись, чтобы оказаться со мной на одном уровне.

Намёк на робость, что он показал мне секунду назад, исчез. Этого Валеру я знал. Высокомерный. Властный.

Я шумно сглотнул и положил трясущуюся руку ему на грудь.

- Думаю, настоящий вопрос в том... что я могу сделать для вас, Валера?

Его реакция оказалась не такой, какую я ожидал. Хотя, учитывая то, как во мне поровну смешались страх и надежда, что он сорвёт с себя рубашку и взгромоздится на меня, что было бы не так уж и плохо. Вместо этого он приблизился к моему лицу, уставившись на губы.

- Знаешь, это забавно, - заговорил он, обдавая щёку горячим дыханием. - Я могу только представлять, каково будет ощутить твои влажные губы на головке члена, как привлекательно они будут смотреться с моим семенем, капающим с них.

Моё дыхание участилось, когда его слова заполнили пространство вокруг нас, их вульгарность возбудила меня, как ничто раньше.

- Или ты проглотишь? Будешь сосать, пока я не кончу, а затем дочиста вылижешь?

Мой подбородок оказался зажат между его пальцами, и он задрал мою голову, обнажив шею.

- Так что же это будет, котёнок?

- А чего бы хотелось вам? - тихо спросил я, сильнее опираясь на стол из-за трясущихся ног.

- Меня всегда учили, что плеваться нехорошо, и я до сих пор придерживаюсь этого правила. Но я не против кончить куда-нибудь кроме твоего рта. Такая грудь, как у тебя, достойна носить чью-либо сперму.

Соски напряглись сильнее от его речи, словно одобряя идею. Я захихикал от этой мысли, но нахмуренные брови Валеры явно указывали на мою ошибку.

- Думаешь, это смешно, Дэн? - вопросил он с суровым выражением лица.

Мои глаза широко распахнулись, и я отрицательно покачал головой. Нервные смешки для меня норма, но мне не хотелось, чтобы всё прекратилось. Совершенно не хотелось.

- Нет, - уверенно ответил я. - Не думаю.

Он вглядывался в моё лицо, затем отвернулся и покачал головой.

- Если ты не серьёзен насчёт этого... - замолчал он, совершенно открыто кивая в сторону двери.

- Я серьёзен! Обещаю. Я хочу этого, - поспешил я переубедить его. Давление в моём паху уменьшилось, когда он слегка улыбнулся, хотя быстро вернул сдержанность на место. - Я хочу вас, - сказал я ему, и искренность в голосе удивила меня так же, как и Валеру.

- Покажи мне.

- Показать?

- Сними джинсы, залезь на стол, раздвинь ноги и покажи, как сильно ты меня хочешь.

Я тяжело вздохнул, Валерка вызывающе вскинул бровь. Судя по ухмылке, он не думал, что я сделаю это.

Руки так тряслись, что я с трудом ухватился спереди за молнию джинс, но с третьей попытки у меня получилось. Спустил джинсы по бёдрам вниз к коленям, пока они не упали на пол, оставшись в чёрных боксёрах, которые вроде как скрывали мою нижнюю часть.

- Трусы тоже, - велел он, и моя неуверенность испарилась от его голоса.

Я снял бельё и сел на деревянную столешницу, тихо ахнув, когда почувствовал холодную поверхность задом.

- Раздвинь ноги. Дай мне посмотреть, насколько ты готовый для меня.

Я нервно раздвинул ноги, сердце колотилось, когда Валера опустил взгляд вниз. Подойдя ко мне, он положил руки на мои бёдра, поглаживая большими пальцами чувствительную кожу под коленями. Наклонился и захватил мои губы, скользя языком вдоль моего. Я простонал ему в рот, получив в ответ его улыбку, ладони надавили, разводя мои ноги так сильно, как было возможно, из-за чего пришлось подвинуться вперёд и ахнуть у его рта. Оставив последний поцелуй в уголке губ, он отстранился и опустился передо мной на колени.

- Так-то лучше. А теперь скажи мне, Дэн. Кто-нибудь видел тебя таким? Распахнутого и возбуждённого от желания? - спросил он, и то, что его дыхание ощущалось на твёрдой плоти между бёдер, напомнило мне о его близости.

- Н-нет.

Меня не должно было удивить, когда его язык прошёлся по моим яичкам, но всё равно я вздрогнул и заёрзал.

- Лежи смирно, - велел он, обняв меня за бёдра. - Я хочу узнать, так ли ты хорош на вкус, как на вид.

Он снова лизнул, мои щёки запылали, и мне пришлось сжать руки в кулак, чтобы не начать стучать по столу каждый раз, когда кончик его языка задевал мой член.

- Чёрт, Дэн. Ты самый сладкий, кого мне доводилось пробовать. И эта полоска волос, - произнёс он, прижавшись ртом к лобку. - Она сводит меня с ума. Такая невинная, такая нетронутая.

Он посмотрел мне в глаза, когда снова принялся лизать, и сочетание его рта, рук и взгляда почти подавляло.

И мне вдруг стало интересно, со сколькими ещё парнями в этом банковском центре он это проделывал, во мне вспыхнула ревность.

- Знаешь, - заговорил он, вырвав меня из мыслей, - обычно я не такой собственник, но то, что буду первым, кому доведётся трахнуть это сладкое колечко мышц, заставляет член стоять, как никогда.

Его грязные слова лишили меня контроля, отчаянные всхлипы вырывались из груди, пока он ласкал мой член.

- Ты бы хотел этого, Дэн? Хочешь мой член в себе?

Громкий стон сорвался с моих губ, и я закрыл рот рукой.

- Ничего. Позволь мне слышать тебя, котёнок. Любой проходящий мимо этой двери сможет услышать твои стоны, - его ровный тембр голоса только больше заводил меня. - Это тебя возбуждает? Тебе нравится мысль, что люди узнают, насколько ты тут открыт для меня? Что я лижу тебя?

В этот раз руки сжались в кулаки больше от страха, нежели от удовольствия. Я не мог избавиться от мысли, что моему отцу придётся приехать и внести за меня залог после ареста за непристойное обнажение. Я напрягся, и Валерка поднял взгляд, его лицо смягчилось, когда он увидел страх в моих глазах.

- Не бойся. Я защищу тебя, Дэн. Никогда не позволю никому и ничему навредить тебе, - сказал он искренне, встал и подошёл к двери. Щелчок замка раздался громким эхом в комнате, но я едва уловил его из-за стучавшего в голове пульса. Валера повернулся, собираясь возвратиться ко мне, но замер, не сделав и шага, пробежавшись глазами по моему полуобнажённому телу.

- Сними рубашку, красавчик. Мне надо видеть эту великолепную грудь.

Я выполнил просьбу, расстёгивая пуговицы непослушными пальцами. Наконец-то умудрился скинуть рубашку, и он беспардонно облизнулся.

- Любой мужчина поменяется со мной местами за секунду, чтобы увидеть то, что открыто моему взору прямо сейчас. Знаешь, что будет ещё лучше, Дэн?

- Нет, Валера, - ответил я, краснея сильнее из-за сбивчивого дыхания в голосе.

- Мой язык только что побывал на твоём стояке, котёнок... - ответил он, вскинув бровь.

- Что будет ещё лучше, Валерка?

Волна восторга прокатилась по мне при его ответном стоне на произнесённое мной имя.

- Увидеть, как ты трогаешь себя.

Страх быть столь уязвимым затопил меня, и я опустил взгляд на распахнутые бёдра, задаваясь вопросом, действительно ли смогу это сделать. Без сомнений, я хотел Валеру. Но отчасти потому что он был довольно опытен, чтобы вести, и на фоне его опыта отсутствие моего будет не столь очевидно. Мне не хотелось быть неуклюжим, неумелым мальчиком, а именно это он увидит, если будет наблюдать за моими неловкими попытками мастурбации.

- Это смущает, - произнёс я еле слышно, но по тому, как изогнулись его губы, стало ясно, что он прекрасно понял, в чём я признался.

- Тут нечего стыдиться. Это мой шанс наконец-то увидеть то, что и так мне принадлежит, - сказал он с одной лишь уверенностью.

- Тебе?

- Конечно, мне, - заявил он сухо. - О ком ты думаешь, когда кончаешь? - спросил он. - Чьё лицо представляешь, когда трахаешь себя пальцами? Чьё имя кричишь в своей кроватке под папочкиной крышей? Это всё моё, Дэн, и самое время мне это увидеть.

Откуда он всё это знал?

Я приложил все силы на игнорирование своего смущения, направив руку к твёрдой плоти между ног, нуждающийся звук вырвался из горла, когда пальцы коснулись чувствительной кожи. Свободной рукой я прикоснулся к своей заднице.

- Раздвинь себя пальцами для меня, - велел Валера, его голос стал более хриплым, чем секунду назад.

Я послушался, раздвинув свои ягодицы, смотря на лицо Валеры. В награду он медленно облизал свои губы, вызвав у меня воспоминания, как они ощущались на моём члене, и я начал двигать пальцами вверх и вниз по длине своей эрекции.

- Ты такой твёрдый, малыш. Чертовски блестящая головка твоего ствола. Спорим, мне потом придётся вытирать за тобой стол? Или надеешься, что я оставлю всё на месте, чтобы ты краснел сильнее, каждый раз входя сюда? - задавал вопросы Валерка, но по его дерзкому тону было совершенно очевидно, что на самом деле он не спрашивал.

Рука заколебалась на секунду, но орлиный глаз Валеры уловил это движение.

- Не стыдись. Я обожаю, что ты дрочишь для меня. Только и могу думать о том, чтобы ты сел мне на лицо и я трахнул бы своим языком твой анус, - прохрипел он. - Могу поспорить, что вначале ты будешь таким робким, нежным и смущённым, а затем озорство, скрытое в тебе, вырвется наружу. Ты будешь трахать моё лицо, пока оно всё не станет единым целым с тобой. Будешь тереться о меня, пока не доведёшь себя до оргазма, и потом позволишь вылизать тебя досуха. И самая лучшая часть всего этого, Дэн? Я буду наслаждаться каждой секундой.

Пальцы рьяно ласкали член, в то время как он говорил, каждое слово распаляло моё желание, пока всё тело не напряглось, словно слишком сильно натянутая струна. Я выгнул спину, соски встали сильнее от кондиционированного воздуха комнаты, с надрывом умоляя Валеру о чём-то, всё равно о чём.

- Да твой член небось уже ноет, а? Тебе нужны мои пальцы, малыш. И член. Я дам тебе всё в итоге, но пока мне надо почувствовать, как ты кончишь на моём языке. Я собираюсь лизать тебя, пока ты не сможешь терпеть, а потом начну всё сначала.

Я уставился на него: русые волосы, молочная кожа, морщинки вокруг глаз. Взглянул на редкие каштановые волосы, пробивающиеся в вырезе рубашки, бугор в брюках, и рука стала ещё неудовлетворительней, чем раньше.

- Пожалуйста, - прошептал я.

Валера наклонился ко мне, но не дотронулся.

- Пожалуйста... что? - одна густая бровь приподнялась в вызове.

- Пожалуйста, - я облизал пересохшие губы и прерывисто выдохнул. - Пожалуйста, дотронься до меня.

Он одарил меня опасной улыбкой.

- Я собираюсь сделать гораздо больше этого.

С этим он опустился на колени, принявшись лизать и сосать меня снова. Я сжал губы, сдерживая громкие звуки, грозившие вырваться из меня.

- Я первый лижу тебя, Дэн? - бёдра дёрнулись от вибрации его голоса. - Прошу, скажи, что я первый.

Я задохнулся от уязвимости в его голосе и скользнул ладонью в его волосы.

- Да. Ты первый.

Он издал что-то похожее на рык.

- Чёрт, как мне нравится это знать. Мне нравится, что я первый, кто доставляет тебе такое удовольствие, малыш.

Мои собственнические мысли наводнили голову, и я дёрнул его за волосы. В его голубых глазах отразилось удивление, но он рассмеялся.

- Ничего, - произнёс он. - Мне нравится грубо.

Прищурившись, я спросил:

- Ты всем парням тут доставляешь такое удовольствие?

Занервничал от его ухмылки. Я был уверен, что ответ мне известен, поэтому не понимал, зачем спросил. Конечно, доставлял. Во мне не было ничего особенного.

- Нет.

- Нет?

- Абсолютно нет. Эти парни постоянно бросались на меня, Дэн, - пояснил он, смотря мне в глаза. - Олег был первым. Я ему отказал, но он был настойчив. Когда, наконец, сдался, он мне неважно подрочил, - Валерка покачал головой. - После узнал, что, сделав это, он решил получить одобрение его трёхнедельного отпуска на Карибах этим летом, - он издевательски засмеялся в конце. - Я велел ему отсосать мне и сказал, что подумаю над этим. - Брови Валеры слегка нахмурились, а глаза пристально всматривались в мои. - Я не горжусь тем, как справляюсь с ситуацией тут. Я одинок. Никого не обижаю. Их и мои цели были достигнуты. Но нет. Ты единственный, кого я желал и надеялся, что ты придёшь ко мне. Только тебя мне хотелось целовать, сосать и трахать, - его взгляд прожигал меня. - Теперь... ты позволишь мне?

Сердце билось о рёбра от его слов. Глубоко внутри я сдерживался, так как решил, что это одна из его игр. Теперь же я не мог отрицать своего желания позволить ему делать со мной что угодно.

Никогда в жизни я не был на таком взводе.

- Только скажи, Дэн, и мы прекратим. Я не хочу, чтобы ты делал то, о чём потом пожалеешь.

Я легко качнул головой.

- Нет. Сказав, как я хочу тебя, я имел это в виду, - с новообретённой смелостью, появившейся от осознания, что я каким-то образом оказался особенным в этом запутанном сценарии, притянул его лицо обратно к ноющему члену.

Валера снова довёл меня до грани губами и языком, но мне всё равно нужно было больше.

- Ещё. Пожалуйста, - захныкал я, чувствуя, как его язык снова и снова опускается на мой член. Не понимал, о чём именно я хотел попросить, но мне было нужно что-то ещё, что отправило бы меня через край.

Он погладил внешнюю сторону бёдер, отстранившись и посмотрев на меня.

- Я знаю, что тебе надо, малыш. Не переживай. Я отведу тебя туда. И это будет так хорошо. Доверься мне.

Как ни странно, я доверял ему. Ясно, что вручил своё тело, но ещё я доверился ему, чтобы он позаботился обо мне.

- Кто-нибудь из твоих мелких парней проникал в тебя пальцами, Дэн?

Трепет пронзил меня при мысли, что его пальцы окажутся во мне.

- Нет. У меня был только один парень, и он такого не делал.

- Ну, его упущение. Это точно, - голос Валеры отдавался вибрацией в теле, пока он продолжал говорить у моей плоти. Я почувствовал кончик пальца у входа и ахнул, когда он стал медленно вводить его в меня. Бёдра качнулись навстречу, пытаясь заставить его погрузиться глубже.

- Ты не сделаешь мне больно, - задыхаясь, проговорил я и стих, когда понимание отразилось в его глазах, и он до конца скользнул в меня пальцем, вызвав наш совместный стон.

В этот же момент пронзительный звук телефона прокатился по помещению, и я напрягся.

Валерка приложил указательный палец свободной руки к губам, встал и взял трубку, не вынимая пальца из меня.

- Банк, чем могу помочь? - спросил он звонившего, включив громкую связь. В его глазах мерцали озорные огоньки, пока он смотрел на меня.

- Господин Русик, простите за столь поздний звонок. Это Диана из офиса вашего отца. Как ваши дела?

Валера игриво закатил глаза и ответил:

- Отлично, Диана. А вы?

- Великолепно. Я звоню сообщить, что встреча с остальными вице-президентами была отложена. Мы перенесли...

Дальше я не помнил сказанного, потому что палец Валеры вышел и снова погрузился в меня. Я запрокинул голову, сжимаясь вокруг него.

Свободной рукой мужчина сжал мою эрекцию и, к счастью, выбрал этот же момент, чтобы поцеловать меня, проглатывая таким образом мой стон.

- Господин Русик? - позвала Диана.

Оторвавшись от моих губ, но продолжая двигать пальцем, он отозвался:

- Да, Диана. Это подойдёт. Увидимся на следующей неделе. Хорошего вечера.

Добавил второй палец, накрыв мой рот рукой, отлично зная, что я закричу от того, как он растягивал меня.

- Вам тоже, сэр. Спасибо.

Валерка оторвал ладонь ото рта и нажал кнопку громкой связи на телефоне, закончив разговор с Дианой. И тут же вернул её, накрыв мой стояк, массируя яйца и сжимая их.

Пальцы во мне замерли, позволяя привыкнуть.

- Ты такой тугой вокруг моих пальцев, Дэн. Не могу дождаться, когда зароюсь в тебя членом, - его лицо наклонилось так близко к моему, я чувствовал его дыхание на своих губах. - Я окажусь, как в тисках, это уже можно было сказать.

И он поцеловал меня так пылко, что у меня заболели губы, а когда отстранился, то прикусил нежную кожу. Я выгнул спину от боли удовольствия, и, судя по его ухмылке, моя реакция ему понравилась.

- Пожалуйста, - наполовину выдохнул я, желание, охватившее меня, пронизывало голос.

- Такой нетерпеливый, котёнок. Продолжай умолять. Мне чертовски нравится.

- Боже, Валерка. Мне нужно это. Пожалуйста, пожалуйста, дай мне.

- Дать что? - спросил он, пробегаясь по мне хищным взглядом. - Что тебе надо, котёнок?

Пальцы крутились и сжимались во мне, задевая местечко, от которого меня трясло. Я снова и снова молил Валеру о его языке, члене, да о чём угодно.

- Я чувствую, какой ты испорченный. Не прикидывайся застенчивым. Скажи вслух, и я дам тебе это. Дам то, о чём ты только мечтал, Дэн.

Я облизнул сухие губы, наверняка мои щёки пылали.

- Заставь меня кончить, Валера. Я хочу, чтобы ты довёл меня до пика.

Он простонал и вновь опустился на колени, грубо раздвинув мои ноги плечами. Если я раньше думал о нём, как о волевом человеке, то теперь он окончательно подавлял. Он не заботился лизать медленно и нежно, просто всосал член в рот и пробежался по нему языком. Его пальцы неустанно двигались во мне, задевая то самое место, от которого глаза закрывались от эйфории.

Я был близок, но недостаточно, пока один из пальцев другой руки не пропутешествовал ниже входа, лаская там чувствительную кожу. Мир взорвался абстрактными завитками пылающих красок, бесконечные импульсы безумного удовольствия нахлынули на меня. Я слышал, как Валерка говорил мне быть тише, но так потерялся, уплывая в места, ранее мне недоступные.

Оргазм, казалось, не заканчивался, вместо этого постепенно теряя свою силу, пока я не остался с одним волшебным ощущением покалывания во всём теле.

Валера поднял взгляд, его губы и подбородок были покрыты моей спермой. Не отрывая глаз, он достал из меня пальцы, вложил их в рот и обсосал, затем снова вернул в моё мышечное кольцо. Его язык ласкал меня, намеренный поймать каждую каплю моего освобождения. Наконец, его движения смягчились, и его язык вернулся к моему члену.

- Хороший мальчик, - пробормотал он. - Ещё раз.

Он был неумолим, дразня меня снова и снова, посасывая, полизывая, трахая и щёлкая, пока я снова не достиг вершины не менее сильного оргазма, чем в первый раз. Ёрзая по отполированной деревянной столешнице, внутренняя сторона моих бёдер стала липкой от вожделения.

Валерка произносил жёсткие слова мягким тоном.

- Какая идеальная розовая головка, - сказал он, наблюдая, как я во второй раз проваливаюсь в негу наслаждения. - Такая сладкая вкусняшка, я могу вечность лизать тебя, - шептал он, прокладывая дорожку поцелуев по моему потному телу. Я подумал, что мы закончили, но по блеску во взгляде Валеры стало понятно - у него были ещё планы.

- В этот раз мы сделаем по-другому.

- Хм-м? - переспросил я, разум заволокло дымкой удовольствия.

- В этот раз ты будешь сосать. Я хочу видеть свой член в твоём ротике, а твои пальцы глубоко внутри тебя. Хочу чувствовать, как ты будешь стонать вокруг меня, лаская свой член. Я хочу, чтобы ты взял мой член в свои невинные губки и позволил трахать себя, а потом проглотил всё, что я тебе дам.

Я сглотнул во время его речи, словно тело подчинялось ему без вопросов. Он протянул мне руку, помогая подняться со стола и удерживая, когда ноги затряслись. Заглянул мне в глаза и наклонился, оставив один нежный поцелуй на кончике носа.

- Расстегни мой ремень, котёнок.

Я повиновался и разомкнул кожаную полоску. Ещё расстегнул брюки, желудок сжался при виде того, как его эрекция до неприличия натянула брифы.

- Облизываешься, мальчишка? Нравится видеть, как у меня стоит для тебя?

Я кивнул, поддев пальцами пояс его трусов и спустив их вместе со штанами по бёдрам. Его ноги были сплошными подтянутыми мышцами.

- Тебе нравится, как выглядит мой член, Дэн?

Уверен, мои щёки безвозвратно окрасились румянцем к этому моменту. Я бесстыдно уставился на его член, отмечая слегка изогнутую форму у конца. Он был толще и длиннее того, что мне доводилось видеть раньше, когда я из любопытства подглядел эти вещи в интернете. И по всей длине виднелись вены.

Мне хотелось обвести их языком.

- Скажи мне.

- Нравится, - ответил я, хотя получился хриплый шёпот. - Очень нравится.

- Хорошо. Поцелуй его.

Я наклонился вперёд, прижимаясь легонько губами к головке.

- О, Дэн. Это недостаточно хорошо, - разочарованно проговорил он. Сердце ухнуло, а стыд начал впиваться в меня своими когтями.

- Я-я никогда. Прости. Я не знаю, ка...

- Меня волнует не твоя неопытность. Наоборот, от одной мысли, что я буду первым, кто трахнет твой рот и тебя, у меня стоит так, как тебе и не снилось, - произнёс он, грубо схватив член. - Я разочарован, что ты это считаешь поцелуем.

- Остальные делают это лучше? - спросил я импульсивно, тут же желая забрать слова назад.

Валера застыл, затем накрыл мой подбородок рукой, приподнимая, и заставил взглянуть на него.

- Никогда не сравнивай себя с ними. Ты меня понял? Ты... особенный, Денис. Другой. Один твой поцелуй был гораздо лучше того, что могли предложить эти парни, - его взгляд не отрывался от моего, но привычная пронзительность отсутствовала, уступая место мольбе, и мне оставалось только поверить в сказанное.

- Понял, - тихо согласился я, закрыв глаза, когда его палец ласкал скулу.

- Отлично, потому что в твоей голове не должно быть места для иных мыслей, кроме как получше отсосать мне сейчас.

Я хихикнул, когда он толкнул мой подбородок кулаком, этот момент легкомыслия определённо был необходим. Снова направился к нему, в этот раз захватив головку губами. Осторожно коснулся языком щёлки, короновавшей член, улыбнувшись при его стоне.

- Вот так, малыш. Чёрт, боготвори мой член.

И я боготворил. Сосал, лизал и скользил ртом вверх, по всей поверхности, вокруг, задевая всюду, где его дыхание перехватывало. Нерешительно накрыл яйца рукой, добавив больше давления, когда он зашипел.

- Представь, если бы нас слышали люди, особенно те клиенты, которые считают тебя лишь невинным мальчиком. Чтобы они теперь о тебе подумали, стоящим на коленях с толстым членом босса во рту?

Хотя в банке и не было посетителей, его слова возбудили меня так, как я и не думал. Застонал вокруг него, он дёрнулся, задев головкой заднюю стенку горла. На глаза навернулись слёзы, я запаниковал и как можно быстрее отстранился от него.

- Ты в порядке, котёнок? - тихо побеспокоился Валерка, выпустив мои волосы из сжатой ладони. Теперь он медленно поглаживал меня по голове. - Посмотри на меня.

Я приподнял голову, смущённый, что сделал что-то такое дилетантское.

- Прости, - прошептал я, слово прозвучало так же поражённо, как я себя чувствовал.

- Не стоит. Никогда не извиняйся передо мной.

Я кивнул, всё ещё подавленный. Валера вздохнул, и я испугался, что совсем убил настроение.

- Что же, я не планировал делать этого сейчас, но ты предоставил мне идеальную возможность, - сказал он, и я растерялся, пока он не передвинулся слегка, чтобы его член навис над моей грудью.

Я раскраснелся от восторга, когда его слова, сказанные раннее, пронеслись в голове: «Такая грудь, как у тебя, достойна носить чью-либо сперму».

Движения были жёсткими: он обернул кулак вокруг члена, быстро двигая им по всей длине. Каждый раз, достигая набухшей головки, где-то в горле он издавал звук, от которого я сжимал свой ствол.

Конечно, он заметил. Я уже понял, что Валера замечал всё.

- Ты снова затвердел для меня? Тебя заводит наблюдать, как я ласкаю свой член?

- Да, - ответил я, но вышло больше похоже на хныканье. Ухмылка Валеры была опасна, как никогда, мышцы и сухожилия его предплечья напряглись, когда рука задвигалась быстрее и сильнее.

- Прикоснись к себе. Я хочу видеть, как ты дрочишь этот член, когда кончу тебе на грудь.

Как всегда, я подчинился, опустив руку и дотронувшись до набухшего вновь ствола наслаждения, резко втянул воздух от ощущения.

- Покажи мне, какой ты твёрдый, - прохрипел Валерка, его язык был прижат к нижней губе, когда он опустил на меня взгляд.

Я обхватил себя пальцами и вздрогнул, почувствовав, как пульсирую вокруг них. Мои яйца скрутились и поджались. Уже оказался на краю без особой стимуляции, хотя уверен, любого бы довело до грани зрелище, как Валера ласкал себя.

- Дай посмотреть.

Я последовал команде, протянув руку так высоко, как смог. Пальцы, покрытые липковатой влагой, блестели в ярком офисном освещении, и он простонал, увидев, как сильно я хотел его.

- Раздвинь ноги. Два пальца внутрь, ладонь на член. Делай, что нужно, чтобы кончить. Скажи, когда будешь готов.

Без колебаний я последовал инструкциям, задрожав, как только пальцы коснулись слишком чувствительной кожи. Вожделение достигло точки, став почти болезненным, казалось, что приближающееся освобождение сломает меня. Я трахал себя, а он давил большим пальцем на головку, сильно потирая её, пока не начал тяжело дышать. Его лицо стало потным, и на лбу выступили вены, когда он уже был на краю.

- Тебе лучше уже быть почти готовым, котёнок, - отчаянно произнёс он голосом, ещё более напряжённым, чем ранее.

Я сильнее задвигал руками, позволяя кончику ногтя слегка зацепить щель на головке. Резкой боли стало достаточно, чтобы отправить меня на вершину. Я прикусил губу, сдерживая стоны на случай, если какие-то сотрудники задержались, хотя это стало бесполезно, когда Валера кончил.

Он взревел, и сперма густыми тёплыми полосами легла на мою кожу шеи и ключиц – он покрыл всю мою грудь собой. Продолжил сжимать член, даже когда лицо исказилось в муках удовольствия. В конце концов, он схватился за стол, его прекрасные бёдра тряслись от силы наслаждения.

- Мой Бог, Дэн, - задыхался он. - Я ещё даже не побывал в тебе, а уже кончил сильнее, чем когда-либо раньше. Ты меня в могилу сведёшь.

Я просто рассмеялся, задохнувшейся и истощённый после бесконечного сумасшедшего удовольствия, которому подвергся, войдя в его кабинет.

Валерка натянул бельё и штаны, застегнул их и прошёл в примыкающую ванную, не сказав и слова.

Сидя в застеклённой комнате, уставившись на закрытые жалюзи, я понимал, насколько отрезаны от мира мы были. «Я секрет, - подумал я тогда, - такой же грязный, как и остальные».

Совсем не особенный.

Я почувствовал, как его семя высыхало в местах, украшавших грудь, ленты трескались, когда застёгивал рубашку. Встал, из ванной не доносилось ни звука, я начал искать трусы и джинсы, чтобы одеться. Я прошёл голым через комнату, глаза жгли слёзы, пока я с трудом разыскивал одежду из-за нечёткого зрения.

Наконец, найдя джинсы, я натянул их на бёдра, подхватил туфли там, где скинул их. Попытался разгладить складки на одежде и поморщился, поняв, что выглядела она такой же использованной, как я себя ощущал.

Я размышлял, не пройти ли к ванной, но затянувшееся молчание Валеры говорило о многом.

Грудь разрывало с каждым шагом, когда я медленно вышел за дверь его кабинета. Никогда не чувствовал себя таким наивным, как сейчас.

Взглянул на себя в зеркало рядом с дверью: волосы растрёпанные, щёки красные от щетины и возбуждения. Губы припухли от поцелуев, лицо пылало, но больше всего меня поразили слёзы, катившиеся длинными печальными дорожками по обеим щекам.

И я сорвался, схватил портфель со своего места кассира и кинулся босиком через пустой банковский центр на парковку. На земле лежали острые камни, и я наслаждался тем, как они впивались в нежную подошву ног, когда я спотыкался на бегу к машине. Распахнул дверь и забрался внутрь как раз вовремя – Валера выбежал из здания с белой тряпкой в руке. Я поморщился, представив, как он вытирал в ванной с себя все мои следы.

Опустошённый вид, пронизывавший каждую чёрточку его лица, поразил меня. И я не знал, что это означало.

Ясно же, он закончил со мной.

И, очевидно, отпустил меня.

Мне надо было убраться отсюда.

Сунув ключи в зажигание, я вдавил педаль газа, не обращая внимания на бегущего к автомобилю Валеру. Я был унижен и озадачен, когда взглянул на него через зеркало заднего вида – он стоял, уронив голову в руки.

Я не ожидал такого горя, грозившего разорвать меня надвое, возникшего, когда я отъезжал, а его фигура уменьшалась, но горе накрыло меня полностью и абсолютно.

Хлопнув дверью нашего небольшого белого дома, я кинулся по лестнице наверх.

- Дэн?

«Да кто ещё это мог быть?» - подумал я сердито. Тяжело вздохнув, я изо всех сил постарался взять под контроль всю обиду и ярость, кипевшие во мне. Мне не хотелось срываться на отца.

- Да, пап, это я, - ответил ему. - Прости, что опоздал. Ты поужинал?

Я знал, что мой голос звучал непривычно, но, к счастью, он никак не прокомментировал это.

- Да. Я ухожу. Всё хорошо?

- А, да. Нормально. У нас возникли проблемы с составлением баланса хранилища, и мне пришлось задержаться. Мне надо в душ. Хорошего вечера на работе, - крикнул я ему вниз.

- Хорошо, да. Тебе тоже, Дэн.

Наши отношения всё ещё были неловкими временами. Я жил с ним только второй год, и мы оба были тихонями.

Я быстро помылся, растерев себя сильнее обычного в попытке смыть свидетельства времени с Валеркой как физические, так и нематериальные.

Понимал, что сам навлёк на себя это. Валера Русик вёл себя именно так. Использовал мужчин. Нет причин, почему со мной должно было быть иначе. И я думал, что буду в порядке, когда стучал в эту дверь. Но ясно, что нет.

Совсем. Не. В порядке.

Спустившись, я остановился в прихожей, услышав шаги на крыльце. Ясно же, что папа уже не мог там бродить.

Сердце ускорилось, когда я подошёл ближе к окну и, наконец, заглянул за штору.

Валера.

Здесь. На моём крыльце. Расхаживал.

Я наблюдал за ним в лучах заходящего солнца, оранжевые и красные оттенки его волос танцевали в сумерках.

Он, казалось, бормотал себе под нос и несколько раз проводил рукой по волосам, иногда оттягивая пряди, продолжая ходить вперёд и назад.

Я приоткрыл дверь, когда он отошёл на другой конец крыльца, огибавшего дом, и заметил, как он запнулся, увидев меня.

Валера отвёл взгляд, уставившись на деревянные доски под ногами на несколько долгих секунд, затем направился вперёд. Уверенная манера держать себя, которая так хорошо была мне знакома, исчезла. Он выглядел встревоженным и растерянным. Глаза бродили повсюду, но не останавливались на мне, пока он шёл.

Я вытер щёки, не желая, чтобы он видел свежие слёзы, покатившиеся при его появлении.

Валерка сунул руки в карманы брюк, когда приблизился и остановился в паре шагов от меня.

Я задохнулся, когда его безжизненные глаза встретились с моими.

- Дэн, я... - он снова схватился за волосы, оттягивая их. - Прости за то, чтобы я ни сделал, из-за чего ты сорвался с места так, что даже шины заскрипели. Не знаю, что случилось, но мне надо, чтобы ты простил меня. Мне не нравится это чувство. Никогда такого раньше не ощущал, - он прижал руку к груди, потирая там. Словно молил меня объяснить, что произошло с ним. - Чёртова грудь как будто раскрылась, когда ты уехал от меня ранее, и я... - он сжал переносицу. - Дэн, пожалуйста. Скажи, что простишь меня. Прошу, котёнок.

О Боже. Никогда я не видел эту его сторону, никогда не думал, что увижу её, открытую и уязвимую, такой контраст с высокомерным и властным мужчиной, каким он являлся меньше часа назад. Это почти сокрушило меня. Но мне надо сказать ему, какие эмоции он вызвал во мне.

- Валер, ты должен понять, как унизительно это было для меня. Какой дешёвой и использованной шлюхой я чувствовал себя, когда ты ушёл, не сказав ни слова. Я не понял, что сделал не так, а ты просто оставался там Бог знает сколько времени. Что я должен был подумать? Только то, что ты закончил со мной.

Он шагнул вперёд и протянул руку, вытирая новую слезу с моей щеки.

- Закончил с тобой? - переспросил он, качая головой. - Дэн, я никогда не смогу «закончить с тобой», - повторил он, сделав в воздухе кавычки. - Не думаю, чтобы ты понимал, что творишь со мной. Я и сам не понимал до последнего момента. Меня всегда тянуло к тебе физически. Крайне смущающе. Но когда ты пришёл ко мне в кабинет на прошлой неделе и сел напротив, попросив поменять твоё расписание, до меня дошло. Я не хочу, чтобы ты был, как остальные парни. Конечно, я хочу делать с тобой все эти вещи и даже больше, но не желаю, чтобы ты опускался до их уровня. - Его тёплые ладони накрыли мои скулы, пока он заглядывал мне в глаза. - Когда ты пришёл ко мне сегодня вечером, я знал, что ты попросил Антона тебя заменить.

Я тихо ахнул, и он погладил мою щёку большим пальцем.

- Я бы никогда не воспользовался тобой в этом плане, Дэн. Я слишком забочусь о тебе, чтобы сделать такое.

Я обернул ладонь вокруг его запястья.

- Да?

Валерка прижался к моим губам в нежном сладком поцелуе.

- Да, котёнок. Ты стал так важен для меня. Я чувствую... желание защищать тебя, - он на мгновение замолчал и пустился в дальнейшие объяснения. - В ванной я лишь пытался разобраться со всеми этими новыми чувствами. Я не привык к ним. Мне надо было подумать, что сказать. Мне так...

Я перебил его, поцеловав в губы.

- Ты тоже мне важен, - тихо признался я, словно прыгнув в неизвестность.

Валера застонал, крепко прижавшись к моему рту.

- И спасибо за это. Не знаю, чтобы я делал, откажи ты мне.

Я позволил пальцу погладить внутреннюю сторону его запястья, он нервничал так же, как я (стучащий пульс выдал его).

- Я никогда не отказал бы тебе.

- Чёрт, - тихо воскликнул Валерка. - Значит, если я скажу, что мне надо сделать тебя своим прямо сейчас, ты согласишься? Позволишь заняться с тобой любовью?

Его последние слова сделали своё. Не трахнуться или заняться сексом, но любовью. Валера не был похож на такой тип, но то, как его язык играл с мочкой моего уха, дало понять, что это не будет аккуратная поза, которую я видел в фильмах.

- Да, - выдохнул я, прижимаясь к нему всем телом, когда он легонько прикусил мою скулу.

- Уверен, Дэн? Потому что я никогда не лишал парня невинности. Ты же должен хотеть свечей и тихой музыки, так? Этого я сделать не могу.

- Мне это не нужно, - сказал я, позволив его твёрдости прижаться к моему стояку. - Я хочу только тебя.

- Даже нежный, я всё равно грязный. Ты выдержишь это, малыш? - решил удостовериться он, сверкнув глазами.

Я нетерпеливо закивал, уверенный, что выдержу всё, если Валерка будет продолжать трогать меня, как тогда.

- Боже, Валерка, пожалуйста. Я фантазировал, как ты будешь тут со мной.

Он резко вдохнул, скользя руками по всему моему телу.

- Тут? У папочки дома? Ты представлял, как я буду пробираться к тебе по ночам, ласкать твои сочные местечки, пока отец спит, не в курсе происходящего в соседней комнате? Представлял, как я тайно трахаю тебя, закрывая тебе рот рукой, чтобы никто не услышал?

Я простонал от его слов, похоть завладела мной, практически кружа голову. «Прошу», - сорвалось с губ, словно было единственным оставшимся у меня словом, руки тянулись к Валере, касаясь всего, чего могли достичь.

- Где твоя спальня? - наконец, спросил он, проложив дорожку поцелуев по моей шее.

Наши ладони встретились, и я потянул его в дом, ведя к себе в комнату наверх. К счастью, я настоял на том, чтобы перекрасить её несколько месяцев назад, так что она больше не напоминала детскую.

Валера закрыл за собой дверь и приподнял бровь, увидев на ней замок.

- Мне хотелось больше уединённости, - оправдался я, щёки залила краска от его слишком знающего взгляда.

- Больше уединённости, чтобы ласкать свой член, думая обо мне, не сомневаюсь. Скажи, Дэн, как долго ты меня хотел?

- Кажется, целую вечность. Я жаждал твоих прикосновений, поцелуев... всего.

И Валера поцеловал меня. Завладел моим ртом, захватив его языком, пока я не почувствовал себя одержимым, почти обезумевшим от желания.

- Пожалуйста, никаких прелюдий. Прошу, просто трахни меня, - взмолился я пронзительным голосом.

Валерка засмеялся, словно на него это никак не влияло, но хрипотца не скрыла его желания, такого же сильного, как и моего.

Он неожиданно отстранился, я же наклонился вперёд в попытке последовать за ним. Моё хныканье эхом прокатилось в пространстве между нами, когда он сел в моё кресло-качалку и медленно расстегнул рубашку, чуть подавшись вперёд, чтобы снять её. Растерянно наблюдал, как он достал бумажник, расстегнул брюки и спустил их вместе с брифами на пол. Он раскрыл его и достал презерватив, положил рядом, отбросив кожаный бумажник в сторону.

Откинувшись в кресле, он свесил руки по бокам.

- Что ты делаешь? - спросил я, во рту у меня резко пересохло. - Я думал... Я думал, ты хотел заняться сексом.

- Я хочу любить твоё прекрасное тело, Дэн. Не могу дождаться, когда твоё тепло окружит меня. И я жду.

- Ждёшь? Чего?

- Чтобы ты подошёл сюда, - ответил он. - Ты разденешься, примешь в себя мой член и трахнешь меня.

Желудок скрутило от произнесённого, и волна смущения из-за моей неопытности накрыла меня.

- Я не знаю как, - тихо признался я. - Ты не можешь взять инициативу на себя?

Он расхохотался, отчего кресло качнулось назад.

- О, котёнок. Я всегда руковожу, независимо от позы. Мой член будет владеть тобой, будешь ты сверху или подо мной. Даже не сомневайся в этом.

Я покраснел от грубых слов, а в животе вспыхнуло желание. Мне хотелось, чтобы меня взяли, завладели и поглотили, и не было ни капли сомнений – Валера предоставит мне это.

Я расстегнул верх пижамы, пока Валерка наблюдал за мной второй раз за день, но уже не так нервничал. Увидел, как его член дёрнулся, когда я оголил грудь, и ещё раз, после того, как снял бельё. Я подошёл к нему, уверенно выпрямив плечи от его физической реакции на меня.

Он достал презерватив из упаковки, приложил к головке и ухватился за член, чтобы раскатать его. Он казался ещё больше под упругим латексом из-за того, что выпирал из-под него по краям, на его кончике виднелись капли влаги. Валера впился в нижнюю губу, взяв меня за руку и притянув к себе, чтобы я оседлал его.

- Чёрт побери, - выругался он, когда его член в первый раз коснулся моего ануса. - Какой ты обжигающий и тесный, котёнок. Даже мои яйца хотят войти в твой адский жар, когда ты закончишь.

Я начал было отстраняться от него, немного смущённый тем, насколько возбудился.

- Оставайся на месте, Дэн. Мне надо, чтобы ты горел, если собираешься принять меня в себя.

Мышцы напряглись, и я не обратил внимания на стыдливые протесты разума, когда его член с лёгкостью скользнул по моей мышечной дырочке.

- Это так горячо, знать, что ты такой разгорячённый из-за меня. Ты принадлежишь мне, так ведь, котёнок? Могу поспорить, что ты не возбуждался так со своим парнем.

Это не был вопрос, но я всё равно мотнул в ответ головой.

- Нет, я так не думал. Ты ждал мой член, чтобы я позаботился о тебе. Я трахну тебя так хорошо, что ты даже имя его забудешь.

И он направил мой таз, слегка толкнув назад, чтобы расположиться прямо у моего входа.

- Опускайся на меня медленно, котёнок. Не спеши. Делай, что будет удобно, - предложил он неожиданно нежно.

Я закрыл глаза, Валерка начал осыпать мою кожу поцелуями – шею, лицо, грудь. Ласкал меня нежными руками, и я задался вопросом, не ошибся ли он, сказав, что не мог быть нежным. Но потом он сильно ущипнул меня за сосок, и я вздрогнул от пронзившего меня удовольствия.

Его толстый и большой член толкнулся в меня, головка медленно проникала, растягивая меня.

- Именно так, котёнок. Медленно.

И я подчинился, осторожно опускаясь, пока он не оказался почти полностью внутри. Ноющая боль между ягодиц нарастала, и я сглотнул, зная, что принять его глубже будет ещё больнее.

- Не мог бы это сделать ты? - тихо попросил я, пробежавшись ладонями по сильной груди Валеры.

Нежные губы коснулись кончика моего носа.

- Для тебя – всё что угодно, Дэн. Возьми меня за плечи.

Вместо этого я обнял его за шею, зарывшись в неё лицом. Он прижался ко мне ближе, обнимая за талию и крепко удерживая. Несильно толкнулся бёдрами, проталкиваясь глубже, пока, наконец, не погрузился полностью.

Я издал звук от неудобства, когда обжигающая растягивающая боль достигла своего пика. Валера нашёптывал мне на ухо, как неописуемо чувствовать меня вокруг него, как сексуально то, что он первый оказался во мне. Терпеливо сидел, медленно и аккуратно покачивая бёдрами, пока я привыкал.

Со временем жжение спало, невероятное чувство наполненности захлестнуло меня. Я опустил руку вниз, чтобы почувствовать то, как мы соединены, пытаясь стряхнуть слегка нереальные ощущения.

- Мой Бог, Дэн. Я знал, что ты будешь чертовски хорош, но это лучше моих фантазий. Такой тугой, такой пылающий. Я хотел тебя, мечтал о тебе так долго, и всё равно ты превзошёл все мои ожидания.

Говорил он тихо, но я расслышал всё, как будто слова прокричали. Моё сердце билось у его груди, и я наслаждался ощущением его в себе. Медленно приподнялся, для пробы двигаясь вверх и вниз по его длине.

- Именно так, сладкий. Оседлай меня. Трахни себя моим членом.

Движения стали быстрее, я начал понимать, что мне было приятно. Я с силой опускался на его член, покачивая бёдрами вперёд и назад, по кругу, сжимал и скакал, потерявшись в нём.

- Я смотрю, как прыгает этот ствол и твои яйца, и мой член становится таким твёрдым для тебя, котёнок, - произнёс он, большие ладони толкали меня вверх и вниз, его член врезался в меня.

Я простонал, он задвигался сильнее и быстрее, и я сжался вокруг него, приближаясь к оргазму. Он чуть изменил позу в кресле, добавляя ещё больше силы врезающимся бёдрам, жёстче проникая в меня из-за покачиваний. Головка настойчиво тёрлась о переднюю стенку входа, он прижал одну руку к моему животу, удовольствие возрастало в геометрической прогрессии, пока он дико трахал меня.

- Тебе нравится, а? Да. Тебе нравится мой толстый член в этом маленьком узком проходе. Боже, какой ты грязный. Я знал, что тебе понравится грубо. Прикоснись к своему члену, малыш. Я хочу почувствовать, как ты сжимаешь меня.

И как всегда, я принял его слова за приказ. Прижав свои пальцы, начал ласкать себя нежно, потом сильнее, пока его бёдра врезались в меня. Комнату наполнили звуки шлёпающейся кожи и нашего поиска удовольствия друг в друге.

- Ты уже близок, да, котёнок? Такой тёплый для меня. Так крепко обхватываешь мой член.

Мои стоны стали практически беспрерывными, так как я приближался к краю, и его слова лишь сильнее распаляли меня. Я отчаянно подскакивал на нём.

- Ты такой распущенный, ты так низко падаешь для меня, совсем низко, - пробормотал Валерка. - Бог. Кончи для меня, сладкий.

Его слова и несколько яростных движений на моём члене отправили меня в такое манящее забвение. Сильно сжавшись вокруг него, я довёл Валеру до пика наслаждения. Его крепкие ругательства и стоны смешались с моим хныканьем, заполняя пространство вокруг нас. Валерка обхватил меня за талию, глубоко врезаясь и освобождаясь во мне. Я лишь трясся и дёргался в его руках, пока эйфория дурманила моё сознание. Рухнув на Валеру, я наслаждался отголосками экстаза, продолжавшего накатывать на меня.

Тяжёлое дыхание Валеры обжигало моё ухо, он периодически дёргался во мне, остатки оргазма всё ещё отдавались в его теле. Погладив меня по влажной спине, он схватился за мою задницу, радостно напевая.

Он слегка откинулся назад, снял презерватив и быстро избавился от него, вернув меня в свои объятия. Я уткнулся в его потную грудь, прижимаясь, и он обнял меня за плечи.

- Ты невероятен, малыш.

Я парил от его слов. Он считал невероятным не только секс, но и меня.

Казалось, это всё нереально, сон, но рука Валеры, поглаживающая мои веснушчатые плечи, заверила, что происходящее реально.

Мы сидели так некоторое время, переваривая и привыкая к произошедшему. Я понимал: впереди нас ждут испытания – другие парни в банке, мои родители, которых придётся убедить, что разница в возрасте не будет проблемой... Но в его объятиях ничто не могло переубедить меня и заставить поверить, что это всё неправильно.

Валерка прочистил горло, возвращая меня к реальности. Нетерпеливо заёрзал в кресле, перемещая меня на коленях, пока двигался.

- Так, то, что ты сказал ранее, ещё в силе? - спросил он торопливо и неуверенно, давая мне понять, как он нервничал. Самоуверенный дерзкий Валера теперь стал робким и напуганным... из-за меня.

В животе запорхали бабочки от мысли, что я мог заставить его нервничать.

- Я много чего сказал, - ответил я растерянно, не зная, о чём он.

Он фыркнул, словно не поверил, и сел прямее. Я задрал голову, чтобы встретиться с его взглядом, но он смотрел куда-то влево.

- О том, что не откажешь мне.

Я нахмурился в замешательстве, опуская взор на своё всё ещё обнажённое тело, прижатое к его.

- Разве похоже, что я отказываю тебе? - переспросил я.

- Не сейчас, разумеется. Позже.

- Ты спрашиваешь, откажу ли я тебе в сексе позже?

- Нет! Ой, да к чёрту, - произнёс он, прижавшись к моим губам, пока я насупился, и отстранился с решительным выражением лица. - Дэн, ты не хочешь сходить со мной на свидание?

Я почесал голову, прищурившись и смотря на его подозрительно розовые щёки. Мне в голову пришла мысль, от которой я ухмыльнулся и сдержал смешки.

- Так вот ты о чём? Ты пытаешься пригласить меня на свидание таким образом?

- Дэн, - произнёс он, глядя на меня сердито.

- Ну я даже не знаю, Валерка. Если ты не можешь пригласить меня на свидание должным образом, то каким будет само свидание? Будешь всё время говорить ужасными загадками? Мне придётся... Валера! - выкрикнул я, когда он встал, подняв меня на руки, и кинул на кровать.

- Скажи да.

Я засмеялся, когда он, радостно улыбаясь, начал щекотать мои бока.

- Конечно, малыш, - ответил я.

Он цыкнул, забравшись на меня, заключив меня в капкан своих рук и нависнув надо мной.

- Это ещё не да, дрянной мальчишка. Я жду, - сказал он, прокладывая горячую дорожку поцелуев по моей груди.

- Да, Валера, - вздохнул я. - Я всегда скажу тебе «да».

Год спустя...

- Ты мой.

- Да, Хозяин.

Я выдохнул слова в то время, как мой король беспрестанно врезался своими бёдрами в мои. Всё, что я мог сейчас делать, это царапать жёсткий камень, к которому оказался прижат, и держаться, пока Хозяин трахал меня.

За прошедший год Валерка обучил меня многим правилам хорошего саба, коим я теперь и являлся для своего Хозяина.

Я заскулил, когда его сильные пальцы до синяков сильно впились в мои загорелые бёдра. Этот звук только заставил его увеличить темп.

- Если я когда-нибудь ещё раз увижу другого мужчину прикасающимся к тебе, я убью его на месте. Это понятно?

Я судорожно кивнул, не в силах ответить. Одна его рука отпустила моё бедро, чтобы обвить горло, располагаясь на золотом ошейнике, который показывал всем вокруг, что я – его собственность.

- Отвечай мне, - прорычал он сквозь стиснутые зубы. Я содрогнулся от несокрушимой силы, скрывавшейся в его голосе.

- Да, мой Хозяин. Я понял.

Казалось, удовлетворённый моим ответом, он продолжил жёстко трахать меня, убеждаясь с каждым толчком, что не задевает мою простату, даря мне моё собственное наказание. Я не должен быть вознаграждён за другие руки на мне. Никому не позволено прикасаться. Никому. Только моему любимому.

Моему хозяину.

В таком затруднительном положении я оказался не по своей вине. Я не сделал ничего плохого. Этот проступок совершил Игорь, один из охранников Валеры, моего царя секса. Я просто собирался заняться своими ежедневными обязанностями, когда получил приказ остановиться. Будучи рабом, я должен был подчиниться. Я знал, что он хотел моё тело с нашей первой встречи. Его намёки были отнюдь не тонкими.

Он мне не нравился.

Но я не мог ничего сделать, когда он приказал мне остановиться. Я опустил глаза вниз, на сцепленные пальцы своих рук, чтобы убедиться, что не поощряю его на что-либо, кроме как приветливой, если не напряжённой, беседы. Всё это вылетело в окно, когда его пальцы коснулись подола моей длинной белой набедренной повязки. Я отпрянул, не в силах сдержать отвращение, исказившее моё лицо, когда напомнил ему, что он не может прикасаться ко мне. Это было запрещено.

Услышав отказ, он схватил меня за бицепс, жёстко притягивая моё тело к себе, пока моя голая грудь не коснулась его. Мои глаза расширились, когда он обнял меня за талию; его хватка была, как сталь. Мои руки опустились на его грудь, чтобы удержать от ещё большего сближения. Затем он напомнил мне, что я был никем ещё год назад, и что я не тот, кто отдаёт ему приказы. Наоборот.

Я боролся с ним, когда он схватил одну мою руку и опустил её себе между ног, чтобы я мог ощутить растущую там твёрдость. Бесцеремонно его губы обрушились на мои, заглушая в процессе писк протеста.

Именно так мой Хозяин застал нас, когда неожиданно завернул за угол. Его голубые очи вмиг превратились в тёмные глаза и сразу же сузились в не предвещающие ничего хорошего щёлки. Игорь тут же отпустил меня, и я рухнул на пол, задыхаясь, в отвращении вытирая свои губы. Подобно склизкому змею, которым и являлся, он умело извернулся, избегая Валеркиного гнева, и, без конца извиняясь, исчез за углом. Мой хозяин сразу же обратил свой сердитый взгляд на меня. Я опустил глаза в пол и быстро встал перед ним на колени. Я начал оправдываться за то, чего даже не делал.

Он ничего не хотел слушать.

Его рука быстро сомкнулась на моём горле и потащила меня до ближайшей стены. Он толкнул меня грудью на безжалостную поверхность, подтянул на бёдра мою повязку и вошёл в меня без всякой прелюдии. В таком положении я и находился: с лицом, прижатым к стене, пока мой любимый вытрахивает на меня свой гнев.

- После того, как я убью следующего мужчину, кто даже посмотрит на тебя, я утащу тебя в нашу спальню, прикую к кровати и буду трахать до тех пор, пока ты не истечёшь кровью.

Я не мог не содрогнуться от этой угрозы, потому что знал, что он всегда выполняет свои обещания. Став добровольно сабом Валеры я существовал теперь, чтобы выполнять все его прихоти. Ни для чего больше.

С шипением выдохнув, он освободился внутри меня, его острые ногти впились в мою плоть, пуская кровь. Я захныкал, почувствовав заполняющее меня тепло. Я с трудом подавил желание попросить о собственном освобождении, потому что знал, что получу отказ.

Я оставался максимально неподвижным, ожидая, пока мой любимый отдышится. После очень долгого молчания он вышел из меня, и моё тело задрожало от этого ощущения. С мягким вздохом он притянул меня в свои объятия. Я запустил свои руки в его русые волосы, которые, сколько я себя помню, всегда были коротко острижены. Нежно прижавшись своим лбом к моему, он не отводил от меня взгляда.

- Никто и никогда больше не должен прикасаться к тебе. Никто, кроме меня, - ещё раз напомнил он. Я кивнул и резко вздохнул, когда его рука начала гладить мой твёрдый после его траха член. – Ты понял?

Я смотрел в прекрасные глаза моего хозяина, и мой взор был непоколебим.

- Да, мой Хозяин. Я понял.

- Теперь можешь кончить, Дэн.

Обжигающая лава выплеснулась из потаённых глубин моего организма. Я таял в руках Валеры.

- Дэн, у нас полчаса, чтоб принять совместный душ, одеться и прибыть в ресторан. С годовщиной, котёнок.

- С годовщиной, Валера.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 44
© 10.10.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2915959

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1