Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Он падал в бездонную нежность.



Лиля стояла и от бессилия готова была расплакаться. Она последними словами ругала себя и топор, который со всей силы вогнала в сосновую чурку и вот уже минут двадцать не могла освободить его из промёрзшего дерева.

Печь водяного котла автономного отопления жилого вагончика Багульминского производства неумолимо остывала. Во дворе возле жилища, на металлической буржуйке также успешно замерзал недоваренный обед.

Электричества на промышленной базе «Строительно-Монтажного Управления» не было, и жизнь семьи сторожа большую часть зимних суток проходила при стеариновых свечах.

Руководство предприятия регулярно обещало обеспечить базу энергией, но процесс ожидания пока затягивался на неопределённое время.

В первую очередь передвижными электростанциями снабжались строительно-монтажные участки, круглосуточно возводившие компрессорные станции и производственно-бытовые объекты.

Безрадостные раздумья Лили нарушил негромкий голос: «Разрешите Вам помочь в вашем нелёгком деле?». Одновременно, с этими словами широкая рука легла на топорище.

Чурка, с так «полюбившемся» ей топором, только мелькнула в воздухе, и топор, ударившись обухом об стоящий рядом огромный пень, расколол чурку на две части и освободился из её крепких объятий.

«Так тебе и надо», - с радостью подумала Лиля в адрес своей обидчицы и посмотрела на своего спасителя.

Перед ней стоял коренастый молодой человек среднего роста. На его губах была бесхитростная улыбка, а в глазах прыгали весёлые смешинки.

- «Разрешите приступить к упражнению по отработке резкости удара», - шутливо спросил он и, не дожидаясь ответа, ловко расколол каждую половину поверженного дерева на несколько поленьев.

- Геннадий, - представился молодой человек.

- А я Лиля,- назвалась женщина и принялась собирать поленья.

Собрав в охапку полешек, Лиля поспешила к двум остывающим очагам. За её спиной раздался резкий звук расколовшегося дерева, и она поняла, что теперь жилище не покинет тепло, и обед будет доварен. От этой мысли ей стало радостно и покойно!

Буржуйка, получив очередную порцию поленьев, радостно гудела, в кастрюлях доваривался обед, а большой чайник начал посвистывать и обиженно всхлипывать, не понимая, почему его не торопятся снимать с раскалённой печки.

Лиля стояла у буржуйки, пышущей жаром, и с удовольствием смотрела, как Андрей сноровисто рубил дрова.

Со стороны казалось, что он даже не прикладывает особых усилий, а топор сам расправляется с неподдающимися ей сучковатыми чурками.

Вот только меховые шапка и кожаная куртка, небрежно брошенные на снег, указывали на то, что работающему топором, вовсе не холодно в этот морозный, солнечный день.

Настало время обеденного перерыва, и мимо Лили вереницей одна за другой потянулись автомашины с полными кабинами рабочих, отъезжающих на обед в вагон-городок, который находился километрах в десяти от промышленной зоны.

Надев шапку с курткой, Геннадий почувствовал, как по разгорячённому телу пробежал приятный холодок.

Вокруг стояла умиротворённая тайга, одетая в белый саван зимы. Невольно вспомнилась Чукотка с голой, как бильярдный шар тундрой, сопками и жёсткими морозами, нередко сопровождающимися ураганными ветрами.

Один из таких гостей под названием «Южак», всегда внезапно налетал с сопок.

Он, срывал с домов крыши и, жонглируя пустыми двухсотлитровыми бочками из-под горючего, словно детскими мячиками, улетал во льды Северного ледовитого океана.

После визита «Южака» наступала онемевшая тишина, которую луна заполняла густой всепоглощающей синевой. В этой синеве, над девственными снегами тундры возвышались сопки-великаны, на снежных вершинах которых разноцветными сполохами играло ярчайшее северное сияние.

Здесь, в Тюменской области, за четыреста километров от полярного круга, климат тоже достаточно суров, но зима мягче, а лето продолжительнее и теплее.

Лёгкое прикосновение за плечо и голос Лили: «Геннадий, я приглашаю Вас на обед», - прервали воспоминания Геннадия и вернули его в действительность.

Обернувшись, чтобы вежливо отказаться от приглашения, Геннадий увидел перед собой большие, бездонные, серые глаза.

В смотревших на Геннадия из-под кокетливой чёлки глазах было столько нежности, что у него, как в затяжном прыжке с парашютом, учащённо забилось сердце и перехватило дыхание.

Геннадий понял, что он безнадёжно гибнет, растворяясь в глубине этих переполненных нежностью глаз.

Эта шальная мысль заполнила всю его сущность и запульсировала радостью в каждой клеточке тела.

Из подъехавшего «Урагана» вышел напарник Геннадия, - Алексей, и, поздоровавшись с Лилей, спросил у Андрея: «Ну, ты что стоишь, как тополь на Плющихе? Мы поедем сегодня обедать?».

Лиля, приветливо улыбнувшись Алексею на его приветствие, и повторила своё приглашение: «Ребята, я Вас приглашаю на обед!»

Алексей, оторопев от прозвучавшего предложения, и невольно окинув взглядом большую кучу поленьев, подумал: «Да! Неплохо здесь напарник помахал топориком».

Геннадий же, перехватив взгляд товарища, спросил: «Так что, коллектив, остаёмся на званный обед?». Алексей дипломатично молчал.

- «Приглашение с благодарностью принимается»,- подытожил Геннадий и пошёл глушить двигатель «Малыша».

Малышом они называли свой двух кабинный Маз - 543, прозванный строителями газопроводов за большую грузоподъёмность и мощный двигатель «Ураганом».

Прихватив с буржуйки кастрюли, из которых аппетитно пахло приготовленным обедом, друзья прошли за хозяйкой в половину вагончика, являвшуюся одновременно столовой и гостиной.

Поставив кастрюли на стол, они вернулись в маленький коридорчик-прихожую, где, сняв куртки, и головные уборы приступили к гигиенической процедуре - мытью рук.

Жилищем семьи Лиля, был обычный «Багульминский» жилой вагончик, выпускаемый промышленностью для многочисленных новостроек Советского Союза.

Это сооружение состояло из двух небольших комнат, разделённых меж собой коридорчиком-прихожей. В коридорчике размещались котёл автономного отопления, умывальник с раковиной и вешалка для верхней одежды.

Правая половина обычно была спальней и детской комнатой, а левая служила столовой и гостиной.

Семья покорителей Крайнего Севера, состоявшая из трёх человек, могла рассчитывать только на одну половинку вагончика.

В таком случае спальня, детская, столовая и гостиная находились в одной комнате, а вагончик превращался в мини-коммуналку.

Во время мытья рук Алексей шутливо произнёс так, чтобы не слышала хозяйка: «Слава Железному дровосеку! Заработавшему обед себе и своему напарнику». За что тут же получил лёгкий, дружеский подзатыльник.

На возню у умывальника из приоткрывшейся двери спальной комнаты появились две любопытные детские мордашки - мальчика лет пяти и девочки лет трёх.

Они, с любопытством посмотрев на двух незнакомых мужчин, в один голос спросили: «Мама, а обед готов?»- «Готов, готов,- ответила Лиля,- идите, мойте руки и скорее садитесь за стол».

Вернувшись в столовую, напарники, просто обомлели от накрытого по-домашнему стола.
Заметив растерянность гостей, Лиля пригласила: «Проходите, проходите и присаживайтесь к столу, где кому удобно».

Шумно, наперегонки забежали дети, и все, рассевшись, приступили к обеду.

Обеденную тишину нарушил стук коридорной двери. «Это наш папа пришёл»,- сказала Лиля и пошла, встречать мужа.

Послышался шорох снимаемой спецодежды и плеск воды из рукомойника.

Вслед за Лилей в столовую вошёл выше среднего роста, очень худощавый мужчина.

Поздоровавшись с присутствующими и пожелав приятного аппетита, он представился: «Виктор». «А это наши гости, водители «Урагана» - Геннадий и Алексей»,- назвала гостей Лиля.

Дети, подражая взрослым, наперебой закричали: мальчик, что его зовут Женя, а девочка, что её зовут Лена. Лиля подала мужу тарелку с первым блюдом, и обед продолжился.

Обед проходил в благопристойной обстановке, и только дети порой позволяли себе маленькие шалости, но Лиля доброжелательно пресекала их невинные своеволия.

Дошла очередь и до заждавшегося на буржуйке пузатого чайника. Лиля с привычной лёгкостью сервировала стол для чаепития.

По своей натуре Лиля была гостеприимным и общительным человеком, и любила встречать гостей. Но сегодня она накрывала обеденный стол с давно забытой трепетной радостью.

Этот радостный озноб и пьянящая нежность охватили её ещё там, на дворе, когда она увидела Геннадия с его весёлыми смешинками в глазах.

От этого возникшего чувства, ей вдруг захотелось уткнуться ему в грудь и расплакаться маленькой, обиженной девочкой.

За чаепитием Лиля рассказала мужу о своём приключении. О том, как она, вогнав топор в чурку, не могла освободить его из промёрзшего дерева, и что только благодаря помощи Геннадия обед окончательно не превратился в лёд, а жилище не покинуло тепло.

Гости пили ароматный чай с брусничным вареньем и слушали, как Лиля незлобно сетует на бытовые трудности одной из начинающейся Северной Комсомольской стройки - «Нефти - Газового Комплекса».

Виктор с женой, приехали в Тюменскую область из городка, расположенного на берегу тёплого Чёрного моря, и как им казалось, они приехали в эти края ненадолго, ну, в крайнем случае, не более чем на три года. Их вожделенной мечтой, как и многих жителей Советского Союза, были машина и кооперативная квартира.

Незаметно пролетели три года, подрос сын, и родилась на севере дочь, но Лиля с Виктором как прежде были далеки от своей первоначальной цели.

По приходу появились и расходы, и нередко, после проведённого на родине отпуска, приходилось деньги на обратную дорогу занимать у родителей или знакомых.

А север, словно коварный колдун, привораживая, крепко брал человеческие Души в свои объятия, из которых было уже непросто вырваться, а многим, по прошествии нескольких лет, не очень то и хотелось этого делать.

По завершению строительства «Коголымской» компрессорной станции семью Виктора пригласили во вновь созданное «Строительно-монтажное Управление № 10» для участия в строительстве следующих северных компрессорных станций на газопроводе Уренгой – Челябинск.

Недолго раздумывая, они дали своё согласие и, собрав детей и свои нехитрые пожитки, с автоколонной СМУ прибыли на место, где ни посёлка, ни дорог, да и электричество было ещё не везде.

Лиля, конечно, предполагала, какие условия проживания и быта ожидают новосёлов, где всё начинается с ноля!

Но эти полгода, проведённые в лесу, на промышленной базе были просто бесконечны, и она невыносимо устала от монотонных будней и замкнутого пространства своего жилища.

Женщина теперь уже была рада, этому маленькому приключению, разорвавшему круг тягучих однообразных дней и приведшему её к знакомству с Геннадием.

В вагончике было уютно и тепло, а за стеклом в пришедших ранних сумерках от усиливающегося мороза начали потрескивать деревья. Время обеденного перерыва закончилось, и промышленная зона пришла в движение.

Поблагодарив хозяев за гостеприимство и вкусный обед, Геннадий с Алексеем, выйдя из вагончика и на ходу надевая меховые куртки, направились к своему «Урагану».



Геннадий Бедокур.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 5
© 09.10.2020 Геннадий Бедокур
Свидетельство о публикации: izba-2020-2915684

Рубрика произведения: Проза -> Быль


















1