Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

СИНЯЯ СТЕНА , гл.3 (Чужая тетрадь) , 18


18.

Был февраль, под ногами был полуснег-полулёд. Драться начали сразу, удар Би-
зона скользнул по скуле, я был трезвее, попал удачнее, потом мы, вцепившись друг
в друга, поскользнулись, упали и стали кататься по снегу, помню, тогда ещё рубашка
с меня слетела. Тут мне пригодился опыт классической борьбы, и я оседлав Бизона,
начал бить его по голове. Нас сразу оттащили друг от друга, да мы и особо не сопро-
тивлялись. А глупость ситуации была в том, что Бизон действительно думал, что ме-
ня к нему подослали подружки девчонки, к которой он пришёл, которая не хотела его
видеть. На следующий день, забавное совпадение, по дороге в столовую встретил Би-
зона. Его опухшее, в синяках лицо, вызвало у меня ощущение горечи и досады, словно
я совершил что-то недопустимое и непоправимое. Бизон уже был в курсе, что произош-
то недоразумение, мы немного поговорили, пожали друг другу руки и разошлись. Но
второй Бизон затаил на меня злобу, несколько раз на дискотеках подходил ко мне с
агрессивным видом, но что-то конкретное предпринять так и не решился. А в общем,
Бизоны были неплохие открытые парни, Бэнсон на втором курсе часто был с ними в
общей компании, и Бак тоже.
Помолчали, говорить не хотелось, может, устали от воспоминаний, может, прос-
то устали - уже была ночь. Потом Слащавый взял гитару и запел Колыбельную для
первокурсника: "Солнце скрылось за тёмным лесом. Будет утро? Неизвестно. Вдруг
весь мир темнотой укрылся навеки, ну и пусть. Тёмной ночью всё впечатления ярки,
освещают, словно свеч огарки, в памяти моей мой самый первый курс. Там влюблял-
ся я чуть сильней, чем надо, выпил много лимонада. Начал мерить жизнь семестрами,
сессию звать судьбой..."
Слащавый закончил петь. Все молчали, и я решил всех взбодрить:
- Что приуныли? Монструани вообще уже готов слезу пустить. Бэнсон, Карлик, да-
вайте ещё пионерские галстуки друг другу повяжем! Бэнсон начнёт петь белогвардей-
ские песни, и тогда у нас вместо одного будет целых шесть Слащавых!
Но все уже клевали носами.
- Бэнсон, где тут можно улечься поспать? - спросил Карлик.
- Да где хочешь, только к шести утра вы должны покинуть садик.
Монструани, раскинув руки, лёг на ковёр, остальные втиснулись в детские кроват-
ки.
Около пяти часов утра Бэнсон всех разбудил, чтобы убрать последствия нашего пре-
бывания. Чтобы не подводить Бэнсона, убрали мусор, поставили на прежнее место всю
мебель, даже кое-как вымыли в туалете. На кухню, правда, никто не догадался загля-
нуть, а зря.
Потом, оставив Бэнсона в садике, все разошлись, Карлик и Монструани пошли по
домам, а мы со Слащавым и Тихушником - в общежитие.
Город только-только начинал просыпаться. Почти всю дорогу молчали. Слащавый
и Тихушник задумчиво курил и, а я не мог понять, отчего так тоскливо. Ведь впереди
новая, полностью самостоятельная жизнь, к тому же у меня есть Катя. Может, в садике
мы попрощались со студенческим прошлым. А, может, в глубине души я чувствовал и
предвидел, что новая жизнь будет не такой уж и светлой и радостной, да и с Катей было
смутное ощущение, что происходит что-то не то.
А пока мы шли втроём по пустым улицам и не ведали, что все наши картонные
макеты будущего - это наивная детская самонадеянность. А ещё мы не знали, что Бэн-
сона в ближайшие полчаса выгонят с работы - на кухне кто-то взял самый большой
тесак и раскромсал всё разделочные доски. А через день кто-то из воспитателей заме-
тит, что на выставке детских поделок из пластилина все фигурки снабжены пластили-
новыми фаллосами. И нам стало понятно, куда отличался Монструани...













Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 09.10.2020 Корман Илимский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2915119

Рубрика произведения: Проза -> Повесть


















1