Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Судный день Дэна


Судный день Дэна
Клик. Клик.

- О′кей, зацепись пальчиком за резинку на его трусах.

Клик. Клик. Клик.

- Очень хорошо! Теперь оттяни её вниз примерно на дюйм... вот так! Задержись.

Клик. Клик.

- Тина, задери ему майку и потрись носом о грудь. Прекрасно!

Клик. Клик. Клик.

- О′кей, ребята. Вы здорово поработали. Думаю, на сегодня мы уже сделали всё, что нужно.

- Ну и денёк, - пробурчал я себе под нос.

Тина услышала и мягко усмехнулась.

- Спасибо, что согласился на это, Валера. Просто мне больше нравится работать с тобой на откровенных съёмках, особенно после того, как Роберт пытался в прошлом месяце ко мне приставать, - пояснила Тина.

Я подал ей халат и пожал плечами.

- Ничего, детка. Мне тоже нравится с тобой работать, - признался я, потрепав её волосы. – Я умираю от голода! Перекусим?

- На самом деле у меня уже есть планы на вечер, - смущённо призналась она.

- О! – поднял я брови. – Я его знаю?

- Ах... нет. Мой кузен приехал в город на выходные и привёз с собой друга. Эй! Почему бы тебе к нам не присоединиться? Мы просто собирались в бар попить пивка и поесть пиццы.

- Звучит заманчиво, Тина. Но я не уверен, что там подают морковку, - подмигнул я ей игриво.

- Ха-ха, дубина! Я буду есть нормальную еду, - надулась она.

- Я только приму душ и что-нибудь одену. Думаю, они не будут возражать, если я натяну «Calvin»? Они реально удобные, - я улыбнулся, представив их мягкий хлопок.

Она рассмеялась, закатив глаза.

- Звучит клёво. Жду тебя в фойе через полчаса. Не забудь «Calvin»... ты в них такой горячий, - она, смеясь, пошла в женскую раздевалку.

Я поспешил в мужскую. Взял мыло и полотенце и направился в душ. Стоя под горячей струёй, я смыл с себя следы долгого дня. По крайней мере, сегодня я проведу вечер в компании Тины, а не буду один в своём номере дрочить под порно.

Хотя, кому я вру? Мне в любом случае придётся делать это.

Реально нужно уже найти себе парня. Я знал немало сладких мальчиков среди моделей, но мне нужен был настоящий мужик. С крепкими мышцами, мозолистыми руками, натуральным загаром и чтоб поговорить можно было. Проблема в том, что парни, которые соответствовали моим запросам, определённо не искали таких, как я. Они искали кого-то, больше похожего на Тину, красивую и стройную.

Мои мысли прервал голос за спиной.

- Эй, Русик! Я действительно не понимаю, как ты это смог, чувак?

- Что такое, Дима? - я вздохнул, намылился и смыл, не собираясь больше задерживаться в душе.

- Целый день съёмок с Тиной Макмаер. Парень, если бы я целый день тёрся об её почти голое тело, я бы не удержался перед такими формами и задал бы ей в перерыве! - ухмыльнулся он.

- Слушай ты, утырок! Тина леди и моя подруга, так что, если ты ещё раз о ней что-нибудь скажешь, твоя задница схлопочет, – я посмотрел на него, взяв полотенце, и направился к шкафчику.

Он поднял руки:

- Вау! Извини, чувак... я не знал, что у тебя с ней что-то есть, - он отошёл, бормоча себе под нос «мудак».

Я не обязан был давать ему объяснения и тратить на него время. Но я за ним прослежу, и помогу Тине, если ей придётся с ним сниматься.

Я ополоснулся немного холодной водой, обтёрся и вспомнил, что забыл захватить перед съёмками чистую пару трусов. Я решил обойтись без них, тем более, что так в любом случае комфортнее.

Через пять минут мы с Тиной вышли на улицу. Бар был всего в двух кварталах, и вечер был замечательный, поэтому мы решили сэкономить бензин и не маяться в поисках стоянки.

Мы пробрались вовнутрь переполненной бар-пиццерии и направились к хостесс, чтоб сообщить ей, что с нами будут ещё люди, когда я услышал его. По моей коже будто иголочки пробежали, от чего волоски встали дыбом. Импульс достиг моего дружка, заставив его пустить одинокую слезу.

- Тина! Сюда, дорогая! - он махнул нам рукой, и я застонал, увидев, как при этом движении напрягся его бицепс.

Его глаза загорелись и были так же ослепительны, как и его широкая улыбка. Тина отпустила подошедшую хостесс и ринулась в объятия самого красивого человека, которого я когда-либо видел.

Его стройное тело было облачено в потёртые чёрные Levi′s и чёрный кожаный жилет. На голове была настоящая ковбойская шляпа, которая подходила к его сапогам. Даже в тусклом свете я разглядел на его плечах золотистый загар и его лёгкую кокетливую усмешку, когда он поднял голову.

Он засмеялся, когда она чуть не задушила его на радостях. В конце концов, они разлепились, и она схватила меня за руку и подтянула поближе.

- Денис Садов, а это мой друг и партнёр по работе, Валера Русик, - познакомила она нас, озорно сверкнув глазами.

Он протянул мне руку, и я с готовностью её пожал. Хватка у него была крепкая, а сама рука жёсткая.

- Приятно познакомиться, Валера.

- Мне тоже, - это всё, что я смог придумать, наслаждаясь тем, как его рука сжала мою. Вблизи он был ещё совершеннее. Он оценивал меня, так же как и я его, и наши глаза встретились.

У меня ёкнуло сердце, когда я рассмотрел его глаза. В них были золотые искорки, напомнившие о солнечных лучах, проникающих сквозь листву деревьев. Мне захотелось потеряться в этих глазах надолго.

Кашель справа напомнил мне, что всё ещё держу его за руку, и я быстро отпустил. Его взгляд задержался на мне ещё ненадолго, потом он повернулся к своему другу.

- Тина, ты помнишь Эрика, - они улыбнулись друг другу. – Эрик, это Валера, друг Тины.

Мы уселись на свои места. Тина села с Эриком, предоставив мне возможность оказаться рядом с Денисом. Они уже заказали пиво, так что мы сразу наполнили наши стаканы. Подошла официантка, взяла заказ, и мы принялись за светскую беседу в ожидании пиццы.

Денис работал на конюшне своего отца, занимался лошадьми. Эрик был списан с экипажа около двух лет назад. Я обратил внимание, что Тина с интересом ловит каждое слово Эрика. Он, кажется, был приличным парнем, так что я его одобрил.

Примерно на середине второй фляги пива Эрик пригласил Тину составить ему компанию на танцполе, оставив нас с Дэном за столом.

- Так, ты модель? – спросил он, в открытую изучая меня глазами.

Я кивнул.

- Тебе это нравится? – поинтересовался он.

Я пожал плечами.

- Это даёт мне возможность платить по счетам и не умереть с голоду, - ответил я без особой радости.

- Бьюсь об заклад, у тебя должно быть несколько отличных фото, - подмигнул он мне.

Неужели этот парень, воплощавший для меня идеал, в самом деле мной интересуется?

Я кашлянул, чтобы прочистить горло.

- Почему ты так говоришь? – насторожился я.

Его бедро сместилось ко мне ближе, задев колено, чем вызвало у меня огненный озноб. Он приблизился и тихонько поманил меня пальцем. Как мотылёк на пламя, я наклонился к нему, так что его рот оказался напротив моего уха.

- Потому, Валерка, что ты горячий, как чёрт, - прошептал он, повернувшись ровно на столько, чтобы его губы коснулись моего уха.

Чтоб меня.

Когда туман рассеялся, он откинулся в кресле, скрестив руки и демонстрируя бицепсы. Одну ногу он вытянул, лаская сапогом мою лодыжку, и ухмыльнулся.

О! Это так заводит!

- Слушай, Дэн, я думаю, Эрику с Тиной сегодня вечером больше никто не понадобится. Что ты скажешь, если мы поищем место потише?

- Думал, ты никогда не спросишь, - он встал и бросил на стол пару крупных купюр. – Сейчас вернусь. Только скажу им, что мы уходим.

Теперь, зная, что интересую его, когда он пошёл, я позволил себе удовольствие полюбоваться им сзади. Я надеялся, что до утра у меня будет лучшая возможность насмотреться на этот зад.

Он скоро вернулся, и мы прошли сквозь толпу и выбрались на улицу. Он достал из кармана пачку сигарет.

- Ты не против? – спросил он вежливо.

- Нисколько, - я ревниво наблюдал, как он зажал сигарету губами и закурил.

Он сильно затянулся, задержал воздух, а потом выпустил дым через нос. Никогда курение не выглядело более сексуально.

- Ну, так ты живёшь где-то здесь?

- Не очень далеко. Но мой автомобиль остался у студии... это по дороге. Около двух кварталов. Ты не против пройтись?

- Нисколько, - усмехнулся он, ответив мне моими же словами.

- Пошли, - толкнул я его плечом, продемонстрировав свои ямочки на щеках.

Мы продолжили разговор на ходу, то и дело задевая друг друга плечом. Я реально хотел взять его за руку, но не был уверен, как он к этому отнесётся, поэтому сунул свою руку в карман, чтобы не искушать себя.

Вскоре мы оказались возле джипа. Пригласить к себе, или предложить поехать к нему в гостиницу, или пригласить в тихий ресторан? Я напряжённо застыл, пытаясь решить эту задачу.

К счастью, он взял инициативу на себя.

- Эй, Валерка, мне так интересно... может, ты покажешь мне студию? Мне всегда было любопытно, где творится эта магия, - сказал он с дьявольской усмешкой.

- Почему бы и нет. У меня есть ключ. Мы можем войти и всё осмотреть. Это не так уж долго. Пустая комната с большим количеством софитов и разным реквизитом, но уверен... давай, заходи!

Я нажал код, и, когда мы вошли, отключил сигнализацию. Я привёл его туда, где у нас с Тиной сегодня была фотосессия. Он вальяжно прошёл на середину комнаты и осмотрелся. Я подошёл к панели и включил софит над кроватью.

Он часто заморгал, хлопая ресницами, пока его глаза привыкали к свету. Он поднял голову, и его глаза блеснули. Он был совершенно потрясающим, - весь в чёрном, в центре светового пятна. Глубокий вырез обнажал его кадык, к которому я так хотел прикоснуться языком, когда он, наконец, уже окажется у моего лица.

Я подошёл к столу с оборудованием и взял один из фотоаппаратов. Выставил кадр и сделал снимок. Он повернулся на звук и медленно поднял голову, посмотрел мне прямо в лицо. Его глаза теперь казались тёмно-карими.

- Хочешь меня поснимать, Валера? - он стоял, засунув большие пальцы в передние карманы, ноги чуть шире, чем на ширине плеч, его джинсы были не слишком свободными, достаточно облегающими, чтобы я мог видеть, как молния обтягивает его выпуклость.

- Конечно, - признался я, нажав кнопку ещё раз, поймав его в этой хищной позе.

- Ну, хорошо, - он снял шляпу и бросил её на кровать, встряхнул волосами.

Они были каштановыми, с красноватым отливом. Я нажал кнопку.

Он потянулся к молнии и, дразня меня, стал расстёгивать её очень медленно, дюйм за дюймом обнажая своё загорелое тело. У меня в груди всё сжалось так, что я не мог дышать, из-за ковбоя, стоявшего передо мной.

- Ну, когда же ты начнёшь, Валера? - упрекнул он меня, выведя из ступора.

Я опять принялся щёлкать. В следующие несколько минут он продемонстрировал мне эротический стриптиз, так естественно, будто всегда делал это перед камерой.

И я всё заснял.

Жилет, сползающий с его плеч.

Расстёгнутая пуговка, обнажившая его кудри.

Его джинсы, сползшие немного вниз, когда он сел на край кровати, чтобы снять сначала один сапог, затем другой.

Джинсы, упавшие к его лодыжкам.

И, наконец, его голый зад и чёртову ковбойскую шляпу, прикрывшую его хозяйство, когда он поднял большой и указательный палец, изображая пистолет, и, прищурившись, «выстрелил» в меня.

Всё моё тело дрожало от напряжения, которое ощущалось в этой комнате. Мой налившийся дружок пульсировал в джинсах, просясь наружу, чтобы поиграть с новеньким мальчиком.

Дрожащей рукой я положил камеру и направился, крадучись, к нему.

- Твою мать, Дэн! Ты хоть представляешь, насколько ты великолепен? – я стянул рубашку через голову и сделал ещё шаг.

Его губы раскрылись. Он глубоко вздохнул и облизнул их. Это меня добило, и я кинулся к нему.

Я схватил его, вцепившись одной рукой в густые волосы, а другой - обняв за талию, так, чтоб почувствовать, как напрягся его зад, и крепко прижал к себе. От моего натиска он выронил шляпу, и я смог почувствовать его, большой и жёсткий ствол, уткнувшийся мне в живот.

- Ты хочешь этого? – я задыхался, сходя с ума от желания его поцеловать.

Он кивнул, и я впился в его губы.

Сперва, в лёгком, дразнящем касании языков и губ я почувствовал вкус пиццы и пива. Но, когда наши поцелуи стали глубже и продолжительней, я слизал с него всё и ощутил его настоящий вкус – вкус молодого мужчины.

Он просунул руку и расстегнул мои джинсы, они тут же свалились на пол. Он оторвался от моих губ, чтоб оценить состояние моего парня и довольно простонал:

- Это один из лучших приборов, которые я только видел, дорогой, - прошептал он, обхватывая его своими мозолистыми пальцами, а его губы снова завладели моими.

В начале, я тихо стонал, целуя его, но потом не выдержал и зарычал, непроизвольно толкая бёдра навстречу его крепким тискам. Мои пальцы скользнули по его спине вниз, затем вперёд - по бедру, и моя рука сжала его толстый, с набухшими венами член.

Под моими пальцами было что-то невероятное, и я хотел рассмотреть это ближе. Я неохотно высвободился и опустился на колени, продолжая его ласкать. Сел на корточки и посмотрел на него вверх.

- Нет, Дэн, вот ЭТО, - я стиснул его с силой, от чего он судорожно всхлипнул, - самый красивый колун в этих краях, - заявил я и, не тратя времени, заглотил его.

- О, чёрт, Валера... у тебя такой горячий рот, просто ох... охуенно, как хорошо, - прошептал он, когда я медленно начал скользить вверх-вниз.

Из его щели при каждом движении вытекал сок, смачивая мой язык. Он был солёный, и в то же время сладкий, и я не мог им насытиться, я хотел ещё, я хотел, чтобы он вылил в мою глотку всё до конца.

Его руки вцепились мне в кудри, направляя меня. Я начал правой рукой поглаживать и оттягивать его гладкие атласные шары, а левую просунул дальше и стал дразнить его розовый бутончик. Он присел, что позволило мне подобраться ближе, продолжая всё в том же ритме толкать его член себе в рот.

Я надавил своим толстым пальцем на его сухой проход, и он заплакал от удовольствия.

- Не могу... подожди... хочу... почувствовать тебя... в себе, - прохрипел он, задыхаясь.

Приглашение звучало, как мольба, но это лишь заставило меня ещё быстрее сосать его и работать пальцем, пока его драгоценные сливки не выстрелили мне прямо в гланды. Я сосал и лизал, пока он не отдал мне всё, потом убрал руки и отпустил его обмякший стержень.

Он повалился спиной на кровать, с довольной улыбкой на лице.

- Это было просто... невероятно, Валерка.

- Ммм, - промычал я, слизывая его следы с моих губ. – Согласен.

Он поманил меня к себе пальцем, как делал это в баре. Я, как послушный щенок, пополз вверх, на него, позволив своему, всё ещё весьма твёрдому и просто изнывающему члену тереться о его живот.

- Иди сюда, секси. Хочу, чтоб ты трахнул меня в рот, - зарычал он, от чего мой ствол чудесным образом отвердел ещё сильнее.

Я продолжил двигаться вверх вдоль его тела, пока мои колени не упёрлись ему под руки. Немного поменяв позу, я поставил колени у его головы, и он обнял меня руками. Его грубые пальцы впились мне в зад, вынуждая наклониться.

Я не сдержал дрожь, когда головка проскользнула между его губ. Я заскулил и захныкал, прямо как девчонка, когда он начал меня дразнить, покусывая её и облизывая, наслаждаясь движениями моего члена, пока я тихонько качался взад-вперёд.

Он опустил голову на кровать. Его потемневшие от желания глаза меня околдовывали.

- Валер, я сказал, трахни меня в рот, - потребовал он возбуждённо, впившись пальцами в мою плоть и рывком заставляя меня вонзить в него свой член. Я потерял равновесие и упал на руки, погружаясь при этом в его жаркий туннель.

Он толкал мою задницу вверх и вниз до тех пор, пока я не сдался и не начал делать это сам; с каждым разом он заглатывал меня всё глубже, пока, наконец, я не почувствовал его дыхание у самого лобка. Даже с моим членом внутри, он умудрялся ещё щекотать язычком мои яйца... Я никогда не испытывал ничего более опьяняющего, и я понял, что долго не выдержу, если он продолжит делать то, что он делал.

Я громко заорал, когда горячая сперма, пульсируя, начала вырываться из моего члена. Он стал глотать каждую порцию, растягивая мой оргазм дольше, чем я мог себе представить, не только принимая моё семя, но, вместе с ним вытягивая из меня душу. Только когда он извлёк из меня всё, что было возможно, он меня отпустил, шлёпнув, напоследок, по заднице.

Я рухнул рядом с ним в исступлении. Он повернулся на бок, ко мне лицом, и мы потянулись друг к другу, разгорячёнными губами и языком ловя и пробуя на вкус эту пряную мужскую суть.

Потом он положил голову мне на плечо и стал водить пальцами по моей гладкой груди. Я делал тоже самое, наслаждаясь контрастом между жёсткими волосками, покрывавшими его тело, и моей гладкой кожей.

- Валер? – негромко позвал он в тишине.

- Мммм?

- Есть что-нибудь, что тебя здесь держит?

- Что ты имеешь ввиду, Дэн? - я посмотрел на него, когда он поднял голову, чтобы заглянуть мне в глаза.

- Из того, что сказала Тина, я понял, что ты здесь не слишком счастлив. Просто существуешь. И я подумал, что, может, ты захочешь уехать со мной на следующей неделе обратно в мой дом? На ранчо всегда пригодятся сильные руки и крепкая спина.

Он хотел взять меня с собой в край лошадей? Из-за того, что сказала Тина?

- Хм, Дэн, ты так решил, потому что Тина тебе так сказала? – пошутил я.

Он покраснел, и я почувствовал, что мой член снова ожил.

- А, да, ой... я думал, я тебя осушил, - усмехнулся он.

Я поднял брови и он продолжил.

- Она несколько месяцев уговаривала меня встретиться с тобой. Она считает, что мы бы идеально подошли друг другу, - промурлыкал он у моей груди, нежно целуя. – Я рад, что послушался её и привёз сюда свою задницу, потому что я не могу с этим не согласиться.

Моя эрекция вернулась окончательно, и я был не против снова применить её в деле.

Я посадил его на постели, чтобы было удобнее целовать, исследуя каждый сантиметр его горячего рта.

- На колени, красавчик. Я займусь любовью с твоей сладкой попкой, - прошептал я ему на ухо.

Он блеснул глазами, ухмыльнулся и быстро сделал то, что я просил. Я вскочил и схватил с пола свои штаны, выкопал бумажник, в котором у меня всегда хранились презервативы. Тут я вспомнил, что у нас не было никакой смазки. Я был слишком велик, чтобы взять его на сухую.

Я расстроено выдохнул.

- Что такое, милый, - обернулся он через плечо.

- Смазки нет, - прошептал я печально.

Его смех эхом отразился от стен, оставив меня в недоумении, что в этом, чёрт возьми, такого смешного. Он, наверное, заметил недовольство на моём лице, потому что успокоился и кивнул мне в ту сторону, где бросил свои джинсы.

- У меня в кармане походный набор... я, можно сказать, в глубине души бойскаут... всегда готов, - подмигнул он мне.

- Fuck, ты просто совершенство! – рассмеялся я, достав пакет со смазкой и презервативом, и воссоединившись с ним на постели.

Он двинул попкой взад-вперёд, и я не смог устоять перед таким соблазном. В ответ на мой толчок он издал глубокий хриплый стон.

- Ой, я чуть не забыл, мой милый мальчик, - я, усмехнувшись, разорвал фольгу, надел презерватив и смазал его как следует.

Потом ещё несколько минут липкими пальцами разминал его отверстие, подготавливая к встрече.

- Да хватит уже, Валера... Я более чем готов. Возьми меня! - начал умолять он.

Я ринулся вперёд и пристроился к его заду. Легонько нажал и остановился, когда моя головка прошла сквозь мышечное кольцо, чтобы отдышаться и настроиться.
Он опустился лбом на матрас, отдавая свой зад в моё распоряжение. Я немного нажал и остановился, ожидая, когда он расслабится, толкнул ещё чуть глубже и снова встал. И так, пока не вошёл в него полностью.

Он сжимал меня настолько плотно, что я не выдержал и спросил:

- Дэн, когда ты в последний раз это делал? Ты такой чертовски тугой!

Он, тяжело дыша, начал извиваться, умоляя меня тем самым двигаться внутри него. Я не хотел смотреть на его спину, мне нужно было видеть его лицо, поэтому я осторожно опустился вместе с ним на бок. Он поднял одну ногу и опустил её мне на бедро, спиной прижавшись к моей груди, и повернулся ко мне, когда я наклонился вперёд, чтобы поцеловать его.

Я начал двигать бёдрами, понемногу заталкивая свой член вглубь и обратно. Моя правая рука потянулась к его проснувшемуся мальчику, поймала и стиснула, и я начал работать ей вверх-вниз, вверх-вниз, в такт моим движениям сзади.

Мы оторвались, чтоб набрать в грудь воздуха, и он, опьянев от того, что я вытворял с его телом, прошептал:

- Никогда.

- О чём ты? – спросил я растерянно.

- Твой вопрос... когда я в последний раз... никогда... Я никогда не делал этого раньше, Валера, - признался он.

Я застыл, потрясённый всей глубиной этого момента, тем, что он мне сказал.

- Пожалуйста, не останавливайся... это слишком хорошо, ты мне нужен. Я хочу отдать это... тебе, - рыдал он.

Я возобновил свои ритмичные движения, и они медленно довели нас до того состояния абсолютной ясности и осознания, где всё растворялось, и где были только мы, две души, слившиеся в одну, падающие в бездну блаженства и покоя.

Когда мы вернулись из нашего полёта, я прижал его к себе, сохраняя нашу связь, и прошептал:

- Да, Дэн... Я поеду с тобой куда угодно.

Клик. Клик. Клик.

Я медленно выплыл на поверхность. Его тёплое тело всё ещё держало меня; ни один из нас за всю ночь не двинулся, и когда сознание вернулось, я обнаружил, что мой вечно стоящий по утрам член всё ещё окружён тесным плотным теплом.

Клик. Клик.

Что за чёрт? Я отстранился, но рука Дэна дёрнулась и схватила мою задницу, удерживая рядом. Я коснулся губами его уха.

- Отпусти меня, Дэн. По-моему, мы не одни, - прошептал я ему.

Его глаза распахнулись, и мы оба сели, уставившись в объектив камеры.

Клик. Клик.

- Какого хрена, Рома? – крикнул я и отпихнул камеру в сторону.

Он улыбался, как идиот.

- Что такое, Валерик? Разве ты устроился здесь, в МОЕЙ студии, не для того, чтобы доставить мне удовольствие? Ты и твой... друг. Знаешь, я всегда подозревал о твоих наклонностях, жаль, что ты мне не сказал. Я был бы счастлив помочь тебе, если ты в этом так нуждался.

Я побледнел от отвращения.

- Отдай мне карту памяти и выйди отсюда, чтобы мы могли одеться... пожалуйста, - выдавил я из себя последнее слово, хотя сейчас мне меньше всего хотелось быть вежливым.

- Зачем же мне это делать?

- Там личные фотографии, Рома. Отдай мне карту на выходные, потом я верну её тебе со всеми вчерашними рабочими снимками.

- О, я знаю, что здесь, Валерик, я уже посмотрел. У тебя не было желания самому взять в руки камеру? Ты, похоже, чувствуешь красоту, - он замолчал, пожирая глазами раздетого Дэна, сидевшего на кровати.

Что-то во мне щёлкнуло.

Я слетел с кровати и вырвал у него из рук камеру прежде, чем он понял, что я делаю. Потом встал, загородив Дэна.

- Он. Мой! Выйди отсюда на хрен и оставь нас в покое. Это частная жизнь! – потребовал я.

Ромка попятился в шоке.

- Ты об этом пожалеешь, Русик. Я тебя уничтожу. Ты никогда не сможешь работать в этом городе, - прошипел он угрожающе.

Я взглянул на Дэна. Тот улыбнулся мне мечтательно, и его губы прошептали «твой», - и моё сердце растаяло.

Я повернулся обратно к Роме.

- Можешь заткнуться, Ромка... Я всё равно здесь не останусь.

Я собрал с пола одежду, бросил Дэну его вещи и снова загородил Роме обзор, пока тот одевался. Потом натянул штаны, бережно спрятал флешку в карман, взял Дэна за руку и вышел оттуда, не оглянувшись.

Моё будущее было рядом со мной, и оно ещё никогда не выглядело более многообещающим.

Год спустя...

Дэн остался в нашем доме, сославшись на сильную головную боль. И это в нашу первую годовщину. Я направился в одиночестве в элитный ночной клуб с вампирской тематикой. Напьюсь на хрен вусмерть. Дождавшись ночи, я оделся, как и подобает существу ночи. Натянул чёрные джинсы с заниженной талией, застегнул их на серебряную пряжку ремня. Рубашку я застегнул на одну пуговицу, оставив практически открытой. Мои волосы были покрашены в чёрный, на шее висел серебряный крест на кожаном шнурке, в золотых глазах полыхал огонь, а мокасины завершили мой образ.

Я прошёлся вниз по оживлённой улице до клуба, который зазывал гостей гремящими басами и знаком на вывеске, изображающим затмение. Очередь у входа была длинной, но я умудрился проскользнуть внутрь, высокомерно кивнув вышибале, откровенно пялившемуся на мой почти обнажённый торс. Музыка играла так громко, что я едва мог услышать, что думаю. Хорошо. В комнате было шумно, дым висел, хоть топор вешай.

Блаженство.

Я проскользнул на середину танцпола и закрыл глаза, чтобы лучше чувствовать окружение. Я чувствовал всё и ничего. Всё, что меня окружало было бессмысленным коктейлем из танцев, музыки, похоти и секса. Это было абсолютно прекрасно, идеально, чтобы потерять себя в море чувств незнакомцев, лучше, чем моё отчаяние.

Народ на танцполе слился в одну массу, покачивающуюся в такт музыке. Я присоединился к толпе, подняв руки вверх и двигаясь в ритме танца. Каждый мой мускул был задействован. Мне нравилось ощущать горячие потные тела мужчин и женщин, трущихся о мою обнажённую грудь, прижимавшихся к растущей в штанах эрекции. Я стремительно возбуждался в ответ на похоть, буквально разлитую в воздухе.

Мне было жаль, что Дэн не со мной. Мы бы танцевали вместе, прикасались к друг другу, переплетались в объятиях в ритме танца. Не было бы препятствий для нашей любви на этом открытом, полном людей пространстве. Мы бы чувствовали любовь друг друга.

Хорошая мечта.

Как обычно, когда я был вдали от дома, я думал о том, чтобы поддаться жажде человеческой крови, плоти и секса. Запах окутывал меня, забивался в ноздри и рот, одурманивал и звал за собой. Я знал, что уже на следующий день буду сожалеть об этом, но сегодня мне не хотелось трахать себе мозги. Я нуждался в этом. Я жаждал. Я должен был что-то сделать, чтобы боль ушла. Хотя бы на время.

Волны похоти хлынули на меня сзади, и прежде, чем я среагировал, я почувствовал, как к моей заднице прижались эрекцией, тогда как в штаны залезла чужая рука, сразу же схватившая мой член. Я дёрнулся, недовольный наглым поступком.

Человек намёк не понял и снова прижался, покачиваясь, прижимаясь своим жёстким телом к моему. Можно сказать, что мне нравилось трение члена о мою задницу, пока он снова не полез ко мне в брюки. Моё терпение лопнуло. Единственным, кому я бы такое позволил, был Дэн, а не какой-то безродный безликий ублюдок, который пытался удовлетвориться таким образом. Я был взбешён, он зашёл слишком далеко и должен заплатить. Этот придурок ничего не значил для меня, как и другие здесь.

Я повернулся лицом к незнакомцу, планируя полакомиться им в тёмном переулке, и тут же шокировано отпрянул. У человека были каштановые волосы с красноватым отливом, и это напомнило мне о Дэне. Я присмотрелся и понял, что цвет волос был очень похож. Ещё возраст – около двадцати – худоба и схожий рост.

Я пожал плечами. Это был не Дэн, просто мой разум сыграл со мной злую шутку. Не думаю, что Дэн мог быть здесь. Он не стал бы осуждать меня за то, что я хотел сделать. Я кивнул головой в направлении двери и темноволосый улыбнулся, кивнув в ответ.

Мы ещё не вышли на улицу, когда человек наклонился и лизнул мой сосок. Ощущения тут же передались вниз, вызвав эрекцию. Чувств было слишком много. С одной стороны примитивная похоть, с другой – я мог чувствовать пульсацию его крови в венах. Видел жилку, бьющуюся под кожей. Разозлившись на его настырность, которая привела к такому искушению, я отбросил его к стене. Я не рассчитал силы, и он кулем повалился на землю, из раны текла кровь. Я наклонился к нему и понял, что это действительно Дэн. Но как?

Я поднял голову и посмотрел ему в глаза, но прежде, чем я что-либо сказал, Дэн наклонился и лизнул мои губы. Я вкусил его кровь, зализывая его небольшую рану. Мой член болезненно пульсировал от желания освободиться из плена джинсов, когда совершенные губы Дэна коснулись моего рта. Я дрожал от желания и страсти.

Я ослеп от красоты его глаз, когда Дэн тряхнул меня и прошептал прерывающимся голосом:

- Ты думал, что я позволю тебе шататься не пойми с кем в ночном клубе в нашу первую годовщину. А ты, молодец, почти устоял. А теперь, пожалуйста, Валерка, сделай меня своим.

Как я мог отказать ему? Мы любили друг друга уже год, и я больше не мог сдерживаться. Я схватил Дэна за руку и потащил за собой в наш дом, захлопнул дверь и подхватил на руки.

Я поглотил Дэна. Буквально. Всё, что чувствовал, стремилось к нему. Мои руки обхватили лицо возлюбленного, а я не мог оторваться от его губ, лизал и сосал их. Язык проскользнул в рот Дэна, чтобы переплестись с его языком. Мы стонали и сплетались в объятиях, царапались и окутывали друг друга тяжёлым возбуждённым дыханием. Дэн провёл рукой по моей обнажённой груди, ущипнув мои соски. Я зарычал и прижал его к стене, заставив обвить ноги вокруг талии, одновременно поглаживая его эрекцию сквозь джинсовую ткань. Я быстро стянул джинсы и даже отпихнул их подальше, на время отпуская любовника.

Потом помог Дэну, буквально сдирая с него одежду, пока все шмотки не оказались на полу. Мои руки были ненасытными, пробегая верх и вниз по его груди и плечам, губы не желали расставаться с ртом Дэна, периодически спускаясь к горлу и возвращаясь обратно, пока мы тёрлись эрекцией друг о друга. Это было настолько мозговыносящим, что я буквально вдавил Дэна в стену, чтобы поцеловать ещё глубже.

Дэн захныкал и вцепился пальцами в мои ягодицы, прижимая к себе.

- Валер, мне нужно, чтобы ты потрогал меня, - простонал он мне на ухо.

- Блять, Дэн. Я так сильно тебя хочу, но мне нужно показать, насколько я тебя люблю, - сказал я прямо в губы.

- Тогда покажи мне... пожалуйста, - он умолял меня, отстранившись и глядя мне в глаза, - люби меня! Мне это нужно.

Моё сердце растаяло, и я замедлился, чтобы насладиться моментом нашего уединения.

Я протянул руку и скользнул подушечкой большого пальца по нижней губе Дэна. Затем нежно облизал его губы, проник языком в рот, наслаждаясь хриплым полустоном Дэна. Мои пальцы очертили его челюсть, я прервал осторожный поцелуй и прикоснулся губами к векам, потом перешёл на скулы и вернулся обратно к сладким губам, превращая поцелуй в глубокий и чувственный.

Я медленно прервал наш поцелуй и серьёзно сказал, глядя в прекрасные золотисто-карие глаза:

- Я люблю тебя.

Он моргнул, и я ощутил эмоции, переполняющие его сердце. Я почувствовал, как его пальцы практически невесомо коснулись моих губ, а затем пробежались по шее, и он наклонился вперёд и выдохнул мне в ухо:

- Я тоже люблю тебя, Валера. Всем сердцем, всем существом, я твой.

Я взял руку Дэна в свою и подвёл его к кровати, чтобы положить на постель. Как будто в замедленной съёмке, я завис над ним, наблюдая за его лицом, пока, наконец, не поцеловал опухшие губы моего Дэна. Поцеловал и лизнул горло, пробежал пальцами по груди и ущипнул твёрдые от желания соски. Дэн выгнулся с криком, который превратился в сдавленный стон, и головки наших членов соприкоснулись.

Я в раю.

Больше ждать я не мог. Потребность сделать Дэна своим выросла до небес и захлестнула меня. Я провёл кончиком языка по его груди, обвёл твёрдый сосок, а затем скользнул во впадину пупка. Дэн приподнял бёдра навстречу моей ласке, и это был идеальный момент, чтобы положить руку на основание его члена. Мы застонали в унисон, Дэн выдохнул хриплое:

- Да!

Я опустил голову ещё ниже и коснулся губами головки его органа. Дэн выругался и схватил меня за волосы. Его ноги согнулись в коленях для моего удобства, эрекция толкнулась ещё дальше в мой рот, пока рука любовника крепко удерживала меня за волосы. Я напел. Знаете, реально промычал мелодию, пока член Дэна был у меня во рту. Дениска выгнулся от ощущений и снова выругался, содрогаясь от незнакомых ощущений.

Я ждал так долго, и реальность оказалась лучше, чем я представлял. Простая механическая физика обрела новый смысл и новые ощущения. Вкус поцелуев казался райской амброзией, а касания кожи к коже казалось, заставляют давно чёрное сердце обрести алые оттенки любви, биться снова в унисон с любимым.

Теперь каждое движение стало означать совсем другое. Всё стало сильнее и чище, каждый поцелуй, вздох и прикосновение означал сейчас, насколько мы любим друг друга. Мои губы на его губах говорили «Я люблю тебя», язык, ласкающий соски вопил «Я хочу тебя», мой рот на его члене заявлял «Я отдам тебе всего себя»... я хотел Дэна без остатка.

- Валер, пожалуйста, - прошептал мой мальчик, выгнувшись в очередной раз, - я хочу заняться с тобой сексом... Я нуждаюсь в тебе внутри... Пожалуйста.

Я облизал его член, и поднялся, чтобы поцеловать ещё глубже. Просто так. Затем я присел на корточки, чтобы полюбоваться распростёртым передо мной телом Дэна. Его волосы были в ещё большем беспорядке, чем раньше, глаза потемнели от желания, член был в полной боевой готовности. Дэн был только мой, чистый и невинный. Мой.

- Пожалуйста, Валера, - прошептал Дэн, и это вывело меня из транса наблюдения за возбуждённым любовником. Как раз вовремя. Я положил ладони на его ноги, нежно поглаживая кожу.

- Дай мне руки.

Когда Дэн протянул мне ладони, я положил их на его колени и так заставил его раскрыться для меня. Облизнув губы, я хищно и жадно посмотрел на полностью открытого любовника. Мой член напрягся ещё больше.

- Красивый, - я провёл руками по его бёдрам и заднице, пальцами легко касаясь сморщенной дырочки. Дэн застонал и попытался протолкнуть в себя мои пальцы.

- Пока нет, любимый, мне нужно подготовить тебя, чтобы не было больно.

Он зарычал на меня:

- Твою мать, Валерка, я давно не девственник, мне не будет больно! А если и будет, то всё быстро заживёт. Трахни меня немедленно!

- Нет, Дэн, - я засмеялся, - я буду заниматься с тобой любовью, а не просто трахать, и я хочу, чтобы мы оба получили от этого удовольствие.

Дэн начал спорить со мной, но я запросто перекрыл поток слов долгим, чувственным поцелуем, нависнув над его телом.

- Я люблю тебя, - сказал я и вернулся, чтобы продолжить подрачивать ему.

Я достал теперь неотъемлемый реквизит в наших с Дэном отношениях - смазку и выдавил немного на его отверстие и принялся медленно распределять скользкую субстанцию, кружа пальцем по колечку мышц. Дэн зарычал, приподнял бёдра и принялся умолять взять его сию секунду, прежде чем он кончит от ожидания.

Я скользнул в него всего лишь кончиком пальца, и Дэн застонал, когда я прикоснулся к внутренним стеночкам. Подождав и покружив так немного, я протолкнул палец глубже. Постепенно, я ввёл палец на полную длину и осторожно прибавил второй, медленно растягивая тугое отверстие. Постепенно я начал двигать пальцами вперёд и назад, пока мой мальчик не привык настолько, что скорость движения стала бешеной. Дэн стонал и метался на кровати в экстазе. Когда я почувствовал, что он готов, то принялся делать ножницы, чтобы растянуть его ещё. В конце концов, я не был маленьким внизу.

Наконец, я решил, что Дэн готов для меня, а я уж точно был более, чем готов. Я плюнул больше смазки на ладонь, обхватил и смазал член, направляя его к манящей дырочке. Я входил медленно, дюйм за дюймом в тугую глубину. Боже мой! Я никогда не чувствовал ничего подобного раньше, Дэн был таким тесным. Чтобы чувствовать нашу близость я старался прижаться плотнее к любовнику.

Я раскачивался взад и вперёд, прижимая к себе Дэна, пока не вошёл до упора в его тугое тело. Я наклонился, чтобы нежно поцеловать любимого, но прежде, чем я прижался к нему губами, Дениска схватил меня за волосы и яростно прижался к моим губам, целуя и кусая мой рот. Я начал двигаться в нём сначала нежно, затем всё быстрее, пока он сосал мой язык и прикусывал губы своими клыками. Его эрекция тёрлась о мой живот, доставляя дополнительное наслаждение.

Когда Дэн обвил свои ноги вокруг моей поясницы, приподняв задницу мне навстречу, я проник ещё глубже, член запульсировал, предвещая скорую разрядку. Дэн дёрнулся в моих руках, издав громкий протяжный стон прямо в мой рот. От его стонов у меня окончательно снесло крышу, я начал двигаться всё быстрее, вбиваясь в узкое тело.

- Я люблю тебя, я люблю тебя, я люблю тебя, - бормотал я, как сумасшедший.

Дэн кричал моё имя, пока тёплая сперма расплёскивалась по нашим животам. Я последовал за ним и с громким криком кончил в тугую глубину моего мальчика.

Мы лежали на кровати в течение нескольких часов и говорили, а потом занимались любовью весь следующий день.

Много лет спустя...

Наши пальцы переплелись, я поднёс руки к губам и поцеловал каждую костяшку на пальцах Дэна. Я чувствовал, как Дэн борется со своими противоречивыми чувствами, его эмоции варьировались от собственничества, боли и ревности до любви, нежности и желания.

Наконец, он принял решение и поднял глаза на меня. У него не было необходимости высказывать его вслух, но Дэн всё равно прошептал:

- Валер, займись со мной любовью. Мне нужно, чтобы ты показал мне, как сильно любишь меня.

В его голосе было отчаяние и потребность.

Я не колебался. За все долгие годы, что мы вместе Дэн редко просил меня о чём-то, и сейчас ему нужно было тоже, что и мне.

Я кивнул, переплёл наши пальцы и повёл своего любовника наверх в нашу комнату, что находилась на самом верхнем этаже в другом крыле нашего дома. Этот дом Дэн построил сам для нас.

Когда мы пришли, Дэн закрыл дверь, но не включил свет, предпочтя лунные блики, пирсингом пронзавшие тьму ночи и уютно устроившиеся на покрывале часто используемой кровати. Мы стояли молча, испытывая множество эмоций, но всё ещё не кинулись друг к другу. Наша единственная точка соприкосновения – сцепленные руки, нежный захват ладони Дэна. Я сжал ладонь Дэна и медленно наклонился вперёд под пристальным взглядом золотистых глаз.

Всё также медленно я прикоснулся губами к губам Дэна. Мой язык осторожно лизнул их, но ни я, ни Дэн поцелуй не углубили.

Мы расцепили руки и принялись медленно снимать одежду друг с друга, никуда не торопясь. Я последовал примеру Дэна и сложил вещи на диване, чтобы они не мешали. Теперь мы были обнажены.

Дэн взял меня за руку, и мы пошли к кровати. Мы легли так, чтобы видеть. Мои глаза утонули в таких же старых, но всё также голодных. А потом мы начали целоваться, превращаясь в сиамских близнецов.

Это происходило медленно. Я лизнул его нижнюю губу и провёл языком по зубам, а затем принялся медленно сосать его сладкий язычок. Дэн гладил мой подбородок и касался чувствительных точек за моими ушами. Одна из моих рук прижимала Дэна за талию, а другая гладила бицепсы любовника. Мы никуда не спешили, просто наслаждались нашей любовью.

В конце концов, поцелуи Дэна сместились на подбородок и шею, на грудь и соски, которые тут же атаковал его талантливый язык. Ощущение шершавых касаний было сродни пытке. Его дыхание было жарким и одновременно остужало, когда он дул на соски в перерывах между посасываниями. Мои соски затвердели, и Дэн принялся мягко покусывать их, увеличивая наслаждение. Я зарычал от удовольствия.

Он двинулся дальше вниз, целовал мой живот и уже совсем опустился до члена, покусывая тазовые косточки, когда я остановил Дэна:

- Я хочу делать это вместе, Дэн. Чтобы ты тоже получал удовольствие. Согласен?

Он улыбнулся в ответ, и я тоже улыбнулся ему.

- Я люблю тебя, Валера, - прошептал он в ответ и развернулся, чтобы зависнуть надо мной.

Влажный рот Дэна окружил мою плоть, его шершавый язык скользнул вниз по стволу, а потом снова вверх. Мой член дёрнулся и погрузился в его рот по самые яйца. Его плоть была в нескольких дюймах от моего лица, поэтому я протянул руку, подтолкнул его к себе, облизал кончик и принял его глубоко в рот. Мои руки вцепились в бёдра Дэна, чтобы облегчить мне задачу.

Звуки наслаждения заполнили комнату, пока мы любили друг друга. Дэн ускорился. Одной рукой он надрачивал меня, продолжая отсасывать, и меня накрыл оргазм, я обильно кончил в рот любовнику. Дэн проглотил всё и вылизал меня с явным удовольствием. Оргазм заставил меня отвлечься, и только теперь я мог полноценно сделать минет.

Мои чувства вернулись, и я возобновил свои действия, но Дэн выскользнул из моего рта и повернулся, чтобы поцеловать мои губы. Я смог почувствовать горький привкус собственного семени на губах любовника, который показался мне слаще всего на свете. Я поцеловал его в ответ, но Дэн уже отстранился, настороженно разглядывая меня. Поняв, что он хочет что-то спросить, я не стал его торопить.

Он наклонился и быстро чмокнул меня в губы, а потом страстно поцеловал область над моим старым сердцем.

- Валер, когда-то давно, когда мы занимались любовью, ты сделал меня своим. Мне понравилось, я полюбил ощущение наполненности каждый раз, когда ты проникал в меня. Сегодня я хочу того же для тебя. Я хочу взять тебя, как ты брал меня.

Дэн замолчал и посмотрел на меня с опаской.

Моё сердце готово было умереть и забиться вновь от заявления Дэна. Я кивнул, соглашаясь, потому что не мог ничего сказать. Дэн улыбнулся и выдохнул. Он задерживал дыхание, не зная, как я отреагирую. Я мог бы дать моему любимому всё, что угодно и даже больше. Я сказал ему об этом.

Дэн засветился от счастья, вскочил с кровати и поманил меня за собой. Я усмехнулся. Я-то думал, что он хочет трахнуть меня. Я действительно хотел, чтобы он трахнул меня.

Дэн засмеялся, рассматривая моё разочарованное лицо, и плюхнулся на диван, рядом с кроватью. Он застенчиво посмотрел на меня.

- О! Валерка... ничего, если мы сделаем это на диване? – спросил Дэн.

- Ладно, а на кровати не удобнее?

- Эмм... Возможно, но я хочу на диване, - прошептал он, глядя на меня сквозь ресницы.

Я поколебался, но пошёл к дивану и сел рядом с Дэном. Почти сразу я потянулся к нему и поцеловал. Любимый застонал мне в рот, и провёл руками по моему голому торсу, одновременно усаживая меня к себе на колени. В конце концов, я оказался на Дэне.

- Подними ноги наверх, и обхвати мои бёдра, - прошептал Дэн.

Мне неожиданно понравилось подчиняться, и я выполнил указания любовника. Приподнявшись, я автоматически склонил голову на плечо Дэна и тут же наклонился, чтобы поцеловать его. Этот поцелуй должен был быть нежным, но Дэн захватил в плен мой язык, ногтями оцарапал грудь, сжал соски пальцами и обхватил мой член рукой, после путешествия по телу. Я задохнулся и толкнулся ему в ладонь.

Я услышал шелест где-то в стороне, но не обратил никакого внимания, полностью отдавшись ощущениям трахающего меня языка и руки, надрачивающей мой стояк. Я вздрогнул, когда пальцы Дэна добрались до расщелины между половинками и потёрли вход.

Я застонал в рот Дэна, рассыпаясь от ощущений. Его язык во рту, грудь прижата к спине, его член, упирающийся мне в задницу, рука вокруг моего члена, и медленные дразнящие движения пальца, погружающегося в меня. Дэн растягивал тугую дырочку, проникая всё глубже раз за разом. Я упал вниз, когда палец проник полностью, и мой член не мог больше терпеть.

- Ещё, - прошептал я между поцелуями.

Он подчинился и добавил ещё один палец, а потом и третий. Дэн трахал меня пальцами, и я почти обезумел от удовольствия.

- Я хочу войти в тебя. Ты готов? – быстро спросил Дэн.

Я не смог сказать, просто кивнул и хныкнул, когда Дэн задвигал пальцами внутри, одновременно надрачивая мне. Потом я почувствовал, как головка его члена прижимается к моему жаждущему входу. А ещё через секунду Дэн осторожно толкнулся в меня, медленно и неторопливо проникая в моё тело. Я расслабился. Дэн держал меня за бёдра для устойчивости, медленно толкался и осторожно насаживал меня на свой член.

Ощущение растяжения и наполненности любимым было неописуемо прекрасно. Каждый дюйм его кожи соприкасался с моим, мы ловили дыхание друг друга. После того, как Дэн полностью вошёл в меня, он обвил руки вокруг моего торса, крепко прижимая к себе.

Я был настроен скептически, поскольку эта поза была достаточно интимной и медленной по темпу, но я оказался не прав. Все мысли вылетели из головы, когда Дэн стал вколачиваться в меня сначала медленно, а потом всё быстрее. Его бёдра с пошлыми хлопками ударялись о мой зад.

Поцелуи становились всё короче и быстрее, он целовал моё лицо и шептал как сильно любит меня, как любит трахать меня, и, когда его темп стал сумасшедшим, он пробормотал, что обожает иметь мой великолепный зад. А я просто протяжно стонал и стонал в ответ на каждый толчок.

- Ты знаешь, почему я хотел трахнуть тебя на диване, Валера? – выдавил Дэн.

Я замотал головой, и он шепнул мне на ухо:

- Ты понятия не имеешь, сколько дней и ночей ты сидел на этом диване, читал книги, смотрел телек, играл на гитаре, а я только и думал, как здорово будет тебя сейчас трахнуть. Так, чтобы сперма брызнула до потолка...

Дэн говорил, а я кричал его имя, кончая и забрызгивая наши животы семенем.

Дэн жёстко имел меня, но кончил тихо, закусив губу и всхлипнув, почти одновременно со мной. Я рухнул ему на грудь и лежал там, приходя в себя. Мы лежали так некоторое время, но осознав, что наши, рождённые от суррогатной матери, сыновья могут вернуться в любой момент, быстро оделись и убрались в комнате, скрывая признаки того, чем мы тут занимались. Судьба наградила меня всем, о чём можно только мечтать. Ведь свою жизнь можно всегда изменить, для этого нужно всего лишь влюбиться.









Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 14
© 09.10.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2915064

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1