Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Вернись ко мне


Вернись ко мне
Исмаэль:
Я высвободился из рук Валеры, старясь не разбудить его, и сел. Я посмотрел на будильник, стоящий рядом с кроватью. Красные цифры на нём показывали около шести утра.
Валерка пошевелился во сне и отодвинулся от меня, что-то ворча себе под нос. Я сидел, наблюдая за его спиной, которая двигалась в такт дыханию. Татуировки светились даже в темноте на бледной коже. Одеяло было скомкано и лежало в ногах. Мы отодвинули его ночью, и сейчас лежали без всего. Мои глаза пробежались по его натренированному телу. Мы были ещё обнажены, потому что заснули почти сразу после занятия любовью.

Вчера вечером это было по-другому. Были те же самые страсть и любовь, как, собственно, и всегда, когда мы были близки, но прошлой ночью всё было интенсивнее.
Потребность быть с ним, казалось, стала моим движущим моментом, потому что подавляющее желание быть востребованным им вступило в силу.
После того, как пришли домой, мы пошли с Валеркой в его комнату, и он поставил фильм, на котором я не мог сосредоточиться из-за желания близости с братом. Валера целовал всё моё тело, буквально поклоняясь мне, и, хотя я и жаждал подобного внимания, я чувствовал несправедливость по отношению к нему. Валерка часто баловал меня подобным образом без моих просьб, и я хотел сделать то же самое для него. Я хотел показать, что он любим и необходим мне, как часто заставлял чувствовать меня он. Я хотел, чтобы брат знал, что я его жажду, что я его желаю. Потому что, когда я представлял своё будущее, он был там на первом плане. Когда я думал, чего больше всего хочу в жизни, его имя сразу приходило на ум.
Таким образом, я впервые захватил инициативу. Впервые взял управление на себя. Я всегда думал, что это будет очень возбуждающе и немного волнующе, но всё было не так плохо, как я себе представлял. С Валерой всё было естественным. Я никогда не чувствовал, что надо измениться, чтобы быть с ним. Мы так подходили друг другу, и секс не был исключением. Мы принадлежали друг другу.
Пылкость наших ласк была удивительной. Тоска и жажда обладания были ощутимы. Мы могли почувствовать в комнате нечто, витающее между нами. Это, казалось, танцевало в нашей крови, посылало мурашки по коже и заставляло меня продолжать. Я нуждался в нём, и братик нуждался во мне. Я не хотел быть без него, не видел будущего без него, и, думаю, он чувствовал то же самое. Брательник фактически излучал страсть и желание.
Когда всё закончилось, я просто лёг на него, чувствуя его тёплую влажную кожу и вздымающуюся грудь. Потом я сел и посмотрел на часы, которые показывали уже за полночь. Я мельком взглянул на Валерку, и был поражён. Его глаза выражали эмоции столь сильные, что моё сердце сделало сальто; выражение его лица полностью копировало моё. Потребность. Храбрость. Сила. Любовь. Он смотрел на меня так, словно я стоил этого.
Валера:
Исмаэль забрался на постель, и я снял с него одежду, не желая тратить на это чёртову кучу времени. Я целовал его грудь, зажимал губами соски и ласкал их языком, пока рука спускалась к его бёдрам. Я провёл пальцами по длине его члена и начал поглаживать его, тут же ощущая, как сочится смазка, и как брательник заводится. Он начал стонать и потянул вверх мою рубашку, стягивая её с меня. Я оторвал губы от него и снял штаны, быстро отбрасывая этих ублюдков в сторону.
Когда я был раздет, брат обвил рукой мой член, и я издал стон, не ожидая, что он так быстро проявит инициативу, но наслаждаясь каждым его действием. Исмаэль начал сжимать меня, наши губы встретились, я снова прикоснулся рукой к его эрекции. Свободной рукой я пропутешествовал к его вкусной заднице, останавливаясь около его входа.
Когда я скользнул внутрь двумя пальцами, братец громко застонал, поцелуй стал яростнее, он проник язычком мне в рот. Я целовал его в ответ с не меньшей страстью, ускоряя движение кисти. Я согнул пальцы, и братик начал хныкать, когда я задел чувствительную точку, его движения вокруг моего члена стали жёстче и быстрее. Я застонал, ощущая, как приближается оргазм, и оторвался от него, зная, что не хочу сейчас кончить. Исми с разочарованием глянул на меня, но я хихикнул, покачивая головой.
- Если я сейчас кончу, то не попаду внутрь этой задницы, а это чертовски неправильно, - сказал я.
Брательник покраснел и виновато улыбнулся, от чего я ещё сильнее засмеялся. Он может быть таким охеренно застенчивым и невинным, но в то же время он может быть совершенно не таким.
Я забрался на него сверху, опускаясь и раздвигая его бёдра, чтобы устроиться поудобнее. Я начал проникать в него, закрыв глаза и довольно вздыхая, когда его задница тесно меня обхватила, приветствуя в себе. Для моего юного возраста у меня было охеренное количество секса, но ничто не могло сравниться с близостью с братом. Не знаю, то ли это потому что мы связаны друг с другом не только физически, но и духовно, или потому что мы идеально подходили друг другу... думаю, и то, и другое. Он был, на хер, создан для меня... морально, физически и духовно.
Я начал медленно проникать в него, каждый раз почти полностью выходя, желая насладиться каждым грёбаным толчком. Я целовал его, наполняя, шепча слова любви и насколько он идеален. Я всегда любил разговаривать грязно, но знал, что Исми больше оценит слова, как я его люблю, чем как я люблю его трахать – хотя я говорил и то, и другое.
Через несколько минут я ускорился, и брат стал активнее, издавал больше звуков и отвечал на мои слова. Исмаэль провёл руками по моей спине, а потом, застыв на миг, сжал с силой мои ягодицы. Меня это поразило – я в последнюю очередь ждал от него это дерьмо.
- Ты хочешь жёстче, малыш? – спросил я, покусывая его ключицу.
Братец промычал в ответ и снова попытался усилить мои толчки, но я не позволял.
– Скажи мне. Скажи, что ты хочешь.
- Да, жёстче, - прошептал он, его хрипловатый голос послал молнии вдоль позвоночника. – Я хочу жёстче. Пожалуйста.
Я застонал, когда слово «пожалуйста» сорвалось с его губ, тот факт, что он почти умолял меня, безумно заводил.
– Всё, что ты хочешь, - сказал я, ускоряясь и толкаясь в него с силой.
Братишка вскрикнул и крепче ухватился за меня.
- Да, именно так, - выдохнул Исмаэль, открывая глаза и глядя на меня, в них было напряжённое желание.
Я прижался к нему губами и страстно поцеловал, покусывая его нижнюю губу.
- Ты любишь жёстко и глубоко? – спросил я. – Любишь, когда я пронзаю эту задницу?
Братик покраснел и несколько раз моргнул, очевидно, ещё больше заводясь от моего вопроса. Я ухмыльнулся, зная, что ему это необходимо не меньше, чем мне.
– Да, - ответил Исми срывающимся голосом. – О Господи, да.
Я развёл его ноги шире и попытался проникнуть ещё глубже, но в этой позиции не мог. Я подумал, может, положить его ноги мне на плечи, но вместо этого вышел и сел на колени.
– Перевернись, - сказал я.
Он удивлённо глянул на меня, но сделал, как я сказал, не задавая вопросов.
– Встань на локти и колени, если можешь, котёнок.
Братец послушался, и я наклонился к нему, проникая в него так резко, что он чуть не упал на кровать. Исмаэль громко вскрикнул и выгнул спину, всё тело дрожало. Мы никогда не занималась сексом в собачьей позе, и так я мог проникнуть глубже, чем как-либо иначе, но тут до меня дошло, что я должен быть нежным и дать ему, чёрт побери, возможность привыкнуть.
- Ты в порядке? – спросил я, тут же застывая, испугавшись, что, блять, сделал ему больно.
Брат застонал и яростно закивал головой.
- Не останавливайся, - выдохнул Исмаэль, опуская голову вниз.
Я в шоке уставился на него, когда понял, что он, на хер, хочет, чтобы я был грубым, что именно это он и имел в виду, когда сказал, что любит жёстко и глубоко. Господи, мать твою, Иисусе, когда братик стал таким сексуальным?
Я сначала поколебался, но затем начал толкаться в него с силой. Исми громко всхлипывал, всё его тело выгибалось. Я провёл рукой по его спине и немного отклонил вниз, чтобы изменить угол, звуки стали громче, когда я начал проникать ещё глубже, сильнее открыв его. Братишка практически, блять, скулил и выкрикивал моё имя, пока я проникал в него со всем, что у меня было, стараясь сдержать собственный оргазм. Понятия не имею, откуда взялась эта его новоприобретённая раскованность, была ли она в нём всегда и появится ли вновь, но я хотел насладиться каждой грёбаной секундой, пока могу.
- Блять, Исми, так охеренно приятно, - прохрипел я, врезаясь в него тазом, от силы столкновения его ягодицы дрожали и покачивались.
Красивое зрелище, я всегда обожал его, ведь так ты, на хер, знаешь, что справляешься со своим делом на отлично, но до Исми, я никогда как следует это не ценил. Я крепко одной рукой удерживал его бёдра, чтобы стабилизировать, а другой ласкал его спину, пробегаясь по волосам.
Спина начинала чертовски ныть, каждый дюйм тела болел после этого грёбаного футбольного лагеря, любое движение становилось невыносимым. Я опустил руку и начал накачивать его член, желая, чтобы Исмаэль кончил раньше, чем мышцы откажут мне. Брательник взвизгнул, когда я дотронулся до его чувствительной области, всё тело задрожало.
- О Господи, - сказал он. – А-ах, Валерка, я скоро... а-ах...
- Скажи мне, - потребовал я, желая услышать это из его уст. – Скажи мне, что скоро будет.
- Я скоро... кончу, - прошептал брат.
Я сжал его член ладонью до боли, когда он произнёс эти слова, и братик закричал, его тело забилось в конвульсиях, когда его настиг оргазм. Его задница сжала меня, посылая к краю, и я громко застонал, когда ощутил собственный оргазм. Я крепко схватил его бёдра и сделал ещё несколько толчков, настолько жёстких, насколько мог, изливаясь в него. Его тело начало расслабляться, и я сделал последнее сильное движение, громко застонав, когда боль пронзила меня.
- Чёрт!
Я быстро вышел из него, хватаясь за спину и падая лицом вниз рядом с Исмаэлем на кровать, издавая громкие стоны. Он сел и посмотрел на меня со страхом.
- Ты в порядке? – быстро спросил братец с нотками паники в голосе.
Я кивнул, пытаясь рукой размять низ поясницы, где пульсировала боль.
- Я просто... блять... всё ноет после лагеря, похоже, я перетренировался там и потянул мышцы, или это спазмы... не знаю... дерьмо! – пробормотал я. – Они хорошо надо мной поработали, знаешь.
- Серьёзно? – спросил он, опуская свою руку сверху на мою и отталкивая мою кисть, жёстко массируя спину.
Я непроизвольно застонал, когда его касания начали уносить боль, а мышцы начали расслабляться.
– Ты напряжён.
Я буркнул что-то в ответ, издавая разочарованный стон, когда брат встал с кровати. Я вывернул голову и, нахмурившись, увидел, что он скрывается в ванной. Вскоре брательник вернулся с бутылкой детского масла в руке.
- Ты слишком, чёрт побери, хорош для меня, котёнок, - промямлил я, когда он сел рядом и выдавил масло мне на кожу, прежде чем отставить бутылку в сторону.
Братик начал втирать его, прикосновения были жёсткими, когда Исми массировал спину.
- Ты всегда так говоришь, - ответил он. – Я не хочу, чтобы тебе было больно. И это самое малое, что я могу сделать, Валера.
Я тихо хихикнул и прикрыл глаза, наслаждаясь ощущением его рук, пока он разминал мои напряжённые мышцы и убирал спазмы.
– Ты чертовски в этом хорош, знаешь ли. В тот день, когда ты предложил мне растереть спину после футбола, клянусь, я едва не кончил в грёбаные штаны, так это было приятно.
Брат резко выдохнул, и я краем глаза посмотрел на него, ухмыляясь, когда он залился краской.
Исмаэль:
Валера замер возле меня, он проследил кончиками пальцев мою руку, а потом наклонился и поцеловал. У меня вырвался гортанный стон, когда он погладил мою грудь, его пальцы нежно сжимали соски, они быстро затвердели от его ласк. Руки Валеры спустились к моим бёдрам, и он медленно начал подталкивать меня к кровати. Я упал на спину, а Валерка лёг сверху, не разрывая поцелуй.
Я лежал, прикрыв глаза, наши губы двигались в унисон, а потом брат спустился к моей шее, его тёплое дыхание, касающееся влажных дорожек, оставленных поцелуями, посылало по телу молнии. Во мне разливалось тепло, а он спускался поцелуями к животу, я глубоко вдохнул, когда братик коснулся языком пупочной ямки. Было щекотно, я весь задрожал от его ласк.
Брательник наслаждался каждой минутой, он целовал и ласкал каждый дюйм моей кожи, прежде чем аккуратно снять мои трусы. Он бросил их на пол, и я крепко вцепился в простыни, когда братец начал медленно целовать внутреннюю поверхность бедра. Брат взял мои бёдра и удерживал их, пока его язык нежно ласкал меня там, а потом вобрал меня в себя. Я громко застонал, наслаждаясь удовольствием, пока он пробовал меня.
Мои стоны становились громче, ноги задрожали, и я ощутил, как нарастает напряжение. Я тяжело дышал, а потом отпустил простыни и потянулся к нему. Я зарылся пальцами в прядки его волос и простонал его имя, у него вырвался стон. Братец быстро оторвался от меня, и я открыл глаза, когда он сел, стягивая с себя рубашку. Я смотрел на него в темноте, наслаждаясь его мускулистым телом. Этот образ Валеры я хочу не забыть никогда. Он был бос, с обнажённой грудью, открытый и уязвимый. Этот образ большинство людей никогда не видели, но я не перенёс бы его потерю. Люди видели эгоистичного молодого парня, испорченного и безответственного, но я был одним из тех счастливцев, который видел подлинного Валеру. Полностью, до сердцевины, обнажённого, такого сострадательного и заботливого, с подлинно нежной душой, несмотря на то, что кричал его бросающийся в глаза внешний вид. Он ошеломлял, и был прекрасен и снаружи и внутри. Тихого удовлетворения, которое он источал, когда никто его не видел, было достаточно, чтобы моё дыхание прерывалось. Я любил его каждой клеточкой своего тела, и, даже то, что мы разделили, превосходило всё, и никакая боль или страдание не могло разрушить нашу связь.
Я знал, глядя на Валеру в темноте, что даже если мы больше не увидим друг друга, я буду любить его остаток своей жизни. Он был частью меня, и ничто не могло изменить это, не имеет значения, что. Он безвозвратно изменил меня, точно так же, как я изменил его, и для нас уже нет возврата к прежнему. Я поднялся и проследил пальцами рельеф его пресса, а потом татуировки на груди. Брат тем временем расстёгивал штаны. Он быстро снял их, и я задохнулся, когда увидел его эрекцию. Я провёл рукой вниз, кончиками пальцев погладил дорожку волос на животе, а потом нежно взял его ствол и несколько раз сжал. Братик застонал и откинул голову назад, закрывая глаза, он пульсировал в моей руке.
Валера улыбнулся, а потом оторвал от себя мою руку и лёг на меня сверху. Я задержал дыхание, когда он пристраивался у меня между ног, а потом одним уверенным толчком погрузился в меня, я крепко держался за него, пока братишка наполнял меня. Валерка громко застонал, сильнее опускаясь на меня и притягивая ближе к себе.

– Я никогда не отдам тебя никому, – прошептал я, пока брат медленно выходил, а потом входил. Поначалу его толчки были размеренными и аккуратными, он прижимался ко мне губами, нежно целуя, у меня вырывались тихие стоны. Я обвил его руками, прижимая к себе, а потом начал гладить его спину. Удовольствие было мощным, и вскоре напряжение вновь начало нарастать, я дрожал. Оргазм настиг меня внезапно, я закричал, откидывая голову назад, я выкрикивал имя Валеры. Он застонал, яростно впиваясь поцелуем в мою шею, пока я выгибался под ним. Спустя миг я начал расслабляться.
Вскоре Валера ускорился, его толчки стали глубже и резче. Дыхание срывалось, его тело тряслось в моих руках, пока он входил и выходил из меня. Я ощущал, как каждую клеточку его тела наполняет желание, брат отдавал мне кусочек себя. Я вцепился в него, крича, пока он продолжал наполнять меня, чувства были интенсивными, как никогда раньше. У нас столько раз был секс, но только сейчас я ощущал, как между нами пробегают электрические разряды незамутнённой страсти. И этого было достаточно, чтобы отнять у меня дыхание. Я жадно хватал ртом воздух, грудь была в огне, каждый дюйм моего тела тянулся к нему. Я слышал его тяжёлое дыхание и вздохи, его руки крепко меня держали, братик пытался притянуть меня к себе ещё ближе. Мы практически стали единым целым, где кончался он, начинался я. Я потерялся в нём.
Несколько раз меня сотрясал оргазм, и каждый раз я кричал его имя, ногти впивались в его кожу, а руки жадно исследовали тело. Я как будто инстинктивно впитывал в себя каждую частичку его тела, я наслаждался напряжением его мышц, запоминал его очертания. Моё сердце билось так, будто хотело вырваться из груди, я ощущал его пульс, и знал, что с ним происходит то же самое. Мы были поглощены моментом, комнату наполняли лишь наши вздохи и вскрики, у меня в глазах появились слёзы.
– Я люблю тебя, – прошептал я, ощущая, как он напрягся.

– И я люблю тебя, – ответил он, слова застряли у него в горле. – Так чертовски сильно. Sempre.

– Sempre, – эхом повторил я, борясь со слезами.
Братишка застонал и несколько раз сильно врезался в меня тазом, я слышал в его дыхании слова.
– Никогда не будет другого, – говорил он. – Только ты. Моё сердце принадлежит тебе, малыш.
Я застонал, когда сладкие слова сорвались с его губ. Его тело сотрясалось, и он зарычал, когда достиг своего пика. Брат прижался к моим губам, его язык яростно переплетался с моим, и он сделал ещё несколько толчков, крепко держась за меня, как будто от этого зависела его жизнь.

Вскоре братик замедлился и оторвался от меня, он обвил меня руками и уткнулся лицом мне в шею. Его дыхание было неровным, по телу пробегала дрожь, а с губ сорвался придушенный стон. Я понял, что он борется с рыданиями, его боль чувствовалась физически, мои глаза защипало от слёз.
Брат сел на колени и попытался взять себя в руки, зашипев, когда выходил из меня. Пока я смотрел на него, ещё одна слезинка скользнула по моей щеке, и я быстро её вытер. Его глаза покраснели, на губах дрогнула улыбка.

– Это было охеренно сильно, – с придыханием прошептал Валера.
– Да, – ответил я, когда он лёг рядом со мной, вытирая руками лицо.

Я лёг ему на грудь, и брат подтянул плед, укрывая наши обнажённые тела. Я довольно вздохнул, когда он начал поглаживать мою спину, Валерка излучал тепло.

– Доброй ночи, – прошептал Валера, когда я начал погружаться в сон. – И я не откажусь от своих слов, Исми. Ты будешь в моих снах.
Валера:
Исмаэль упал на кровать, и я опустился сверху, широко разводя его ноги в стороны и устраиваясь между ними. Мои руки скользили по его телу, я ощущал, как побежали по коже мурашки, брат судорожно дышал, пока я ласкал его грудь. Я покатал соски между пальцами, а потом ущипнул их, с его губ сорвался стон. Я склонился и захватил их губами, нежно поглаживая тело ладонями. Исми извивался подо мной, я просунул между нами руку и обвил свой член, направляя себя к его входу.
Я толкнулся вперёд, немного, чтобы внутрь скользнула головка, Исми прошептал моё имя, обнимая меня.
- Ты хочешь этого, малыш? – тихо спросил я, оставляя на его лице поцелуи.

- Да, - с придыханием ответил братец.

- Скажи мне, - потребовал я, целуя его ушко. – Скажи, что хочешь меня.

- Я хочу тебя, - ответил он, - так сильно.

- Скажи, что любишь меня.

- Я люблю тебя, - проговорил Исми, пока я ласкал языком его ключицу, - больше всего на свете.
- Скажи, что ты принадлежишь мне, - прошептал я ему на ушко, заставляя его дрогнуть от моего дыхания.
Братик громко застонал и крепче вцепился в меня, его ногти царапали мою спину.

- Тебе, - ответил Исмаэль, в его голосе не было и тени сомнения.

Брательник говорил уверенно, не думая дважды.

- Я принадлежу только тебе.

- Мой братишка, - с ухмылкой сказал я.
Его крики разнеслись по комнате, когда я проник в него, наполняя одним мощным толчком. Я начал двигаться медленно, сохраняя скольжение, но вскоре страсть начала подталкивать меня. Я ускорился, толчки становились резче и жёстче с каждой минутой. Его задница была тёплой и узкой, плотно охватывая мой член. Задница брата была создана для меня, мы идеально подходили друг другу... два кусочка одного целого...
Исмаэль – самое совершенное создание на свете.
- Так приятно, - сказал он срывающимся голосом.

Брат провёл руками по моей спине, нежно царапая кожу, потом по ягодицам. Он попытался толкнуть меня глубже, сжимая мою плоть, и я поднял его колени, раскрывая ноги шире. Новая позиция позволила мне войти дальше, я начал толкаться сильнее, зная, что это то, чего он хочет. Хоть Исмаэль не всегда говорил вслух, я знал его сигналы, знал, чего он желает. Братик довольно застонал и откинул голову назад, я целовал его шею, проводя языком по ямке над ключицей.

- Больше.
Я попытался войти глубже, но в этой позе это было невозможно, поэтому я быстро вышел из него и схватил его ноги. Я забросил их себе на плечи, приподнимая его попку, и наклонился к нему. Я прижался к его губам и резко вошёл в него, наполняя так глубоко, как мог, у него вырвался крик удовольствия.

- Господи, да, именно так, - стонал Исми мне в рот, наши языки переплетались.
На улице разворачивалась весенняя гроза, капли били по стёклам, я врезался в него всё с большей силой, от раскатов грома вибрировали окна. Сверкнула молния, освещая в темноте его бледное тело. Его глаза были прикрыты, и он закусил нижнюю губу в попытке сдержать крики, но звуки всё равно вырывались против его воли. Я трахал его так охеренно сильно, что был удивлён, как я до сих пор не повредил ему связки или не наставил синяков на бёдрах. Я видел, что брат уже на грани, приближался его следующий оргазм. Я скользнул между нами рукой и начал стимулировать его член, продолжая наполнять его, я хотел, чтобы он быстрее кончил. Его тело выгнулось, и он крепко зажмурился, я громко застонал, ощущая, как его анус пульсирует вокруг моего члена. Я не сбавлял темп, пока удовольствие пронзало его, вскоре братик ослабил хватку, и я немного замедлился. Я подался назад и положил его ноги на кровать, а потом лёг на него сверху, стараясь не слишком сильно придавливать, но я хотел ощущать тепло его тела.
Исмаэль открыл глаза и посмотрел на меня, его щёки раскраснелись, а кожа покрылась потом. Его руки нежно ласкали мою спину, а потом поднялись к волосам, я продолжил свои толчки в него, наслаждаясь каждым движением. Мы смотрели друг другу в глаза, занимаясь любовью, мои руки гладили его кожу.
- Ti amo, - прошептал я, целуя его. - Я не представляю, как жить без тебя. Я буду бороться каждый день своей жизни, чтобы стать тем мужчиной, которого ты заслуживаешь.
Я знал, что чертовски люблю его. Я снова прижался к его губам, ощущая, как внутри меня нарастает напряжение, я знал, что скоро будет разрядка. Я издал стон и ускорился, его руки продолжали перебирать прядки моих волос, посылая разряды электричества по спине.
- Блять, я близко, - выдохнул я, ощущая покалывания.
Я толкнулся ещё несколько раз, прежде чем оно настигло меня, и зарычал от удовольствия, волнами накрывающего меня, член пульсировал. Я яростно поцеловал его, заглушая свои стоны, пока изливался в него. Я крепко обнял его, и мы лежали спокойно какое-то время, комнату наполняли звуки дождя и грома. Я чувствовал, как поднимается и опускается его грудь в такт дыханию, как бешено бьётся его сердце, пока брат прижимается ко мне.
Зашипев, я вышел из него, тут же скучая по ощущению пребывания в его заднице. Я провёл рукой по волосам, ощущая, что они совсем мокрые от пота, и со стоном лёг рядом на кровать, притягивая Исми в свои объятия. Братишка зарылся лицом мне в шею и забросил на меня ногу, его рука нежно поглаживала дорожку волос внизу моего живота. Потные, липкие, полностью вымазанные в нашей сперме, но очень счастливые и довольные мы наслаждались жизнью, ровно десять лет назад.
Ты его словно бы трогаешь за плечо.
«Не оборачивайся и не надо слов».
Кто-то когда-то, наверное, не учёл,
Что он категорически не готов.
Крыльями пооброс он и серебром.
Вышел из темноты и обратно, внутрь.
Ты ему шепчешь на ухо, о том, о сём.
Он отдаёт вечный долг за двойную дурь.
Он философствует, сидя под потолком.
Думает настороженно, смотрит вниз.
Горстка ключей с заржавевшим давно замком.
Брат твой устал, Их Светлость почти сдались.
Боль через боль, механический взмах крылом.
Тихий скрипучий смех как бы ни о чём.
Ты не оставишь его, как и этот Дом.
Он тебя носит трагически за плечом.
Он безоружен, беспомощен, как дитя.
Сломан напополам, как весенний лёд.
Листья по комнате тёмной зашелестят.
Бледный мой брат под тенью своей живёт.
Тихо взрослеет и мудро почти молчит.
Знает о том, как съедает нутро тоска.
Носит с собою живой и колючий щит.
Мужчина. Мальчик с тихой поступью старика.
Старый брат отбрасывает две тени.
Нет ничего ужасающей и откровенней.
Нет ничего печальней, когда в бессилии
Он к своей тени протягивает крылья...





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 23
© 09.10.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2915060

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1