Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Владимир Кочкин. Право искушать. часть 1. Глава 5


Привычка — это то, чего ты
сам у себя уже не замечаешь.
Агата Кристи

ГЛАВА 5. Я ПРИВЫК К ТОМУ МИРУ.

1.
Любого новичка (то давняя традиция) встречают все маги, хранители и умершие, которые находятся в данный момент в замке магов и не заняты чем-то более важным. В этот раз около круга прибытия собралась огромная толпа - гораздо больше, чем когда в замке впервые появился я.
Паша материализовался в семейных трусах до колен. Хранители и умершие дружно ахнули. Более волосатого и более рыжего человека никто и никогда не видел. Все его тело было в густых огненно-рыжих волосах. В последний миг Пашиного сотворения природа спохватилась, пожадничала чуток, наградила его огромной, в полголовы, лысиной.
Ростом Паша был под два метра. Живот - пивная бочка. Однако легко вскочил с пола.
- Эк куда меня занесло! - произнес он озадаченно, оглядываясь по сторонам. Выбрав самого крупного мага, чуть пошатываясь, широко раскинув руки, ринулся к нему:
- Братан! Рад тебя видеть! Позволь, я тебя обниму!
Маг не шелохнулся. Паша не прошел, пролетел сквозь него. Резко развернулся. Несколько неуверенно поднял руки над головой, собираясь изобразить рукопожатие.
- Братья славяне! - крикнул он и, увидев, что ладони прошли одна сквозь другую, замер на пару секунд с открытым ртом. Следом, он окинул толпу недоуменным взглядом и громко пробормотал: - Похоже, перенедопил! Сердито бурча что-то под нос, уже не обращая на нас внимания, он лёг на пол, свернулся калачиком и беспечно захрапел.
- Среди достойных проявился ещё один достойный! - провозгласил толстяк в чёрной одежде. - Слава достойному!
Слова эти вызвали лишь смех.
Верховный маг недовольно поморщился и, резко вскинув правую руку вверх, произнёс громогласно.
- Все свободны!
Через секунд десять около круга прибытия осталось не более двух десятков хранителей и умерших, остальные исчезли. Не потому, как подумал вначале, что приказ Верховного мага поспешили выполнить, а потому, что уже ничего интересного не ожидали увидеть. Занятия в тот день закончились на два часа раньше, большинство собравшихся у круга прибытия оставшееся до пробуждения на Земле время предпочло провести либо в городе, либо в саду, либо в таверне.
Я задержался... хм, понятия не имею зачем. Наверное, разницы не было, на что глазеть. Балахон новичка был на мне последний день, наслаждался свободой.
Верховный маг неторопливо подошел к спящему Паше, прикоснулся к его лбу набалдашником посоха, за секунду до этого появившегося в руке.
- Через пять минут этот чудак будет трезв и готов к диалогу. - сказал он и повернул голову в сторону толстого мага. - К диалогу с тобой, мне он больше не интересен.
- В таком случае, - хмуро заговорил толстый маг по прозвищу Колобок, - позвольте я перенесу его в сад.
- Делай, что хочешь, - ответил Верховный маг и исчез.
Следом исчезли Колобок и спящий Паша.

В дальнейшем, Паша описал мне свой первый день в мире магов весьма красочно.
Он проснулся в кресле-качалке на берегу маленького горного озера. Напротив стоял человек в чёрном. Когда в его руках появился посох, Паша принял его за обыкновенную палку, вскочил и, сжав кулаки, приготовился защищаться.
- Подумай, прежде чем нападать! - прорычал он угрожающе. - Дубина тебе, толстячок, не поможет! Вместе с ней руки пообломаю!
Маг небрежно взмахнул рукой. Неведомая сила приподняла строптивца, плавно опустила в кресло-качалку и вжала в сиденье. Толстяк неспешно подошёл к моему будущему лучшему другу и приложил к его лбу набалдашник посоха в виде оскаленной головы волка.
- Драчуны нам тоже нужны, - задумчиво произнёс он. - В тебе уже сейчас чувствуется сила. Ты можешь быть сведущим, весьма сильным колдуном. Я берусь тебя обучать. А это тебе за толстячка, чтоб уважением проникся.
Не только маг, но и кресло-качалка исчезло. Паша больно приложился копчиком к гранитной скале.
Вскоре перед Пашей материализовался умерший, его гид на день. Даже мысли у него не возникло телепортировать Пашу хотя бы в замок магов. Час они спускались в долину, с трудом преодолевая нагромождения скальных пород. Около двух часов добирались до города. Время это не было потрачено впустую, Паша многое узнал о мире магов.
Земные привычки - штука в мире магов непреодолимая, особенно для новичков. Пока добирались до города, Паша проголодался. Гиду поневоле пришлось вести его в таверну. А в ней... Скажу лишь, что именно с этого дня тот умерший перестал быть трезвенником.

Меня и Пашу практическим навыкам колдовства обучал Колобок. Помню, как стояли мы у виноградного куста. Маг бросал в рот виноградинки и ворчал на нас:
- Природа наградила вас хорошим воображением, пользуйтесь им. Неужели так трудно...
Я клал в рот очередную ягоду. С опаской сжимая ее зубами, невольно представлял, как лопается она, словно маленький пустой резиновый шарик – она так и взрывалась, оставляя во рту лоскут безвкусной и жёсткой кожицы.
Маг снова и снова демонстрировал нам процесс раскусывания ягоды, слизывал с губ сок, сплевывал косточки и продолжал ворчать.
Паша, вытаращив глаза, выплюнул нечто ядовито-зеленое под ноги мага и, судорожно вздохнув, взревел:
- Какая мерзость!
- До тех пор, - терпеливо твердил наш мучитель, - пока вы не научитесь ясно представлять, чего хотите, ничего не получится.
- А я ничего не хочу! – взъярился Паша. – Пропади все пропадом!!!
Уже с покорностью он вобрал в себя искорку-наказание, соскользнувшую с пальца мага. Даже не вздрогнул.
- Паша, - смеялся я после занятий, - что на этот раз ты наколдовал?!
- В ягоде оказалось пюре из красного жгучего перца, - поморщился он.
- Хорошо, что не куриный помёт, как прошлый раз, - хохотал я.
- Мысли прыгают, сосредоточиться не дают, - оправдывался он. - Я на виноград скоро без отвращения смотреть не смогу.
Мы учились ощущать природу в саду магов, как настоящую. Обучались чувствовать свои руки, ноги, тело. Натаскивались “конструировать” для себя более-менее приличную одежду.
Помню, как ребенок радовался, когда сумел материализовать своим воображением божью коровку. Хотя она никак не оживала, радость была ничуть не меньше.
Мы учились мгновенно перемещаться с одного места на другое в саду магов. В замке телепортацией владеет каждый, новички обучаются премудрости этой за пару недель. Там действует особая магия, усиливающая эти способности. А вот в саду... три месяца пришлось переучиваться.
Не обошлось без курьезов. Однажды я оказался в полной темноте. Пока маг не вытащил меня из ствола огромного баобаба, паниковал и беспомощно дрыгал конечностями, ощущая себя словно бы в невесомости.
- Я же объяснял, как использовать телепортацию без видимых ориентиров, - укоризненно сказал Колобок, но искоркой не ужалил.
А однажды... Ох, перепугался я. Только Паша мог бы решиться на подобное безрассудство: он встал на четвереньки в саду магов и принялся усердно всовывать голову в “землю”. И она поддалась, раздвинулась, впустила его безрассудную лысину в себя. Я с ужасом наблюдал, как Паша, судя по изгибам шеи, крутит головой по сторонам, и облегченно вздохнул, когда он разогнулся. Ужас, который пережил, требовал выхода. Заорал жутко, не контролируя себя:
- Кретин! Недоумок! Тебя пальцем делали, не иначе! Ты же погибнуть мог!
- Там ничего нет, - ухмыльнулся он. - Вообще ничего. Даже воздуха нет. Чернота. Ледяная чернота. Лицо почти сразу мертветь начало. Мир этот, действительно, в пузыре каком-то, с тонюсенькой плёночкой-оболочкой. Она даже просвечивает слегка.

Через год мы стали чистильщиками. Около шести лет, пока Колобок не дал более значимое задание, я катался на личном автомобиле по Челябинску, выискивая и уничтожая выбросы негативной энергии. А Паша до сих пор каждое утро, какая бы ни была погода, поднимается на пригорок, что рядом с его домом и, раскинув руки, минут по пять-десять всматривается в небо над Новосибирском. То, чем он занимается... нет, пока не смогу объяснить. Чуть позже... - да, сами поймёте.
Свое “чудачество” Паша объяснил местным жителям тем, что увлекся медитацией по системе каких-то йогов. Но вот что интересно, этим летом с ним лазили на гору уже пятеро местных мужиков. Как и он, раскинув по сторонам руки, стояли на пригорке минут по пять-десять и... - ведь не поверите! - были довольнёшеньки.
- А что, – весело смеялся Паша, рассказывая о своих последователях, - они мне не мешают. Скорей наоборот, не так скучно. Да и в деревне в мою сторону пальцем тыкать перестали. А какая для здоровья польза - ты бы знал! Я же приучил их в любую погоду на гору лазить, а потом водой ледяной обливаться из своего колодца.
Для здоровья польза... от смеха умереть можно, как здоровье это Паша колдовством в них вколачивал. Дружки гору восхваляли и упражнения эти дурацкие. Не подозревали даже, как Павел корректировал постепенно, исподволь, их нездоровье. Один, на радость женушке, половым гигантом стал - поражался открывшимся возможностям. Ещё один курить бросил: якобы стала (сама собой!) не нужна ему эта пагубная привычка. А двое пить горькую перестали. Правда, вскоре Паша заскучал без любимых собутыльников и вернул им тягу к алкоголю. Не возмущайтесь особо, отчасти лишь.
К чудачествам Паши в деревне привыкли. Раньше поражались буйству его нрава – ни одной драки без него не обходилось. Сейчас (спустя десять лет, как появился он в мире магов) деревенские спокойствию его и рассудительности удивляются. А заодно дивятся, куда же остальные драчуны делись? Дед Матвей (его никто и никогда всерьез не воспринимал, барана на весы положи - перетянет) и тот, по признанию друга, перестал на праздниках рубаху на груди рвать.

Колобок изнурял меня и Пашу уроками “природоведения” изо дня в день. И хотя к концу первого года обучения мы тратили на новое задание не месяц, как поначалу, а час, или того меньше, все не унимался. Задание следовало за заданием. К каким “подвигам” нас готовили, можно лишь гадать.
Большинству хранителей закрепленную реальность преподносят "на блюдечке с золотой каемочкой". Если сами не обучатся, тот же виноград в саду магов им не сохранить: исчезнет ягода в руке.
Как-то (каюсь, сглупил малость) я на лекции наколдовал магу по прозвищу Как Дела огромные увесистые рога. Роскошные - впору лосю гордиться. Паша и тот открыл рот от удивления, что уж об остальных говорить - ахнули! И я ахнул, для маскировки. К тому же, как все, глаза вытаращил.
Маг закрутил головой по сторонам, неуверенно начал поднимать палец наказующий, но не сорвалась с него искорка-наказание: прошло более пяти секунд магического воздействия, прежде чем он убрал со своей головы живописное украшение. Как музыка прозвучало:
- Курсанту Егерю Владимиру объявляется благодарность!
Прозвище мое - Егерь, идеально к случаю этому подошло.
Ох, и смеха было. Маги, и те, подтрунивали над своим приятелем.
Получить благодарность в мире магов просто. Достаточно в любое время, даже если маг занят наиважнейшим делом, продержать на нем колдовское воздействие пять секунд. Если же в течение получаса маг не раскроет магическое вторжение, счастливчика ожидает экс-благодарность, которая приравнивается к десяти обычным. Вот только тех хранителей, которые получают хотя бы по две экс-благодарности в год, по пальцам рук пересчитать можно. Чтобы мага обдурить, во-первых, желание необходимо по "лезвию ножа прогуляться", во-вторых - голову на плечах, отнюдь не пустую.
Таким необычным способом маги учатся защищаться от нашего волшебства. При этом, воображение наше подхлестывают. Некоторые специально под магические удары хранителей подставляются. Но, не Как Дела. В любом магическом вторжении ему чудится ущемление собственной значимости.
На перемене Паша "сплёл" вокруг меня и себя кокон магической защиты. Проорал, глаза выпучив:
- Ума лишился! Нашел, кому рога наставлять! Он тебя в порошок сотрёт! Пока трижды не отомстит - не успокоится!
- Брось паниковать, - легкомысленно отозвался я. - Ему не так-то просто мстить - на смех поднимут!
- Твое колдовство оскорблением чести мага называется! - проорал друг. - Что, нимб не мог изобразить?! Что, не мог другого мага выбрать, менее обидчивого?!
Паша не напрасно обеспокоился. Благодарности я за какую-то мелкую провинность лишился в тот же день: Как Дела ликвидировал её с проворством фокусника.
Трижды, только засыпал на Земле, лишь появлялся в замке магов, маг встречал меня у круга прибытия с ехидной ухмылкой: как дитё малое радовался случаю позабавиться. Каждый раз он помещал мое сознание в лося. В одного из семи, что пасутся в саду магов. Я и пальцем... извините, копытом не мог шевельнуть по своей воле.
Щипал травку. Подчиняясь инстинктам, удирал от хищников.
Ха, ха-ха! Это наказание пусть маг считает наказанием, для меня лучше приключения не было. И отдыха лучшего не было. Я десять лет не видел снов. А тут, словно бы настоящим сном меня одарили. Волшебным, к тому же.
Поведение Паши доставило мне не меньшее удовольствие. Он неделю меня поедом ел, как говаривала, бывало, моя бабушка. Бурчал. Обвинял в неуважении. Всячески уговаривал рассказать, какое колдовство я применил по отношению к магу. А его, кроме рогов наколдованных, не было. Да-да! Голый расчет! Сотая доля секунды - среагировать Как Дела на мою выходку. Примерно полсекунды - посмотреть на себя самого глазами одного из хранителей и разработать план дальнейших действий. И почти четыре с половиной секунды моего риска. Я решил, что маг обалдеет от столь наглой моей выходки, не поверит в необъяснимую с позиции логики простоту колдовства, будет подвох искать. На удивление, оказался прав.
Паша, как узнал об этом, минут пять за живот держался: хрюкал и взвизгивал от хохота. Вскоре умчался делиться с хранителями обидной для мага новостью.
Приятно быть героем, не так ли (хотя и тут нашлись те, кто любит пальцем у виска крутить) но еще более приятно ощутить себя хотя бы на краткий миг сильнее мага. Вот только, среагируй маг чуть быстрее - корчиться мне на столбе позора. Хорошенькую порцию боли непереносимой пришлось бы в себя вобрать. Причем - бесславно.
Кое-кто присвистнет от удивления, узнав наш возраст. Мне полста лет, Паше - сорок два. Вроде бы не дети малые, чтоб вести себя так легкомысленно.
Если кто-то подумал, что мы только и делаем, что развлекаемся в мире магов, спешу разуверить - это не так! Там ухо нужно держать востро: знания, что маги дают, впитывать, как губка, запоминать - намертво, да постараться не растерять со временем. А на рожон мы лезем не столько развлечений ради. Потому ещё, что наиболее перспективным способом познавать самих магов и их мир оказался метод "тычков и ответных зуботычин", как окрестил его Паша.
Мы чаще, чем кто-либо, попадаем в разные переплеты. Благодарности и наказания сыплются на нас, как из рога изобилия, (в соотношении одна к трём, к сожалению). Паша, полгода не проходит, попадает на столб позора. Раз в год - непременно! - вишу на нём я. Но, "зализав раны", мы снова считаем пребывание у магов забавной и опасной игрой, которую подарила нам щедрая на выдумки жизнь, не спрашивая на это нашего согласия.
Сейчас мне кажется в мире магов реальным все. Даже воздух, которым дышу. Его нет, если судить по земным меркам, но я дышу им по-настоящему. Там яблоко на зубах точно так же брызнет соком. В час отдыха, словно студенты в буфет, мы сломя голову телепортируемся в “столовую”: в громадную комнату с черными стенами, где столы не накрыты... Собственно, даже столов в той комнате нет. В ней вообще ничего нет. Но это единственное место в замке, где наша магия удерживается пару часов.
Мы не любим черное. Кто-то расписывает воображением стены во все цвета радуги. Кто-то создает интерьер. Тот, кто умеет “готовить”, заваливает столы снедью. А не умеющие воплощать хватают ножи, режут хлеб, делают бутерброды. Складывают красиво салфетки.
Шум, гам, смех, шутки, анекдоты - забавное ощущение сопричастности к счастью и единству. Там не нужна еда: эргетическую подпитку даёт мир магов, но с едой, пусть наколдованной, как-то иначе добреет настроение и реальней ощущается прилив сил.
Там многое не нужно, почти все, но такова уж природа человека - окружать себя вещами.
Я привык к тому миру.






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 07.10.2020 Татьяна Го
Свидетельство о публикации: izba-2020-2914160

Рубрика произведения: Проза -> Остросюжетная литература


















1