Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Customs (Prologues)






Customs
(Prologues) В подавляющем большинстве это прологи к песням одноимённой группы.





«23мая 1972г. (или чутка пораньше)» Праздник. ВсехМузяпозовунаэтотПраздник,
Воимянас,иуваженьякНим.
Ветравинонепьют, ая, проказник,
Отсердцаприложусь,
ЧтотакпонравуИм!
Они, пьяня, пьянеютвместеснами.
Какартефакт, мойстаренькийпиджак.
НесуйтеИмподарки, марсиане!
Твойскинь, ханжа, слюнявыйфрак!
Отклейлицо! Почтительные«мувзы»
Порви, какпозапрошлыйкалендарь,
ПредВысотойи Светом, чтобыМузы
Непосмеялисьнадтобой, глумарь!
Вамдиво, чтонехитрымируками
Зовутся Онискоровэтотдом.
Имненормальнобыстрыминогами
Сквозьнепогодыгодынапролом!

Друг.
Ктотебядержитнежновночи
Наруках, и, кричинекричи,
Неотпустит,ихваткунеразожмёт,
Чтобывверх,итольковперёд!?
Акогдатыслучайнооступишьсясам,
Ивиноюпечальнойрезанётпоглазам,
Неоставиттебяникогда, несмолчит:
Вавкуприжжётониобличит
Прощевсехфилософийислов,
Иувидишь: тыесть, иктотытаков.
Естьнекторядом, будтоонсвой,
Потчуетядом,иговорит: «Стой!
Тымолодчина, неверьникому,
Тыжнескотина, чтобверитьЕму!»
Выбор, пацан, онвсегдазатобой.
Жизньлишьмгновенье, аэтотдругой
Выпьешьснимвдругубежит, ивосне
Непохмелишься. ТакктоДругтебе?!

Возможно.
Тыокружёнзаботами,
Деламиихлопотами,
Новременамихочется
Тебеостановить
Ходвремениусталого,
Иповторитьсначалавсё,
Всёто, чтоубивалоТо,
Чтопростонеубить.
Тызнаешьэто. Маешься,
Чтонетопоры. Каешься,
Икубаремсрываешься
Опятьв«свои»миры.
Но, еслихочешь, яскажу.
И, еслипонял, покажу
Короткийпутьдомой. Иди
ЛегконапикГоры.
КогдадостигнешьЦелиты,
Глубинамиимелями
Фарватерточныйпроплывя,
Проснёшься, итогда
ВернётсяСердце, аслова
Непригодятсяникогда
ТебеиТем, КтовидитДень,
ВКомКровь, аневода.

Война.
Срождениядосмерти
Втебеидётвойна.
Когда, менятыспросишь,
Закончитсяона?
Иненавистиэтой
Когдапридётконец
Имывосторжествуем
Втриумфевсехсердец?
Отмалыхлетизвестно,
Чтобытьтакнедолжно,
Нопроцветаетбездна
Уродства, идавно,
Казалосьбы, порауж
Закончитьихшаги.
Ноденьпришёл, иснова
Гремятихсапоги.
Язасебяотвечу,
Отдетствапринялбой.
Адлятебяотмечу:
Воюй,ибудьСобой.
Нетвещиболесильной,
Чеммалоедитя.
Ихпростотойобильной
Тыпобедишь, шутя.
ЛовиМомент, небойся,
Ишеюнаедай,
Исголовойзаройся
ВВолшебный Пьяный Май.
РодительскоюВолей
Закончитсявойна.
Иихнестанетболе.
Даибылальона?!

Питеру.
«Мойгород, мойгород!» --
Явсюдучитаю:
Вканалах, вколодцах,
Вмостахивдыму.
Гордитьсяимповод,
Какмеч, принимаю,
Упавнаколено.
Вмолчаньисомкну
Япальцевзамок
Нарезнойрукояти --
Такврезалсявдушу
Историиток.
МыдетиПетра.
Безпонтовиобъятий
Немногихсвоими
Назватьбыонсмог.

Вместе.
По-честномутакЕсли,
ТоБытьНам Снова Вместе.
Мывсемдолжныпочтичто.
Заплатим, дажесЛишком.
Жестокуюигру
Вы, люди, «навязали».
Ияваснадеру,
ПриГрустииПечали,
ПриполномПреимуществе
НевамиданныхПравил,
ДостойноммужаМужестве,
ИПростоте. Поставил
ЯЖизньнаКон, какбриллиант --
ИБанксгребуПоЧести.
ТакчтоПречестнымеслибыть --
ТоБытьНамСноваВместе!

Крапива.
Яникуданеиду,
Иничегонеоткрыл.
Крапивойзлойярасту,
Идобротупозабыл.
Любвиянезнаю,
Ниверха, нидна,
Номноюневшуткуодёрнут
Обидчика-пацана.
Комнебесполезнымолитвы,
Иногименянеубьют,
Менянепридётекоситьвы,
Ивчестьменястраненсалют.
ЯВетрувответлишькивну, будтоэхо,
Одетыйвобычный,
Зелёныймойцвет.
Имнойребятня, заливаясьотсмеха,
Незнаяомне,
ЗакидаетВесьСвет.

МойПуть.
Мойпутьвсеголишьмой,
Оннебылустланрозами.
Хотелибылсобой,
Смечтамииугрозами,
Шептавшимивомне
Одно: «Останьсяснами, Друг,
Илисгоривогне!
Тынаш, ипроченВечныйКруг!»
Яимнеотвечал.
Впечалиистрадании,
Каклузер, ямолчал
Ивтомбылопризнание,
Чтоблагодаренбыл
Всегозалучиксолнышка
ЯНебу, иубил
Огромныймир, аЗёрнышко
Росло,и«стало»Мной
(Себя-тознаюсдетствая),
ИостаюсьСобой.
ИтактеснаВселенная!

Считалочка.
Тыоботдыхезабудь.
Знай, чтобесконеченПуть.
НоживёшьтыМигодин,
ИвНёмбудь, какгосподин.
Кайфтогдатебядогонит,
ТвоюДушуСилойтронет.
ТыИмнепренебрегай,
Оборотынабирай.
ТолькоЩас,итолькоЗдесь
БудешьЖить, иЖил, и Есть.

Вне.
Язнаю, чтоестьдвесистемы,
Взаимно«похожи»они.
Хозяинжеэтойдилеммы,
(Чьювыбрать), -- конечножеты.
Нотакнелегкоошибиться,
КольвидишьилюбишьтыТо,
ЧтовСветтебедалородиться,
ОЧёмнежалеешьпотом.
Потом, когдастранныелюди
Толпоюокружаттебя.
Спокойноивеселобудет.
Совсемкакмалоедитя,
Игратьсвеликанамистанешь,
Мелкиразбросавпоковру;
Ирадоватьсянеустанешь
Кайфухам, ДрузьямиДобру.
Добру, чтоломаетвсестены.
Добру, чтоподобностене.
Язнаю, чтоестьдвесистемы:
МоёЗдесь, апрочеевне.

«Мыслителю»
Тыгордотидеи,
Чтосталнекаквсе,
Ведьдивныемысли
Открылисьтебе,
Чтознаешьпровсехвсё,
Ичемдышитмир,
Илюбишьвкушать
Тонкийчувственныйпир.
Итывечновкурсе
Мельчайшихвещей,
Ипальцынапульсе
Больныхиврачей,
Навсестоуверен,
Чтосможешьсовсем
Тыпоразитьточно
Любуюмишень.
Вчёмсольтвоихдействий,
Имыслейтвоих?!
Довольство, иимты
Мараешьдругих.
Зачемтыродился,
Дешёвыйпижон?!
Отмамкиныхтитек
ТыпомнишьЗакон.
Ачто«неповерил»,
Такзавистьтвойгруз.
Наднопойдёшь. Время
Отречьсяотмуз.
«Незнаю» -- скажиим, –
«Вообщеничего!
Прощайте, старухи!
ВваснетМоего
Того, чтозабыля,
Бокалтеребя,
НоЧтокрепкодержит
ДругогоМеня!»

Отморозки.
Рукибережноставятстаканы.
Расползаютсяпрочьтараканы.
Отморозокскрипиттабуретом.
Заокномнепролазноелето.
Мыдовольны, инашиухмылки
Ширенеба, аострыевилки
Невоткнутсякуданамненадо,
Знайтеэтовычётко, ребята.
ВсюмысилунаДелопотратим.
Ностараньяздесьбудутнекстати.
Ипокавсетерпилывсомненьи,
МысекундупроводимвДвиженьи.
НашаЖизньэтопростоУродство,
Бессловесное Сумасбродство.
«Ктовы?!» -- «честно»спроси, иотвечу:
«Дураки --ипомочьПростоНечем

И.
Ираспылитьсиюстрану
Ничутьсовсемнесложно.
Чтотам, куда, закемикто
Лишьпосмеятьсяможно
Потом.Покалетитонаподстол,
ЛовивМолчанииПрикол,
ИсохраниГлазавсебе,
КогдавернётсяВеськтебе
ТвойМир. Держи,
ИКоломстой,
Кольдорога Дорога.
Хой!
Знаешь.
ЗнаешьПонялДелайВещи!
ПонялСделалНеуменьшат
НикогдатвоейЗаслуги
Поролоновыеслуги.

ТакЗамёрзЯ.
Такзамёрзя. Трудножить,
Рваныммиромпредставляя
То, сквозьчто: разизабыть,
Ностальгиюпрогоняя.
То, чтоволя -- Чудобред:
ВолявольноеДвиженье
ЗаЛюбовьипротивбед,
Вплотьдоголовокруженья.
Отогрейменя, Любовь --
Там, Гденебылякакбудто
Никогдасовсем, ивновь
Моёсердцебитьсябудет.
Осебеяначертать
Парустроксебепозволил,
Чтобыпослепонимать
Мукидедавнукизволил.
Апоймётли? Верюда.
ИготовабудетТропка,
Гдегулять, инебеда,
Чтосначалатакнеловко,
Непривычно, невсегда,
Что-топротив, какбытесно, --
Всёпрольётся, каквода
Сквозьпесок, оставивместо
ДляТебя, Роднаякровь,
Чтобигралавкрепкихжилах.
Иузнаешь, что Любовь
Ненапрасноснамижила.

МузаИЯ.
СпустиласькомнеМуза.
«Завидуютебе!» -- мнеговорила.
Ответитьейнемог. Лишь,
Почесавизъеденноеоспойпузо,
Харкнулвеё, невиданноемною, рыло.
«Зачем?» -- спросилаМусукором, --
«Тебяжодногополюбила!
Или, может, тыхочешь, свором
Чтобвсеяночипроводила?!»
Ответитьейнемог:
Необъяснишьжедуре,
Чтотакзавидуетлишьтот,
КтонепричастенктайнойПроцедуре
СтиховТворенияипрочихТайн,
КоторыеБезспросубудоражатСердце;
ОкоихзнаетТот, Ктооткрывал
ИмДверь, ильДверище, ильДверцу,
ДакрылнаСтол, стелилПостель,
ИмолчаубиралразбитыеСтаканы.
Другимнеоткрывалнидверь, ниспину, итерпел,
Когдагорелираны,
Врагамипричинённые,хотьнеискалОних.
Друзьямиприведённый, мне
ЧиталОнэтотСтих.
АМузатаобиделась.
Наверно, сгоряча
ВеблоЕйсмачноплюнуля.
Наверно. Ча- ча-ча.

ВНебо.
Выхожунаарену«тира»,
Вмир «случайностей»и«грехов».
Итуманноенебомира
Язубамирванутьготов –
Внепогоду, погодулюбую,
Какпокойникапростыню.
И, идясрединих, негодую,
Что«наивны», иверятвхерню.
Верят, любят, исчастливылюди,
Будтоангелы. Такпочему
Сердцеспеченьювижунаблюде,
ПодносимомвподарокЕму?
Расчленитьпочастямбудутрады
ЕгоМир, изабудутлегко,
Гдеживутикакиенаграды
Заслужиливывсеотвеков.
Заборткинулинеобессудьте,
Вмир«случайностей»чтои«грехов»
Провалились! Темправыибудьте,
ВНебоврезавшисьпнямирогов
Своихбогов!

Слова.
Неговоринаверхтвоислова,
Осмысленныони,илиубоги.
Словалетаютмеждунами, да,
Ноихвернуттебетаинственныебоги.
Онитворятсвоиделабезслов,
ИпонимаютДуши, упреждая
Настошаговвлюбуюизсторон,
ЧтобнеубилсяНекто, побеждая
НеведеньеСвоёильнеуменье
ЛюбитьиВидеть, ДелатьиТворить.
Когдатыпросветлел, ильмучаютсомненья
Наверхвчерашнихсловрешисьнеговорить!

ОтУлыбки.
Улыбкиразныебывают –
Небудувсеперечислять.
Но (буду), хуженебывает,
Когдане пойманнаяблядь
Растянетмоську, какпараша,
Итушкойдвигаетсявтакт
Втрухеурчащейпшённойкаше,
Халявностисмакуяфакт,
Что, мол, простымонаканает,
Чёкак, путёвымпацаном,
Иуважухупринимает,
Какдолжное, купаясьвтом.
Незнаетблядь, когдаподъедет
Бедазавсёдолгиподбить,
Исокращаетсяибредит,
Чтознает: будутбольнобить.
«Неведаешьстыдаты, сука, --
Базар, бытьстало, неочём!» --
Ейскажут, окружив, имука
Всёразжуётемуонём.

В.П.В С.
Авсвоихглазахонковбой,
И«совки»длянегопедерасты.
Видяих, ондоволенсобой,
Словночленкем-тоизбраннойкасты.
Ношагночьюнакухню, закуревом, и
Сквозьдым«Винстона»Небосверкает.
ЕщёмелкимЕгоонзапомнил Огни
ИДыханьеНеведомойДали.
Таксмотрижетычаще, ковбой, наНего,
Чтобсебявидетьчёткоиясно,
Чтобраститебевверхиделов--товсего!
Ипоймёшь«они»жилинапрасно!

КогдаПриходитВремя.
Естьвмиресемьцветов, семьнот,
Укаждогообъектасрокизноса.
Инапрямомшоссеестьповорот,
Ответувсякоговопроса.
Нередконакамняхрастутцветы.
Мызнаемэто, иненосимбремя.
Ночтоже, другмой, делатьбудешьты,
КогдавнезапноуходитьтвоёнастанетВремя?
Вверхуходить, оставивЖизнь
Сеёпривычнымизаботойиукладом.
Тыжтакхотелуйти,иброситьихдержись:
Твойконьстрелойлетит, сметаяНебесаиАды!

МузыкаСтрашнаяСила.
Сновавзятыпростыеаккорды.
Вновьсияютдовольныеморды.
ПульсПриродыколдуетвихвенах,
ИТриумфЭтихПесенотменных.

Любовь.
Кчемуизбитыеслова?!
ПроЭтомнедавновсёясно.
Трещатвогнесосновыедрова.
Такдлянегожеислова:
Послужатемутолькоипогаснут.

Ушельцам.
Мненикогдаваснепонять!
Провассмотрюякинофильмы.
Ивпечатленьенеунять
Игроюясражёнумильной!
Такичесалбызаушком
ЗвездуВселенскогоЭкрана,
Рыдаливсеиржаличтоб.
Но, чу, ужезияетрана
Набеломполотне. Финал
Пришёл, походу, кинофильму.
Когдавключилисвет, яспал
НеоценилЛюбвиВсесильной,
Поднялсяипошкандыбал.

DeadReligion.
Ачтоеслипредположить,
ЧтозамакетомПропасть,
Ивы, мечтаяВечножить,
ОбреченынаДнопасть?
«Носмертинет», -- вамговорят, --
«ВыспасеныНавеки!
Таквознеслись, блюдяобряд,
СвятыеЧеловеки!»
Нонепомогутмощиих,
Иправильныекниги,
Бессмыслентутразящийстих,
Игрубыевериги.
Намертвецапохожався
ИисусоваСистема,
Надеясь, каясь, исмердя
Безвольна, какполено.
Асколькожизнейунесло
СвятойВойнойвоИмя!
Изнайубийцыремесло
Камлаетипоныне.

Неприкаянный.
По свалке я брожу свободно.
Пинаю весело золу и прочий хлам.
Моё занятие, увы, не модно.
И вы предпочитаете, что ненавижу сам.
Я сам это задумал представленье,
Чтоб был я неприкаянным, а вы, наоборот –
Любя и каясь, лёгкой тенью
Мелькнули, и отправились в осенний небосвод!

Customs.
Я Ими жив, ведь Они – Кровь моя!
Резвятся и гуляют в моих венах!
И знаю: хоть и были до меня –
Останутся со мною непременно!

Автопортрет.
Сидим вдвоём с ним. Говорим
Подробно на любые темы.
Я – это он. Горжусь я им,
И, собственно, довольны тем мы.
Не нужно слов нам. Объяснить
Без них всё сможем, и не надо
Ругать нас так. Не победить
Вам дурней, и за то награда –
Мы с ним навеки – я и он!
Восторженно ликуют дети!
А бандерлоги – скопом вон!
Не для плешивых Солнце светит!
И я был рад, что вспомнил друга:
Смеялся он над насыпями слов,
Шагал сквозь дыры замкнутого круга,
Прошёл садами за – и был таков.

Пистолет.
Убойная цель эта –
Бегущий хулиган.
В твоей руке «беретта»,
Иль, может быть, «наган».
Он – целое с рукой. «Огонь!» –
И сожжены мосты.
Но в чью же потную ладонь
Так просто вложен ты?!

После.
А после мир проснётся так же, как Сейчас.
Да и вчера, конечно, как Сейчас, всё было.
Настанет как-то утро, но уже без вас, –
Оно Вчера уже про то забыло.

Против.
Я против логики живу,
Тщеславной, мёртвой логики.
Уму я в сердце меч воткну,
Шагнув от малой толики
До самой-самой Высоты,
Где Ум и Сердце – заодно,
Где в полный рост смеёшься ты,
Пролившись на Святое Дно.

Ошибка.
На русском языке предпочитаю Изъясняться,
Прямее и короче Делать, говоря.
Но хочется тебе давно поинтересоваться:
Зачем мне Это нужно? Может, Всё зазря?
Ошибка или нет, что размножаются обильно
Святые и уверенные напрочь дураки?
Не много ли им лет отдал Творец Всесильный?
И отчего на них Он не прострёт руки?
Короче мига жизнь.
Ошибка ж – в выборе «сакральном»,
Что делают они забвенно,
Каждый сам в себе.
И ты, братан, держись –
Не ошибись в вагоне спальном,
Подобно многим,
Расписавшимся на раз
В своей судьбе.

Везде Есть Люди.
Шумит безликая толпа на блюде
Того, кто в миг их съесть готов.
Но, кроме них, ещё есть Люди –
Легко засадят меж рогов
Они, и имени не спросят –
Тому уроду без лица.
Своё же с честью Имя носят,
И опозорят подлеца
Собой, хоть Их не очень много,
И сразу как бы не видны –
Беспечна и светла дорога,
Не знает пут чужой вины.
Один Такой всех перевесит –
Тех, кто жил будто бы в гостях.
Он прост, и никуда не лезет,
Не промелькнёт и в «Новостях».
Я всех Их знаю, что мне боги!
Материй высших смысл мне чужд.
И Наши шелестят Дороги
Над сенью их страстей и нужд!


Forever.
Да, мы родились Друг для Друга,
И каждый честно Путь держал.
Я знал, что где-то есть Подруга,
И Высоты я ожидал
Безмерной, до Небес и выше.
И Ветер мне Тебя принёс –
Такую! Но не съедет крыша:
Её давно уж Он унёс.
А Ты осталась, будто Вечность,
Любовь, и Сила – Навсегда.
И я намерял Бесконечность
С Тобой Нам, просто, без труда.

На Ладони.
Мне не хер прятать и скрывать,
Я – на ладони.
И проще, откровенней нет меня.
Но Тайн моих бездонна Кладезь,
И, запомни,
Внезапно явятся, сверкая и маня.

Когда-Нибудь.
Глядишь ты изумлённо и доверчиво,
На триста шестьдесят вращаешь головой.
И куча дел зовёт, но делать нечего,
Огромен тесный Мир, и ты повсюду – свой.
Когда-нибудь узнаешь досконально Всё,
И вымахаешь в Небо, точно исполин.
А раньше просто был ты – чистое дитё!
Остался им, и знай, что ты Такой – Один.

«Парик».
Сидели пацаны, курили папиросу,
Тугую, забивную, одну на четверых.
От смеха не могли ответить на вопрос, и
Прочли её, родную, как книгу, в один пых.
И я, если позволишь, вдую тебе «парик»,
Другой, а может быть, и третий, (как пойдёт).
И завороженно не стой,
Да долго не держи хабарик –
Не гильза отвечает за мысленный Полёт.

Можешь.
Ты говоришь, что, как мы, жечь
Мечтал ты с самого рожденья –
Так оживи ж искрою печь!
Ты Можешь, и в том нет сомненья!

Себя.
Приходит утро, и встаёт
Светило каждый раз.
О Нём петух всегда поёт.
Оно, как жёлтый таз.
И в Нём купается любой.
Его так много всем.
А если кто трубит «отбой!»,
Помочь не сможет тем,
Тем, кто отважился сказать,
Что Солнца вовсе нет,
Тем, кто решился приписать
Себе заслугу лет,
В тепле и мире проведя
Под Ним свои все дни.
Своей душонкой лишь смердя,
Беснуются они.
Но встанет Солнце в N-нный день.
Откроются глаза,
В последний раз отбросят тень,
Увидят, и слеза
Из мёртвых глаз их побежит,
Но – страха, не Любви.
Мир и теперь, как лист, дрожит.
Себя Ты назови!

IHateYou.
Я знаю, кто ты есть.
Я знаю, чем ты дышишь,
На чью поставил лошадь,
И у кого в чести.
Я слышу твою лесть,
И бесконечный кипиж.
Но обмануться можешь
Ты лишь во мне! Нести
Согнувшись и скуля,
Тебе Проклятья Горы,
Осыпал Ими ты
Повально всех своих.
Забвенья Якоря,
И Вечного Позора
Сверкают с Высоты,
И – пустота лишь в Них.

Choiсe.
Пылинка доверяет Ветру,
И Это – выбор мой.
На многие Он тыщи метров
Швыряет нас с тобой –
По Траектории Своей,
Не видной никому,
По Жизни Линии Твоей,
Посильной лишь Ему!

Враг.
Я Так живу, и не шучу
С любителями мод.
И с них сполна я получу
За весь их пёсий род.
Я – Враг им, да! А ты – таков?!
Но заруби себе,
Что если «те» – боль твоих снов,
Я разве враг тебе?!

InTheHead.
Аккорды Жизни бороздят
Безмерный Океан.
Чудные рыбы вглубь манят,
И претворяют План
На данный Миг для всех существ,
Согласно судьбам их,
Предназначению – для всех,
Как будто для Двоих.
И каждый рад, и каждый – свой.
И Смысла сны полны.
Не докучает волчий вой,
Не нужно «новизны».
На удручённого глядит
Внимательно Луна:
На страже мира она бдит.
Волнует тишина.
А ночь, как день. И день, как ночь –
Нет Времени нигде.
Их Свет и Тень уносят прочь
Стремящихся к беде.
«Они» не выйдут на Простор,
Исчезнут без следа.
И, рассмеявшись: «Это – вздор!», –
Забудем Навсегда.

Остров.
На острове живёшь ты.
Да, пусть он крайне мал!
Воды пусть нет, и почты,
Разрушен терминал.
Движенья Алгоритмы –
Фундамента прочней
Нет, и всех победишь ты!
Забьётся всё сильней
Пульс вен, тугих артерий,
И радостных Сердец.
Решающий Критерий –
Истории конец.
И стал твой остров Небом,
А «их» земля – с пятак.
Поверил в Эту Небыль –
И Сбылось Просто Так!

«Спорщику».
Ну что ты споришь, маргинал?
Статью «один ноль пять»
Тебе на лбу нарисовал,
А ты бузишь опять!
Живу, как все, и ты со мной
Рамсишь так, будто я –
Урод и лох! Грозишь войной.
Ну, это – на хуя?!
Меня не удивишь никак
Ни пафосом, ни злом.
И плачем не возьмёшь, дурак.
Врубаюсь: Чисто Влом!
Тебе я Времени отвёл
На столько, чтоб решил
Народ всех городов и сёл,
И выбор совершил.
Но ты всё споришь! Подожди
Ещё маленько, и
С тобой закончу, а Дожди
Снесут следы твои!

Money.
За пазухой – «лопата».
На фэйсе – борода,
Крестьянская фуфайка.
Дождливая среда.
Вагон метро, и люди
Не смотрят даже вслед,
А о деньгах уж груде
И помышлять-то – грех!
Но я везу с собою
Вселенную лавэ.
Готов всегда я к бою,
За них спокойно мне.
Добыл все деньги честно,
И в оборот пущу
По новой, как уместно.
В Процессе – и шучу
Беззлобно над другими,
Чудящими во мгле.
И назову своими
Всех, Кто приятен мне.
Не хуже и не лучше
Других я, и мне есть,
Чем Их рассеять тучи.
То мне большая Честь!

Сомнения.
Банальны доводы ничем не обоснованных сомнений.
Я мог бы сомневаться сам в себе.
Но нет врага во мне, бахвальства нет и тени.
Смелее надо мной парите, боги!
Уверенность-то ваша Неземная где?!

Вязь.
Я прямо буром пру, а вы – навстречу.
Ну что ж: само собой, как надо, встречу,
И окажу радушнейший Приём.
Подарки присовокуплю при Нём
Я щедро вам, о, мои вычурные мимы,
Адепты Сей угарной Пантомимы,
На что глядеть не в силах, не смеясь,
Икая, тихо млеть, сложив Навек
Лишь Диких Анекдотов Вязь!

Смысл.
Есть у меня, как спутник у планеты,
Природы Неизбежный Кайф.
Сопровождает вечно – и зимой, и летом,
Как корсиканца – острый найф.
В Движеньи – Смысл мой, не в оттяжке,
Не выбирал другой резон.
А тот, смотри-ка – бьётся в кайфе. Ах, бедняжка.
И не достигнет Цели он!

FaceToFace.
Я захожу на тусень,
А там танцуешь ты.
Рябиновые бусы.
Изящные понты,
И личико простое.
И как бы не в ладах
По жизни ты с собою,
Совсем не при делах.
И будто всё случайно.
И всё по красоте.
И манит взгляд печальных
Глаз в пику суете.
Твой облик безупречен,
Он многим свет несёт.
По факту же отвечу:
Ты – пидор, вот и всё!

Не Случайно.
Я пожил Жизнь лихую,
И так хочу сказать:
Смотря тропу какую
Ты будешь избирать,
С тобой то и случится,
И – не случайно. Нет!
За что ты выйдешь биться,
Тебе за то Ответ
Держать, и спорить с Сердцем,
Которое дано
Тебе с Небес, Где Дверца
И Плотник – заодно.

Солдат.
Ты преданный во всём, солдат,
Дивизии родной.
Чем можешь, выручаешь, брат.
Однополчанин твой
Тобой гордится, да в пример
Всем ставит командир
Тебя, и самых высших сфер
Ты легче – что эфир?!
И продолжаешь смертный бой
До «талого», до дна.
Но вот – комдив трубит «отбой»,
Сдаётся, а война
Твоя, её, их, и его
Прекращена навек.
Оплот геройства твоего
Ославил Человек.
Грехи же Людям отпусти,
И не рыдай о Нём.
Ты – правильный солдат! Прости,
Мы пленных не берём.

Сила.
Бессилен сильный человек,
Об этом знают все.
И у гимнаста краток век,
Как у блохи на псе.
Но снова хочется шагать
По смертному пути
Тому, кто в силе проклинать,
И жаждет вновь идти,
Вставая – падать («как-то так»),
О «кораблях» вещать.
И не уймётся тот дурак,
Забыв Отца и Мать.
А сила – в Правде, не во лжи,
И То известно всем.
Силач, Прямее путь держи,
Пока не сдох совсем!

Человек.
Так кто же человек?
Чуть больше таракана!
И злая настигает
Его порой Судьба:
То прекратит свой век
У башенного крана,
А то шалит, бывает,
Бухая голытьба.
Обычный ж Человек
Лишён Сего Исхода,
И пусть не подавляет
Вас данный Коленкор:
Вселенная – в руке,
Подвластна, как Погода,
И Ветер развевает
Его Души Простор!

Остановки Нет.
Процесс идёт, и Жизни
Конца Маршрута нет.
В Ней нету остановки!
Она даёт ответ
Собой на все вопросы,
Что ты хотел задать –
Весну, зиму, и осень
Готова отвечать.
И все Ходы подробно
Изложит на Доске,
Не станет вероломно
Жечь пулю на виске.
И разочарованьям
Поставит Свой Предел,
Исполнит Так желанья,
Что и мечтать не смел!
Благодарить не надо
Её – лишь подхвати,
И станешь Сам наградой
На Жизни Ты Пути!

Волшебная Мазь.
Твоей кто мазью мажется,
Такое говорят,
Творят, и жрут, что кажется –
Негодны все подряд!
Что нет способных на Добро,
И лёгких на Подъём.
Но вот – мы плавим Серебро,
Тупые Пули льём.
И Кол осиновый при мне,
Но нету зла в руках.
А вы – измазаны в говне,
Как Люди – в Облаках!

Приходят Песни.
Приходят Песни в Своё время,
Как Фильмы и Стихи,
Но не всегда поются теми,
Кто верен тьмам Стихий,
Бушующих во благо, чистых,
Сходящих, словно снег –
Лавиной рухнув, мощно, быстро,
Прозрел чтоб Человек,
Пророс Цветком сквозь толщь асфальта,
Ввысь вылетел Стрелой.
Пестрит цветами Жизни Карта,
А где-то есть и Твой!
Лови же Взгляд бескрайней Дали,
И растворись в Ней, точно в сне.
А им заварку лишь понюхать дали.
И Песни всё Звучат в Тебе!

Не Сомневайтесь.
Не сомневайтесь никогда в себе,
Решаясь на поступок зряче,
Друг в друге, Небе, и во мне.
Не смейте никогда иначе
Ни мыслить, ни мечтать. Исход
Печальный пусть вас не заставит
Рыдать у Верности Ворот,
Носить Позор в литой Оправе,
И радоваться, как чужим,
Чужому горю без пощады.
Но Веры быстрые Стрижи
Всегда спасти вас будут рады
Навек от этой срамной лжи!

Вирус.
Я делаю добро подонку
Совсем не потому, что зол.
Сказать «навек умри» ребёнку,
Наверно – худшее из зол.
Подонок – не дитя, я знаю,
И чует: что-то не пошло.
Он заражён – и погибает.
Добро моё ко мне ушло.

У Тебя Всё Есть.
А у тебя всё просто есть.
Ты, несомненно, в топе.
И зажигаешь, чисто жесть,
В России и Европе.
Есть точно всё, мэн, у тебя –
За малым исключеньем:
Во тьме отрёкся от Себя
Ты, движимый сомненьем.
В чём просчитался, не забыл,
Конечно. Не оставил
Ты злых намерений, дебил,
И на «зеро» поставил.
Катали вы в «буру» и «терс»,
И тьму лохов обули.
Трясясь, купили куцый «мерс»,
Нагнулись – ну, и хули?!

Я.
Давно живу я на Земле,
И предназначен с детства
Бухать в хлеву, плясать в огне.
Но знаю также средство –
Как дураков свести на «нет»,
Ведущих счёт адептам
И собирателям монет,
Тоталитарным сектам.
Открыта варежка моя,
Как крепкий чай – глазёнки,
Глядят с лукавинкой Огня
Спокойного Ребёнка.

Рад.
Я рад Тебе, и не скрываю
Свои Намеренья никак.
Я рад – и Бездну открываю:
Черпай и пей, чтоб стало Так,
Как никогда не было раньше.
Но, снилось Что – Произойдёт,
И Будет Жизнь, а мерзкой фальши
Дым с облаками ввысь уйдёт!

«Они» Знают.
Мы станем посетителями сайтов.
«Они» прошарены в сетях.
И сколько будет в километре байтов,
Обсудят пафосно в гостях –
В таких, где «их» не опозорят,
А подпоют и подмахнут.
Все знают «их». «Они», как море:
Вздымаются, не отдохнут.
А ты узнал Что, предположим.
Подумал: «Точно Донесу.
Они ж не в курсе, у Подножья!
И, может быть, я их спасу».
Но понял вдруг: «они» Всё знают,
И потому их взгляд жесток.
Так пусть же новое Узнают,
Когда пробьёт скалу Росток!

Правда.
Ты любишь то, а это ненавидишь.
На всё есть Правда. У тебя – своя.
Черпаешь решетом, и всё повсюду видишь,
Особенно порочных грешников кляня.
Нале-направо рубишь бошки,
И страстно ищешь дыры в остальных.
Но окунись-ка в Зеркала Окошко,
И непредвзято поразмысли,
Прочитав сей стих.
Вокруг тебя живут другие,
И далеко не все похожи на святых.
А перед Правдой большинство – нагие.
Но эта Хрень особо не тревожит их,
Пока внезапно не придёт Губитель –
Спросить по Правде за неправду их.
Откроет Двери в Вечную Обитель,
И злую смерть найдут среди своих.
Травою зарастёт навек их правда,
И настоящими себя увидят вдруг.
Но если всё же ты так ищешь Правды –
Пожалуйста, начни с себя, мой друг!

Давно Пора.
И ты как будто бы стоишь посередине,
Но понял быстро, Что не знал вчера.
И потянулись нити к Света Сердцевине.
Так что ж ты медлишь, друже?!
Жги! Давно Пора!
Но снова бодро загибаешь по короткой,
Срезаешь угол, и зовёт Гора.
Покинь же тех, кто видит Жизнь короткой.
Нарушь все догмы! Жги! Давно Пора!
А вечером сидишь, склонясь над мудрой Книгой,
Пьёшь чай, шабишь, и размышляешь до утра.
Посмейся ж вслед чудным, и помахай им фигой!
Мы ждём Тебя! Не бойся! Жги!
Давно Пора!

Рулон Бумаги.
Передо мной рулон бумаги,
Пишу на ней Стихи.
И притязанья, и напряги
Мне вовсе не близки.
Но есть другой рулон вдобавок –
Мой спутник в туалет,
Ответ на лай зубастых шавок,
Скулящих сипло вслед.
Так у меня есть два рулона.
Нет силы выбирать:
Держать Искусства Оборону,
И Жопу вытирать!

Разница.
В Чём разница двух обществ,
Не миф, и не секрет.
Давай рассмотрим тотчас,
Преподнесём Ответ:
Дурные – друг за другом,
Родные – заодно.
Те – мечутся по кругу,
А Этим – Всё Равно!

Во Что Я Верю.
Я верю в кружку чая предо мной,
Тебе, когда орёшь ты: «Панки, хой!»
Я верю также в тихое Молчанье,
В Пылинку и в Скалу без колебанья.
В Движенье верю и в Покой.
Когда с Земли сметается чужой,
Я верю, что родятся Лучшие, Другие –
Готов рука об руку рядом с Ними я идти, и
Ещё я верю в то, что можешь ты,
Который слышит эти песни и стихи,
Решиться на Поступок Безупречный,
Продолжив Путь Свой по Дороге Вечной!

Твой Мир.
Кому – Вселенная. Кому-то – клетка.
Я уважаю Право на Добро.
Любовь Нетленная, и злая Метка –
Твой Мир, как дым и Серебро.

Взамен (Клоуну).
Безвкусицы все спектры
Ты сжал в своей руке.
Сарказма километры,
И юмора пакет
По поводу отправишь
На адрес нежилой,
Сатирой злой отравишь
Ты воздух городской.
И люди посмеются
Как будто над собой,
В экстазе признаются
В грехах они гурьбой.
Нет выхода из бездны
Рефлексов и измен.
И в этом вкупе весь ты.
И ничего взамен!

Нормально.
Когда зашкаливают грёзы,
В тебе всё жжёт буквально –
Не умывай ты Счастья слёзы,
А пошепчи: «Нормально!»
Хотел – сбылось безмерно выше,
По Максиме Моральной.
Не проводи границ ты крыше,
Но догони: «Нормально!»
Лети себе без теорем,
И знаков препинанья,
Раз доказав Себе и всем,
Что Это Всё – Нормально!

Сын.
Я – чисто копия Отца.
На Маму я похож.
Улыбкой светлого Лица
Горжусь я – ну и что ж?!
Не научусь я ничему,
Что огорчило б Их.
Сам догадайся, почему
Люблю я Так Моих!

Перфекционизм.
Зачем тебе Всё нужно
По высшей высоте?
«Довольство!» – скажем дружно, –
«Лишь сей приоритет
В твоей башке болезной».
И страсти нет конца!
Не любишь быть полезным.
Ты – отпрыск подлеца.
Но сделать всё Красиво –
Есть только мой Удел.
С душой, а не спесиво,
Творю я массу Дел.
Доступны все Высоты
Мне, и таким, как я.
Ты Сможешь?! Правда?! Что ты!
Досталось?!
Ни х..!

Кто-то Хочет.
На гору ты восходишь,
И труден перевал.
Достичь лишь цели хочешь,
Которой так желал.
И – одолел высоты.
Но только потому,
Что кто-то хочет, чтоб ты
Стал Другом и ему.
В поход по океану
Выходишь зорко ты.
Движение по плану –
Как штурм той высоты.
И не познаешь дно ты.
Но только потому,
Что кто-то хочет, чтоб ты
Стал Другом и ему.
Листаешь книг страницы.
Их в мире много так.
Слипаются ресницы,
Хоть трезв, и не дурак.
Увидишь Силу Строк ты –
Ещё и Потому,
Что хочет Кто-то, чтоб Ты
Стал Другом и Ему!

Откуда и Кто.
Есть множество вопросов,
Что мучают тебя.
«Зачем же всё не просто?!» –
Во тьме спроси себя.
И шевельнётся Проблеск,
Врозь побегут круги,
От сна очнётся Доблесть,
И тыща Черт других,
Тебе принадлежащих,
А не другим с тобой.
Оставь же их, лежащих,
И выйди прямо в Бой!
Поймёшь – Кто и Откуда.
Ответы так близки!
Бери-кидай, покуда
Не сорвались Тиски,
Сжимающие крепко
Не детский твой кулак.
Гляди орлом ты цепко.
Пари, чтоб стало так!
И Боги улыбнутся.
Все скажут: «Здравствуй, Друг!»
А «их» черты сотрутся.
И разорвётся круг!

Нельзя.
Когда Накат,
То надо Делать.
Когда Поют,
Не Подхватить нельзя!
Так Жги же, брат!
Не бойся мне Дать
Такой Резон –
Спеть сразу всем Друзьям!

Проза.
Вся моя Жизнь – сплошная проза.
Тупа, как обух, вся Она.
Смешна мне и богемы поза.
Чудите т, люди, На Хрена?!

Причастность.
Ты любишь быть причастным ко всему,
Что зазывные чувства вызывает,
Но остаёшься безучастным, не пойму,
К Тому, Чего Сильней и Выше не бывает.
Причастий Здесь не нужно вовсе, нет.
Останься лишь на Миг Судьбе своей ты Верным –
И Встанешь вдруг Вне липкости тенет,
Причастным просто Став Себе, Наверно!

Пусть Не Смущает.
Летит в цель пуля, и свистит
Пространство, разрезаемое ею.
Так Человек – смеётся, и грустит,
Однажды с Смыслом Груз взвалив себе на шею.
Так не смущайся ж тоже ничего,
Коль чётко Путь нога твоя находит.
Ведь Радость Жизни Сердца твоего,
Как пуля к Цели – Вовремя приходит!

Просто.
Когда Удар так нужен Беспощадный,
Зачем все эти мысли,
Что «непросто Всё»?
И неужели мне приятен промах твой досадный,
Что улыбнусь я, и пойду так,
Словно он Добро несёт?!
Советчик – в сердце у тебя, ты это знаешь!
Ему последуй снова, и проверь,
Что Опыт есть Руки,
Ей выбираешь –
Сейчас иль никогда: открыть, и выйти
В Потайную Дверь.

Как По-Другому?!
Летишь на резкий разворот ты,
И жути гонит строгий знак.
Но не мигают катафоты.
Как по-другому?! Только так!
Неясный след пути потерян.
Осталось лишь: «ToDrunk, ToFuck».
Но это вовсе не Потеря!
Как по-другому?! Только так!
Мотать ты можешь километры,
Но не поможет полный бензобак.
Здесь Всё решают только Ветры!
Как по-другому?! Только Так!

Предложение.
От Предложения не сможешь отказаться –
Его тебе я сделал прямо, без обиняков.
И в Кузов полезай, коль груздем «порешал» назваться,
Кровь липкую слизав с влитых навек Оков!

Чужой.
Чужой я в этом мире, братцы!
И он мне чужд, как предавший меня!
Но глупо (было б) так: в сортире сдаться,
Когда накрытый Стол, и Музы Ввысь манят!

Дождь.
Я не люблю дородных,
Слащавых кабальеро –
Тех, кто, пылая страстью,
Готовы оборвать
Пульс нищих и голодных,
И тявкать по вольерам,
Кичась своею мастью,
Способных только брать.
Но этот дар «особый»,
Присущий им с рожденья,
Вниз тянет безвозвратно
Их, ждущих перемен.
Там негде ставить пробу,
Разбить предубежденья,
Нет реверса обратно,
И призраки – взамен.
Невидимы их глазу
Все Максимы и Нити,
И Артефактов Спектры,
Как формулы Огня.
Неведомы Они вам –
Ну так себя вините,
Что Добрых носят Ветры,
Достойных, и меня.

Наоборот.
Когда поёшь мне: «Хэй! Негоже
Жить легковесно, без забот!»
То так скажу я: «Отчего же?
Скорей совсем наоборот!»
Вновь проповедуешь измену,
Забот что напрочь полон рот.
Словам твоим назначу Цену:
Скорей совсем Наоборот!»
Ведь знает фрау и вельможа,
И в курсе скупердяй и мот
Опроверженья: «Отчего же?!
Скорей Совсем Наоборот!»

С.
Когда ты остаёшься как бы без всего,
Кусочек хлеба чёрствого в руке своей сжимая,
Подумай: «Как же смочь дышать мне без Него?!
Я – С ним, Он – мой, от края и до края!»

Молчание.
Когда перед тобой лежит Большое Дело,
И непонятно всё, вопрос терзает: «Как?» –
Молчанье Сердца ты послушай, и Работай смело.
Ведь Дело – в Тишине Его, и это Точно Так!

Мимо.
Вот, ты чаруешь, словно Прима.
Я поднимаю цепкий взгляд –
И мы с кентом проходим мимо:
Нас не вставляет сей обряд.
Всё ясно, и в процессе зримо,
Но твои «очи» вслед палят –
А мы с кентом проходим мимо:
Нас не вставляет сей обряд.
И, зацепив лишь злого мима,
Ты прокричишь нам: Вот Кто Рад!
Но скажем молча оба: «Мимо!
Нас не вставляет ваш обряд!»

Близко.
Живёшь и думаешь ты: «Эх!
Вот хорошо б, чтоб рядом было
Всё Нужное, и мой Успех
Со мною был, но не забыло
Чтоб Провиденье про меня,
Когда усну я при дороге».
А ты? Готов ли всё Менять,
Чтоб вновь благоволили боги
К тебе, которому близки
Ответы непростых Вопросов.
Разбей неведенья тиски,
О Том себе поведай Просто:
«Из Сердца – Жизнь, Любовь, и Ум».
И кто даёт Ответы, знаешь.
А глупым – Узы смертных дум!
Тебя ж – и за х.. не поймаешь!

Всё.
Не всё живёт в стихах,
И в песнях Всё не будет тоже.
Но Вены набухают на руках –
Живёт Всё только Там, похоже!

Уроки.
Сказал мне как-то парень: «Слушай –
Я щас те смысл Понятий объясню:
Они придуманы затем, чтоб Душу
Твою сберечь, не сдав безумному огню».
И я извлёк из речи сей Уроки,
Был добр и к Людям, и к чертям,
Вселенную Зубов затарил впрок, и
Шёл, верный Неба лишь Путям;
Плевал на стены, и решётки гладил,
Глядя задумчиво, иль весело глядя –
И кандалами Душу не изгадил,
Хоть звон их никогда не слышал я!

Единственный Мотив.
Имею, сколько помню я себя,
Один Мотив.
Неброской Жизни Он,
Совсем-то плёвый:
Чтоб Людям было всем
Безмерно Хорошо,
А нелюдям –
По полной чтоб х.ёво!

К Му-Му.
Задело, потрясло, Му-Му?
Опять – по новой гнать?
Ну-ну!!!

Смех.
Не можно не икать, когда Смешно –
Люблю поржать над чем-нибудь прикольным!
Пристойно То, и вовсе не грешно:
Поймали, оторвались – и Довольно!

Freedom.
Я – верный Раб своих Законов,
А прочие – не для меня.
Ведь в прочих просто нет Свободы.
Мои ж – Свободою манят.

Дуплет.
Из двух стволов ружьё палит,
Мишени в мясо разрывая.
Из Дел и Слов Путь состоит,
Но в залпе лишь Преобладают.

Вино.
Подобен я вину. Брожу
Давно в дубовой бочке старой.
Столетний срок во мне. Дрожу
От Силы, Градусов, и Пара.
Вот – Драгоценное Вино!
Его налью я вам сердечно.
И, коли ждали так давно,
Бухие будут Все, конечно!

Тебе Дано.
Тебе дано Всё до рожденья,
И, коль Родился ты – Живи!
Гони к чертям все их сомненья,
Но Следуй Сердцу и Любви!

На Что Не Хватит.
На что не хватит Прозы,
В Делах я наверстаю:
Прижму метаморфозы,
Сгоню собак всех в Стаю,
И запущу их в Космос,
Как трассеры, дугою,
По одному – за тот мост,
Где черти воем воют.
На что не хватит Песен,
То заменю Движеньем,
И станет мир их тесен
По всем соображеньям:
Не будут больше плакать
О том, что Всё хреново.
И, раз посмели выбрать –
Ништяк, что Хорошо вам!

Поделиться.
Нормально: поделиться Всем, Чем обладаешь –
С Такими же, как Ты, и Это так легко!
«Сакрально»: домогаться всех, в ком прививаешь
Любовь к злу ты, кто сам по сути – скот.

Признание.
Ведь Невозможно Жить наполовину,
И, коль сказал ты «А», то подтверди и «Б»:
Покинь же смерти Золотую Середину,
И прикоснись, склонившись Лишь к Своей Судьбе!

Компьютер.
У Бога есть Компьютер, точно.
И вас, как файлы, в Папку Он сложил.
Компьютер Тот безмерно мощный,
Пока не Край – оружие сложи!
Труда не стоит: CtrlA нажать,
Вдавив затем Delete и Enter.
Не дай Бог – в Папку Ту тебе попасть!
Так попади ж в Себя ты Центр!

Высшие Эмоции.
Эмоции – всего лишь Жизни Впечатленье.
Не испытать вовек чужих отходняков.
Отведай Моего – и не коснёшься тленья,
Жив будешь, человек, поскольку Мир Таков!

Звонок.
Звоню тебе: «Ну как ты –
По новой зажигал?
Вступил ли снова в брак ты,
Иль пёсик покусал?
Духовка прохудилась,
Иль горло подвело?
Сестрёнка обозлилась,
Иль нервы злом свело?!
Растерянная моська –
Вот мерзость, и позор!
Полна жратвой авоська –
Держи ж наглее взор!»
Звонок я сделал другу,
Чтоб он не унывал,
Гонял чифир по кругу –
И Нас не забывал!

Прямо В Цель.
Намечены все Цели – «их» сердца,
Заряжены стволы и взведены затворы.
И пули-дуры, вестницы Конца,
Летят, согласно цифровым приборам.
Но есть другого рода Пули – для Тебя,
И Прилетят в «десятку», Стопудово.
Спокойно стой, Безумство лишь любя –
И рухнешь замертво Ты навзничь
В Мир Огромный!

Коронавирусам.
Не суждено Нам сдохнуть
От пагубы заразной –
Так не стращайте пылко
Вы Правильных людей!
Вам не судьба и охнуть, но –
Сдаться безобразно,
В цейтноте дискомфорта
Таких, как вы, б..дей!

Ну Ладно!
Внутри орут: «Нескладно.
На кой ты к нам зашёл?»
Пробормочу: «Ну ладно,
Быкуйте – я пошёл».
Иду себе дугою,
А вы, что «маски-шоу»,
Мычите, как изгою.
Заткнитесь – я пошёл.
Один, или армада –
Всё так не хорошо!
Вслед прошепчу: «Ну, ладно,
Прощайте – я пошёл».

Немного Не Так.
Я слышу всякую херню,
Что убеждённо, но убого
Вы мне несёте. Поясню:
«Нет, всё не так. Не так немного».
А в корне: Всё Совсем Не Так!
А Как – я знаю, да к тому же
За вашу шкуру и пятак
Не дам в хорошую получку.
Вы – по грибы, я – по дрова,
Мы встретимся на узкой тропке.
И страсти ваши, и слова
Исчезнут в Паровозной Топке.

Интернационал.
Откуда Правда? Ведь с Небес!
В Ней все равны: что негры, что евреи.
И с Ней ты жив! А если без –
Висеть тебе, как падали, на рее.

Солнце Всегда В Зените.
Мне Солнце вечно светит.
Оно всегда в Зените.
Скорей других приходят
Ко мне Его Лучи.
И Зноем шельму метит!
Хоть плачьте, иль хвалите –
Не сдвинуться Погоде
Сей по Вине Причин,
Настолько Всеохватных,
Безбашенных, и Ясных,
Что мёртвый лишь заплачет,
Моля о тени Дня.
А Облаков сень ватных,
И шум Дождей прекрасных
Лишь Нежность обозначат
Сверкающего Дня!

За Честь!
Почту за Честь –
Не Сделать ничего,
И Сделать столько,
Что треснут переплёты
Написанных всех книг!
Что Есть –
То Есть от моего, и Это –
Всё Лишь Только:
Прологи стихоплёта,
И Подвигов Дневник.

Что Мне За Это Будет.
Мне ничего не надо – у меня есть Всё.
И боле не бывает, это верно!
Но ждёт меня Награда, поспевая в Срок,
Цена Её отнюдь не эфемерна:
Что Жаждущему Страннику привычно испытать,
Когда воды глоток Он выпивает?
Так Радость Жизни пью, глядя на Плачущую Мать,
Когда Отец Ей Счастья Слёзы вытирает!!!

Сдохни!
В экстазе спросишь ты: «Откуда?!
Я не имею Это. Можешь – дай!»
Отвечу: «Почему, паскуда,
Ты не имеешь Это?! Die
И за столом, на дне Варенья,
Промямлишь: «Ну же – выпивай!»
Я рассмеюсь: «К чему сомненья?
Иль не имеешь Это?! Die
Вопрос мой Встречный проникает
Тебе в нутро – скорей уничтожай
Что Губит, Жжёт, и Убивает
То, что имел! Fuck off and die!

Простота.
Как Простота зло убивает –
Кипит говно в ещё живых!
Но, как Обычно и бывает,
Увы, так Просто мрёте вы.

Явь.
Нет возраста. Нет и расстояний,
Дня, тени, знаний – в общем Ничего .
Явь Жизни – Свет и Пониманье,
Иль полное отсутствие Сего.

Маэстро.
Не мерьте категориями века,
Вовеки не бывавшего в Чести,
Когда вдруг встретите простого Человека,
Способного Свет Муз Всем донести.
Его поймут лишь Те, Кто Чист Душою.
Все Ноты до Последней – в Сердце Их!
И в Эту Музыку Дверь Навсегда откроют,
И грохнут хохотом, услышав Детский Стих!

Опора.
На Бога я надеюсь,
Которого в вас нет.
Везде пройти осмелюсь,
И Тайна – не секрет.
Моя Опора – Сила,
Которая внутри.
И с Ним мне Всё по силам,
Что там ни говори!

Красота.
Смазлива кукла Барби,
Бездушна, как кумир.
Подтянут добрый падре,
Готов объять весь Мир.
И Красота оденет
Простой на них Хомут,
Смеясь, красу отменит,
И осрамит талмуд!

Ринг.
На Поединок вызван
Был мной один боец:
Собой мне бросил вызов
Спесивый молодец.
Я натянул канаты,
Раскрасил и углы,
Разметил по квадрату
Четыре стороны.
Чтоб было справедливо,
По силе равен был
Мне он, и ростом длинен,
Что ствол от бороны.
Я знал, что с ним мне биться,
И травм не избежать:
Победы не добиться,
Коль от Судьбы бежать.
И я спокойно вышел,
Готовый ко всему.
Но вот: уж он не дышит –
Быть стало Посему.
Он в Технике Удара
Опаздывал на Миг.
На шее, как Подарок,
Судьбы сияет Лик.

Мне Надо.
Пройти по Этому Пути
Мне надо, как и вам.
С Тропинки Главной не сойти.
По глупым головам,
Что катятся, Она легла,
И выбор – не вопрос.
Они, он Смог, и ты Смогла –
Держи ж по Ветру нос!

Свет Лампы.
В ночи моё читаешь письмецо.
Мерцает шёпот одинокой лампы.
И, опустив усталое лицо,
Вздохнёшь: «Эх! Удалиться нам бы
В Страну Безудержной Любви,
Где Вечная Свобода исполняет Грёзы»,
Которые послал тебе. Лови –
И не иссякнут Откровенья Слёзы!

О Сказках.
Мессии, Бодхисатвы –
Когда Они придут?
Плоды горячей Жатвы
Когда же соберут?
Вампиры, полубоги –
Всех образов не счесть.
Но кто им вставит ноги,
Научит думать, есть,
Любить, и мстить по полной
Жестоким подлецам?
Страстей бушуют волны.
А ты – готов ли сам
На Действие Прямое,
Направленное Вверх,
Оставить дум помои,
Покинуть глупый век,
И стать Таким Огромным,
Что дрогнет вся Земля,
Великим стать, и скромным,
И Делать Жизни Для?!

Выход.
Я отдал Предпочтенье –
Когда, не помню сам.
Блуждал ли я в сомненьи –
Прочтите по глазам,
Словам, делам, и мыслям.
И выхода мне нет,
Как петь лишь Неба Выси,
Тьмам Духов и Планет!

Мысль.
Послушай Музыку Ты, Друг,
И не пеняй на скудость тембра –
Лишь положись на крепость рук!
Передана мной Мысль верно.
Отдёрни занавес химер!
Пусть кажется Всё как бы скверным –
Воткни Punk-rock лишь, например!
Передана мной Мысль верно.
Лети, как стерх, над пустотой,
И пусть Движенья Непомерны!
Пить будешь с Теми, Тем, и с Той –
И Мысль передана мной Верно!

Суп.
Вариться б вы в своём бульоне
Мечтали до скончанья Дней,
Когда б не значился в Законе
Срок Выкорчёвыванья пней!

В Тебе.
Твой Бог Всегда Повсюду,
Он – в тебе,
И ощущаешь,
Что Один ты в Мире.
Вы – Вместе с Ним Навеки.
Будь в Себе –
И расстреляешь «их»,
Как пробки в тире!

Ценность.
Придумайте мне Ценность,
Которую б я мог
Беречь, увидев бренность,
Как видимый Итог
Моих Приоритетов,
Какими дорожу:
Муз, Максим, и Кастетов.
И Что ещё скажу –
Не вам, а Тем, Кто Рядом:
Цените Жизнь Свою,
Любовь, и Ясность кряду.
Ищи Тропу твою,
Покуда Это ценно
В твоих глазах, не в «их».
Ведь Красота бесценна,
Как Сердце на Двоих!

Таблица.
Объёмна Менделеева таблица,
Естественна Земля,
И нет изъяна в Ней.
На атомы разбит мир, и частицы.
И всё лишь – Счастья Для.
Гимн Света и Теней
Петь Душу Непорочную заставит,
Навеки унеся Её с Собою Вдаль!
А мерзость даже в снах и не представит,
На что способна менделеевская сталь.
Исчезнут злые помыслы с делами;
Лишь «это» – для сожжения Огню.
Невидимая связь между Мирами,
Как Молнии, Которые храню!

Понос.
Гляди, как распирает
Злодея изнутри!
Дерьмо своё втирает
Тебе. Не говори,
Что добр он и несчастен:
Нажми лишь – брызнет вонь!
Он к пагубе причастен,
И Ждёт его Огонь.

Жертва.
Мне Жертва от тебя нужна:
Живёт в тебе должник мой давний;
Не спрашивай, какого он рожна
Сломать решил Порядок Давний.
Тебе он говорит, что вы – одно.
Твоей покорности лишь рабской он алкает.
Иди, и в жертву принеси ты мне его,
И пусть по Жертвеннику гной его стекает!

Трите!
Когда вы трёте мне за Суть
Движений Чистой Жизни Главных,
Отвечу громко: «Что за муть
Втираете, не зная, нам вы?
Себе, друг дружке, трите вы,
Что прогрохочут ещё танки
По берегам седой Невы.
А нам – о чём тереть?! Все панки!»

Анархия.
Когда нет вовсе для тебя
Ни чёрта и ни бога,
Когда себе ты только сам
И чёрт, и смелый бог –
С Собой ты Стой, и За Себя,
А не труби убого,
Что по х.. тьме и Небесам,
На чей шагнёшь порог!

Смотрите На Нас.
Вы смотрите на нас, как мы идём
Через траншеи и окопы.
Вы целитесь – мы вслед не ждём
Щелчка, хоть и не мизантропы.
Нам с Небом бы себя сравнить!
И не смотрите вы так косо,
А цельтесь лучше, чтоб убить,
И не сточил чтоб пидор носа!

Крутая Работа.
Крутая мне Работа
Доверена Семьёй –
Жить не отбить охоту,
Бухлом и коноплёй
Не одурманить Душу,
Парящую без виз.
Ни йоты не нарушу,
И мусор сброшу Вниз!

Привычка.
Себе привык я доверять –
Не перепутать Сердце
С «другим», лукавым. Потерять
Не в силах Килогерцы
Светлейших Мыслей и Идей,
Кладущих штабелями
Богов жеманных, и чертей,
Глумившихся над Нами!

Накати!
Есть масса беспощадных фраз,
Готовых, как патроны для сраженья.
Не опускай же взор нескромных глаз –
Кричащих, не терпящих пораженья.
И накати вдогонку моего чайку,
Сожри мой бутерброд добротный с салом.
Тебя забыл я, дописав строку,
Да и добра здесь этого навалом!

«Рыба-Козёл».
Наливай, да ставь «азон»:
Открываем мы сезон!
Покажи-ка камень свой.
Есть, чем бить – души чужой!
Делай «по», бери «конца»,
Прокати-ка молодца!
Масти нет – ставь «стыковой»,
Чтоб дошло до штыковой!
Три «шестёрки» запули,
Чтобы сморщились нули!
Кода: «рыба» да «козёл»,
Продолжаем, али Всё?!

Точка.
Естественность – Начало всех Начал,
Как Точка Отправления, Основа.
Кто убеждён в обратном, не видал
Ни Йоты, и, сражаясь, промахнётся снова.

Смелость.
Я ощущаю Правоту,
И Это – Несомненно.
Не принижаю Высоту,
Не улетаю бренно
От Сути, Держащей меня
За руку мою крепко.
Я смел на линии огня.
«Их гимн» же – Смерти Метка!

Иллюзия.
Тебе так нравится твой близорукий Бог.
Он – Добрый, Всепрощающий, и мёртвый.
Не призовёт тебя к Ответу. За Порог
Не выставит, и не сорвёт обёртку
Обманную с гнилой души твоей.
Им заручишься ты, свершая преступленье снова,
И сгинешь лишь по Воле Неба, ей,
Которое предал, служа иллюзии не новой.

Сестра Таланта.
Когда всё понято, не нужно
Плести узоры вещих слов,
Стихов пустых, и фраз натужных,
Загадок, песенных оков.
Ты въехал – ну, так это значит,
Что помолчим мы обо Всём,
Что Бесконечно, как Удача,
Которую тебе несём!

И Что С Того?
Я – чёрный, словно уголь,
Ну а ты – весь белый.
И мне – гореть в огне,
Тебе же – в небесах летать.
И что с того?
Мне до тебя совсем нет дела!
В своей живу я Мгле,
А белым облаком Вовеки мне не стать!

Панки И Рукописи.
Кто режет нити вен –
Тот не всегда неправ.
Кто любит этот мир –
Говно жуёт нередко.
За грани логики измен,
Корысти бонусы поправ,
Идём в Другой мы Мир,
И Он Даётся людям редко –
Не потому, что чванный, и не хочет,
А Потому, что «эти» люди злы.
Так прост здесь Гость Твой Званый! Его Почерк
Способен разрубить гордиевы узлы.
Всё, до частички мелкой тут – Бесценно.
Про Буквы, Смыслы, Жизни уж не говорю!
Мы встретимся на Этой Стрелке, Несомненно,
И До Хрена Ещё Чего для Вас я натворю!

Ракеты.
Маньяк себе орёт: «Да я – ракета!
Приятно мне сбивать всё злое по пути!»
Толпятся на Пути таких «ракет» макеты!
Но «им» не управлять собою, а брести
Трусцою скорой в землю нежилую.
«Их» разберут, как «Лего», там по запчастям.
Ракетчиков же – бабы, дети расцелуют,
Воскликнув радостно: «Виват Таким Гостям!»

Помеха.
Тебе навстречу я бреду,
И восхищён как будто ты моей улыбкой.
На огонёк к тебе зайду,
И встретишь меня ты с растерянной ухмылкой.
А я тебя спрошу: «Друг! Где Та Искренность твоя –
Та, Жгущая Сердца Огнём Безудержного Смеха?
Да! Ты не понял ни х.. .
И миражи – твоя помеха!»

«Бери Больше, Кидай Дальше, Отдыхай, Пока Летит».
Вот Техника Движенья – Ей я
Осуществлю Всё, Что хотел!
«Их» бренные «мечты» развею,
И Эта Вечность – мне Удел
Так, Без причины, и от Сердца,
Как Должно Быть у Всех Всегда!
И, Взяв, Кидаю, чтобы Дверца
Не закрывалась Никогда.

Биоматериал.
Вокруг снуют одни тела –
Негодны ни на что.
Для смеха Мать их родила.
Их много. Ну и что?
Их страсти, думы, и дела –
Не боле, чем Ничто.
Они ж хотят, чтоб Мы ушли
Навек. Да Ну И Что?!

Есть.
Ты скажешь мне: «Ты ни на что не годен –
Злой, глупый, и никчёмный, и «те. де.»!»
«Но по хер мне!» – в таком отвечу роде –
«Ведь «это» – для тебя! Причём
Мне Есть, Чем на Суде
Свалить тебя, как зыбкую тростинку,
Загнать легко, без пафоса, в Кубышку Навсегда.
Крути ж блядям никчёмную свою пластинку,
Пока не сломится алмазная игла!»

Флагман.
Я – главный Визави в моей Эскадре,
Подлодкам вражеским – Гроза, и Подлинный Кошмар.
Проверены в боях мной волевые Кадры,
Спокойны юнги, держит матросня удар
Стихий свирепых, рвущихся жестоко,
Страстей чужих, и ласковых оков.
Храня в Сердцах Всё Видящее Око,
Мы соблюдаем сон Своих Материков!

Лица.
Лицо есть облик твой моральный,
И не укроешь наготу!
Легко пойму мотив «сакральный»,
Опережая борзоту.
И срежу до Предела Угол,
Чтоб озарить Лицо Твоё –
И в Небо взглянешь без испуга,
И не окончится Полёт!

Обычный Разговор.
Ведём с тобой приватно
Обычный разговор –
О том, что всё отвратно,
И пусто до сих пор.
И я тебе накину
Про То, Что – Вне сего.
Как часовую мину,
Расположу Его
На Точке Невозврата.
И Таймер даст отсчёт.
Я твоего разврата
Не принимаю в Счёт.
Ты всхлипнешь. Щёлкнет Где-То.
Окончен Разговор.
Прервалася «вендетта».
Исполнен Приговор.

Да Будет Так!
Я – это я, конечно! В Мире Духа
Живу с ногтей, без поводка.
Но ты – не я! И меч твой, словно муха,
Зовёт меня – да будет так!
Свирепый – ты, а я – убогий.
Спеши рубить! Я – погожу.
В Огонь – «мечты», а душу – к Богу!
За Что Испить – я покажу:
Ты принял веру гнусного тщеславья,
Не ставя ни во что Позорный Знак –
Пожни же Меру Полного Бесславья!
Ты предпочёл Ничто – Да Будет Так!

Конечно!
Я знаю: от Века Оно – Бесконечно.
И в руки, как воду, Его не собрать.
Поближе к Нему подойти? Ну Конечно!
Попрать мира моду, и в Выси Летать!
Я знаю одно, что для вас Это – нечто.
Рабы Его Судеб – все вы, до Конца!
Быть верным Ему, как Отцу? Ну Конечно!
Ты помнишь с пелёнок усмешку Отца!
Я верю, что Это – с Тобою Навечно!
И Слёзы, и Смех, и Оттяг с Тишиной!
Жить Мигом Одним без прикрас? Ну Конечно!
И Снова во тьму Твой Варяг Рявкнет: «Хой!»

«Их» Доля.
Презренье Высшей Воли,
Метанье тел, и душ:
Такая вот «их» доля –
Отхвачен жирный куш!
Вхожденье во «все роли»,
По темя – в никуда:
Такая вот «их» доля,
И это – Навсегда!
Тьма страха, слёз, и боли
Без лиц, и без имён –
Такая Вот «их» Доля
Есть Прежде Всех Времён!

Жертвенная Корова.
Меня одно не покидает впечатленье,
Что жизни цель твоей сакральна, и легка –
Быть принесённой на алтарь, для всесожженья,
Быв приведённой для сего издалека.
Прикольно быть, наверно, жертвенной коровой:
Мычать, бодаться, и вилять не тощею кормой,
Невольно понимая, что Пройти По Новой
Нет Жизни, и Пастух Всегда Лишь тянет на Убой!

Глаза Огня.
Горит мой Взгляд сквозь темноту.
Чисты Глаза Огня.
Не вкусит яд, и немоту,
Обрадует меня
Любой, Носящий Цепкий Взор
Двужильного Орла,
И Несмываемый Позор
Под Росчерком Крыла!

Зарплата И Аванс.
Как долго вы трудились
Над миром неживым!
В передовики пробились,
Крутыми стали вы!
К чему ж метанья? Лишним
Здесь будет реверанс!
Итак: Вниманье! Тише!
Держите ваш Аванс.
Сверкают медью трубы.
Унылое говно
Фланирует не скупо
По ним уже давно.
Зарплата не задержит,
И кончится Сеанс.
Проснитесь, Джорджи, Сержи!
Ловите ваш Аванс.
Ваш праздник – не зарплата,
А именно процесс.
И за себя в Уплату
Легли под Этот Пресс
Все вы, как одно рыло,
И призрак – декаданс.
У вас всё в «жизни» было –
Держи Пока Аванс!

Не Ценно.
Я знаю, почему
То делаю, иль Это,
И Не Ценю совсем
Поступков Волевых –
Мне это ни к чему;
Летит моя карета
Как будто бы во сне.
И скакунов гнедых
Уж не остановить –
Несутся, словно черти,
Дугою Звёзд, до Дому,
Стоящему Вдали.
Так Смейся, коль Уловишь,
Над пафосною смертью,
Икая беспардонно,
Встречая Корабли!

И Это Всё Об Одном.
Поведай об Одном мне –
Всем, чем ты сможешь сам:
Движеньем, не сомненьем,
В противу голосам,
Молящим о проклятьи,
И мерзости земной,
Могущих лишь вонять, и
Выть в темноте ночной.
Поведай об Одном мне –
Без слов, и суеты:
О том, как встал потом Вне
Вселенной жуткой ты!
О Ней – твои все Мысли,
Дыханье, и Душа.
Но, Как Достичь – не мысли,
А Следуй, Не Спеша.

Дом.
В большом живу я Доме.
И Он есть там, где я –
В Чите, иль в Оклахоме.
Везде вело меня
Родное Провиденье,
Знакомое до слёз –
Святое Измеренье
Моих Недетских Грёз.

Я Могу.
Могу я лихо в домино играть часами,
Курить траву, и пиво постоянно пить;
Как завороженный, бдеть над песочными часами,
И нюхать розы, вдохновляя Жить
Своих, Кто, будто распрощавшись
С Душой Своей, уснули для Того,
Чтоб Вновь Ожить, и, до Небес Добравшись,
Там поселиться Навсегда – у Ней, и у Него!

Вечность И Глупость.
Нет возраста, Где Вечность,
А глупость – без лица.
Невинна Бесконечность,
А тьма – всегда стара.
Хоть двести, хоть семнадцать –
Не сдвинется Скала.
«Лимон», иль восемнадцать –
И сгинет, хоть лгала.

Чудеса.
И не привыкнуть к Чудесам,
Всегда Они нас окружают.
Смеются, дышат Небеса,
И Детям Дня не возражают.
Вдруг кто-то вскрикнет: «Чудо, о!»
И ты присмотришься к явленью,
Вздохнёшь, и скажешь: «Нет, не То.
Так далеко до появленья
Чудес Простых в тьме мира, да!
Они, как Зеркало людское:
Кому-то – чушь, и ерунда,
А Нам Повсюду Лишь – Родное!»

Дело.
Мне до всего есть в Жизни дело:
Как кто живёт, чем дышит, и
Сей интерес мой неподделен.
Ведь я – не гость густой Тайги,
В Какой живу Так от рожденья,
Крутя Поганку Лишь свою,
Врубая Вечное Движенье,
Свет, Силу, и Мечту Твою.

Кому Что.
Тебе не в кайф, что я такой –
Поёшь врагам моим ты томно.
И то, что чел ты никакой,
Я объявлю тебе нескромно:
Уверен ты, что вправе лгать,
(Ведь «нет Возмездия за это»).
Но Прав Отец, и Рядом – Мать,
Привлёкшие тебя к Ответу!

Хоти.
Хотел бы ты осуществить
Свои безумные желанья.
Но вот беда – не победить
Тебе души своей метанье!
Твой мир – мираж лишь в голове.
Стремись же страстно к своей цели –
И, может, обойдёшь Запрет,
Который в башню твою целит!

Чистое Движение.
Навек убить сомнение,
Довериться Святым лишь Небесам
Способно Чистое Движение –
То, из Которого ты сам
Сложён, как Аполлон, и Лао Дань, бесспорно!
Неудержим ты, как Оно, Навек.
И эра «кока-колы» и «попкорна»
Уйдёт, как исчезает человек.

Мне Нравится.
Кто умер, кто-то старится,
Родился кто, а кто-то нет.
Но Эта Жизнь мне нравится,
И это окончательный ответ.
Шёл дождь, а каша варится,
И не услышишь добрый ты Совет.
Но Эта Жизнь мне только нравится,
И это окончательный Ответ.
Невмочь на День «им» зариться.
Не приподнять и пачку сигарет!
И Эта Жизнь мне Просто Нравится –
Таков мой Окончательный Ответ!

Что Ты Сделал Для Этого?
Мы можем долго говорить
О том, что было бы неплохо
Умерить страсть, и ум разбить.
Но приспособилась эпоха:
«Все» научились рассуждать
Изящно, пылко, и красиво.
Но разве можно тебе ждать,
Когда Позвала в Небо Сила?!
Что Сделал ты – Сейчас и Здесь?
Имеют вес ли оправданья?
Важнее что? И Это взвесь:
Лишь Действие – твоё Призванье!

Жизнь.
Не соревнуюсь с Тобой, Жизнь!
Ты, Безусловно, Бездна
Премудрости и Снов. Держись
Её ты повсеместно:
Когда идёшь, спишь, пьёшь с утра.
Не отпускай лишь руку!
Ведь Жизнь – как Песня и Игра,
Врывается без стука.

Спасённый.
Идёшь, и сердцем вдохновлён
Ты от невысказанной мысли:
Поверил, что навек спасён
От зла, грехов своих, а Выси
Ты – Сын возлюбленный, и брат –
Таким, как ты. А иноверцам –
Как Пётр, Илья, и Коловрат,
Небес родных откроешь дверцу.
И страсти мучают тебя.
Но положился ты на чудо:
Что Бог за всех убил Себя,
Осмеян был чтоб враг Иуда.
Тебе прилежнее молиться
Важнее, чем творить Дела.
Но Послушанья не добиться,
Коль умножаются слова.
И Счастья твоего мерило,
Не обессудь за прямоту –
Злом перекошенное рыло
Твою не скроет наготу.

Со Мной.
Всегда со мной ты.
А близко, далеко –
Не важно ни на йоту!
Преодолей легко
Смешное расстоянье
От Сердца до себя.
Сверкают Его Грани.
И Там Оно, где я.

Мягко Говоря.
Что происходит за Кулисой,
Поймёте быстро вы, друзья:
Всё Будет В Кайф – родным и близким.
И это – мягко говоря!
Не рассказать и в тыще сказок,
Не умолчу о Том и я:
Ввысь поднимают Вихри Красок!
И это – мягко говоря.
Не стоит и питать сомненья.
Ведь «это» – полная х..ня!
Вновь Совершается Движенье.
Но Это – Мягко Говоря!

Выпью.
Я выпью, сколько суждено мне выпить,
И столько сдую, сколько захочу.
Как вы, пью. Но, как вы, пить,
Мне – не о чём. И не пойду к врачу,
Чтоб геморрой лечить, гнилые зубы,
А также плакать о костях, глазах, и голове больной.
И Ввысь уносят едкий дым мои Печные Трубы.
И Вниз летит к Тебе и Вам Сигнал Беспроводной!

Танец.
Настоящий Танец бога,
Безусловно – это Пого!

Табуретка.
Стояла тут и табуретка,
Опорой для тебя была.
Но вбок ногой отбросил метко
Её я враз во тьму угла.
Повис, болтаясь, как сосиска,
Ты, не поняв, как вышло Всё.
Вверху подох, и жил ты низко.
И Смерти Нить тебя пасёт.

Аминь.
«Да! Правда! Истинно! Согласен!» –
И улыбнулась Неба Синь.
Ты утверждаешь: «Мир Прекрасен!»
Я соглашусь с тобой: «Аминь».
И распишусь – не на бумаге,
На Сердце, а ты кони двинь!
Нет Силы ни в попе, ни в маге.
И подтвердите вы: «Аминь!»
Вам В Унисон Все Люди скажут:
Жилплощадь Нашу ты покинь –
Терпеть не можем больше лажу!»
И Молча Высь кивнёт: «Аминь!»

Категории.
Ширнулся ты говном, и шепчешь:
«Вот это Мощь! Вот это Да!»
И что меня потом ты лечишь,
Что «Жизнь – лишь муть, и ерунда»?

Виноват.
Могли б «они» – сказали:
«Во всём ты виноват:
В тьме нашей, злой печали,
И в сети скорбных дат!»
Камлают и страдают
Они – лишь от того,
Что сами выбирают,
И сердца своего.

Батя.
Он часто улыбается.
Как Солнце, Его Свет.
Быть умным не пытается,
Не пьянь, и не аскет.
Живёт Вне Измерений
Он в Вечности Святой,
Хранит Любви Горенье
Под Внешностью Простой.

Спектр.
Тем, что Суть чётко излагаю,
Обязан Небу, и себе.
Зрю, чую Всё, и понимаю.
И знаю, чем помочь Тебе!

Думать Очень Вредно.
Ответ Приходит Моментально –
Обдумай Это ты, мой Друг!
Итог же дум – Исход летальный
В хлам разрывающих порук.

И Немножко Больше.
Запас карман не тянет,
И Время длится дольше.
Он Доброе помянет,
Ну, и Немножко Больше!
Мы – Разные Такие,
В Америке, и Польше.
И Кайф Нас не покинет.
Да – и Немножко Больше!
Ты Струны зажимаешь
Восторженно, и молча.
Что Будет – Понимаешь.
И Знай: Немножко Больше!
Скажите Геркулесу,
Эдит, Саньку, и Мойше:
Сорву «времён завесу».
И, понял Ты – Всё Больше!

История.
«История» – статистам.
Всё любим вспоминать.
Поближе к нам садись ты –
За Ходом наблюдать.
Всё Чётко – Миг за Мигом,
Слегка дрожит Перо,
Закручена Интрига:
Те ставят на «зеро»,
А Люди – на Движенье,
Вершащее Судьбу,
На Их Сердец Горенье,
Желанье, и Мольбу
Несказанную. Втайне
Вплетается Узор
Святой Вселенской Тайны.
Всё Ближе Светлый Взор
Родителей и Братьев,
И Сёстры тоже Тут:
Ждут с лёта подобрать, и
Следы «те» заметут,
Ведущие в Деревню,
Где Всё Белым Бело –
От Света Дня, где Древним
Не нужно помело.
Историю Напишем
Легко, и в Мелочах
Ничто не будет лишним –
Во Тьме, и при Свечах!

Не Потому.
Спросил ты: «Ах! А почему
На зверя ты похожий?»
Скажу: «Отнюдь. Не потому,
Что Зверем Быть негоже».
«Но Почему?» «Не Потому.
А отчего – не знаю.
Не в курсе ты, я не пойму:
Как дурость выбирают –
Ты, вы, они, «друзья», «враги»,
Сплетаются хвостами.
Так не снимайте ж сапоги!
Плывёт Луна над вами –
Бесстрастно, молча, далеко;
Она давно Нам светит!
И судеб ваших Злой Прикол
Мерцаньем лишь Отметит».
«Но Почему?» «Не потому.
А отчего – Не Знаю.
И передай «своим всем» – ей, ему,
Что кукол забывают!

Предчувствие.
Ты потно чуешь: ВСЁ ПРОПАЛО!
И утешенья в утешеньях нет.
Оскаль же в ярости хлебало,
И к силе воззови монет!
Я понимаю: Будет Всё Кайфово!
И Чуйка Та не подведёт меня –
Завертится Юла По Новой
В Столбе Бесплотного Огня!

Так И Надо!
Поступок Ясный совершил,
И ждёт тебя за То Награда.
Стяжать же лавры не спеши:
Будь Спок! Молодчик! Так и Надо!
Честней и Правильней лишь Будь.
Слова и пафос – не преграда!
Собой Остаться не забудь.
Вот Так! Красава! Так и Надо!
Не отвечай «им» Никогда.
Подруга будет ах, как рада!
И Действуй, чтоб Ушла беда.
Как Понял? Точка! Так и Надо!

Следуя За Ветром.
Я следую за Ветром,
Поющим мне в Ночи.
Пылаю Беззаветно
Дыханием Свечи.
То Пламя – я, и Ветер.
Всё кончится, а Мы
В бессчётный Раз отметим
Пришествие Весны!

Аксиома.
Срок Жизни – Бесконечность,
Без доказательств, Факт.
Маршрут Пути Есть Вечность.
И подпевает в Такт
Уж Третья Аксиома,
Что зла путь обречён,
А Следующий к Дому
Достойным Наречён.

К Чему?!
Чё попрекать меня за то,
Чего я ввек не совершал,
Ни до, ни Щас, и ни потом
Не приходило что на Сердце?!
И зла, и подлости их нож
Вовек в руке я не держал!
С собой лишь говорите «вы»,
Стуча в Гранит холодной Дверцы!

Истинное Величие.
Ребёнок Безмятежный,
И старикан Простой,
Поступок Неизбежный,
И Искренний. Постой –
Лишь на Одно Мгновенье,
Всмотрись, и оцени:
Величие Есть Веянье
Прохлады Дня в Тени.
А культ «их» пьедесталов –
Не Мудрых ремесло!
Глядят волхвы устало –
Мечты их унесло
Дыхание Прохлады,
Которая – Ничья,
Мотива Той Баллады,
И смеха у ручья.

Начнём С Того.
Начнём с Того,
И Этим же закончим,
Что Боливар не выдержит двоих.
Свой путь у псов.
У нас же, между прочим,
Совсем обратный, и Пожар
Свирепой Ярости
Сожрёт Дотла легко,
Как щепку, «их».

Новая Мода.
Сейчас уже не модны
«Левайс» и «Адидас».
С рожденья быть Свободным –
Сей Моды пробил Час.
И нет старее Моды,
Чем Эта, что манит
Все страны и народы.
Легко над всем парит.
Скромнее не бывало,
И ярче тоже нет.
Не вспомнит и бывалый,
Поблекнет тук монет.
И Эта Мода – Вечность,
Лишь восемь букв всего.
В Карманах – Бесконечность.
Путь Сердца Твоего
Тебе укажет чётко
Незримая Рука.
Сведёшь с врагами Счёты.
Дорога Дурака –
Почётней не придумать!
Чем не Твоя Стезя?
Не Тема – думы думать,
И улетать нельзя.
Костёр в ночи пылает,
Танцуют иглы искр.
Восторженно Камлает
Родного Солнца Диск.
И Люди понимают:
На Их глазах Идёт
Торжественного Мая
Парадный Марш! Зовёт
Трубач игрою звонкой
С Собою Далеко.
Сбежать с родной девчонкой
Так просто, и легко –
Туда, Где Ждут и Любят,
И Верят, как Себе
Как ты, Простые Люди,
И Верные Судьбе,
Нашёптанной Сей Модой,
Как Мамкой – малышу.
Не ощущают годы.
Любой – Мудрец и Шут.
Расскажут, пожелаешь,
Истории Свои.
Держи, коль понимаешь,
Сюда пути твои!
Не модно быть лишь мёртвым:
«Их» не берут в расчёт,
И будут «они» Стёрты,
Когда Предъявят Счёт!

Говорил Же.
Я говорил тебе ведь,
И вполне спокойно,
Что опозорю просто на Весь Свет.
И не спасёт что лба твердь,
Не помогут войны,
Держать По Полной будешь ты Ответ.
А ты мне, дурачок,
Совсем не верил,
И счёл лишь слабостью Спокойствие моё!
Зачем кумиру мёртвому
Поводья ты доверил?
И он увёз тебя во тьму, и Главное твоё.
Я говорил тебе,
Что обвинять ты будешь
Во всех своих терзаниях меня?
И говорю сейчас:
Героем Анекдотов будешь,
Пособием Наглядным. Извиняй!

По Короткой.
По Самой По Короткой
Летит моя Стрела,
Плывёт На Полной Лодка,
Как Мысль, Шьёт Игла.
Все Знают, как решу я
Вопрос, что встал ребром.
Прост я, и не менжую.
Не разливайте ром!
Мечи бросайте в кучу,
Да плачьте, как вдова,
И прокляните бучу.
Да, протрезвись Сперва!
Ну а потом реши ты:
Что Ближе и Важней?
Все идолы разбиты.
Ты – на Распутье, Ей!
Что Будет с «ними», знаешь.
Неужто вы – одно?!
Ты чётко Понимаешь,
Где Небо, а где дно.
Есть Выбор – Есть и Время.
Его ты не тяни,
Но скинь чужое бремя,
И Отдыхай в Тени –
Сих Солнечных Традиций,
Что Охраняют Мир,
И страсть людских амбиций
Сжигают мёдом Лир!
По Самой По Короткой
Летит моя Стрела.

Любо.
Ты ценишь волю? Хорошо.
А я ценю Свободу!
И дом, в какой бы ни зашёл,
Реки подобен броду.
Что я Ценю – то Любо мне,
Без всяких обсуждений.
А что претит – воскликну: «Нет!
Нет миру заблуждений!»

Неизвестный.
Он управляет Миром,
И смуглое лицо
Никак не говорит вам,
Что Факты – Налицо.
Вы знаете его, как
Трудягу дурака,
И мнёт свою ермолку
Смешно в руке пока.
Но грозный ваш хозяин
О нём давно в курсах!
Не граф, и не боярин –
На улице, при псах
Мужик сей проживает,
Не парясь ни о чём.
И раны заживают,
Аки на псе, на нём.
Он вам лишь неизвестен –
Его Все знаем Мы!
И ходят о Нём вести
От лета до зимы.

Дочке.
Бушуют Сердца Волны.
Сжигает Изнутри
Огонь Свободы Вольный!
В глаза лишь посмотри –
И Пусть Свершится Свыше
Начертанная Суть,
И мёртвые Услышат,
Как Полыхает Ртуть!

Одна.
Не нужно девять жизней,
Чтоб Жизни Суть понять!
Пред кармой не ложись ты,
Судьбу чтоб предавать!
Но Следуй Сердца Ритму,
В Историю впиши
Лишь Действия Молитву,
Горящую в Тиши!

Мозги.
Не ебите мозги мне!
Дома я, как на войне!
На войне же я, как дома –
Не ебите мозги мне!
Не ебите мне мозги!
В Небе не видать ни зги –
Вам! А мне – и на дне моря (…!)
Не ебите мне мозги!
Не ебите мозги мне!
Вы – повсюду. Я же – Вне
Всех лишений, «ощущений»!
Не ебите мозги мне!

Болезнь.
Я предпочёл Сию Болезнь,
Недуг Безумного Призванья –
Всему «тому», что в мире есть:
Двуличью, лжи, и поруганью.
Я – Хроник Конченый, Аминь!
И, размышляя в Миг Сумбурный,
Истошно рявкну: «Чур мя! Сгинь!
Цвет Неба – Он Лишь мой, Лазурный!»

Совершенный Грех.
Я всюду Прав – ну, что с того?!
И ты, должно быть, тоже хочешь.
Послушай Сердца твоего,
Зачем лишь ножик свой ты точишь?!
Я виноват, что сам в себе
Ты разделил на две вселенной
То, Что не делится, и Вне
Живёт, паря над мутью пленной?!

«Человеколюбие».
Распространённая на Всех,
«Любовь Вселенская» решает,
Что любит всех: кто любит грех,
И Тех, Кто Сердце отвращает
От зла и злых, не спящих без
Того, чтоб сбить с Дороги правых.
Так кто же люб тебе: он, бес,
Иль я, не знающий управы?!
По ходу: бес. Точней – никто!
Слова красивые, не боле.
Родил тебя, я знаю, кто.
А сказка «та» про Бездну боли!
Какая на хрен здесь Любовь?!
Но «Он» с башкою распрощался,
Пролив со зла свою же кровь –
И проиграть не застращался.
Чё о стыде-то говорить?
«Он Любит вас», без исключенья!
И, дай лишь шанс – готов убить
Стократно – всех, и без сомненья!

Итог.
Каков твой жест – таков итог.
Да, и не может быть иначе!
Так не мечтай, что «все равно»,
И Дело ничего не значит!

Проблема.
Проблема чья, что ты живёшь
Нескладно, тупо, и убого?
Твоя – и глупо ты умрёшь,
Мечтая «совершить так много»!

Ещё Есть Миг.
Бухаем мы с тобою,
И нас зовут Дела:
Готовы копья к бою,
В колчане ждёт стрела.
Но Стой! Ещё Есть Время!
Допей до дна кувшин,
Да и сразимся с теми,
Кто верит в век машин!

Взаимно.
Добра от Добрых ожидаю я.
Себе Подобных лишь ищу, и
Не понимаю просто: на х..
Глядишь лукаво и с прищуром,
Взаимно поджидая миг,
Когда я оступлюсь,
И, враз представ тебе подобным,
Приму печали мерзкий лик,
И удивлюсь,
Став навсегда, как ты, уродом?!

Святой Круг.
Мечтания ребёнка
Есть Замысел Отца.
Он понимает тонко
Потребности мальца.
И даст Сил, чтобы сбылись,
И будет рад, когда
Триумфа клич уйдёт в Высь,
Поверив Навсегда!

Не Больше Не Меньше.
Твой «статус» – пустота безумная, не больше!
И как прикажешь мне его ты оценить? –
Не меньше, но отвратнее, больней, и горше!
И рвётся злой надежды «правильная нить».

Верь Мне.
Мне дорого твоё Доверье.
Исполню Всё, Что обещал!
И, верный Древнему Поверью,
Прочь удалю тьму и печаль.
Лишь просто верь мне постоянно,
И встану рядом я с тобой.
И где б не был: хоть трезвый, пьяный –
Всегда горд будешь ты Судьбой!

Критерий.
Вот: без Чего
Не сдвинется пылинка,
Не упадёт и капля,
И мир не устоит?
И с Чем Сейчас:
Не сломится тростинка,
Взлетит орлом и цапля,
Строй рухнет пирамид?
Все знают!
Ты же – догадайся.
Не нужен никому
Печальный твой ответ!
Они смогли понять,
А ты – пытайся,
Пока стоит, как думаешь,
Твой проклятущий «Свет»!

Только Не Останавливайся!
Не останавливайся ни на малый миг,
Движению будь верен без остатка.
Ведь ты – Оно! Пусть твой ребячий крик
Тьму разорвёт, лишив порочного достатка
Кормящихся печалью лишь твоей,
Тебя вновь посетившей вдруг от остановки.
Так Делай Вещи – Постоянно, Зряче, ей,
Не отпуская ни на Миг объятий своих ловких!

Язык.
На языке родном мы говорим,
И радостно друг другу сообщаем:
Как мы живём, что пьём, где спим –
И Кайф Сей просто непередаваем!
Но бессловесных Жестов есть Язык.
Такой Он, что и взгляда будет много.
Желаю, чтоб к Нему ты лишь привык,
Прямее чтоб была Твоя Дорога!

Якорь.
На дне лежит старинный
Твой якорь в темноте,
Покрыт зелёной тиной,
Вдали от белых стен,
Дворцов, одежд престижных,
Султанов, и принцесс,
Безумцев этих книжных,
Дремучих, словно лес.
Он в землю врос надёжно,
Вовек не оторвать.
Твоя лишь Эта Стёжка!
Живот не надорвать,
Мечтая, когда Сбылось.
Вновь Делая, Мечтать,
В Сердцах чтобы Открылась –
И с Нею Рядом встать!

Мнение.
Присутствует устойчивое мнение,
Что чувства самосохранения
Не водится за мной. Ведь это чувство –
Богемы тонкое искусство,
Направленное на
Продление дыханья.
Морали ж Глубина
Укрыта от вниманья
Лиц, жаждущих потехи
Любой ценой запретной,
Рождённых – лишь для смеха
Когда-то Мамой вредной.
Есть и другое Мнение:
Что Час Искоренения
Пробьёт, когда надёжно
Закроется Замок
Двери, в Какую Можно,
Пока не вышел Срок.
Так с кем ты, человек?!
Куда плыть выбираешь?
У пьяни краток век.
А ты кто – понимаешь?!

Моё.
У каждого свой Питер,
Своя любовь, и мир.
Но, что ни говорите,
Моё Всё, и кумир –
Как в притче – две вселенной,
Два антипода, где
Светла Жизнь, тьма лишь – тленна,
И нет Мостов нигде.

Надежда И Вера.
Я Верю, потому и Знаю.
Надейся ты! Мне «это» ни к чему.
Как мамке, Небу я внимаю –
И, догоняешь, дурень, Почему!

Некуда Бежать.
Как слон в посудной лавке я.
Слону куда прикажете сломиться?
Мне не разбить бы ничего,
И, в хобот радостно трубя,
Спиною сонно к шкафу привалиться!
Я неуклюж, но – лишь для вас, и Сон
Мой ловкостью тигриной эту тьму разбудит.
Проснётесь, удивитесь, и уйдёте вон,
А «это» для моих потомков назиданьем будет!

Ведро.
Не годно ни на что дырявое ведро.
И, сколько ни вливай в него ты воду,
Останется пустым, и вниз уйдёт Добро,
Так и не подарив ему Свободу.

Вам.
На разных континентах,
И в разных Временах,
На площадях, и в стенах,
Пешком, и в стременах
Живёте вы, родные,
Кого я полюбил
Ещё во дни былые,
С кем пропадал, и пил,
Забыв мирские будни,
И уделяя Миг
Вам, ждущим Ветер в грудь, и
Тем, кто Закон постиг –
Не «логикой», Лишь Сердцем,
Вкусившим Суть Вещей,
Вмиг распахнувшим Дверцу
Вот Так, со Всех Мощей!
И, Если Полюбили,
Не зная про меня,
Вдохну в вас мою Силу.
Свободою маня,
Из небоскрёбов, иглу,
Трущоб, и дач возьму,
И разолью Палитру
Всех Красок по Стеклу
Бездонного, как Небо,
Воображенья. Вы –
Мои Все, Несомненно!
И холод злой зимы
Пройдёт, как сон, а Лето
Найдёт, как пуля цель –
Тех, Кто, как я, с Приветом.
И вам звонит Апрель!
И сбудутся Все Грёзы,
В Которых спали Вы,
Не утирая слёзы
На улицах зимы!

Быть.
Быть вычурней не значит быть красивей.
Быстрее достигаешь Высоты,
Когда ты прост, а глупым и спесивым
Уже ничем помочь не сможешь ты.

День Рождения.
Родился добрый человек,
И все ему так рады!
Он отмечает сотый век,
И нет ему преграды!
Живи ж, пока живётся, друг!
И в Этот День Весенний,
В Кругу Друзей, Муз, и Подруг
Свети под Неба Сенью!

Печаль.
Преследуй, пьяная печаль,
Того, кто лгать решился скоро,
Того, кто Жизни позабыл Причал,
Предавшись яду мухоморов!
Сопутствуй, Мудрая Печаль,
Тому, кто влип, не будучи подонком,
И дай Сил Как Бы Невзначай,
Чтоб Навсегда остался он Ребёнком!

Комплекс.
Простите, что так мало прожил,
Не извалялся так, как вы, в говне,
Не измарался, точно вы, поганой ложью,
И что проклятье незнакомо мне!
Простите лишь за то,
Что я умней, и лучше,
И за Любовь Горящую,
Какою я живу,
За то, что ты – никто,
И злоба тебя мучит,
И что подохнешь,
А я Вечность проживу!

Мелочь.
Из мелочей Жизнь состоит –
Моя, твоя, и прочих тоже.
Дымит «буржуйка», стол стоит,
Дрожит, позвякивая, ложка.
Все эти мелочи, мой Друг –
Тебе на Счастье, без возврата!
И повторится Вечный Круг,
Так пресекая путь разврата.

Я видел Небо.
Я видел Небо – в Проводах,
В снующих пламенных Сигналах,
В огромных звёздных Городах,
В не видных глазу Перевалах.
Как Люди, видел я, стоят,
В Одеждах белых вместе с нами.
И как глаза у Них горят,
Светя над Теми Городами!

Менты Летят.
Подобен твой менталитет
Орлу парящему, и туче.
Я соблюдаю паритет,
Подобно Сталину, и дуче.
Менталитет – от слова «мент».
«Они» летят на нас сердито,
И среди них – вчерашний кент,
Купивший душу из гранита.

Один Из Многих.
Я – просто человек, один из многих.
Живу обычной жизнью неземной.
Горят мои глаза Огнём, «км» мотают ноги
Судьбы Дорог – и нет по мне иной!
Зачем мне вычурные ваши ходы?
В них смысла меньше даже, чем в нуле!
И прожигаю одержимо годы
На Пьяном, Злом, и Вечном Корабле.

«Тем, Кто» Спит.
Кто спит, тот видит только сны!
Поэтому не сплю я.
И дожидаюсь Той Весны,
По городам кочуя.
А «тем, кто» спит, вот чё скажу:
«Проснитесь, пока можно!»
Но, как «вас» вырубает жуть –
Сие тут невозможно!

Не Говори, Что.
Живёт дурак, и говорит:
«Хэй! Покажите Чудо!»
Душа и сердце не болит.
И это всё – «оттуда»!
Я Чудо покажу тебе,
Как День – Затем, Чтоб Было.
И боле не приснится мне
«Твоё» свиное рыло!

Время Икс.
«Настанет Время Получать» –
Ты слышал Клич. Уже Настало:
Сиянье Силы излучать,
И чистить мир, чтобы «их» не стало;
За каждый метр, крошку, луч
С «них» Получить По Полной Сразу.
И смыть с равнин, низин, и круч
Навек всех гадов безобразных!

На Поводке.
Держу псов на коротком Поводке,
Чтоб невзначай кого не укусили злобно.
«Они» визжат и мечутся среди Сих крепких Стен,
Границ моих, означенных Свободой.
«Шутить изволите!» – тут взвизгнет верный пёс.
Не знает зверь, как Действует Свободный.
«Он» вырос среди дураков и пёзд,
И позабыт «им» Тихий Голос Родный.

Как Было Б Лучше.
Тебе бы лучше было,
Когда б Ничё Не Знал!
Но вот: ты Это Знаешь!
И Будет по призванью,
Раздутому, как мыло,
Вонючему, как кал.
А то, что «понимаешь»,
То так – одно названье!

Лекарство.
Ребёнку лучшее лекарство –
Поддержка близких и родных.
Тому, кто пестует коварство,
Напротив – в челюсть и под дых!
Наивных лечат простотою,
Придурков не спасёт и страх –
Пылая злом и маетою,
Погибнут, превратившись в прах.

Форма И Суть.
Когда доступна тебе Суть,
Не упускай из вида Форму.
И, кто тебя хотел надуть,
Долой с глаз убежит позорно!
Не раз про Форму вспомнишь ты,
Была поскольку не случайна.
И Сути воплотишь Мечты,
Разбившие «их» мир печальный!

На Грани.
«Где грань у тьмы и Света?
Последний Где рубеж?» –
Нас спросит Стас, иль Света.
«И правда!» – скажем, – «Где ж?»
Верны мы своей Сути,
Как, впрочем, и «они».
Свистят мечи и прутья.
Летят, как стрелы, Дни.
Отступит кто – тот выйдет
За грань своей мечты.
Остаться хошь?! Не выйдет!
Осмеян будешь ты!
Пасите же болезных
До первых Пиздюлей –
И провалитесь в Бездну
Обещанную, Ей!

Как Раз Об Этом.
Пищит в ловушке крыска
Тоскливые сонеты.
Закончилось Всё быстро –
Это как раз об Этом.
Стреляет без осечек
Тяжёлая «беретта».
Согнулся человечек –
Это как раз об Этом.
И клоуны в манеже
Смешны – зимой и летом.
А мозги «ваши» где же?!
Как раз это – об Этом.

Не Мне.
Зачем мне То, Что – лишь твоё?
Тебе, мой друг, лишь Это нужно.
Что предпочёл – тебя убьёт,
Хошь плачь иль хохочи натужно!

Склонность.
Предпочитаю не топить,
Напротив – подымать из пепла.
Таков Закон, и Образ Жить –
Других и мой! Чужие «перлы»
Произнесут немало лжи
Про компетентность, и отвагу –
Но к Небу, Друг, лишь Путь держи,
«Их» смяв и скомкав, как бумагу!

Эквивалент.
Какую СКВ найду я,
Чтоб Их измерить Доброту?!
В лицо мне Ветры нежно дуют –
И прохожу сквозь темноту.
Деньгами? Днями? Чем Отдам То,
Что мне Дано лишь Просто Так?
И не постичь Вовеки «вам-то»,
Что я Отдал Уже. Вот Так.

Инстинкт.
Цепляешься за жизнь ты –
Впотьмах, любой ценой!
Презрел Святую Высь ты,
И выбрал путь иной.
Инстинкт «природы» выше
В тебе Простой Мечты!
Твой вопль не услышан.
А жил вообще-то «ты»?!

Имя.
«Ты» – то, что есть На Деле.
И Сути не убавить,
В любом говённом теле
Иного не представить!

Яд И Нектар.
«Ты» ненавидишь мой Нектар:
«Тебе» Он душу разъедает,
И хлещешь колдовской отвар,
Что ум и сердце опьяняет.
И не спрошу «тебя»: «Зачем?» –
Своё «питьё», свои «котлеты».
Допей, да вырубись – ни с чем.
А Нам же пусть поют Рассветы!

Неизбежность.
Своей Судьбы тебе не избежать:
Она написана давно в старинной Мудрой Книге.
И Авторы вольны в Ней Время сжать,
Вернуть Обратно Всё, и развернуть Интригу –
Совсем Не Так, «как кто-то» бы хотел.
Надеемся, что ты – не «тот» печальный рыцарь!
И Героизм – не слово для тебя, а твой Удел,
И Провидению Вовеки от Тебя не скрыться!

Причины.
Причина моего Везенья в Том,
Что Голосу Души я лишь послушен –
Сейчас и Здесь, а не «потом»,
И Шёпот «их» сомнений мне не нужен.
Причина ж «вашего» Проклятья есть
Лишь в том, что сомневаетесь во мне «вы».
И не оставит всех «вас» Пламенная Месть
Живущего во мне Святого Неба!

Зачем Пришёл?
Зачем пришёл ты в Этот Мир
С войной твоей нахально,
Построить гаденький сортир
Мечтая, и повально
Всё перекрасить в серый цвет
Решившись – так, от злобы,
Во тьме смакуя звон монет,
И злато высшей пробы?!
Твои мечи обнажены,
И лёгкою добычей
Должны бы были стать все Мы,
Как грезил, в Небо тыча.
Я знал, что делаю, а ты,
Не ведая Просвета,
Плодил и умножал «мечты»,
Выдумывал наветы –
И воевал, как мог. Но где
Тягаться «вам» со мною?
Ведь я – Повсюду и Везде,
Отец Дождю и Зною.
Твой мир разбит, а я иду –
За Теми, Кто мне дорог,
И Ребятню свою веду
За руку, чтобы Город,
Шумя, наполнился, и пел,
Не ведая былого,
И положу тебе Предел
Без выбора иного!
Ты бредил битвой – так зачем
Клевещешь на меня ты?
Беснуйся ж пуще, злая чернь!
Лежат твои солдаты.

Герой И Нелюдь.
Для Подвига есть место,
Пока живёт Сей Мир!
Из правильного Теста
Ты слеплен. В мгле квартир
Живёт и нелюдимый –
Возможно, твой сосед
Евлампий, Саша, Дима,
Такой, как ты. Но Нет!
Ему претит Открытость,
И Верность. Он – другой.
И кривит рот корытом.
Как жопе – геморрой,
Тебе зло досаждает
Невнятный нелюдь сей,
И жадно вымогает
Хороших звездюлей!
Ты – Рыцарь Благородный,
И равных тебе нет,
С рождения Свободный
От рабства, тьмы, и бед.
Поступишь справедливо
Всегда, где бы ни был –
Без дум, не суетливо,
И злых осадишь пыл!
Всегда есть Свет, где Подвиг!
И, где есть Он – там Ты,
Был, Есть, и Будешь – Против
Врагов Своей Мечты!

Не Ты.
Зачем, когда не следуешь
Ты Доброму Совету,
Жеманно проповедуешь,
Что Лучшей Жизни нету?
Завял Вдруг, и пытаешься
Поднять свои «сады».
Жизнь Дальше Продолжается,
Но с Ней – Уже не «ты»!

Только Ты!
Кто проживёт Миг за тебя,
Как ты, порадуется Свету,
И возликует, Жизнь любя,
Потушит тьму, как сигарету?! –
Лишь Ты, Друганя! Пристегнись,
И Будь готов к Полёту Воли,
Направив длани в Эту Высь.
А «их» Ты не увидишь боле!

Как Тебе Такое, Илон Маск?!
Шакалы грустно воют,
И плачут музы ласк –
Ну, как тебе такое,
Мудрейший Илон Маск?!
Разрублен улей роя.
Слетают «лица» враз –
И как тебе такое,
Хитрейший Илон Маск?!
Не вспоминайте Ноя,
Глотайте стружки фаск!
Эй, Как тебе Такое,
Полнейший Илон Маск?!

Что Взять С Дурака.
«Дурак я!» – говорит дурак –
«И спросу нет с меня Другого».
Он свой разбрызгивает мрак
Вверху, на дне, и на дорогах.
И в зле коснеет с каждым днём,
Лишь безнаказанность смакуя,
То притворяясь Васей-пнём,
А то, как Ловелас, быкуя.
Его «мечты» – мой Интерес:
Их прах Развеять мне приятно,
И Впрыснуть Сути Перевес
Ему в мозги, как литр яда;
Загнать, как шавку, за Вольер,
Да Там Держать до Самой Смерти,
И, прочим приведя в Пример,
Ввысь Зашвырнуть в пустом Конверте.

Авторитет.
Авторитет мне что? Толпа?
Иль, может, мнение прадеда?
Толпа инертна и тупа,
А прадед ляжет рядом с дедом.
На Что же я ровняюсь? Нет:
Нет для меня авторитета.
Есть Только Ночи Вечный Свет,
А больше никого и нету!

Выше Слов.
Как описать словами То,
Что Выше слов и описаний?
Все изречения – ничто.
Одна лишь Сущность Без Названья,
Вершит все Судьбы по делам,
Словам, и мыслям. Были б Живы,
Когда Утихнет злой бедлам
Адептов гибельной наживы!

Мера.
Хоть в жизни и не гневен вовсе я,
И никогда не впасть мне в злую ярость,
Безмерна и надёжна Ненависть моя,
И Доброта Души не знает жалость.
Жалею лишь, что серый «люд» таков!
Но тем прямее будет моё Воздаянье
За гнев и ярость этих дураков,
Избравших веру без цензурного названья!

Цена.
Мне «кто-то» говорит:
«Да он – дурак, и не достоин
Добра – Того, Что оказал Ты, Друг, ему!»
«Мне наплевать, «братан»,
На узы драк и войны», –
Отвечу просто, и, смеясь, добавлю, почему:
«Не ценишь ты ни в грош
Свого тупого сына –
Так значит, То и Есть – твоя Цена!
Растёте рядом, хошь не хошь,
И кучей вас с ним вырвут,
Чтоб за ненадобностью вышвырнуть за тын,
Спалив дотла!»

Влияние Говна.
Доходит до ноздрей говна зловонный запах.
Отвратней пота тел он, дыма сигарет.
Но Тут Же на рычаг нажала чья-то лапа:
Лязг пробки, шум воды – следа «его» Уж Нет!

Несчастье.
Несчастье беспросветное я молча наблюдаю:
«Терпил» гримасы, бельмы злых «быков».
«Их счастье» несусветное по грамму выдувает
Сквозняк Судьбы и Ветер Дураков.
Когда сдыхают – молят: «Помогите!»
А лишь очнутся – шепчут аспидом: «Умри!»
Готова Уж Давно и Ждёт «вас» Яма! Как в граните:
Искра лишь промелькнёт – и Тут Же Враз сгорит.

Как Это Происходит.
От жизни отказался ты –
Её тебе уж не предложат.
И в прах развеют те «мечты»,
Какими жил, на жизнь положив.
Не строй ты скорбное лицо,
И маска бычья не поможет:
Твоя «программа» Налицо –
И на «тебя» Уж Хер Положен!

Спроси.
Спроси у нас: хотим ли мы
Войны кровопролитной?
Хотим Добра лишь, Тишины –
И явной, а не скрытной!
Спроси себя: готов ли Встать
Навеки за Свободу –
Свою и Всех, и Не Устать,
Пока смердят уроды?
И Сделай Так, коли Готов,
Достичь чтобы Победы,
Оставив Ветру пыль оков,
И мир, что тебя предал!

Не Устану.
Я не устану повторять
Лишь Это – не с довольства:
Так Делать Вновь, и Не Терять
Себя! Задам вопрос вам:
Когда приходит в дом беда,
В Ком, Где находите Подмогу? –
Не покидайте ж Никогда
Сердца Те, Что Держать вас Могут!

Мог Бы.
Уходит в Лету грязный след
Слепого «человека».
Кончается и грустный бред
Сего глухого века.
Куда же ты?! Ведь мог бы жить!
Но – мерзко был обманут,
Себя позволив схоронить
Под гибельным туманом!

Ассоциация.
Себя ты приравнял
К бесчестному ублюдку!
Ну что ж! Да будет, парень,
Тебе – согласно лжи!
Твой «мозг» в комок я смял,
И жить те меньше суток.
И поступлю, как с тварью,
С тобой. Ответ Держи!

Приятие.
«Здорово, Друг!» – рукой ты машешь –
«С тобой Так Пили мы вчера!»
«Не Пил с тобой! Не Дул и гашиш» –
Отвечу, – «Кайф твой – хренота».
И от сестры родной шугаюсь:
Позорно кровное родство,
Когда, от Неба отстраняясь,
Предпочитают колдовство!

Валенки.
Стоят в углу забытые,
Заношенные валенки.
Бойцы лежат убитые –
Штришок Истории Маленькой.
Богата гитаристами
Страна! Меняют сальники
Панк-рокеры с танкистами –
Момент Истории Маленький.
Метраж у серой «сталинки»
Мне Дозволяет Маяться.
Богатство – мои Валенки!
А «вам» одно лишь – каяться.

Раскаялся Злодей.
Раскаялся злодей,
Себя раздел публично.
Все смотрят на него:
«Вот это – молодец!»
Не видел он Людей –
Ни в телеке, ни лично,
И пустят Те «его»,
Как пса, на холодец.
«Ты каялся, друг» – спросят, –
«Словами не святыми.
Пошто же не исправил
Ты Молча грешный след?!
И вороны уж носят
Трофеи, как Святыню –
На Стол Извечных Правил,
Хранящих Мир от бед!»

Отдай-ка.
Сломался твой «локомотив».
Молчит устало «балалайка».
Рычит Рефреном Лейтмотив:
«Ты пожил, и Должон – Отдай-ка!»
Мои кайфы к груди прижал,
И злых «подружек» вьётся стайка,
Лик обнажая рыл и жал.
Ты пожил, и Должон – Отдай-ка!
Не Было Никогда тебя.
И до икоты Эта Байка!
«Тебе» Помашут, Вслед Стебя:
«Эй! Пожил, и Хорош – Отдай-ка!»

Апогей.
Твой край засеян злыми дураками.
Yourcry – чертей никчёмное дерьмо!
Попробуй Тучи развести руками,
И с глаз свести Их жгучее Бельмо!
Всё ближе Светлый Апогей Сего Триумфа!
И Станем Жить, Как Жили Прежде, без границ.
Для Постижения Сего всего лишь нужен Ум «вам»,
А не плачевная статистика тупых и серых «лиц»!

Интерес.
Что Интересней мне в Сей Жизни?
Бесспорна Суть Всего – Любовь!
Без «их» страстей, злой укоризны
Она Парит со мною Вновь.
Зажать аккорд, решить задачу,
И в ночь уйти вдруг по звонку
Легко мне с Ней, и льнёт Удача
Ко мне, как матушка к сынку!

Лёгкие Пути.
Путей мы, Друг, не ищем лёгких,
Не усложняем ничего:
Дым сигарет не копим в лёгких,
И пьём амброзию легко.
Когда «вам» кажется, что «Всё, мол» –
Смеёмся мы, как в Первый Раз,
И отвечаем всем кулёмам,
Без разворота – между глаз!

Трудно И Легко.
«Легко», – вы убеждённо говорите, –
«Решиться на любое зло!»
На русском, тюркском, и иврите
Вещают это тьмы козлов.
Но – Трудно, Вовсе Невозможно
Переступить через Себя,
И выбрать тьму вселенной ложной,
Мир Настоящий Лишь Любя!

Польза.
Приносит ли вам Пользу
Религия иль тема –
Конкретно эта, та ли,
И что Такого в ней,
Оставила чтоб боль зуб,
Свершилась теорема,
Открылись Неба Дали
Милльярдами Огней?
Когда Известна Польза,
Доступна, Ощутима –
Кто скажет: «Это – глупость»? –
Законченный глупец.
Но Надерёт «им» Голь зад,
И лёгкая щетина
Сим подчеркнёт не грубость,
А Форменный Крендец!

Независимость.
И самый горделивый,
Кричащий, что «не верит»,
Челом бить будет об пол,
Стеная и моля!
«Смиренный» и бодливый
Довольство своё мерят,
Зависимость «коробки»
Воздвигнув в ранг нуля.
А Тот, Кто Независим –
Идёт Своей Дорогой:
Не станет с «ними» спорить,
Не даст и Пяди «им»,
Летает в Неба Выси,
С Простым Он Ходит Богом,
И Бросит сильным Фору,
И Вслед Поржёт чужим!

Не Срослося.
Гляжу я на твоё натужное хлебало.
Оно то грустное, то слишком весело.
Мечтал о многом ты, ну, и порой бывало,
Вот-вот, надеялся, ворвёшься что в Село;
Накрошишь смачно, мелко нас ты, как окрошку!
Но – что-то, «бразер» мой, «случайно не срослось».
Мечтал и жил ты – как бы Понарошку,
И Люди скажут о тебе: «Откель «оно» взялось?!»

Место.
Я – на приколе, как «Аврора»,
И, снов слепых глотая смесь,
Не жду иного Приговора.
Моё, ребята, Место Здесь!
Кто шепчет, кто-то зло хохочет,
А кто на карте копит лесть.
Он тоже рассказать захочет:
«Моё, браточки, Место Здесь!»
И что-то тут – Невыполнимо.
Но я Отвечу Вам, Как Есть:
Я – Остаюсь, а «некто» – Мимо:
Моё, Родные, Место Здесь!

Носки.
Смердят лежалые носки
Под простенькой кроватью.
Готов их разорвать я на куски,
Но брошу всё ж лежать, и
Забью поглубже, под матрас,
Отсрочив Неизбежность,
Чтоб в Час «их» Сгинули На Раз,
А в Мир Явилась Нежность!

Мина.
Законченная блядь орёт: «Я целка!»
Прожжённый пидор объявляет, что мужик.
Обеим им так дорога с поганым чёртом сделка,
И в мир Огня «их» мимолётный путь лежит.

Быстрей.
Быстрей, Мощнее света Мысль,
И Вместе с Ней – Движенье!
Повсюду Дальняя Та Высь,
И тьма лишь – в Окруженьи.
Подумать не успел – Удар
Настиг «его» Мгновенно,
И Вспыхнул Жрущий всё Пожар,
И Пляс, Живущий в венах!

Рассердился (Начало).
Рассержен, Други, Навсегда
Я на людей без Сердца.
И не прощу «их» Никогда.
Захлопну Сердца Дверцу.
Не Умолят адепты лжи
Ни плачем, ни печалью,
И рук моих Ты не держи –
Конца Пришло Начало!

Все Они, Твои Холуи.
Ты тьмами исчисляешь
Вождей эскадр и армий.
Форпосты укрепляешь.
Но смолкнут перед Кармой
Лихие генералы и смелые якудза!
Их отдадут Задаром,
Навахой вскроют пузы.
И Будут холуи твои
Деревьев семенами,
А те пылиночки мои
Взойдут – и Станут Вами.

Пожелание.
Тебе Желаю Лишь Добра,
И – Больше, Выше, Дольше;
Не чтить камней и серебра,
Ни «Мух», ни «Бэх», ни «Поршей»!
Не Пожелаю Лишь Судьбы,
Во тьме Навек Сокрытой,
Но – Лёта, Бега, и Ходьбы,
И Верен Бы чтоб Был Ты!

Без Меня.
Без меня Прожить попробуй!
Нет, тебе мешать не стану.
Коль на душу тебе по хуй,
Зачерпни ведром обману!
Без меня встречай рассветы.
С точку мир твой торопливый!
И покинешь Этот Свет «ты».
Но Услышит Кто-то: «LiveIn

Почему Бы Нет.
Понимаешь Всё ты, парень.
Но не тот купил билет.
Что ж мешает стать те тварью?
Почему бы Вдруг И Нет!
Разветвляется дорога:
Не стрельнуть и сигарет!
Что же замер у Порога?
Почему бы, друг, И Нет!
Хочет Кто – Своротит Дело,
И шизу Сведёт на Нет,
Черни «мир» Раскрасив Белым.
Почему Б, Братан, И Нет?!

Когда Осыплется Пыль.
Нет, не слепой я поводырь:
Намеренно и Зряче
Вобью, Ликуя, Флага Штырь
В Вершину! Слёз не спрячу,
Когда осыплется Пыль Лет
С Картины Жизни Вечной,
И Нужный Купишь Ты Билет,
Ничё Не Взяв, конечно!

Удел Богемы.
«Стихи и Музыка – удел богемы:
Попробуй в жизни Это Воплотить!» –
Тоскливо нудят. И Хохочем Все Мы,
Без укоризны Продолжая Жить,
Спевая Гарны Писни, Виршами Швыряя,
Как семенами первосортной ржи,
Блуждая в Гордой Выси, Вея негодяев.
Да – в Мир Стихий и Муз Путь Этот Лишь Лежит!

Мачо.
Везде лихие бродят мачо,
И не унять их знойный пыл.
В момент главнейший того матча
Один такой так меток был!
Но не внимает им Удача!
И мы ввернём тут, хохоча,
И тыча в «них», от смеха плача:
«Да вы – не мачо, а моча!»

Детали.
Над Чем Тут «призадуматься»?
В деталях Всё мне Ясно!
Никто не спросит, Где я
Нашёл на То Ответ.
«Те» над Разгадкой мудятся,
В мангалах жарят мясо,
Мыча и дерзко блея
На Пламенный Рассвет.

Альтер Эго.
«Вот так я, может, поступлю.
А, если что – вот так-то!» –
Как будто я, ты шепчешь мне.
Ни капли чувства такта!
Ты, альтер эго, Обречён.
Грязны «твои» идеи!
А «жил» так, словно не при чём,
(Как, впрочем, все халдеи).

Как У Тебя?
Парит Жизнь Быстротечная.
Но Задержался Миг:
Вложил ты в ножны меч, а я
Твой помню ещё «ник»!
Остановился Ход, и То
Всё Ощущаю я,
Слегка кивнув тебе притом:
«А как, друг, у тебя?»
Сказал тебе «он»: «Вы – враги!»,
И держишь «свой фасон».
Себе лишь только ты не лги,
Что Провиденье – сон!
С землёй как Небо – эти две,
И Вечность Вижу я,
Как эхо, Промолчав тебе:
«А То Же – у тебя?»

За Кого Вы Ушли.
Тобой пожертвовать горазд он,
И за него подохнуть ты готов.
За вычурного педераста
Сложили столько вы голов!
Раздвинут стены Эти Руки,
И Выйдет Вон Честной Народ!
И «их» Забудете Вы, Други,
Как полностью никчёмный род!

Потом.
«Не Щас» – мычишь мне, – «а потом
На Нужный Путь я встану».
И вижу: «что-то тут не то»,
Но объяснять не стану.
Когда заплачешь мне о том,
Что вспоминаешь нас ты,
Отвечу холодно: «Потом:
Когда ты склеишь ласты!»

Настроение.
Машина – я, и настроенье
Во мне не было никогда!
Нацелен я лишь на Движенье,
А «остальное» мне – тщета.

Попытка.
Ты снова хищно замер
В попытке наебать.
Наркот, колдун, и спамер
Приходы воровать
Так любят – прутся просто,
Когда обманут ты,
И Всё Заплатят – Вдосталь,
С богами суеты!

Он И Рад Бы.
Он и рад бы похмелиться,
Да никто уж не нальёт;
Без улик с толпою слиться,
Да уж в базе тот налёт!
И Прочитан Досконально,
Словно книга, тот наглец –
В Край отправлен будет Дальний,
Где и Ждёт «его» Капец!

Принесу Кусочек Неба.
Я принесу Тебе Кусочек Неба,
Охапку Звёзд, и в Вечер Сей
Обрушу на Тебя Святую Небыль,
Мир Голосов Вселенной Всей!
Ты Знаешь: Это Существует!
И Снова яркий вырубаешь свет,
Чтоб Вновь Увидеть Музыку Такую,
Дающую Всё, и На Всё Ответ!

Не Может!
Ты замер на пол-шаге, усомнился:
«А, может, по-другому Дело Обстоит?»
Раз девятьсот до этого башкой об Стену бился,
И ещё столько же удариться тебе, брат, предстоит!
Спроси-ка ещё раз меня: «А Может?» –
И я отвечу быстро, прямо в глаз,
Сверкая Взором Гневным: «Нет, Не Может!
Ничё не может глупый бог «твой» адидас!

Чего У Меня Нет.
В Достатке и Избытке Всем я обладаю,
Но одного лишь нету у меня:
Не лгу, Душ не гублю, и не гадаю,
И прочая не пристаёт ко мне херня.

Печать.
Что на лице твоём: гримаса Боли,
И ни к кому не заданный Вопрос,
Иль, может быть, Печать Небесной Воли,
Чтоб до Вершин ты, точно великан, дорос?
Ты разобьёшь Навек все «их» клише и штампы,
И поменяешь эту маску на Лицо,
И Улыбнёшься Прямо, Безмятежно Нам Ты,
Вмиг Накарябав Чистой Жизни Письмецо!

Готовься.
Ты дико недоволен Тем, Что Происходит:
Рассчитывал, пойдёт что «По-Другому Жизнь»!
Вольер все Уже, и ничто уж не подходит:
Агония Близка: Готовься и Держись!

Неужели.
Неужто я не Накажу за «это» тех подонков,
Которые в сердцах своих лишь злую носят месть?!
За То мстят, Что Остался Лишь Ребёнком,
А не примерил на себя поруганную Честь!

Святое Дерьмо.
«Ты – грубый, глупый, неотёсанный чурбан!» –
Мне говоришь ты, томно приклоняясь.
Да, детка! Это – я, и расколю твой пресвятейший жбан,
В себе никак вообще не сомневаясь!
Не заблуждаюсь, мистер, и насчёт тебя:
Ты – просто лицемер, дерьмо «святое»,
Смердит которое, повсюду о себе трубя,
Стекая в Яму Леты лишь, и Вечного Отстоя!

Хорошо!
Я вполне собой доволен,
Озаряю Всё вокруг!
Маску с рожи снять я волен,
И пресечь порочный круг.
Жить мне, Друг, не больше Мига,
И вплету в Него, позволь,
Ярче чтоб была Интрига,
Действия Родную Соль!

О Себе.
К чему твои слова,
Что о себе забыл я?
Ведь «я» – не я совсем,
И не было «меня».
Но Сердце – мне Глава,
А головы чумные –
Хоть Как: одна, как все.
Один Вне стен лишь – я!

Я – Это Ты.
У нас с Тобой Есть Это,
Без слов Всё Понимаем,
По Взгляду Узнаю Тебя,
И Жест Твой мне Знаком!
Я – это Ты, и в Этом –
Вся Правда Того Мая,
Где Торжество Взметнулось
Над злобным дураком!

По Мере Преступления.
Теперь мы все рычим, как тигры,
Хохочем грубо, кривим рты.
Но, лишь пойдут Финала Титры –
Преобразимся, я и Ты!
Веселье То Пребудет с Нами,
Но Не останется Уж «их»,
Сдадутся ветры и цунами,
И Вспыхнет Вечность Для Двоих!

Что «Это» Меняет.
Я неизменен, прочен. А измена,
Чья ни была бы – Не Изменит То,
Что Несомненно, Точно, Без Размена;
И Дарит Верность Навсегда – За То,
Живёшь что ты Обычным Человеком,
И Не Меняешь Верность на кошмар,
Не пропадаешь в дебрях с иллюзорным веком,
И Держишь «неожиданный удар»!

Накидал.
Накидал х..ни в авоську,
Да что мочи побежал,
Скорчил правильную моську,
Губки юбкою поджал –
И упал на полдороге,
Всё забыл: кто был, кто есть;
Съехал каплей при Пороге,
Выдохнув Чужую Честь.









Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 6
© 21.09.2020 КАСТОМС (CUSTOMS)
Свидетельство о публикации: izba-2020-2902316

Метки: Customs, путь, движение, любовь,
Рубрика произведения: Поэзия -> Стихи, не вошедшие в рубрики


















1