Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Ракушка-1


Ракушка-1
Отрывок из книги "Ракушка"

1. Наказание

- Она меня укусила! Укусила! – по коридору гостиницы бежал полураздетый мужчина и прижимал ладонь к губам. – Она меня укусила!
На крик открылась дверь и из нее вышел мужчина.
- Иди сюда, нечего так шуметь, ну укусила, это же женщина. Заходи. Вот, возьми салфетки, успокойся, схожу за твоими вещами.
- Она меня укусила! Оттяпала пол языка, она… - мужчина убрал руку и посмотрел на свои окровавленные пальцы.
- Блин! – выругался Николай. – Будь мужчиной. Разговаривать можешь, значит язык на месте. Там ванная, прополоскай, я сейчас.
Николай вышел в коридор, он уже знал причину недовольства клиента, это не в первый раз, но чтобы так нагло, взять и цапнут, это уже слишком.
- Ир, ты здесь? – он открыл дверь и словно хозяин вошел в коридор номера. – Ир! Ты где?
- Тут я, тут! – чуть ли не крикнула девушка. – Я не виновата, он сам начал пихать мне в рот свой язык, я ему кто? Отвратительно, отвратительно, мерзко, мерзко.
Николай стоял посреди комнаты и смотрел на девушку, что сидела на краю кровати и вытирала себе рот ладонью, словно он у нее грязный.
- В прошлый раз ты что сделала?
- Ну я же…
- Ох, Ир, ну что мне с тобой делать, а? Ладно, одевайся, на сегодня свободна.
- Нет, я готова, ты только скажи им, чтобы делали свое дело и валили.
- Так не пойдет, все по полной программе, как говорится, все включено. Одевайся, на сегодня все. Пойду разберусь, надеюсь, мне это дорого не обойдется, если что, с тебя спишу.
Ира промолчала. И так понимала, что, когда входит в номер клиент, она должна отключать все свои чувства самосохранения. Николай вышел, закрыв за собой дверь, он всегда был вежливым, никогда не кричал, всегда находил добрые слова. Ира знала, кто он, боялась его, но в то же время доверяла, поскольку больше некому было.
- Как я влипла, как? – Ира хотела бы отмотать время назад, но время — это не прямой отрезок, не станция в метро, где можно сделать пересадку.
Она была успешным трейдером, прошла курсы, засела за учебники и прочитала с десяток книг. На графиках все просто: сотни, тысячи индикаторов, что помогали спрогнозировать движение цены. На истории все красиво. Тогда Ирина смеялась, слушая лектора, он показывал, что тут можно было бы войти в рынок, а тут выйти.
- Хорошо, - сказала она лектору. – Можно я вам покажу? – Ирина подошла к экрану и закрыла часть графика, лектор не видел продолжения, она это сделала наобум. – Что вы сейчас сделаете? Войдете в рынок или будете ждать?
- Надо смотреть историю.
- Хорошо, давайте посмотрим, - предложила она.
Лектор засомневался, он думал, но каждый раз, когда он говорил, что надо подождать, рынок продолжал движение по тренду, а когда надо входить, происходил разворот в цене. Ирина понимала, что теория и практика — это разные вещи, и лектор просто пудрил мозги новоиспеченным трейдерам, чтобы те несли деньги.
- Как я так влипла? – повторила Ирина, встала и поправила на себе платье.
Она почти полгода работала на себя, может ей повезло, но Ирина подняла свой счет на 25 процентов, для акций это приличный доход. Ей дали плечо один к трем, еще месяц торговли, и капитал подрос. Потом появился первый инвестор, сумма небольшая, а потом еще один инвестор, и еще, и вот к ней обратился человек от Карпова. Кто он такой, Ирина не знала, мало ли кто стоит за деньгами. Ее пригласили на работу, выделили отдельный кабинет. Может это была звездная болезнь, но Ирина возгордилась собой. Теперь в ее распоряжении были сотни миллионов, и она стала торговать. Ирина получала бонус в размере пяти процентов от прибыли, а это большие деньги. Но вот настал 2008 год, и все рухнуло. Цена 101 за акцию Сбербанка, было пробито сопротивление, Ирина выставила стопы за минусом в 10 процентов, но после сдвинула их ниже.
- Как я влипла?
Уже сотый раз она себя спрашивала и не понимала, чего тогда испугалась. Надо было просто выйти, распродать активы, объемы большие, а цифры буквально по минутам показывали все больше и больше убыток. Есть люди, которые в экстремальный момент просыпаются, но есть те, кто входит в ступор. Ирина оказалась во второй группе. Она тупо смотрела на график и видела минусы. Необеспеченное ипотечное кредитование обвалило рынок в США. Горели сотни миллиардов, банки лопались, баржи закрывали торги, в мире начался хаос.
- Это что? – в ее кабинет влетел разъяренный Карпов.
Его Ирина видела всего несколько раз, он был учредителем множества компаний, какое ему дело до мелкого клерка на фондовом рынке. Но он, а вернее Ирина теряла его деньги.
- Что это?
Наверное, только тогда Ирина поняла, что влипла по самые уши. Она обещала максимальную просадку в 15 процентов, но на экране графики показывали минус сорок пять. Тогда Ирина искала уровни поддержки, но их не было, октябрь и цена 56 рублей за акцию.
- Что это? Как так? Почему?
- Кризис, - сухо ответила Ирина. – Мировой.
- Мировой, а я тут при чем?
Объяснять было бесполезно, может Карпов и понимал, что такое финансовый рынок акций, но сейчас он видел цифры, и они были не в пользу Ирины. В тот день ей повезло, они еще как-то договорились подождать. Ирина уговорила не выходить из позиций.
- Рынок не может падать вечно, это мировой кризис, он восстановится, обязательно восстановится, это триллионы денег, - говорила Ирина. Карпов поверил, но в ноябре он заставил их продать по цене 28,10 рублей. Пока акции были куплены, оставалась надежда на их восстановление, но после продажи убыток был зафиксирован.
- Все, - тихо сказала Ирина, когда последняя сделка была закрыта.
Таких денег не прощают. Ирина думала, что не доживет до утра, что ее отвезут в лес или прямо тут в кабинете прикончат. Она пришла домой и целыми днями пила валерьянку, думала, что это поможет. Уже хотела уехать из города, смыться, спрятаться, но не успела.
- Здравствуй, Ир, - сказал Николай, когда она открыла ему дверь. – Ты не важно выглядишь. Я войду?
- Да, - она кивнула.
- Ты не маленькая девочка, знаешь, что произошло.
Ирина смотрела новости и видела, что акции опустились еще ниже, дойдя к декабрю до 24 рублей. Может надо было раньше продать, но это хорошо говорить задним числом, Ирина до сих пор не понимала себя, почему нарушила свои правила и не закрыла сделку. Жадность, страх, вот что было у нее.
- Знаю, - сухо сказала Ирина. – Мне одеваться?
- Да. Я пойду, там внизу стоит машина, она тебя отвезет.
В какой-то момент промелькнула мысль закрыться в квартире и отсидеться, а может даже вызвать полицию. Но рано или поздно ее поймают, и все будет намного хуже.
- Это кризис, мировой кризис, - сказала Ирина, когда закрыла за Николаем дверь.
Он был посредником между Карповым и ею. Чем он конкретно занимался, Ирина не знала. Она привела себя в порядок, оделась поскромней, чтобы одежда не бросался в глаза. Мысленно перекрестилась и спустилась вниз, где ее ждало такси.
- Вы знаете куда ехать? – спросила Ирина водителя.
- Да, мне сказали.
Она отключилась от внешнего мира, в голове вертелись фразы с оправданиями, что не хотела, но так получилось. Что все восстановится, только надо время. Машина петляла, Ирина не думала, куда они едут, остановились около здания, ее встретили, и она пошла прямо в ловушку, которая захлопнулась, как только она переступила порог кабинета.
Их было трое, Ирина не успела ничего сделать, закричала, но уже через секунду пластиковый кляп прижал язык. Она мычала, пробовала отбиваться, но все было бесполезно. Через минуту с нее были сорваны трусы, а после произошло то, что трудно представить. Это длилось не долго, на часах прошло полчаса, но для Ирины это время стало бесконечным.
«Странно», - думала она, смотря, как медленно движется секундная стрелка. Вот она дернулась и замерла, Ирина успела подумать про маму, попросила у нее прощения. Она успела рассмотреть лица мужчин, их глаза, их похотливые взгляды, и только тогда стрелка снова дернулась. Еще одна секунда.
Ее бросили прямо на столе, сделав свое дело, они ушли. Ирина тяжело дышала, захотелось заорать, завыть, но кляп еще был во рту. Трясущимися пальцами она расстегнула ремешок и отбросила его в сторону. Глаза плохо видели, лицо было в слезах, а рот в слюнях и соплях. Было противно за себя, за свой вид. В этот момент Ирина ненавидела весь мир. Она почти час рыдала, хорошо, что никто не открыл дверь и не увидел ее в таком состоянии. Постепенно вернулась реальность, и она поняла, что случилось. Это было наказание, но наказание было жестоким. Ирина думала, что на этом все кончится, и даже обрадовалась, что осталась в живых, но она ошиблась, это было только начало.
На следующий день ей позвонили и просили приехать в головной офис. Теперь Ирина оделась ярко, чтобы показать, что ее не сломили, что она все так же видит цвета.
- Проходите, - сказала Ирине уже не молодая секретарша и открыла ей дверь.
«Что должно произойти, то обязательно произойдет», - так она думала, входя в кабинет Карпова. Это было небольшое помещение, длинный стол для переговоров, на него Ирина посмотрела с опаской. Карпов встал и, показав рукой на кресло, сел напротив.
- Что же мне с тобой делать?
- Вы уже сделали, - огрызнулась Ирина. – Я вам говорила не продавать, они восстановятся, у вас был задел, они поднимутся.
- Да-да, слышал, и много раз. Какая сейчас их цена? Ниже 21, и все падает. Вроде как я сохранил часть капитала, а вот ты потеряла, и много. Что мне с тобой делать.
- У меня их нет!
- Знаю, что с тебя взять, квартирка крошечная, мебели нет, активов тоже, осталась только ты сама.
- Нет! – тут же крикнула Ирина. – Вы уже вчера получили свое!
- Вчера? Нет, Ир, вчера было предупреждение, чтобы не думала никуда убегать. Паспорт твой у меня.
- Как? – Ирина знала, что он у нее лежит в тумбочке, а это значит, кто-то уже был у нее дома.
- Новый тебе не получить, в паспортном столе есть уши. Да, и прошу тебя, не бегай, - он встал, его рука нервно задергалась. - Ты мои деньги профукала! – Карпов закричал и толкнул кресло.
Ире стало не по себе, еще вчера она думала покончить с собой и на том поставить точку. Но тяга к жизни ее остановила. «Всякое бывает, не я первая и не я последняя. А что, впрочем, произошло, ну, поимели меня, сволочи, уроды. Но я жива. Да, жива», - думала Ирина. Карпов больше ничего не сказал, вышел, а через минуту в кабинет вошел Николай, как она его ненавидела в этот момент.
- Забудь что было вчера. Так надо, и ты это лучше меня понимаешь. Говорят, боль и страх лучше лечит человека, чем слова, я не верю в это, всегда считал, что можно поговорить, договориться, убедить человека. Чего хорошего, когда сразу хватаются за пушки, вон, посмотри, что в мире творится, санкции, а после и войны, а все почему? – Николай замолчал, пододвинул кресло, налил себе воды из графина, словно собрался читать многочасовую лекцию. Сел в кресло и, сделав несколько глотков, поставил стакан на стол. – Тебе надо было только зафиксировать убыток в 15 процентов, стала бы героем. Что случилось?
- Не знаю, - честно призналась Ирина. – Этого никогда не было, кризисы случаются раз в полвека, я была не готова.
- И что теперь?
- США начнут спасать свои банки.
- Зачем это им?
- В Европе фондовый рынок делает больше объемов чем США, но именно в США торгуют опционами. Говоря проще, торгуют тем, чего нет.
- О как!
- Да, финансовый рынок. Это продаем то, что уже продали, а если этого нет, то придумываем новые инструменты. Это все пузырь.
- Не пугай меня так.
- Уже давно так повелось, поэтому рынок США и рухнул, а их валюта мировая, и потянула всех за собой. Я не знала, что делать, просто не знала, но все восстановится, все.
- Это хорошо говорить, но он, - Николай показал на дверь, имея в виду Карпова, – из-за твоей нерешительности потерял много, я даже точно не знаю сколько, но много.
- 78 миллионов.
- О… - протянул Николай, удивляясь такой цифре.
- Я не могу их ему компенсировать, это рынок, это…
- Ир, я разве тебя упрекаю? Нет! Знаю, что не можешь, но и его пойми, ты его кинула. Да, именно кинула, тебя можно распилить на кусочки, продать на органы, но зачем? Или просто прихлопнуть и забыть про твое существование, но зачем? Это не вернет того, что ты натворила. Что было вчера, это напоминалка, что будет с тобой ежедневно, и где бы ты не находилась. Или тебя посадят на цепь или… - на последнем слове он остановился.
- Я не буду проституткой, если ты это имеешь в виду, я лучше сдохну.
- Зачем умирать, и разве я тебе говорил про работу за деньги? Нет. Ты будешь обслуживать в день по одному клиенту, за просто так, пока тебя не простят.
- Вот так просто, пока не простят? По-твоему, кто я? Я похожа на девочек из борделя?
Николай внимательно посмотрел на Ирину, допил стакан воды.
- Ир, я хочу как лучше и стараюсь смягчить последствия. Ты бы уже с самого утра корчилась и до поздней ночи, но ведь это же ничего не решает. У всех есть слабые места, у меня, у тебя. А у Карпова — это его деньги. В день один клиент. И не важно кто он, сделала свое дело и свободна, это условие, ты согласна?
Обвал рынка и финансовый крах — это только начало. И теперь каждый день Ирина ближе к вечеру приходила в отель. Иногда ей звонили утром, а порой и ночью, она не могла отказаться, одевалась и шла словно на работу.
- Ты его укусила, зачем?
- Он воняет. Я кто ему, шлюха? Сказала же, сделай и вали, а он, видите ли, любви и ласки захотел.
- Встань, повернись, - сказал Николай.
Он это делал почти каждый день, Ирина молча поднялась с кровати, подошла к столику и, облокотившись на него, задрала подол платья. За спиной Ирина услышала, как расстегнулась молния на брюках, а после щелчок резинки. «Он что, носит их в своей кобуре как запасную обойму?» - подумала Ирина и чуть пошире расставила ноги.


Отрывок из книги "Ракушка"






Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 459
© 21.09.2020 Елена Стриж
Свидетельство о публикации: izba-2020-2902165

Рубрика произведения: Проза -> Эротика



Добавить отзыв:


Представьтесь: (*)  
Введите число: (*)  















1