Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Очерки о милиции


Ждите, я скоро вернусь.

Только сейчас, сняв бронежилет, Сергей почувствовал усталость…
И всё равно он был доволен. Несмотря на перегрузки и нервное напряжение.
Сейчас он придёт домой, жена посмотрит на него с укором и вздохнет: «Опять всю ночь мотался где-то? Сколько же можно?».
Он уже выходил из кабинета, как раздался телефонный звонок: «В доме по улице Шолом-Алейхема скрывается вооруженный преступник. В квартире женщина и двое маленьких детей».
Тут же не до усталости. Сергей снова надел бронежилет, взял автомат.

… В той квартире балкон выходит во двор. «А что если тихо и незаметно забраться на балкон, а оттуда внезапно…»
Времени для раздумий не было. С балкона он увидел в комнате худощавого парня с обрезом в руках. На стуле, опустив руки на колени, сидела женщина. На кровати – двое малышей.
Преступник не видел Сергея. Все его внимание было обращено на входную дверь: за нею, в коридоре, стояли двое из оперативной группы, отвлекали его стуками, призывали добровольно сдаться.
И тут Сергей резким ударом ноги выбил балконную дверь, ворвался в комнату.
Преступник ошалело бросился на кухню, забаррикадировался: «Кто зайдёт – застрелю!».
Сергея и парня разделяла стеклянная перегородка. Что делать? Что предпринять, чтобы избежать жертв?
- Слышь, парень, - спокойно сказал Сергей. - Опусти обрез. Тут дети. Невинных покалечишь.
Парень на минуту задумался. Потом злобно бросил: - Мне всё равно! Погибать, так с музыкой!
И опять переговоры. Сергей спокойно, убедительно призывал к благоразумности. Преступник заколебался. Опустил обрез, присел.
- А что мне будет, если сдамся?
- Будет справедливый суд. Пока ещё ничего не натворил – положение твоё небезнадежное. Прошу выпусти женщину с детьми. Не пугай их.
Парень снова призадумался, махнул рукой:
- Пусть убираются!

Сергей облегчённо вздохнул – теперь легче будет разговаривать. Без заложников оборона у парня совсем шаткая. После паузы Сергей продолжал уговоры:
- Ну, какой смысл сопротивляться? Ведь квартира со всех сторон блокирована. Куда денешься?
Преступник заколебался было, но потом снова закусил удила:
- Пусть будет что будет! И тогда Сергей резким ударом попытался открыть дверь на кухню. Парень встрепенулся, вскинул обрез. Сергей уже держал наготове автомат.
- Ну что? Перестрелку устроим? Советую не дурить, брось оружие.

Пальцы, сжимавшие ложе обреза, несколько ослабли, и это Сергей заметил:
- Последний раз предлагаю сдаться. Потом хуже будет!
Парень устало сел на стул, выпустил из рук обрез…

Теперь пора познакомить читателей с нашим героем.
Фамилия Сергея – Двинянин. Старший лейтенант.
Оперативный уполномоченный отдела внутренних дел Биробиджанского горисполкома. Родом из села Красивое. В Биробиджан родители привезли его пятилетним. Учился в школе № 4, что на Лукашах. Потом, закончил техникум и с дипломом механика пошёл в армию. Был водителем-инструктором, потом командиром танкового взвода.
Так что до поступления в милицию Сергей прошёл основательную жизненную школу, имел опыт работы с людьми.
Начал он с патрульно-постовой службы. Спокойный, наблюдательный, склонный к анализу событий, старшина Двинянин с первых дней производил хорошее впечатление. С его мнением и выводами считались опытные оперативники. И они – то предложили ему перейти в уголовный розыск. Хлопот много, трудностей хоть отбавляй, но зато интересно. Романтика, можно сказать.
И вот уже восьмой год старший лейтенант Сергей Двинянин, на этой опасной службе. И здесь он показал себя смелым, находчивым, на его счету уже много заметных дел.
Задержал вооруженного беглого «химика», принял активное участие в расследовании убийства двух девушек, а потом в задержании убийц. Да сколько таких вот дел набралось за восемь лет работы в милиции!

Сегодня у Сергея выходной. Наконец-то отдохнёт с семьёй за городом на лоне природы. Давно уже обещал он шестилетнему Максимке и четырехлетней Кристине весёлую игру в прятки. Жена Таня ещё с вечера приготовила всё необходимое для похода за город.
И вот взвалил Сергей тяжёлый рюкзак на плечо, взял за руку сынишку:
- С богом:
Но не успела Таня закрыть входную дверь, как приехал помощник дежурного:
- На Осенней убийство. Быстренько присоединяйся к группе розыска!
- Вот и отдохнули, - виновато улыбнулся Сергей и обнял жену. – Не обижайся, дорогуша. Такая работа.
Та только вздохнула. Она уже привыкла к беспокойной работе мужа. Вначале, конечно, возмущалась: что это за жизнь такая! Потом смирилась.
- Идите на речку без меня, - сбросив рюкзак, сказал Сергей. – Может, скоро вернусь.
И действительно, к обеду Двинянин пришел на речку и к радости детей и жены развёл костёр, поставил котелок на огонь.
- Угостили вот свежей рыбой. Будет уха.
Таня не приставала с расспросами: где был, что случилось?
Когда уха сварилась, муж произнёс:
Понимаешь такое дело…
Там с вечера пили, передрались и один другого ножом пырнул. Насмерть. Убийца скрылся. Но мы точно высчитали, где он, и уже через два часа задержали. Вот так. Удачно сегодня сработали ребята.
Такая жизнь у старшего лейтенанта Сергея Двинянина. Беспокойная, напряженная, опасная, ненормированная.
30.01.1990 г.





«ВСЕМ НАДЕТЬ БРОНЕЖИЛЕТЫ!»

Пили второй день. Стол был завален объедками, пустыми бутылками. В комнате висел табачный дым. Всё было пропитано сивушным запахом.
За столом шёл «душевный» разговор.
- Ну, да, так и возьмут они меня. Плевал я на ваших ментов.

Николай (назовем его так) с достоинством оглядел собутыльников и добавил:
- А если, что – продолжу свой счет с ними. Было четверо – станет больше.
Захохотал:
- А что, очко играет? Кого бояться? Я гуляю! А ваши биробиджанские вшивари, меня хрена заметут. – Он многозначительно похлопал по пистолету.

Собутыльники со страхом и уважением смотрели на Николая. То, что «висят» на нём четыре убийства, они знали из его рассказов. Характер его знали.
О том, что Николай находится во всесоюзном розыске, в Биробиджанском городском отделе милиции узнали недавно.
В ориентировке, отправленной из Ставрополя, было сказано немного: «Разыскивается Н… совершивший четыре убийства. Возраст – 2—25 лет, рост175-178 см., без особых примет, при себе имеет пистолет. Может находиться в городе Биробиджане». Подчеркивалось, что при задержании нужно проявлять особую осторожность – оружие применяет не задумываясь.

С подобными ориентировками почти ежедневно, знакомится оперативный состав уголовного розыска. Но такие категории: убийц – не частые «гости» в нашем городе.

Старший лейтенант милиции Кочнев Игорь Михайлович – оперуполномоченный уголовного розыска, стаж работы – три года по характеру решительный, выдержанный, хороший спортсмен – мастер спорта по борьбе.

С вечера Игоря «обрадовала» комендант: «Наше общежитие ликвидируется, придется выселяться».
А куда выселяться? Он-то знает, что в этом году горисполком не смог выделить отделу ни одной квартиры. Обидно, конечно. Общежитие его устраивало. Куда теперь? В такой ситуации и работа не в радость. Если сегодня не решить вопрос – хоть домой не приходи. Что сказать жене?

В дежурной части Кочнев ознакомился с ориентировками. Невольно задержался на сообщении о розыске убийцы, подумал: «Надо поговорить с жителями на участке. Придет к нам – будет беда».
Однако работа не шла в голову. Отправился в горисполком, в объединение «Биробиджанстрой». Вроде пошли навстречу, разрешили временно в общежитии остаться. Потом видно будет.

Вечером Игорь обошел дома в зоне обслуживания. Позвонил в очередную квартиру. Здесь ему сказали, что в соседнем доме всю предыдущую ночь гуляли, громкая музыка не давала спать. Когда описали участников гуляния, Кочнев насторожился: один из них был похож, на объявленного в розыске Н. Очень похож. Опросы жителей подтвердили предположения Игоря.

Старший лейтенант милиции Андрей Владимирович Белоусов – старший оперуполномоченный, рассудительный, аналитический склад ума, стаж работы пять лет, физически развит, занимается тяжелой атлетикой.

Андрея Владимировича не радовала перспектива дня. На обслуживаемой им территории за сутки совершенно две кражи. И хотя были, как говорится зацепки, но ухватиться за них не удавалось.
С утра были проблемы с машиной – резина лысая, выезжать из гаража шофер отказался – на таких колесах далеко не уедешь. Но и пешком отправиться на оперативное задание – не дело. Правда есть еще «Тойота», но нет горючего. А работать надо быстро. Надо, надо…

Майор милиции Анатолий Васильевич Струк – начальник спецкомендатуры, в ОВД 27 лет, большой опыт оперативной работы.
В этот день он проверял службу.
Анатолий Васильевич – «ходячая энциклопедия». Обладая отличной памятью, помогает молодым сотрудникам. В 23.00 он был в отделе…

Младший лейтенант милиции Владислав Николаевич Донецкий – оперуполномоченный уголовного розыска, стаж работы – один год.

Для него многое - впервые, но желание разобраться, уверенность, что товарищи помогут в нужную минуту, дают надежду, что из Владислава получится дельный сыщик…

Старшина милиции Петр Николаевич Кириллов – заместитель командира взвода патрульно-постовой службы…

Поздно ночью заместителю начальника отдела подполковнику милиции В.С. Неугодову дежурный сообщил о «выявленном» преступнике.
- Кто рядом? – спросил Виктор Степанович.
Ему сказали.
- Всем надеть бронежилеты, вооружиться автоматами. Через пять минут буду!
И вот ушла группа в составе майора А.В. Струка, старших лейтенантов И.М. Кочнева и А.В. Белоусова, младшего лейтенанта В.Н. Донецкого и старшины П.Н. Кириллова, сидела в кабинете Неугодова.
Изучали план дома, квартиры, места подхода. Прикинули, как оцепить дом, в каком порядке войти в квартиру, кто будет прикрывать первых – Кочнева и Белоусова.

Тяжелые бронежилеты давили грудь, учащенно билось сердце. Недалеко от дома Неугодов ещё раз проинструктировал участников операции. Выставил оцепление. Окна нужной квартиры светились ярче остальных и, словно глаза ночного хищника, таили в себе опасность.

За тонкой доской двери – музыка, пьяные голоса.
От резкого удара дверь открылась сразу. Мелькнули тени, раздался звон разбитой посуды.
Когда подполковник Неугодов вошел в комнату, все уже было кончено. На полу, распластавшись, лежали двое мужчин. Один из них смотрел широко раскрытыми глазами на оперативников, прижавшись его к полу. Он не успел оказать сопротивление Кочневу и Белоусову – пистолет его лежал в стороне…

Через час, уложив бронежилеты в сумки, участники операции уже собирались домой…
Ночной город отдыхал после трудового дня. На улицах – тишина. И только шум милицейской машины нарушил это спокойствие. В УАЗике ехали добросовестно выполнившие свой долг милиционеры. И не было у них вроде своих больных бытовых проблем, не было забот. На душе было спокойно – они поработали сегодня на славу, оградили людей от опасного преступника.
26.09.1990 г





НЕ ОСЛАБЛЯТЬ БОРЬБУ (04.10. 1989 г)

Замигала лампочка на пульте. Оперативный дежурный горотдела милиции Н.В. Карасев поднял трубку.
Взволнованный женский голос с надрывом сказал: «Приезжайте скорее, убитый тут…»

Помчалась по ночному городу по указанному адресу милицейская машина. Проблесковый маяк высвечивал темные окна спокойно спавших домов.
Вот и дом, где произошла трагедия.
Оперативная группа вошла в квартиру. На полу лежал мужчина с багровым лицом, что-то бессвязно бормотал. На голом животе виднелась поверхностная резаная рана. Рядом валялся кухонный нож, испачканный кровью.
В кресле сидела женщина. Бледная, заплаканная, прижимая к покрасневшим глазам мокрый платок. На столе – пустые бутылки из-под пива, водки. К стене жались несколько мужчин, с недоумением смотрели они на хозяйку и прибывших милиционеров…

Надежда Михайловна Новикова (фамилия, имя, отчество по понятным причинам изменены), всхлипывала: «Нету больше моего терпения, довел «тихушник» до преступления. Забирайте меня, хоть в тюрьме отдохну от этих пьяниц». Она кивнула в сторону прижавшихся к стене мужчин.

Я привел только один эпизод из нашей повседневной милицейской работы. А работы ой как прибавилось!

О том, как мы «победили» пьянство, наглядно видно из суточных сводок. Городским отделом внутренних дел только в текущем году, привлечено к административной ответственности за появление в общественных местах в нетрезвом состоянии 2037 человек, против 1486 в прошлом году. На улицах и в общественных местах было подобрано 2359 нетрезвых. (А было 1616).
Увы, наши городские «центры культурного отдыха» - рестораны и кафе – являются скорее центрами «спаивания» определенной категории людей.
Цифры, которые я приведу, не слишком большие, но ведь это только, как говорится, макушка айсберга. На глаза попадают только всплывшие на поверхность «художества».
В медвытрезвитель было доставлено из ресторана «Центральный» - 13 человек, из пивбара – 7 человек. «Сколько выпила – не помню», - написала в своем объяснении гражданка Л.П. Карташкина. Гражданин И.Г. Свистун объяснил: «Выпил в ресторане «Биробиджан» 500 г. водки».
В полночь, в медвытрезвитель были доставлены А.М. Дружинин и В.И. Смирнов, которые также напились до чертиков в ресторане «Биробиджан».
Они вели себя мирно, были подобраны валявшимися на улице. А вот Н.Ф. Корчагин, В.Ф. Турбитов и М.Г. Вакс, набравшись как следует, затеяли драку, приставали к посторонним.
Но, пожалуй, «чемпионом» по спаиванию посетителей является ресторан «Театральный». Отсюда в вытрезвитель было доставлено 65 человек!
Особенно беспокоит то обстоятельство, что многие наши «клиенты» - это здоровые парни, только недавно отслужившие в армии. Через медвытрезвитель таких молодцов прошло 750! Задумались над этим фактом в горкоме комсомола? А ведь основная причина пьянства плохо организованный досуг, скука.
При задержании многие молодые люди, модно одетые, сквернословят, оскорбляют работников милиции, нередко оказывают активное физическое сопротивление. В прошлом году при задержании правонарушителей пострадали шесть сотрудников милиции, а в этом году девять! Из 706 преступлений, зарегистрированных по линии уголовного розыска, 129 совершены лицами, находившимися в нетрезвом состоянии. Пять убийств, 17 искалеченных в драках, 13 изнасилований… Можем ли мы дальше мириться с пьянством? Над этим вопросом следует серьезно задуматься не только работникам горкома комсомола, горисполкома, но и всей общественности. Этому опасному злу должна быть объявлена непримиримая, неослабевающая борьба!





СЛУЧАЙ В АВТОБУСЕ

Эта история приключилась за тридцать минут до наступления светлого весеннего праздника – 8 Марта в г. Биробиджане, когда мужчины должны не словом, а делом доказать, что они джентльмены и не из трусливого десятка.
Итак…
Автобус маршрута № 2 следовал точно по расписанию. Водитель – Владимир Ананьевич Савичев, подъезжал к остановке «Почта», обратил внимание на группу ребят стоящих на задней площадке. Один из подростков возился у кассы. Водитель открыл задние двери и вошел в салон, увидел, что кассы-копилки нет, а в приоткрытой сумке черного цвета одного из подростков, позванивая мелочью, лежит эта самая копилка.
В автобусе, кроме ребят, находились две женщины и двое мужчин. К ним и обратился водитель с просьбой задержать воров, пока он войдет в свою кабину и закроет заднюю входную дверь. Он был уверен, что В.Г. Файбушенко и Н.А. Капуста с полуслова поймут, в чем дело, и окажут необходимую помощь. Но случилось невероятное…
- Пацаны, бегите! – неожиданно крикнул воришкам Капуста, когда водитель вышел из салона.
Прихватив сумку с кассой, подростки бросились наутек. Шофер пытался, было догнать их, но безуспешно.
Но уйти ворам не удалось. В это самое время мимо проезжала машина патрульно-постовой службы, и Савичев обратился к милиционерам.
Через некоторое время в дежурную часть городского отдела внутренних дел были доставлены Александр Жабицкий, 1970 года рождения, житель пос. Смидович; ученик 10-го класса школы № 3, Юрий Коваленко – тоже из этого поселка, Сергей Перминов – житель Биробиджана, слесарь четвертого цеха завода «Дальсельмаш». Из сумки была изъята касса-копилка с разменной монетой и бутылка с остатками самогона.

Кто же они, свидетели воровства? Кузнец цеха № 1 завода «Дальсельмаш» Н.А.Капуста, физически крепкий мужчина. Как объяснил он своё столь позорное поведение?
«Эти наркоманы могли мне глаза выколоть», - без тени смущения сказал Николай Адофович.
Файбушенко ничего сказать не мог.

Продолжение этой грустной истории случилось уже утром восьмого марта.
В квартире Сергея Перминова во время обыска было отмечено, что семья в средствах не стеснена, что к празднику здесь готовились основательно.
В присутствии понятых здесь было изъят самогонный аппарат и довольно солидный объем спиртной продукции (вспомним теперь ту изъятую в милиции бутылку).
Очень наглядный пример ханжества преподнесла своим детям – сыну-рабочему и дочери-школьнице – работница чулочно-трикотажной фабрики Н.Е. Перминова. На их глазах она выбросила в окно трехлитровую банку с самогоном, дабы скрыть следы преступления.
Следует надеяться, что коллективы заводов «Дальсельмаш» и силовых трансформаторов имени 60-летия СССР и чулочно-трикотажной фабрики, где работают наши «герои», по достоинству оценят их «подвиги».
15.03.1987 г.





ОБЫЧНОЕ ДЕЖУРСТВО

В его долгой службе это был обычный день, который начался с того, что нужно было ремонтировать две машины, иначе работать будет не на чем.
Заместитель командира взвода патрульно-постовой службы старшина милиции П.Кириллов переодевался в рабочую одежду и открыл капот автомобиля. «Бедная развалюха, - подумал он. - Молодые ребята уже отказываются тебя ремонтировать».
Действительно, только у Петра Николаевича хватает терпения ежедневно возиться с дряхлыми машинами. За те 20 лет, что он работает в милиции, не переменился внешний вид машин, да и не улучшилось их качество. Вот уже его сын учится в институте. Вроде недавно вместе с ним в одном экипаже нес службу на «общественных» началах. Хороший, дружный был экипаж.
Когда Петр Николаевич заступает на службу, можно быть уверенным – взвод ППС сработает четко. Не зря за последний год количество уличных преступлений в городе Биробиджане заметно снизилось.
Вместе с командиром взвода капитаном милиции Чекалдиным он работает не один год. И то, что среди личного состава взвода нет происшествий, а транспорт, несмотря на отсутствие запчастей, ещё хочет – его заслуга.

Крупные капли дождя разбивались о ветровое стекло патрульной машины. Петр Николаевич свернул к ресторану «Биробиджан». Приближаясь к нему, он обратил внимание на группу молодых людей, стоящих у крыльца и громко выясняющих отношения. Вот раздался хлесткий удар, даже в машине был слышен лязг зубов. Из группы вывалился и приземлился на асфальт один, затем другой…
Петр Николаевич по рации сообщил в дежурную часть о происшествии, дал команду подтянуть к ресторану ещё две патрульные машины. Не ожидал их прибытия, он оставил напарника у машины, а сам направился к дерущимся.

Не надо думать, что он один в состоянии был прекратить драку, но установить главных зачинщиков должен был. За всю свою службу старшина Кириллов ни разу не спасовал перед правонарушителями и преступниками.

Из открытых окон ресторана неслась музыка, а здесь, под окнами дробили зубы и рвали модную одежду местные супермены. Большинство из них Петр Николаевич видел и раньше, но одно дело, когда они отпускали плоские острые среди себя подобных о «ментах» и этом длинном старшине, и совсем другое, когда отработанными ударами с перекошенными лицами, сбивают с ног пришедших отметить семейное торжество молодых супругов. Унизить парня перед его женой – разве не подвиг?

Петр Николаевич дважды предупредил хулиганов о намерении применить силу. В ответ – отборные маты и угрозы. Возникло опасение, что хулиганы уйдут безнаказанными, тем более, что трое уже обступили его, попробовали, крепко ли пришиты погоны.

Когда подъехали две патрульные машины и милиционеры, сориентировавшись в обстановке, раскололи группу на две части, стали изымать из толпы хулиганов, старшина Кириллов «успокоив» наиболее активных «суперменов», повел двоих для посадки в машину.
После доставки нарушителей в дежурную часть, привел себя в порядок и опять на маршрут.

В 19.40 по рации поступило сообщение, что в районе улицы Калинина из рук женщины, неизвестный вырвал сумочку с деньгами.

Перекрыв пути возможного отхода, стали двигаться вдоль улицы, вглядываясь в лица ребят. Возле гастронома, старшина заметил парня, похожего на того, кого описала потерпевшая. Он что-то бросил в урну. Петр Николаевич оставил машину, подошел к магазину и лицом к лицу столкнулся с подозреваемым. Тот, спокойно взглянул на старшину, потом резко шагнул в сторону – поздно.
Из урны достали сумочку – уже без денег.

И снова на маршрут. После закрытия ресторана на улицах стало меньше народу. Посвежело. Опять сообщение дежурной части. Два подростка угнали грузовик «КамАЗ». Машина движется в сторону села Раздольного.
Кириллов услышал по рации и первые доклады, что экипаж в составе старшего сержанта Шпилько, сержанта Афонина, младшего и старшего сержанта Авилова преследуют угонщиков. И тут сообщение вдруг прервалось. «Что-то случилось», - подумал Петр Николаевич.
Интуиция его не подвела. Зная, что угонщики – подростки, ребята не стали использовать оружие, попытались остановить грузовик. Но тут угонщики таранили милицейский «уазик» и сбросили его в болото. От удара «КамАЗ» вильнул и плюхнулся передними колесами на крышку милицейского автомобиля.
Угонщики выскочили из кабины и побежали в разные стороны. Через несколько минут, мокрых и дрожащих, задержали их подоспевшие к месту происшествия Кириллов и его помощник.
В салоне патрульной машины сидели четверо милиционеров. Под тяжестью грузовика прогнулась крыша, заклинило дверцы. Булькала вода, машина проседала в болото. Подбежавшие на помощь товарищи освободили их из плена. Выволокли, потом, из болота и обе машины.

На следующий день, вместо выходного Петр Николаевич оглядывал искуроченный «уазик», прикидывая, с чего начать ремонт.

24.09.1991 г.




В ТОТ ЖЕ ДЕНЬ

Ты мне мозги не втирай! Думаешь, имеешь много здоровья? Последний тебе срок – две недели. Не внесешь в «общак» штуку – пеняй на себя.
Виктор зло смотрел в глаза «должнику». Валентин весь напрягся, ожидая удара в лицо.
Короче, немного помолчав, продолжал сборщик «общака». – Вот тебе два железнодорожных билета. Возьмешь в Биробиджане вместе с «Серым» несколько квартир – и растворитесь.

Виктор сжал пальцы, в кулак. Валентин от предчувствия удара втянул голову в плечи.
Не дрейф, - ухмыльнулся Виктор. – Все будет о, кей!

Поезд отходил через четыре часа. «Серый» стоял рядом. Достал из кармана пачку папирос, закурил. Потянуло сладковатым дымком.
- Конопля, - подумал Валентин.
На кражу ему идти не впервой, но что-то останавливало его сейчас. Он вспомнил один разговор. После хорошей «работы» во время бахвальства одного из собутыльников услышал он о том, как в областном центре менты успешно «пасут» залетных гостей, быстро выходят на след.
Валентин нервно передернул плечами. Ехать очень не хотелось, но где взять деньги?
Вышли из вагона. «Серый» нетерпеливо толкнул его в спину. В его синей спортивной сумке что-то звякнуло.
- Что там у тебя?
- Нежданчик ментам.
Валентин пожал плечами, нащупал в своем кармане выкидной нож. Пошел вдоль забора к вокзалу.

Встретили их хорошо. Натаха накрыла стол. На следующий день поднялись часов в восемь. Не пили. «Дело» есть «дело».
«Серый» возится с сумкой. Достал обрез, засунул его под куртку.
В дверях показались двое местных – наводчики.
- Тачка ждет, едим!

Дверь в квартиру открыли в несколько секунд, отжим работал четко. Взяли видик «Тошиба», три шапки. После третьей квартиры вернулись на «базу». Время было обеденное.

… Начальник уголовного розыска капитан милиции Спиваков был недоволен: три дня в городе обворовано пять квартир! Видна была квалифицированная работа. Редкие свидетели описывали приметы пятерых преступников – четыре парней и девушки.

Оперуполномоченный Дмитрий Капачинский внимательно прочитал показания свидетелей. Тариэл Мурванидзе изучал список похищенных вещей.

- То, что они имеют наводчиков – бесспорно, сказал Спиваков. – Есть у них и транспорт. Сделаем так: Капачинский с двумя группами отработает район от переулка Швейного до автовокзала. А Тариэл возьмет Комсомольскую улицу.
… Около 15 часов Дмитрий шел по улице Калинина. Обратил внимание на худощавого высокого парня в куртке, похожего по описанию на одного из воров. Зашел парень в один из домов. Долго его не было. Потом, кроме длинного, с сумкой вышли еще двое, о чем-то оживленно переговаривались.
- Да, выбили мы ему все окна. Пусть немного остынет.

Дмитрий понял, что речь шла о Мурванидзе. Вчера у него в квартире разбили окна. Причем, не в первый раз. Запугивают.

Группа разделилась. Двое пошли на улицу Шолом-Алейхема, а один, что с сумкой, - к вокзалу. У перехода, что против автобусной остановки, Дмитрий нагнал его.
- Эй, парень, не спеши. Милиция.

Длинный дернулся, рванулся было в сторону, но потом резко обернулся, сунул руку под куртку. С ножом кинулся на Дмитрия. Капачинский успел крикнуть: «Рискуешь, парень, стрелять буду!». Передернул затвор пистолета. Длинный уже совсем рядом. Дмитрий уже выстрелил вверх, а парень – вот он! Бледное узкое лицо, белесые глаза…

Стоявшие на остановке потом увидели, как длинный выпустил из вытянутой вперед руки нож, а среднего роста мужчина с пистолетом повел его в сторону…
Уже потом, в отделе милиции, во время обыска у длинного изъяли немало золотых колец, других похищенных вещей.

В это же время Тариэл Мурванидзе стоял у травмпункта – порезал руку, когда стеклил окна. Он обратил внимание на подозрительных парней, направлявшихся к телефонной будке. Пошел им навстречу. Парни словно почувствовав недоброе, свернули в переулок. На требование Мурванидзе остановиться они ответили бранью. И вот уже трое барахтаются на земле.
Справиться с двумя здоровыми парнями не так-то просто. Обратился Мурванидзе к проходившим: «Я работник милиции, помогите задержать воров». Но, увы, никто не остановился, не откликнулся.
Кричал Тариэл, подтягивая к себе то одного, то другого парня. Так долго продолжаться не может. А мимо проходят все новые и новые люди…

Держись, Тариэл! – услышал он вдруг. – Крепкие руки выдернули из его крепких объятий парней. Невдалеке стояла машина взвода патрульно-постовой службы…
Мурванидзе встал, отряхнулся.

… На квартире, где гостили задержанные, кроме краденных вещей, изъяли ещё обрез, нунчаки, выкидной нож.

На первом же допросе Валентин сказал следователю: - Ведь говорили мне не ехать в Биробиджан. Говорили же. Не врубился…

02.03.1991 г.


Кто все-таки защитит милицию. (25.10.1990 г.)

Прочитал я недавно постановление Совета Министров СССР о неотложных мерах по укреплению законности и правопорядка в стране и решил поделиться с читателями своими мыслями, вызванными этим постановлением.
Новые меры в борьбе с преступностью…
Сколько хороших, конкретных решений принято нашим союзным правительством! И что же? Изменилось ли к лучшему положение с правопорядком в стране? Меньше ли стало убийств, грабежей, изнасилований, разбойных нападений? Увы.
Читаю последние статистические данные, опубликованные в «Известиях» 14 октября. Почти во всех регионах динамика зарегистрированных преступлений идет с «плюсом», то есть, с добавлением на 12, 16, а то и на все 20 процентов! Наш Хабаровский край в числе «передовиков». Так в чем же дело?
Причин роста преступности много и о них немало сказано в нашей прессе. Хочу остановиться только на одно – о роли милиции, её правовой защищенности.
Можно ли всерьез говорить об успешной борьбе с коррупцией, организованной преступностью и хулиганством при нынешнем положении правоохранительных органов?
Как это парадоксально ни звучит, но самая беззащитная категория населения – это… сотрудника милиции.
Не только потому, что в нашем государстве милиции самая дешевая, и не потому, что мало законов, защищающих её. В стране сложилась порочная, а если точнее – антигосударственная практика считать милиционера простым техническим исполнителем чьей-то воли. А должен он быть, как и всюду в мире, человеком творческим, самостоятельным, инициативным, наделенным определенными большими (именно большими) правами. Я уже не говорю о технической обеспеченности, его материальном положении. Ведь он – представительно власти и власть должна стоять на его защите.

У нас милиция, как принято говорить, народная. Да, наш горотдел ВД является отделом горисполкома. Спрос большой. И только! А как обеспечить надлежащий правопорядок, каким составом, какими средствами – тут вроде мы уже «чужие». Ни денег, ни транспорта, ни жилья. Невольно напрашивается вопрос – а нужна ли городу такая милиция?

Теперь о юридической стороне дела. В какой ещё стране милиционер, а вернее полицейский, должен доказывать свою правоту при помощи свидетелей? А как, спрашивается, можно найти свидетелей, особенно в ночное время, при задержании правонарушителя или преступника? Мало того, наш суд и прокуратура, мягко говоря не всегда считают показания милиционера достаточными. Чаще всего с его показаниями даже не считаются. И резонно у них возникает вопрос: кто она?
Не такие ли граждане, как все? Такие сомнения, например, мучают старшего сержанта милиции Н.А Жданова, которому хулиганы пробили камнем голову и не понесли никакого наказания.
Травму при задержании правонарушителя получил и сержант милиции П.Н. Поштарь. Как же, спрашивается, в очередной раз они, не задумываясь, пойдут один на один с хулиганом или бандитом?
В прошлом году ушли от ответственности девять хулиганов, оказавших сопротивление милиции! И, думаю, что именно по этой причине из нашего горотдела уволилось 25 человек. Многие из них – отличные работники, но видимо, разочаровавшиеся в службе.

В стране нарастает преступность. Об этом с тревогой сказано премьер-министром Н.И. Рыжковым с высокой трибуны.
Биробиджан, к сожалению, не является исключением. Сравним также все цифры. В 1988 году в городе было зарегистрировано 888 преступлений, а в 1989 году – уже 1266. Только за десять месяцев текущего года их стало более тысячи! Тревожно? Безусловно. И эту тревогу должны разделить не только милиция и жители, но также руководители областного центра. Между тем количество личного состава горотдела милиции всё остаётся прежним. И, естественно, ослабла борьба с преступным миром.
Если, например, раскрываемость преступлений по линии уголовного розыска в 1988 году составила 81,9 процента, то в 1989 году она сократилась до 56 процентов. А нынче ещё хуже.
Мы вынуждены были обратиться к коллективам предприятий с убедительной просьбой – оказать нам материальную помощь для организации надлежащей охраны населения города. И большинство коллективов охотно откликнулись, решили выделить отделу по 15 рублей в год от каждого работающего. На эти деньги мы приобрели компьютер, две автомашины, пишущие машинки. А главное – смогли увеличить число нарядов на улицах. И результаты не замедлили сказаться. За девять месяцев текущего года, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, преступность в общественных местах сократилась с 215 до 126 случаев, а на улицах – с 88 до 54 (не путать с общим числом преступлений).
Это, как говорится, хорошо. Но это только малая толика того, что нужно сделать. И один из самых больных вопросов – это транспорт. Две машины УАЗ-459 в дежурной части и столько же во взводе патрульно-постовой службы. А что это за машины? Старые – престарые развалюхи. Ремонтной базы нет, запчастей – тоже. И когда наш ветеран милиционер-водитель В.Т. Сидоров однажды мне сказал, что уже третий раз за месяц в его машине «полетело» сцепление, я невольно подумал: «Ну, всё, отслужила старушка. Дошли мы до ручки».
Бывает, что в течение целой недели, машины не могут выехать на службу: нет резины, нет запчастей, нет бензина.
Ну, подумайте только – на машину в сутки выделяется… аж 20 литров горючего! А порой бывает, что только за ночь приходится по пять-шесть раз выезжать на происшествия.
Недавно в городе было совершено восемь преступлений, которые, думало, можно было бы предотвратить, появись наши патрули вовремя на местах происшествия.
Вижу скептические улыбки на лицах некоторых читателей: «Только ли по причине отсутствия транспорта». Да, главным образом по этой причине.
В дежурную часть поступает сигнал: воры забрались в магазин или в квартиру. Надо немедленно отправить туда наряд, но единственная дежурная машина на выезде. Пока приедет, пока раскачается, и след преступников простыл…
Ещё и ещё раз вчитываюсь в постановление Совета Министров СССР «О неотложных мерах по укреплению законности и правопорядка в стране: «Обязать Госплан СССР и Министерство финансов СССР, предусмотреть в проектах плана и бюджета на 1991 год выделение правоохранительным органам материально-технических и финансовых ресурсов, а также дополнительной штатной численности, исходя из предусмотренных в проекте общественной программы по борьбе с преступностью потребностей».
Радует, конечно, и намерение улучшить материальное благосостояние личного состава милиции. Но почему-то сомнение гложет душу: первое ли это постановление, направленное на борьбу с преступностью? Не останется ли и это на бумаге? А медлить нельзя. Надо действовать энергично, решительно, совместно – милиции, суду, прокуратуре, всей общественности, объявить преступному миру непримиримый бой!





Будни уголовного розыска
Дело № 448

Глубокая осень. Деревья уже давно голые. Только на этих двух ещё держится листва. На дубке листья высохли, стали красными. На осине – ярко жёлтыми. Стоят они рядом и, словно живые, о чём-то тихо перешептываются.
Жёлтая осина и красный дубок…
Следователь, старший лейтенант милиции Сергей Бормашев, задумчиво смотрит в окно, любуется парой. Красиво, как в сказке. Поддерживают друг друга и никакие ветры и непогоды им не страшны. Вот так и среди людей.
Взять к примеру его подопечных Аллу и Вадима Б. Смотришь на них и любуешься: оба молоды, статны, дополняют друг друга. И, кажется, жизнь им улыбается…
«Да, улыбается, - с иронией думает Сергей Евгеньевич. – Как внешне всё обманчиво». Немало сил потратил он, чтобы вывести эту красивую пару на чистую воду, сорвать с нее фальшивую маску.

… О приезде в Биробиджан «гастролеров» из Приморья в городском отделе милиции знали заранее. Опытные домушники, только-только освободившиеся из мест заключения. Во время отсидки, «общак» помогал им немалыми деньгами. Теперь нужно кредиты отрабатывать. Вадим сделал «наколки» на богатых квартирах. Остальное было делом ловких рук. Он очень старался. За «Тойоту» надо было вернуть в «общак» немалую сумму.

Первым к облюбованному дому подошёл гладко выбритый интеллигентного вида мужчина с сумкой, из которой торчала буханка хлеба. Решительно поставил ношу у дверей нужной квартиры, стал нажимать на кнопку звонка. Раза два ткнул ключом в замочную скважину и, мило улыбаясь встречным людям, недоуменно пожимая плечами, ушёл. Разведка «боем» закончена. Вадим дело своё сделал. Теперь очередь за его юными сообщниками. Ребята сели на скамейку у нужного подъезда, беззаботно переговаривались, приветливо провожали взглядами проходивших соседей – были на «шухере».
Наконец прибыли «специалисты». Они действовали четко и решительно. Замки быстро открывались. В квартиру зашли неторопливо, с минуту осматривались вокруг, потом стали деловито обшаривать шкафы, гардеробы, ящики. Крупные вещи укладывали в большие сумки, часы, золотые украшения, бусы – в другую. Уходили чинно, не торопясь.

… Алла не спрашивала в мужа, откуда все эти кожаные куртки, магнитофоны, часы и цепочки. В деньгах она никогда не нуждалась. Ни в чем себе не отказывала.
«Надо уметь красиво жить, Аленький» - говорил ей Вадим в минуты нежности.
Да, красиво жить Алла мечтала. И не так, как сейчас. Ну, что там подержанная «Тойота», двухкомнатная квартира, мебель, как у всех? Она умела ждать. Её Вадик, не сегодня, завтра развернется. Он так и сказал: «развернется». И тогда денег будет мешок…

… Их взяли с поличным. Наводчиков, «рекогносцировщиков» и «мастеров». «Прокололись» где-то, - недоумевал Вадим. – Кто-то в милицию стукнул». Три года дали…
… «Здравствуй, дорогая моя Аллочка!
Помнишь, как я проверял себя? Страшный был у меня тогда запой. Ты спасла меня. Иронически улыбаешься? Не надо, время покажет. Я твердо решил завязать. Буду честно трудиться. Ну, не столько буду зарабатывать, как на квартирах, но нам вполне хватит».

Молодая красивая женщина в сердцах сплюнула, бросила письмо на пол. Уложила ребенка в кроватку и нервно стала вышагивать по комнате. Остановилась, подняла письмо.
«Ты только дождись меня, Аленький. Ну, была дурость. Ты никогда у меня не спрашивала, где брал столько денег. Если бы тогда остановила меня…
Эх! Ну, ничего. Мы ещё молоды, не в деньгах счастье. Будем честно работать, родная моя. Не пропащие же мы люди! Оступился, свихнулся – и будет! Даю тебе честное слово!»

Алла подошла к кроватке маленького сынишки, поправила одеяльце, прислушалась к его ровному дыханию. Две крупные слезинки выкатились из глаз, оставили мокрые следы на щеках…

… На столе у следователя Сергея Бормашева лежит очередное дело – о пьяной драке, убийстве. Долго и внимательно читает он каждый документ. Истина и только истина! В его руках судьба человека. Нельзя ошибаться.

На минуту отрывается Сергей от бумаг, устало откидывается на спинку стула. Заложил руки за затылок, о чем-то задумался. Переводит взгляд на знакомые деревца за окном.
Весна… Позже всех оделись они в нарядные зеленые листья. О чем-то тихо перешёптываются. О чём? Может, о том, что хорошо им вместе, расти беззаботно и радовать людей?
«Как дружны они между собой, - думал Сергей.
- А ведь породы разные. Эх, если бы люди могли так. А то пьяные драки, поножовщина…»

… На дворе буйствовал май. Ярко светило солнце, чистый воздух пьянил. Совсем не хотелось старшему лейтенанту Бормашеву заниматься этим грязным и страшным делом. Но чтобы вот те мальчишки, что гоняют мяч во дворе, могли спокойно спать, он обязан трудиться. Сопоставлять факты изучать показания свидетелей, анализировать показания экспертизы. Такая у него работа – интересная, трудная и опасная.

14.08.1991 г.



Через полтора часа взорвется мост

«Мост через Биру заминирован. Через полтора часа будет взрыв».

Это сообщение от неизвестного лица поступило в дежурную часть отдела внутренних дел Биробиджанского горисполкома в 19 часов 50 минут.
На сигнал отреагировали мгновенно. По тревоге были подняты военные специалисты, личный состав городского отдела милиции, сотрудники КГБ.
На магистрали перекрыли движение, установили заградительные кордоны, начали осмотр опор в перекрытий моста.

В это же время оперативная группа вела отработку круга лиц, способные совершить подобную диверсию. Шли поиски человека, обратившегося в милицию.
К назначенному времени, то есть через полтора часа, операция была закончена. Мин не обнаружено. Движение транспорта восстановлено.
А сотрудники милиции Н.В. Карасев, А.В. Белоусов через короткий срок задержали в одной из квартир подозреваемого, который при беседе с начальником отдела В.Т. Цыгулевым сознался, что информация была ложной, что он «просто хотел проверить, как среагирует доблестная милиция».

Что сказать о личности хулигана? Он – бригадир одного строительного кооператива, сорок лет, отец двоих детей, обильными возлияниями целую неделю отмечал еврейскую пасху и таким же образом готовится к русской.
Такая «проверка реакции» хулигану может дорого обойтись, так как на операцию затрачены тысячи рублей, не считая потерь от простоя транспорта.

05.04.1991 г.



И зоны в зону.

Николай оценивающим взглядом окинул стройную миловидную женщину в мундире с погонами старшего лейтенанта.
Хороша, - подумал, - такую бы в жены.
- Распишитесь вот здесь, - сказала инспектор спецчасти исправительно-трудовой колонии и придвинула журнал, в котором лежала справка об освобождении.
«Эх, волюшка-воля!» - глубоко вздохнул Николай и взял ручку.

На складе, получая гражданскую одежду, кладовщик – «пахан» зоны – тихо, по отцовски назидательно сказал Николаю.
- Первым делом навестишь парней, напомнишь им про долг. «Графу» скажешь, чтобы собрал вещи и деньги. Лично их мне привезешь через месяц. Сам в дело не лезь.

К Степану поднимался уверенно, ждал радушного приема. Не зря ведь их кровати в зоне стояли рядом, дружили, потаёнными мыслями делились.
Николай позвонил. Дверь приоткрылась. Не снимая цепочки с крючка, подросток лет четырнадцати спросил:
- Вам кого, дядя?
- Отец дома?
Паренёк обернулся, звонким голоском позвал:
- Папа, это к тебе.
Хозяин квартиры снял цепочку, открыл дверь.
- Привет Степан, - протянул руку Николай. – Не ждал?
- Признаться, не ждал.
- Да, - вздохнул Николай, - незваный гость хуже татарина.
Степан бросил быстрый взгляд на «кореша» по лагерю, спросил:
- С доброй вестью пришел, аль с дурной?
Николай смотрел на Степана с явной завистью – высокий, крепкий мужик, уверенный в себе.
- Как тебе сказать…
- Если ты по поручению «пахана» - разговора не будет. И вообще запомни: завязал я! У меня хорошая семья, жена заботливая, сын. Они еле меня дождались. И решил я – со старым покончено. Так и передай «пахану».
Степан тихо, но четко сказал:
- Бывай здоров, пути наши разошлись. Следующему связному, если будет, шею сломаю. Ты меня знаешь.
У Николая задергалось веко. Дверь в квартиру захлопнулась перед самым носом.
«Да, изменился Степан, другим стал. Ну, Бог с ним. Надо свою судьбу определить».
Зло сплюнул. Николай сбежал в низ по лестнице. Надвигался вечер, надо было где-то найти ночлежку. Да и перекусить не мешало.
В субботу утром лейтенант милиции Хайбулов вышел из дома немного позже – приехал отец из Облучья, привез внукам гостинцы. Более 30 лет отец прослужил в милиции, сейчас на пенсии. Это по его совету сын связал свою жизнь с милицией. Увидев автобус, лейтенант побежал к остановке. На задней площадке стояли двое, о чем-то тихо переговаривались. Лейтенант невольно прислушался: «А ты не дрейф, Николай. В первый раз на дело идешь, что ли? Зайдём на рынок, с левой стороны стоят вьетнамки с товаром. Возьмешь джинсы или кофту шерстяную и привет, менты!»
Хайбулов прошел на переднюю площадку, отодвинул стекло кабины, шепнул водителю: «Пожалуйста, без остановки поезжайте прямо к городскому отделу милиции». Водитель согласно кивнул головой: «Все будет в порядке лейтенант!»
Они долго запирались, не хотели называть свои настоящие фамилии, но Николая сразу узнали по прежним «художествам» и обоих задержали. Тот, который наставлял, как действовать на рынке, угрожал, что жаловаться будет, что ни в чем не виноват. Начальник криминальной милиции капитал В.И. Троян дал ему выговориться, излить душу, но честного разговора не получилось. Признание будет потом, когда задержанным будут предъявлены вещественные улики, документы, показания свидетелей.

Раздался телефонный звонок. Дежурный сообщил, что звонила работница швейной фабрики. У нее средь бела дня сорвали с головы соболью шапку. Описала двоих парней. Сказала, что сможет их опознать.

Виктор Иванович быстро собрался и выехал на место происшествия. Вместе с потерпевшей стали медленно продвигаться по улице. По рации передали: почти на том же месте двое парней сорвали с головы студентки педагогического училища норковую шапку…

Выделенные наряды милиции перекрыли район вероятного нахождения преступников. Были известны приметы грабителей, сведения, взятые из картотеки. Поиск длился долго, но шаг за шагом сыщики приближались к цели.

Наутро капитан Троян: анализируя итоги прошедших суток, удовлетворенно отметил: преступление раскрыто по горячим следам. Ещё двое преступников обезврежены…

12.12.1991 г.




Убил «просто так».

Резников курил одну папиросу за другой. Затем, бросил окурок, вошел в дом. На кровати мирно спала хозяйка Людмила. Рядом – кроватка её маленькой дочурки. А на полу – зэк Виктор. Как его фамилия, Резников не знал – познакомился накануне. Крепко выпили, оказалось, кореш тоже отбывает «химку» за какое-то преступление. Рядом стояла вьетнамская сумка с вещами – джинсами, куртками. Замел, значит, все. И мою куртку тоже», - подумал Резников, и такое зло его взяло, что готов был этими вот руками задушить гада. И задушил бы. Но обратил внимание на топор в сенях. Недолго думал. Взял его в руки и со всего размаха ударил по голове спящего зэка. Тот встрепенулся, кровь залила ему лицо. Резников ещё раз ударил – готово. Взял сумку и вышел…
Потом в своем объяснении Резников напишет:
«13 сентября я, Резников Григорий, купил в магазине два литра водки и решил съездить в Биробиджан к своей знакомой Людмиле. Встретила она хорошо. Выпили, закурили. Тут зашел неизвестный мне мужчина. Представился: «Виктор». Сказал, что «химик». На нем, мол, висит несколько квартирных краж, и опера его «пасут». Я ему сказал, что тоже нахожусь на стройке народного хозяйства. Налил Виктору стакан водки, выпили за дружбу.
Захмелев, Виктор достал большую синюю сумку, из которой вынимал различные импортные тряпки. Я попросил у него куртку. Он дал. Выпили мы с ним ещё. Виктор стал меня обвинять, что я, мол, навел на него оперов, он еле от них отцепился. Ругал меня последними словами, унижал. Мои доводы слушать не хотел. И меня взяла такая злость…»

… На лестнице Резников встретился с двумя парнями, они оказались из милиции. Григорий, хотел было ударить одного, но не вышло – мигом заломили ему руки за спину. Зашли в квартиру, вызвали врача. Он долго осматривал убитого, потом перевёл взгляд на Резникова.
- И за что ты его так разделал?
А он, Григорий, и сам толком не знал, почему в руки взял топор. Так, злость закипела. По пьянке.

Заместитель начальника уголовного розыска Н.М. Данилов со своими помощниками, произвели обыск в квартире, изъяли украденные вещи, аппаратуру.
Утром следующего дня, на рынке, оперуполномоченный Л.Д. Капачинский, «наколол хозяина» тех вещей из синей сумки, которую пытался унести Резников. При задержании, подозреваемый сильно ударил в висок Дмитрия Дмитриевича, но скрыться ему не удалось.
Почти неделю проболел Капачинский, но сейчас он снова в строю.

12.11.1991 г.


Покой ему только сниться.

Ветер швырял белые комья, сыпал холодную снежную порошу за ворот. Наташа неторопливо шла к автобусной остановке. Сегодня у нее был нелегкий день. Сколько раз она сталкивалась с людьми, живущими двойной жизнью. Лгут, подличают, а то и не прочь утешить, что плохо лежит.
Когда до остановки оставалось метров десять, с нею поравнялись двое парней – высокие, хорошо одетые, о чем-то весело переговаривались. И вдруг… Она сразу ничего не поняла. Крепкие руки ухватили её за локти. Тот, что поплотнее, встал перед ней с ножом: «Цыц!». Протянул руку и сорвал с её головы шапку, засунул её под распахнутую дубленку. Державшие её руки ослабли. Молодые люди быстро прошли мимо остановки, свернули за угол дома…
Только теперь до Наташи дошло – ведь это же разбой! Нет, она не испугалась, её обезоружила его наглость и будничность действий.

Старший оперуполномоченный уголовного розыска Биробиджанского горотдела милиции капитан Н.М. Данилов, в который уже раз прошелся вдоль улицы, осматривая место преступления. За месяц это уже пятое ограбление. Стало ясно, что действует группа. Но чтобы в людном месте идти на разбой…
Николай Михайлович располагал данными о том, что в одной из подозрительных групп в общий котел стали сдавать немалые деньги какие-то парни. Проанализировав имеющиеся факты, Данилов поделился мыслями со своим начальником М.Г. Спиваковым.
Михаил Григорьевич завел Николая в информационный центр. Нажал несколько клавиш на компьютере, и на экране дисплея появились фамилии лиц, совершивших ранее подобные преступления. Преступники действуют по разработанному плану. Они знают, не только где и что можно взять – ими точно просчитано, как покинуть место преступления, через кого сбыть краденное. Работает единая региональная система, имеются тесные связи, осуществляется четкое взаимодействие.

В уголовном розыске Николай Михайлович «ведает» кражами, «отвечает» за организованные группы преступников. За десять лет, что проработал здесь, он понял, что раскрыть преступление без глубоких профессиональных знаний и специальных технических средств почти невозможно.
Мелькают на экране фамилии, адреса, перечень похищенного. Получив подтверждение своим предположениям, Данилов стал отрабатывать связи подозреваемых.
Вместе с товарищами он провел серию оперативных мероприятий. Были изъяты ворованные из квартир вещи, вырванные из ушей золотые серьги, сорванные норковые шапки. Преступники были изобличены и задержаны.

Кто они? Не буду перечислять количество украденных ими вещей, сумму денег, пропитых в ресторанах. Это тема для отдельного разговора. Скажу об итоге.
Грабитель Каштанов осужден на 10 лет лишения свободы.
Шомников – на семь лет.
Можно, как говорится, быть довольным: зло наказано. Но знает Данилов, что это только малая толика того зла, против которого он ведет жестокую борьбу, только один эпизод. К сожалению не последний.

Летом прошлого года весь личный состав городского отдела милиции, переодевшись в гражданскую одежду, много дней подряд патрулировал в жилых квартирах города: замучили квартирные кражи. Над оперативниками воры словно издевались. То в одном районе взлом дверей, то в другом. И почерк один и тот же. Сколько нелестных слов пришлось Данилову и его товарищам выслушать в свой адрес от начальства! Но никак не удавалось выйти на след вора. После четвертой кражи перекрыли все пути, но опять прокол. Через некоторое время краденые вещи появились на рынке в Хабаровске. Стало ясно, что работает хорошо организованная группа с большими транспортными возможностями и связями. К началу августа уже было зарегистрировано 10 квартирных краж.

В память компьютера ввели перечень краденого, показания свидетелей. И появились довольно скудные данные, несколько адресов.

… Вторую ночь Данилов сидит в засаде в квартире, на которую указал компьютер. Сильно болела голова, стало немного обидно за себя. Не потому что, как все нормальные люди, не спит он после честного трудового дня, а потому, что так низко ценится его опасная работа. Сколько лет ожидает он квартиру…
Мысли Николая прервали осторожные шаги на лестничной клетке, потом постукивание ключа в замочной скважине.

Двери открылись, молодые ребята лет 20-25 внесли вещи, закрыли за собой дверь. Выключили свет, а дальше…
Как в картине «Не ждали».

Утром дежурный по отделу докладывал на планерке: «Группой капитана милиции Данилова раскрыта десятая квартирная кража. Задержаны с краденым преступники. Двое - жители Биробиджана, трое – из Хабаровска».

В моем рассказе нет эпилога. За 1990 год в г. Биробиджане было совершено 1077 преступлений по линии уголовного розыска. Из них – 112 краж государственного и общественного имущества и 483 кражи личного имущества.
Раскрыто 63 процента преступлений. Так что, впереди у старшего оперуполномоченного уголовного розыска капитана Данилова ещё немало бессонных ночей, засад, расследований и опасных схваток. Покой ему только снится.
22.01.1991 г.



Начальник уголовного розыска.

На этот раз им повезло. С сумками в обеих руках они вышли из подъезда, осмотрелись.
Вроде чисто, - сказал Николай. Рванули!

Они перебежали через дорогу, успели вскочить в отходивший автобус. «Хвоста» вроде бы не было. Николай был доволен: улов богатый: видеомагнитофон, двадцать кассет к нему, различное барахлишко.
Десять минут нервного напряжения и несколько месяцев безбедной жизни.
Николай позволил себе расслабиться, успокоиться. Осуждающим взглядом посмотрел на напарника. «Мешок» и только. Плоское невыразительное лицо, приоткрытый рот, редкие зубы. Он, Николай, даст ему фору по всем статьям: высок, голубоглаз. Девчонки заглядываются. Особенно они от него без ума, когда дорогие подарки им дарит.

В салоне немного было пассажиров. Никто не обращал на них внимания. «Как мыши всю жизнь в нору тащат, - подумал он о женщинах с сумками. – Копят, чтобы кое-что приобрести. А я вот в два счета все их накопление прибираю к рукам. Бедные, бедные…»

Когда его задержали в первый раз, Николай почему-то был уверен, что не посадят. Молод ещё мол, ошибается, исправится. И, действительно дали отсрочку. Но уже через день после суда, он снова попался. И опять суд пожалел, дал вторую отсрочку. И вот когда в третий раз отпустили, Николай себя зауважал: умеет прикидываться безвинным, заблудшим, слезу вышибать у судей. Лучше сверстников он одевался, деньжата водились. Он принял: можно жить за счет труда других и всегда выйти сухим из воды. Как, это его тайна. Гуманный суд на его стороне.
К восемнадцати годам Николай достиг такого совершенства в «ремесле», такого материального благополучия, что ему могли бы позавидовать иные инженеры или строители. Он бравировал своей смелостью и неуловимостью. Ну, прямо с экрана зарубежного боевика сошел!

В автобусе стало тесно. В такой сутолоке легко затеряться. Но какой-то холодок прокатился меж лопаток. Вроде никто на него не смотрит, но что-то «не климатит».
Степан шепнул:
- Счас сходим.

Черные клочки облаков сцепились, совсем стемнело. Потом ударил гром, и крупные капли дождя забарабанили по крыше автобуса.

Они вышли на улицу. Холодок меж лопаток так и не исчез. А тут ещё Степан пристал насчет «косячка». Он и сам не против затянуться сладковатым дымком, но всему свое время.
Николай вдруг вспомнил, как его «колол» опер. Вежливый такой, выдержанный. Ой, как не хочется снова с ним встретиться!

Когда на квартире распаковали сумки, Степан аж ахнул от удовольствия. Целое состояние! Николай деловито раскладывал вещи по их стоимости, ветровки, кожаные куртки, шапки из ханурика, золотые серьги и броши. Ну, и видик.
В дверь тихонько постучали. Свои? Не похоже. Николай достал нож, встал за дверь, кивнул Степану: «Отвори!».
Крепкие руки буквально вырвали Степана в коридор. В комнату вбежали двое. И медленно так, уверенно зашел тот самый опер.
Вежливый, спокойный, Николай сжал рукоять ножа, занес руку для удара.
Опер среднего роста. Как в масло войдет стилет в его грудь. А там – ходу. Но резкая боль в плече обессилила Николая. Он громко вскрикнул. Капитан милиции Михаил Спиваков, пристально смотрел ему в глаза. Голова стала тяжелей, стучало в висках. По спине побежали струйки пота. Все, опять влип. Теперь, видать, посадят. И надолго.

Сколько лет работает он, капитан Спиваков, в уголовном розыске, но никогда не был доволен собой. Нет, работу он любит, отдавал ей все свои силы и знания. Однако, какая-то неудовлетворенность глодала душу. Но сегодня он должен быть доволен – преступники довольно быстро были задержаны. Операция проведена четко.

В квартиру вошли понятые. Начали обыск. Замелькали украденные вещи, осталось оформить протокол. У стены стояли задержанные в наручниках.
У Степана нервно подрагивал кончик носа. Николай понуро смотрел на носки и свои белые кроссовки.
- Ну что, парень по душам поговорим? – обратился к нему капитан. – Давно ли встречались?

О чем говорить? Опер и сам все знает. О каждом его похождении. Нет, на сей раз снисхождения не жди. И так слишком много с ним возился.
Домой Михаил Спиваков приехал уже после десяти вечера. Заканчивалась программа «Время». Дети спали. Жена встретила у двери. Потеплело на душе: все без слов понимает. Ни о чем не спрашивает. Знала бы она, что над ним был занесен нож бандита.
Хорошо, когда жена - друг. Тогда и на работе все получается.

25.05.1991 г.






Количество отзывов: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 899
© 13.02.2011г. Владимир Винников
Свидетельство о публикации: izba-2011-289912

Рубрика произведения: Проза -> Детектив











1