Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Рубиновый Рыцарь Главы 33 - 37



ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

Долго бежал юноша, подгоняемый страхом быть схваченным и вновь ввергнутым в рабство. Его влекло то необъяснимое слово, сладкое и прекрасное, которым он упивался, словно терпким молодым вином. Это было слово СВОБОДА. Свобода, живительная и манящая, как глоток воды из горного источника в изнуряющую жару.
На восемнадцатый день юноша забрел в непролазные дебри, где деревья росли так часто, что кроны их, сомкнувшись, образовали высокий шатер. Здесь силы покинули Габриеля, и он решил перевести дух. Но лишь только он присел под дерево, чтобы дать отдых своим усталым, израненным об острые камни ногам, как заметил неподалеку убогую хижину, сплетенную из ивовых прутьев и полузасыпанную песком. Габриель подошел к хижине в надежде, что она послужит ему приютом. Двери здесь не было. Внутри хижины он увидел кувшин, кучку луковиц и ложе из сухих листьев. Юноша вошел в это убогое жилище и на ложе увидел человека, не подающего признаков жизни. Но лишь только наш юный герой переступил порог, незнакомец поднял голову и смерил его долгим испытующим взглядом.
- Давненько я поджидаю тебя, мой мальчик, - неожиданно сказал он. - И лишь благодаря твердой вере и светлой надежде я сумел оттянуть свой смертный час. Но теперь могу спокойно умереть. Подойди поближе.
- Нет, сударь, пожалуйста, не умирайте! - взмолился Габриель, приближаясь к незнакомцу. - Если виновником вашей смерти буду я, то позвольте мне немедленно уйти. Но если вам необходима помощь, то я сбегаю за подмогой.
Незнакомец ласково улыбнулся.
- Нет, никого звать не надо, - твердо сказал он. - Мой час настал. Моя земная миссия выполнена. Но я не боюсь предстать пред светлым ликом нашего Создателя, потому что наконец-то встретил тебя.
- Сударь! Я вижу вас в первый раз, - смутился Габриель. - Как же вы могли столько лет поджидать меня ? Меня, простого раба, который и имя-то свое чуть было не забыл. А вы говорите обо мне так, будто я высокородный принц.
Незнакомец тяжело вздохнул и, порывшись в ворохе листьев, извлек оттуда необыкновенной красоты кулон на витой золотой цепочке. Это был большой драгоценный камень кроваво-красного цвета в форме ромба.
- Много лет хранил я этот талисман, - сказал этот странный человек. - Дала мне его одна молодая женщина, потерявшая когда-то своего родного сына, дала с условием, что при встрече я отдам этот кулон ему. Что ж, с радостью выполняю ее просьбу. - С этими словами незнакомец возложил кулон Габриелю на грудь. - Теперь этот чудесный талисман принадлежит тебе. И да свершится то, что рано или поздно должно было свершиться! А теперь оставь меня. Я хочу спать. . .
С этими словами незнакомец закрыл глаза и уснул. Навсегда. . .
Габриель проводил его в последний путь. Могилу он выкопал здесь же, рядом с хижиной, под огромным раскидистым дубом. Похоронив странного человека, юноша поставил над его могилой деревянный крест и посадил березку. Постояв немного в раздумье, наш герой решил остаться жить в этом лесу, в хижине без окон и дверей, где вместо постели - охапка листьев, а вместо цепей - вольный ветер.

****

Много воды утекло с тех пор. И вот на юге страны возродилась одна древняя легенда. В окрестностях города Деникера будто бы появился воин, юный и прекрасный, смелый и благородный. Возникал он, словно из-под земли и неизвестно, куда исчезал. Выезжал воин на прекрасном вороном жеребце. Рядом с конем неизменно бежала большая изящная собака с рыжими подпалинами. На правом плече всадника гордо восседал белоснежный голубь.
Одет был юноша в узкие светлые брюки, высокие сапоги из мягкой кожи, в рубашку алого цвета с глубоким вырезом на груди. За ним, словно огненный шлейф по ветру, развевался алый плащ. Черные, словно вороново крыло, кудри молодого всадника были схвачены на лбу алым шарфом с длинными концами. На юном воине не было ни шлема, ни лат, лишь короткий острый меч покоился в изящных ножнах, да обоюдоострый кинжал был заткнут за широкий пояс. На груди героя на витой золотой цепи красовался чудный амулет с кроваво-красным камнем, рубином в форме ромба.



За благородные поступки, добрые дела, храброе сердце, да еще за кулон, который, словно капля крови, сверкал на груди молодого человека прозвали его люди Рубиновым Рыцарем, и верили они в него, и молились за него. Знали они, что в любое время дня и ночи придет на выручку отважный юноша, отстоит справедливость, покарает обидчика.
И добрыми вестниками разносились по округе призывное ржание вороного коня, громкий лай борзой собаки и радостный голос белого голубя, парящего над землей - трёх верных спутников Рубинового Рыцаря.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

В одно прекрасное утро пожилой человек, одетый, как зажиточный крестьянин, ехал верхом на сильной лошади через лес по дороге, ведущую в деревню Скюдери.
Восходящее в чистом небе солнце освещало безлюдную местность. Ветер был пропитан терпким и сильным ароматом дубовой листвы и полевых цветов. На мху и траве бриллиантами сверкали капли росы. В ветвях порхали и пели птицы, на полянах щипали траву лани. Природа просыпалась, и только кое-где еще виднелись клочья седого тумана.
Лицо путешественника разгладилось под благодатными лучами солнца, грудь расправилась, легкие наполнились свежим воздухом. И всадник запел сильным звонким голосом песню, в которой проклинал кровавого тирана герцога де Клавеля.
Вдруг мимо уха путника просвистела стрела и вонзилась в ветку ближайшего дуба.
- Стой, мятежник! Ни с места! - раздался громкий окрик.
Из леса показались четверо всадников: трое солдат и один молодой офицер.
- Именем герцога ты арестован!
Крестьянин остановил коня и с недоумением взглянул на всадников.
- В чем же моя вина, господин лейтенант? - спросил он, слезая с лошади.
- И ты еще спрашиваешь, негодяй? - рявкнул офицер. - Своими песенками ты разносишь крамолу, подрываешь авторитет нашего правителя. Связать его! - отдал он приказ солдатам. - И в каталажку! Там палач разберется, что он за птица.
Солдаты спешились и принялись вязать крестьянина.
Неожиданно где-то рядом послышался шорох листьев и треск ветвей, и связанный старик увидел на расстоянии нескольких десятков метров, за холмиком, возвышающимся над дорогой, всадника на вороном коне. Он настороженно вглядывался развертывающуюся перед ним картину, держа наготове короткий меч.
Со свистом пролетел кинжал, и один из солдат - тот, который ближе всех стоял к незнакомцу, - рухнул замертво с торчащим в горле клинком.
Всадник выскочил из засады и рубанул мечом второго солдата.
- Это демон! Демон! - завыл раненый, падая. Он завертелся на земле, ошалело вглядываясь в человека на вороном коне, и через несколько секунд испустил дух.
- Взять их, Арно! - раздался звонкий голос незнакомца.
Не успели оставшиеся в живых солдат и офицер опомниться, как из леса выскочил большой поджарый пес с курчавой шерстью на загривке и огромными прыжками бросился к ним.
- Собаку убей, собаку! - заорал офицер, но последний из солдат тоже лежал на земле бездыханный.
Лейтенант уже занес саблю над головой пса, но тут с дерева слетел белый голубь и сел на офицерский шлем с поднятым забралом, загородив таким образом весь обзор. Офицер все же сумел сбросить с ноги собаку, которая вцепилась ему в сапог, согнал с головы птицу и, пришпорив коня, пустил его в галоп.
Незнакомец между тем выдернул свой кинжал из мертвого тела, подъехал к старику и освободил его от пут.
Только теперь, опомнившись от страха, крестьянин смог как следует разглядеть своего освободителя.
Молодой человек, улыбался. Черные, слегка вьющиеся волосы, спускались на высокий лоб. Прищуренные глаза с длинными ресницами, бросавшими тень на смуглое лицо, метали искры. Взгляд, тем не менее, был мягок, и чувства юноши отражались в нем во всей своей чистоте. Во взгляде этом светились мужество и энергия. В красивых чертах лица не было ничего женственного, а когда незнакомец улыбался, обнажая ослепительно белые зубы, было видно, что это уже взрослый уверенный в себе мужчина. Его алые губы и прямой, изящной, благородной формы нос разделяла небольшая ложбинка. На груди юноши покоился красный камень-рубин в форме ромба, обрамленный в золото. Одет всадник был в красную рубашку, белые узкие брюки, высокие сапоги. За его спиной развевался алый шелковый плащ. В одной руке молодой человек держал короткий прямой меч, в другой - кинжал.
- Благодарю тебя, мой добрый мальчик! - сказал растроганный старик и поклонился . - Ты спас меня от тюремного застенка, а быть может, и от рук палача.
- Не бойся, отец, - с нежностью отозвался юноша. - Поезжай спокойно. Больше тебя никто не посмеет обидеть.
- Да благословит Бог твое доброе сердце и да ниспошлет Он тебе благополучие! - Крестьянин схватил руку, протянутую молодым человеком и крепко пожал ее. - Как звать тебя, сынок? Назови мне свое имя, чтобы я мог каждый день молиться за тебя.
- У меня нет имени, отец.
Молодой человек нахмурился, но тут же согнал со своего чела облако печали и спокойно добавил:
- Давным-давно его отняли у меня. Помолись лучше, отче, за мученика Эмерика и святого Лорана.
- Хорошо, мальчик, - согласился крестьянин, садясь в седло. - Я вижу, ты скромен и благороден. Отныне я буду звать тебя Рубиновым Рыцарем. И детям своим расскажу про тебя, и внукам, и всем односельчанам. И про тебя расскажу, и про пса твоего верного, и про благородного коня, и про голубя.
При слове "пес" собака навострила уши и завиляла хвостом. Юноша подозвал ее коротким свистом и исчез, словно растворился в тумане.
- Чудеса-а-а! - протянул крестьянин, потирая затылок.
Постояв немного в задумчивости, он тронул поводья и поехал дальше своей дорогой.

****

Габриель устроился в хижине, скинул плащ и растянулся на ложе из сухих листьев. И сейчас же борзая с рыжими подпалинами легла возле него и, положив длинную узкую голову ему на грудь, тихо заворчала.



- Славная собака! Благородное животное! Что тебя беспокоит, мой добрый Арно? - спросил юноша, трепля собаку по шее.
Пес одним прыжком очутился у дверного проема и, не издав ни единого звука, стал принюхиваться. Потом он повернул голову к хозяину, словно хотел предупредить его, что рядом - опасность.
Габриель схватил меч, лежавший под боком, вскочил с ложа и вышел из хижины.
- Это всего лишь олень, друг мой! - обратился он к псу. - Но я благодарен тебе за бдительность.
Чувствовалось, что собака понимает каждое слово хозяина.
И тут на плечо юноши опустился белый голубь и склонил к нему свою круглую головку.
- А, вот и ты, моя любимая! - ласково улыбнулся Габриель. - Где же ты так долго пропадала, Аурелия ? Я уже начал беспокоиться.
Голубка слетела ему на грудь и подставила для поцелуя свой тонкий острый клювик.
- Ты, моя хорошая! - Молодой человек нежно поцеловал птицу. - Знаешь, рыцаря на подвиги вдохновляет дама. Так ты и есть моя прекрасная дама.
Голубка заворковала, принимая комплимент хозяина. Однажды Габриель нашел ее в лесу с перебитым крылом: видно, птицу покалечил ястреб, но что-то помешало ему добить ее. Юноша подобрал раненую голубку, принес в свой дом, посадил в клетку и выходил. Когда же птица окончательно поправилась, Габриель выпустил ее на волю. Сделав над лесной хижиной несколько торжественных кругов, птица опустилась юноше на плечо и с тех пор больше с ним не расставалась никогда и всюду сопровождала своего доброго хозяина.
Пес попал к Габриелю будучи уже взрослым. Скорее всего, его задела стрела во время псовой охоты, и ловчие, подумав, что собака сдохла, бросили ее в лесу.
Теперь же Арно не отходил от своего нового хозяина ни на шаг. Он следовал за своим спасителем по пятам, спал с ним рядом, предупреждал об опасности, ел пищу из рук юноши и смотрел на него преданными глазами, стараясь угадать каждое его желание.
А конь пришел к лесной избушке сам. В тот момент Габриель сильно болел и метался в горячке на своем неуютном ложе. Некому было даже подать ему воды. И вдруг в дверном проеме показалась лошадиная голова. Сначала юноша подумал, что бредит, потом решил, что за ним приехали, чтобы снова забрать в рабство. Он через силу поднялся, пошатываясь, вышел из хижины. На поляне преспокойно щипал траву конь, черный, как ворон.
Вот так и стали они жить вчетвером: беглый раб Габриель, вороной конь Арго, борзая собака по кличке Арно и белоснежная голубка Аурелия. Жили они дружно, помогали друг другу, и, когда требовалась помощь, бросались на выручку тому, кто в ней нуждался.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЯТАЯ

На небольшой солнечной поляне, на опушке леса, на мягком ковре изумрудной травы сидели юноша и девушка и о чем-то мирно беседовали.
Девушка, одетая в белое скромное платье, была прелестна. На вид ей можно было дать лет семнадцать-восемнадцать.
Юноша выглядел немного постарше. Одежда на нем была богатая, что свидетельствовало о том, что он не из простой семьи. И верно: это был Виталь - единственный сын Вальдека Бракассы, бургомистра города Деникер.
Девушка, которую звали Мишель, не принадлежала к знатному роду. Она была всего-навсего дочерью кузнеца из деревни Скюдери.
- О, нет! Я никогда не посмею ослушаться отца, - горестно вздыхала Мишель, положив свою прелестную русую головку на плечо юноши. - Если я убегу с тобой, он проклянет меня. Не будет у нас счастья.
- Но, любовь моя, пойми, мой отец никогда не позволит мне жениться на тебе, - сказал юноша. - Он прочит мне в жены старую, толстую тетку, которая годится мне в матери. Мы с тобой убежали бы прямо сейчас, но у меня пока нет денежной суммы, достаточной для того, чтобы начать совместную жизнь. Мой отец, конечно, денег мне не даст.
- Что же нам делать, Виталь? - сокрушалась девушка. - У нашей любви нет будущего.
- Моя маленькая Мишель, - отвечал юноша. - Мне не нужны ни титул, ни положение в обществе, ни знатные невесты, от которых лошади шарахаются. Я люблю только тебя, и если ты мне веришь и хочешь соединить со мной свою жизнь, давай убежим сегодня. А деньги - дело наживное.
- Ты же знаешь, Виталь, что брат мой, Фредерик, томится в застенке городской тюрьмы. Судьба его неизвестна. Поверь, он не преступник. Его схватили по навету.
- Я знаю, моя прелесть, что брат твой невиновен, - грустно ответил Виталь. - Мне очень жаль Фредерика, но я ничем ему помочь не могу. Видишь ли, я сам нахожусь на птичьих правах. Отец не церемонится со мной. Он ежедневно тиранит меня, не дает мне жизни. . .
Пока молодой дворянин и его юная подруга, прижавшись друг к другу, делились своими горестями и надеждами, за кустом стоял Габриель и чувствовал, что погружается в какой-то иной мир.
Впервые в жизни он оказался невольным свидетелем разговора двух влюбленных. Он слушал его, тихо вздыхая при каждом слове и по-хорошему завидовал двум юным созданиям.
Пришедшая неожиданно мысль осветила благородное лицо нашего героя. Он еще раз украдкой взглянул на влюбленных и тихо скрылся в лесной чаще.
"Какой странный, однако, парень, - с горечью подумал Габриель. - Как говорится, ни рыба, ни мясо. Я ради любимой девушки пошел бы не только на разрыв с отцом, но и на смерть".
Но он все равно твердо решил помочь Мишель и Виталю и соединить их любящие сердца.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ШЕСТАЯ

Вальдек Бракасса, бургомистр города Деникер, был властным и мстительным человеком. Ему были известны некие политические тайны, которые, если бы открылись, повлекли за собой разорение и гибель герцогской семьи. Но бургомистру не было выгодно портить отношения с Гаэтаном, епископом Вьерзона, который являлся его покровителем и духовным отцом.
Бургомистру было около пятидесяти лет. Роста он был среднего, глаза у него были маленькие, но живые. Орлиный нос, длинные усы и густые брови подчеркивали энергичные черты его лица, - темного, как дубленая кожа. Во всех его действиях чувствовалось что-то странное и дикое. Малейшее слово противоречия вызывало ужасный взрыв ярости у этого вспыльчивого и непредсказуемого человека.
Он мог стать непримиримым врагом каждому, чей взгляд или жест пришлись бы ему не по-нраву.
Сеньор Деникера обладал правом вершить суд над знатными и простыми обитателями всей округи, а потому он мог свободно использовать стражу для своих личных целей. Да и что это была за стража: одни отъявленные негодяи! И самым характерным ее представителем был лейтенант городской охраны Анри де Вьен.
Сегодня этот офицер появился в кабинете бургомистра, волоча за собой левую ногу.
- Опять что-нибудь стряслось, де Вьен ? - недовольно буркнул Бракасса. - Мост через Сюже рухнул или тюрьму подожгли?
- Господин бургомистр, - начал несмело лейтенант. - В Лабрюнерском лесу появился некий разбойник. Сегодня утром с небольшим отрядом солдат я совершал объезд ваших владений и вдруг услышал крамольную песню, которую распевал некий дерзкий смерд. Я отдал приказ схватить бунтовщика и доставить его в городскую тюрьму, но тут откуда ни возьмись появился всадник на вороном коне, расфуфыренный, словно павлин. Он налетел на нас, как смерч! Солдат моих он убил, мне же чудом удалось спастись. Правда, кобель его, злющий, как черт, прокусил мне левую ляжку. Вот, взгляните.
- Значит так, де Вьен, - не меняя выражения лица, отозвался бургомистр. - Ты - жалкий трус и болван! Это же уму непостижимо, чтобы один человек мог справиться с целым отрядом вооруженных до зубов солдат! А посему, мой дорогой, слушай внимательно, что я тебе скажу. Если в самое ближайшее время ты не узнаешь, что из себя представляет эта личность на черном коне, я тебя самого ощиплю, как павлина, а потом с живого шкуру сдеру. Ты понял меня, лейтенант? Если понял, ступай. Поразвели всякую шушеру, а потом удивляемся, почему чернь нам палки в колеса вставляет. Да, и вот еще что. Ознакомься вот с этим посланием, - бургомистр сунул Анри де Вьену донос. - Занятный, скажу тебе, пасквиль. Заодно и этого бандита, о котором в нем говорится, излови. А то что-то палач мой заскучал. Обещался в отставку подать, если не будет у него работы.
Лейтенант щелкнул каблуками и поспешно вышел.
Бургомистр подсел к бюро и принялся строчить послание епископу Вьерзонскому. В письме он сообщал, что в городе неспокойно и просил его преосвященство прислать ему подмогу для поимки опасных бунтовщиков и сочувствующих им.

****

Получив анонимный донос на одного из жителей деревушки Скюдери, де Вьен тут же собрал вверенных ему солдат и поехал в указанное доносчиком место.
- Ну что же, ребята, за мной! - воскликнул де Вьен, въезжая в деревню. - Берите в руки оружие и, если преступника будут укрывать, не щадите никого.
Отдав этот приказ семерым негодяям, состоявшим на службе у бургомистра, их предводитель подъехал к одному из домов, стукнул несколько раз в дверь рукоятью меча и грозно крикнул:
- Именем герцога, нашего знатного и могущественного повелителя, приказываю выдать преступника по имени Фредерик!
- Я виновен? - послышался из-за двери молодой испуганный голос. - О, нет, клянусь вам, славный воин, я не виновен ни в каком преступлении, ни в чем порочащем меня и подлежащем наказанию. Я всего-навсего простой кузнец. . .
- Отопрешь ты, наконец, чертов мятежник? - рявкнул предводитель отряда. - В тюрьме разберутся, что ты за птица.
- Нет, не отопру.
- Ну, посмотрим!
И де Вьен нанес несколько сокрушительных ударов палицей по двери так, что дверь не устояла.
Так был схвачен Фредерик, сын кузнеца, старший брат девушки по имени Мишель. Пленника доставили в тюрьму и допросили с пристрастием.
За исполненный приказ Анри де Вьен был произведен в капитаны, а бедный Фредерик отправлен на дыбу.

****

- Лети, моя Аурелия, - сказал Габриель, привязывая к лапке голубки записку и маленькую острую пилку. - Лети в город к зданию тюрьмы, отыщи там камеру, где сидит Фредерик, брат девушки по имени Мишель. Передай ему записку от меня. Как только он её прочтет, немедленно возвращайся.
В коротком послании юноша писал:
"Завтра в полночь будь готов. Я помогу тебе бежать из тюрьмы. Мой знак - негромкий свист".
Внизу вместо подписи он нарисовал маленький ромбик. Теперь это был его знак, знак Рубинового Рыцаря.
Голубка расправила крылья и взмыла в небо.
Габриель проводил любимицу долгим взглядом и повернул вертел, на котором жарилась туша вепря.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ СЕДЬМАЯ

Поздним вечером того же дня Виталь Бракасса тоже получил послание. Не теряя ни минуты, он сломал печать и в свете луны прочел следующее:

"Дорогой мой Виталь!
Когда ты так нежно и убедительно умолял меня покинуть отчий дом, я очень долго думала и решила отвергнуть твои доводы, потому что полагала, что мое присутствие необходимо моему отцу. А теперь - тем более: ведь после ареста Фредерика отец не сможет без меня жить.
Но я жестоко ошиблась.
Меня как громом поразило, когда после твоего ухода отец объявил мне, что в конце недели я должна буду обвенчаться с другим человеком, а не с моим дорогим Виталем.
Мои слезы и мольбы были бесполезны. Мой жених должен приехать ко мне через четыре дня.
Ну что ж. . . Раз мой отец хочет со мной расстаться, раз мое присутствие для него тягостно, то я его покину со спокойной душой.
Дорогой Виталь! Я отдала тебе свое сердце и предлагаю тебе свою руку. Подготовь все для нашего побега и сообщи мне, как я должна действовать в дальнейшем. Мальчик, которому поручено передать тебе это письмо, пусть принесет мне ответ от тебя".
Твоя Мишель.

Недолго думая, Виталь написал короткий ответ:

"Моя маленькая Мишель!
Я счастлив, что ты решила бежать со мной. Послезавтра в полночь постарайся не проспать. Я буду ждать тебя на нашем старом месте, на опушке Лабрюнерского леса".
Твой Виталь.

Сын бургомистра передал письмо мальчику и строго-настрого наказал ему в случае опасности уничтожить послание. Маленький почтальон обещал передать записку в руки самого адресата. Получив за работу золотой, парнишка поспешил в деревню Скюдери.
Дорога в деревушку лежала через Лабрюнерский лес. На землю уже опустилась ночь, и маленькому почтальону сделалось жутко. Он без конца оглядывался на темные кусты, опасаясь появления волков, и прислушивался к малейшему шороху. Записку сына бургомистра он держал возле самого сердца, боясь потерять ее.
Неожиданно запела стрела и вонзилась маленькому почтальону в грудь. Он слабо вскрикнул и упал ничком.
Из-за кустов выехал всадник в форме охраны бургомистра и, спешившись, обыскал мертвое тело. Обнаружив на груди мальчугана записку, он прочел ее при ярком свете луны и самодовольно усмехнулся. Спрятав послание в карман, всадник вскочил на коня и повернул его в сторону города. Но тут, со свистом разрезая воздух, пронесся сверкающий клинок и вонзился солдату между лопаток. Он даже не успел охнуть, свалился с лошади и испустил дух.
И тут же появился всадник в алом плаще. Он слез с вороного коня, достал из кармана мертвого солдата записку, прочел ее, закрыл глаза маленькому почтальону и спрятал его тело в дупле большого дерева, чтобы ночью его не растерзали хищные звери. Затем снова сел на коня и поскакал прочь от места, где разыгралась эта трагедия.

****
Рано утром в деревне Скюдери появилась большая собака с рыжими подпалинами и острой мордой. Огромными прыжками она неслась прямо к дому кузнеца. Перепрыгнув через ограду, пес остановился перед хорошенькой девушкой, сел на задние лапы и тихонько заскулил. Мишель - а это была она - сначала испугалась, увидав незнакомую собаку, но, приглядевшись повнимательней, заметила привязанный к шее животного белый мешочек.
Пес завилял хвостом и уставился на девушку, словно хотел сказать: "Не бойся меня, я твой друг. Сними мешочек и посмотри, что там внутри."
Мишель, наконец, осмелилась, подошла к псу, освободила его от ноши и заглянула внутрь мешочка. Каким же счастьем загорелись ее глаза, когда она увидела содержимое мешка! Он был доверху наполнен золотыми монетами. Поверх золота белела записка.

"Это твое приданое, Мишель, - было написано в послании. - Теперь ты можешь бежать с Виталем. Брата твоего я освобожу из тюрьмы. Он будет ждать вас на той же самой поляне, в условленный день и час. Будь счастлива, девочка".
Ниже стоял знак в форме ромба.
Мишель поднесла записку к губам и поцеловала ее.
В мешочке лежала еще одна записка от Виталя - та самая, которую обнаружил Габриель в кармане убитого солдата.
Внизу стояла приписка:

"Мальчик-почтальон убит. Сообщи его родителям, что тело ребенка я спрятал от чужих глаз в дупле дерева, на дороге, ведущей в Скюдери. Пусть они похоронят сына".

Мишель не знала, от кого получила такой бесценный подарок. Она сложила молитвенно руки на груди, возвела взгляд к небу и тихо прошептала:
- О, благодарю тебя, благородный человек! Не знаю, как твое имя, но за доброту твою я каждый день буду возносить хвалу Господу нашему, чтобы послал он тебе все земные радости!

Художник Михаил Николаев

https://www.chitalnya.ru/work/2902336/
Продолжение






Рейтинг работы: 29
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 27
© 16.09.2020 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2020-2899119

Рубрика произведения: Проза -> Роман


ЕЛЕНА МОРОЗОВА       19.09.2020   21:37:41
Отзыв:   положительный
Спасибо, Галочка, читала на одном дыхании...
Добра и счастья ЛГ и автору! С теплом души!


Долорес       21.09.2020   20:47:30

Леночка, милая!
Спасибо большое за добрые пожелания!
Мы с ЛГ постараемся...
И тебе не хворать. Нежной осени!


Татьяна Максименко       18.09.2020   21:22:36
Отзыв:   положительный
Добрый вечер, Галочка!
Действительно, читается на одном дыхании продолжение романа.
Как быстро разворачиваются события, новые лица вписываются в последующие главы, не все, конечно, добропорядочные граждане, но это естественно.
А Габриель вершит справедливый суд, и помогают ему его верные друзья.
Спасибо, Галочка, за новые главы замечательного романа!
С наилучшими пожеланиями!


Долорес       20.09.2020   20:49:08

Добрый вечер, дорогая Танюша!
Рада, что роман тееб нравится. А габриэль за все годы страданий сделает
очень много хорошего для простых людей.
Наверное, это большое счастье жить для народа...


Тамара Авасева       18.09.2020   13:16:48
Отзыв:   положительный
Наконец-то! Габриель на свободе и совершает добрые дела... Хочется пожелать ему счастья и любви, - он это заслужил!

Долорес       20.09.2020   20:20:27

Милая Тамарочка!
Спасибо за "Счастье"! Он будет счастлив...
Добра!!!


Ирина Ондронова       17.09.2020   19:01:40
Отзыв:   положительный
Это прямо сказочные главы, Галочка! Читала не отрываясь! Очень интересно! Жду, что будет дальше! Обнимаю с теплом любимую подруженьку!

Долорес       19.09.2020   22:30:22

Ирочка, очень рада, что главы понравились.
Сегодня не смогла выложить. Завтра обязательно...
Благодарю милую подруженьку...


Людмила Зубарева       17.09.2020   15:23:00
Отзыв:   положительный
Удачи влюблённым и Габриэлю!
Долорес       19.09.2020   22:27:26

Спасибо, Люсенька!
Прекрасной осени!


















1