Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Даже в птичку не смей стрелять!


Даже в птичку не смей стрелять!
К 75-летию Великой Победы

Николай Федорович Полтев работал доцентом на кафедре мерзлотоведения (геокриологии) Геологического факультета МГУ  имени М.В.Ломоносова. Это был спокойный уравновешенный человек. Он просто жил, незаметно, изо дня в день передавая свой жизненный опыт молодёжи. О войне Николай Федорович мало вспоминал, поскольку в годы самой Великой Отечественной сначала был курсантом Военно-политической академии имени В.И.Ленина, а затем служил на Тихоокеанском морском флоте. Однако Николай Федорович внес определённый вклад в Победу над Японией, освобождая Курильские острова в качестве командира корабля, был награжден многочисленными орденами и медалями, в том числе Орденом Красной Звезды, медалями «За оборону Москвы» и «За победу над Японией».

Мы, студенты послевоенных лет, немало слышали об ужасах войны, а Николай Федорович однажды рассказал об одном эпизоде, казалось бы, незначительном, но такой эпизод войны, наверное, даже в кино воспроизвести сложно.

Не секрет, что немецким самолетам удавалось пробиваться, хоть и нечасто, к Москве и сбрасывать зажигательные бомбы. Николай Федорович в составе отряда гражданской обороны эти бомбы тушил.

«Однажды, - рассказывал Николай Федорович, - на Тверской улице, я увидел апокалиптическую картину: по ширине всей Тверской обреченно двигалась разнокалиберная живность. Это были коровы, лошади, овцы, свиньи, гуси, утки и даже куры. По-видимому, их выгрузили из вагонов на каком-то вокзале и самоходом гнали до мясокомбината. Практически безмолвная живая масса, которой не было видно ни конца, ни края, двигалась в определенном направлении, руководимая инстинктом стадности. Вдруг, над самыми головами животного стада, но ниже домов появился немецкий самолет. Он был подбит, его мотор работал с перебоями, а поскольку на крышах домов стояли зенитки, лётчик опустился ниже, чтобы не уничтожили, и пытался выбраться из города. Летчика было хорошо видно в кабине. От рёва двигателей над головами животные и птицы, обезумев, давя друг друга, начали метаться по Тверской, сшибая на тротуарах прохожих. Мне приходилось видеть, как японцы делали себе харакири, не желая сдаться в плен. Особого осадка в памяти это не оставило, а вот обезумевшие животные на Тверской улице запали в сознание на всю жизнь».

Н.Ф. Полтев был научным руководителем моей диссертации, и некоторое время мы вместе работали в Южной Якутии. Это был 1979 год, голодный по якутским меркам. Строилась Байкало-Амурская магистраль, занятым на строительстве людям тоже надо было питаться, и за выходные магазины полностью опустошались, в понедельник на полках оставались только мыло да соль. Геологам приходилось трудно, чтобы прокормиться, приходилось добывать в тайге живность. И вот однажды едем мы на вездеходе с открытым верхом по водоразделу с зарослями кедрового стланика. Вдруг перед нами появляется молодой олень – какая удача! Наконец-то мы поживем сытно. Я вскинул ружье немецкого производства «Зауэр 3 кольца», в успешном выстреле из такого оружия можно было не сомневаться. Но тут произошло то, чего я никак не ожидал.! Николай Федорович быстрым движением ухватился за ствол, отвёл его в сторону и очень спокойно сказал: «Саша, убери ружье и никогда не смей стрелять в животных». «Так мясо же уходит!», - попробовал я возразить. А в ответ услышал: «Я сказал - не смей стрелять».

Остановились у ручейка, вскипятили воду, заварили плитку грузинского чая, разделили полузасохший кусок хлеба на несколько человек. Хлеб тоже был в дефиците. Рядом прыгала птичка кедровка. Николай Федорович разломил свой кусочек хлеба пополам и бросил попрошайке. Та взлетела на ближайшее дерево, откуда послышался писк голодных птенцов. Оказывается, там было гнездо кедровки с её многочисленной семьёй. Николай Федорович вернулся к разговору в вездеходе: «Запомни, Саша, и даже птичку никогда не смей стрелять! Мы ведь не умираем с голоду!».

Не могу сказать, что я сразу принял мнение научного руководителя, но со временем сам пришел к такому выводу. И не случайно любимым занятием у меня с внуками по весне стало изготовление скворечников, а по осени – кормушек.

После смерти Николая Федоровича руководители кафедры передали мне все его награды, сказав, что таково было его пожелание. Для меня это очень высокая честь и ответственность. Никогда не забуду, как я получил частичку мудрости от замечательного человека - Николая Федоровича Полтева.







Рейтинг работы: 7
Количество отзывов: 1
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 26
© 16.09.2020г. Александр Тюрин
Свидетельство о публикации: izba-2020-2898822

Рубрика произведения: Проза -> Очерк


Людмила Зубарева       16.09.2020   13:45:51
Отзыв:   положительный
Человек должен жить со своими внутренними принципами, в которые входит и гармония с окружающим миром ("Не возьми от природы лишнего").
А эпизод с животными на Тверской очень впечатлил. Я так часто бывала на этой улице в студенческой юности, когда это еще была улица Горького...
















1