Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

1941 год. Дисненский плацдарм


Анонс:
Малоизвестные страницы истории Великой Отечественной войны.
Сейчас, когда открылись как отечественные, так и зарубежные архивы, стало возможным воссоздать картину одного из драматических эпизодов самого начального периода войны.
Западный фронт, бои в июне-июле 1941 года на втором стратегическом рубеже.
22-ая армия под командованием генерал-полковника Ф.А. Ершакова.
Бои армии в Белоруссии на берегах реки Западная Двина на участке Дрисса - Дисна - Полоцк.
Начало широкого наступления немцев на восток было положено с маленького плацдарма в районе города Дисна



Материал по запросу: дисненский плацдарм, 98 стрелковая дивизия, бои в июне 1941, бои в июле 1941, бои в белоруссии в 1941, бои в прибалтике в 1941, бои в витебской области в 1941, бои на линии сталина в 1941, бои на реке западная двина в 1941



1941 год. Дисненский плацдарм

В последние годы, в связи с открытием военных архивов, усилился интерес к изучению хода боёв начального периода Великой Отечественной войны.

Долгие годы эта тема была как-бы “под запретом”, да и информации было крайне мало.
Остались только отдельные воспоминания ветеранов. А учитывая, что участников войны, прошедших её от начала и до 1945 года и оставшихся в живых, осталось очень мало, то и воспоминания практически отсутствовали.

Во многом эту “завесу” приоткрыли военные архивы. Они показали, что в 1941 году были не только отступление и “котлы” советских дивизий.

Да, была растерянность перед новой немецкой тактикой стремительных и широко охватывающих ударов танковых соединений во фланги Красной Армии.

Но было и упорное сопротивление наших ещё до конца не укомплектованных дивизий, были успешные контрудары, которые наносили серьёзные потери самоуверенному врагу.

Нашу Победу 1945 года нельзя в полной мере понять без изучения тяжёлых оборонительных боёв 1941 года.

Именно в этот период Красная Армия сорвала немецкий “блицкриг”, позволила стране мобилизоваться, перевести народное хозяйство на производство военной продукции.
«Всё для фронта — всё для Победы!» — это был не какой-то дежурный лозунг, это была жизнь большой страны.

И сегодня очень важно восстановить ход боёв в июне - июле 1941 года, показать, как в ожесточённых боях выигрывались те, такие нужные дни и недели, срывались немецкие планы и тщательно проработанные наступательные операции.

Именно такими были бои, развернувшиеся на рубеже реки Западная Двина, когда немцы опьянённые первыми победами и “котлами” в приграничных районах Белоруссии и Прибалтики, вышли к Западной Двине.

Здесь очень показательны оборонительные бои на “Дисненском плацдарме” в июле 1941 года.

Однако для понимания обстановки на данном участке фронта, необходимо хотя бы кратко обрисовать общую картину боёв и раскладку сил.

Как известно, на Прибалтику и Белоруссию наступали немецкие Группы армий “Север” и ”Центр”.

Группа армий “Север” наступала из Восточной Пруссии на 230-ти километровом фронте под командованием фельдмаршала Вильгельма фон Лееба, состоявшая из 29 дивизий, в том числе 3-ех танковых и 3-ех моторизованных.
Дивизии были собраны в три объединения: 4-я танковая группа, 16-я армия и 18-я армия. С Группой армий “Север” взаимодействовал 1-ый воздушный флот под командованием генерал-полковника А.Келлера.

Согласно “Директивы по стратегическому сосредоточению и развёртыванию войск (операция Барбаросса)” от 31 января 1941 года задача Группы армий “Север” заключалась:
«Уничтожить действующие в Прибалтике силы противника с захватом портов на Балтийском море, включая Ленинград и Кронштадт, лишить русский флот его баз...
В соответствии с этой задачей Группа армий “Север” прорывает фронт противника, нанося главный удар в направлении на Двинск, как можно быстрее продвигается своим сильным правым флангом, выслав вперёд подвижные войска для форсирования реки Западная Двина, в район северо-восточнее Опочки с целью не допустить отступления боеспособных русских сил из Прибалтики на восток и создать предпосылки для дальнейшего успешного продвижения на Ленинград».

На Белоруссию на фронте 550 километров наступала наиболее сильная Группа армий “Центр”, которой командовал фельдмаршал Ф. фон Бок.

В неё входили 50 дивизий, в том числе 9 танковых, 7 моторизованных и 1 кавалерийская. Организационно они были объединены в 4-ую и 9-ую полевые армии, во 2-ю и 3-ю танковые группы.
Группа армий “Центр” имела задачу уничтожить советские войска в Белоруссии, а в дальнейшем наступать на Смоленск и Москву.

Начав внезапно войну по всему фронту от Балтики до Чёрного моря, немцы в приграничных районах нанесли катастрофические поражения Красной Армии.

В первый же день войны Северо-Западный фронт оказался расчленённым на стыке 8-ой и 11-ой армий.
Уже к концу дня 22 июня войска немецкой 3-ей танковой группы форсировали реку Неман и 24 июня захватили Вильнюс и Каунас.

Страшной катастрофой закончились первые бои для войск Западного военного округа. В Белостокском “котле” погибли три наши армии, потери составили более 300 тысяч человек, сотни самолётов, тысячи единиц бронетехники.

26 июня немцы заняли г.Барановичи, 28 июня ворвались в г.Минск. Под Минском были окружены остатки 3-ей, 10-ой, 13-ой и 4-ой армий.

Всего в Белостокском и Минском “котлах” Красная Армия лишилась 11 стрелковых, 2 кавалерийских, 6 танковых и 4 моторизованных дивизий.

В результате этих боёв немцы вышли на рубеж второго стратегического эшелона, занявшего позиции по реке Западная Двина.

Оборону здесь держала 22-ая армия, входившая в состав Западного фронта.
Шесть дивизий армии держали оборону по берегу реки на рубеже г.Краслава - Дрисса - Полоцк - Витебск общей протяжённостью 280 километров.

Дивизии 22-ой армии были объединены в два корпуса — 51-ый и 62-ой стрелковые корпуса, в составе каждого из которых было по три стрелковых дивизии. В полосу армии входили Себежский и Полоцкий укрепрайоны (УРы) так называемой “Линии Сталина”. Командный пункт 22-ой армии находился у г.Невель.

Против 6 советских дивизий немцы сосредоточили 16 своих дивизий.

Ещё тяжелее была обстановка на Северо-Западном фронте — справа от рубежей 22-ой армии.

Там держала оборону 27-ая армия, которая была сильно ослаблена предыдущими боями и не могла эффективно сдерживать немецкое наступление. Согласно оперативной сводке штаба фронта за 30 июня во всей 27-ой армии насчитывалось чуть больше 4 тысяч человек и 7 танков.

В составе Северо-Западного фронта имелось ещё шесть дивизий, сформированных из армий прибалтийских государств. Однако их боялись использовать из-за ненадёжности, что впоследствии и подтвердилось. Эти части массово вместе с офицерами переходили на сторону немцев.

В соответствии с планом “Барбаросса” немецкое командование стремилось быстро прорваться на северный (правый) берег Западной Двины (Даугавы) и очистить его, чтобы обеспечить продвигавшимся за механизированными частями пехотным подразделениям быстрое форсирование реки как можно на большем её протяжении.

И уже 26 июня диверсанты из полка особого назначения “Бранденбург-800” в красноармейской форме захватили два моста (автомобильный и железнодорожный) через реку Западная Двина (Даугава) в городе Двинск (Даугавпилс).
По ним в город ворвалась немецкая 8-ая танковая дивизия 56-го моторизованного корпуса 4-ой танковой группы.

Немцы начали быстро расширять плацдарм в г.Двинск и после подтягивания пехотных частей перешли в наступление на г.Краслава.

Однако наткнулись здесь на упорное сопротивление 112-ой стрелковой дивизии 51-го стрелкового корпуса 22-ой армии.

В немецких войсках создались “заторы” и они активно начали искать ещё места для форсирования реки Западная Двина.

Попытки немецких правофланговых частей 2-го армейского корпуса (32-ая пехотная дивизия), наступавших левее 50-го корпуса и первыми вышедших к Западной Двине с юго-запада, переправиться через реку на участках в районах д.Устье, г.Дрисса были пресечены частями 112-ой и 98-ой стрелковых дивизий.

Комдив 98-ой стрелковой дивизии генерал-майор Гаврилов М.Ф. заметил скопление немецких частей и перевёл свои силы на правый берег Западной Двины. После чего он приказал взорвать мосты. Правда, сапёры поторопились это сделать и отдельные подразделения оказались отрезанными от основных сил и погибли.
Все попытки немцев переправиться через реку были отбиты.

В это время ночью со 2 июля на 3 июля вдоль дороги Шарковщина - Дисна к реке Западная Двина выходит передовой отряд немецкой 19-ой танковой дивизии 57-го моторизованного корпуса 3-ей танковой группы, входившей в Группу армий “Центр”.

Командиру дивизии генерал-лейтенанту Отто фон Кнобельсдорфу поставлена задача захватить плацдарм на северном берегу реки Западная Двина.

Утром 3 июля немцы захватили г.Дисна, однако все их попытки переправиться через реку не увенчались успехом. Хорошо поработала наша артиллерия.

Тогда немцы продвинулись восточнее Дисны и ночью на 4 июля первый отряд их на надувных лодках переправился на северный берег.

А утром 4 июля при поддержке авиации начала переправу вторая волна пехоты.
Державшие здесь оборону бойцы 166-го стрелкового полка 98-ой стрелковой дивизии отбили первую атаку, но к 8:30 немцы переправили на плацдарм уже три роты.
Они перешли в атаку и достигли д.Луначарское. Необстрелянные бойцы 166-го стрелкового полка бросили свои окопы и отошли.

Прорыв немцев через реку и захват плацдарма были настолько неожиданными, что поставили наше командование в трудное положение.
Можно сказать, что в штабах 22-ой армии и 51-го стрелкового корпуса царила растерянность, ведь резервов никаких не было. Вся армия была растянута по рубежу обороны.

4 июля во второй половине дня начальник штаба 22-ой армии генерал-майор Захаров Г.Ф. доложил об этом в штаб Западного фронта:
«Противник пехотой до дивизии повёл наступление восточнее Дисна и к 12:00 ему удалось форсировать реку силой около двух батальонов. Результаты пока неизвестны, т.к. связь нарушена».

Генерал-майор Захаров Г.Ф. просил подкрепления в один танковый полк и две эскадрильи истребителей, так как «…самолёты [немцев] совсем обнаглели, летают на 300 - 500 метровой высоте».
Начальник штаба Западного фронта генерал армии Маландин Г.К. ответил, что пехотой и авиацией поможет, а танков пока нет.
Начальник штаба армии Захаров Г.Ф. спросил: «Когда?». И добавил: «Нужно немедленно! Нужно сбить их, иначе накопятся!».

А немцы не теряя времени начинают перебрасывать на захваченный плацдарм дополнительные силы и переходят в атаку для расширения плацдарма. Они захватывают ряд господствующих высот. Уже утром 4 июля глубина плацдарма достигает 2 - 3 километров.
98-ая стрелковая дивизия пытается контратаковать и сбросить немцев в реку.

Немцы в 18:00 4 июля в своих донесениях отмечают сильную «русскую контратаку с поддержкой авиации». Значит, Маландин Г.К. помог, чем мог.
Далее немцы отмечают (из Донесения штаба 19-ой танковой дивизии в штаб 57-го корпуса), что атаку русских у Каменки удалось отбить с большими потерями для противника. И далее «…восемь раз авиация противника бомбила Дисну и передовую линию плацдарма».

Немецкое командование планирует расширить плацдарм в северо-восточном направлении вводом в действие ещё одного пехотного полка. Одновременно проводятся работы по постройке понтонного моста через Западную Двину.

Дальнейшее продвижение противника с Дисненского плацдарма в северном направлении создало бы угрозу тылам и коммуникациям снабжения по железной дороге и шоссе Полоцк - Дрисса 112-ой стрелковой дивизии и всего 51-го стрелкового корпуса.

К этому времени немцы из показаний пленных установили, что им противостоят не разрозненные группы разбитых и отступавших частей, а полноценная дивизия.
Получив эти сведения генерал-лейтенант Кнобельсдорф отдал приказ перейти к обороне. Ставилась задача закрепиться, накопить силы, а затем уже расширять плацдарм.
Он не имел ещё достаточной глубины, чтобы можно было безопасно строить мост. Переправу постоянно обстреливала артиллерия 98-ой стрелковой дивизии.

В 21:15 на командный пункт 57-го моторизованного корпуса прибыл командующий 3-ей танковой группы генерал-полковник Герман Гот.
Командир корпуса генерал танковых войск Адольф Кунтцен доложил о положении войск и о своём решении 5 июля наступать с целью расширения плацдарма. Основные силы он предполагал бросить на юго-восток в направлении на г.Полоцк.
Генерал Гот дал согласие на этот план.

Очень подробно бои на Дисненском плацдарме описаны в книге Олега Нуждина «Незабытые. О трагедии и подвиге 22-й армии РККА».

Весть о захвате немцами плацдарма на Западной Двине в районе г.Дисна сильно обеспокоила командование Западного фронта (с 30 июня обязанности командующего исполнял генерал-лейтенант Ерёменко А.И., а 2 июля командующим фронта был назначен маршал Тимошенко С.К., Ерёменко А.И. стал заместителем командующего).

В штабе Западного фронта почувствовали неуверенность в действиях войск 51-го стрелкового корпуса и 5 июля на этом участке фронта появился зам.командующего Западным фронтом генерал-лейтенант Ерёменко А.И.

Он сразу же круто “разобрался” в обстановке. После восстановления управления подразделениями перед строем 166-го стрелкового полка был расстрелян его командир майор Зайнуллин К.А. Именно на его участке был захвачен плацдарм.
Командир 98-ой стрелковой дивизии генерал-майор Гаврилов М.Ф. от должности был отстранён и дело о нём направлено в трибунал. Командование дивизией принял его заместитель полковник Евсюков М.С.
Командир 51-го стрелкового корпуса генерал-майор Марков А.М. за незнание обстановки и непринятие контрмер действиям противника был строго предупреждён.

В начале войны это было типичным явлением, когда появлялся “большой” начальник и своей властью “наводил порядок”. Но в этом были как плюсы, так и минусы.

Положительным было то, что “высокий” командир был более опытный и решительный. И он лучше знал общую обстановку на данном участке фронта. Кроме того (как более высокий по званию), мог останавливать своей властью отступающие части и направлять их для “закрытия” образовавшихся брешей.

Но были и минусы. Обычно “высокие” командиры в тех ситуациях не очень-то вникали в распоряжения уже отданные до него. Это вносило путаницу и нервозность. Сегодня трудно сказать были-ли распоряжения Ерёменко А.И. слишком жёсткими.

Может быть командир 166-го стрелкового полка и комдив 98-ой стрелковой дивизии просто попали под “горячую руку”. Ведь рубеж 98-ой стрелковой дивизии был сильно растянут, резервов не было, и где-то противник должен был прорвать оборону. Получилось это в районе города Дисна.

Генерал-лейтенант Ерёменко А.И. своей властью остановил отступавшую 126-ую стрелковую дивизию 11-ой армии Северо-Западного фронта и определил ей рубеж обороны левее 98-ой стрелковой дивизии.
Дивизия с боями отходила из Литвы на северо-восток к Дисне (кстати, к этому времени дивизия уже потеряла значительную часть личного состава и имела численность всего примерно 2400 человек) и только в ночь на 5 июля смогла переправиться через реку Западная Двина ниже по течению в райне Волынцы (д.Козулино), так как раньше неё по восточному берегу реки Дисна к городу Дисна пробились подразделения немецкой 19-ой танковой дивизии.
В сложившихся в районе Дисны тяжелых условиях 126-ая стрелковая дивизия была включена в состав 62-го стрелкового корпуса.

Кроме того, Ерёменко А.И. потребовал от командира 174-ой стрелковой дивизии создать подвижный отряд на основе одного полка и поставил ему задачу атаковать прорвавшегося противника вдоль северного берега реки Западная Двина в направлении города Дисна.

Итак, 166-ой стрелковый полк перешёл к контратакующим действиям. Дополнительно с оборонительных рубежей по северному берегу реки Западная Двина в районе г.Дрисса, где установилось относительное затишье, часть подразделений 4-го стрелкового полка 98-ой стрелковой дивизии были спешно направлены на усиление левого фланга дивизии (166-го стрелкового полка).

Тогда же генерал-лейтенант Еременко А.И. остановил отступавший из Литвы 110-ый гаубичный артиллерийский полк (ГАП), матчасть которого была утрачена в предыдущих боях, и направил на усиление обороны железнодорожной станции Борковичи, где полк в качестве стрелкового подразделения с ночи 6 июля до 8 июля вёл бои, после чего с боями стал отходить в северо-восточном направлении.

В течение дня привлеченными разрозненными силами выбить немцев с уже занятых на плацдарме господствующих высот не удалось. Более того, немецкие части к концу дня опасно прорываются на флангах наступающих подразделений 98-ой стрелковой дивизии, не давая возможности им закрепиться на местности и создавая угрозу окружения.
Вынужденно 98-ая стрелковая дивизия левым флангом стала с боями отходить на новый рубеж обороны в район станции Борковичи.

Таким образом, меры предпринятые генерал-лейтенантом Ерёменко А.И. позволили только на небольшое время остановить расширение немецкого плацдарма, но откинуть противника на южный берег Западной Двины так и не получилось.

Немецкое командование оперативно наращивало силы. Утром 5 июляк противнику на захваченном плацдарме на усиление частей 57-го моторизованного корпуса стали прибывать подразделения 14-ой моторизованной дивизии, снятой немецким командованием с кольца окружения в районе Минска. Кроме того, на укрепление сил на плацдарме был переброшен пехотный полк 18-ой моторизованной дивизии, в это время ведущей наступление на центральный и южный участки Полоцкого УРа на южном берегу Западной Двины.

Немецкие войска начинают предпринимать действия по расширению плацдарма.
Весь день велись бои с переменным успехом в районе станции Борковичи. К исходу дня противник всё-таки сумел овладеть железнодорожной станцией. Однако, попытки противника достичь реки Дрисса и автодороги, ведущей на Невель по её южному берегу, не имели успеха, натолкнувшись на оперативно организованную оборону 51-го стрелкового корпуса на северном берегу реки.

В этот день подразделения 98-ой стрелковой дивизии пытаются выбить противника из Борковичей, но успеха не добиваются.

Одновременно со стороны Полоцка вдоль северного берега Западной Двины в западном направлении на Дисну под командованием лично комдива Зыгина А.И. противника атакует подвижный отряд, сформированный из подразделений 174-ой стрелковой дивизии (в основном 494-ый стрелковый полк), усиленных разведбатальоном и артиллерией. Противник здесь (у восточного основания плацдарма) был частично отрезан от реки, а частично отброшен к Дисне.

Ещё ранее, 4 июля, командир 51-го стрелкового корпуса отдаёт приказ 112-ой стрелковой дивизии выделить полк и направить его на усиление участка обороны 98-ой стрелковой дивизии на рубеже Волынцы - Борковичи (район севернее г.Дисна) для уничтожения прорвавшегося противника, а остальные силы отвести на реку Сарьянка.

В 12:30 19-ая танковая дивизия перешла в наступление. Вначале оно развивалось успешно и к полудню немцы достигли д.Магеры, что в 12 километрах севернее г.Дисна.

И сразу же немецкие сапёры приступили к строительству понтонного моста, который к вечеру был готов. В 21:00 по мосту прошёл взвод танков и батальон пехоты, которые сразу же устремились в район д.Магеры.

6 июля утром 98-ая, 126-ая стрелковые дивизии и усиленные полки 112-ой и 174-ой стрелковых дивизий после сильной артподготовки возобновили атаки на немецкие позиции.

В частности, из района северо-восточнее ст.Борковичи оборонительные позиции продвинувшихся немецких частей 19-ой танковой дивизии в районах самой станции и леса южнее неё атаковала 126-ая стрелковая дивизия.

Но и в течение 6 июля противник, имея значительное численное превосходство, плацдарм удержал и дополнительно укрепил. Со стороны немцев в районе Борковичей были применены огнемётные танки.

Командующий 3-й танковой группой генерал Герман Гот позже написал в воспоминаниях о боях в эти дни: «С трудом отражая многочисленные контрудары противника и налеты его авиации, дивизия смогла удержать и в последующие дни несколько расширить плацдарм».

Утром 6 июля генерал-лейтенант Ерёменко А.И. докладывает командиру Западного фронта и в Генштаб о слабом руководстве со стороны 51-го стрелкового корпуса.

Ерёменко А.И. обвинил командира корпуса генерал-майора Маркова А.М. в неправильном докладе положения: «166-ой стрелковый полк начал отход с 16:00 4 июля, а не с 21:00».

Ерёменко А.И. также пишет, что штабы и командиры отсиживались в лесу и не организовали своевременно атаку на прорвавшегося противника. А генерал-майор Гаврилов М.Ф. (командир 98-ой стрелковой дивизии) не знал обстановки и дважды докладывал ложь.

Сегодня можно добавить, что критика командования 51-го стрелкового корпуса имела под собой более серьёзные основания.
Действительно, в штабе корпуса царила нервозность и неопределённость.

Как показывает анализ поступавших указаний со стороны командира 51-го корпуса и послевоенные воспоминания командиров, в этот период был нарушен основной принцип военного времени — принцип единоначалия.
А это сразу же внесло неразбериху в боевые действия, нарушило единое управление войсками.

Как вспоминал уже после войны бывший начальник штаба 51-го стрелкового корпуса полковник (впоследствии генерал-майор) Сазонов К.И., вместо того, чтобы обсудить положение дел и выработать общее решение, просчитать его со штабом, командир корпуса генерал-майор Марков А.М. начинал в присутствии командиров дивизий и других офицеров критиковать действия Сазонова К.И.

Дело доходило до того, что штаб отдавал одни распоряжения, а командир корпуса не советуясь с начштабом отменял их и направлял в войска другие приказы.
Шло какое-то вредное для управления войсками соперничество комкора и начштаба. Командиры дивизий почувствовали этот "раздрай" и стали проявлять излишнюю самостоятельность, что сразу же нарушило единство командования.

Сазонов вспоминал, что однажды он даже "взорвался" и сильно поругался с Марковым. Их "разнимал" и успокаивал комиссар корпуса Чистогов Я.И.
О какой тут штабной подготовке операций могла идти речь?

Сазонов К.И. приводит много примеров этой несогласованности.
Сегодня нам трудно понять, кто здесь прав, а кто нет. Тем более, что воспоминаний командира корпуса Маркова А.М. не сохранилось. Но дело в том, что, когда между командиром и его "правой рукой" нет единства, ждать умелого управления войсками трудно.

Для объективности нужно отметить, что и сам полковник Сазонов К.И. тоже "грешил" нарушением принципа единоначалия — он любил очень часто через голову комдивов отдавать приказы командирам полков.

Однако вернёмся к обстановке на Дисненском плацдарме.

К 6:00 6 июля на плацдарме уже действует дивизия немцев. Наши постоянно атакуют, но достигли только той цели, что немцы перестали атаковать и перешли к обороне.

Вечером 6 июля командир немецкой 19-ой танковой дивизии докладывает, что атаки противника сделали невозможным удар в направлении д.Бокачи. Он отмечает многочисленные атаки русских, а также, что трижды их авиация бомбила нас.
И далее пишет, что шансы на удар в направлении города Полоцк не высоки — надлежит преодолеть глубокую зону полевых укреплений и ДОТов.

Во второй половине 6 июля немцы перебрасывают на плацдарм части 14-ой моторизованной дивизии.

В 18:00 из штаба немецкой 3-ей танковой группы в штаб 57-го моторизованного корпуса приходит распоряжение твёрдо придерживаться удара на г.Полоцк, освободить шоссе до участка д.Залесье - Полоцк для танкового удара.
Западнее плацдарма противника необходимо только удерживать.

Командир 57-го моторизованного корпуса генерал Адольф Кунтцен не согласился с этим и попросил личной беседы с генерал-полковником Германом Готом.
В 17:00 он вылетел на самолёте в штаб 3-ей танковой группы. Гот согласился с доводами Кунтцена, но только на текущий момент — основная задача для корпуса наступать на Полоцк была оставлена им в силе.

Вечером сапёры приступили к возведению второго понтонного моста.
В этот день к плацдарму подходит переброшенный сюда пехотный полк 18-ой моторизованной дивизии немцев. Полк попадает под сильный и эффективный огонь артиллерии 98-ой стрелковой дивизии, что временно задерживает его переход на захваченный плацдарм.

На следующий день, 7 июля, немецкое командование для укрепления и расширения Дисненского плацдарма при сильной авиационной поддержке предпринимает активные атакующие действия.

Силами частей 19-ой танковой дивизии атаки проводятся в северо-восточном направлении на подразделения левого фланга 98-ой стрелковой дивизии и в восточном направлении на подразделения 174-ой стрелковой дивизии (участок Полоцкого УРа на северном берегу Западной Двины).

Силами 14-ой и одного полка 18-ой моторизованных дивизий атаки предпринимаются в западном и северо-западном направлениях на позиции 98-ой стрелковой дивизии.

К наступательным действиям готовились и наши войска.
7 июля из штаба 22-ой армии пришёл приказ 51-ому стрелковому корпусу ликвидировать Дисненскую группировку противника.

В этот день рано утром выделенные части 98-ой, 112-ой, 126-ой и 174-ой стрелковых дивизий с новой силой согласованно контратаковали противника.

В частности, 166-ой, 4-ый стрелковые полки 98-ой стрелковой дивизии и 385-ый стрелковый полк 112-ой стрелковой дивизии (с северо-западного и западного направлений), 126-ая стрелковая дивизия и бойцы 110-го ГАП (с северо-восточного направления) наносили удары по противнику продвигающемуся из района ст.Борковичи.

В этих боях был тяжело ранен командир 126-ой стрелковой дивизии генерал Кузнецов С.Г., который вскоре от полученных ран скончался.

Со стороны северного сектора обороны Полоцка контратаковал 494-ый стрелковый полк 174-ой стрелковой дивизии.
Части комбрига Зыгина А.И. прорвали оборону немцев и стали продвигаться к переправе, приблизившись к ней на расстояние 3 километра. Однако здесь немцы сумели оперативно перебросить подкрепление и восстановили положение.

Вот выписка из Донесения штаба немецкой 19-ой танковой дивизии:
«В течение ночи противник, подтянув свежие силы, начал атаки по всему фронту дивизии с восточного и северо-восточного направлений. Атаки идут с поддержкой артиллерии, запланированное на 7:00 наступление дивизии остановлено».

А вот выдержки из доклада штаба 57-го моторизованного корпуса:
«В 7:15 дивизии 19 танковая и 14 моторизованная находятся в тяжёлом оборонительном бою против вновь и вновь штурмующих русских. Атаки отбиваются ценой обоюдных кровавых потерь, в основном в ожесточённых ближних схватках.
На южном фланге 19 танковой дивизии, где задействованы только слабые силы, после жесточайшего боя противнику удалось на 3 км приблизиться к мосту.
Артиллерийское превосходство русских становится всё сильнее.
На северном фланге русские не смогли продвинуться ни на шаг».

Из доклада штаба 19-ой танковой дивизии:
«В 9:30 противник атаковал 19 мотоциклетный батальон и у реки Перамерка ему удалось осуществить местный прорыв. Вводом в бой танкового батальона противник был отброшен восточнее за речку Перамерка.
К полудню 19 мотоциклетный батальон достиг прежней линии обороны. Однако не смог овладеть восточнее никаким участком.
Из показаний пленных выяснилось, что командир дивизии лично возглавлял атаку».

Таким образом, активными упреждающими наступательными действиями нашим войскам удалось сорвать запланированное на раннее утро наступление немцев.

Командующий немецкой 3-ей танковой группы, несмотря на возражения командира 57-го корпуса, потребовал всё же начать наступление на Полоцк.
В 10:00 части немецкого 57-го моторизованного корпуса перешли в наступление.

Комдив 174-ой стрелковой дивизии организовал контратаку силами 494-го стрелкового полка, но под напором танков советские войска вынуждены были отойти к рубежу д.Плиговки, д.Голяково. А это уже первые рубежи Полоцкого укрепрайона. Дальше противник наткнулся на ДОТы, немецкая атака захлебнулась.

Части 19-ой танковой дивизии снова атакуют и в 13:30, преодолевая сильное сопротивление частей 174-ой стрелковой дивизии, достигают района д.Боровуха, где противник был остановлен артиллерийским и пулемётным огнём из ДОТов передовой линии Полоцкого УРа.
Для подавления ДОТов немцы привлекли мощные зенитные орудия. Повторной атакой танков было уничтожено 10 ДОТов, и немецкие части нацелились на захват железной дороги, проходящей на Полоцк.

В 15:00 части немецкой 19-ой танковой дивизии вышли ко второй линии укреплений. Здесь вновь развернулись бои за каждую позицию, каждый ДОТ.

Показателем ожесточённости боёв в этот день стало почти полное отсутствие пленных красноармейцев.

В результате в конце дня немецкие части вынуждены были до утра перейти к обороне на достигнутых рубежах.

Значительно продвинулась в наступлении и немецкая 14-ая моторизованная дивизия.
В 12:30 части дивизии, атакуя в северном направлении, пробились к железной дороге между станциями Борковичи и Скорода.

Второй удар 14-ой моторизованной дивизии наносился в северо-западном направлении на д.Волынцы к реке Дрисса, где противник создал угрозу окружения оставшихся частей 98-ой стрелковой дивизии, которые ещё удерживали берег реки Западная Двина между г.Дисна и рекой Дрисса.
К исходу дня 98-ая стрелковая дивизия под натиском противника вынужденно отошла на рубеж Дрисса - Матулово - район восточнее д.Борковичи.

Державшая оборону западнее Дисненского плацдарма на реке Сарьянка, 112-ая стрелковая дивизия одновременно помогала левому соседу атаковать прорвавшиеся части противника.

Утром 9 июля 385-ый стрелковый полк 112-ой дивизии на рубеже д.Волынцы – ст.Борковичи предпринял атаку на позиции немецкой 14-ой моторизованной дивизии.
В завязавшихся боях бойцы полковника Садова А.И. выбили противника со станции Борковичи, но дальше пройти не смогли.

Массированные удары по наступающим немецким частям наносит советская авиация, противник несёт большие потери и немецкое командование останавливает своё наступление.
И всю ночь на 8 июля немцы укрепляют плацдарм, проводят перегруппировку войск.

10 июля немецкое командование, понимая важность железнодорожной станции Борковичи для снабжения 51-го стрелкового корпуса Красной Армии, предпринимает действия, чтобы вернуть контроль над станцией. И во второй половине дня подразделениям 14-ой моторизованной дивизии удаётся снова захватить Борковичи.

385-ый стрелковый полк в оборонительных боях за станцию понёс значительные потери, до половины личного состава. Действия 385-го полка позволили в этот день98-ой стрелковой дивизии отойти и занять оборонительный рубеж Волынцы - Владычино.

Левее брешь, образовавшуюся в обороне между 98-ой и 174-ой стрелковыми дивизиями, закрыла 126-ая стрелковая дивизия (с малочисленным остаточным составом) по рубежу, фронтом повёрнутым на юго-запад к северному берегу Западной Двины.

Итак, появилась серьезная опасность окружения 112-ой стрелковой дивизии, и 10 июля она с боем отходит за реку Сарьянка на рубеж оз.Тятно, Задежье, Волынцы. И в соответствии с Боевым приказом №10 от 11.07.1941г. комдива Копяка И.А. дивизия занимает рубеж обороны оз.Белое, оз.Лисно, Задежье, Микулино (восточнее города Дисна).

А в войска продолжают постоянно поступать приказы о контратаках, о наступлении.
Главнокомандующий войсками Западного направления маршал Тимошенко подписывает Боевой приказ №065 от 14.07.1941г., в котором войскам фронта поставлена задача отрезать прорвавшийся 6-ой армейский корпус противника от его тыла и уничтожить.
22-ой армии следует, выровняв фронт в центре отводом 112-ой и 98-ой стрелковых дивизий на рубеж Юховичи - Боровуха и опираясь на Полоцкий УР, нанести удар в юго-восточном направлении на Городок, Витебск.

11 июля в течение дня 112-ая и 98-ая стрелковые дивизии начали отходить с целью выровнять линию фронта.

А немцы ночью начали переправлять на плацдарм части 23-го армейского корпуса, включавшего 86-ую и 206-ую пехотные дивизии. Перед ними поставлена задача прорвать оборону в направлении Полоцка в районе д.Боровуха-1 во взаимодействии с 19-ой танковой и 14-ой моторизованной дивизиями.
Последние должны развивать наступление на станцию Дретунь и далее на г.Невель.

В 10:00 14-ая моторизованная дивизия перешла в наступление и прорвала фронт. Не встречая сильного сопротивления 19-ая танковая и 14-ая моторизованная дивизии достигли реки Нища.
Здесь подарком для них оказался не взорванный мост, хотя тяжёлая техника пройти по нему не могла. Провели работу по усилению моста и наладили переправу лёгких танков.

23-ий армейский корпус продолжал атаки в направлении Полоцка. Однако наступление продвигалось медленно, так как хорошо работала наша артиллерия 174-ой стрелковой дивизии, сопротивлялись и ДОТы.

Советские войска неоднократно переходили в контратаки и даже потеснили немецкую 206-ую пехотную дивизию. Однако после подкрепления она восстановила свои прежние позиции и перешла в атаку.
К вечеру немцы вышли к железной дороге, проходящей на Полоцк.

В итоге боёв к 13 июля немцы значительно расширили плацдарм и к концу дня здесь уже находилось два корпуса — пять дивизий, из них одна танковая, одна моторизованная и три пехотных.

В результате тяжелых боёв с Дисненского плацдарма стала лавинообразно нарастать угроза окружения противником подразделений 51-го стрелкового корпуса.

К тому же, получив в результате оперативного массирования ударных сил ценный плацдарм в районе г.Дисна, немецкое командование могло 57-ым моторизованным корпусом нанести удар в оперативном направлении на Невель - Великие Луки, что создало бы угрозу флангам и тылам Западного и Северо-Западного фронтов Красной Армии.

13 июля противник на Дисненском плацдарме перешел в общее наступление силами 57-го моторизованного корпуса 3-ей танковой группы 9-й армии и 23-го армейского корпуса 16-й армии, кроме того, со стороны Дриссы выдвигался 50-ый армейский корпус.

Одновременно на широком фронте позиции 22-й армии Западного фронта были атакованы немецкими пехотными дивизиями правого крыла Группы армий «Север» (16-я армия) и левого крыла Группы армий «Центр» (9-я армия).

Целью наступления было рассечь оборону 22-ой армии и обеспечить задержавшемуся уже на десять дней в районе г.Дисна 57-му моторизованному корпусу возможность продвижения в направлении Невель - Великие Луки.

Немцы прорывают оборону Полоцкого укрепрайона и обеспечивают продвижение танков 19-ой танковой дивизии в направлении железнодорожной станции Дретунь и далее на г.Невель.

Таким образом, уже можно говорить не о Дисненском плацдарме, а о широком наступлении немцев на восток, начало которому было положено с маленького плацдарма.

Бои на берегах реки Западная Двина показывают, что Красная Армия уже не была для немцев “мальчиком для битья”.
Да, она ещё не может перехватить инициативу. Да, она отступает. Да, в управлении советскими войсками ещё много неразберихи и просчётов.
Но Красная армия уже упорно сопротивляется, проводит эффективные контрудары, маневрирует войсками и тем самым наносит невосполнимые потери самоуверенным ударным силам фашистов.

Если в первые дни после начала войны темп наступления немцев составлял до 50 км в сутки, то теперь, чтобы пройти 50 км вглубь на восток, им понадобилось более 10 суток.

Бои в июне - июле 1941 года дали такой важный для командиров опыт ведения современной маневренной войны, научили планированию настоящих, а не на учебных картах, боевых операций.
Эти бои начали отсеивать неумелых командиров и выдвигать будущих победителей.

Всё это стало залогом наших будущих побед и привело в 1945 году в Берлин.



Леонид БАРМИНСКИЙ (г.Витебск, Беларусь)
Владимир БАРМИНСКИЙ (г.Дубна, Московская обл.)



ЛИТЕРАТУРА:

1. А.И. Ерёменко «В начале войны», г.Москва, изд. “Наука”, 1965г.

2. Олег Нуждин «Незабытые. О трагедии и подвиге 22-й армии РККА», г.Екатеринбург, 2015г.

3. Сборник «Пишу исключительно по памяти… Командиры Красной Армии о катастрофе первых дней Великой Отечественной войны. Том 2. Сазонов Кузьма Иванович». Составитель С.Л. Чекунов, изд. “Русский фонд содействия образованию и науке”, 2017г.).

4. В.Л. Комиссаров «Боевые действия 98-й стрелковой дивизии в начальный период войны. 22 июня - август 1941 года», 2009г., fortressby.com
(http://www.fortressby.com/index.php/download/wwii/index.php?option=com_content&task=view&id=171&Itemid=8&limit=1&limitstart=4)

5. Л.В. Барминский, В.В. Барминский «Судьба, опаленная войной», г.Москва, изд. “Известия”, 2019г.

6. Л.В. Барминский, В.В. Барминский «Героизм и трагедия 112-ой стрелковой дивизии», 18.03.2019г., (www.proza.ru/2019/03/18/1409).

.
.
.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 12
© 16.09.2020 Владимир Барминский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2898749

Метки: дисненский плацдарм, бои в июне 1941, бои в июле 1941, бои в белоруссии в 1941, бои в прибалтике в 1941, бои в витебской области в 1941, бои на линии стали,
Рубрика произведения: Проза -> Мемуары


















1