Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Рубиновый Рыцарь Главы 28 - 32




ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВОСЬМАЯ

Через несколько дней вернулся Паскаль Леметр в сопровождении множества гостей. Рано утром в камеру Габриеля пришел Лоран.
- Слушай меня внимательно, Соколенок, - серьезно сказал преподаватель. - Сегодня хозяин затевает большой праздник. На этом празднике он хочет устроить настоящий бой, поэтому он выставит тебя на арену. Ты будешь сражаться один против трёх противников. Господин Леметр сделал на тебя крупную ставку. Не подкачай, мой мальчик, иначе тебя ждет смерть. Помни, чему я тебя учил. Не давай противнику подходить к себе сзади, сам не поворачивайся к нему спиной, следи внимательно за тем, чтобы тебя не обезоружили, старайся не оступиться и не делай лишних движений - это замедляет реакцию. Если упадешь, немедленно поднимайся, чтобы тебя не проткнули, как каплуна на вертеле. В самом начале боя примени один хитрый маневр: притворись, что струсил и беги. Когда ты этим обескуражишь противников, остановись, резко обернись и порази одного из них. Этим ты произведешь эффект на зрителей и ослабишь внимание врага. Я буду рядом. В случае чего, подскажу тебе верный ход. Ну, с богом, Соколенок! - Лоран обнял ученика и вложил ему в
ладонь короткий прямой меч с удобной рукояткой. - Это мой боевой меч. Пусть он принесет тебе удачу!
Когда юный раб босой, в короткой тунике небесного цвета вышел на арену, зрители неистово зааплодировали. Меч и небольшой щит с гербом Леметра - было все его вооружение. Ни шлема, ни щитков на нем не было.
Толпа жаждала кровопролития.
По правую руку от хозяина сидела его дочь Констанция в платье из легкого розового шелка. По левую - незнакомец с важным лицом, одетый в роскошный камзол, украшенный золотыми пряжками. Склонясь к Леметру, он что-то шептал ему на ухо.
Одним из противников Габриеля был человек лет двадцати восьми, высокого роста и крепкого телосложения. Густые светлые волосы, покрывали его крупную голову, глаза были большими и синими, но малоподвижными и невыразительными. Резкие черты лица и могучие формы воина создавали впечатление мужественной красоты.
Двух других противников Габриэль не разглядел, так как внешность у них была мало запоминающаяся.
Вооружены воины были кривыми саблями и длинными обоюдоострыми кинжалами. Щитов у них не было.
Взоры всех зрителей, особенно женщин, были прикованы к юному воину с коротким мечом в руке. Длинные черные волосы обрамляли его красивое, с правильными чертами лицо, озаренное светом темно зеленых глаз, полных жизни, чувства и огня. И в то же время в глазах этих таилось чуть заметное выражение какой-то печальной доброты. О! Зрителям было невдомек, как преображалось это лицо, когда
его хозяин был в ярости. Тогда лицо это горело гневом, а печально - добрые глаза метали молнии!
Но вот бой начался. Разговоры, шум, смех сразу стихли. Взоры присутствующих устремились на бойцов. Первое столкновение было ужасно. Среди глубокой тишины зазвенели сабли, которые разом обрушились на щит Габриеля. Тяжело дыша, противники наносили удар за ударом.
С огромным напряжением зрители следили за ходом боя. Однако, бескровное сражение не доставляло им удовольствия. Они жаждали крови!
- Защищай спину! - крикнул Габриелю Лоран.
И тут случилось вот что. Глаза Габриеля хитро сверкнули, и он бросился бежать. Противники кинулись следом за ним.
Толпа возмущенно загудела, свистом выражая свое презрение трусу.
Но, не пробежав и тридцати шагов, Габриель вдруг замер, сделал неожиданный поворот и излюбленным приемом Лорана резанул своим коротким мечом одного из противников по животу.
Раненный в живот, тот пополз по арене, хрипя в агонии.
Итак, одного из противников Габриель вывел из строя. Другого, тяжело раненного, с разбитым черепом, унесли с поля боя. Теперь юноша один на один сражался с синеглазым блондином.
Атлетическая фигура юного Габриеля, поразительная сила крепких мышц, совершенная гармония всех линий его тела, несокрушимая, непреодолимая храбрость, несомненно, выделяли его среди остальных рабов - участников боев. Физическая сила и твердость духа сулили ему успех.
Констанция Леметр внимательно следила за юношей, не сводя с него холодных голубых глаз.
- Бей его, немой! - не сдержавшись, крикнул господин Леметр. - Руби его!
- Держись, Соколенок! - поддержал юношу Лоран. - Еще немного, и ты победишь!
Подбодренный учителем, Габриель сделал удачный выпад и пронзил мечом белокурому воину правое плечо. Теперь тот вяло наносил удары, с трудом парировал их. Силы его были на исходе.
Благодаря своей природной ловкости и удивительному искусству фехтования, которому обучил его Лоран, Габриель получил только три неглубокие раны.
Вся арена гудела от криков, возгласов, рукоплесканий. Взоры всех присутствующих были устремлены на арену.
Мощным пинком Габриель свалил белокурого бойца на песок. Тот, собрав последние силы, встал и бросился на юношу с кинжалом, но юный раб отбросил противника к бортику арены, подбежал к нему и приставил меч к его груди.
- Убей меня, мальчик! Убей! - с горечью взмолился белокурый воин. - Ведь только со смертью к нам приходит свобода!
Но Габриель убрал меч в ножны, подал противнику руку и помог ему встать. Обняв своего недавнего врага за талию, юноша увел его с залитой кровью арены под одобрительный гул толпы.
- Ну, что, дружище? - обратился Паскаль Леметр к своему соседу. - Теперь-то ты, надеюсь, признаешь, что мой раб сильнее трех твоих?
- Признаю, - кивнул гость. - Твой раб не только силен и отважен, но еще и благороден.
Александра, украдкой наблюдавшая за ходом боя, прижимала к груди руки и усердно молилась. Она была счастлива, что бой закончился, и Габриель остался жив.
- Благодарю тебя, господи! - прошептала она в благоговейном экстазе и скрылась за углом барака.
Довольный ходом боя Лоран поспешил следом за своим подопечным в его камеру, чтобы перевязать ему раны и похвалить за отличный бой.
- Ты больше, чем воин, Соколенок! - сказал он с восторгом. - Ты настоящий герой. Я горжусь тобой!
В страстном порыве преподаватель схватил юношу за руки, чтобы пожать их, и вдруг заметил на его запястьях гноящиеся рубцы.
- Это все Гастон, негодяй! - воскликнул Лоран в гневе. - Посиди немного, мальчик, я сейчас. - И выскочил за дверь.
Что происходило за стенами камеры, Габриель не знал, но через несколько минут явился лекарь и наложил на запястья юноши повязки с лечебной мазью. Кандалы на юного раба все равно надели, но другие, со свободными браслетами, которые не причиняли ему особых неудобств.
Увы! За столько лет Габриель привык к своим оковам!

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ДЕВЯТАЯ

Камилла хворала уже третий месяц. Ей казалось, что она не поправится никогда. Но горячая любовь супруга и страстное желание встретиться с сыном помогали ей бороться с недугом.
Чтобы не сойти с ума, она заставляла себя заниматься рукоделием. Возле герцогини постоянно находилась ее горничная, юная девушка по имени Изабель, которая любила свою госпожу и очень ее жалела.
Как-то вечером Камилла вышивала на пяльцах. Изабель сидела возле нее на низенькой скамеечке и вслух читала молитвенник. Неожиданно дверь комнаты открылась и вошел камердинер герцога.
- Госпожа! Их светлость герцог просит передать вам подарок испанских послов, которые в данный момент находятся с визитом во Вьерзоне.
С этими словами он поставил перед Камиллой резной ларец из черного дерева.
- Где же герцог? Почему он не принес подарок сам? - Герцогиня повернула бледное от гнева лицо с горящими глазами.
Камердинер открыл рот, желая что-то сказать, но тотчас закрыл его и, пожав плечами, вышел из комнаты.
Камилла облегченно вздохнула. Она ненавидела этого безмозглого барана и не могла понять, почему его терпит Даниель.
- Посмотри, что там лежит, Изабель? - равнодушно спросила герцогиня, кивая на ларец.
Девушка осторожно приоткрыла крышку и тихонько ахнула. В нем лежала необыкновенной красоты черная мантилья из тончайших испанских кружев. Поверх мантильи красовался высокий резной гребень из панциря черепахи, какой носят знатные испанские сеньоры.
- Боже, какая красота! - всплеснула руками Изабель.
"Герцог посылает мне траурный убор, - подумала Камилла. - Белый цвет мне был бы сейчас более кстати".
- Госпожа! - кинулась к ногам герцогини девушка. - Не надо грустить. Вы так красивы! Очень красивы! Я всегда горжусь вами.
- Встань, милая Изабель, - подняла ее Камилла. - Спасибо тебе за любовь. Только не в радость мне теперь дорогие туалеты.
Она услышала, как служанка вздохнула. В душе герцогини была смертельная тоска, и она стала разглядывать кружева, чтобы как-то развеяться.
- Примерь, Изабель, - мягко сказала Камилла. - А я посмотрю на тебя со стороны.
Девушка охотно достала из ларца мантилью, накинула ее на голову и укрепила костяным гребнем на высокой прическе. И вдруг на глазах изумленной герцогини кожа на лице и открытой шее девушки стала покрываться белыми рубцами, которые тут же превращались в страшные кровоточащие язвы. Служанка схватилась за горло и дико закричала:
- Что со мной, госпожа? Помогите же мне, помогите! Боже, я умираю!
Изабель упала на пушистый ковер. Страшная судорога прошла по ее телу. Девушка закатила глаза и вытянулась. Черепаховый гребень слетел с ее высокой прически. Кружевная мантилья прикрыла лицо, словно черный погребальный саван.
Рыдания разорвали грудь Камиллы. Слезы так жгли ей глаза, что больно было смотреть. Осторожно взяв мантилью при помощи шелковой накидки, снятой с подушки, герцогиня выбежала из комнаты и кинулась в покои супруга.
Увидев жену, Даниель в ужасе отшатнулся, так как подумал, что Камилла сошла с ума. Выпустив из рук мантилью, герцогиня ухватилась обеими руками за мраморную колонну почти потеряв сознание.
- В чем дело, Камилла? - строго спросил Даниель. - Что случилось? Почему ты врываешься в мой кабинет, словно разъяренная фурия?
Дрожащей рукой герцогиня указала на мантилью, лежащую у ее ног, словно ядовитая змея.
- Там. . . там, у меня в комнате, - заплетающимся языком пробормотала женщина, - лежит мертвая Изабель. Зачем ты даришь мне такие страшные подарки, Даниель?
- Подарки? Какие подарки? - не понял герцог. - Я ничего тебе не дарил. . .
- А эта мантилья? Не ты ли послал мне ее со своим камердинером, якобы в подарок от испанских послов?
Теперь до Даниеля стал доходить смысл слов, сказанных супругой. Он склонился над черной мантильей. Остро отточенным гусиным пером осторожно поддел кружева и поднес их к глазам. И только сейчас Камилла заметила, что вся мантилья обсыпана каким-то белым блестящим порошком.
- Мне отлично знаком этот яд, - проговорил герцог хриплым голосом. - Он убивает мгновенно и почти безболезненно, когда попадает в желудок. Но если он попадет на кожу, человек будет корчиться в страшных муках. Теперь я догадываюсь, чьих рук это дело. Прости, любовь моя, но я ничего сделать не могу. Слишком влиятельные персоны стоят за спиной епископа Вьерзонского. Пока дядя жив, он будет строить козни и мне, и тебе.
Камилла вдруг почувствовала себя совершенно одинокой и беззащитной. Она была брошена, оставлена, словно в пустыне, без единого следа, без звезд, не зная, с какой стороны ждать спасения. Больше не оставалось ничего. . . Даже крепкого плеча Даниеля, чтобы спрятать на нем свое лицо. Даниель предал ее. Утолив желание, он бросил ее, как ненужную вещь.
Так думала герцогиня.
Герцог де Клавель думал о другом: каким образом уничтожить дядю, этого хитрого хищного зверя, который не дает ему жить спокойно. Но сделать это надо с умом, не в ущерб собственной персоне.

ГЛАВА ТРИДЦАТАЯ

Знатное происхождение обязывало Констанцию Леметр сохранять сдержанность в отношении человека, находящегося в таком униженном положении, как немой раб. Но она снова пришла к Габриелю в тюрьму.
Юноша в тот момент крепко спал, отлеживаясь после трудного боя и полученных ран. Сквозь сон он услышал, как дверь его камеры отворилась, и в нее вошли Констанция и охранник. Женщина остановилась, напряженно вглядываясь в темноту.
- Может, снять с него цепи, госпожа? - спросил охранник, ставя на пол масляный фонарь.
- Не надо, - ответила Констанция. - В оковах он мне больше нравится.
Габриель притворился, что спит. Но дочь Паскаля Леметра своим поцелуем заставила его открыть глаза. Никогда еще юноша не видел Констанцию такой красивой и такой бледной, как сейчас.
Он приподнялся на тюфяке. Сердце его бешено колотилось в груди, кровь стучала в висках. Он не двинулся с места, только слышалось его тяжелое дыхание. Женщина присела рядом и протянула к Габриелю руки. Деланной улыбкой он постарался скрыть неприятное чувство, которое вызвало у него появление Констанции. Затем отвел ее руки и отстранил хозяйскую дочь от себя.
- Я пришла потому, что отказаться от тебя - выше моих сил. Ночи напролет я борюсь с желанием прийти к тебе. Днем - дела, заботы, отец, и я могу забыть о тебе, а вот ночью. . . Ты рядом со мной. . . Ты всегда рядом со мной! Ты неотступно преследуешь меня! Я хочу тебя, маленький дикарь! - произнесла, прерывисто дыша, хозяйская дочь. - Ведь и ты хочешь меня? Я это вижу по твоим глазам. Конечно, ласки Констанции Леметр невозможно забыть. А вот я забыла гордость, мальчик, и пришла к тебе сама. Сегодня я хочу быть
твоей!
Габриель медленно поднялся на ноги. Придерживая кандалы, он подошел к стене и прислонился к ней спиной, чтобы не упасть. Но взгляд его был устремлен на Констанцию. Затем он подошел к ней и рассмеялся ей в лицо победно, насмешливо, обидно. Потом дерзко вскинул голову. Дикая радость заполнила его, горькая и пьянящая. Какой жалкой показалась дочь Леметра перед ним, несчастным рабом, закованным в цепи! Габриель твердо знал: того, что произошло с ним в комнате Констанции, на ложе, застланном темно зеленым атласом, больше не будет никогда.
В глазах юноши промелькнула искра гнева.
Не обращая внимания на взгляд Габриеля, Констанция вновь шагнула к нему и резким движением разорвала рубаху у него на груди. Нежно массируя тонкими пальцами его грудь, она постепенно добралась до живота. Незаметно развязав шнурок, женщина освободила юношу от штанов и легонько подтолкнула его к тюфяку.
А дальше все было, как во сне.
Губы Констанции прильнули к губам Габриеля, и - о, чудо! - он ответил ей долгим, страстным поцелуем. Он почувствовал, что теряет сознание, но больше не было сил бороться с искушением. Юноша закрыл глаза, чтобы ничего не видеть. Он слышал лишь свое шумное дыхание. И снова поцеловал Констанцию. И вдруг почувствовал, как в ее теле словно очнулись жадные демоны. Забыв обо всем - ненависти, злобе, унижении - Габриель полностью уступил страсти, не обращая внимания на звон оков и присутствие охранника за дверью. Женщина отдалась ему со всей страстью своей натуры, и ответом на это была необыкновенная радость, охватившая теперь уже не юношу, а мужчину. Радость, о возможности которой Габриель, будучи рабом, никогда раньше и не помышлял.
Когда же волна страсти прошла, юноша рухнул без сил.
Констанция Леметр, шатаясь, словно пьяная, оделась и вышла из камеры.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ПЕРВАЯ

Той же ночью Габриелю приснился удивительный сон. Снилось ему, будто он, как всегда, сидит в своей камере. И вдруг. . . Дверь отворяется, и входит молодая незнакомая женщина, босая, простоволосая, в жалких лохмотьях. Лик женщины светел и прекрасен. Сквозь серые лохмотья проглядывают страшные гноящиеся язвы. Длинные волосы незнакомки растрепаны, в глазах - неоглядная печаль.
Женщина подходит к юному узнику, протягивает к нему обнаженные руки, покрытые кровоподтеками, и говорит нежным голосом:
- Здравствуй, сын мой!
- Кто вы, сударыня?- спрашивает удивленный Габриель. - Я не знаю вас.
- Ну как же? - возражает та. - Мы ведь с тобой хорошо знакомы. Я, Мать - Родина, а ты мой любимый сын. Видишь, как плохо мне, как страдаю я от ран и побоев? Помоги мне, Рубиновый Рыцарь. Убей черного ворона, что рвет и терзает мою плоть.
- Вы ошибаетесь, мадам, - возражает юноша. - Никакой я не рыцарь, а уж тем более не рубиновый. Я - жалкий раб, который кроме оков и кнута ничего в своей жизни не видел.
- Нет, мой мальчик, я не ошиблась. Пока ты не рыцарь, но ты станешь им. Ты уничтожишь хищную птицу, которая, как бельмо на глазу, застилает мне белый свет. Порви свои цепи, Габриель, и выйди на свободу!
- Да как же я порву кандалы? У меня не хватит сил разорвать тяжкие оковы, сломать толстые стены тюрьмы.
- Хватит, сынок, хватит, - кивает головой женщина и ласково улыбается. - Неужели не надоело тебе влачить рабское существование, размахивать без толку мечом, предаваться любовным утехам? Ведь ты даже не знаешь, что такое настоящая любовь! Расправь свои крылья, Соколенок, которые сложены у тебя за спиной! Гордо воспари над своей измученной Родиной. Я вкладываю в твою руку меч. . . Меч Правосудия. . .
После такого сна у Габриеля появилась заветная мечта. И название этой мечте было: СВОБОДА.

ГЛАВА ТРИДЦАТЬ ВТОРАЯ

На утренней поверке Гастон заметил на Габриеле разорванную рубаху.
- Ах ты, скотина! - заорал он не своим голосом. - Ты зачем разорвал рубаху? Плетей захотел? А ну-ка, отведите его в карцер! Пусть посидит там дня три - четыре без хлеба и воды, да покормит крыс.
Под бараком тюрьмы находился подвал с темными, сырыми камерами-карцерами, куда отправляли особо буйных рабов в наказание.
Охранники отвели юношу в подвал, втолкнули в одну из таких камер и при помощи коротких цепей приковали его к стене.
- Постоишь немного, подумаешь, - усмехнулись они. - Будешь знать, как переводить господское добро.
Оставшись в кромешной темноте, Габриель начал обдумывать план побега. Он долго сопоставлял все "за" и "против". И, наконец, остановился на одном способе, который ему показался наиболее подходящим.
Время тянулось медленно, и юный раб подумал, что о нем забыли. Но вдруг в коридоре подземной тюрьмы раздались гулкие шаги, и в камеру, где стоял юноша, вошел знакомый охранник-свидетель его любовных утех. Он молча поставил фонарь на пол, освободил Габриеля от оков, связал ему руки за спиной и повел наверх.
Юный раб прекрасно помнил этот путь. Его вели в спальню Констанции Леметр. Сердце предательски екнуло в груди. Наступает момент, когда. . .
Сегодня женщина превзошла все ожидания, так она была хороша! На ней было прозрачное короткое платье цвета спелой ржи, напоминающее тунику. Сквозь ткань просвечивали все ее прелести. Рыжие волосы Констанции, поднятые на затылке в высокий пушистый хвост, были украшены живыми цветами.
Теперь ложе было застлано черным атласом. Констанция поманила к себе Габриеля, и тот послушно приблизился к ней. Она уложила его так, что голова раба оказалась у нее на коленях. Сегодня хозяйская дочь не спешила. Начала она с нежного поглаживания шеи и груди юного любовника, постепенно спускаясь к упругому животу. Ее пальцы с длинными накрашенными ногтями время от времени
впивались в кожу Габриеля, доводя его до мурашек. Мышцы живота юноши невольно напряглись, по телу пробежала дрожь. Он почувствовал, что еще секунда - и он уже не совладает с собой.
- Если ты освободишь мне руки, я смогу обнять тебя, - вдруг сказал юноша.
Констанция побледнела, как полотно, и замерла, со страхом глядя на юного любовника: немой и вдруг заговорил! Она не была истеричкой, и поэтому взяла себя в руки. Подумав немного, она поняла, что его прежнее молчание было просто хитростью.
- Так ты умеешь говорить? - довольно спокойно спросила женщина.
- Умею, - ответил Габриель, не поднимая головы.
- Как тебя зовут?
- Эмерик, - солгал юноша.
Недолго думая, Констанция достала из-за пояса нож и разрезала путы, стягивающие запястья юного раба. С наслаждением растирая затекшие руки, он встал на колени.
- Иди ко мне, - позвал Габриель хозяйскую дочь. - Я отблагодарю тебя за то, что ты сделала меня мужчиной.
Констанция отбросила в сторону нож и кинулась в объятия любовника.
Юноша схватил ее за плечи и грубо опрокинул на ложе. Навалившись на нее всей тяжестью своего тела, он стал губами беспощадно мучить ее рот.
- Я люблю тебя, мой маленький Эмерик, -задыхаясь, стонала Констанция в перерывах между поцелуями. - Я не могу жить без тебя. . . Если отец узнает о нашей с тобой любви, он убьет сначала тебя, потом меня. Давай убежим. . . Сегодня, сейчас. . . Нас никто не догонит. . . У меня много денег. . . Нам хватит их на всю оставшуюся жизнь. . . Мы будем любить друг друга вечно. . .
Побег с дочерью Паскаля Леметра вовсе не входил в планы нашего героя. И он, как хороший ученик, решил схитрить, имитируя любовную борьбу. Констанция же поняла замысел любовника по-своему. Она начала извиваться и скользить, как угорь, но у Габриеля была сила здорового мужчины. Понемногу женщина ослабела, перестала
сопротивляться и, наконец, совсем затихла. Ее длинные волосы растрепались и опутали ее, как сетью. Тогда Габриель схватил Констанцию за запястье и отвел ее руку назад, пытаясь то же проделать с другой рукой. Губы юноши не отпускали уста женщины. Она задыхалась от его грубых поцелуев. И тут он оторвал любовницу от ложа и с силой опустил ее снова так, что тяжестью своего тела она придавила себе руки. Тогда Габриель забил ей в рот кляп из ее же шелкового платка, который валялся рядом, и, сняв длинный пояс с ее короткого платья, разорвал его напополам и крепко связал женщине запястья и лодыжки.
- Любить друг друга! - горько воскликнул Габриель, вставая с ложа. - Да ведь ты никогда никого не любила. И я тебя не люблю. Нет! Я не люблю тебя! Я тебя ненавижу и презираю всех счастливых правителей и богачей! Добрыми бывают только несчастные люди. Я знал одного такого несчастного. .
И, подобрав нож, юноша выпрыгнул из окна.
Стояла глубокая ночь, на дворе не было никакого движения. Все обитатели поместья Паскаля Леметра давно уже спали. Габриель беспрепятственно достиг высокого каменного забора, окружавшего особняк, и, нащупывая в кирпичной кладке выбоины и трещины, стал ловко, как обезьяна, карабкаться наверх. Когда он уже занес ногу, чтобы перемахнуть через забор, то услышал тонкий свист. Наш герой посмотрел вниз. Внизу стоял Лоран и, подняв голову, внимательно наблюдал за беглецом.
В тот момент Габриель не знал, как поступить и что делать.
"А вдруг Лоран вовсе не тот, за кого себя выдает? - подумал он. - Вдруг он вызовет сейчас охрану?"
Но тут молодой преподаватель заговорил:
- Лети, маленький Соколенок! Лети навстречу своему звездному часу! - И он бросил Габриелю тот самый меч, которым тот отбивался на арене сразу от троих соперников.
Юноша ловко поймал оружие на лету.
- Спасибо, друг! - сказал он, прикладывая руку к сердцу. - Я никогда не забуду твоей доброты. Возможно, мы еще когда-нибудь с тобой встретимся. Прощай!
- Прощай, мой неустрашимый друг! Пусть полет твой будет высоким, а ветер попутным.
И Лоран взмахнул рукой.
Габриель спрыгнул по ту сторону забора и исчез в ночной мгле.

https://www.chitalnya.ru/work/2899119/
Продолжение





Рейтинг работы: 35
Количество рецензий: 5
Количество сообщений: 5
Количество просмотров: 27
© 15.09.2020 Долорес
Свидетельство о публикации: izba-2020-2898261

Рубрика произведения: Проза -> Роман


ЕЛЕНА МОРОЗОВА       19.09.2020   21:21:53
Отзыв:   положительный
Галочка, каким лёгким пером ты пишешь... Так интересно читать.
Пусть Габриэль будет счастлив и сможет обнять свою маму. Добро
всё равно победит зло. Иду дальше...


Долорес       21.09.2020   12:05:24

Леночка, милая!
Обязательно Габриэль будет счастлив и обнимет свою мать.
Ведь столько испытаний выпало на долю матери и сына...
Спасибо, что читатешь! Здоровья и доброй осени!


Тамара Авасева       18.09.2020   12:29:45
Отзыв:   положительный
Очень хочется надеяться, что на этот раз побег Габриеля увенчается успехом. Спасибо за увлекательный роман, Галина!

Долорес       19.09.2020   22:40:24

Тамарочка, спасибо тебе большое за внимание к этому роману!
Будем надеяться, что Габриэль будет счастлив...


Татьяна Максименко       16.09.2020   21:00:46
Отзыв:   положительный
Бежать, бежать скорее из проклятой тюрьмы!
Знаковый сон был предзнаменованием побега и...многих изменений в судьбе Габриеля.
Спасибо, Галочка! Замечательно написан роман!


Долорес       18.09.2020   14:46:48

Вот Габриэль и сбежал. Теперь его никто не остановит...
Спасибо, Танюша! Рада, что читатешь, не бросаешь. Надеюсь,
что оправдаю твоё доверие...


Ирина Ондронова       16.09.2020   18:42:23
Отзыв:   положительный
Какие ещё приключения ждут Габриэля? Будет ли удачен его побег? Захватывающий роман, Галочка! Спасибо за интереснейшее произведение, дорогая! Жду продолжения! Обнимаю с нежностью!

Долорес       18.09.2020   14:42:30

Спасибо, моя хорошая, моя милая Ириночка!
Идём вперёд. Рада, что ты не покидаешь моих героев...
Обнимаю нежно, мою милую подруженьку!


Людмила Зубарева       16.09.2020   13:28:12
Отзыв:   положительный
Ну наконец-то в жизни Габриэля наступает решительная полоса!
Надеюсь, что Констанция от него не забеременела. Уж это было бы ни к чему...
Долорес       18.09.2020   14:40:56

Даже если и забеременела, читателя теперь эта экзальтированная дамочка
не волнует. Мать она будет никакая... Будем следить только за ГГ.
Спасибо, милая Люсенька! Отличных выходных!


















1