Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Скандальный дневник двух братьев-геев


Скандальный дневник двух братьев-геев
Исмаэль (возраст одиннадцать лет):

Я провёл руками по шее брата и запустил их в волосы, придвигая его лицо ближе к моему. - Валер, я не знаю точно, что ты чувствуешь, но зато я могу сказать про себя. Всё что я хочу делать - целовать тебя. Я думаю об этом так часто, что это становится довольно смущающе. И с того первого поцелуя ночью, три дня назад, все мои чёртовы мысли только об этом. И мне нравится, что между нами нет притворства. Ты принимаешь меня со всеми моими безумствами, а я тебя со всеми твоими перепадами в настроении, и пока это работает. Всё это только в течение трёх дней? Так, может быть, пока не произошло ничего особенного, но я могу сказать, что никогда не испытывал такой реакции моего тела, когда кто-нибудь меня целовал. И когда я целую тебя, это как... как будто тёплая дрожь проходит сквозь меня. И я чувствую, что это именно то место, где я должен быть, и именно то, что я должен делать. Я не знаю, чувствуешь ты хотя бы что-то похожее на мои ощущения, но это будто всё на кону...

Брат крепче обнял меня, и его губы прильнули к моим. Братик целовал меня настойчиво, его язык атаковал мою нижнюю губу, прося доступ, и я охотно повиновался ему. Наши губы двигались в унисон, и я вздохнул от того, как сражались наши языки.

Братишка не сказал ни слова, но я был полностью уверен, что он чувствует то же самое.

Моё сердце билось так сильно, что я буквально слышал этот звук. - Ты нужен мне, Валера.

Братец улыбнулся, когда я прижался ближе и взглянул на него. Его губы легко касались моих, дразня, потом ещё раз. На третий раз мои губы вцепились в его нижнюю губу и, нежно посасывая, не позволяли ему отодвинуться. Мои руки скользили по его телу, вокруг его шеи. Сложив пальцы на его шее, я притянул его ближе. Его руки переместились с моих бёдер на талию и брательник легко поднял меня, перенеся на кровать. Не отрывая губ, брат опустил меня на середину постели, нависая сверху.

Наконец, положив голову и жадно глотнув воздуха, я посмотрел на него. - Ты идеальный, ты понимаешь это?

Братик хихикнул и покачал головой. – С трудом.

Поцеловав уголки его губ, я продолжил оставлять поцелуи ниже, двигаясь к линии челюсти. – Ага, ну конечно. – Прошептал я, продолжая прокладывать дорожку нежных поцелуев к шее. Пока я губами изучал его, он, опираясь на левое предплечье, ласкал правой рукой мой бок.

Брат отодвинулся, оставляя меня целоваться с воздухом. Ну-у-у. Я нахмурился, не довольный тем, что увидел его сидящего на коленях.

- Думаю, нам пора ложиться спать.

Я кивнул и снял свитер, оголяя свою юную грудную клетку. Как только Валера отвернулся, чтобы раздеться до одних только боксёров, я вылез из кровати. Мои руки потянулись к джинсам и быстро сняли их. Не слишком ли много энтузиазма в моём подсознании? Валерка повернулся ко мне лицом и его рот тут же открылся. На мне не было нижнего белья...

Мои пальцы выводили узоры на спине Валеры, пока мы медленно целовались ранним утром в понедельник. У нас вошло в привычку целоваться так несколько минут (конечно, когда я говорю несколько минут, я подразумеваю около получаса), чтобы разбудить друг друга, как правило, лёгкими поцелуями и прикосновениями.

Каждый раз, когда братишка касался своей оголённой кожей моего тела, я чувствовал, как адреналин зашкаливает в моей крови, и мне хотелось зайти чуточку дальше. Это удивило меня, когда я подсчитал сколько раз я думаю о том, чтобы увидеть Валерку без боксёров, я думал об этом по меньшей мере раз пять в день, не считая тех раз, когда он целовал и касался меня.

Валера превратил меня в извращенца, - я не знал, что извращенство заразительно, но он доказал это.

Его руки скользнули под одеяло, вдоль моей талии, по животу, когда я застонал ему в рот. Моё сердце пустилось галопом, и я подумывал продвинуться немного вперёд, после того как мы тридцать пять минут просто целовались.

Я оторвался от его губ, и братик начал медленно целовать мой подбородок, спускаясь ниже к шее.

- Валер, нет, подожди секунду, - прошептал я, отодвигаясь от него на кровати. Он склонил голову в сторону. - Всё в порядке?

- Да, я просто... - я чувствовал, как кровь приливает к лицу. - Я просто хочу кое-что попробовать.

Брательник моргнул и кивнул головой. - Что именно?

Сейчас или никогда. Моё сердце билось так громко, что, казалось, оно вылетит из груди. Я протянул руку под кромку боксёров брата, схватил член брата и стал энергично накачивать его, водя рукой верх-вниз. Глаза Валеры расширились, и я нервно закусил губу.

- Валер, скажи что-нибудь. Ты ничего не говоришь...

Брат сглотнул и провёл рукой по волосам. - Ты действительно хочешь меня убить, не так ли?

- Что... Ты... Я... - Разве ему не нравится то, что он видит? Или я ослепил его своим бледным телом?

Его лицо смягчилось, и он пододвинулся ближе ко мне.

- Ш-ш-ш, Исми, ты красивый. Ты удивительный. - Прошептал он, нежно касаясь моих губ своими.

Я улыбнулся, целуя Валерку, и перекатился в сторону, заставляя его сделать тоже самое. Я прижался к его телу, и мы оба застонали от новых ощущений. Одна из его рук оказалась на моей шее, прижимая ближе к себе и тем самым углубляя поцелуй, а другая рука касалась моих бёдер, в конце концов, поднимаясь вверх, к груди, но не касаясь её. Мои руки были обёрнуты вокруг его шеи, а пальцы запутались в его волосах, в то время как я дразнил языком его губы. Его рот слегка приоткрылся, когда брат мягко пососал мой язык. Я закинул ногу на его бедро, и он прижал меня ещё плотнее к себе. Братец простонал мне в рот, когда нижняя часть моего тела коснулась его. Валерка целовал мои губы, но потом нерешительно оторвался.

- Исмаэль, - выдохнул он с закрытыми глазами.

Я не стал дожидаться продолжения, снова поцеловав его. Рука Валеры достигла моего живота, двигаясь медленно вверх, а его губы целовали мои щёки, челюсть, а потом шею. Его руки коснулись моей груди, и я застонал от нахлынувших чувств. Его губы прижимались к моей шее, оставляя влажные поцелуи на своём пути. Брат ущипнул меня за сосок, и я вновь застонал, и после этого имя Валеры сорвалось с моих губ в хриплом шёпоте. Я двинулся навстречу его бёдрам, и он поразил меня, когда сделал такое же движение мне навстречу.

Дзи-и-и-и-и-и-и-и-инь!

Будильник оглушил нас, и Валерка уткнулся лицом ко мне в шею и простонал. Я перевернулся на спину, на ощупь найдя будильник и выключив его. Валера перевернулся на спину, и я увидел, как его грудь часто вздымалась вверх и вниз. Мои глаза изучили тело Валеры, и я закусил губу, чтобы скрыть усмешку, заметив, насколько сильно выступают его боксёры. Я сделал это, да! Я сделал так, чтобы Валерка чувствовал себя тяжело. По некоторым причинам, я чувствовал гордость, потому что я смог сделать это с моим братом, который в свои тринадцать лет имел стольких мальчиков.

- Можешь, пожалуйста, надеть футболку? В противном случае, я не отвечаю за себя, если вдруг наброшусь на тебя, и мы опоздаем в школу. - Попросил братец, не открывая глаза.

- Ох, да ладно тебе, это не было так плохо. Плюс, я атаковал тебя - технически. - Ответил я шутя, а потом перевернулся, потянувшись за ближайшей рубашкой, которая принадлежала Валерке...

Валера (возраст тринадцать лет):

Как только прозвенел последний звонок, я попал в засаду. Я почувствовал, как рука моего младшего брата схватила мою рубашку, и брательник потянул меня в чулан, где находилось всё необходимое для уборки. Прежде чем я даже имел возможность убедиться, что это действительно мой брат, я почувствовал его губы на своих, а его руки обвили мою шею. Это был не кто-нибудь, а Исмаэль. Я улыбнулся ему в поцелуе, и толкнул его к раковине.

- Подними меня, - прошептал брат, выдыхая в мою кожу. Я поднял его так, что его попа оказалась на краю раковины, а его ноги обвили мою талию. Так или этак, но братец показывал, что он хочет. И будь я проклят, если бы не хотел этого. Исмаэль запустил свою руку в мои волосы, и притянул меня, а я застонал, почувствовав, что ещё больше хочу его. Я пытался прижать его так близко к себе, как только был способен, и впоследствии я обнаружил, что двигаю бёдрами навстречу его бёдрам. Это было так чертовски хорошо, как будто всё в моей жизни вело к этому моменту. Что я должен быть с ним, должен сделать это с ним. Не отрывая от него губ, я прижал свои бёдра к его и запустил руку под его рубашку, гладя кожу.

- Как ребро? - подразнил я.

Брат рассмеялся мне в рот. – Лучше, - он подвигал бёдрами. - Похоже, тебе уже трудно терпеть.

Я ухмыльнулся, целуя его, и провёл пальцами от его шеи к груди. Я погладил его через рубашку, прямо там, где был сосок, и потом почувствовал, как братик слегка задрожал. Я залез рукой под рубашку и погладил его соски, услышав, как Исмаэль застонал, а затем выгнулся. Похрен на то, что мы находились неизвестно где. Я хотел его сейчас. Я потянул вверх его рубашку и оставил несколько поцелуев на оголённой коже, прежде чем снять её полностью. Мои руки накрыли его грудь, прежде чем я взял в рот один сосок. Через некоторое время я перешёл на другой сосок, и когда брат начал дрожать, я решил, что Миссия Выполнена и, целуя его тело, начал подниматься вверх, к его полным совершенным губам. Братец набросился на меня довольно сильно и быстро, его язык находился у меня во рту, и я потерялся в нём. Случилось то, что всегда казалось может случиться со мной, когда Исмаэль целует меня. Я забуду своё грёбаное имя, если брат не перестанет чертовски стонать всё время. Совсем скоро я почувствовал, как его пальцы оказались на моём животе, продвигаясь к моим джинсам. Я схватил его за запястье, когда брательник потянул молнию на моих штанах.

- Исми, подожди... - я задыхался. Если я хотел остановиться, то это должно произойти прямо сейчас. Я не доверял себе, для того, чтобы идти дальше.

- Нет, Валерка, всё в порядке. Я готов, всё нормально, только... - он начал опускать руку ниже, и мне пришлось её вытащить.

- Малыш, я не про это. Я просто...

- А, - тихо сказал он, отстраняясь. - Мне очень жаль. Я предполагал, я просто подумал... Я хочу сказать, я только предположил, что...

- Исми, остановись. Я хочу тебя. Ты чувствуешь это? - я взял его руку и положил на своё возбуждение. Чёрт, это было очень приятно. - Малыш, поверь мне, я хочу тебя. Если бы я мог, я бы жестоко отымел тебя, и не было бы никаких оснований возвращаться на уроки, поскольку мы уже и так опоздали. Мы были слишком заняты этим.

Его глаза расширились, но я заметил, что брат всё ещё не убрал свою руку с моего члена. - Малыш, всё, что я хочу, так это повернуть тебя на этой грёбаной раковине и засунуть свой член в твою тугую жаркую задницу. Котёнок, я хочу этого. Я нуждаюсь в этом. Но я не могу... это не может произойти так.

Я положил свою голову на его плечо, моё дыхание было тяжёлым и горячим. Братец до сих пор не убрал свою руку, и это сводило меня с ума.

- Мне очень жаль, - сказал он снова. Я наклонил голову и поцеловал его шею.

- За что, малыш?

- За то, что тебе приходится ждать. Ради меня. Потому что я... девственник.

Я поднял голову и посмотрел на него, подавляя стон, когда его рука слегка сжала мой член. - Что ты имеешь в виду?

Он покраснел немного и прикусил свою губу, раздумывая. Потом братик начал говорить, всё ещё держа свою руку на моём возбуждении. Господи, он убьёт меня. - Ну, если бы не я... ты, вероятно, уже сделал бы все эти вещи, и... я... ну менее опытен... так что...

- Исми, я должен тебе кое-что сказать, - мой голос был хриплым после всего этого дерьма, и если он хочет, чтобы я сохранял хладнокровие, ему придётся убрать руку с моего члена. Но, чёрт возьми, мне было так охрененно хорошо. - Исмаэль, я всё ещё твой старший брат.

Он втянул воздух. - Ну и что? Ты же не девственник. Ты опытный. Не невинный. Не нетронутый. И при этом грязный ангел с чистыми намерениями. - сказал он, снова сжимая мой член. Ебать!

- Да. Но, малыш... Если ты хочешь, чтобы мы ничего не натворили, тебе лучше бы убрать руку.

Брат посмотрел вниз, и его рот сделал буковку "о". То, что я могу сделать с этими губами... Нет! Блять. Он быстро убрал руку и широко улыбнулся мне.

- И всё время... я думал, что ты трахал всех подряд.

Я слегка засмеялся и поцеловал его в лоб. - И всё это время ты ошибался.

Братик обнял меня снова, и мы посидели там немного и я смог взять всё под контроль.

- Спасибо за... эм... за то, что остановил нас, - сказал он.

- Не за что благодарить меня, малыш. Ты заслуживаешь лучшего, чем заняться любовью в первый раз здесь.

- Ну, как и ты.

- Я не могу дождаться, когда окажусь в тебе...

- С презервативом и со смазкой, - добавил он. Я посмотрел на него в замешательстве.

- Я думал брату ты дашь без резинки.

Он усмехнулся, - я очень-очень хочу тебя. Но безопасность важнее.

- Ты прав, Братишка.

Он улыбнулся мне снова, и, чёрт меня подери, я не мог сердиться на него. Это было просто невозможно. Я поцеловал его и поднял с раковины, поправив одежду.

- Готов? - спросил я, взяв его за руку.

- Готов, - он улыбнулся мне.

Я открыл дверь и отправился вниз по пустому коридору с моим младшим братом, держась за руки, чтобы навестить наших учителей.

И, чёрт меня подери, если бы я нуждался в чём-нибудь ещё.

Исмаэль:

Следующие пару недель пролетели словно один день. Валера и я успели "исследовать" каждый незапертый в школе чулан, и даже несколько запертых, благодаря способностям Валеры. Мы ограничивались ласками, не заходя слишком далеко и не задействуя слишком интимные места, но соблазн был всегда, однако Валерка останавливал нас. И я начал думать, что мой старший брат не хочет меня. Конечно, он постоянно был рядом, чтобы успокоить меня, и это было здорово, однако, я стал переживать. Мне нужно было получить большее от него, я был готов. Чёрт, я был чёртовым королём-соблазнителем! Если я хотел отыметь Валерку, мне следовало это сделать. Но это пока что не вышло, потому что он останавливал нас постоянно. Я перестал возвращаться в свою комнату, как я это делал большинство ночей, чтобы заняться своими делами. Я всегда приходил из своей комнаты к нему, после того, как ворочался добрые часа два - я больше не мог спать без него. Всё равно, большую часть времени, перед тем как уснуть, брат проводил за чтением книги или сидел за своим ноутбуком, но бывало, что он ложился спать пораньше, и я лежал с ним рядом, гладя его волосы и любуясь тем, как он спит. До этого момента я никогда не понимал, как люди могут делать это не заскучав. Прошло уже больше месяца, как мы были не просто двумя братьями, мы были любовниками с Валеркой, хоть реального секса ещё не было. И было не трудно вспомнить время, когда мы ещё не зажимались в углах, но всё труднее было представлять, что я и Валерка не созданы друг для друга.

Мы планировали не пойти в школу во вторник перед днём рождения нашей мамы, с разрешения папы и мамы. Наши родители также разрешили нам в качестве подарка прогулять школу в понедельник, чтобы они смогли забрать нас заранее.

- Ты знаешь, я думал... - начал говорить я, когда Валерка оставил утренний поцелуй на моей шее утром в понедельник.

- М? - пробормотал он в мою кожу.

Я оттолкнул его и присел на кровати.

- Ты думал о том, чтобы не позволить мне подарить тебе прекрасное утро? - приподнялся он на кровати, садясь напротив меня.

Я опустил руки к краям футболки и снял её через голову.

- На самом деле, нет. Я думал о том, что мы собираемся делать вместе, - я выдохнул на его губы, прежде чем поцеловать его. - Я просто подумал, так будет веселее, - промурлыкал я ему на ухо.

Валера:

Брательник точно пытался убить меня. Но мне нравилась каждая охренительная минута этого. Я посмотрел в его лазуревые глаза, и не мог не увидеть страсти, которая плескалась там. Это дерьмо было чертовски заразительно. Я наклонился и жадно поцеловал его, сжимая его бёдра. Братец выгнулся ко мне, обняв меня за шею и прижимаясь своей голой грудью ко мне. Это, возможно, было одно из самых лучших ощущений в этом грёбаном мире. Я простонал ему в рот и толкнул назад, нависая над ним. Я откинулся, чтобы полюбоваться им и полностью удостовериться, что никогда не существовало мальчишки совершеннее моего младшего брата - Исмаэля.

Наклонившись и начав целовать его шею, я вспомнил, как ещё совсем недавно Исмаэль постоянно вредил мне. Но я не мог не отвечать ему тоже. Исми был словно... родинка. Брат всегда находился рядом со мной, всё время, и когда я пережил этот подростковый период, я стал ненавидеть нашу ситуацию и все эти поступки, потому что мне становилось неловко. Мои чувства к Исмаэлю делали меня... я предполагаю, слабее. И только-только до меня это дошло, как я понял, что всегда чувствовал к нему нечто иное. Я притворялся, показывая, что люблю его только, как брата, чтобы скрыть всё это. Но сейчас, когда я стал взрослее и умнее, я понял, что Родинка... маленькое несовершенство сделало меня тем, кем я являлся. Братик был частью меня, и не имеет значения, как сильно я пытался, скрывать или отрицать это. Я был лучшим человеком, который мог касаться Исмаэля, целовать его, и который, полагаю, заслужил его любовь.

У меня не было никаких сомнений, что я влюбился в него. Я не чувствовал ничего подобного до этого, и чёрт меня подери, мне хотелось большего. В этот момент, я желал заняться с ним сексом.

Я продолжал целовать его тело, двигаясь вниз и целуя каждую ключицу, грудь, потом живот, достигая бёдер, когда братишка начал двигаться подо мной. Я придержал рукой бёдра, чтобы он остановился, на что Исмаэль застонал. Я выдохнул и поцеловал его нежную кожу вдоль полоски трусов.

- Валера... - простонал он, задыхаясь.

- Да, малыш?

- По-пожалуйста!

Я тихонько засмеялся и откинулся назад, чтобы оценить ситуацию. Брат был чертовски горячим. Да, это заставляло чувствовать меня охрененно. Я наклонился вниз и поцеловал его через трусы, отстраняясь и подув на кожу. Он ахнул и попытался поднять бёдра вверх, но это не получилось из-за моих рук. Довольный его реакцией, я вдохнул его блаженный запах, наслаждаясь ароматом.

- Боже, Исмаэль... малыш... Я так хочу трахнуть тебя. Я ужасно возбуждён...

- СДЕЛАЙ ЭТО! - крикнул он, запуская свои руки в мои волосы. - Ради Бога, трахни меня!

Я закрыл глаза и поцеловал его.

- Малыш... ещё рано... ты не готов...

- Нет!

Это звучит смешно - даже когда я собирался взять его, он сказал правду.

Я выдохнул и устроился так, чтобы оказаться лицом к лицу к нему, нависая над братом.

- Жаль, малыш, это могло бы быть забавно... - я быстро поцеловал его в губы и спрыгнул с кровати.

- Вал... я... что...

- Котёнок, я не могу сделать это, с родным братом.

Он уставился на меня, а я снял шорты, прежде чем отправиться в ванную комнату.

- Я в душ.

Я вошёл в ванную и включил воду. Затем я рассмеялся про себя, когда услышал, как Исмаэль испустил вздох разочарования.

- Валерка Русик, ты ещё тот любитель подразнить!

Я снова рассмеялся про себя и шагнул под душ.

Меня можно было бы так назвать, в случае если бы я не планировал довести дело до конца.

Исмаэль:

Брательник меня точно изведёт и высушит? Ар-р-р! Я приподнялся на локтях и посмотрел вниз на своё тело, которое до сих пор дрожало, после его ласк и поцелуев. Неважно, что он сказал, ведь его поступки говорили сами за себя. Брат не хотел меня так, как я хотел его. И устал набрасываться на него, в последствие, становясь отверженным.

Я громко вздохнул и встал с постели, идя через гостиную в одном нижнем белье, зная, что мама и папа уже на работе.

- Томаш! - крикнул я, стоя рядом с дверью. Самый милый щенок прибежал из комнаты Валеры в мою.

Моё лицо смягчилось при одном взгляде на него. Я закрыл дверь и запер её.

Мне нужно было время, чтобы подумать. Чтобы действительно разобраться во всём этом. Чтобы успокоить себя тем, что я не влюбился в своего старшего брата, в Валеру. Потому что если он отвергает меня в физическом плане, то без сомнений, он отвергнет и моё сердце.

Я надел майку и штаны, перед тем как заползти в кровать, где меня уже ждал Томаш. Я накрылся одеялом и спрятал лицо в подушку, морщась от запаха. Она не пахла мятой - ароматом Валеры. Вместо этого я чувствовал чистоту.

Томаш посмотрел на меня широко раскрытыми глазами, двигаясь ко мне. Я погладил его и вздохнул.

- Что же мне теперь делать, Томек? Думаю, что уже слишком поздно что-то менять, потому что я влюбился в него.

Валера:

Его дверь была заперта. Находясь в ванной, я слышал, как брательник закрывал её.

Блять.

О′кей, хорошо. Попробую плечом. Я врезался в дверь снова, и потом, поскольку я идиот, который не мог одеться, моё полотенце упало в процессе всего этого. Чёрт подери. Голова Томаша показалась из того места, где лежал Исмаэль. Я подвёл один палец к губам, а затем показал ему, чтобы он шёл ко мне.

- Давай же, маленький мужчина. Твой папа хочет разбудить братика. Снова.

Пёс выпрыгнул за дверь, и я закрыл её за собой. Ему лучше не являться свидетелем всего этого. Я усмехнулся про себя, в то время как прилёг на кровать с братом, обнимая его. Так, а что за фигня случилась с его грудью? С его телом? Почему он одет в это? Я сморщил лоб, кладя руки на него и пытаясь отыскать хоть один оголённый участок кожи. Но я не нашёл. Да, конечно, правильно. Я сам виноват. Но в любом случае, я решил попробовать применить другую тактику.

- Исмаэль, - нежно прошептал я, оставляя поцелуй в ямочке под ухом. Братик пошевелился, но не проснулся. Чёрт, мой брат тот ещё соня. Не волноваться. Так даже будет ещё веселее. Я потянул его за плечо, переворачивая на спину. Поменяв положение, я оказался перед ним на коленях, слегка приподнимая его к моей груди. Я позволил поспать ему ещё минутку, потому что я очень... сильно люблю его. Это было безумием думать, что он чувствует хотя бы одну восьмую того, что чувствую я. Честно говоря, я поступил бы так, независимо от того, что братец чувствует. Но сейчас не обо мне. Это дало понять мне, что хотел Исмаэль. И, чёрт меня подери, если я не смог бы исполнить это. Я расположил его голову напротив моего плеча и опустил руки вниз к его телу, чтобы снять его майку. Я положил её обратно, и за это время брат даже не шелохнулся. Господи, возможно, это будет намного труднее, чем я предполагал. Я вздохнул и посмотрел на него, сладко спящего, на его сморщенный лобик и на его губы, сложенные в прямую линию. Я улыбнулся, а затем медленно уложил его, нависая над ним. Я начал с его лба, оставляя нежные поцелуи, спускаясь ниже по его телу, пока не дошёл до резинки его штанов. Успокоив себя, я мягко провёл пальцем там и стал опускаться по чуть-чуть вниз. Чем больше я спускался ниже, тем больше Исмаэль шевелился подо мной, до того как, наконец, выдохнул. Он проснулся.

- Валер, ч-что ты делаешь? - спросил он охрипшим от сна голосом, и мне пришлось напомнить себе о задаче. Я держал свой вес на локтях, позволяя своим пальцам гладить его бёдра.

- Малыш, знаешь, что больше всего я люблю в твоих бёдрах?

Он фыркнул, - ничего.

Я приподнял свои брови и опустился ближе к нему так, что мои губы практически касались его, - нет. Просто эти бёдра были сделаны для того, чтобы направлять меня в правильное русло. - Одной рукой я приспустил его штаны, позволяя другой руке гладить его живот и замечая, как напряжение между нами возрастало. Я наклонился и оставил поцелуй на его коже, снимая штаны всё дальше и дальше.

- Малыш, я хочу тебя. Я хочу дать тебе это. Позволишь мне? - я посмотрел на него умоляющими глазами, и братик выглядел так, будто сейчас заплачет, однако всё равно кивнул. Это смутило меня. Я взглянул на него, начиная отстраняться, но брат закрыл свои глаза и проводил своей рукой по моим волосам. Я убрал руку брата на мгновение и повернулся к Исмаэлю, запуская руку под его штаны и нижнее бельё, а затем снял всё это с него. Чёрт меня подери, он был совершенен.

Я нависал над ним, начиная понимать, что подо мной лежит голый парень и этот парень мой младший брат. Он был как... идеал. Я хотел его, только его, и никто другой никогда не займёт его место. Никто. В течение всего того времени, пока я живу. Только Исмаэль. И спасибо Господи, что он мой.

- Валера, - позвал он, и когда мои глаза посмотрели на него, то всё что я увидел... было болью. Но что за фигня могла произойти, пока я находился в душе? - Сделай что-нибудь. Пожалуйста.

Я поднял голову, и посмотрел на него, пытаясь решить, как справиться с этим. Я не хотел, чтобы брат был грустным. Грусть не была на повестке сегодняшнего дня. Я наклонился, и начал оставлять поцелуи на его бёдрах, пытаясь отвлечь его от всего этого дерьма. Братик начал двигаться, приближая свои бёдра к моему лицу. Я улыбнулся и поцеловал его прямо в то самое место. Брат вздрогнул. Валерка победил. Я положил руку на его член, начиная целовать его тело, поднимаясь вверх, а потом обхватил ладонью его вставший из спячки юный ствол, попутно оттягивая его шары. Второй рукой находя путь к его нежным ягодицам.

- Малыш, я хочу тебя. Не сомневайся в этом. Ты мой. Всегда.

Братик открыл свой рот, чтобы что-то сказать, но я накрыл его губы поцелуем, погружая один палец в него. Братишка дёрнулся навстречу моему пальцу и застонал мне в рот. Осторожно я ввёл ещё один палец, и блять, его задница была такой узкой. Я начал медленно двигать рукой внутри него, синхронно работая с его яичками и членом, услышав очередной стон, который уже испустил я. Вскоре я протолкнул язык между его губ, пытаясь повторить то, что делал своими пальцами. Я увеличил темп и ввёл ещё один палец. Брат выгнулся на кровати, и его руки, которые держали мои запястья, взялись за мою спину, царапая её. Исмаэль начал прижиматься ко мне, отстраняя свой рот от моего.

- Валерка... блять... - он задыхался. Я просунул руку под его спину, прижимая его ближе к себе. Исмаэль, конечно, и так был очень близко ко мне, но хотелось чувствовать его полностью, когда он достигнет оргазма. Братишка простонал в моё плечо, и я поцеловал его в шею, и с силой стал надрачивать его член, его яйца поджались в предвкушении. Я слегка нажал на его головку и начал ускоренно двигать пальцами по всей длине его ствола, его член тёк смазкой. Вскоре, братик тяжело дышал в мою кожу, и я могу ощущать, как вздымается его грудь.

- Малыш? - Ебать. Мой голос звучал глубоко и хрипло, даже для меня. - Котёнок, я хочу, чтобы ты кончил для меня, хорошо? Пожалуйста, малыш, кончи для меня...

- Я... Я... а-а-а-а-а-ах... Блять, ВАЛЕРА!

Не было ничего сексуальнее, чем слышать, как мой брат кричит моё имя во время оргазма. Ничего. Никакое другое дерьмо не сравнится с этим, как я думал раньше. ЭТО. Это. Это просто... охренительно. Я всё ещё был внутри него, пока его стеночки сжимались вокруг моих пальцев. Медленно, я вытащил руку, и брат немного дёрнулся. Я удостоверился, что с ним всё нормально, пока не посмотрел на него. Брат задыхался, и его глаза были плотно закрыты. Я наклонился к Исми, - малыш, что такое?

Исмаэль:

Мои мысли были сейчас в полном беспорядке. Из-за оргазма. Из-за последних событий. Из-за Валеры. Медленно выдохнув, я открыл глаза, сталкиваясь с его взглядом. Я хотел рассказать ему. Я хотел, блять, признаться ему вслух, что я влюблён в него. Но я пытался забыть про эти мысли, берясь рукой за подбородок.

- Ничего, просто немного ошеломлён сейчас. - Ну, эти слова были близки к правде, насколько это было возможно.

Он сморщился. - Ты уверен, малыш? Ты выглядишь расстроенным.

Валера ранил меня. Я снова умолял его, чтобы он коснулся меня, рассматривая моё обнажённое тело. Это было настолько жалко, что я не знал, что и делать. Для меня было очевидно, что он не испытывает ко мне того же, что и я. Я имею в виду, что похоть сподвигла меня на то, чтобы я умолял его сегодня, вчера... И каждый день, с тех пор как мы начали всё это. Несомненно, он расстроит меня, если узнает, что я влюблён в него.

Я покачал головой. - Я думаю, что ты прав.

- Насчёт чего? - спросил он, оставляя мягкий поцелуй на моей шее.

- Насчёт нас.

Я слышал, как братец вздохнул и его тело напряглось.

- Ты о чём?

- Валер, я знаю, что это всё невероятное клише, особенно если учесть, что я твой брат и что сейчас произошло. - Быстро произнёс я. - Но я влюбляюсь в тебя. Сильнее и быстрее, чем я думал. И это охрененно плохо, потому что ты не испытываешь того же самого по отношению ко мне, что вполне нормально. Но я думаю, что ты прав и что мы, возможно, не созданы для этого. Но я не забочусь об этом, просто мне нужно остановить всё, прекратить бояться и беспокоиться... - сказал я всё на одном выдохе.

- Что? - спросил он снова, подняв голову, чтобы посмотреть на меня.

- Валер, я влюблён в тебя.

Валера:

Брат влюблён в меня.

Исмаэль влюблён в меня.

Братик хочет меня.

Я хочу его.

Я влюблён в него.

Я уже, чёрт возьми, давно люблю его.

Я упёрся своим лбом об его, чувствуя, как братец рвано и тяжело дышит. - Ты имеешь в виду это?

Он тяжело вздохнул. - Д-да.

Я закрыл свои глаза. Я на самом деле хотел, чтобы это было правдой. Я хотел, чтобы брат был честен со мной, и, чёрт возьми, скажите мне, что братик таковым не был. Я не могу успокоить своё сердце, когда братик находится рядом со мной.

- Малыш, пожалуйста...

- Что, Валера? Что? - он оттолкнул меня, присев и обернувшись одеялом. - Что ты хочешь мне сказать? Что я не влюблён? Что это всё притворство? Да, ладно, хорошо. Как угодно. Это не имеет никого дерьмового значения. Это не имеет значения, что каждый раз, когда ты смотришь на меня, я хочу держать тебя за руку, касаться тебя, целовать тебя. И нет, мне всё равно, когда ты целуешь меня на ночь или утром, или в любое другое время. - Он сделал глубокий вдох, в то время как я шокировано смотрел на него. - Хорошо. Всё это ничего не значит для меня. Если ты хочешь, чтобы я притворялся, то я буду это делать.

Я посмотрел в его глаза, и увидел там злость и слёзы, в то время как его нижняя губа дрожала. Я приподнялся и притянул его к себе. Когда брательник попытался оттолкнуть меня, я положил его между своих ног, не давая вырваться. Брат, наконец, сдался и рухнул в мои объятия, а я услышал, как братец тихо плакал в мою грудь. Я положил его голову под мой подбородок и позволил своим рукам коснуться кожи его спины.

- Исмаэль, я не знаю, как заставить поверить тебя, что я не притворяюсь, кроме как сказать, что я чувствую всё это грёбаное время. Это уже даже не влюблённость, это всё в прошлом. Я ждал момента, когда я мог поцеловать тебя и касаться, держать тебя в своих объятиях и называть тебя своим, потому что это то, что я чувствую. Это то, о чём я думаю. Ты мой, и, чёрт... Малыш, я... - Это самая трудная часть, верно? Если я скажу это, всё так и будет. - Малыш, я уже люблю тебя. Влюблённость... Влюблённость уже далеко, а сейчас я люблю. Я хочу тебя постоянно, и я нуждаюсь в тебе всё время. Мне стоит больших усилий, чтобы не заняться с тобой сексом везде, где это возможно в нашем доме, потому что всё, что ты делаешь, заставляет меня хотеть тебя. Ты мой. И я хочу тебя. Всегда.

Исмаэль:

Брат любил меня. Я до сих пор не был уверен, влюблён ли, но он был непреклонен. Он любил меня. Чёрт, Валера любил меня.

Обхватив его шею руками, я грубо набросился на его губы, и немедля скользнул языком между губ, лаская своим. Я стал тереться бёдрами, через одеяло, в которое был завёрнут, прислонившись к нему.

Я почувствовал его эрекцию и застонал, не прерывая поцелуй, но пытаясь отстраниться. Он вздохнул и медленно его губы покинули мои. Оставляя целомудренный поцелуй на них, распахнул глаза и посмотрел на меня, покраснев.

- Малыш... я... мы не можем. – Настаивал он мягким голосом, беспокойно насупив брови.

- Я знаю, но... есть кое-что другое, чем бы мы могли заняться. Хотя я уверен на твоём члене, было бы намного лучше.

Брат засмеялся, прижимая меня крепче. – Ты же знаешь, так и будет. Не могу дождаться, когда смогу почувствовать твою тугую задницу, обхватывающую меня.

Я спрятал лицо в сгибе его шеи и застонал. Грязный Валерка безусловно был одним из моих любимых. – Я знаю, ты уже был там, но, – прошептал я ему на ушко, - примешь со мной душ?

Братик усмехнулся и посмотрел на меня с огоньком в глазах. – Думаю, я снова грязный.

Я вскочил с кровати, и братик последовал за мной, обняв меня сзади, пока мы медленно шли по коридору. Его губы порхали по моей шее и плечам, пока я вёл нас в ванную и включал душ. Я повернулся лицом к нему и наши губы снова встретились.

Я не могу быть уверен во всём на сто десять процентов, но одним из немногих было то, что мне никогда не надоедало то, как губы Валеры касаются и пробуют меня. Я вжался в него и захныкал, почувствовав пульсирующую эрекцию, упёршуюся мне в живот.

Господи, я хотел его внутри себя.

Братишка стал прижимать меня к стенке душа, обнимая и приподнимая меня ближе к себе.

Оторвавшись от него, чтобы отдышаться, я откинулся назад, позволяя горячим потокам воды литься на нас. Это определённо был способ сделать Валеру ещё сексуальней - просто добавь воды. Я вздохнул, когда моё тело стало расслабляться под ниспадающими каплями воды.

Брат посмотрел на меня, шаловливая усмешка расползлась по его лицу.

- Что?

- Ничего... я просто подумал, что стою в душе с братом, которого люблю.

Чёрт возьми, моё сердце забилось быстрее, остановилось, и в следующую секунду снова забилось, когда его слова достигли моих ушей. Я улыбнулся и снова прильнул к нему губами, на этот раз позволяя моей правой руке блуждать по его животу ниже к той части тела, которая сильнее всего желала меня. Я уверенно схватил его твёрдость и стал поглаживать. Его губы покинули мои и устремились вниз по щеке на шею. Я почувствовал движения его бёдер, заставляющие член в моих руках двигаться быстрее, и я воспринял это, как намёк на то, что пора увеличить темп. Он застонал мне в ухо, задыхаясь, - чёрт... чёрт, Исмаэль... мммм...

- Пожалуйста, позволь мне попробовать тебя на вкус. Скажи, что не против, если я возьму в рот твой член, как я и мечтал об этом столько недель, - промурлыкал я ему на ухо.

Братик опустил глаза, и в воздухе чувствовались волны похоти. - Сделай это. Отсоси у меня.

Больше мне не было нужно ничего. Я упал на колени, не отрывая от него глаз, языком провёл по его головке, вкушая его солоноватый вкус. Неожиданно моё тело охватила паника. Чёрт, я никогда не делал этого раньше. Чёрт, что если я сделаю это неправильно? Что если у меня плохо получится? Чёрт, блин, проклятье...

- Валер? – запинаясь, спросил я, прикусывая нижнюю губу.

- Исмаэль...

- Валер, я... я никогда не делал этого раньше. Ты должен сказать мне, если я буду абсолютно ужасен или если ты захочешь, чтобы я остановился, потому что я плохо сосу. – Я мысленно отметил, как я это сказал – ничего двусмысленного.

- Малыш, если ты нервничаешь... ты не должен. Я не собираюсь торопить тебя.

Я немного расслабился и взял его в руку, покрывая поцелуями его член от основания и до кончика. - Я знаю, но я хочу. Я хочу трахнуть тебя ртом и я хочу сделать это хорошо, так что дай мне знать, если это будет не так, ладно?

- Это, чёрт возьми, невозможно, но ладно.

Я вздохнул и обхватил губами головку, языком мягко вычерчивая круги вокруг. Моя рука снова вернулась к его члену, пока он медленно погружался в мой рот. Я слышал его тяжёлый выдох, и издал шумный гортанный звук. Восприняв это как хороший знак, стал сосать немного сильнее. Чувствовать его в моём рту было потрясающе, и я почувствовал, как становлюсь всё более возбуждённым от мыслей, насколько лучше будет чувствовать его глубоко во мне. Эти мысли раззадорили меня, и я стал быстрее двигать рукой, сжимая её крепче и ладонью чувствуя его пульсирующее начало.

- Исми, чёрт... Исмаэль... - стонал он. О, да, я определённо наслаждался этим также, как и он. Не было ничего более горячего, чем Валерка, произносящий моё имя вот так.

Валера:

Чёрт, для не знающего, что делать, брат быстро научился этому дерьму. Я откинул голову назад, запустив пальцы в его волосы, помогая ему. Это было совершенно неописуемо; чувство пребывания во рту у Исмаэля, так как ничего подобного прежде со мной не случалось. Его язык целенаправленно двигался вдоль мой длины, заставляя меня дрожать до самых грёбаных кончиков пальцев. Я снова застонал, и крепко закрыл глаза, братишка в свою очередь застонал с моим членом во рту.

- Чёрт, малыш, вот так... ты так, чёрт возьми, хорош...

Его рука пульсировала вокруг моего начала, что было, чёрт подери, прекрасно, но затем я почувствовал, как вторая рука потянулась по моему бедру. Сначала брат лишь двумя пальцами легко поигрывал с моими яйцами, но как только я издал хриплый глубокий стон, он осмелел. Два пальца сменились всей ладонью.

- Исмаэль, - застонал я, сжимая руку, которая всё ещё покоилась в его волосах. - Это так... чертовски... идеально...

Я вёл безнадёжную борьбу против своей выносливости, пока братик продолжал работать ртом, и рукой сжимать мои яйца. Ещё секунда и я кончу прямо на него. Я почувствовал, как мои яйца стали сжиматься, так что предупреждающе посмотрел на него. Чёрт подери, это было огромнейшей ошибкой, так как братишка выглядел столь совершенно, с моим членом во рту.

- Малыш... я сейчас... кончу... тебе лучше...

Но вместо того, чтобы отстраниться, как я того ожидал, Исмаэль стал грубо ускорять темп, и чёрт, это было потрясающе. - Малыш... правда... аххххх...

Несмотря на мои протесты, братик слегка дёрнул меня за яйца, доводя меня до вершины. Я выстрелил ему в рот, и клянусь, я чувствовал, что концом задел горло. Брат отсосал всё до конца, после чего отпустил, целомудренно поцеловав головку.

Вытерев рот тыльной стороной ладони, он посмотрел на меня и улыбнулся. - Как я был?

У меня, чёрт возьми, пропал дар речи. Я резко притянул его к себе и прижался к его губам. – Малыш, это был лучший минет, который мне когда-либо делали. И даже ещё лучше, потому что я люблю тебя.

Исмаэль:

Брат помог мне встать, и поместил нас под струи воды. Обхватив моё лицо руками, он смотрел на меня пока капли воды бежали по его лицу. Лёгкая улыбка коснулась его губ, но он ничего не сказал. Братик просто смотрел на меня, прожигая глазами.

Я уже начал приходить в себя, а он всё так же продолжал молчать. – Что? - тихо спросил я.

С улыбкой на лице он покачал головой. – Ничего, я просто... иногда я не могу понять, почему я не видел этого раньше.

- Не видел чего?

- Какой ты красивый, - ответил он, опуская лицо, и обрушивая на меня губы.

Я вздохнул, не прерывая поцелуй, когда его руки скользнули к моей талии, прижимая ближе к себе. Обернув руки вокруг его шеи, я провёл по его волосам, слегка дёрнув. Братишка застонал и нетерпеливо попытался ворваться ко мне в рот. Ему не надо было стараться, я разомкнул губы, сплетаясь с его языком. Из-за него, всё моё тело горело, я был опьянён его прикосновениями. Я вжался в его грудь, борясь с ним языками. Его правая рука переместилась ниже с моей талии, по бедру схватив за ягодицы. Я согнул колено, когда брат поднял мою ногу, обвивая вокруг себя, сокращая расстояние между нашими телами. Мои бёдра вжались в него, и он стал тереться об меня. Я застонал ему в рот от этого ощущения, а он в ответ сжал мою попу, прижимая ещё ближе к себе. Перевернув нас, он прижал меня к холодной плитке душа. Руки, лежащие на моей талии, метнулись вверх по телу, попеременно сжимая мои соски, играя с ними. Другую руку братик поместил под попу, сильно впиваясь кончиками пальцев. Мои руки покинули его волосы и переместились ему на плечи. Я провёл ногтями по его спине, и он снова простонал мне в рот.

- Господи, ты нужен мне внутри, Валера. Моё чёртово тело жаждет тебя. – Пробормотал я, как только наши губы разомкнулись, вдыхая кислород.











Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 27
© 14.09.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2897514

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1