Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Сегодня я хочу назад в одиночество


Сегодня я хочу назад в одиночество
Я был в стельку пьян. Его волосы растрепались, и мне захотелось пробежаться по ним пальцами. Как-то укротить. Сердце бешено заколотилось, перегоняя кровь из одной головы в другую. Я попытался сдержать стон. Уставившись на него, широкоплечего и надёжного в лунном свете, я приник к его руке, до чёртиков перепуганный тем, что желание слизнуть соль с его кожи перевешивало здравый смысл. Но мой рот был открыт, а способность думать ослаблена алкоголем и отсутствием притока крови к голове, которая обычно думает. Член набух, пульсировал и внезапно стал сам принимать решения.

Мне было семнадцать, ему – двадцать, и я не так уж и удивился своему порыву.

Мой шаловливый язык скользнул между всё ещё приоткрытыми губами и коснулся солёной ладони, закрывающей мне рот. Я застонал. Денис распахнул глаза, резко убрал руку и выпрямился.

– Перестань, Валера. – Его взгляд задержался на моём лице. Я облизнул губы. Он попытался отвести глаза, но они вернулись к моему рту, и Дениска наклонился ко мне. Да и как он мог не продолжать, когда я такой красивый и очаровательный пьяница? Я чувствовал себя расслабленным, вялым, сонным.

И грязным.

– Эй, ты не против, если я приму душ?

Как только мы добрались до ванной, я, шатаясь, подгрёб к раковине. Один взгляд в зеркало тут же заставил меня протрезветь. Ну, не совсем, но напугал конкретно. Я выглядел, как иллюстрация к тяжёлой жизни: голубые глаза обведены ярко-красным, подбородок зарос щетиной. Волосы, густые и чёрные, на моей глупой, пьяной башке стояли торчком, как у циркового клоуна.

– Выгляжу просто здорово. Класс. Хорошо, что это не свидание, а то ты бы мне ни за что не перезвонил. – Я говорил, заплетаясь.

– Ну, если бы это было свидание, мы бы принимали душ вместе – правда, скорее – потому что я не уверен, что ты можешь стоять самостоятельно. – Он грубовато пригладил мои волосы и поймал мой взгляд в зеркале.

– Я в порядке. Думаю, ты бы не поместился, Дэн. Ты слишком здоровый. – Двусмысленные намёки и флирт. Что я делаю? Он же мой друг детства, к тому же натурал.

– Ты даже не представляешь насколько. – Его ладонь продолжала гладить меня по волосам.

Я хлопнул его по руке.

– Это не помогает. Ты просто плющишь мне голову. И вообще, я думал, ты на меня злишься.

– Злюсь. Нажрался, как свинья и теперь заночуешь у меня.

Его ладонь замерла, а потом медленно скользнула по затылку, оставив обжигающий след. Всё вдруг изменилось. Выражение его лица стало жадным... словно заворожённым, хватка – жёсткой. Он поглаживал меня большим пальцем, и, может, всё дело в пиве, смешанным с водкой и портвейном – ну конечно, в пиве! – мне вдруг захотелось встать на колени, взять его в рот и отсосать ему, в то время как он бы направлял меня своей сильной рукой.

Я поднял глаза и, наткнувшись на взгляд Дениса, покраснел – его улыбка стала самодовольной. Твою мать, мой член принял всё к сведению и воодушевился, потому что я уже видел такое выражение в глазах других – обычно после этого меня ждала ночь жаркого секса. Становилось всё интереснее.

Его большой палец прошёлся по моей шее, шершавые подушечки пощекотали виски. Дэн наклонился, задевая зубами моё плечо, и укусил меня – небольшое предупреждение, чтобы посмотреть, как далеко я позволю ему зайти. Его бёдра, дразня, вжались в меня сзади, а может, это была просто проверка, и я, выгнувшись, подался ему навстречу и закусил губу, когда от его укусов по плечам и груди к паху начал растекаться жар. О, да, я позволю ему зайти очень далеко. До конца, дружок. После такого дерьмового дня мне не помешает расслабиться. А Денис в этот момент занимался любовью с моей шеей.

– Ты хочешь этого, Валерка?

Я откинул голову ему на плечо, и другого разрешения ему не требовалось. Он посасывал и кусал, затем зализывал помеченное место, его тёплое влажное дыхание пахло красным вином. В маленькой ванной стало чертовски жарко. Он был таким горячим, его рубашка – мягкой, а тело – твёрдым. Мне хотелось, чтобы он двигался быстрее. Жёстче. Глубже. Поэтому я запустил пальцы в его густые волосы, давая понять, что готов ко всему, чтобы он для меня ни приготовил. Если это закончится оргазмом. Как можно скорее.

Я опустил глаза, целиком положившись на него. Похоже, Дэну очень нравилась моя кожа. Он пробовал её на вкус, прихватывал губами, кусал мою шею, ставя отметины. Я чувствовал их. Видел. Темноволосая голова прижималась к моей бледной коже, грубый, широкий рот оставлял лиловые засосы. Я шумно вздохнул, когда его зубы царапнули мой подбородок, и Денис потёрся об меня твёрдым, набухшим членом.

– Тебе нравится?

– Да... - Мне нравилось.

Мои глаза сами собой закрылись, когда он впился в местечко, где шея переходила в плечо, и я издал странный звук – что-то среднее между стоном, вздохом и «да». Возбуждающий, эротичный звук. Я издал его снова, когда мой напряжённый член возбуждённо запульсировал, а губы, зубы и язык Дэна продолжали ласкать чувствительную кожу на моём горле. Я подцепил пальцем петлю ремня и потёрся об него задом – на этот раз застонал уже сам Денис. Крепкие бёдра притиснули меня к раковине. Он был твёрдым, осторожным и таким, чёрт возьми, идеальным – тем, что мне нужно. Мне хотелось узнать, каково будет почувствовать его внутри. Я хотел его.

Губы Дениса скользнули выше. Он поцеловал меня в подбородок, задержался, приоткрыв рот, скользнул рукой по груди и ущипнул сосок. Ладонь с моей шеи исчезла, и он погладил меня по щеке, подбородку и нежно надавил пальцем на мои губы.

– Открой рот.

О да. Я подчинился и глубоко втянул его шершавый, большой палец, посасывая, жалея, что это не его член. Денис глухо зарычал и, опустив вторую руку, начал гладить меня, с силой сжимая сквозь тонкий хлопок штанов. Я продолжал ласкать его палец, лизать, постанывая при мысли, что могу сделать ему приятное таким простым способом, трахая, посасывая, втягивая в себя. Когда его ладонь крепко обхватила мой член, по телу пробежала дрожь. Мне хотелось рвануть завязки, не дававшие ему подобраться к обнажённой коже. Может, я был просто пьян и нетерпелив, но мне необходимо было спустить штаны и трахнуть его руку. Интересно, смогу ли я кончить от одной только мысли об этом, продолжая сосать грёбаный палец, я был почти готов. Интересно, будет ли он против, если это случится.

Его губы оторвались от меня. Он оставил в покое мой рот и, к моему разочарованию, разжал пальцы.

– Эй. – Я решил, что он передумал.

Ну давай, придумай какую-нибудь глупую отговорку. Или ещё хуже – извинись. Я приготовился к грядущему отказу.

Мы слишком много выпили. Всё происходит слишком быстро. Ты не в моём вкусе. Бла-бла-бла.

Вместо этого он развернул меня к себе и сжал мой подбородок. Я с трудом устоял на ногах, голова закружилась.

– Я собираюсь тебя поцеловать. – Это был вовсе не вопрос.

Я знал, что он в любом случае это сделает. Надо взять себя в руки. Какого чёрта? Да я с ума тут схожу от нетерпения.

– Да, и чего ты ждёшь?

Его губы дрогнули, а потом его рот накрыл мой, он снова превратился в агрессора, обхватив моё лицо ладонями, удерживая на месте. Его язык лизнул мои губы, уговаривая мой рот открыться, чтобы он мог попробовать меня на вкус. Я приоткрыл рот, и он ворвался внутрь, наши зубы клацнули. Я обеими руками вцепился в его твёрдые ягодицы, я был пьян, но понимал, что нужно за что-нибудь держаться, пока Денис зацеловывает меня до головокружения.

Поощряя его собственными движениями, я был вознаграждён, когда он снова застонал, и его язык глубоко проник в мой рот. Пальцы зарылись в мои волосы, пока он с неприкрытым отчаянием трахал мой рот. Дэн усадил меня на раковину, раскидал мои ноги в стороны и стал тереться своим членом о мой.

Я исступлённо толкался ему навстречу, тяжело дыша и почти теряя контроль. Он был полностью возбуждён, я ощущал это даже сквозь джинсы. Но мне хотелось увидеть его, почувствовать, сжать в руке.

Попробовать на вкус.

Хотелось, чтобы он вошёл в меня. И до безумия хотелось кончить.

Я просунул руку за пояс джинсов и нащупал его – толстого и твёрдого. Боже, я так хотел, чтобы он кончил на меня. Выругавшись, Дэн спустил джинсы, позволяя мне ласкать его. Я крепко сжал его – точь-в-точь, как нравилось мне, – размеренно лаская. Его рот трахал мой, и я знал, что нужно ещё совсем немного. Знакомое приятное покалывающее ощущение родилось где-то в яичках и поползло по позвоночнику. Тяжело дыша, я оторвался от Дениса и, чёрт, умоляюще застонал:

– Пожалуйста...

Он поцеловал меня снова – на этот раз так, что перехватило дыхание. Его пальцы, наконец, нащупали завязки на моих штанах, и, о слава Богу, он обхватил меня рукой! Дэн не стал ходить вокруг да около – просто начал быстро и остервенело дрочить мне, в то время как я – ему. Он оторвался от моих губ, давая вдохнуть, и хриплым, низким голосом сказал:

– Ну давай, малыш. Давай.

Его рука ласкала меня, а волосы щекотали лоб. Денис наклонился, чтобы видеть, как влажная головка моего члена скользит в его руке. В голове стало пусто, и Дэн прошептал:

– Боже, твой рот, – прежде чем прижаться губами к моим, словно не мог ими насытиться.

Я, должно быть, дышал слишком часто, потому что от разрядки в ушах зазвенело, а голова закружилась, как под кайфом. И дело было не только в выпивке. Мне не хватало воздуха, не хватало места. Моё тело содрогалось, а Дэн ловил губами мои стоны. Я кончил первым, прямо ему в руку: дрожа, пачкая его ладонь, а его рот продолжал терзать мои губы. Влажные звуки стояли в ушах. Я чувствовал себя слабым и вялым, пока его ладонь выдавливала из меня последние капли, Дэн практически насиловал мой рот, размазывая мою сперму, чтобы легче было скользить в моей руке. Я начал старательно дрочить ему, после каждого движения поглаживая большим пальцем головку. И Денис, наконец, не выдержал. Он отодвинулся и прошептал:

– О чёрт, да, Валерка.

Я смотрел, как он кончает, и горячие капли спермы стекают по моим костяшкам.
А потом внезапно всё закончилось, и он снова нежно и осторожно поцеловал меня. Лизнул нижнюю губу, прихватил зубами подбородок и отодвинулся, чтобы посмотреть на меня.

Я слегка поёрзал, слишком расслабленный, и плюхнулся в раковину, потащив за собой держатель для зубных щеток, пасту и дозатор мыла. Я попытался ухватиться мокрой от спермы рукой за стену, но наткнулся на Дэна, оставив влажное пятно на фланелевой рубашке.

– Эй! Ты в порядке? – Дениска поймал меня и, усмехнувшись, усадил ровно.

Я был липким. Он был липким. Пьяный и задыхающийся, я отодрал от себя его зубную щётку. Она оказалась фиолетовой. И я расхохотался. В порядке ли я? Чёрт, да. Даже более чем. Мой мозг умер, а я хихикаю.

– Да, кажется. А ты? – Я замолчал, схватил полотенце и стал неловко стирать с нас сперму.

Денис оттолкнул мою руку, когда я потянулся к его члену. Он стащил меня с раковины и чертовски удивил, когда натянул обратно мои штаны, затянул завязки и поцеловал в лоб.

Он убрал руки.

Я рассмеялся.

– Что, чёрт возьми, это было?

– Это было здорово. – Он забрал полотенце, бросил его в корзину и развернулся к двери. – Принимай душ, Валера. Только смотри не утони. Не хочу вытаскивать отсюда твою голую задницу.

– Нет, хочешь. – Я был смущён как его отказом, так и тем, как быстро он пришёл в себя, но я слишком устал, чтобы думать об этом. Я заметил в зеркале своё отражение. Засосы. Губы покраснели и распухли. На лице раздражение. Вечерняя щетина. На футболке пятно спермы. А на подбородке что, тоже она? Я вздрогнул и стянул её через голову. – Эй, у тебя есть бритва, которую можно взять?

– Ты уверен, что хочешь заняться этим именно сейчас? Не думаю, что это хорошая...

– Я не собираюсь резать вены, Дэн, просто хочу побриться.

Он нашёл мне одноразовую бритву и, насвистывая, вышел из ванной.

Бриться пьяным было явно не лучшей идеей. Я несколько раз порезался, несильно, но достаточно, чтобы больше не пытаться это делать. Я, конечно, был ещё не на той стадии, когда приходится прикрывать один глаз, чтобы нормально видеть, но руки дрожали, а в голове плыло. Теперь, чистый, свежий и бритый, я чувствовал себя гораздо лучше. В конечном счёте, прилепив к порезам туалетную бумагу, я порадовался, что не поленился. Натянув штаны и футболку, которые оставил для меня Дэн, я вернулся в гостиную. Было почти десять. Я чувствовал себя усталым, всё ещё нетрезвым, и мне хотелось лечь и выспаться после этого отвратительного дня. Когда я вошёл, Дениска, растянувшись на кожаном диване и скрестив ноги, заканчивал разговор по телефону.

Денис налетел на меня, придавил к стене и, не дав ни секунды, чтобы подготовиться, смял мои губы своими. Это было отнюдь не нежное исследование или утешающее извинение, а пугающая демонстрация ярости и... похоти. Когда я попробовал оттолкнуть его, он перехватил мои запястья и прижал к стене над головой с такой силой, что оконное стекло задребезжало. Я попытался заехать ему коленом по яйцам, но он втиснул бедро между моих ног, удержал на месте, целуя, тяжело дыша, и медленно потёрся своими бёдрами о мои. Никогда за почти десять лет знакомства не видел, чтобы он настолько терял самообладание, внутри растекался неожиданный, непрошеный жар. Я отвернулся, он последовал за мной, прихватил зубами мою губу, а потом отстранился, чтобы приказать:

– Открой грёбаный рот, Валера.

Я застонал. Почему-то его грубый тон будил во мне ярость и жажду. Я был зол, но быстро переходил от обижен и зол к возбуждён и зол. Я хотел его. Хотел забраться в него. Разорвать на части. Я жадно толкнулся бёдрами ему навстречу – он всё ещё удерживал мои руки – и с низким стоном впустил его. Его язык яростно сцепился с моим, сто двадцать килограмм русского мяса расплющили меня по стене. Я втянул его в рот, двигая головой, словно его язык – это член, и на этот раз застонал уже Дэн.

Когда поцелуй закончился, горло першило и словно распухло. Я не улыбнулся, укусил Дениса за подбородок, ощупал губами его кадык, провёл языком вдоль тёмных волосков у ключицы. Соль, мыло и мужчина.

– Пусти. – Я нетерпеливо попытался вырваться.

– Нет. – Он снова накрыл мои губы, горячий рот скользнул по моему подбородку к ушной раковине. Обведя её языком, Дэн втянул губами мочку и прикусил, заставив меня судорожно вздохнуть. Его губы двинулись вниз, язык лизнул шею.

– Дениска, пусти меня.

– Зачем? Ты что-то задумал, Валерка? Собираешься найти применение этому ротику?

– Заткнись.

Он убрал руки.

Я ухватился за низ его свитера, мне хотелось почувствовать, как его кожа прижимается к моей. Его пальцы потянули меня за волосы, он хотел снова поцеловать меня, но я был слишком занят, пытаясь избавить его от одежды.

– Валера. – Он уставился на меня. – Я не хочу сделать тебе больно.

– Теперь тебя это волнует? Просто не бей меня. Я в порядке. – Сорвав с него свитер, я бросил его на пол, расстегнул его ремень, Денис запустил пальцы в мои волосы. Он несколько успокоился, но мы оба всё ещё были взвинчены.

Его член жеманно выглядывал из-под боксёров, почти касаясь пупка. Денис был большим парнем, и у меня просто слюнки текли при мысли о том, чтобы взять его в рот. Он крепче обхватил мою голову, когда моя рука скользнула по дорожке жёстких волос к основанию напряжённого члена. Я сомкнул пальцы, Дэн шумно выдохнул и толкнулся в мою ладонь. Головка его члена была размером со сливу и влажной; я лениво вывел на ней круг большим пальцем. Дэн застонал и выдавил:

– Отсоси мне, Валерка.

Мне не нужно было повторять дважды. Стянув с него джинсы, я высвободил его член. Погладил нежную мошонку, редкие волоски пощекотали кончики пальцев. Я перекатил в руке его яички и потёр чувствительный шов, ведущий к его дырочке. Он шире расставил ноги.

– Да, так.

Я встал на колени на холодном кухонном полу, он поднёс член к моим губам, положив ладонь мне на затылок. Ноздри наполнились его чистым мускусным запахом, рот – вкусом. Я втянул его глубже. Слегка царапнул зубами, а потом занялся головкой. Обвёл её языком, прихватил губами и лизнул.

Денис довольно застонал, продолжая крепко держать меня и входить в мой рот.

– Да... Валерка. Боже. У тебя самый классный рот...

Его самообладание дало трещину. И что я за псих, если мне это нравится? Нравится чувствовать, как его сильное тело напрягается, потеет и дрожит. Даже стоя на коленях – что само по себе меня возбуждало – я был здесь главным. Член нещадно ныл, оттопыривая пижамные штаны, и я опустил руку, чтобы его потрогать.

Сжав основание члена Дэна одной рукой, я позволил ему грубо трахать мой рот, дроча себе другой. Внутрь-наружу – мы нашли ритм, от которого Денис тяжело дышал, шепча что-то неразборчивое, а я чувствовал, что вот-вот кончу. Хотелось сосать сильнее, быстрее, глубже, но нам нужен был презерватив. Дэн подался ко мне, хватая ртом воздух.

А потом я с влажным чмоком вытащил его изо рта.

– Бо-о-оже, Валерка. – Он помог мне встать и попытался поцеловать, но я остановил его.

– Да. Знаю. Но нам нужен презерватив.

Дениска хитро улыбнулся.

– У меня есть.

Я фыркнул. Кто бы сомневался.

– У меня тоже. Хочешь сделать это прямо здесь? Или мо... – Его рот заткнул меня, а руки подхватили и усадили на стойку. Я почувствовал, как оставшийся после попивки лёд упёрся в поясницу. Мы уронили тарелку с остатками жрачки на пол.

– Сними их, – хрипло сказал Денис, нетерпеливо пытаясь стащить с меня штаны. Это что, соревнование? Если так, то я был намерен выиграть. Я подвинулся ближе, и он двумя сильными рывками стащил с меня штаны и забросил их на стойку.

В голую задницу впились крошки от недоеденного нами ужина. Дэн встал между моих ног, приспустив брюки, в его взгляде читался голод. Тёмно-карие глаза пытливо всматривались в моё лицо. Я хватался за его плечи, спину, шею – за всё, до чего мог дотянуться.

Он вжался мне в пах; уверенные руки скользнули вверх, ощупывая и разводя мои бёдра ещё шире. Его пальцы игриво прошлись по жёстким волоскам вокруг моего члена, и я обвил его ногами.

Дотронься до меня.

– Уже. – Его ладонь послушно обхватила меня, и он втянул мой язык глубоко в свой влажный, тёплый рот. Я хотел почувствовать его в себе: его пальцы, его язык, его член – всё. Я не испытывал такого возбуждения... ну вообще-то очень давно.

Я ласкал его грудь, плечи, сильную спину, член с широкой головкой. От прикосновений к нему, ощущения, как под пальцами перекатываются тугие мышцы, ладони приятно покалывало. Обожаю его кожу – горячую и гладкую. Его руки стиснули мои бёдра, он потёрся членом о мои ягодицы, подтащив поближе к краю. Ещё немного – и он мог бы войти в меня. От его стонов, шёпота, движений языка и колючей щетины на щеках кружилась голова. Я хотел, чтобы он сделал этот последний шаг. Я знал, что кончу почти сразу. Как всегда.

Денис запустил руку в карман джинсов и нашёл то, что нужно. Я легкодоступен, одинок и в данный момент мне всё равно.

– Денис. – Казалось, он везде. Но если мы хотим продолжить, нам нужна смазка. Я дёрнул его за волосы. – Дениска... Подожди. Нужно найти смазку.

Карие глаза потемнели ещё сильнее. Может, это была игра света, а может, у него расширились зрачки, не знаю, но он выглядел сексуально и совершенно развратно. Дэн оглядел комнату, и я тут же покачал головой. Ни за что. Я не собирался засовывать себе в зад заправку для салата или ещё что-нибудь из еды. Плавали. Знаем. Нет, спасибо.

– Ага. Хорошо. Я хочу тебя прямо здесь. Где она? Я принесу.

Я выпутался из его рук.

– Сейчас найду.

Ненавижу сверкать голой задницей, особенно когда на неё налипли крошки от жрачки. Хотя, если подумать, задница у меня что надо.

Денис проводил меня глазами, не сводя взгляда с... чего бы вы думали? Найдя схватил бутылочку и бросил её Дэну. Он поймал лубрикант и стянул с себя футболку, обнажая грудь: твёрдые мышцы, тёмные волосы и гладкую кожу. На меня смотрела татуировка с изображением Святого Михаила – покровителя всех смертных грешников. Она расположилась на груди Дэна: чёткая, яркая, блестяще выполненная. Было в мужчинах с татуировками что-то такое... Я сорвал с себя тренировочную футболку.

– Хочешь меня, Валерка? – спросил Дениска.

– Ты что, шутишь? – Я кивнул. Он спрашивает или констатирует факт?

Я вцепился в него, присосавшись к шее, стискивая его член и потираясь о его бёдра, пока он вёл меня к спальне. Я сдался, позволив ему втолкнуть меня в место, в которое мне совсем не хотелось.

– Уверен, тебе понравится. – Не знаю, кто из нас это сказал. Было ясно, что думаем мы одно и то же. Он толкнул меня на кровать, упал сверху и закинул мою ногу себе на талию.

– А где...

– Вот. – Мы устроили шутливую потасовку, а потом он вылил немного смазки на свои пальцы, согревая. Совершенно неожиданно Денис вдруг сплёл свои скользкие пальцы с моими. Чего он хочет? Я потянулся за спину, чтобы смазать себя.

– Подожди. Нет. Стой. Я хочу с тобой. – Он так и не выпустил моей руки, а потом его крупный указательный палец вместе с моим тонким плавно вошли внутрь. Я вскрикнул. Первое проникновение всегда было неожиданным: приятным и болезненным одновременно. Тугие мышцы поддавались, несмотря на сладкое жжение. Мы оба растягивали меня, по телу проходили волны озноба. Слишком много, слишком быстро, но этот процесс никогда ещё не был таким эротичным. Дэн вдруг скользнул вниз и до самого основания вобрал мой член в рот.

– О чёрт, да. – Яички поджались, ноги сами разошлись ещё шире, наши пальцы уже в открытую трахали меня в зад. Шершавый палец Дениса задевал бугорок простаты. Влажно сглатывая, он втягивал меня всё глубже. Я увидел, как запали его щёки, и запрокинул голову, закрыв глаза. Он двигался без остановки, головка члена задевала заднюю стенку его горла, пока я, наконец, не сжал его затылок ладонью, не давая отстраниться. Я охал и стонал, мои ноги дрожали, мозг взрывался, пока я входил в его открытый рот. Он трахал меня, а я – его. Это было потрясающе. Я сходил с ума от желания.

Вонзив пятки в его поясницу, я выгнулся, в последний раз толкаясь в его рот, и кончил. Перед глазами заплясали разноцветные пятна. Чувствуя себя выжатым, как лимон, я повалился на кровать. Он стянул с меня презерватив и... да плевать мне было, что он с ним сделал. Дэн снова скользнул вверх по моему телу, лизнул пупок, царапнул зубами рёбра, прикусил сосок и поцеловал. Я почувствовал вкус латекса на его губах. Он отодвинулся, и я выдохнул:

– Вау. А я-то думал, что это я хорош в постели.

– Ещё не вечер. – Улыбнувшись, он вытащил ещё один презерватив, закинул мои ноги себе на плечи и, отыскав влажный вход, одним ровным неторопливым движением вошёл в меня. Я был готов, возбуждён и растянут, но, чёрт, он всегда был крупным парнем, и я чувствовал внутри себя каждый его дюйм. Мокрый от пота и беспощадный, он входил до конца, а я толкался ему навстречу, впуская и пытаясь расслабиться. Казалось, он растягивает меня сильнее, чем кто-либо когда-либо, ощущение было не самым приятным. От напряжения по его лицу тёк пот, но Дэн выдавил: – Ты в порядке?

Ну почему он постоянно об этом спрашивает?

– Да. Двигайся... Давай.

Стиснув мои бёдра, он очередным плавным толчком ворвался в меня. Я наблюдал за его лицом. Ничего не мог с этим поделать. Он такой красивый. Его яйца звучно шлёпались о мою задницу, движения стали быстрее. Он прижимал мои колени к груди, каждый раз задевая членом простату. Мои ягодицы подрагивали, внутри было влажно, горячо, и всё пульсировало от сладкой боли, наслаждения и жара. Я охал с каждым рывком. Слишком потерялся в ощущениях, слишком настроен был на одного Дэна, чтобы смущаться из-за этого.

У меня опять встал. Чёрт возьми, невероятно.

– Потрогай себя. Для меня, пожалуйста. – Его губы прижались к моей икре, ладони сдавили бёдра, и он стал жёстко вбиваться в меня. – Тебе же нравится, малыш? Нравится, когда я тебя трахаю?

О Боже, да, нравится. Я всё никак не мог заставить себя осознать, что это Денис, что он любит жёсткий секс и сальные разговоры во время него... Боже правый, он, наверное, лучший, из всех, с кем я спал. Вместо этого я обхватил свой член, пытаясь подстроиться под заданный им темп. Моя рука двигалась вниз, когда он рывком входил в меня. Пот тёк по его лицу и капал на мою грудь.

Я был весь мокрый, кожа липла к простыням и Дэну. Удивительно, но я вдруг почувствовал, что очередная разрядка совсем близко, каждое движение Дэна с почти хирургической точностью задевало простату. Когда казалось, что я сейчас кончу, этот сукин сын отпустил мои ноги и перехватил мою руку. Я изумлённо попытался вырваться. Я был слишком близко к краю, к своей разрядке.

Он завёл руки мне за голову и, притиснув запястья к матрасу, снова вошёл в меня.
Его губы с силой прижались к моим, и я взорвался в сокрушительном оргазме, крича, вырываясь, выгибаясь, сходя с ума от похоти и облегчения, и, о Боже, благодарности, и это продолжалось, пока я, дрожа, не прильнул к нему всем телом. Он лизнул меня в губы, а потом замер, и по его телу тоже пробежала судорога. Он кончил внутри меня и мурлыкнул, нежно поцеловал меня в губы и без сил словно растёкся по мне.

Твою мать. Я не мог двигаться. Не хотел.

Пока мы пытались отдышаться, пот и сперма склеили нас наглухо. Его член выскользнул из меня. Мои руки всё ещё были за головой, но он уже не держал меня. Вместо этого он переплёл наши пальцы, лизнул мою влажную шею и прошептал:

– Это стоило ожидания.

В самом деле? Хотя, да, тут он был прав. Я никогда и ни от кого ещё не зависел в сексе настолько и был удивлён, что это мне понравилось. Понравилось? Да я мчался навстречу разрядке, как товарняк, слетевший с рельсов. И хотел повторить.

Я не ответил. По правде сказать, просто не смог. Мы лежали в темноте, лаская друг друга и дыша в унисон, запутавшись в коконе из постельного белья. Запах его кожи, вкус его губ, волосы, которые лезли в нос... всё это казалось на удивление правильным. Я обнимал его, не позволяя рассудку угнаться за своим телом.

– Валер, ты жив? – его голос разрушил очарование. Дыхание защекотало ухо.

Я пробормотал:

– Ага. Пожалуйста, только не говори мне, что любишь поболтать после секса.

– Значит, ты в порядке, Валера? – Он приподнялся и посмотрел на меня, освободив мои руки.

– Ага, но хочется закурить. – Я столкнул его с себя, он перекатился на бок, стаскивая презерватив и выбрасывая в мусорную корзину. Он провёл ладонью по моему липкому животу и облизал пальцы.

– Наверное, мне не стоит слизывать это с руки, учитывая, что ты спал с полдюжины парней из школьной футбольной команды.

Вот чёрт.

Я моргнул.

– Поверить не могу, что ты сказал такое.

Я правда не мог. Я выпрямился и поднял что-то с пола.

Рубашку?

Бельё?

Свою гордость?

Не знаю. Я вытер живот, пах, ноги, встал и запустил влажной тряпкой Денису в голову.

– Ну, это было здорово, конечно, но тебе пора, Денис.

– Эй, я не хотел...

Я направился в ванную со всем достоинством, на какое только был способен в этот момент, и захлопнул за собой дверь.

Я заставил себя выйти из душа, не смотря в зеркало на своё помятое лицо и разукрашенную засосами шею. Мы с зеркалами в последнее время что-то не в ладах. Я нацепил спортивные штаны и футболку и натянул какие-то шерстяные носки, чтобы не ходить босиком по холодному полу.

Мне вдруг вспомнился тот год, когда Дэн уговорил меня вместе тренироваться к юниорским турнирам. Я был уверен, что он просто пожалел меня, тощего, невысокого мальчишку. Сам он был рослым и мускулистым парнем, который проводил дома своё последнее лето. Он посмеивался надо мной и подбадривал меня, и всегда подстраивался под мою скорость, пока я не подкачал мышцы и не научился пробегать дистанцию не хуже других. Это было здорово. С Денисом было здорово. Каждый год он возвращался из колледжа на каникулы, и мы тренировались вместе, и каждый год также вместе пересекали финишную прямую. Но я слишком боялся услышать отказ, чтобы хотя бы попытаться стать для него больше, чем другом.

Я был идиотом.

– Эй. Ты в порядке? – Его слова нежно защекотали моё ухо, и он обнял меня в ответ.

Мы стояли в дверях, и что-то внутри меня словно надломилось. Как будто защитная стена, за которую я цеплялся, вдруг дала трещину. Я позволил его спокойной силе наполнить меня и судорожно вздохнул – горло перехватило. Я сглотнул, звук показался очень громким на фоне беззвучно работающего телевизора. На глазах выступили слёзы. Я был так рад тому, что он со мной. Я думал, что сейчас разревусь, как девчонка. Я попытался кивнуть. Попытался что-нибудь сказать. Попытался, несмотря на свою неподвижность, дать ему понять, что я понял, что мне не всё равно. Что я хочу его больше всего на свете.

Он сжал меня крепче.

– Валер, всё в порядке. Прости меня... Послушай, я никуда не ухожу. И не собирался. Прости. Ты меня с ума сводишь, Валерка, ты это знаешь? – Он погладил меня по волосам и отстранился, словно чтобы заглянуть мне в лицо, но я снова покачал головой. – Пошли. Не будем стоять в дверях в ванную, Валер. Я замёрз без тебя.

Я с трудом взял себя в руки и отпустил его, но Денис перехватил мою руку и прижал к своей холодной щеке. Он потёрся о мою ладонь колючей щекой, блаженно прикрыл глаза и тихо прошептал:

– Валер, всё будет хорошо. Я должен был сделать хоть что-нибудь, но слишком боялся, что ты мне откажешь.

Я удивлённо отпрянул и уставился на него:

– Что? С какой стати? Я бы никогда не сказал «нет». Это же ты мне отказал тем летом.

Денис снова притянул меня к себе.

– Валер, тебе было двенадцать. Это было так давно. Я пытался рассуждать логически. Да и мне только исполнилось пятнадцать.

Он провёл кончиками пальцев по моему плечу, задержался на спине и двинулся ниже. Я закрыл глаза, уговаривая себя расслабиться, желая довериться ему, его сердце сильно и ровно билось под моей щекой. Его ласка перешла в нежное поглаживание, а потом он задрал на мне футболку и скользнул ладонью по моей коже. Моё тело тут же откликнулось на это ленивое исследование, но я упорно ждал, когда он продолжит.

Дениска глубоко вздохнул:

– В то лето... я ещё никому не признавался, что гей, Валер, никому. Никто не знал, а ты пытался приударить за мной прямо на крыльце дома моих родителей. Поверь, я хотел тебя. И страшно боялся, что отец узнает. У нас всё было не так, как в твоей семье. Мне приходилось врать, пока я не понял, что больше не могу. Я любил его, знаешь, и он меня. Но он умер, думая, что я это перерасту. Когда я всё-таки понял, что хочу быть с тобой, всё уже так запуталось, а потом вы с твоим братом стали жить вместе. Этот ублюдок просто издевался надо мной. Он знал, как я к тебе отношусь. Знал, а я не мог рассказать тебе.

Пальцы Дениса поползли ниже, скользнули под пояс моих штанов и сжали ягодицы. Я слегка поёрзал, устроившись поудобнее. Он продолжил:

– А потом я понял, что просто нужно подождать немного, потому что Исмаэль обязательно совершит ошибку, и тогда... Я думал, что оно стоит того, чтобы подождать.

Он стиснул мои бёдра, впиваясь пальцами в кожу, а потом спустился ещё ниже, забравшись между ними. Я решил помочь ему, приподнявшись и оседлав его ноги, предоставляя ему свободу действий и продолжая молчать. За всю жизнь я никогда не слышал, чтобы он столько говорил, и я не собирался его перебивать.

Его пальцы, дразня, погладили чувствительную кожу у меня в паху, и я наклонился к нему, провёл ладонями по его волосам и стал нежно целовать линию подбородка. Я почувствовал губами его улыбку.

– У меня предложение, Валера, ты снимаешь штаны и, может быть, находишь ещё больше смазки, и никто больше не будет чувствовать себя отвергнутым? Всё будет отлично. – Он посмотрел на меня – в его глазах светились смешинки, обещание и надежда. Беспроигрышная комбинация.

Я притворился, что обдумываю его слова.

– Ну, не знаю, сейчас так поздно, Денис. Может, нам стоит подождать, пока...

– Тебе понравится, обещаю.

– Знаю. Тебе тоже. – Я обхватил его голову ладонями, наклонился и начал пощипывать его губы своими, не позволяя ответить на поцелуй. Я подул на его губы и отстранился, потёрся своим членом о его и отодвинулся. Повторил это несколько раз, почти – но всё же не полностью – давая ему то, чего он хочет. Меня переполняли какая-то игривость, свобода, радость и, пожалуй, облегчение.

Он резко потянулся вперёд и укусил меня за нижнюю губу.

– Маленький мучитель.

Денис подхватил меня под задницу и дёрнул себе на грудь. Как я и ожидал, он зарычал и взял дело в свои руки. Широко раздвинув мои ноги коленями, он кончиками пальцев ласкал яички и чуть не мурлыкал от удовольствия. Всё ещё надеясь, что мне удастся заставить его потерять голову, я насмешливо протянул:

– А ты уверен, что готов к этому, Дэн? День был таким долгим.

– Это что, вызов, Валера? Думаешь, я недостаточно хорош, чтобы заставить тебя рыдать, как девчонка? – Его язык лизнул мои губы, а рука – сжала мошонку, перекатив яички в ладони. – Снова?

Я фыркнул и застонал, когда большой палец Дэна нашёл ноющий вход в моё тело и слегка надавил.

– Я просто хочу кончить так же, как полчаса назад. Это было бы здорово.

Его палец обвёл дырочку, а язык нырнул в мой рот.

– А я хочу сюда. – Мне понадобилось с полсекунды, чтобы сообразить, что речь не о поцелуях. Он вытащил руку из моих штанов и прижал палец к моим губам. – Оближи его.

О Боже, от его слов мой член набух ещё сильнее. Я обводил его палец языком и посасывал, пока Дэн не отстранился. Стянув с меня спортивные штаны, он проник в меня сразу с двух сторон: его язык завладел моим ртом, а этот большой палец – задницей. Я застонал, когда вторая его рука потянулась к моему члену, вцепился в его волосы и стал целовать со всей своей яростью, втягивая его глубже, пока он растягивал меня. Я насаживался на его палец, упиваясь вкусом его губ. Он разорвал поцелуй и повалил меня на ковёр гостиной, едва сдерживаясь и срывая с меня штаны.

– Я хочу тебя. Я должен получить тебя прямо сейчас.

Как будто я мог сказать «нет».

– Да, Дэн. «Прямо сейчас» самое то.

Моя рука пошарила в ящике журнального столика, где должна была быть смазка. Я нашёл тюбик и бросил на пол, затем схватил Дениса за ворот рубашки и, не без его помощи, стянул её с него. Я трогал его везде, куда только мог дотянуться, гладил, обнимал, ставил своё клеймо. Я обводил кончиками пальцев изображение Святого Михаила, покрывая влажными поцелуями его крылья, лаская затвердевшие соски на концах татуировки. Денис снова опрокинул меня на пол, эти сильные руки прижали мои бёдра к груди, так что мой зад приподнялся с ковра. Я не понимал, что он задумал, пока не почувствовал его прикосновение.

Он сосал и вылизывал. Его нежный язык размазывал по мне слюну, исследуя моё тело, заставляя открываться. Собственная уязвимость возбуждала. Я застонал, когда он на мгновение отстранился, а потом снова прижался ко мне губами, один раз, затем другой, наблюдая за мной с самодовольным выражением на физиономии.

Облизывая, выводя языком круги, он готовил меня для своего члена.

Твою... Мать.

– Пожалуйста...

Я мычал и умолял, но он всё равно не давал того, что мне было нужно. Я ударил его по плечу, и он сильнее вжался лицом в мои ягодицы. Я не знал, чего хочу: чтобы он помог мне поскорее кончить или наоборот.

Денис скользнул по моему телу вверх и поцеловал меня.

– Мне нравится твой вкус, малыш. И звуки, которые ты издаёшь, – прошептал он в мой рот и потянулся за презервативом. Высвободив свой член, он раскатал по нему латекс. – Приготовься кричать, Валерка. Всё будет именно так.

Я рассмеялся.

– О Господи, Дениска.

Он растёр по члену немного смазки и послал мне ленивую улыбку, которая так давно сводила меня с ума, а потом вдруг оказался на мне, во мне, начиная настойчивый штурм моего тела. Он растягивал меня, проникая всё глубже. Я подавался ему навстречу и надеялся на лучшее, чувствуя, как его плечи дрожат от усилий не сделать мне больно.

Он медлил, стараясь быть осторожным, а я лежал с широко раздвинутыми бёдрами, зацепившись коленями за его локти.

– Ты в порядке? – прошептал я куда-то ему в подбородок, на этот раз опередив его. – Потому что это просто здорово, но, может, ты хочешь слегка прибавить темп?

Он затрясся от едва сдерживаемого смеха, а сильные руки рванули меня на него, резко насаживая на твёрдый член. Я выругался, хватая ртом воздух, стараясь довериться ему так, как никогда и никому. И открылся, впиваясь пальцами в его плечи, тяжело дыша и прося ещё каждый раз, когда его член задевал внутри меня точку, которая, я знал, отправит меня в рай.

– Вот так, малыш. Почти... Ну же, Валера.

Действо обещало быть жёстким и быстрым. Я вцепился в его бёдра и с криком кончил. Денис целовал меня, пока волны дрожи пробегали по моему позвоночнику, растекаясь по телу электротоками ощущений, от которых мой член подрагивал и сокращался, выплёскивая сперму. Мои мышцы горели, стискивая его член в такт со спазмами оргазма. Дэн начал в самом деле терять контроль. Он рычал, ругался и стонал моё имя. Его член внутри меня дёрнулся, и Дэн кончил, мокрое от пота лицо исказилось. Он содрогнулся, вздохнул... Он любил меня.

Мы пришли в себя на полу в гостиной, усталые, довольные, как слоны и липкие донельзя.

– Валер, с каждым разом выходит всё лучше и лучше, – пробормотал Денис, прижимаясь к моей шее губами. Он отпустил мои ноги и перекатил нас на бок.

– В следующий раз ты снизу. У меня задница болит.

Он фыркнул и погладил меня по волосам.

– Как скажешь.

Он поднял меня на ноги, и мы, улыбающиеся, полностью раздетые и измотанные, потащились в спальню. На душе наконец-то было легко. Я не знал, что принесёт нам завтрашний день, но был уверен, что Денис будет здесь, со мной, чтобы ни случилось, и пока что мне хватит и этого.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 24
© 14.09.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2897507

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1