Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Последний поворот


Последний поворот
Валера:

Мы с Денисом заняли места рядом друг с другом, и, наконец-то, я немного расслабился. Но как только посмотрел на своего мальчика, то снова напрягся. Двигатель взревел, все пристегнули ремни, и самолёт двигался на полосу для взлёта. Но мой мальчишка... у моего мальчика было выражение панического ужаса на
лице.

— Денис, что случилось? — спросил я в панике.

Он резко повернулся в мою сторону и прижался ко мне.

— Я боюсь летать, — признался он. — Ну, не столько самого полёта, сколько взлёта и посадки, — бормотал он в мою грудь.

— О, — я слегка засмеялся, но притянул его к себе и нашёптывал успокаивающие слова на ушко, прижимаясь носом к его волосам и крепко обнимая. Когда Денис был так близко, зависящий от меня, чтобы я был его чёртовым героем? Ну это определённо распалило во мне желание взять его разными способами. Но тогда я не был бы героем - я оказался бы подлецом, нажившимся на его слабости и воспользовавшись этим в свою пользу.

Мы оставались в объятиях друг друга, пока самолёт не выровнялся, а знак «пристегните ремни» не погас.

Капитан объявил, что мы можем свободно перемещаться по салону.

Дениска поднял на меня взгляд и лучезарно улыбнулся, после чего отстегнул ремень и забрался мне на колени. Ага, кажется, Валерка-Монстр был крайне доволен таким поворотом событий. Как только Денис почувствовал, как мой член дёрнулся около его задницы, то усмехнулся и нажал на кнопку вызова стюардессы.

— Чем я могу вам помочь? — поинтересовалась сестра-двойняшка Барби, подойдя к нам.

— Мы бы хотели плед, пожалуйста, — скорее потребовал Денис, чем спросил, но любезно. — И несколько салфеток, — добавил он.

Стюардесса посмотрела на лицо Дениса, потом на моё, знающе улыбнулась и кивнула понимающе головой.

Через мгновение она вернулась с пледом и салфетками и, подмигнув, отдала их Денису.

Дениска вернулся на место рядом со мной и накрыл нас пледом. Повернулся спиной к остальным пассажирам и устроился у меня на груди. Я едва ли мог игнорировать ощущение его руки, путешествующей по внутренней стороне бедра к моему паху. Его рука задержалась там на мгновение, потирая подрагивающий стояк через джинсы. Член был так твёрд, что натягивал ткань, умоляя о прикосновении его нежной кожи.

Денис поднял утончённое лицо, глядя на меня, и прижался губами к моим. Не думаю, что мне когда-либо будет достаточно его вкуса, неважно губ, кожи или кусочка задничного пирога.

Пока я таял у его рта, впитывая как можно больше, рука парня медленно работала над пуговицей и молнией джинсов. Малыш Валерка-Монстр выпрыгнул из своего заточения, от неожиданного побега я слегка подпрыгнул в удивлении.

— Дениска, — тихо предупредил я. — Я правда не думаю, что это хорошая идея.

— Не думаешь, что хорошая идея - кончить в моих очень талантливых руках, Валера? — подразнил он этим своим «трахни-меня-сейчас» голосом.

Прежде чем я смог ответить, Дэн уже начал ласкать член рукой. Его рука двигалась вверх и вниз, скрытая под пледом, предоставленным соучастницей. Спасибо, Барби-стюардесса... она прекрасно знала, что должно было произойти в этой части самолёта. Оказалась потакателем, и я не собирался возражать.

Денис снова меня целовал. Ну, не совсем целовал, сколько заглушал мои стоны горячим ротиком. Он увеличил темп, и я сильно вцепился в подлокотники, держась за них, будто от этого завесила жизнь. Не потому что боялся летать, а потому что, если не займу руки, они окажутся в волосах Дениса, подталкивая его к паху, заставляя отсосать чёртов член.

Я никогда ничего подобного не чувствовал. Дэн был мастером ремесла, если дрочку можно так назвать.

Да похуй, я зову это ремеслом, а значит, так и есть.

Его рука двинулась к головке, где Дэн пальцем провёл по щёлке, сочившейся жидкостью, слегка крутанул запястьем и опустил руку вниз до основания.

Вверх, по головке, кручение, вниз. Снова, и снова, и снова, и снова. Быстрее, увереннее, медленнее, крепче, более жёстко. Сжимая, скользя, облизывая губы. Вверх, вниз, крепче, сжимая, прикусывая нижнюю губу, скользя, двигая, двигая, двигая, двигая...

— Бля-я-я... — начал я, закрыв глаза и прижав голову к сидению. Я кончал так сильно, но Денис накрыл мой рот своим, заглушив стоны. Если честно, меня не особо и волновало, если бы кто-то услышал и понял, что мы делали. Но мой мальчик заботился обо мне, а я не хотел, чтобы уроды на этом самолёте думали о нём, как о чёртовой шлюхе, так что сдерживал стоны ради защиты его достоинства.

Ха, может, я и правда герой в конце концов.

Выжив меня до последней капли, Дениска очистил меня салфетками и заправил член за занавесу голубых джинсов. Чёрт, меня так разбаловали.

— Хочешь пойти в уборную и присоединиться к Клубу Высоких Миль? — засмеялся я ему на ухо.

— Боже, Валер, это так избито, — хихикнул он, пихнув игриво в плечо.

Я пошевелил бровями, но он лишь покачал головой и прижался обратно к моей груди.

Остаток полёта прошёл без особых событий. Мне так и не удалось уговорить Дениса присоединиться ко мне в уборной, но, может, получится на обратном пути.

Денис:

Мы прилетели в высокогорный Давос в наш первый совместный отпуск.

Я огляделся вокруг и заметил, что мы были одни на открытом катке.

— Тут никого нет. Где все? — спросил я.

— Это канун католического Рождества, Денис. Все дома с семьями, — ответил он. — К тому же, я, возможно, организовал это, чтобы у нас было время наедине.

— Никогда не перестаёшь меня удивлять, Валера Русик, — сказал я ему, качая головой.

— Это же хорошо, да? — уточнил он, словно правда нуждаясь в ответе.

Я кивнул.

— Это очень хорошо.

— Ну же, надевай коньки, и пойдём на лёд, — предложил он, протягивая пару чёрных коньков, которые оказались нужного размера.

Я взял и надел их, как и Валера. Когда мы зашнуровались, Валерка взял меня за руку и помог мне идти на трясущихся ногах. Тихая музыка раздалась из колонок, когда мы подошли к катку, и я остановился.

Валера с любопытством посмотрел на меня, пытаясь понять, почему я не двигаюсь.

— Я никогда не катался раньше, — признался я, немного неуверенный в том, что смогу стоять на ногах.

— Для всего есть первый раз, — прошептал он мне на ухо. — Иногда надо просто верить, что всё будет хорошо.

Я не думал, что он говорил про катание на льду.

— Обещаю, я тебя не отпущу, Денис. Никогда, — произнёс он, пристально смотря мне в глаза. В этот момент я мог бы пойти в пылающие ямы в аду, прыгнуть в бездну или шагнуть с края мира, веря в то, что всё будет хорошо, пока Валера рядом.

Парень взял меня за руку и шагнул на лёд, я последовал за ним. Ноги хотели выскользнуть из-под меня, но Валерка помог мне устоять. Поехал спиной вперёд, очень плавно, должен сказать, словно плыл. Мои ноги просто двигались крохотными шагами, неуверенные и неустойчивые.

— Смотри на меня, Дениска. Только на меня, — сказал он, поднимая моё лицо, чтобы я не смотрел на ноги.

Самое прекрасное, что он мог мне сказать. Когда я смотрел на Валерку, всё остальное отходило на второй план, и я становился совершенно другим человеком. Я его: продолжение его мира, поглощённое его совершенством. Даже не понимая этого, мы скользили по ледяному озеру, растворившись друг в друге.

Валерка прижал меня ближе и держал, ведя по катку, словно мы танцевали самый интимный из танцев.

Хотя мне и должно было бы быть холодно, прикосновения Валеры согревали. Мы разделили множество нежных поцелуев и сокровенных взглядов. Его руки блуждали по моему телу, словно касание пера, прожигающее кожу, клеймя меня своим.

— Я люблю тебя, Денис, — сказал он, смотря мне в глаза.

— Я тебя тоже люблю, Валера, — прошептал я. — Очень сильно.

Песня кончилась, и Валерка отвёл меня обратно под дерево. Я начал снимать коньки, но он положил свои руки на мои, останавливая. Я убрал ладони, и Валера расшнуровал их и снял, целуя лодыжки по ходу действия.

Мы молчали, пока он снимал свои коньки и наливал нам шампанского.

— С наступающим Новым Годом, Дэн, — сказал он, поднимая бокал.

— С праздником, Валерка, — улыбнулся я ему, звякая бокалами.

Валера встал и исчез за деревом, только чтобы вернуться с огромным спальным мешком в руке.

— Зачем он? — спросил я.

— Увидишь, — усмехнулся он.

Он развернул спальник и расстелил его на нас. Забрал у меня бокал и поставил в сторону рядом со своим. Повернулся ко мне, в его глазах появился голод.

— Я скучал по тебе, — тихо произнёс он.

Я согласно кивнул, когда он взял моё лицо в руки, а мою нижнюю губу втянул в рот. Моё нетерпение, наконец, добраться до него пересилило, и я с радостью снял с него куртку, откинув вещицу в сторону.

Вскоре за ней последовал и свитер Валеры вместе с моим. Я даже не уверен, как мы умудрились так быстро раздеть друг друга, особенно учитывая спешащие руки, добавляющие неразберихи, но мы смогли.

Оказавшись в итоге обнажёнными, Валерка застегнул нас в спальный мешок и расстелил сверху плед. Мы уютно устроились, сильно заведённые. Я обернул ноги вокруг него, готовый принять его, но Валера остановил меня.

— Дэн, — начал он, тяжело дыша. — Я так хочу тебя прямо сейчас, но мне хочется заняться с тобой любовью. Мы можем сбавить темп?

— К-конечно. Гм, прости, — запнулся я, пытаясь отдышаться. Валерка устроился между моих ног и нежно поцеловал, замедляясь. Можно подумать, что от этого у меня бы замедлилось и сердцебиение, но от чувств, вложенных в поцелуй, сердце лишь забилось быстрее. Его губы следовали вдоль скулы и вниз по шее. Он лишь продолжил шептать, что любит меня между поцелуями.

Я чувствовал, как становилось твёрдо между ног, и совершенно не был уверен, сколько ещё смогу продержаться. Он прокладывал влажные поцелуи на шее, периодически останавливаясь, чтобы присосаться к коже, довольно хмыкая от вкуса. Твёрдый член прижимался к моему бедру, и я дёрнул бёдрами, желая его близости. Одной рукой я впился в спину, другой впутался ему в волосы.

Валера медленно двигался вдоль шеи к ключице, потом ниже, посасывая и щипая сосок на одной стороне груди, массируя рукой другой. Я застонал и выгнул спину, прижимая его ближе. Чувствовал, как он касался животом моего члена, и приподнял бёдра, желая большего.

— М-м-м, ты такой твёрдый, Дэн, — простонал он над соском. — Я чувствую твои горячие венки на животе, и это сводит меня с ума!

— Прошу, Валерка, — молил я, желая так необходимой разрядки.

— Боже, люблю, когда ты меня умоляешь.

Я захныкал, когда его рука медленно пропутешествовала по моему животу вниз, между ног, наконец, касаясь меня. Его опытные пальцы принялись за работу, медленно выводя круги на кончике моего члена. Он обхватил мой ствол своими пальцами и начал медленно двигать вверх и вниз, вновь и вновь... вверх и вниз. Сводил меня с ума и знал это.

Я толкнулся в его руку, когда он поднял на меня взгляд и не отрывал его. Знал, что контролирует меня, и наслаждался этим. Но это не было высокомерие или самодовольствие, которое я видел, когда мы только встретились. Это был взгляд, полный восхищения, когда он смотрел, как я подходил всё ближе и
ближе к краю. Моя грудь вздымалась, а вместе с ней и соски. Я ёрзал под его руками, качая бёдрами вперёд и назад, встречая пальцы. Его рот приоткрылся, пока он наблюдал, словно перед ним открывался магический секрет, он уверенно ущипнул мои яйца, и я закричал в оргазме, от которого даже глаза закатились. Мой член выдал обильное количество густой спермы цвета жемчуга.

— Боже мой, ты так прекрасен, когда кончаешь, — простонал Валерка. — Ты хоть понимаешь, что это со мной делает? Знать, что я доставил тебе такое удовольствие? Если смогу провести остаток жизни, видя это лицо... то умру счастливым человеком.

— Ну, тогда ты умрёшь очень счастливым человеком, — сказал я ему, вскинув бровь, — Потому что я никогда тебя не отпущу.

Тихий рык вырвался из его груди, когда он начал подниматься вверх по моему телу.

— Блять, я должен взять тебя прямо сейчас, Дениска. Надо почувствовать тебя вокруг члена.

Он положил руки по сторонам моей головы, расположившись между ног. И медленно вошёл в меня, остановившись, когда член оказался наполовину внутри.

— Чё-ё-ёрт, так хорошо, — сказал он, запрокинув голову.

Он толкнулся дальше, проникая невозможно медленно, пока не вошёл до конца. Теперь уже рычал я.

Я закинул ноги ему на спину, когда он начал медленно двигаться. Притянул к себе, заставляя его согнуть руки, чтобы я мог почувствовать весь вес его тела на себе. Удерживаясь на локтях и оставаясь ближе ко мне, насилуя рот поцелуями, Валерка не переставал толкаться в меня, чередуя медленный и быстрый темпы. Он делал круговые движения тазом, тёрся о меня лобком, создавая самое прекрасное ощущение на моём члене.

— Валера, — задыхался я. — Боже, Валерка... так хорошо.

Он наклонился и сунул язык мне в рот, выманивая мой язык, чтобы мог втянуть его к себе в рот. Я считал это очень эротичным. Впился пятками в его упругую задницу, притягивая ещё ближе.

Он врезался в меня всё глубже и глубже, клянусь, я думал, его член выскочит через горло. Мы стали едины, и никакие внешние силы не могли разделить нас. Мы идеально подходили друг другу, совершенно ясно, что были созданы друг для друга.

— Быстрее, милый, пожалуйста, — умолял я, царапая его спину.

Он застонал мне в рот, выгибая спину, жар его кожи обжигал чувствительные соски. Он начал двигаться быстрее и более жёстко, двигая меня вверх по ткани спальника и от себя. Он взял меня под руки, положив ладони на плечи и удерживая на месте.

Хотя снаружи было холодно, внутри нашего кокона мы кипели. Обжигающие поцелуи, тёплые движения, горячая плоть... безупречная комбинация, от которой наши внутренние вулканы неистово изверглись.

Мы оба издали первобытное рычание, кончив вместе... Мой член взорвался мощнее, чем в первый раз. Стеночки вокруг него сократились, его член пульсировал с каждой извергаемой струёй семени, отправленной в меня. Он продолжил медленно двигаться, пока не отдал всё, что у него было. И откатился в сторону, устроившись рядом со мной и положив голову на живот.

— Я такой влюблённый в тебя, Валерик, — сказал я, пробегая пальцами по его растрёпанным «меня-только-что-трахнули» волосам.

Валерка вздохнул, повернув слегка голову и поцеловав мой живот.

— Скажи правду, ты влюблён в Валерку-Монстра, да? — Он засмеялся.

— Нет, он просто одна из дополнительных привилегий любви к тебе, — рассмеялся я.

— О да? А какие ещё есть привилегии, Дэн?

— Так, ещё есть золотой язык, ловкие пальцы, о, и все остальные мужчины и женщины завидуют, когда видят меня в твоих объятиях, ты богат...

Валера начал щекотать меня после последнего заявления, отлично зная, что я не какой-нибудь охотник за деньгами.

Я захихикал, но продолжил перечислять.

— У тебя быстрая машина, мои родители обожают тебя, ты просто милаха и, — я вздохнул, — у меня нет сомнений, что ты любишь меня... всем сердцем.

— Да, люблю и всей душой тоже, — сказал он хриплым голосом. — И как бы мне не хотелось оставлять тебя, у меня яйца скукожились от холода. И я знаю, что тебе тоже холодно. Машина скоро вернётся, так что давай одеваться и пойдём туда, где тепло.

Он взял мою одежду и протянул мне, и мы оба поспешили одеться, пока не замёрзли до смерти. Я как раз натягивал сапог, когда услышал звук приближения автомобиля. Валерка протянул мне руку, помогая встать, и собрал все вещи, не позволяя мне помочь.

И хотя руки были заняты, его внимание оставалось на мне. Всегда на мне.

Мысленно я задавался вопросом, понимал ли Валера на самом деле, как сильно я люблю его. Мне не хотелось больше ничего, кроме как просыпаться рядом с ним каждое утро и ложиться каждую ночь. Не мог представить жизни без него и молил Бога, чтобы не пришлось узнать, какого это. Но я с радостью пожертвую своим счастьем ради него. Даже если попросит отпустить его, я сделаю это, потому что его счастье важнее всего. Только в его силах заставить мой мир рассыпаться под его ногами.

Но я не переживал о том, что такой день настанет, потому что в душе знал, что он любит меня. С ним я чувствовал себя в безопасности и уверенным. Я был защищён. Меня почитали. А я - его. Потому что он Валерка грёбаный Русик, и он мой рай на земле.

Валера:

Я наблюдал за часами, минуты превращались в секунды, отсчитывая их словно уже канун Нового Года или типа того дерьма. Когда осталось три секунды, я направился в спальню, потому что именно столько у меня уйдёт на то, чтобы дойти до двери. Уж я-то знаю, засёк, пока ходил туда-сюда, чтобы скоротать время. Да, я был нетерпелив. Не судите, люди, мой новогодний подарок находился в той комнате.

Я остановился перед дверью, не зная точно, следует мне постучать или что.

«Похуй, - решил я, - готов или нет, я вхожу».

Я повернул ручку, и, к счастью, дверь оказалась не заперта. Комната была погружена в темноту, лишь свет луны и города за окном проникал внутрь. Я огляделся в поисках моего мальчика, и клянусь, у меня чуть сердце не остановилось, когда увидел его.

Денис был совершенно обнажён за исключением красной ленты, перекинутой через плечи и грудь и заканчивающейся огромным бантом на бёдрах. Этого было достаточно, чтобы вызвать кровоизлияние в моём члене и взрыв головки, но Дэн должен был сделать шаг... или пять вперёд. Чёрт возьми! Денис сидел на секс-качелях, ноги в красных трахни-меня манжетах, закреплённые в стременах.

Вся картина так и кричала «Трахни меня сейчас же, Валера», и именно это я и собирался сделать.

— С чёртовым Новым Годом меня, это уж точно, — прорычал я, срывая одежду. Чуть не свалился, пытаясь снять штаны и при этом побежать к нему.

И этот сексуальный бог секса захихикал надо мной. Посмотрим, насколько это будет смешно, когда я вставлю ему так глубоко, что головка члена будет щекотать его мозг.

Я опустился на колени перед его сочной головкой, собираясь насладиться ею, но успел только лизнуть, когда Дэн остановил меня.

— Нет, нет, нет, Валерка, — цыкнул он, вынимая ноги из стремян и потянув меня за волосы от паха, что меня чертовски завело. — У меня есть идея получше.

Я застонал в знак протеста, но позволил ему встать. В конце концов, это же должен был быть его подарок мне, и если у Дениса есть план, то кто я такой, чтобы не позволить ему его воплотить?

Дениска заставил меня тоже встать, всё ещё оттягивая волосы. Затем развернул спиной к качелям и слегка толкнул, чтобы я лёг. Но я сел и потянул за бантик, смотря, как лента соскользнула с него на пол, оставив парня полностью обнажённым. Он наигранно нахмурился, но захихикал, когда я лёг обратно.

Мой мальчишка... Боже, я чертовски любил своего парня. Дэн обошёл вокруг и устроился промежностью у моей головы. Я мог унюхать его желание в этой позиции, все органы чувств обострились, безумие зрения, прикосновения, запаха... вкуса. Денис протянул руку, хватаясь за перекладину над головой и подтянувшись, чтобы оказаться прямо над моим лицом.

— Время десерта, — соблазнительно произнёс он. — Приступай, Валерик.

Чёрт бы меня побрал! Думаю, я только что слегка кончил.

Слегка приподняв голову, я лизнул его плоть, получив в ответ мурлыканье. Именно так, народ! Мой мальчик промурлыкал, чёрт возьми!

Я простонал у его члена, и Дэн опустился ещё ближе, двигая бёдрами вперёд и назад. Вжималась в меня задницей, трахая лицо, и блять, мне нравилось это! Клянусь, мой член бесконтрольно дёргался, и Денис, должно быть, тоже это увидел, потому что немного захныкал и отпустил перекладину, ложась на меня.

Неожиданно я почувствовал, как влажное тепло окутало мой член.

Никакой ошибки. Мой мальчик отсасывал мне изо всех сил. Словно пылесос, не то, чтобы я пробовал, просто к слову...

Да, тут мы и оказались в позе 69, ублажая друг друга словно завтра не наступит... Самый. Лучший.

Новогодний и Рождественский. Подарок!

Денис сосал, я лизал. Дэн лизал. Я сосал. И тут Дениска крепче сжал мне голову бёдрами и задрожал. Уже на грани, готовый прыгнуть в забытьё, зная, что я последую прямо за ним. Не мог остановиться, разрядившись ему в рот и крича, уткнувшись в его пульсирующую плоть. Денис проглотил всё с жадностью, что,
должно быть, завело его сильнее, потому что я услышал его хныканье, и Денис прижался ближе к лицу. Я сильно втянул его член в рот, и Дэн кончил. Слизал всю его сперму, потому что не позволю и капле пропасть.

Даже после его разрядки я продолжал полизывать его член, наслаждаясь тем, как его тело дёргалось с каждым моим движением. Я собирался заставить его снова кончить у меня на языке, но у него явно были другие планы, потому что он цокнул языком и слез, потянув встать и меня.

Денис пробежался руками по моему животу, груди, обнял за шею, притягивая ближе и нежно целуя.

Поцелуй углубился, его розовый язычок ворвался в мой рот, чувствуя свой вкус на мне. Он простонал, посасывая мой язык. Я должен был разозлиться, потому что Денис забирал свои капли спермы у меня, а это не круто, и если раньше я был жадным придурком, то теперь научился делиться. И если мой парень хочет попробовать себя, ну что же...

Я накрыл его ягодицы руками, и он запрыгнул на меня, обернув ноги в трахни-меня манжетах вокруг талии. Его твёрдый и горячий член оказался прижат к животу, возвращая Валерку-Монстра к жизни.

Он живой! Живой! (тут ещё зловещий смех и раскаты грома)...

Я, блять, не мог поверить, что этот восхитительный мужчина обёрнут вокруг меня прямо сейчас, передо мной секс-качели, кричащие моё имя, а я думал о сцене из фильма ужасов, где что-то явно мёртвое вернулось к жизни.

Я извращённый придурок.

Я шагнул вместе с парнем и его трущимися бёдрами к качелям. Я даже смог отпустить его и схватиться за ремни, а он и с места не сдвинулся - так крепко вцепился в меня. Он всё ещё посасывал мой язык и перешёл на губы, удостоверившись, что вытер свои слюни с меня задницей. Расположив качели под его попой, наклонился вперёд. Я вообще-то гордился тем, что с лёгкостью умудрился устроить его в них и
случайно не уронил на пол. Не то, чтобы это остановило меня от того, чтобы взять его там, где упал бы, но я правда хотел поиграть со своим рождественским подарком.

Отстранившись, я пробежался взглядом по соблазнительному телу. Когда дошёл до лица, увидел его усмешку.

— Когда-нибудь пользовался такими, Валерка? — поинтересовался он самодовольно, поглаживая ремни пальцами.

— Нет, и, пожалуйста, не говори мне, что ты пользовался.

Он отрицательно помотал головой.

— Неа, но должен сказать, что они мне пока нравятся. Покажи мне, что у тебя есть, малыш.

О, надеюсь, Дэн не бросал мне чёртов вызов. Уверен, прозвучало именно так. И я в прямом смысле готов к этому. Член стоял навытяжку, практически отдавая ему честь.
Я поднял его левую ногу и поцеловал лодыжку, прежде чем поместить её в стремя и проделать тоже самое с правой. Знаете, потому что надо было быть справедливым и всё такое. Застегнул ремень вокруг лодыжек и наклонился вперёд, беря один из сосков в рот, лаская его языком, от чего Дэн выгнул спину.

Придерживаясь темы со справедливостью, переместился к другому соску, посасывая его и слегка прикусывая. Дениска застонал и впутался пальцами мне в волосы, оттягивая у корней. От этого член так твердел, что аж кричал на меня.

Да, Валерка-Монстр, я тебя слышу. Подожди своей очереди, придурок.

Я встал и провёл головкой члена по его заднице, чуть надавливая на вход, но не проникая внутрь. Денис захныкал и попытался качнуться вперёд, но тут власть была у меня. Денис не мог двигаться, пока я держал его за бёдра.

— Валера, — проныл он. — Не дразни меня.

— Ну же, Дениска, ты же знаешь, что я доставлю тебе такое наслаждение, что тебе покажется, что тебя вывернули наизнанку. А пока я тут немного забавляюсь.

— Прошу, поцелуй меня, — произнёс он, что тут же привлекло внимание к его пухлым губам. Как я мог отказать?

Наклонился вперёд, позволив члену скользнуть между нежных ягодиц, от чего мы вдвоём ахнули. Я с жадностью мучил его губы, слегка двигая тазом и трясь о него. Денис толкнулся в меня бёдрами, прижимаясь ближе. Я ускорился, когда он промурлыкал мне в рот. Руками Дениска обнял меня, цепляясь за спину, пытаясь удержать меня от того, чтобы кончить от скользящего члена. Он был таким
тёплым и узким, и я понял, что не продержусь долго, но не собирался забрызгать его живот, зная, что могу кончить внутри его тугой задницы.

Слава Богу, он кончил раньше меня, прорычав моё имя на ухо и прижимаясь ко мне тазом, наслаждаясь оргазмом. Это второй...

Я вновь встал, пытаясь успокоиться и наблюдая, как он прикусил нижнюю губу, явно желая большего.

— Валер, я хочу, чтоб ты кончил мне на грудь.

Я чертовски любил его грязные разговоры. Он прикидывался невинным, но в его словах не было ни капли святости. Как я сказал ранее, что мой мальчик хочет, то и получает.

Приподнявшись в качелях, я уселся ему на живот. Мой набухший член разместился около его рта. Ухватился за перекладину над его головой, а он свёл свои губы вместе вокруг моего члена.

С каждым толчком он высовывал язык и успевал лизнуть отверстие в головке. Чёрт, а это приятно! Я двинулся дальше, так, чтобы он мог взять в рот всю головку. Раздавался специфичный звук каждый раз, когда я вынимал член изо рта, но затем он принимал меня только глубже.

Я видел, как он пальчиками сжал соски. И сомнений не было, я терял рассудок. Несвязные мысли слетали с губ, словно мой чёртов фильтр в голове сорвало, но никого из нас это не волновало. Член подрагивал, а яйца напряглись, когда
меня настиг оргазм. Мой мальчик поймал всё до последний капли себе на язык, явно передумав насчёт того, чтобы носить моё семя на шее. Не могу сказать, что винил его, потому что нам бы пришлось убирать после.

Когда я закончил, он убрал язык обратно в рот и громко сглотнул, смотря на меня с очередной дьявольской ухмылкой, облизнул губы и сказал:

— Вот теперь ничья.

— Теперь ты сделал это, — отчитал я его. — Валерка-Монстр официально мёртв. Надеюсь, ты собой доволен, потому что я правда хотел оттрахать тебя до беспамятства на этих качелях.

Денис захихикал и посмотрел на меня из-под ресниц.

— О, мне повезло, я по опыту знаю, что у него уходит немного времени, чтобы... оказаться на высоте.

Я изогнул бровь по двум причинам: во-первых, он говорил правду, а во-вторых, мне было любопытно, что Дэн задумал, чтобы исправить ситуацию.

Я слез с Дениса и встал между его раздвинутых ног. Желание сочилось из него, отражая лунный свет, отчего плоть сверкала. Денис протянул руку к своему стволу и стал ласкать себя. Медленно, болезненно медленно он водил пальцами по всей длине.

Мой парень играл с собой, как профессиональный пианист, и я безумно завидовал, но в то же время оказался словно околдован, пока наблюдал за разыгрываемой сценой.

— Боже, моя задница ноет, изнывая желанием получить твой член, Валерка, — хрипло и соблазнительно произнёс он. — Но раз я не могу получить его, придётся позаботиться о себе самому.

Денис ввёл в себя два пальца, одновременно двигая ладонью вдоль длины своей эрекции.

Малыш Валерка-Монстр вновь вернулся к жизни.

— Нет, нет, нет, — предупредил я, схватив за запястье и останавливая его. — Боже, а ты алчный мальчишка, а? Ты уже украл все свои оргазмы у меня раньше, Дениска. Это принадлежит мне.

Я взял его пальцы в рот и облизал. Когда отпустил его, он не убрал руку, и я схватился за ремни и вошёл в него.

— О Боже! — выкрикнул он и вытащил пальцы изо рта, чтобы держаться.

Мы оба взывали к богам в этот раз, потому что это дерьмо вызывало бурный восторг! Мне даже не надо было двигать тазом. Я лишь слегка отталкивал качели, а потом сильно притягивал их к себе. Денис располагался на идеальной высоте, и я владел этой хернёй, словно она была частью тела.

Очевидно, Дэн хотел обернуть ноги вокруг меня, потому что они дико болтались по сторонам. Но я лишь улыбнулся, дразня его медленными толчками. Он схватил меня за руку с силой десятерых мужиков, пытаясь притянуть к себе. На секунду я покачнулся, но поймал равновесие и отошёл от него ещё дальше, полностью оторвавшись от нежной плоти.

— Плохой Дэн! — Я покачал пальцем, словно ругал щенка. Наклонился, прикоснувшись губами к уху, и произнёс: — Ты не кончишь, пока я так не скажу. Понял меня?

Он захныкал, но смиренно кивнул, снова кусая чёртову нижнюю губу. Надо его наказать за это дерьмо, поэтому я взял его ногу в стремени и перевернул на живот.

Его задница торчала вверх, выглядя достойной, чтобы на неё кончить, и я практически сдался и дал то, что Дэну хотелось. Но нет. Его надо проучить. Надеюсь, этот урок понравится нам обоим. Замахнувшись, я сильно шлёпнул его по ягодице. Дэн слегка дёрнулся, кремовая кожа порозовела от контакта, и я
испугался, что перегнул палку. Последнее, что мне нужно, так это причинить боль моему мальчику.

Но затем он закричал:

— Да! О Боже, Валерка, сделай это снова!

А что мальчик хочет...

Шлепок! Я делал это снова и снова. Он подавался задницей, и я заметил, как его рука скользнула между ног, но решил не обращать внимания, потому что он отлично переносил наказание, и я не собирался ему больше отказывать.

Снова вставил в него толстый член, и он выгнул спину. Его пальцы скользнули к месту нашего соединения, чувствуя, как я двигаюсь в нём. Денис застонал, и я тоже, это было слишком для меня. Он накрыл рукой мои яйца, и я врезался в него снова и снова. Было такое чувство, что голова в прямом смысле сорвётся с шеи. Тугая задница, горячая и узкая, ароматная, как спелая вишня: слишком много ощущений за раз, и в то же время лучше я себя никогда и не чувствовал.

И он добавил вишенку сверху.

— Я, блять, люблю тебя, Валерка, — прорычал он.

И я прорычал в ответ, двигаясь быстро и жёстко. Звуки шлёпающейся кожи эхом отражались по комнате, его стеночки сжимали мой пульсирующий член. Мы оба закричали, когда наши миры столкнулись и вспыхнули в адском пламени. Всё было очень первобытно, примитивно... безупречно.

Я рухнул на него, полностью истощённый. Покрыл молочную кожу спины поцелуями, попробовав языком соль его пота. Мне чертовски нравился его вкус. Через мгновение, я поднялся и взял его на руки, целуя и относя на кровать. Одной рукой сорвал покрывала, укладывая охуительную фигуру в белоснежное море.

Я залез рядом, положив голову на живот и слушая его успокаивающееся дыхание. Нежно поглаживал живот и поцеловал.

И это последнее, что я помнил, когда провалился в сон.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 42
© 14.09.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2897035

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1