Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Вкус счастья. Главы 7 и 8


Вкус счастья. Главы 7 и 8
Глава 7.

Через три дня вечером Анну ждал неожиданный сюрприз. Разогревая себе ужин, до ее слуха донеслось, как хлопнула дверца автомобиля. Подумав, что приехал Максим, она поспешила к зеркалу в прихожей, чтобы убедиться, что выглядит хорошо. Поправив волосы и освежив помадой губы, Анна распахнула дверь и замерла на пороге: из такси с трудом выбиралась её дочь.

– Мама! – донесся до нее плаксивый голос обиженного ребенка. - Просто не знаю, что и думать. Я ведь звонила тебе из аэропорта, когда прилетела, но ты не отвечала. Во время последнего разговора ты вела себя так странно, что я просто растерялась. Действительно не знала, что и думать. Вот и решила навестить собственную мать, чтобы она глупостей не натворила.

– Мария! – Анна не сводила глаз с дочери. – Можно не обсуждать наши отношения при постороннем человеке? Я…

– Извини, – сказала дочь, но в голосе не слышалось и намека на сожаление.

– Но я просто не могу понять, как ты могла так бездушно поступить со мной! Как ты могла забыть, что ты мать и у тебя беременная дочь? – Мария всхлипнула. – С твоей легкой подачи и равнодушия Андрея моя жизнь превратилась в сплошные стрессы. Я не перестаю удивляться, что до сих пор еще не родила преждевременно …

– Не говори глупостей! Ты прекрасно выглядишь! – воскликнула Анна, делая шаг навстречу дочери. – Давай обо всем поговорим в доме.

– Только мы должны разговаривать одни! – потребовала нежданная гостья. – Без присутствия твоего любовника.

– Не забывайся, Мария! Ты переходишь дозволенную черту, – оборвала ее Анна, причем, более резко, чем собиралась.

– Как ты разговариваешь со мной? – Маша прямо взвизгнула, на минуту растерявшись. – Я твоя дочь! Беременная дочь, если не забыла! А ты мне рот затыкаешь!

Анна, попросив таксиста внести чемодан, молча вошла в дом, расплатилась с ним и стала подниматься по лестнице. Маша шла следом и ныла, что она плохо себя чувствует, что быть беременной ужасно тяжело, что ей нужны забота и внимание ее собственной матери… Анне хотелось зажать уши и ничего не слышать, поэтому не особенно прислушивалась к словам. Она с удовольствием отметила ровное дыхание дочери, несмотря на физическую нагрузку, так как ступеньки были довольно крутыми. Значит, беременность протекает нормально.

– Конечно, ты для меня самое главное, – со вздохом, наконец, сказала она. – Но у меня есть и собственная жизнь. Все, что могла, я для тебя сделала. Теперь пора отправляться в самостоятельное плавание. Зачем я тебе? У тебя есть любимый и любящий муж. Скоро у вас родится сын, и вы еще больше объединитесь вокруг него. И не стоит хныкать, словно тебе пять лет. Ведь ты же по-прежнему без ума от своего мужа. И я не согласна с тем, что Андрей с моим отъездом превратился в другого человека. Он всегда был таким, просто ты смотрела на него в розовых очках или сквозь призму своего влюбленного сердца. А сейчас у вас началась настоящая семейная жизнь, где каждый отвечает за свои обязанности. Тем более, многие вопросы решала я, а теперь они большей частью легли на плечи Андрея. Кухня же перешла к тебе. Всё в пределах нормы. Так откуда тогда у тебя столько истеричных ноток в голосе?

Показав дочери ее спальню, Анна, не став продолжать начатый разговор, зашла в свою комнату и закрыла за собой дверь, что очень не понравилось Марии. Оставшись одна, Анна погрузилась в размышления и пришла к однозначному выводу: Андрей, став в семье главным, столкнулся с реальной жизнью. Пока они жили все втроем, он и Маша практически во всем полагались на нее. Теперь обо все думать и прилагать усилия Андрею приходится самому. Именно от него теперь зависит благополучие их семьи, поэтому не удивительно, что он ведет себя по-другому. Если так пойдет и дальше, не исключено, что в конце концов зять ей даже понравится.

Однако ее дочь, в отличие от него, взрослеть категорически не хотела, страшилась стать мамой, на плечи которой ляжет ответственность за ребенка. Анна понимала, что, если бы она не уехала в Таволжанск, её дочь так и осталась бы инфантильной девочкой, даже не пытаясь расстаться с детством, которое безопасно для нее именно тем, что проходит под крылом мамы. Как поняла и то, что в этом случае именно ей, как бабушке, и пришлось бы заниматься малышом. Выходит, что, ослепленная своей любовью к дочери, она допустила серьезнейшие промахи в ее воспитании.

Мысли Анны были прерваны Машей, которая вошла к ней в спальню, продолжая хныкать и жаловаться. Не выдержав, Анна поднялась и спряталась от нее в ванной, включив душ. Оставшись одна, она закрыла глаза и попыталась прогнать все мысли из головы. В эту минуту ей больше всего захотелось сбежать от всех и, прежде всего, от проблем дочери и нее самой.

Больше часа она скрывалась в ванной, а потом поняла, что все же надо выходить. Приготовившись к дальнейшему разговору, Анна вошла в спальню, но она была пуста.

Машка мирно спала в своей комнате. Она накрыла дочь пледом и на носочках спустилась вниз. Там ее ждал Максим.

- А я и не слышала, когда ты вошел.

- Не удивительно. Как ты? Держишься? Силы еще есть обороняться? Видно, ей очень нужна мать.

- Не думаю. Мне кажется, это Маша по привычке. А вот кто действительно ей нужен, так это ее муж.

- Почему же тогда она от него сбежала?

- Думает, что он ее разлюбил, что их отношениям пришел конец…

- А как думаешь ты?

- Да всё у них нормально. Просто первые трудности поставили в их жизни все с ног на голову. Перемелется – мука будет. Не они первые – не они последние. Это обычный кризис первых лет супружеской жизни. Уверена, что завтра сюда заявится Андрей и увезет ее домой.

- Дочка не взбрыкнет?

- Думаю, нет. Маша его любит. Просто ей хочется убедиться, что и у него к ней чувства такие же. Любовь требует доказательств, и моя девочка в этом не исключение.

– Уверенность в любви – это замечательно, – негромко подтвердил Максим.

С минуту они молча смотрели друг другу в глаза – и в этот момент слова им совсем были не нужны.

До утра в доме было тихо. Максим ушел за полночь. Если бы не Маша, он бы остался. Если бы… но жизнь надо принимать такой, какой она есть

Утром дочь спустилась в кухню, и Анна, как любая мама, стала хлопотать вокруг нее: сначала погладила по голове, потом прижала к себе и, накрыв завтрак, села напротив и стала наблюдать, как ест ее любимая девочка.
Но, несмотря на это, из головы не выходила мысль, что ей уже не хочется быть её нянькой после того, как сама почувствовала себя желанной женщиной.

Сквозь приятные воспоминания о вчерашнем вечере с Максимом вновь, как назойливые мухи, пробились жалобы Марии.

- Неужели она верит во все эти перечисляемые беды и обиды, которых оказалось так много? – задалась вопросом Анна. - Конечно, они мнимые, но как убедить дочь в этом? А нужно ли? Может, лучше, если она сама ими переболеет? Тем радостнее будет выздоровление.

Вскоре Маша решила совершить экскурс в свое детство, и тут Анна узнала о себе очень много нового. Оказывается, дочь постоянно была дома одна, мама за ней не ухаживала, ей рано пришлось повзрослеть…

- Я не хочу такого детства своему сыну. Ему нужна хорошая семья. Если честно, мне часто казалось, что у меня нет матери.

Анне было больно слышать подобные речи, но она боялась вступать в пререкания с дочерью и доказывать обратное, чтобы не поссориться. Все равно никаких доводов в опровержение этого она слышать не захочет. Чем это вызвано? Страхом? Но перед чем? Что Андрей не приедет за ней? Что он облегченно вздохнет, оставшись без капризной беременной жены? Быстрее всего так. Ведь Андрей до сих пор даже не позвонил.

С каждым часом Маша накручивала себя все больше и больше. Анна стоически выслушивала очередную жалобу на плохую мать. Она их практически не слышала, а думала о том, что нужно сделать, чтобы молодые помирились. Она уже не упрекала, а сочувствовала своему зятю и даже была готова покаяться пред ним за то, что недооценивала его.

- Знаешь, мама, а мне очень понравился этот дом. Уверена, я уговорю Максима переехать сюда. И мы опять будем жить все втроем, а потом вчетвером. Ты будешь ухаживать за внуком, воспитывать его, учить жизни.

Такой перспективы Анна уже не выдержала и, хлопнув дверью, выбежала во двор.

- Э, нет, дорогая. Я свое уже отухаживала. Теперь твоя очередь,- продолжала она мысленный разговор с дочерью и не находя сил успокоиться.

Если пойти на поводу у дочери, она не успеет оглянуться, как станет все двадцать четыре часа бабушкой – нянькой. Больше она не изыщет в себе резервов на памперсы, горшки и бессонные ночи. Еще одно утро с хнычущей Марией – и она сбежит из дома к белым медведям.

Вернувшись в дом, Анна посмотрела на дочь, но уже не увидела в ней маленького ребенка, которого надо опекать.

- Ну всё, мне нужно идти на работу. Я и так уже на час опоздала.

- А ты совсем отпросись. Ведь у тебя беременная дочь…

- Беременность – это не болезнь. Хватит с ней носиться как с чем-то сверхестественным. Так что повода пропускать работу нет. Вот тебе мой телефон и телефон скорой помощи. На всякий случай.

- А если у меня начнутся преждевременные роды?

- Тогда ты позвонишь по этим телефонам и будешь действовать в соответствии с ситуацией, как взрослая женщина. Но этого не предвидится, так как живот у тебя еще не опустился.

Анна быстро обняла дочь и выскочила из дома.

Глава 8.

Вечером Мария встретила ее очень холодно. Поужинав в полном молчании, она, даже не пожелав матери спокойной ночи, поднялась наверх и закрылась у себя в комнате.

Почти всю ночь Анна пролежала без сна, не понимая, где же Андрей. Неужели он действительно решил бросить жену? Так и не ответив на этот вопрос, Анна забылась под утро тяжелым сном.

Звонок в дверь заставил ее открыть глаза и посмотреть в окно. Солнце еще не вступило в свои права, хотя рассвет, по всей видимости, близился к концу.

- Кого это принесло в такую рань? – мелькнула мысль. – Может, почудилось?

Звонок прозвенел вновь, но уже более настойчиво. Накинув халат, Анна спустилась в прихожую и посмотрела в глазок. Вздох облегчения вырвался из ее груди. Настежь открыв дверь, она с радостью обняла своего зятя, вид у которого был довольно-таки измученный. Двухдневная щетина покрывала нижнюю часть его лица, под глазами - темные круги, щеки запали, а глаза потухли. И куда только делся его высокомерный вид?

- Где она? – спросил он резко вместо приветствия.

- Наверху. И тебе доброе утро! - ответила Анна, но добавить ничего не успела, так как Андрея уже и след простыл.

Не спеша она поднялась следом. Дверь в комнату Маши была открытой, и Анна, закрывая ее, ненароком туда заглянула. Андрей сидел на кровати и бережно держал на руках свою жену, говоря между поцелуями:

- Зачем ты так со мной? Почему не дождалась, когда вернусь из командировки? Я чуть с ума не сошел, когда приехал домой, а тебя там не было. Я разволновался, но потом, когда ты так и не вернулась… Как ты могла? Почему не позвонила и не сказала о своих планах. А так…я испугался, что с тобой случилось что-то нехорошее, звонил по всем больницам. Я не смог бы жить без тебя… Ты и сын – это все, что у меня есть…

– Я думала, ты меня больше не любишь. – оправдывалась ее дочь, прижавшись к мужу.

Что было между ними потом, можно только догадываться, но в тот момент, стоя под дверями, Анна поняла, что окончательно теряет дочь… в том качестве, в котором она была у нее вот уже почти двадцать четыре года. И облегченно вздохнула. Наконец она поняла, что пришло время отпустить дочь, что нельзя заставлять её выбирать между мужем и матерью, которая не позволяла ей вырасти.

На следующий день, провожая детей в аэропорту, Анна не смогла сдержать слезы, поскольку прощалась с конкретным этапом своей жизни. Маша неправильно истолковала их и, прижавшись к материнскому плечу, прошептала:

- Не плачь, мамочка. Мы ведь не на совсем улетаем. Мы будем часто навещать тебя, вот увидишь. Каждый отпуск…и на праздники.

- Не обещай того, чего не сможешь выполнить. Я знаю, что вы будете приезжать ко мне так часто, как только сможете. Я желаю тебе быть по-женски мудрой, моя девочка. Береги любовь как свою, так и Андрея. Я буду по вам скучать.

Самолет уже растворился в поднебесье, а Анна все не отводила от него взгляда.

- Да, моя дочь уже взрослая и сама скоро станет мамой. Но и я хочу понять, чего мне хочется. Знаю точно одно: мне не хочется быть просто мамой или бабушкой. Я хочу того, чего у меня в жизни никогда не было: любить и быть любимой.

На этом мысли Анны прервались, так как она почувствовала на своем плече руку. И ей не нужно было поворачиваться, чтобы узнать, чья она. Максим… он опять рядом с ней в самую трудную минуту - прощания с ее прошлым.

Анна прижалась спиной к его груди и услышала, словно дыхание теплого ветерка, слова, которых ждала всю жизнь: я люблю тебя, моё счастье.

Она повернулась к Максиму лицом и, глядя ему в глаза, прошептала в ответ: я тоже тебя люблю, мой единственный и долгожданный.

- Знаешь, а я могла и не остаться здесь…
- Нет, не могла. Ты пришла на зов моего сердца.

Фото взято из интернета. Автор неизвестен.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 9
© 14.09.2020 Лариса Печенежская
Свидетельство о публикации: izba-2020-2897007

Метки: Сепарация, женское взросление, беременность, материнство, любовь, самостоятельность, теща, муж, роды, независимость,
Рубрика произведения: Проза -> Повесть


















1