Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Верхом на пуле


Верхом на пуле
Валера не сводил с меня взгляда, пока шёл ко мне через танцпол. Я почувствовал, как Валерка подошёл ко мне и притянул к себе. Непроизвольный стон вырвался из его груди, когда он резко обрушил свои губы на мои. Самая сладкая пытка в мире.

Валера развернул меня спиной к себе, его уже твёрдый член прижался к моей заднице. Мой сексуальный мужчина-зверь нашёптывал на ухо соблазнительные слова и тёрся членом о задницу! Его руки были на моих бёдрах, медленно поднимаясь по животу вверх, по груди к шее. Он накрыл рукой подбородок и повернул голову к себе, дыхание обдавало щёку с каждым прошёптанным словом.

«Эй, как ты меня хочешь, сука, у тебя сексуальное тело и твоя задница выглядят мягкой. Не возражаешь, если я проверю так ли это. Мы должны бодъебаться с тобой прямо здесь, на глазах у танцующей толпы. Тебе нравится трахаться, положить ноги на плечи. Давай начнём, шлепки по заднице, сука, секс становится грубым. Смени позу и позволь члену начать работу. Что ж, видишь, что ты упускаешь, у тебя раньше мог быть неплохой секс, но никогда не было такого... Просто подожди, пока не увидишь мой член, Денис! Я выгуляю твою задницу, как следует. Эй, сучка, подожди, пока не почувствуешь мой член у себя в дырке. Да пошло всё, наклонись, я покажу тебе свой член, Дениска! Ты хорош, но ты даже не возбудился. Видишь, я хочу трахаться, скажи мне в чём дело. Ходишь по клубу с большим пальцем во рту...
Вставь мой член вместо него... Будь моей маленькой шлюхой. Ты ведь горячая шлюха.
Наклонись, я дам твоей заднице попробовать моей спермы...»

Валера развернул наконец-то меня лицом к себе. Его бедро оказалось между моих ног, и я потёрся о него. Он повернул меня боком и погладил по щеке.

Мы соприкоснулись грудью, он вновь начал тереться о меня бёдрами. Усмехнулся мне и прижался к шее, оставляя поцелуи на впадинке горла. Отступив, я заметил, что его рубашка промокла от пота и прилипала к сексуальной груди и рельефным рукам, и мне правда хотелось опрокинуть его на пол и затрахать до смерти.

Он притянул меня к себе, а я пробежался руками по мускулистой спине до задницы, на которой и остановился.

— Ты сейчас что-то начнёшь, Дениска, — предупредил он своим сексуальным трахни-меня-сейчас голосом.

— По тому, как этот твёрдый член прижат к моему животу, я бы сказал, что что-то уже в пути, Валера, — сказал я, повернувшись спиной, и потёрся попкой о его пах. Мог поклясться, что почувствовал, как член парня дёрнулся.

Его руки оказались на моих бёдрах, пока он продолжал толкаться в меня, и я так был рад, что не надел нижнее бельё, потому что его и моя ткань джинсов доставляли нужное трение. С меня было достаточно прелюдий, и я решил, что пора уже взять то, что моё. Надо только как-то уговорить его вытащить меня отсюда, не то, что буду сильно возражать.

Я накрыл его ладони своими и двинул их вперёд, обернув вокруг внутренней части бедра, лаская там. Подтолкнул вверх, всё выше и выше под выпуклостью члена. Мы продолжали качать тазом в ритм музыке, его эрекция была плотно прижата к заднице. И Валерка нашёл свой приз.

Первобытный рык вырвался из его груди, рокот был таким сильным, что я почувствовал вибрацию спиной. Повернув голову, заметил, что он запрокинул голову и закрыл глаза.

— Я подумал, что тебе понравится, — сказал я невинно, прикусывая уголок нижней губы, чтобы не расхохотаться от его реакции.

Он развернул меня к себе, и я почти запнулся о свои же ноги. Но Валера поймал меня (он всегда ловил меня) и крепко прижал к груди. Взяв под коленку, он закинул ногу себе на таз. Сапфирово-синие глаза пронизывали насквозь, вызывая дрожь. Возможно, я мог бы кончить от одного этого взгляда, но он провёл рукой вверх по бедру и скользнул длинными пальцами между моим ремнём и моим пахом, просунул руку под джинсы и нащупал мой стояк.

Сукин ты сын! Обожаю, когда он делал это дерьмо!

Он поцеловал меня, вначале яростно, раздвинув языком губы и высвободив мой язык из заточения. Обхватил всю длину моей эрекции ладонью, и я застонал ему в рот. Это лишь распалило его сильнее. Он двигал пальцами внутри джинсов взад-вперёд, тёрся бёдрами о мою задницу своим стояком.

— Валера... — прошептал я в губы. — Пожалуйста, Валерка...

Больше мне ничего не потребовалось говорить. Валера всегда знал, что мне нужно, иногда даже раньше меня самого. И он никогда мне ни в чём не откажет. Парень нежно водил носом по моему. Дыхание сбилось, а тело дрожало. Он посмотрел на меня, его аквамариновые глаза были так же затянуты дымкой похоти, как и мои. Он собирался взять меня.

Без предупреждения Валерка поднял меня, и я обернул ноги вокруг его талии. Сделав это, я приоткрыл губы, втягивая так необходимый воздух, но не отрываясь до конца от его рта. Он всосал мою нижнюю губу с такой силой, будто это последняя его возможность сделать это.

Он шёл вместе со мной, прилипшим к его мускулистой фигуре, руки запутались в его растрёпанных трахни-меня волосах. Парень ускорил шаг, когда я приподнялся и расположился прямо над набухшим членом, мой обнажённый ствол тёрся о него.

Валера убрал руку со спины, я услышал, как он толкнул дверь, и мы оказались на улице. Пульсирующие басы музыки и громкий смех посетителей внутри резко стали приглушёнными звуком вдали. Я чувствовал тёплые капли на коже. Шёл дождь. Ну, скорее бушевал, но неопасно. Вдалеке слышались раскаты грома, но молнии не сверкали.

Ветер развевал волосы, а Валерка прижал меня к чему-то твёрдому и удерживал. Его губы покинули мои, лаская подбородок и горло. Я запрокинул голову для его удобства, пользуясь возможностью открыть глаза и осмотреться.

Да, определённо шёл дождь, крупные капли скатывались по коже, пропитывая одежду и волосы. Мы находились в переулке за клубом. Валера отнёс меня в самый тёмный и дальний угол. Тут не было никакого света. Громкие визги с другой стороны привлекли моё внимание, и я увидел, что другие бегут, ища убежище от дождя.

— Они не могут нас увидеть, Дениска, — прошептал Валера на ухо, нежно прикусив мочку. — Если только не присмотрятся.

Его рот направился вниз по моей шее к груди, где он стал лизать и сосать. Я пробежался руками по сильным плечам вниз, к пуговице на штанах. Мне надо было почувствовать его, но в нашем положении было мало места, чтобы выпустить его на свободу. Я захныкал от отчаяния.

Почувствовав моё неудобство, Валерка поставил меня на ноги и отступил слегка, предоставляя необходимый мне доступ. Я потянулся расстегнуть брюки, но, прежде чем смог довести дело до конца, он накрыл мои ладони своими, останавливая.

— Боже мой, Дэн, — произнёс он глубоким грудным голосом.

Я проследил за его взглядом, чтобы увидеть, с чего такие перемены. Он пялился на мою грудь. Похоже, промокшая под дождём футболка не только прилипала к телу как вторая кожа, но и ткань стала просвечивать. Каждая часть тела, в том числе соски, были на обозрении. Я мог вообще ничего не надевать.

Сократив расстояние между нами, Валера взял моё лицо руками и свирепо накинулся на губы. Я ахнул в его рот, наслаждаясь тем, как он брал контроль над моим телом и эффективно разрушал любую возможную защиту.

Внезапно он прервал наш поцелуй, мы оба тяжело дышали.

— Ты так чертовски сексуален. И понятия не имеешь, что делаешь со мной. Мне надо попробовать тебя, трахнуть тебя ртом. Боже, Дэн... Я лишь хочу боготворить твоё тело до конца моей грёбаной жизни, — заявил он и опустился передо мной на колени, будто именно это и собрался сделать.

Он спустил мои джинсы вниз, приподнял одну ногу и закинул себе на плечо. Потом похлопал по второй, давая понять, чтобы я сделал то же самое и ей. Я чувствовал себя ужасно, весь мой вес был на его плечах, но его это ни капли не напрягало.

— Надеюсь, ты не боишься высоты, красавчик. — Он засмеялся, обернув руки снизу вокруг бёдер, надёжно удерживая. — Держись за голову и наклонись слегка вперёд.

Я сделал, как он велел, заинтересованный, какого чёрта он задумал. Мой вопрос быстро получил ответ, когда он встал с колен и выпрямился, вновь прислонив меня к стене.

— Удобно? — поинтересовался он из позиции между моих ног, и я кивнул, пребывая полностью в восторге от такого поворота событий. — Приподними задницу, котёнок.

Я снова последовал его просьбе, предоставляя ему очень близкий и исключительный вид на ягодицы.

— М-м-м, ты так приятно пахнешь, — произнёс он, проводя кончиком носа по моему члену. — Если бы я мог разлить по бутылкам и продавать твой запах, состояние Рокфеллера показалось бы грошами по сравнению с моим банковским счётом.

Если бы я уже не был твёрдым, то сейчас определённо бы стал. Не думал, что когда-нибудь привыкну к тому, как легко Валерка заставлял меня возбуждаться одним набором слов.

Оставляя нежные поцелуи на чувствительной коже, он начал посасывать мои яички, заставляя меня ёрзать.

— Ты должен сидеть смирно, Денис, — усмехнулся он. — Ты же не хочешь, чтобы я тебя уронил.

Я смиренно извинился и постарался не дёргаться. Язык Валеры мастерски обрабатывал мой член, полизывая, посасывая и слегка прикусывая его. Он всё делал болезненно медленным темпом, но это была самая сладкая мука, которую мне когда-либо приходилось терпеть. Я тихо застонал и выгнул спину. Валера медленно покачал головой из стороны в сторону, его идеальный розовый язык скользил по мне, посылая волны наслаждения через всё тело.

Мои руки крепко вцепились в русые локоны, будто я держался за жизнь. Он начал двигать головой вверх и вниз, уделяя одинаковое внимание каждому дюйму нежной кожи на моём члене. Валерик брал меня на всю длину, затем доводя меня до истерики, выпускал мой ствол на волю из глубин своего рта. Следом он работал с моими яйцами, почти полностью заглатывая их и почти отрывая их от меня. И, наконец, он прижался головой к моему анусу и вошёл в меня языком. Каким-то образом умудрился крутить и выгибать его, продолжая двигаться во мне, умело трахая.

— Ох... Боже, Валерка... Не останавливайся... Именно... так, — стонал я, чувствуя, как тугая спираль внутри готова расправиться.

Я знал, что мне было сказано не шевелиться, но ничего не мог с собой поделать и слегка двигался на его лице. Он промурлыкал что-то, вибрация от голоса послала лёгкие разряды через всё тело. Ему было известно, что я уже близок. Мне был нужен лишь крохотный толчок... Валера зажал головку моего члена между губ и слегка прикусил, а затем полностью заглотил мой ствол.

— Ва-а-лера... — выкрикнул я, когда оргазм накрыл меня с головой, звук грома вдалеке раздался одновременно со мной, придавая эротичности впечатлениям.

Он продолжил лизать и сосать мои яйца и член, пока кулаки, сжимающие волосы, не расслабились - знак, подсказывающий, что я уже спустился с небес на землю после полученного удовольствия.

Очень медленно Валерка вновь опустился на колени и убрал ноги с плеч, по одной за раз, нежно опуская стопы на землю. Он обстоятельно поцеловал внутреннюю сторону бёдер и встал.

Мой взгляд остановился на Валере, мне было любопытно, повлиял ли дождь на его одежду так же, как пот внутри клуба. Приятно было увидеть, что тонкий белый хлопок рубашки и впрямь стал таким же прозрачным, как и моя футболка.

Я поднял взгляд от мокрой, тяжело вздымающейся груди к его лицу. Он смотрел на меня из-под тёмных ресниц, мокрые волосы прилипли ко лбу, капли воды собирались и медленно падали с кончика носа.

Спасибо, Господи, за этот подарок, коим ты наградил меня.

Схватив за ворот рубашки, я грубо притянул его к себе, заставляя наклонить голову ниже, чтобы смог ворваться языком в рот и взять в заложники его язык. Одна из его рук оказалась в моих волосах, другая вцепилась в бедро, вновь прижимая к стене.

Я отпустил воротник и пробежался руками по груди вниз, к пуговице на штанах, наконец-то имея возможность закончить начатое. Слегка спустил брюки, достаточно, чтобы Малыш Валерка-Монстр смог появиться. И, чёрт возьми, насколько он всегда готов выйти и поиграть.

Прервав поцелуй, я позволил ему вновь дышать и сполз вниз по стене, сев перед ним на корточки. Твёрдый член Валеры оказался прямо перед моим лицом в этом положении, и я тут же обернул его ладонью и начал ей двигать, придерживая его вверх, что позволяло лизать внутреннюю сторону. Пробежал языком по всей длине, отчего он зашипел. Дошёл до головки и пробежал кончиком языка по щелке. Он непроизвольно дёрнулся в моей руке, и я почувствовал, как руки Валеры крепче вцепились в мои мокрые волосы. Повторил действие, надеясь вызвать такую же реакцию, и не разочаровался.

— Блять, Дэн, — простонал он.

Тогда я взял член полностью в рот и, плотно обхватив губами, начал двигаться вверх и вниз по всей длине. Его обхват совершенно не позволял расслабить рот, отчего ощущения были лишь лучше для него. Я продолжил движения, наслаждаясь звуками надо мной, которые он издавал снова и снова. В итоге я остановился, сжимая его подтянутую задницу и подталкивая его к действиям. Он тут же сообразил и начал трахать рот, с каждым разом проникая всё глубже и глубже, доставая головкой до задней стенки горла. Движения стали быстрее и быстрее, но ни разу он не был слишком груб. Он понимал, что я доверял ему использовать мой рот, но не надругаться над моим подарком.

Валерка остановился до того, как кончил, и я заныл, когда он выскользнул изо рта и положил палец под подбородок, бережно призывая встать. Ноги слегка затекли от того, что находились в согнутом положении так долго, но я не возражал.

— Что случилось? — спросил я растерянно, не понимая, почему он остановил меня. — Я сделал что-то не так?

— О, мой сексуальный сосальщик, совсем наоборот. Ты всё сделал правильно, как и всегда. Я люблю твой ротик, эти сексуальные, пухлые губки. — Он перевёл взгляд на рот, поглаживая нижнюю губу большим пальцем. — Иногда, когда вынужден оторваться от тебя и идти на занятия, я закрываю глаза и вижу, как они обёрнуты вокруг моего члена. М-м-м... Это всё, что мне нужно, чтобы пережить час вдали от тебя, — проурчал он, закрыв глаза и вновь едва приоткрыв их.

— Хм-м, какое совпадение, во время занятий я тоже часто представляю твой рот, вытворяющий непристойные вещи. Это чудо, что я не проваливаю ни один из предметов. И теперь у меня есть очередная развратная картинка, которую смогу вспоминать, пока буду сидеть и безумно скучать по тебе, — сказал я, игриво улыбаясь. — Так если ты наслаждался этим, зачем остановил?

— Хочу кончить внутри тебя, — ответил он с кривоватой улыбкой на губах, растапливающей мою душу, капли дождя, падающие с волос, задерживались над глазами.

Я снова безумно возбудился, смазка на моём члене смешивалась с каплями дождя.

Валера придвинулся ближе, прижался к шее, покрывая влажными поцелуями ключицу. Мои руки тоже принялись за работу, разминая мышцы на спине и плечах, притягивая его ближе. Дождь, его слова и ощущение губ на коже вызвали сладостные мурашки, и я жаждал теплоты его тела.

Его руки блуждали по груди, сжимая и выкручивая каждый сосок и ловко доводя меня до исступления. Я любил этого мужчину. Чёрт возьми, я любил его. Он заставлял меня чувствовать то, о чём другие пассивы могли только фантазировать.

Я чувствовал, как прижимался его каменный член, нуждаясь во мне так же, как я - в нём. Его тяжёлое дыхание обдувало шею, руки стали настойчивее.

— Боже, Дэн, — простонал он, — до боли хочу тебя.

— Трахни меня, Валерка. Просто, блять, трахни меня, — прорычал я, потянув его за волосы и заставив посмотреть в глаза.

Расположив правое колено между ног, он подтолкнул их в стороны и подхватил левую, закинув её себе на таз. Я почувствовал, как он расположился у моего входа. Раскат грома заполнил воздух вокруг нас, поднялся ветер, и Валера вошёл в меня, мы оба застонали от ощущения.

Валерка слегка согнул колени, найдя идеальный угол, чтобы легко двигаться во мне. Он покачивал тазом вперёд и назад, движение напоминало змеиное, когда парень врезался всё глубже и глубже. Задевал все нужные места, прижимаясь теснее ко мне. Он посасывал чувствительную кожу прямо под ушком, и я слышал его сбивчивое дыхание и тихие стоны удовольствия.

Я закрыл глаза, откинув голову на стену, позволяя ощущениям снаружи и внутри меня овладеть и захлестнуть разум, тело и душу. Это, несомненно, самое эротичное и необычное, что когда-либо происходило со мной. Валера никогда не переставал удивлять. Дождь барабанил по коже, его тёплое дыхание ласкало шею и ухо. Я ощущал каждый дюйм, двигающийся во мне, перекаты его таза, заставляющие мой член тереться о его рельефный пресс. Всё это было слишком и в то же время безупречно.

Я умер и оказался на небесах.

Резко повернул голову в сторону неожиданно распахнувшейся двери запасного выхода, выходящей в проулок. Валерка не перестал толкаться во мне, и я нервно взглянул на него. Мы находились во тьме, окружавшей нас, так что они ничего не видели.

— Ш-ш-ш, — прошипел он мне на ухо. — Ты должен быть тихим. Один крохотный стон - и они увидят нас.

Он вновь крутанул бёдрами, врезаясь как можно глубже.

— Хочешь, чтобы они увидели нас? — спросил он соблазнительным шёпотом, не отрывая рта от уха. — Никогда не угадаешь, может быть, они вуайеристы, Дэн. Это заведёт тебя? Что им доставит удовольствие наблюдать за тем, как я трахаю тебя?

Валерик вновь и вновь вбивался в меня, его член пульсировал глубоко во мне.

— Посмотри на них, Дэн, — велел он, продолжая перекатывать бёдрами и сжимая мои ягодицы. — Они и понятия не имеют, что происходит всего в нескольких шагах... (толчок... перекат)... в темноте... (толчок... перекат)... никакого укрытия от дождя... (грубый рывок... перекат)... а я занимаюсь тобой.

Пульс подскочил: результат действий Валеры над моим телом и угрозы быть пойманными. Я сильно завёлся и не мог оторвать взгляд от ничего не подозревающих людей, стоящих там, курящих, не имеющих понятия о том, что мы вообще тут.

— Дэн, — прошептал Валерка на ушко. — Я собираюсь кончить. Твоя задница чертовски тугая, слишком тёплая и ядрёная, чтобы я мог продержаться дольше. Прошу, котёнок... Я не могу... кончи со мной, сейчас.

Я отчаянно пытался сдержать стоны и хныканье, когда стеночки сократились вокруг члена Валеры и спираль внутри меня раскрутилась. Всё тело пульсировало, дрожало, мой член был, как гейзер с раскалённой спермой... и я не мог больше сдерживаться. Наклонившись вперёд, впился зубами в плечо парня, заглушая вырывающиеся из груди стоны, сильно зажмурился.

Ещё несколько перекатов тазом - и я услышал, как Валера промычал, прижавшись губами к месту под мочкой уха и подавляя крики удовольствия. Он открыл рот, царапая кожу, и я почувствовал, как тёплое семя изливается во мне. Лишь окончательно выпустив всё удовольствие, он остановился.

Открыв глаза, я посмотрел в сторону, где стояли люди, и обнаружил, что они уже вернулись внутрь. По ходу, если ты знатно не трахаешься под дождём, то не проводишь больше времени, чем нужно на улице.

— Чёрт возьми, Дэн... Мне тебя всегда будет мало, — выдохнул Валерка.

Я повернулся к нему и получил страстный поцелуй, а он выскользнул из меня. Я тут же почувствовал потерю и задумался, сколько ещё стихий мы выдержим, если я уговорю его на повтор.

— Ты дрожишь, — отметил Валера, и я впервые заметил, что кости слегка тряслись. — Чёрт, Дениска, прости... Я... Я не подумал, чёрт! Мы должны тебя согреть.

— Валер, я в порядке. Тебе не за что извиняться. Если ты не заметил, глупыш, я чертовски наслаждался этим. Вообще-то, я собирался предложить второй раунд. — Я засмеялся, и он улыбнулся в ответ, показывая белоснежные зубы.

Это мой мужчина...

— Если тебе будет так лучше, можешь дать мне ключи от машины, и я пойду к ней, а ты скажи остальным, что мы уходим.

Он полез в карман за ключами и застегнул штаны. Ещё раз поцеловал меня и настоял проводить до машины, не желая оставлять меня одного в темноте в столь откровенном наряде. Должен признать, что и сам не был фанатом одиночной прогулки по тёмной улице в таком виде. Мы дошли до автомобиля, где он усадил меня внутрь, позвонил друзьям и сообщил, что мы уезжаем. Эрик и Исмаэль поедут с остальными, так что всё было в порядке.

Мы ехали в тишине большую часть времени. Оба были измотаны после вечера танцев и занятия любовью у здания в тёмном проулке, пока шторм бушевал не только вокруг нас, но и внутри.

Хм-м... этого было достаточно, чтобы подтолкнуть меня к очередному раунду.

Я посмотрел на Валерку и прикусил нижнюю губу, не в силах сдержать улыбку, расползающуюся на лице, пока разглядывал его безупречное лицо.

Он взглянул на меня и улыбнулся.

— О чём думаешь?

— Я люблю тебя, Валера, — ответил я просто.

Он взял меня за руку и прижал губы к пальцам в нежном поцелуе.

— Я тебя тоже люблю, Денис, — произнёс он, улыбаясь в ответ с огоньком в глазах.

В его взгляде отражалась любовь, наверное, он то же самое видел и в моих глазах, когда я произнёс эти три слова, полностью меняющие жизнь. Что я сделал, чтобы заслужить его? Он - всё, чего я когда-либо хотел и в чём нуждался. Он - воздух, который я вдыхал, кровь, бегущая по венам. Мой лучший друг, любовник и герой... Он - Валерка грёбаный Русик, и он - весь мой мир.

Обездвижен. Без оружия. Обнажён.
С тихим стоном, будто простуженным,
Я валюсь на стену, как оттраханный,
Оставляя на белом красное.

Потянув к его члену пальцы стылые,
Замираю, мычу от бессилия;
Изо рта липкой струйкой вязкою
Кровь стекает на шею пятнами.

Секс-война пролетает картинками
И уносится с ветром снежинками —
Как красиво... но меркнет сознание,
Подарив напоследок отчаяние.

Взгляд последний на небо с проседью —
Было в жизни хорошее что-нибудь?
Перекат во мне его члена нужного. Да.
Оттрахан. Жаль всё закончилось.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 13.09.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2896462

Рубрика произведения: Поэзия -> Лирика любовная


















1