Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Чистые запахи


Чистые запахи
...Тихий вечер позднего лета катился по улицам Ричмонда. Я зашёл в уютный бар
на углу улиц, чтобы пропустить стаканчик, другой. В баре было уютно, и играла
музыка. На подобие авансцены танцевала одинокая, симпатичная девушка. Её
танец привлёк моё внимание к ней, её белокурые волосы двигались хаотично, но
всё же в такт музыке, опираясь на невидимые стены ритма и звуков. Когда она
закончила свой танец, она подошла к бару, и села рядом со мной. Её приятные
ароматы тут же вскружили мне голову. Мне очень, очень захотелось уйти из бара
вместе с ней.
- Вы так прекрасны, - сказал я ей, неожиданно, "К чёрту харассмент", - подумал я.
- Спасибо, - сказала она, улыбнувшись мне, - Меня зовут, Вирджиния.
- Вирджиния из Вирджинии, правда? - усмехнулся я.
...Не говоря в ответ мне ни слова, на мою усмешку, девушка увлекла меня за
собой на улицу. На улицах Ричмонда уже ютилась ласковая, летняя ночь, и
было довольно тепло. Мы зашли в закоулки, оказалось, что девушка живёт тут
недалеко от этого бара. Она открыла ключом дверь своей квартиры, и увлекла
меня за собой, потянув меня за руку. И я последовал за ней.
- Не будем тянуть время малыш, - сказала мне Вирджиния, раздеваясь, снимая
с себя свои одежды, - Ты же сказал, что я так прекрасна. Не передумал?
...Вместо ответа на её лишний вопрос, я подтянул обнажённую Вирджинию
к себе за руку. Затем я осторожно, и нежно поцеловал её в губы. О, как же
от неё приятно пахло, её аромат дурманил мне разум: своей свежестью,
своей приятной глубиной. Он бесконечно, прекрасно подходил ей, именно
так она должна была пахнуть. Наши поцелуи уста в уста были недолгими.
Вирджиния видя, что я медлю, сама начала меня раздевать: сначала она
сняла с меня рубашку, затем она сняла с меня брюки. Она схватила мощь
моего гиганта своей рукой, мощь которая буквально вырывалась из моего
нижнего белья, жаждая, овладеть прекрасной Вирджинией. Я осторожно
подтолкнул девушку к кровати, сняв себя останки одежды. Обнажённый,
я устремился к ней, и незамедлительно ввёл ей, между её ножек своего
твердого друга.
...Я буквально навис над ней, желая казаться лучше, чем я есть, словно
я идеален, словно я легче пёрышка, словно я лишь твёрдость, что
проникает в её нутро между её ножек. Страстные стоны Вирджинии ласково
влились в лунную тишь, она вдруг крепко прижала меня к себе руками,
её движения ко мне навстречу стали быстрей. О, как же всё же от неё
приятно пахло, вся эта ночь, словно была пропитана её запахами. Даже
лунный, августовский свет, тоже нежно пах ей. Я бросил свой взор, на её
прекрасное лицо: её глаза были закрыты, под тяжестью потока блаженств
и приятных чувств. Неожиданно, её нерв лица вздрогнул, и вся она тоже
вздрогнула. Я почувствовал, как затрепетало её нутро, Вирджиния ещё
сильней обняла меня, и всплеск её стонов вырвался в ночь.
- Послушай, не кончай в меня, хорошо, - сказала Вирджиния, немного
отдышавшись.
...И, как раз вовремя, она это сказала, я был уже близок, ещё чуть-чуть,
ещё чуток. И, я вынул его из неё, залив ей белоснежным животик, рука
Вирджинии ласкала моего дружка, даря мне, и ему отголоски приятного.
- Можешь, остаться у меня, - сказала мне Вирджиния, и пошла в душ, -
Только в душ сходи тоже. Ок?
... Я принял душ, и мы с ней уснули в обнимку, словно влюблённые. "О,
как же всё же она приятно пахнет", - думая об этом, я провалился в сон.
...Утро началось бодро. Я открыл свои глаза, и увидел Вирджинию,
которая уже собиралась на работу, она была одета в полицейскую форму.
От подобной неожиданности, я привстал с кровати, но тут же сел так,
как на мне вовсе не было одежды.
- Привет, - сказал я Вирджинии, и смущаясь добавил, - Не подадите ли
мою одежду, офицер?
- Доброе утро, - сказала Вирджиния мне, нагнувшись ко мне, поцеловав
меня нежно в щёку, защелкнув на моём запястье наручник, заведя мою
руку за спину, пристегнув также вторую руку. После того, как она сковала
меня наручниками, её рука нежно, стала ласкать моего спящего друга
между моих ног. Вторя её ласкам, он очень быстро окреп, и стал твердым.
Вирджиния сняв с себя полицейские брюки, а затем свои розовенькие
трусики, ввела мою твердость в себя, сев сверху на скованного меня.
Приятная, упругая мягкость окружила моего дружка. Мне стало приятно,
но скованность раздражала меня, наручники всё сильней вонзались в
мои запястья. Даже тот факт, что от неё приятно пахло, не восторгал
меня так, как раньше. Вирджиния буквально всем телом навалилась на
меня жаждая, спеша кончить, мои скованные руки оказались под весом
двух тел, браслеты наручников, всё больше вжимались мои руки. Ритм,
и натиск Вирджинии достиг предела, страстные стоны вырвались из неё,
она вздрогнула всем своим телом, буквально схватив руками воздух в
кулачки. Затем Вирджиния очень нежно провела рукой по моей груди, и
слезла с меня.
- Тебе не понравилось? - спросила у меня Вирджиния с интересом,
поймав мой недовольный взгляд.
- Наручники сними, пожалуйста, - сказал я ей, недовольно.
...Вирджиния сняла с меня наручники, увидев, как сильно покраснели
мои запястья, она нежно, нежно поцеловала их.
- Прости, не хотела тебе сделать больно, - сказала Вирджиния, - Это
была моя мечта, мой личный бред, заняться сексом с арестованным.
Бывает арестовываю кого-то, и эта фантазия так кружит воображение,
особенно, если он красавчик. Мне так давно хотелось попробовать,
как же это могло бы быть.
...Вирджиния встала с кровати, и пошла в душ.
- Стой, - сказал ей я.
...Вирджиния послушно остановилась, я встал, и подошёл к ней, приобняв
её, я послушно нагнул Вирджинию, её прекрасная светло-розовая попочка
в этой позе открыла тайны сокрытые между ног Вирджинии, и сама собой
раздвинула её ягодицы, явив моему взгляду её прелести. Я нежно провёл
своей рукой по её мокренькой киске, затем я слегка её сжал в своей руке,
после чего я ввёл в неё свою восстававшую мощь. Вирджиния послушна
приняла мою твердость, находясь позади неё, я легко ускорился, набирая
темп, её пещерка была уютная и упругая. Моя мощь входила в неё, и
вонзалась в неё вновь и вновь. Довольно таки быстро, я кончил в неё,
не говоря нечего, не прекращая движения, я лишь ещё ускорился, чтобы
не потерять возбуждение. Поза в которую я поставил Вирджинию, своим
эротизмом и удобством помогла мне в этом. Неожиданно Вирджиния тоже
достигла предела, она вздрогнула, и оперлась руками об пол, помогая себе
стоять, её угловатая поза ещё больше завела меня, и я ускорил темп ещё,
чувствуя, как приближается волна приятных токов. Стоны Вирджинии
заполняли пространство, руки её на которые она опиралась, уже также
сильно, как и на ноги, а может и больше, нервно дрожали. Вирджиния
находилась на гране, на пике своих блаженств. Наконец электрический
поток прошёл сквозь меня, и я вновь кончил в Вирджинию.
- Я кончил в тебя дважды, - сказал я ей, отдышавшись.
- Ты плохой мальчик, да? - сказала, лежащая на полу, тяжело дышащая
Вирджиния, не имея сил встать.
...Так пошли дни, недели. Где мы с ней только не занимались сексом:
на кровати, на кресле, на кухонном столе, на полу, в душе. Я всё больше
привязывался к ней, к её запаху, вся эта жизнь уже была пропитана её
ароматом. Я уже не представлял себе, и дня без Вирджинии. Её нежное
существо, всецело заполнило моё сердце.
...Незаметно в этом мире наступила осень, и улицы Ричмонда украсили
желтеющие деревья, на улицах стало прохладней, но днём деньки стаяли
ещё теплые, в то время, как по ночам подолгу лил дождь, шелестя часами
в деревьях.
...Однажды ночью, я и Вирджиния, на патрульной машине которую она
вела, приехали в лесопарк. Это уже была моя сексуальная фантазия,
которую я уговорил её исполнить со мной, заняться этим в лесопарке,
пусть даже ночью, посреди осени, посреди желтеющих деревьев, чтобы
её чудесные запахи смешались с запахом осени, чтобы мы с нею были
одни, и никого на милю вокруг. Чтобы поэзия которая бродит по осенним
лесам, споткнулась, восторженно об нас: а что это делают эти двое?
Чтобы она перестав, писать свои стихи и песни, всем своим громким,
славным звучанием стала петь песнь о нас, самую прекрасную песнь!
...Осеняя ночь была пасмурна, но я всё же не желал отступать уже от
задуманного, Вирджиния остановила патрульную машину, оставив фары
включёнными так, как было уже темно. Фары чудесно освещали осенний
лесопарк. Когда мы вышли из машины, уже начинал накрапывать дождик,
его редкие капли касались наших лиц. К небольшому моему сожалению
Вирджиния не захотела раздеваться догола так, как было прохладно.
Она сняла с себя свои брюки, что были частью её формы, затем она
сняла с себя свои розовые трусики.
- Ну, не стой ты, прохладно же, - сказала Вирджиния, снимая с себя
свою полицейскую фуражку, - Давай уже исполним твою фантазию.
- Не, не, не, фуражку оставь, - сказал я, Вирджинии.
...Мы отошли чуть в сторону от света фар, Вирджиния оперлась своими
руками на машину. Мой твердый друг был готов, и полон сил жаждая
войти в неё. Вирджиния помогла мне вставить его своей рукой в свою
священную обитель, затем она снова обеими руками опёрлась на
патрульную машину. Ночь была прохладной, но моему другу было уютно
и тепло внутри неё. Лишь только я стал набирать темп, как с осеннего
неба полил дождь, он был довольно таки прохладным. Но, это только
добавило романтизма так, как на Вирджинии была одета кожаная
полицейская куртка, она не простынет. Но, я видел: как по её попке,
и ножкам бегут вниз капли осеннего дождя, особенно это хорошо было
видно с правой стороны, которую лучше освещали фары патрульной
машины. Мои движения во внутрь её, пока ещё были довольно таки
медлительны, поскольку я занимался созерцанием сцены всего
происходящего. Было много того, что происходило в первый раз в
моей жизни, например: капли дождя, что методично стучали по козырьку
фуражки Вирджинии. Дождь набирал силу, и капли звучали всё звоньше
и звоньше, разбиваясь об козырёк её полицейской фуражки. Вся
атмосфера происходящего просто дико возбуждала меня: капли дождя
мелькали в свете фар, осенний, ночной лесопарк приятно шелестел.
Вирджиния которую я обожал всем своим существом до глубины,
приятно постанывала. Я знал, я был уверен, что она не бросит всё это,
что она не обломит эту ночь! В награду за это знание, я ускорился в
темпе. Стоны Вирджинии тут же стали слышны сквозь шумящий шёпот
осеннего дождя. Она, как по-привычке вздрогнув, сжала свои ладони
в кулачки, мне сразу стало понятно, что она кончила. Я повернул её,
немого отведя от машины вглубь лесопарка, загнув её треугольничком.
Вирджиния снова оперлась на свои руки, и осенний дождь громко
застучал по её кожаной куртке, по натянутой, кожаной поверхности
покрывающий спину Вирджинии. Да, я был уже близок, близок к тому,
чтобы кончить в её приятную, уютную пещерку. И это произошло, когда
запах дождя, и запах Вирджинии смешались: в один целый поток чистоты!
Прижав, как можно крепче к себе, её теплую попочку, я наконец-то излился
в её священную обитель.
- Ты опять в меня кончил ? - спросила у меня Вирджиния, когда мы уже
вместе с ней сидели в машине.
- Да, - с улыбкой ответил ей я
- Что да, женись сначала потом кончай, - сказала, немного сердясь
Вирджиния.
- Дай руку, - сказал я ей, когда она мне дала свою правую руку, я сказал
ей, - Прекрасная Вирджиния, ты будешь моей женой?
- Так всё, поехали домой, - сказала Вирджиния, немного подождав кольца,
которого у меня не было, - Надо было всё же раздеться догола сейчас бы
все вещи сухие были бы. О, сухое белье: брючки, трусики.
...Где-то неделю спустя, когда осень в Ричмонде уже вовсю роняла листья
с деревьев, видя свою странную жатву ветром словно серпом. Когда я достал
уже желанное колечко для Вирджинии, чтобы сделать ей предложение. Я
вновь решил её завлечь, в тот лесопарк, в то место, где мы с ней были вместе
ночью, в то место, где мы в первый раз с ней говорили о женитьбе. Чтобы
сделать ей там предложение. В этот день она пришла с дежурства очень
уставшая, но не смотря на это, мы ехали всё же в тот лесопарк. Так, как я
сказал ей: что потерял там нечто важное, что потерянное мой то, очень важно
для меня. Видя моё беспокойство, она не стала медлить. Я действительно
переживал, как всё пройдёт. Когда мы приехали на то место, то я сделал
вид, что ищу потерю. Вирджиния не хотела выходить из машины так, как
она очень устала. Я же хотел, чтобы она вышла. Так я себе представлял
это. И вот, наконец она вышла из машины, и стала тоже искать мою потерю,
всматриваясь в опавшие, осенние листья что-то ища.
- Вирджиния, ты выйдешь за меня замуж? - спросил я её, встав на одно из
своих колен, протянув к ней колечко.
...Вирджиния изменилась в лице, усталость схлынула с неё, словно она
хорошенько отдохнула. Радость, восторг, улыбка и слёзы: одновременно
изобразились на её лице.
...В свадебном платье Вирджиния была ещё прекрасней, чем в полицейской
форме, я нашёл в ней: своё радостное счастье, свою теплую вечность!

Она - красива,
Она - прекрасна,
Она - честна,
Она - приятно пахнет,
Она - великолепна,
Она - чудесна,
Моя Вирджиния!





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 127
© 12.09.2020 Хочкез Траховский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2896112

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1