Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Оборотень. (отрывок)


Хоть Сергей уже не маленький, ему чуть больше 30-ти (вернее 31), я всего равно буду звать Сержик. Именно так любила называть его мама. Как раз к ней он пришел на могилку. В последний раз он ее посещал где-то 5-7 лет назад.
Могилка вся заросла травой. Памятник накренился. Сержику пришлось попотеть прежде чем привести мамино место захоронения в порядок. Поставив памятник на место, Сержик стер с маминого фото пыль. Он уже и забыл какой она была красивой.
Сержик принес коробку любимых маминых шоколадных конфет с ликером и положил возле памятника. Он не знал, что его заставило купить их, ведь все равно вечером их утащат бомжи. Но все равно купил. Наверное, чтобы хоть как-то порадовать маму, пускай и в своем воображении.
Ведь Сержик сегодня пришел не ругаться, а постараться помириться с Людмилой (так звали его маму). Ему всего лишь-то хотелось узнать от нее зачем она так поступала с ним в детстве. Нет, естественно, он не рассчитывал, что она встанет из могилы или ее душа спуститься с небес, а потом обо всем ему поведает. Он рассчитывал всего лишь на то, что ему придет решение его проблемы пока он сидит вот тут на скамейке и размышляет.
Сержик сидел и вспоминал бесконечные пьянки матери, бесконечные переезды из одного жилища в другое, бесчисленное количество ее любовников. Только получив зарплату, она в этот же день пропивала ее, что все последующие дни им нечего было есть (перед этим, правда, она покупала ему подарки: самолет, машинки, солдатиков и пр. игрушки). Хорошо, если кто-то из знакомых или родственников занимал денег, поверив этой женщине, что она обязательно отдаст или может пожалев худющего как спичка мальчика. Тогда мама покупал что-то из еды, а на оставшиеся как всегда покупала выпивку.
Вот такой была их жизнь до того, как Людмилу не нашли с пробитой головой. Убийцу так и не нашли. Но наверняка это сделал кто-то из очередных ее ухажеров в пьяном угаре. Частенько женщина ругалась с ними и дралась. Все это происходило на глазах у сына. Почему-то она всегда таскала его за собой.
После смерти мамы мальчика приютила бабушка (мама Людмилы). Да больше и некому было. У старшего ее брата была своя семья, а отца своего Сержик никогда не видел.
Черт его знает, получил ли Сержик свои ответы, но по прошествии полтора часа он встал со скамейки, еще немного постоял возле могилки, глядя на мамину фотографию, и сделав глубокий вздох, направился к машине.

Каждый день Сержик ложился спать ровно в 11-ть вечера. Но в этот раз ему спалось не очень хорошо. Полусонный он без конца вертелся. Ему казалось, что с его телом что-то происходит, казалось оно изменяет форму. От этого его кости гудели так, что он время от времени даже кричал.
Через два часа он вскочил с постели, весь в поту. Больше уснуть ему не удалось. Сержик подошел к окну. На небе сияла полная луна. К месту вспомнилось фильмы про оборотней, просмотренные им в детстве. Чтобы себя развеселить, он в шутку начал подвывать, словно волк.
Сержик заметил одну странность в своем голосе. Он стал что ли (как это правильно сказать) более мягким и мелодичным. Еще когда Сержик посмотрел на свое отражение в стекле, то ему показалось, что он увидел там лицо матери. Он встрепенулся от неожиданности и резко отвернулся.
Все хватит на сегодня чудес, - подумал Сержик и направился к кровати. Почему-то он боялся снова посмотреть на свое отражение, чтобы выяснить, до сих пор ли там лицо матери или исчезло. В магию и прочую чертовщину он не верил, но страх перед чем-то таинственным присутствовал.
От всего этого в его теле начала поселяться тревога. А для снятия тревоги, как еще подростком выяснил Сержик, хорошо помогает мастурбация. Он начал представлять голое тело грудастой девушки. Его правая рука забралась в трусы. Вот еще одна странность: того чего он там хотел обнаружить попусту не было. Т.е. члена не было.
Сержик вскочил с кровати, снял трусы и увидел волосатый лобок. Потом начал щупать себя между ног. Нащупал он там женское влагалище.
Какого хера? Какого хера? - громко повторял Сержик, направляясь к большому зеркалу в коридоре. Он ожидал все увидеть в зеркале, но только… В отражении он увидел свою маму.
Сержик, матерясь, начал метаться по комнате. Он начал щипать себя в разные места, как это бывает в комедиях, чтобы проверить сон или не сон все это, что с ним происходит. Больно. Похоже, что не сон.
Он раз за разом подбегал к зеркалу, чтобы проверить не исчезла ли его мама. Нет, она все еще была там.
- Мама? Что ты хочешь от меня? Что ты забыла в моем зеркале? – спрашивал сын. Но мама не отвечала, потому что Сержик и был ею. Это ему самому и надо было отвечать на эти вопросы, а не отражению в зеркале.
Он начал трогать волосы на голове. Да, эти волосы на нем – светлые и кудрявые. Потом Сержик посмотрел на пальцы. На них были длинные ногти.
Сержик решил успокоиться и попытаться найти объяснению происходящему бреду. Он стал вспоминать что-то про метампсихоз, про карму. На последнем он остановился подольше. Нежели это последствия дурной кармы? Но только при чем тут он? Ведь это мама косячала всю свою сознательную жизнь. Почему он должен страдать? Сержик и так настрадался, будучи ребенком, проживая с Людмилой. Раз так, значит мысль про карму стоит выбросить.
Чер-р-това луна, - прорычал Сержик, выглянув в окно.
Что-то стало душно. Сержик решил выйти прогуляться, несмотря на позднее время и обилие на улице мужиков в нетрезвом виде.
Сначала он постоял возле подъезда, подумывая куда ему направиться. Пошел Сержик в сторону парку. Навстречу ему попался широкоплечий мужчина с бутылкой пива. Сначала тот не обращал на него внимания, но пристальный взгляд Сержика-Людмилы вынудил посмотреть в ответ. Какая-то неведомая сила тянула его к этому незнакомцу.

Люда (в эту ночь и все остальные ночи полнолуния будем называть Сержика именем матери) в смущении убрала и, убыстрив шаг, пошла дальше. Что это не меня нашло? - думал Сержик. – Раньше меня никогда не привлекали мужичины. Или это мамина сущность во мне дает о себе знать?
А мужчина в тоже время остановился, не спуская с нее глаз. Ему было лестно, что на него обратила внимания такая красивая женщина. Он уже понадеялся, что проведет эту ночь не один.
- Постой! – послышалось за спиной. - Я тебя не обижу!
Людмила бегом побежала прочь, шлепая в кроссовках сына, которые были на несколько размеров больше ее стопы. Не хотелось ей встречаться с насильником (вернее ее сыну, которому пока удавалось держать порывы матери под контролем).
- Ну и черт с тобой, - выкрикнул бугай. Сумасшедшая, - наверное решил он и, выпив все пиво из бутылки, разбил ее об асфальт.
Людмила добежала до парка. Она решила посидеть на скамейке, подождать пока предполагаемый насильник не уберётся прочь. Хотя тому и в голову не пришло за ней бежать и ее насиловать. Он, наверное, уже добрался до квартиры, уволился на диван и на полную мощность храпел.
- Мама, мама, - прислонившись подбородком к груди, обратился к кому-то Сержик, - ответь, что тебе от меня надо? Что ты хочешь? Прощения? Да я на тебя не обижаюсь. Давай, ты меня оставишь в покое?
Не получив ответа, он направился домой.
Сержик не помнил, как уснул. На следующее утро он проснулся самим собой. Обрадованный тем, что не увидел в отражении своей матери, начал собираться на работу.
В следующую ночь Сержик никак не могут уснуть. Все ждал, когда он превратиться в маму. То и дело подбегал к зеркалу, ожидая там встретить ее. Но нет он все также оставался самим собой. Хоть это и странно (ведь никому не захотелось бы неожиданно превратиться в существо противоположного пола, если тем более, на него всю жизнь обижен), но Сержик ощутил что-то вроде разочарования.
В другие ночи он также не превращался в маму. Сержик пытался понять, почему мама решила поселиться в нем только одну ночь. Никаких объяснений он этому не находил. Это же бессмысленно. Одной ночью (а после той ночи его часто стало мучать бессонница, по причине непрерывных размышлений) он случайно выглянул в окно и взглянул на полумесяц.
Так вот в чем дело, - подумал Сержик. Он тут же вспомнил истории про оборотней, которые превращаются в волков только в полнолуние. Значит, если он прав, то в маму он превратиться только на следующий месяц. Сержик залез в инет: полнолуние ожидается 17 июня.
16 июня было воскресенье, а это значит у Сержика был выходной. Он целый день гулял, потому что не мог находиться в квартире. Ему не давали покоя мысли о завтрашнем дне. Превращусь ли я завтра в маму или нет?, - непрерывно спрашивал он себя. С одной стороны, становиться мамой совсем не хотелось, а с другой – его грызло любопытство. Все-таки, интересно побыть кем-то другим, решил в конце концов он.
Уже вечером, возвращаясь домой, Сержик проходил мимо магазина женской одежды. Сначала он остановился, рассматривая платья на витрине. Потом решил войти внутрь. Будто некая сила поманила его туда.
Сержик долго бродил по павильону, пока, не спускающая с него глаз продавщица не подошла и грубым голосом не спросила: «Вам помочь? Мы скоро закрываемся?». Надоели ей уже эти покупатели, которые целый день шатаются по магазину, но так ничего и не покупают. Она и до этого, когда Сержик только вошел магазин подходила, но тот, не обратив на не внимания, направился в отдел с обувью.
- Я хочу выбрать какое-нибудь платье… и туфли, - покраснев, с запинками промямлил Сержик. - Это жене. Подарок на день рождения.
- Какой размер у вашей жены? – спокойным голосом спросила девушка. Сержик-то думал, что она удивиться, что он, мужчина, покупает женскую одежду. Видимо ей было не привыкать.
Сержик задумался. Неожиданно ответ пришел сам собой, как-бы из ниоткуда.
После демонстрации продавщицей платьев и туфель Сержик выбрал одно черное платье и пару черных туфель.
- Если можно… - чуть замялся Сержик.
- Да, конечно. Все, что пожелаете.
- …мне еще колготки и лифчик нужны.
Все купленное разложили по пакетам. Расплатившись карточкой, Сержик вышел из магазина довольный, что не упал там в обморок. Он и так не любил магазины, а с женской одеждой тем более.
На следующий день Сержик зашел еще в ювелирный магазин и закупился парой сережек и кольцом. Одни траты с этими превращениями, подумал он, рассчитываясь за покупку. Зачем он это делает? – безуспешно пытался он ответить себе. Зачем-то видимо нужно. Вот придет ночь, мы и узнаем.
Также надо было прикупить косметики. Он записал на бумажке, что нужно купить и скороговоркой прочитал: помада, лак, тени, духи и т.д.
Уже стемнело. Сержик устал ждать, когда он начнёт оборачиваться матерью. Уже он решил, что этого вовсе не произойдет. Еще раз взглянув на полную луну, он бухнулся в мягкое кресло. Его глаза медленно начали слипаться.
Людмила поднялась из кресла. Разделась после чего надела приготовленное для нее платье. Где-то полчаса ушло на то, чтобы нанести косметику. После того она вышла на улицу в поисках приключений, как она любила это делать, когда была жива.
Сержик утром проснулся у себя в квартире на полу. У него жутко раскалывалась голова. Когда он попытался привстать, то услышал, как на спине платье начало идти по швам. Не предугадал, что так получиться. Надо было купить платье на пару размеров больше.
Пытаясь вспомнить, что произошло вчера он подошел к зеркалу. Встрёпанные волосы на голове, потекшую тушь, размазанная по щекам губная помада – вот, что он увидел там.
И тут Сержик вспомнил. Полнолуние… Значит превращение состоялось. Нужно срочно выпить кофе и попытаться вспомнить, что же этой ночью произошло.
Воспоминания появлялись в его голове в виде обрывков.
Люда остановилась неподалеку от киоска, соблазнительно выставив одну ногу. На самом деле, это место уже было занято. Высокая, упитанная проститутка, болтавшая до прихода Люды с продавщицей через окошко, оскалившись, глянула на соперницу.
- Какого черта, она решила занять чужое место? - сказала своей собеседнице. – Щас вот позвоню Тимуру так он пинками отсюда… Хотя нет сама с ней разберусь.
Она и правда уже хотела пойти разбираться с новенькой. Но вскоре к Людмиле подкатило БМВ. Проститутка не решилась вмешиваться в их разговор. Нечего устраивать скандалы на глазах у клиентов.
- Пускай сейчас она проваливает, но еще раз посмеет здесь появиться, то ей это не сойдет с рук.
А Людмила в это время уже обговорила с Василием цену и села к нему в машину. Какая красивая, а так мало берет, - обрадовался тот. Он часто сюда приезжал. И та возле киоска стоила в два раза дороже.
Зазвонил телефон. Звонили с работы. Сержик начал сочинять на ходу, что его сбила машина, что сейчас он в плохом виде и на работу соответственно не придет. Начальник по голосу понял, что скорее он болеет с похмелья и не стал делать дальнейших расспросов, но пригрозил штрафом.
Ай, хрен с ним, с этим штрафом, решил Сержик, убирая подальше трубку. Так что же там дальше было?
Приехав в съемную квартиру, куда в тайне от жены Вася водил девок. Сначала они пили и болтали обо всяком случайном и маловажном. Потом Вася, стал растягивать ширинку, тем самым, намекая, что Людмиле пора уже выполнять свои профессиональные обязанности.
Они несколько раз занимались сексом. В перерывах выпивали. Особенно налегала Люда. Она пила прямо из горла. Да делала такие глотки, что Васе приходилась насильно выдёргивать бутылку из рук.
После каждого соития, Вася Люде все больше и больше переставал нравиться. Она начала вменять ему в вину, что он такая сволочь изменяет жене. Конечно, на жену ей было глубоко наплевать, а нужна была причина поскандалить. Хотя она бы и без причины, наверняка, устроила скандал.
Скандал выдался на славу. Люда голая материла Васю, кидалась на него, поцарапала ему нос (интересно, как он это объяснил дома?). Когда она поняла, что с ним ей не справиться, она принялась кидать в него бутылки.
В конце концов, Вася не выдержал. Он схватил Люду за руки и выкинул голую за дверь. После того, как она стала барабанить, он вспомнил, что надо выбросить и её одежду. Низкая цена оправдана, - вздохнув, решил Вася. – Такая женщина придется по вкусу только экстремалям.
Люда кое-как оделась и поплелась до дома, неся в руках свои туфли. Вот так и закончилось ее первое приключение в теле сына.
- Твою ж мать, - крикнул Сержик, - Мама, какого хера? Зачем ты вернулась? Что тебе там не хватало, где ты была мертвой?
Если он и мог рассчитывать на ответ, то теперь только через месяц.
Больше всего его смутило в этой истории, что в его тело какой-то урод совал свой… Но в принципе, тогда это было не совсем его телом. Оно ему не принадлежало и было видоизмененным. Поэтому это совсем ничего не означает.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 8
© 11.09.2020 Кива Катин-Ларцев
Свидетельство о публикации: izba-2020-2895475

Рубрика произведения: Проза -> Антиутопия


















1