Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Дорогой стул, я выхожу замуж!


... Тим был красивым на лицо парнем, он верно бы был одним из
красавцев, если бы он в детстве не получил уродство. Тима в детстве
покусала большая собака, она откусила ему пальцы на правой руке,
все кроме большого. На правой руке у бедного Тима были обрубки
вместо пальцев. Несмотря на это Тим научился даже писать все буквы
правой рукой так, как кисть руки сама была целой, у неё лишь не хватало
четырёх пальцев. Так вот, в общем, и в целом вся правая рука Тима
выглядела мерзко, детство Тима было из-за этого довольно тяжелым,
его часто дразнили, и пытались задеть так, как других таких, как он
не было. Был ещё один минус у Тима, собака укусила его также в
пах. Но, пенис Тима не пострадал, но вот яичко у Тима осталось всего
одно.Так вот с виду красивый парень, стал застенчив, и даже немного
нелюдим.
...Когда Тиму была пятнадцать лет, мать воспитывающая его одна
наконец-то вышла замуж. И к его отчему стала часто приезжать в
гости его семнадцатилетняя племянница Венди. Венди была очень
красивой, её темные волосы струились аж до попочки, а её глазки
были голубыми. Одетая всегда словно кукла, и сама будучи похожа
на куклу. Венди очень быстро покорила сердце юного Тима, можно
сказать, что со сверх космической скоростью. Венди прекрасна
пела, и чудесно играла на пианино. Сочиняя прям на ходу свои
странные песни, наговаривая тексты песен, напевая тексты песен,
которые она иногда всё же записывала. При этом успевая играть на
пианино, уже существующее отрывки мелодий. И это у неё получалось
весьма неплохо, и очень мило.
...Бедняга Тим, буквально ходил по пятам Венди, и конечно Венди
стала пользоваться этим. Уверенная в своей красоте она помыкала
Тимом, как слугой. Как-то, когда дома никого кроме них не было
Венди затеяла странную игру. Видя, что Тим делает всё чего она
не попросит.
- Ляг на спину, и закрой глаза, и замри, - сказала Венди Тиму.
...Тим послушно лёг, и закрыл свои глаза, он почувствовал, как
Венди подошла к нему, она приподняла свою плюшевою юбочку,
и села своей попочкой,Тиму прям на лицо, коснувшись его губ
своими чистыми трусиками, от трусиков буквально пахло ещё:
тайдом и свежестью. Словно Венди специально одела чистые
трусики перед этим. Конечно так оно, и было, ведь Венди
буквально видела в себе совершенство. Тим ласково поцеловал
Венди, в её священное место через трусики.
- Не делай так, - приказала ему Венди, ударив его легонько рукой
по лицу, на котором сидела её попочка, - Ты стул, мой стул на
котором я люблю сидеть, стулья не шевелятся. Иначе ты больше
не получишь моих таких прикосновений.
- Хорошо, я не буду шевелится, - сказал Тим, вдыхая в себя
чистый запах её трусиков. От её плюшевой юбочки, от её тела,
от её попочки, от всей Венди, так и пахло чистотой. Не было ни
одного дурного запаха.
...Венди продолжала сидеть на лице Тима, при этом касаясь себя
своей рукой между ножек, её аккуратные пальчики, погладив её
писю между ног, через её белые трусики, наконец-то проявив не
скромность залезли в них. Тим чувствовал то, как сидящая на
его лице Венди ласкает себя. И у Тима случилась эрекция, и
конечно у него встал от всего этого, его уже немаленький член,
он торчал через брюки. Но, Венди не видела этого так, как Венди
закрыв свои глаза, сидя на лице Тима ласкала себя пальчиками.
Дыхание Венди становилась всё тяжелее, и тяжелее, неожиданно
она вздрогнула, и замерла. Трусики Венди, что касались лица Тима
стали ещё более влажными, посидев ещё немного на лице Тима,
Венди встала.
...Тим продолжал неподвижно лежать, с закрытыми глазами. Венди
подошла к пианино, сев за него, она стала петь и играть то, что ей
приходило в голову.
- Я сказала тебе стань стулом моим, на лице у тебя Тим давай посидим.
Как про пошлость над пропастью в ржи, ты об этом вечно, вечно молчи!
Ты молчи о том, как еденил миг, мою попу и твой чудеснейший лик. Я
сказала тебе стань стулом моим, на лице у тебя Тим давай посидим. На
кроватку ты тихо, тихо прилёг, затаив свой тайный восторг. Ты глаза
свои с надеждой закрыл, и как вещь неживая без движений застыл.
Словно мимо тебя, я тихонечко шла, и на лик твой присела, такие дела.
Мягкой попой в трусиках чистых своих, губ касаясь нежно очень твоих.
Я сказала тебе стань стулом моим, на лице у тебя Тим давай посидим.
Ты про это прошу: молчи, молчи, ты всегда о этом тихо молчи! Пусть
не знает никто, ни один, как ты был лучшим стулом моим. Я сказала
тебе стань стулом моим, на лице у тебя Тим давай посидим.
- Мне долго так лежать, - спросил её Тим, зная, что Венди может петь
часами о том, что видит или видела.
- Тим, ты забыл, ты стул, стулья молчат, - сказала ему Венди, продолжая
играть на пианино, и петь, - Я сказала тебе стань стулом моим, на лице у
тебя Тим давай посидим, как про грех, как пропасть во ржи, ты про это
маме с дядей молчи! Я сказала тебе...А, слушай Тим, скажи честно, что
ты думаешь об этом всём, ни о песни, а о том, что произошло.Тебе
понравилось быть моим стульчиком? А, Тим? Всё, можешь не быть
стулом.
- У тебя чудесная попка, - сказал ей Тим открыв свои глаза, - Она очень,
очень мягкая, и приятно пахнет, и твои трусики тоже пахли чудесно:
чистотой и свежестью. У тебя очень чудесная попка!
- Ммм, - сказала Венди, подойдя к Тиму, сев уже ни на его лицо, а
рядом с ним, погладив его нежно по голове своей рукой, - Спасибо
Тим, мне тоже понравилось сидеть на твоём личике. Но, об этом
никому, понял Тим?
- Да, - сказал Тим он набрался смелости, и взял Венди за её руку,
он коснулся рукой Венди своего твердого места, - Видишь, как мне
понравилось.
-Ух, ты, - сказала Венди, и присев ближе к тому месту, она сняла
штанишки с Тима, и прижатая ими мощь гордо воспрянула. Венди
взяла эту мощь в свои руки гладя её и сжимая. Венди очень близко
склонилась своими лицом над этой мощью. Казалось, что губы Венди
вот, вот коснутся этой мощи. Но, этого не произошло. Прекрасная вся
из себя, похожая на красивую, нарядную куколку, пришедшую из
сказки, Венди довела Тима до его первого финала в жизни. Тим вдруг
вздрогнул, и несколько белых капель попали на лицо Венди. И текли
по её лицу. Ему показалась, что она специально, именно поэтому
так близко, и наблюдала, делая ему приятно рукой, чтобы его капли
случайно коснулись её лица, испачкав её. С текущими по лицу вниз
пошлыми капельками, именно в эту эротичную девушку, именно в этот
момент жизни, Тим влюбился всем своим сердцем. Поскольку секунду
спустя, Венди нагнулась к его лицу, и поцеловала его в губы нежно,
нежно. Тим в первые в своей жизни, ощутил мягкие губы девушки, он
поспешил ей ответить на её ласковые прикосновения губ, но поцелуй
был недолгим. Венди встала, и вышла из комнаты, когда она уходила
Тиму показалось, что одна из его белых капелек дотекла до губ Венди,
которую Венди тут же слизала своим язычком. Но, этого не было, и
Венди этого не делала. Но, Тим воображал, что это было.
...Их игры подобного рода, стали частыми, Тим всегда был её стулом,
на который Венди садилась всегда чистенькая, и в чистых свежих
трусиках. Вообще Венди продолжала вести себя также, как совершенство.
Не давая Тиму многого, запах её чистых мокреньких трусиков на лице,
это всё, что мог получить от неё Тим. Обездвижено наблюдающий, как
она ласкает себя, ещё Тим получал немного поцелуев её ласковых губ,
которые словно роза цвели на её прекрасном лице. И то приятное,
что Венди делала ему рукой после. Как-то в один из таких моментов
Венди всё же обнаружила его яичко, которое одиноко весело у него
между ног. Венди долго трогала, проверяла пальчиками, а нет ли второго,
но его не было. Тиму показалось, что Венди это не понравилось. Хоть
Венди нечего об этом не сказала.
..Однажды Тим решился, всё же снять трусики с Венди, он уговорил
её сеть ему на лицо без трусиков.
- Тогда, это будет последний раз, это будет последний раз наш Тим, ты
согласен с этим? - сказала ему Венди, продолжая контролировать эту
ситуацию.
- Да, - сказал ей Тим, думая, что девушка блефует.
...Тогда Венди, после этого его согласия, сняла с себя свои чистые
розовые трусики, кинув Тиму их в лицо. Тим убрал своего лица её трусики,
и замер, он же всё же стул! Венди подошла, и подняв свою юбочку села
осторожно на лицо Тима, своей голой попкой, затем Венди коснулась
своей обнаженной щелкой губ Тима. Её горячая, влажная, нежная пися,
своей возбужденной влажность коснулась лица Тима. Тогда Тиму очень
захотелось попробовать лизнуть Венди прям туда. И он сделал это:
он коснулся своим язычком, прям самого входа в её святыню!
- Ах, - Венди выронила свои стоны, прижимаясь как можно ближе к его
язычку своей писечкой, - Что ж Тим, ласкай сам раз начал.
...В этот раз Тим ожил, его полторы руки обнимали, и ласкали прекрасную
попочку Венди, его язычок блуждал тут и там по её писечки. Довольно
быстро страстные стоны вырвались из Венди, когда она кончила, она тут
же ушла. И более того, как она, и сказала ему, она больше не приезжала
к ним в гости вообще. Она исполнила своё совершенное обещание. Она
так хотела быть совершенством всегда, что просто была им! Её красота,
и даже чистота, так и осталась не оскверненной. О, как же Тим сильно
любил эту девушку. Он писал ей тайные письма, в которых он просил у
неё прощание. Но, письма возвращались со штампом вернуть отправителю.
Затем спустя почти семь лет, он получил от Венди письмо. В котором
была всего одна строка: " Дорогой стул, я выхожу замуж!". Тим не выкинул
это письмо, он часами смотрел на её красивый, совершенный почерк, и
нюхал запах этого письма.
...Тим вырос, он ходил в бары, ему уже было за двадцать один, он легко
снимал там девушек. Как не странно пьяные девицы западали, на его
недо руку, без четырех пальцев. Спрашивая его, почти каждый раз: а,
там всё в порядке? Там было всё окей! Тим брал женщин: когда грубо,
когда нежно. Его одинокое яичко, словно нечто нуждающиеся в заботе,
часто попадало в женский ротик, и те подолгу обсасывали это одинокое
яйцо. Тим имел любых женщин, не взирая на возраст, и цвет волос, и
прочие. Его симпатичное лицо и большой член покрывали с легкостью
его недостатки. Тим никому не привязывался, ведь любил он только
Венди! Он продолжал любить Венди
... И вот однажды Венди со своим мужем наконец-то приехала к ним в гости.
Тим тайком любовался ей весь вечер, она была всё также совершена: её
ручки в белых перчаточках, её платьице без единой помарки, её игра на
пианино, что стала ещё чудесней, её чудесный голос, который теперь пел
популярные романсы. Тиму казалась, что Венди стала ещё чудесней и
совершений. Когда он с ней танцевал танец, он вдохнул её свежий запах,
который теперь был слегка сладковатым. Венди была прекрасна, она
нежно улыбалась Тиму, она была близка, и тут же была бесконечно далека.
О, как бы Тим хотел поцеловать её губы, но это было уже невозможно, что
если он некогда больше не почувствует мягкость её губ? Это мысль кольнула
Тиму его сердце, он почувствовал то, как горька любовь, Тим вдруг ощутил
вблизи её совершенства то, как он несчастен. Бесконечная боль, бесконечная
пустота, бесконечная мука: это непросто названия! Они реально существуют,
они реально решают сил быть!
...Когда Венди была одна на кухне, и мыла посуду, Тим тихо подошёл к ней,
подняв ей подол её платья, он хотел ещё раз увидеть её прекрасную попочку.
Под платьем Венди, на Венди были одеты: белые чулки на её стройных
ножках, и такие же на её чудесной, аккуратной попочке были одеты белые
трусики. Тим не смог сдержаться, он встал на колени, и коснулся своим
лицом белых трусиков Венди. Он вдохнул их запах, который также оказался
свежем и чистым, эти трусики, Венди одела пару часов назад. От них приятно
пахло интимными духами. Венди всё также была прекрасна и совершена!
О, как бы Тим хотел, чтобы она села на него своей попочкой снова словно
на стул! Он нежно поцеловал её попочку.
- Нет, - сказала Венди, которая перестала мыть посуду, повернулась к
нему, и подняла его с колен, - Не надо.
- Почему? - спросил Тим
- Потому-что если нас увидят, то будет скандал, - сказала Венди, Тиму,
она поправила своё платье, став вновь идеальной. И стала мыть посуду.
...Этой ночью, Луна светила ярче, чем обычно. Тим лежал в кровати, и
смотрел в небо, он не мог уснуть. Там, тут, недалеко его возлюбленную
может быть сейчас имеет муж. Он обладает её совершенным телом,
ценит ли он её также, как Тим?
...Неожиданно дверь скрипнула, и в комнату Тима зашла Венди: словно
муза, словно богиня в белых чистых одеяниях. Темные волосы Венди
были распущены, легкой походкой она подошла к Тиму, она подняла
своими руками края своей ночной, белой рубашки показав взору Тима,
свои белые трусики.
- Ну, как тут мне сеть на тебя стульчик? - спросила Венди, Тима
...Тим встал молча с кровати, и лёг на пол на спину, закрыв свои глаза,
буквально дрожа от возбуждения. Попочка Венди осторожно села ему
на лицо, её чистые трусики коснулись: его лица, его губ. Они также
приятно пахли, как годы назад, они также были чисты. Это были уже
другие трусики, ни те которые Тим видел вечером на кухне, когда Венди
мыла посуду. Тим лежал словно вещь, он не шевелился, он не хотел,
чтобы Венди вновь бросила непослушный стул! Он спокойно наблюдал,
как Венди ласкала себя сама пальчиками, сидя на его лице. Её стоны,
и дыхание становились тяжелее и тяжелее, наконец её рука между ног
затихла на месте, и Венди вздрогнула. Но, в этот раз Венди не встала
со стульчика. Своей писечкой получившей удовольствие, и взмокшими
трусиками, Венди стала тереться о лицо Тима. Он буквально почувствовал,
что девушка хочет большего.
- Поцелуешь её снова? - сказала Венди тихо Тиму, снимая с себя трусики,
садясь ему на лицо голой влажной писечкой. - А, мой милый стульчик, ты
полижешь меня, там?
...Тим стал лизать, оказавшуюся на его лице голую писю, он почувствовал,
как Венди наклонилась, как она достала его пенис из пижамных штанишек.
Пока он лизал Венди, Венди ласкала ему его твердость. Не дожидаясь
приятного финала, Венди встала с лица Тима, и села на его твердую
мощь, введя его пенис в себя, к себе между ног. Тим ощутил в первый раз
эту мягкость и уют, между ножек Венди. Совершенная Венди со всей
своей статью и грацией устремилась вдали к оргазму на его мощи, что
входила в её теплую пещерку. Тим словно вновь был девственен, словно
это был его первый раз. О, как же он любил эту женщину: её совершенство,
её всё в ней!
...Ночь наполнили стоны Венди, которая старалась сама себе прикрыть
рукой рот, прикусывая себе пальцы от удовольствия. Неожиданно она
сильно, сильно всем своим женским существом задрожала, издав громкие
страстные стоны. Руки Венди обняли Тима, а её губы нежно, нежно
поцеловали его губы. Тим вновь ощутил: эту великолепную нежность
и мягкость её губ, эту осторожность прикосновений, это нежное совершенство.
Он чувствовал: её приятное дыхание, он увидел: как величественно в её
глазах блестит Луна. И в этот момент, и конечно особенно в этот момент,
она была совершена всем свои существом!
- Сядь на кровать, - сказала Венди ему, вставая с него.
...Когда Тим сел на кровать, его твердая мощь продолжала пульсировать
в ночь. Венди встала перед ним на колени, и приняла эту мощь в свой
ротик, её ласковые губы касались его так впервые. Венди не глотала,
его полностью не имитировала ртом секс, делая рот похожем на то, что
между ног. Рот Венди был ртом Венди, она словно целовалась с его
пенисом, заглатывая его, и облизывая его. Даря пенису Тима свои поцелуи,
Венди ублажала только лишь головку его мощи. Венди почувствовала, что
Тим уже близок к финалу так, как головка его члена увеличилась, она
обхватила головку члена губами, посасывая её. И Тим излился в неё, он
взял её голову нежно, нежно своей левой, целой рукой, и прижал её голову
к своему телу. Его член выпал из рта Венди, выбрасывая остатки своей
белоснежной массы ей на щеку.
...Немного подождав Венди встала с колен, и вытерев свою испачканную
щёку влажной салфеткой. Она достала из кармашка ночной рубашки,
маленькую бутылочку с мятным ликёром. Глотнув его, она прополоскала
этим свой рот, затем она выпила этот ликёр. Её дыхание снова стало если
не совершенным, то мятным и приятным. Она вытерла руки влажными
салфетками, и не только руки, то, что было у неё между ног, она тоже
вытерла ими. Буквально на глазах Тима Венди возвращала себе свою
непрочность, и если не непрочность, то совершенство. Затем Венди
привела в порядок, и Тима вытерев его лицо, и то, что было у него между
ног.
- Приляжем, полежим в кровати немного? - спросила Венди вдруг Тима.
- Ты когда-нибудь делала такое мужу? - спросил Тим, Венди, когда они
легли в кровать, обнявшись.
- Нет, конечно, - сказала ему Венди, - Ведь я совершенство, а совершенства
такое мужьям не делают.
- Ты никогда этого раньше не делала? - спросил Тим её, желая, почувствовать
себя особенным, и важным для неё.
-Тебе мой дорогой стульчик, - сказала Венди, задев его, наказав его грубо,
за его любопытство, - Тебе я могу рассказать всё, я делала это несколько
раз, совсем незнакомым мне мужчинам. Например: как-то я застряла в
лифте с парнем, зажегся аварийный свет лифте, и я увидела, как он достал
свой пенис, как он смотрит на моё великолепие, и нагло мастурбирует.
Тогда я сама не ожидая от себя, встала на колени перед ним, взяв это всё
в рот. Он быстро кончил мне в ротик, и тут починили лифт. Я не знала его,
не видела его ни до, и ни после. Это было в случайном городе. Я бы никогда
не сделала этого со знакомым мне человеком, ведь я совершенство!
...Из глаз Тима покатились слёзы так, как он понял, что он всё также для
неё всего лишь стул. Он не человек которого она целует и любит. Он лишь
предмет которым она пользуется. Часть её совершенства всё также считает
его стулом, удобным стулом на который можно присесть. Тим лежал рядом
с девушкой которую любит, и молча плакал, она была недосягаема в своём
совершенстве! Быть может вещи также плачут о прекрасных девушках,
что касаются их: своими чудесными руками, своими мягкими попами, и
прочими частями своего божественного тела.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 107
© 11.09.2020 Хочкез Траховский
Свидетельство о публикации: izba-2020-2895171

Рубрика произведения: Проза -> Эротика
















1