Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

На поклон... Часть 3


«ОТЕЧЕСТВО ВОЗВЫСИМ»

На моем письменном столе нет ни залежей книг, ни пухлых папок с газетными вырезками. Настольная лампа освещает лишь с десяток четвертушек зеленого картона. Это все, что удалось разыскать о древнем и влиятельном роде Беклемишевых. Прапрадед Ксении Петровны Гемп – лейтенант Петр Беклемишев, причастный к великому географическому открытию, возможно, тоже имеет к нему отношение.

К моему удивлению, о гидрографе лазаревской экспедиции, открывшей Антарктиду, ни словом не обмолвились, ни в энциклопедиях, ни в многочисленных морских справочниках. Четвертушки картона, с помощью которых пытаюсь воссоздать, уже ставшие историей образы, рассыпаются на глазах, как требующая реставрации фреска. Не остается ничего другого, как ехать в Петербург, откуда ушла в плаванье первая русская антарктическая экспедиция. Ведь в этом городе каждый булыжник мостовой имеет память.

…Который день брожу по старому Петербургу, всматриваюсь в темные, погасшие окна дворцов. Как знать, может быть, за одним из них, с видом на Неву, заложив руки за спину, прохаживался по кабинету морской министр де Траверс. Выходец из Франции, эмигрировавший в Россию, так и не смог понять «этих русских». Военные моряки Г. Сарычев, В. Головнин, И. Крузенштерн добивались снаряжения экспедиции, призванной открыть неведомую землю.

– Отечество возвысим и славу государю добудем! – отчеканил каждое слово Сарычев.

– Отечество? – таял лед старческого сердца. И снова «паркетный шаркун» пытался понять «этих русских», для которых нет ничего превыше славы Отечества.

В 1819 году де Траверс распорядился, чтобы Адмиралтейство приступило к снаряжению экспедиций к Южному и Северному полюсам. Интересно, каким образом морякам удалось убедить министра в ее необходимости? Прошло совсем немного времени, как отважный капитан Джеймс Кук трижды под британским флагом ходил на поиски «терра аустралиус инкогнито», но его походы так и не увенчались успехом. Авторитет Кука был настолько велик, что многие другие путешественники отказались от ее поисков.

Русские моряки заинтересовались гипотезой М.В. Ломоносова: «Около 53 градусов полуденной широты высокие льды ходят, почему сомневаться не должно, что в большом отдалении острова и матерая земля многими и нисходящими снегами покрыта и что большая обширность земной поверхности около Южного полюса занята оными». На подготовку экспедиции отводилось 3-4 месяца, хотя англичане к подобным походам готовились около года. Любая оплошность могла привести к трагедии. Антарктическая экспедиция под командованием Ф. Беллинсгаузена и М. Лазарева отправилась в плаванье на шлюпах «Восток и «Мирный». Лейтенант Михаил Лазарев (к тому времени совершивший кругосветное плаванье) получил назначение командиром на «Мирный». Вскоре в Петербург прибыл начальник экспедиции, командир «Востока», капитан 2 ранга Ф. Беллинсгаузен.

«По приезде моем в Кронштадт, когда я увидел шлюп, первый бросился мне в глаза необыкновенной величины рангоут. А как мне надлежало простирать плавание не в лучшее летнее время, не в свободных и чистых местах при пассадных ветрах, не в хорошем климате и не поблизости своих или чужих портов, то я предполагал уменьшить рангоут и сделать некоторые другие перемены, но по причине позднего времени уже некогда было к сему приступать, и я довольствовался только тем, что еще возможно было доделать», – записал в своем дневнике в 1819 году Ф. Беллинсгаузен.

Оставалось совсем немного времени, чтобы закончить столярные работы. Построенный из сырого соснового леса, со слабыми креплениями, «Восток», заложенный на Охтинской верфи в Петербурге в 1817 году и спущенный на воду 1818 году, мог не выдержать кругосветного плаванья. Его корпус оказался слишком слаб. «Под надзора» Фаддея Фаддеевича корабельный мастер Амосов укрепил подводную часть, а снаружи обшил судно медью. Раздосадованный Беллинсгаузен резко высказался в адрес корабельного инженера Стоке: «Неблагонадежность румпеля (рычаг, насаженный на голову руля, посредством которого происходит перекладка руля – прим. автора) доказывает нерадение корабельного мастера, который забыв священные обязанности службы и человечества, подвергал нас гибели». И его опасения подтвердились. В конце плавания в трюме «Востока» показалась гниль, а люди измотанные «отливанием воды», просто валились с ног.

Шлюп «Мирный», заложенный на верфи Лодейного поля под Петербургом в 1816 году корабельным инженером И.В. Курепановым и спустя два года спущенный на воду, отвечал всем необходимым требованиям, хотя и предназначался для плавания в Балтийском море. И все же Лазарев приказал заменить сосновый руль на дубовый и поставить дополнительные крепления.

…И снова, как пасьянс, раскладываю картонные четвертушки из обширной картотеки, своеобразному путеводителю по творческому наследию К.П. Гемп. Так и есть, корабелы из Архангельска занимались дооборудованием шлюпа «Восток».

– Строили здесь (в Архангельске – прим. автора) военные и торговые суда, были здесь и лесное хозяйство, и лесная промышленность, производили все необходимое для оснащения судов.

Фрегат «Восток» (это экспедиция Беллинсгаузена и Лазарева), участник открытия Антарктиды, дооборудовался на Соломбальских верфях.

И командиры для этих судов, как на парусниках «Восток» и «Мирный», так и для Камчатской экспедиции Беринга, подбирались в основном здесь – среди поморов Архангельска и Мезени, – размышляла вслух Ксения Петровна. Почему же военный моряк и просто наблюдательный человек опустил такую немаловажную деталь?

…В плаванье корабли уходили с Малого Кронштадтского рейда, куда их в конце июня отбуксировали катера. Напутствовать моряков, отправившихся к далеким берегам, приехал государь Александр I со свитой. Он поднялся на палубу «Востока» и сказал речь.

3 июля 1819 года суда ушли в долгое и рискованное плаванье. «М-ца июля 3-го. Вступили под паруса и, когда стали проходить Купеческую гавань, тут изволил кронштадтский начальник провожать, и кричали три раза «ура» и мы тоже обратно», – сделал запись в дневнике матрос первой статьи Егор Киселев. А впереди были долгие месяцы лишений. Все чаще бескрайний океан испытывал мореплавателей. На их пути возникали штормы и шквалы, ледяные глыбы айсбергов, но измотанные суда продолжали плыть вперед к ледяному, с обрывистыми берегами, барьеру: к открытию, которое потом признает весь мир.

В австралийском порту Джексон экспедиция Беллинсгаузена-Лазарева пополнила запасы продовольствия, отремонтировали корабли и дали передышку измотанному экипажу. Отстоявшись в порту, моряки продолжали обследовать полярные широты. «Восток» и «Мирный» взяли курс на Новую Зеландию и к архипелагам Полинезии. За время экспедиции моряки нанесли на карту двадцать девять ранее не известных островов, проводили метеорологические, астрономические наблюдения, объяснили происхождения айсбергов.

С середины декабря 1820 года корабли в четвертый раз пересекли Полярный круг. Нанесенным на карту островам давали имена Петра I, государя Александра I, а самый высокий пик среди гор назвали именем Георгия Победоносца. Русские моряки, поклявшиеся Отечество возвысить и славу государю добыть, данное слово сдержали. После возвращения на Кронштадтский рейд их вновь удостоил вниманием Александр I. Его очень заинтересовали результаты кругосветной экспедиции, добытые в полярных широтах трофеи – чучела птиц и животных.

НА СНИМКЕ: Русский мореплаватель, участник первой русской антарктической экспедиции Михаил Петрович Лазарев.






Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 11
© 10.09.2020 Никита Лёдари
Свидетельство о публикации: izba-2020-2894693

Метки: Ксения Минейко, бестужевка Ксения Гемп,
Рубрика произведения: Проза -> Очерк


















1