Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

ЗАВТРА ЧИСТОЙ ЭНЕРГИИ УЖЕ НАСТУПИЛО.


ЗАВТРА ЧИСТОЙ ЭНЕРГИИ УЖЕ НАСТУПИЛО.
Друзья!
В мире происходят огромные перемены, прежде всего в экологической области, тесно связанной с углеродной тематикой. Об этом в Сети пишут многие издания!

«Декарбонизация экономики — это решение актуальной проблемы снижения
углеродоёмкости ВВП. Согласно прогнозам, к 2050 г. в мире как минимум
половина (возможно, до 70%) электроэнергии будет производиться с
использованием возобновляемых источников энергии. К концу века переход
на «чистую энергию» завершится полностью. Сокращение промышленного
применения нефти, газа, угля становится сутью новой энергетической
политики ведущих стран, долгосрочным глобальным трендом в развитии
зелёной экономики.

*******

Европа стремится к к энергоэффективности: к 2020 г. в ЕС 16%
потребляемой энергии должно вырабатываться из возобновляемых источников
(«Как возобновить экономический рост?»
— см. здесь же).

В европейской энергетике, несмотря на некоторое сокращение использования
отдельных видов дорогостоящих возобновляемых источников энергии (ВИЭ),
тенденция к внедрению экологически чистых видов топлива сохранится («На
мировом экономическом рынке грядут перемены»
, «Экономика и жизнь», 19 июня
2014 г. — см. здесь же).

*Информация к размышлению*

Начиная с 2000 г. мировой спрос на природный газ ежегодно рос на
2,7%. К 2035 г. доля голубого топлива в глобальном энергетическом
балансе увеличится с 21 до 25% («Сланцевая революция задерживается»
, «Экономика и жизнь», 15
августа 2013 г. — см. здесь же).

Но, как гласит народная мудрость, длинная дорога не бывает только
прямой. С 2010 г. в Европе началось снижение потребления природного газа
и его замещение углём. И если за предшествующие 1990—2009 гг.
потребление угля сократилось на 40%, то теперь наметилась
противоположная тенденция: потребление угля, более дешёвого, но крайне
неблагополучного с точки зрения экологии, уже увеличилось на 7%. Так,
относительная дешевизна углей на европейском рынке на фоне дорожающего
газа — одна из важнейших причин смены приоритетов в Германии
(«Независимая газета», 10 сентября 2013 г.).

Что касается положительной статистики, фиксирующей дальнейшее снижение
выбросов парниковых газов в странах Евросоюза, — её обеспечивает не
столько улучшение качества энергетики за счёт действительной
декарбонизации, сколько общее снижение энергопотребления (и
соответственно выбросов) вследствие низких темпов экономического роста
(там же).

*******

В октябре 2014 г. лидеры ЕС согласовали климатические и энергетические
цели до 2030 г., обязавшись сократить внутренние выбросы парниковых
газов минимум на 40%.

На недавней встрече «семёрки» (США, Япония, Германия, Великобритания,
Франция, Италия и Канада) принято решение прекратить использование
ископаемого топлива и в течение XXI столетия осуществить декарбонизацию
национальных экономик (РБК, 11 июня 2015 г.).

Мировое сообщество общими усилиями обязано противостоять
беспрецедентному вызову — изменению климата. Последствия ощущаются на
всех континентах: в Южной Америке происходит таяние мощных ледников, а в
Арктике морские льды отступают. Чтобы удержать глобальное потепление на
уровне ниже 2 °C, необходимо, прежде всего, ускорить декарбонизацию
мировой экономики («Коммерсантъ», 28 ноября 2014 г.).

*Информация к размышлению*

1.*Пан Ги Мун*, генеральный секретарь ООН: необходимы политическая
твердость, решительность и амбициозность, чтобы сообща превратить
изменение климата из «величайшего общего вызова, стоящего перед
человечеством сегодня, в величайшую возможность для общего прогресса
на пути к устойчивому будущему» (там же).

2. *Джеффри Сакс,* директор Института Земли Колумбийского
университета: «большая семёрка» обязалась «разрабатывать и внедрять
инновационные технологии, ориентированные на трансформацию
энергетических отраслей, к 2050 году» и призвала все страны
«присоединиться к нам в этом начинании» (РБК, 11 июня 2015 г.).

За последние 150 лет концентрация СО2 в атмосфере возросла на 40%.
Выбросы от сжигания топлива стали одной из основных причин возникновения
парникового эффекта и постепенного глобального потепления
(https://cloud.mail.ru/public/ded67d61817a/George%20Safonov.pptx).

Поэтому неудивительно недавнее решение «семёрки» (США, Япония, Германия,
Великобритания, Франция, Италия и Канада) прекратить использование
ископаемых видов топлива и в течение XXI столетия осуществить
декарбонизацию национальных экономик.

Это позволит удержать глобальное потепление на уровне, не превышающем 2
°С. В настоящее время потепление уже составляет около 0,9 °C, если
сравнивать со средней температурой, наблюдавшейся ближе к 1800 г., перед
началом промышленной революции (РБК, 11 июня 2015 г.).

*Информация к размышлению*

Порядка 80% первичной энергии в мире производится с использованием
ископаемого топлива и сопровождается выбросом в атмосферу около 34
млрд т диоксида углерода. Сохранение такого уровня выбросов приведёт
в последующие десятилетия к повышению глобальной температуры на 4—6
°C, катастрофическим последствиям для производства продовольствия,
повышению уровня моря, сильнейшим засухам и наводнениям,
опустошительной жаре и мощным ураганам (там же).

*******

Обратим внимание, фундаментальная смена приоритетов зафиксирована в
декларации стран, производящих две трети мирового ВВП. Это означает, что
*/роль углеводородной энергетики будет постепенно сокращаться, тем самым
подвергая сомнению надёжность и эффективность миллиардных вложений с
горизонтом свыше 30 лет в традиционный нефтегазовый сектор/*
(«Коммерсантъ», 15 июня 2015 г.).

Хотелось бы надеяться, что за долгосрочными контрактами с Китаем
(«Газпром»), а теперь и с Индией («Роснефть») — не только объяснимая
геополитическая реакция на антироссийские санкции наших «партнёров», но
и объективный, всесторонний экспертный анализ. Причём его позитивным
результатом могут быть лишь два вывода.

*Во-первых,* реальная конечная прибыльность обоих проектов
(гарантированный финансовый доход, развитие производств, инфраструктуры,
зон обитания вдоль строящихся транспортных коридоров и т.д.) с учётом их
дальнейшего развития и возможных рисков.

*Во-вторых,* прогнозные оценки наступления периода, начиная с которого
мировая потребность в невозобновляемых энергоресурсах (а также в
ископаемом сырье для других производственных целей) начнёт существенно
снижаться, а национальные сырьевые ресурсы будут постепенно превращаться
в менее ликвидные запасы с необратимо снижающимся экономическим эффектом
от их использования.

Разве нет оснований полагать, что в пределах нескольких десятилетий
также станет реальностью переход наземного, морского и воздушного
транспорта на безуглеродное топливо? Конечно, у нефти и газа есть
будущее — в таких эффективных и полезных применениях, как пластик,
ткани, даже еда. Но удастся ли вовремя разглядеть зреющие перемены,
подготовиться к их наступлению и оказаться конкурентоспособными?

Иными словами, *не возникнут ли, когда наступит дедлайн, сожаления об
упущенных возможностях из-за принятых (и принимаемых) ныне решений?*

Так называемые «тучные нулевые» убедительно показали, что мы не сумели
эффективно распорядиться выгоднейшей ценовой конъюнктурой на глобальных
сырьевых рынках, принесшей российской казне сотни миллиардов долларов.
Разумеется, исключая небольшую социальную группу сограждан…

*******

В 2013 г. в Китае рост потребления нефти достиг почти трети общемирового
роста. С 2014 г. реализуется беспрецедентный проект с «Газпромом» «Сила
Сибири», предусматривающий ежегодные поставки до 38 млрд кубометров газа
в год в течение 30 лет на общую сумму 400 млрд долл.

Это, однако, не помешало Китаю стать мировым лидером по объёму
инвестиций в возобновляемые источники энергии, общая сумма которых в
2013 г. составила 56,3 млрд долл. (61% вложений в возобновляемые
источники энергии развивающихся стран), превысила вложения всей Европы и
примерно соответствует годовому товарообороту между Китаем и Россией.

Всего в 2011—2015 гг. должно быть инвестировано в «чистую» энергетику
473 млрд долл.

*Информация к размышлению*

По мнению главы нефтяного гиганта «Sinopec», углеводородное топливо
в будущем перестанет быть ключевым бизнесом компании. Помимо нефти и
газа значимыми источниками энергии в будущем станут ВИЭ, которым
будет уделяться возрастающее внимание («Forbes.ru», 31 июля 2015 г.).

В настоящее время на КНР приходится 24% производимой в мире энергии из
возобновляемых источников (включая ГЭС). В 2014 г. Китай вышел в мировые
лидеры по инвестициям в ветряные мельницы и солнечные батареи и по уже
существующим мощностям. Цель: к 2020 г. удовлетворять 20%
энергопотребностей страны за счет возобновляемых источников
(«Коммерсантъ», 15 июня 2015 г.).

*******

Во Франции более 80% электроэнергии производится с помощью
неуглеводородных источников — атома, ветра, солнца, воды. При этом доля
ведущего сектора — атомной энергетики снижается, а доля «зелёных»,
возобновляемых источников растёт.

Показателен пример Дании и Нидерландов, официально объявивших о переводе
к 2050 г. всех энергетических мощностей на возобновляемые источники.

Постепенно увеличивается выработка чистой электроэнергии в Германии. Ей
принадлежит почти половина солнечных и почти треть ветровых установок в
Европе. В 2012 г. действующие энергомощности на основе солнца и ветра
были увеличены, соответственно, на 7,6 и 2,2 ГВт (там же).

*******

Основные технологические решения предотвращения глобального изменения
климата и снижения выбросов СО2:

— повышение энергоэффективности (например, с помощью современных
строительных проектов, предусматривающих снижение потребности в
обогреве, охлаждении и энергоемкой вентиляции);

— широкомасштабное внедрение безуглеродных технологий производства
электроэнергии, основанных на возобновляемых источниках энергии (ветер,
солнце, гидроэнергия, геотермальная энергия);

— последовательная «деуглеродизация» электроэнергетики, внедрение
технологий улавливания и захоронения углерода (CCS-процессы,
строительство АЭС новых поколений);

— перевод на неуглеродную энергетику (водородное топливо, биотопливо)
автомобильного, морского и воздушного транспорта, других отраслей
экономики
(https://cloud.mail.ru/public/ded67d61817a/George%20Safonov.pptx, РБК,
11 июня 2015 г.).

На рисунке 1 представлен прогнозный баланс до 2050 г. в
электроэнергетике Германии с учётом декарбонизации (там же).

Из представленных данных следует, что к 2050 г. доля возобновляемых
источников энергии вырастет примерно в пять раз при одновременном
сокращении использования нефти и газа приблизительно на треть и
прекращении значимого использования угля в немецкой экономике.

Прогнозируемые траектории декарбонизации 15 крупнейших экономик мира
(рис. 2, там же) свидетельствуют, что продолжающийся в настоящее время
рост выбросов СО2 сохранится до 2030 г.. Но после 2020 г. темпы роста
выбросов начнут снижаться. Окончательно тренд на снижение использования
углеродсодержащих источников энергии станет всеобщим после 2030 г. Тогда
же начнётся глобальное сокращение углеродсодержащих выбросов.

*Рисунок 2. Динамика сокращения углеродсодержащих выбросов**
в 15 ведущих мировых экономиках*
Источник: Отчет для Климатического саммита Пан Ги Муна Pathways to deep
decarbonization (2014)

*******

Образцом декарбонизации энергетического сектора может служить Финляндия,
где доля атомных электростанций составляет 17%, а возобновляемых
источников энергии — 30%, что двукратно превышает среднеевропейский
показатель. К 2020 г. доля ВИЭ составит 38% всей потребляемой энергии,
доля атомной энергии увеличится в два раза
(http://www.bbc.com/russian/blogs/2013/07/130709_eco_blog_esipov_finland).

В Норвегии половину электроэнергии вырабатывают ГЭС, в Швеции основные и
равнодолевые поставщики — ГЭС и АЭС. Общая тенденция в развитии
энергетики скандинавских стран — минимум сжигаемого газа, нефти и угля
(там же).

*Информация к размышлению*

В 2013 г. в Евросоюзе 72% вновь введенных генерирующих мощностей
обеспечивались ВИЭ, в 2014 г. — 79,1%. Десять лет назад их доля не
превышала 20% прироста. В электроэнергетике США в 2014 г. на ВИЭ
пришлось более половины новых мощностей («Forbes.ru», 31 июля 2015 г.).

*******

В Казахстане сегодня на угле работает 73,1% объектов, на газе — 18,3%.
Доля ВИЭ в генерирующих источниках пока невелика: запущено 43 объекта
ВИЭ суммарной мощностью 177,52 МВт. Объектами ВИЭ в 2014 г. выработано
570 млн кВт-час электроэнергии, что на 40 млн кВт-час, или на 7%,
больше, чем в 2013 г. В Концепции по переходу Казахстана к «зелёной»
экономике предусмотрено достижение 3% доли ВИЭ в общем объёме
производства электроэнергии к 2020 г. и 10% — к 2030 г.

В соответствии с Концепцией по развитию «зелёной» экономики, до 2020 г.
планируется ввести в эксплуатацию более 100 объектов ВИЭ суммарной
установленной мощностью 3054,55 МВт. В текущем году будут реализованы
десять проектов ВИЭ с общей установленной мощностью 145 МВт
(http://energonews.kz/?p=1896).

*******

В Крыму в 2011 г. начала работу крупнейшая на тот момент солнечная
электростанция на 100 МВт. В последующие годы Китай ввёл в эксплуатацию
пять солнечных электростанций. В настоящее время восемь из десяти первых
строчек в списке крупнейших солнечных электростанций принадлежат США,
включая «Топаз» — самую мощную, на 550 МВт, расположенную в Южной
Калифорнии в районе Лос-Анджелеса («Независимая газета», 10 сентября
2013 г.).

*******

В Федеральном законе «О промышленной политике в Российской Федерации»,
вступившем в силу 1 июля 2015 г., одной из наиболее актуальных задач
является */«использование ресурсосберегающих технологий и возобновляемых
источников энергии в процессе промышленной деятельности»/. *

В энергетической стратегии России до 2030 г. предусмотрены, в частности,
инвестиции в развитие возобновляемых источников энергии,
централизованного теплоснабжения, автономной энергетики и
энергосбережения в размере 2,4—2,8 трлн долл. в ценах 2007 г. («В ТЭК РФ
в ближайшие 20 лет необходимо инвестировать 2,5 трлн долл.»
, «Экономика и жизнь», 4 июня
2014 г. — см. здесь же).

*Информация к размышлению*

Как следует из доклада Международного энергетического агентства,
инвестиции в энергетическую отрасль США за тот же период могут
составить 6,012 трлн долл., ЕС — 3,214 трлн долл., Китая — 5,745
трлн долл., Индии — 2,203 трлн долл., Бразилии — 2,206 трлн долл.

Суммарные мировые инвестиции в развитие ТЭК составят в 2014—2035 гг.
40,165 трлн долл. (там же).

По мнению Д. Сакса, одновременно возглавляющего «Сеть для выработки
решений в области устойчивого развития» ООН, глобальный процесс
декарбонизации будет длительным и сложным. В соответствии с проектом
«Пути глубокой декарбонизации» потребуются обоснованное планирование и
разработка долгосрочных национальных низкоуглеродных стратегий, прежде
всего, в странах с наибольшим объёмом выбросов (РБК, 11 июня 2015 г.).

Глобальная декарбонизация экономики — в ряду важнейших проблем XXI века
и фундаментальных условий устойчивого развития. Среди необходимых
важнейших условий её успешного решения — наличие достаточных финансовых
инвестиций, освоение новых эффективных технологий, долгосрочное
взаимодействие и сотрудничество государств и народов». https://www.eg-online.ru/

Сотрудничество! Всех со всеми! Мировая кооперация в действии! Нет сегодня ничего важнее, чем понимание этой космической необходимости для землян! Иначе- хаос, разруха, гибель! Об этом предупредил нас Владыка Шамбалы Великий Учитель человечества М. в книгах «Агни-Йога». За прошедший с начала их написания век ситуация на планете лишь усугубилась! На раскачку нет времени!..

Вл.Назаров
***************************
КЛИМАТИЧЕСКИЙ КРИЗИС УЖЕ ЗДЕСЬ!
В последние годы в нашей стране устанавливаются новые температурные рекорды. Пожары, наводнения, засухи, смерчи, — экстремальные погодные явления стали более частыми, продолжительными и разрушительными, и в 2019 году только за ликвидацию последствий опасных явлений каждый работающий россиянин заплатил из своих налогов около 10 тысяч рублей. А коронавирус лишь усугубил экономическое положение жителей и всей страны в целом.
Избежать ухудшения ситуации можно только одним способом: сокращением выбросов парниковых газов. У России здесь большой потенциал, однако пока он практически не реализуется. Невероятно, но в проекте стратегии развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов предлагается даже увеличивать выбросы к 2030 году. Не думает Правительство пока и о необходимости исключительного «зелёного» пути восстановления экономики в условиях COVID-19 .
Поэтому вместе с другими организациями и экспертами мы написали предложение Зелёного курса России. Мы требуем от Правительства России принять необходимые решения по охране климата, «зелёному» восстановлению экономики и реальному переходу на экологичный путь развития (с достижением нулевых чистых выбросов парниковых газов к 2050 году).
Зелёный курс России окажет позитивное воздействие на окружающую среду и экономику страны, и Россия сможет реализовать свои национальные интересы:
1 .значительно снизить негативные последствия климатического кризиса на территории России;
2 .внести ощутимый вклад в глобальную борьбу с климатическим кризисом, что благоприятно отразится на международном имидже страны;
3 .сохранить и возможно повысить конкурентоспособность национальной экономики на мировом рынке, обеспечив развитие новым, низкоуглеродным отраслям;
4 .создать новые качественные рабочие места в высокотехнологичном секторе;
5 .предотвратить значительные риски дальнейшего углеродного регулирования в странах-партнёрах России.
Присоединяйтесь к нашему требованию Зелёного курса России! Вместе с вами мы сможем обратить внимание Правительства на проблему климатического кризиса и показать, что граждане России беспокоятся за своё будущее.
https://greenpeace.ru/
*********************
Зелёный курс России

В 2020 году Россия столкнулась с критическими экономическими вызовами, которые ставят под угрозу её дальнейшее развитие при сохранении современной экономической модели.
Согласно июньскому прогнозу Министерства экономического развития, ВВП России в 2020 году сократится на 4,8%. Многие эксперты считают этот прогноз слишком оптимистичным и прогнозируют сокращение ВВП до 10% в 2020 году.
Помимо указанных непредвиденных вызовов, Россия находится в долгосрочном экономическом кризисе, связанном с неспособностью перейти к современной модели экономического развития и кардинально сократить долю сырьевого (прежде всего, нефтегазового) сектора в экономике, развивать высокотехнологичные отрасли и повышать роль сектора услуг. Попытки диверсификации экономики, предпринятые в последние 20 лет, не привели к необходимым изменениям. Так, по данным Министерства финансов, доля нефтегазовых доходов в доходах федерального бюджета по итогам 2019 года составила 39%, по итогам 2018 года — 46%. Для сравнения, в 2006 году этот показатель составлял 47%.
Также Россия сталкивается с двумя серьёзными глобальными вызовами. Во-первых, в настоящее время мир находится в глубоком климатическом кризисе. По данным специального доклада Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) 2018 года («Доклад 1,5 градуса»), к настоящему моменту хозяйственная деятельность человека привела к повышению средней глобальной температуры воздуха на 1 °С по сравнению с доиндустриальным уровнем. Если сегодняшние тенденции сохранятся, в период между 2030 и 2052 годом глобальное потепление достигнет 1,5 °С по сравнению с доиндустриальным уровнем. Это повлечёт за собой опасные последствия для всех стран мира, включая Россию. Глобальное изменение климата приводит к увеличению частоты и интенсивности экстремальных погодных явлений, таких как сильный ветер, сильные осадки, аномально жаркая или холодная погода, смерчи и т.д., а также к подъёму уровня воды в Мировом океане, который с начала XX века составил туже 21 см. По данным Росгидромета, среднегодовая температура воздуха в России в 1976–2018 гг. росла в 2,5 раза быстрее, чем в среднем в мире, а число опасных метеорологических явлений в период 2014–2018 гг. в России почти втрое превысило значение 1998–2002 гг.
Во-вторых, мир находится в состоянии экологического бедствия. Это выражается в уничтожении лесов, загрязнении почвы, воды и воздуха, утрате биоразнообразия и уничтожении естественных экосистем. Согласно одной из наиболее масштабных оценок потери биоразнообразия, которая была подготовлена Межправительственной платформой по биоразнообразию и экосистемным услугам (МПБЭУ) в 2019 году, среднее разнообразие видов в большинстве наземных сред обитания сократилось на 20% в период с 1900 года. Около 1 млн видов животных и растений находится под угрозой вымирания. Загрязнение воздуха, воды и почвы напрямую влияет на качество и продолжительность жизни людей. Согласно данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), загрязнение атмосферного воздуха ежегодно является причиной 4,2 млн преждевременных смертей в мире и 33,3 тысяч — в России.
Ещё один важный для России вызов состоит в том, что некоторые соседние страны начинают масштабную трансформацию своих экономических систем. В декабре 2019 года Европейский союз принял решение о реализации новой программы развития под названием Европейский зёленый курс. Данная программа подразумевает достижение нулевых чистых выбросов парниковых газов в ЕС к 2050 году. Это потребует кардинальных изменений в европейской экономической политике, которые отразятся в том числе на России — важном экономическом партнёре блока. Российские экспортные товары являются одними из самых углеродоёмких в мире.
***********************
В некоторых юрисдикциях трансграничного углеродного регулирования план будет оказывать существенное влияние на конкурентоспособность российской нефтехимической, металлургической, сельскохозяйственной и прочей продукции.ЕС может ввести такое регулирование в рамках реализации Европейского зелёного курса уже в 2021 году.
В настоящее время в государственных антикризисных программах России, а также в ключевых стратегических документах страны сделана ставка на инерционный рост и сохранение позиций в тех отраслях, которые исторически получили развитие России. Сосредоточенность российской экономики на нефтегазовом секторе в период глобального энергетического перехода и активного развития зелёных отраслей создаёт угрозы национальной и экономической безопасности страны.
Учитывая это, России необходимо взять на себя ответственность по снижению объёмов выбросов парниковых газов через трансформацию своей экономической системы и активное развитие несырьевых (прежде всего, зелёных) секторов экономики. Необходимы срочные изменения в энергетическом секторе, заключающиеся в ускоренном переходе на возобновляемые источники энергии и повышении энергоэффективности. В промышленности следует незамедлительно начать внедрение элементов циклической экономики, которые позволят использовать вторичное сырьё в больших масштабах, минимизировать объёмы образования отходов (в том числе от одноразовых товаров и трудноперерабатываемой упаковки), сократить объёмы добычи полезных ископаемых и продлить срок эксплуатации товаров длительного пользования. В лесном хозяйстве требуется перейти на неистощительные методы ведения хозяйства и сосредоточиться на обеспечении пожарной безопасности.
Международный контекст формирования и реализации Нового зелёного курса.
В настоящий момент мир переживает сильнейший за последние 100 лет экономический кризис. Согласно июньскому прогнозу Международного валютного фонда (МВФ), в 2020 году мировая экономика сократится на 4,9% с последующим восстановительным ростом на 5,4% в 2021 году. В 95% стран рост доходов в расчёте на душу населения в 2020 году будет негативным. Июньский прогноз Всемирного банка более пессимистичен: по итогам 2020 года ожидается сокращение глобального ВВП на 5,2%. Пандемия будет оказывать влияние на мировую экономику ещё как минимум несколько лет.
Кризис COVID-19 не похож ни на один из предыдущих кризисов. Учитывая это, а также масштабы его последствий, меры стимулирования дальнейшего развития должны отличаться от всех реализованных ранее антикризисных программ.
После начала пандемии COVID-19 многочисленные представители гражданского общества и лица, принимающие решения в ведущих экономиках мира, выступили с призывом к глобальным лидерам выходить из кризиса за счёт инвестиций в зелёные отрасли и инфраструктуру при соблюдении принципов устойчивого развития. В частности, с такими заявлениями выступили ООН, Римский клуб,европейские и американские корпорации, 500 НКО из разных стран мира во главе с 350.org, ВОЗ и группа медицинских работников из 90 стран мира, а также главы центральных банков и министры.
Согласно позиции европейских корпораций, Европейский зелёный курс станет экономическим драйвером для Европы и создаст новые рабочие места в ряде секторов, таких как энергетика, транспорт, строительство, производство и сельское хозяйство. Американские корпорации, не имеющие отношение к энергетическому сектору, требуют поддержки зелёной энергетики. Некоторые бывшие и действующие главы центральных банков стран ЕС, а также некоторые министры стран ЕС и мэры городов призвали к зелёному восстановлению экономики и климатическим действиям.
ВОЗ требует быстрого энергетического перехода в целях снижения смертности от загрязнённого воздуха и обращает внимание на то, что ВИЭ в последнее время стали существенно дешевле и надёжнее, а их внедрение позволяет создать больше рабочих мест, которые являются более безопасными и более высокооплачиваемыми, чем в секторе традиционной энергетики. Организации из 90 стран мира, которые объединяют более 40 млн медицинских работников, призывают перенаправить субсидии из сектора ископаемого топлива в сектор ВИЭ, чтобы снизить вредные для здоровья выбросы без ущерба для экономического роста.
Поддержка зелёных секторов экономики уже применялась в рамках политики восстановления национальных экономик после предыдущего большого кризиса
в 2008–2009 гг. В том числе, её применяли Китай, США, Южная Корея, Япония, Канада и страны ЕС. Всего страны «Группы двадцати» направили в зелёный сектор около 16% выделенных на антикризисные программы средств. Некоторые страны осуществили особенно масштабные инвестиции. Например, Китай потратил на стимулирование зелёного сектора около 3% своего ВВП, главным образом на энергоэффективность. Южная Корея направила в зелёный сектор 5% своего ВВП, в основном в солнечную и ветряную энергетику, электромобили и высокоскоростной железнодорожный транспорт. Россия в этот период, а также после него, не использовала возможности трансформации своей экономики, и российские зелёные отрасли, включая возобновляемую энергетику и энергоэффективность, по-прежнему находятся на начальных этапах развития.
В настоящий момент Россия рискует в очередной раз упустить возможность дать мощный старт новым секторам экономики
и снизить свою сырьевую зависимость.
В последние годы ещё до пандемии в некоторых странах мира, в частности в США, Великобритании, Австралии и Канаде, начали развиваться идеи так называемого Нового зелёного курса, похожего на Новый курс президента США Ф. Рузвельта, который применялся для восстановления американской экономики после Великой депрессии в 1930-е гг. Новый курс Рузвельта включал в себя инвестиции в инфраструктуру и создание новых рабочих мест, а также институциональные преобразования, такие как Закон Гласса —Стиголла, который разграничил коммерческие и инвестиционные банковские операции. Данная программа имела сугубо экономические цели.
По мере укоренения устойчивого развития как ключевой концепции развития начали формироваться идеи, которые делают акцент на экономическом росте при одновременных улучшениях в социальной сфере и снижении ущерба окружающей среде. Понятие Нового зелёного курса включило в себя стимулирование экономики через инвестиции в зелёные отрасли, такие как возобновляемая энергетика и энергоэффективность, устойчивые транспортные системы, устойчивое сельское хозяйство, неистощительное лесопользование, минимизация использования первичных ресурсов, предотвращение образования и переработка отходов и т.д., а также необходимые для развития данных секторов экономики институциональные преобразования.
В США идеи Нового зелёного курса обсуждаются с 2000-х гг. Одно из его первых упоминаний было сделано в издании The New York Times журналистом Томасом Фридманом в январе 2007 года:
«Если вы поставите ветрогенератор в своем дворе или установите солнечные панели на своей крыше, то это достойно благодарности. Однако мы можем озеленить мир только в том случае, если мы полностью изменим природу электросетей и перейдём от грязной угольной или мазутной генерации к возобновляемым источникам энергии. И это представляет собой огромный промышленный проект — намного больший, чем можно себе вообразить. Наконец, как и в случае Нового курса, если мы внедрим его зелёную версию, это создаст возможность построить новую чистую энергетическую отрасль и подтолкнуть развитие экономики XXI века».
Новый зелёный курс был ключевой идеей президентских кампаний 2012 и 2016 годов кандидата в президенты США от Зелёной партии Джилл Стайн. В программе Стайн предлагалось инициировать сопоставимую по масштабам с периодом Второй мировой войны национальную мобилизацию в целях противодействия изменению климата, создания 20 млн новых рабочих мест через переход на 100% ВИЭ к 2030 году, инвестиций в общественный транспорт, устойчивое сельское хозяйство, сохранение и восстановление критической инфраструктуры, включая экосистемы. При этом был сделан акцент на справедливую трансформацию, при которой бывшие работники секторов в традиционной энергетике  должны были перейти на альтернативные рабочие места с сохранением заработной платы в течение переходного периода. Важным пунктом Нового зелёного курса Джилл Стайн был вывод из эксплуатации всех атомных электростанций и электростанций, работающих на ископаемом топливе, а также прекращение всех проектов, связанных с добычей, переработкой и потреблением ископаемого топлива.
Финансирование Нового зелёного курса Джилл Стайн планировалось обеспечить за счёт 50%-го сокращения оборонных расходов, возвращения американских военных в США (отказ от ископаемого топлива сделает присутствие американских военных во многих странах ненужным) и введения углеродного налога.
Идеи Нового зелёного курса использовались в избирательной кампании Берни Сандерса в 2016 году, когда он участвовал в борьбе за пост президента США от Демократической партии. В частности, в ходе президентской кампании 2016 года Сандерс призывал к сокращению субсидирования ископаемого топлива, введению высокого углеродного налога, который сделает невыгодным экспорт природного газа и сырой нефти, введению моратория на атомную энергетику, а также инвестированию в возобновляемые источники энергии, энергоэффективные технологии, модернизацию зданий и инфраструктуры. При этом программа Сандерса не называлась Новым зелёным курсом.
В феврале 2019 года члены Демократической партии, конгрессвумен Александрия Окасио-Кортес и сенатор Эд Марки, внесли резолюцию в Конгресс США, требующую радикальной трансформации американской экономики под названием «Новый зелёный курс». Программа предусматривает сокращение чистых выбросов парниковых газов до нуля при создании новых высокооплачиваемых рабочих мест в секторе чистой энергетики, обеспечении беспрецедентного экономического процветания для всех, а также противодействии системной социальной несправедливости.
Новый зелёный курс Александрии Окасио-Кортес и Эда Марки содержит длинный перечень мер, за счёт который предполагается достижение поставленной цели:
Резолюция Александрии Окасио- Кортес и Эда Марки была отклонена на голосовании. Оценка стоимости реализации резолюции отсутствует, также не предложены и источники, из которых будут покрыты соответствующие расходы. При этом тема Нового зелёного курса набирает популярность в политической повестке высокого уровня в США. Кандидат в президенты США от Демократической партии на выборах 2020 года Джо Байден в июле 2020 года обнародовал амбициозные предложения по развитию чистой энергетики и борьбе с изменением климата. План включает переход на безуглеродную энергетику к 2035 году.
В декабре 2019 года Европейская комиссия опубликовала масштабную программу действий под названием «Европейский зелёный курс», которая предполагает кардинальную трансформацию экономического развития в странах Европы. Цель программы состоит в том, чтобы к 2050 году сделать Европу первым в мире климатически нейтральным континентом. Те выбросы, которых в 2050 году нельзя будет избежать, будут компенсироваться за счёт естественных поглотителей углерода, таких как леса и технологии улавливания и хранения углерода. По сути Европейский зелёный курс является новой стратегией развития ЕС, которая подразумевает сокращение вредных выбросов при создании новых рабочих мест и новых экономических возможностей, разрыве связи между экономическим ростом и использованием ресурсов и соблюдении принципа инклюзивности.
В настоящий момент Европейский зелёный курс представляет собой рамочную программу, которая только наполняется конкретным содержанием и мерами.
План имеет ряд существенных недостатков. Безуглеродная энергетика не исключает использование атомной энергетики, и предложения не запрещают сжигание угля и газа, а также добычу сланцевого газа. Стоимость реализации плана Джо Байдена оценена в 2 трлн долларов США на период в четыре года (2021–2025 гг.). В рамках этих направлений планируется сократить загрязнение окружающей среды крупными промышленными объектами, отказаться от токсичных химикатов, повысить стандарты качества воздуха. К 2030 году будут предприняты меры по первоочередному предотвращению образования отходов и по полному переходу на многоразовую и перерабатываемую упаковку. Будут реализованы меры по декарбонизации и модернизации производства стали и цемента. К 2030 году будет высажено 3 млрд деревьев. Также планируется отказаться от субсидирования ископаемого топлива, ужесточить регулирование выбросов от автомобильного транспорта и предпринять меры, направленные на развитие современной энергетической инфраструктуры, инноваций в области энергетики и интеграции ВИЭ в сеть.
Для реализации Европейского зелёного курса в ближайшие 10 лет будет привлечено не менее 1 трлн евро государственных и частных инвестиций (279 млрд евро), а также средств бюджета ЕС (503 млрд евро) и национальных бюджетов. В этой сумме также учитываются средства Механизма справедливого перехода (не менее 100 млрд евро), которые будут предназначены для целевой поддержки регионов, рабочих и секторов, нуждающихся в переходе к зелёной экономике.
В ряде других стран, таких как Великобритания, Канада, Австралия, в последние годы также велись дискуссии о разработке и внедрении Нового зелёного курса, однако пока преимущественно в пределах академических и активистских кругов. Пандемия дала новый импульс этим дискуссиям. Так, в 2020 году Австралийская партия зелёных призвала сообщества и всех стейкхолдеров к работе над Новым зелёным курсом в целях выхода из кризиса COVID-19, а также в целях повышения справедливости и инклюзивности экономической системы Австралии.
В рамках разрабатываемой программы Нового зелёного курса предлагается 100%-й переход на ВИЭ к 2030 году, повышение качества сбора и сортировки отходов, развитие высокоскоростных железных дорог и общественного транспорта, создание сектора зелёной промышленности, вложение средст в здравоохранение, образование и НИОКР.
Следует отметить, что в Новом зелёном курсе Австралийской партии зелёных отсутствует цель по углеродной нейтральности, при этом сделан существенный акцент на социальных аспектах развития. Необходимый объём инвестиций оценивается Австралийской партией зелёных в 198 млрд австралийских долларов (145 млрд долларов США), из них 30% предлагается направить на развитие зелёной инфраструктуры, под которой понимается возобновляемая энергетика, чистый транспорт, доступное жильё и управление отходами. Реализация программы позволит создать 870 тысяч новых рабочих мест, из них 30% —в секторе зелёной инфраструктуры.
В Южной Корее после победы Демократической партии на выборах в Национальную ассамблею руководство страны начало продвижение Нового зелёного курса. Он также включает достижение углеродной нейтральности к 2050 году. Эту цель планируется достигать за счёт отказа от субсидирования ископаемого топлива, введения углеродного налога, инвестиций в возобновляемые источники энергии, создания низкоуглеродных промышленных комплексов. Для поддержки рабочих, которые переходят из угольной энергетики в возобновляемую, будет создан специальный центр.
Инвестиции в рамках реализации Нового зелёного курса в Южной Корее оцениваются в 73,4 трлн корейских вон, что эквивалентно 60,9 млрд долларов США или 53,4 млрд евро. Эти средства планируется израсходовать в 2020–2025 гг. Новый зелёный курс является частью более широкой программы Нового курса Южной Кореи, стоимость которого составит 160 трлн корейских вон (132 млрд долларов США или 116 млрд евро). Важнейшей частью всего Нового курса, помимо его зелёной составляющей, станет цифровизация.
В рамках Нового курса к 2025 году в стране будет создано 1,9 млн новых рабочих мест, из них более трети — в зелёном секторе экономики.
В целом из проведённого анализа международного контекста формирования и реализации Нового зелёного курса следуют следующие выводы:
1. Имеющиеся программы, в том числе официально принятый Европейский зелёный курс, пока носят рамочный характер, и их необходимо прорабатывать и конкретизировать.
2.Элементом большинства программ Нового зелёного курса в мире в настоящий момент является переход к углеродной нейтральности к 2050 году.
3. Секторами экономики, которые получат поддержку во всех программах Нового зелёного курса, являются возобновляемые источники энергии и энергоэффективность, низкоуглеродный транспорт, низкоуглеродное производство, устойчивое сельское хозяйство, восстановление биоразнообразия и охрана природных экосистем.
4. В результате реализации программ Нового зелёного курса экономика изменится кардинальным образом, появятся новые отрасли и новые бизнес- модели, а связь между экономическим ростом с одной стороны, и потреблением ресурсов, загрязнением окружающей среды, выбросами парниковых газов с другой стороны, будет разрушена.
5. При внедрении новой экономической политики особенно важную роль будет играть инклюзивность новых мер развития экономики, снижение социальной несправедливости и обеспечение справедливого перехода.
4. Ключевые стратегические документы России в сфере декарбонизации.
К основным программам развития России, которые касаются декарбонизации, в настоящий момент можно отнести Климатическую доктрину Российской Федерации 2009 года, систему национальных проектов, утверждённую указом Президента РФ от 7 мая 2018 года №204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года», энергетическую стратегию Российской Федерации на период до 2035 года (далее — Энергостратегия-2035), государственную программу «Развитие энергетики» (ранее — государственная программа «Энергоэффективность и развитие энергетики»), комплексный план по повышению энергетической эффективности экономики России, проект Стратегии долгосрочного развития России с низким уровнем выбросов парниковых газов до 2050 года (далее — проект низкоуглеродной стратегии до 2050 года), проект федерального закона «О государственном регулировании выбросов парниковых газов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» и др.
(в сокращении)
https://greenpeace.ru/
*********************
Материалы из Сети подготовил Вл.Назаров
Нефтеюганск
10 сентября 2020 года





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 16
© 10.09.2020 Владимир Назаров
Свидетельство о публикации: izba-2020-2894127

Рубрика произведения: Проза -> Статья


















1