Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Непристойное поведение. Глава 4


Непристойное поведение. Глава 4
И он снова здесь.

Подходя к дому Дениса, в этот раз Валера волновался ничуть не меньше, чем в прошлый – по сути, наверное, даже больше. Потому что теперь он знал наверняка, что что-то должно случиться, даже если он пока и не догадывается что именно.

А ещё он знал, что ему нужны ответы на вопросы, но не был уверен, когда задать их: до или после того, что запланировал для них Дениска.

Валерка неукоснительно следовал его инструкциям и постучал в дверь на минуту раньше, так же как и в прошлый раз, на случай если часы на его телефоне отстают от тех, что у Дениса дома. Но это не зависело от него, поэтому он решил об этом не волноваться.

Когда Дэн открыл дверь, Валера нерешительно улыбнулся.

– Эмм... Привет.

Дениска тепло улыбнулся в ответ, что, наверное, не должно было удивлять, потому что на этот раз Валерка пришёл сюда, потому что Денис хотел этого, а не потому что вырвал у него приглашение.

Оказавшись внутри, Валера разулся, снял куртку и почувствовал, как напряжение понемногу отпускает. Он всего второй раз вешал свою куртку в этот шкаф, но когда всё казалось таким незнакомым и пугающим, столь обыденное и рутинное действие успокаивало.

– Мы сейчас поднимемся наверх, но сначала я хочу с тобой поговорить, – сказал Дэн и повёл Валеру в гостиную. Как и прежде шторы были задёрнуты, комнату освещали лишь огонь камина и лампа в углу. – Мне хотелось бы, чтобы все наши сессии пока начинались с этого, чтобы у тебя был шанс спросить меня обо всём, что с тобой происходит. – Слабая улыбка Дэна не пропала, но следующие слова прозвучали почти зловеще, хотя совесть Валеры была – почти – чиста. – И рассказать обо всём, что мне нужно знать.

– Хорошо. – Валерка не стал садиться – он не знал, вдруг Дэн снова захочет, чтобы он разделся и встал на колени. Остаётся надеяться, что у него не возникнет проблем из-за того, что он не сделал этого сразу. – Эмм, у меня и правда есть несколько вопросов... скорее относительно того, как именно мы собираемся это делать, чем того, что мы собираемся делать. Потому что, я так понимаю, мне просто нужно выполнять ваши приказы, но когда вас нет рядом... Мне нужно знать, могу ли я говорить об этом... нет, конечно, не со случайными людьми на улице, а с теми, кому я доверяю. Например, Алекс спрашивал, можно ли ему посмотреть на следы, которые вы оставите на мне, а я не знал, что ответить... ну, вдруг вы против. И ещё насчёт того, что кончать нельзя, и... – Он понял, что говорит слишком быстро, и, покраснев, замолчал. – Простите. Я, наверное, должен дать вам ответить, да?

– Ты всегда можешь написать мне по электронной почте или позвонить, – мягко заметил Дэн, не обращая внимания на то, что Валерка только что показал ему, как сильно нервничает. – Я не хочу, чтобы ты считал, что, чтобы задать мне пару вопросов, тебе надо меня увидеть... и да, иногда между предложениями неплохо бы делать паузы. – Он опустился на диван, поморщился, засунул руку за спину и вытащил огромную подушку на пуговицах. – Моя мать раскидала их по всему дому, – пожаловался он Валере, – так что тут даже сесть было некуда. – Он отбросил подушку и показал рукой – нет, не на неё, что успокаивало, потому что Валера не был уверен, что смог бы стоять на ней на коленях, не соскальзывая – а на диван. – Садись, а я постараюсь ответить на твои вопросы... и у меня есть пара своих, и, отвечая на них, тебе лучше не краснеть и не запинаться.

Валерка кивнул и сел. Он не знал, что делать с руками, и в конце концов сцепил пальцы в замок. Сидеть, не ёрзая, оказалось нелегко.

– Значит, это дом ваших родителей? – услышал он свой голос, хотя этого вопроса и не было в списке, который он про себя составил.

– Да. Они погибли в автокатастрофе три года назад, и я... мне показалось, что продавать его было бы неправильно. – Дэн обвёл взглядом комнату. – Правда я кое-что тут изменил...

– Например, подушки.

– Среди всего прочего, – подтвердил Дениска. – Я не любитель розового в отличие от моей матери, и да, ты можешь обсуждать всё с Алексом, я надеюсь на твой здравый смысл в том, как далеко можно зайти; нет, ему нельзя посмотреть на твою отшлёпанную задницу, когда мы до этого всё-таки доберёмся, и я не очень понимаю, что может быть непонятного в том, что кончать без моего разрешения запрещено. – Он вскинул брови. – Следующий вопрос?

– Как вы это делаете? – заворожённо спросил Валера. Он уже достаточно оклемался и перестал считать себя идиотом, хотя было ясно, что IQ Дениса гораздо выше. – Эмм, нет, я не это хотел спросить. Ах да. Насчёт запрета кончать... я понимаю, что не могу дрочить, но я же могу прикасаться к себе в душе, верно? Когда моюсь. И что если... – Говорить, не краснея, было нелегко, но, похоже, он пока справлялся. – Иногда, если давно не трахался, я вижу во сне... ну вы понимаете. Если произойдёт что-то подобное, у меня будут проблемы?

Ему показалось, что в глазах Дениса промелькнуло что-то, похожее на веселье, но, когда он ответил, голос его звучал совершенно серьёзно:

– Личная гигиена обязательна. И если ты возбудишься от этого – а ты возбудишься, – традиционное решение этой проблемы – холодный душ. С мокрыми снами разберёмся, если такая проблема возникнет. Я не стану наказывать тебя за них, но если подобное будет случаться слишком часто, мне это не понравится. Это твоё тело, Валер, и я надеюсь, что ты сможешь его контролировать и постараешься меня слушаться.

Денис скользнул рукой по шее Валеры, тепло ладони проникло под кожу. Волоски на руках зашевелились, Валерка передёрнулся и сглотнул, чтобы не застонать. Ему казалось, что к нему не прикасались неделями, а когда это делал Дениска...

– Ты выглядишь таким взволнованным, – понизив голос, сказал Дэн прямо ему в ухо. – Тебе не о чем беспокоиться. Пока что я тобой очень доволен. Ты действительно думаешь об этом и задаёшь разумные вопросы. – Его палец начал медленно поглаживать Валеру по затылку, и это было так приятно – о Боже, да, – но в то же время казалось почти невыносимым, потому что Валерке хотелось гораздо большего. – Хочешь спросить ещё о чём-нибудь?

– Вы не сделаете так ещё раз? – спросил Валерка, не подумав, что это, наверное, не самый умный вопрос. – Я не... Боже, я просто хочу, чтобы вы потрогали меня. Или чтобы разрешили прикоснуться к вам. Можно? Пожалуйста? – он умоляюще посмотрел на Дениса, в каждой частице его тела читалось томление.

Дэн убрал руку, и Валера едва не сорвался с дивана, чтобы опуститься на колени и умолять – Боже, да, он готов умолять, и если у него и оставалась гордость или раньше он думал, что готов вытерпеть от Дениса что угодно, сейчас это казалось невозможным, потому что он не выдержит, если Дэн оставит его, так и не притронувшись.

– Сейчас мы с тобой пойдём наверх, – сказал Денис, прежде чем Валерка смог пошевелиться. – И я собираюсь много к тебе прикасаться. Пора узнать тебя получше. – Он встал и протянул Валере руку. – Идём за мной.

Валера встал и взял Дениса за руку, стараясь не стискивать её слишком крепко. Каждый мускул в его теле напрягся в предвкушении, и он подумал, что ему повезло, что он сумел подняться по лестнице, не споткнувшись и не сосчитав лицом ступеньки. Это произвело бы отличное впечатление.

Они вошли в комнату, судя по всему, спальню Дениса. Кровать была аккуратно заправлена, и – вот уж удивительно! – изголовье было как будто создано для того, чтобы привязывать к нему людей. То, что именно это первым пришло Валерке в голову, наверное, означало, что он смотрел слишком много BDSM-порно, в котором людей связывали – иногда лицом вниз, – чтобы отшлёпать или выпороть.

У Валеры полностью встал, а он даже не заметил.

– Сегодня я не собираюсь доставать наручники или хлыст, – небрежно заметил Дэн, словно говорил о погоде. Он встал перед Валеркой и начал расстёгивать на нём рубашку, неодобрительно поглядывая на закатанные рукава, но ничего насчёт них не сказал. – Ты к такому не готов, а мне не понравится, если ты будешь напряжён. Сегодня я хочу подготовить тебя к большему и кое-что попробовать. Думай об этом как об аперитиве, а не обеде из трёх блюд.

Он расстегнул последнюю пуговицу на рубашке, так что полы повисли поверх джинсов, и спустил её с плеч Валеры.

– Вон стул. Повесь на спинку и разденься до конца. Аккуратно сложи одежду, пожалуйста.

Стараясь не терять времени, Валерка повесил рубашку на стул, снял слаксы и сложил на сидении, а потом стащил трусы и носки. Было так странно стоять в спальне незнакомого – ну, почти незнакомого – мужчины абсолютно голым, в то время как Дэн оставался полностью одетым.

Валере хотелось прикрыться, что было глупо, конечно, потому что даже если спрятать член, едва ли Дэн забудет, что он там. Валера не удержался и опустил глаза – твёрдый, с покрасневшей головкой и капелькой выступившей смазки, его член был явно заинтересован.

Оставалось лишь надеяться, что он не будет разочарован.

Дениска даже не смотрел на него; вместо этого он искал что-то в верхнем ящике комода. Когда он повернулся к Валерке, в руках у него была полоска чёрной шёлковой ткани.

– Ты всегда можешь снять его, просто потянув посильнее, – сказал Дэн, – но я хочу посмотреть, как ты будешь реагировать, если связать тебе запястья. – Его взгляд скользнул по возбуждённому члену Валеры. – Можешь прервать всё одним словом; и так будет всегда, чем бы мы ни занимались, но я также остановлюсь, если ты кончишь, поэтому держи себя в руках. – Он рассеянно пропустил шёлковый шарф сквозь пальцы. – Кстати, ты подумал о стоп-слове? Можешь выбрать два, если хочешь; одно – чтобы дать мне знать, что тебе нужна передышка или что ты хочешь о чём-то меня спросить, и другое – чтобы прекратить сцену немедленно.

Так вышло, что о стоп-словах Валерка думал очень много, наверное, потому что он вообще в последнее время очень много думал.

– Эмм... для передышки «скачок». И, ээ, «Джуниор» – чтобы прекратить. – Он почти с вызовом посмотрел в глаза Дэну, словно ожидая, что тот скажет, что оба слова никуда не годятся. Конечно, это будет не конец света, но почему-то возможность сделать выбор самому казалась важной, словно это давало ему ощущение контроля. Вытянув руки перед собой и скрестив запястья, он спросил: – Спереди или сзади?

– Погоди, – сказал Дэн, жестом приказав опустить руки. – Мне важно, чтобы ты понимал, чего я хочу от тебя, через какое-то время хороший саб сможет сам предугадывать желания своего Дома и выполнять их немедленно, но это одно, а попытки меня поторопить - другое. – Это могло бы походить на выговор, но по сравнению с язвительными замечаниями, которые Дениска бросал ему в классе, прозвучало довольно мягко, и в голосе его не слышалось раздражения.

Валерка кивнул, и Денис продолжил:

– Я хочу спросить тебя о значении этих слов. Конечно, они необязательно должны иметь для тебя какое-то значение; они необычны, это слова, которых ты никогда не скажешь случайно, но у меня ощущение, что тут дело не в этом. Я понимаю, почему ты выбрал легкоатлетический термин, но «Джуниор»? Это часть твоего имени? Ещё одна вещь, которая не нравится тебе, потому что связывает с отцом?

Конечно, он надеялся, что ему не придётся это объяснять, но Дэн хотя бы не сказал сразу «нет». Валерка слегка поморщился, прежде чем ответить.

– Отец звал меня так... хотя фактически Джуниор это он, и может, поэтому меня это так задевало... он словно хотел подчеркнуть, как много у нас общего. Когда он, эээ, пытался убедить меня, что я пошёл в него и что нет смысла бороться с этим или стараться быть другим. Потому что это неизбежно, понимаете? Это... я ненавидел это. Я ненавижу его.

Он поражённо замолчал. Он никогда не говорил этого вслух, наверное, воспитание не позволяло озвучить эту мысль. Потому что думал он об этом сотни раз, однажды даже нацарапал эти слова на парте в классе, только потом осознал, что наделал, и соскрёб их. Весь выпускной учебный год он сидел за партой, мечтая о том, как уедет в колледж, и обводя кончиками пальцев царапину, как набожный христианин мог бы перебирать чётки; это его успокаивало.

– Есть вещи, которых не избежать, – заметил Дэн, – но я никогда не считал ребёнка отражением одного из родителей; разве это возможно, если в его создании участвовали двое? К тому же, жизнь со всеми обходится по-разному. – Он покачал головой, явно не соглашаясь с этим. – Оба слова подойдут. Спасибо, Валера.

Валерка почувствовал, как расслабляется от похвалы... мысль о том, что он мог делать то, чего от него ждут, быть тем, кем его видят, почти без усилий, и что он не разочаровал Дэна («пока», – ехидно добавил внутренний голос), вызывала просто невероятное облегчение.

– Не за что, – ответил он, потому что это показалось подходящим ответом, и в ожидании замер.

– Итак, – произнёс Дэн и поднял шарф, ожидая, что Валерка что-нибудь скажет, но тому было нечего сказать, разве что «Скорее, пожалуйста», а это вряд ли понравится Денису.

– Опусти руки по бокам, – сказал тот, его голос едва заметно изменился, став спокойнее, увереннее. – Как я уже сказал, этот шарф не для того, чтобы связать тебя по-настоящему, но для начала я хочу посмотреть... – Он обернул один конец шарфа вокруг правого запястья Валеры, завязав простой узел, а потом затянул левое запястье покрепче. Валерка почти не мог двигать руками в таком положении, но если заводил их за спину, становилось довольно свободно.

Дениска сделал шаг назад и окинул его тёплым взглядом, снова даря одобрение, которого так жаждал Валера.

– О да, – тихо сказал он. – Очень неплохо.

Если подумать, Валерку удивляло, что он чувствует себя так комфортно. Он едва знал Дениса, и всё же стоял здесь, в его спальне, абсолютно обнажённый, возбуждённый, со связанными запястьями.

И почему-то это казалось правильным.

Более того, у Валеры было ощущение, что он всегда ждал этого момента.

Он хотел попросить большего, но пришлось напомнить себе, что если быть терпеливым, Денис даст ему всё сам. Денис знает, что ему нужно.

– Я могу связать их туже, – сказал тот. – Так что единственным, кто сможет освободить тебя, буду я. Связать тебя так, что ты будешь тянуть и дёргать изо всех сил и всё равно чувствовать себя в безопасности, и я это сделаю, но чуть позже, а сначала я хочу к тебе прикоснуться.

У Валеры пересохло во рту от томления, но он просто кивнул, и Дэн шагнул к нему и поцеловал, но не в губы, а в шею, туда, где она переходила в плечо. Поцелуй был коротким, но клеймом обжёг кожу. Дениска провёл тыльной стороной ладони по груди Валеры, щекоча костяшками пальцев, оставляя след из мурашек. Вскоре на смену костяшкам пришли ногти, иногда царапая до боли, до бледных полос, а после – гладкие подушечки пальцев. Валерка стоял, покачиваясь, хотелось зажмурить глаза, чтобы раствориться в ощущениях, но он держал их открытыми, потому что боялся что-нибудь упустить.

Спустя какое-то время Дэн прижал два пальца к губам Валеры.

– Оближи их, – приказал он. – Сделай влажными.

Валерка приоткрыл губы, чтобы Денис мог скользнуть пальцами внутрь. Дениска был не самым крупным мужчиной из тех, что встречал Валера, но его руки были очень большими, и Валерка просто жаждал попробовать его кожу на вкус, обхватить губами пальцы, которые дразнили его.

Сначала он обвёл каждый палец языком, пощипывая костяшки губами. Ему очень хотелось прикусить их – несильно, – но он был уверен, что Дэн задумал совсем не это. Что же именно? Будет рисовать на обнажённой коже Валерика узор его же слюной?

Это не имело значения – ему всё равно. Он был так счастлив, что Дэн наконец-то прикасается к нему, возбуждает не только своим присутствием (хоть оно и подавляло), что ему было неважно, что последует за этим. Вместо этого Валерка сосредоточился на своей задаче, обсасывая пальцы Дениса, глубоко втягивая и упрямо борясь с рвотным рефлексом, надеясь, что эта демонстрация умений сможет соблазнить Дениса засунуть ему в рот что-нибудь посущественнее.

Дэн медленно, подразнивая, вытащил пальцы, и Валера почувствовал влажную прохладу и острый укол боли, когда Дэн ущипнул его сосок, а скользкие от слюны пальцы тут же занялись вторым, возбуждая, обжигая мимолётной болью.

Окинув взглядом свою работу, Денис снова посмотрел в лицо Валере, и тот понадеялся, что не выглядит шокированным. Боль была почти незаметной, совсем слабой, но эти ощущения накапливались, как снежинки, из которых позже получится снежный ком; каждый укол боли, каждое прикосновение шёлка к тонкой, нежной коже на запястьях, каждое касание Дениса, когда Валерка не знал, причинит оно боль или успокоит, заставляло его осознавать одну вещь – всё в руках Дэна, абсолютно всё.

Дыхание его стало неровным, сердце громко заколотилось. Дэн не прикасался к нему ниже впадинки бедра, хотя прижал к ней палец и стал выводить круги, заставляя мышцы живота Валеры сокращаться. Его член вздрагивал с каждым вздохом, истекал смазкой, потемнев от притока крови, показывая, как близок Валерка к тому, чтобы кончить, но Дэн не смотрел на него.

Он скользнул за спину Валеры и как бы невзначай провёл ладонью по животу, краем мизинца задев головку члена.

Тихий звук – что-то среднее между вздохом и стоном – вырвался у Валерика... он не смог сдержаться. Он был так возбуждён, что даже ладонь Дениса на его животе обжигала; прикосновение же к члену, пусть и совсем лёгкое, даже не обжигало, оно... сводило с ума. Он старался, очень старался не двигаться, не тянуться за прикосновением, но, видимо, ему это не удалось.

– Не двигайся, – сказал Дениска тихим, но твёрдым голосом, и Валерка замер, исполненный решимости сделать всё, что в его силах.

Ладонь Дениса снова скользнула по его коже, кончики пальцев обвели пупок, так что по всему телу побежали мурашки. Кожа Дэна была не такой горячей, как у Валерки, и тот замер, когда прохладные пальцы скользнули по боку, не дотрагиваясь до члена, а потом прошлись по мягким волоскам на бедре.

Он не шевелился, но не смог сдержать всхлип – второй за последние несколько минут.

– Я мог бы приказать тебе молчать, но мне нравятся звуки, которые ты издаёшь, – сказал Дэн. – Ты такой же красноречивый, каким был на лекциях, хотя сейчас ничего и не говоришь.

Дениска делал ударение на каждом слове, осторожно покусывая нежную мочку уха Валеры, стоя у него за спиной. Теперь Валерка мог закрыть глаза, что, впрочем, и сделал, чувствуя, как кончик пальца скользит по его боку.

– Помнишь, что я тебе приказал? – спросил Денис.

– Д-да, – выдохнул Валерка, его тело просило разрядки, чего-нибудь посерьёзнее коротких поцелуев и мимолётных прикосновений. – Не двигаться.

– И ты хорошо справляешься, – заметил Денис.

Волна облегчения и гордости, накрывшая Валерку при этих словах, почти пугала. Его плечи расслабились, опустившись на полдюйма, так что поза стала чуть более удобной, и колени тут же ослабли. Он не понимал, что это значит, но ему это нравилось, пусть и тревожило. Интересно, это нормально или он совсем никуда не годен, хоть и не подозревал об этом?

Денис скользнул ладонями вверх по груди Валеры, всё ещё оставаясь у него за спиной, и зацепил соски ногтями больших пальцев. Валерка никогда не считал соски чувствительным местом, но прикосновения Дэна заставили его изменить своё мнение, потому что соски казались до боли тугими, и с каждым дразнящим прикосновением кровь всё сильнее приливала к члену, Валерка понимал, что ещё немного этой боли – и он не сможет сдержаться.

«Нельзя кончать, – напомнил он себе. – Нельзя».

– Я нечасто буду предлагать тебе выбор, – сказал Дэн. – Отнюдь не по доброте душевной, как могло бы показаться. Однако сегодня у тебя он есть. Ты можешь кончить, или я могу тебя отшлёпать. Если выберешь мою руку на твоей заднице, а не на члене, вероятно, ты также сможешь кончить. Если это произойдёт, я отнесусь ко всему с пониманием и сочувствием – даже порадуюсь, что тебе так понравилось... но всё равно накажу за несдержанность.

Пальцы Дениса обхватили запястья Валеры, стискивая сильнее, чем шёлк, а потом развязали слабый узел и выпустили край шарфа, так что тот свесился до пола, щекоча ягодицы и бедро Валеры.

– Выбирай, пожалуйста, Валерка.

Боже, ему так хотелось кончить. Казалось, что он в таком состоянии уже несколько недель. Но при мысли о ладони Дэна на его заднице, о размеренных ударах, подрагивающих с каждым шлепком бёдрах, горящей коже...

Как, чёрт возьми, тут можно выбирать?

Должно быть, это и имел в виду Дэн, когда сказал, что делает это не по доброте душевной, но подумав ещё несколько секунд, он вдруг понял, что ладонь Дениса, шлёпающая его – всё равно лучше возможности кончить, если он будет дрочить себе сам.

– Отшлёпайте, – прошептал он, но вышло так тихо, что Валерка не знал, смог ли Дениска расслышать. Он поднял голову и, краснея, повторил: – Отшлёпайте меня. Пожалуйста.

Он услышал, как Дэн выдохнул, словно ждал ответа, затаив дыхание, и задумался, не было ли это испытанием, а не выбором. Валерка всё ещё не мог свыкнуться с мыслью, что подчинение так возбуждало его после стольких лет борьбы за то, чтобы никому не подчиняться, неудивительно, что Денис тоже сомневается.

Тот намотал шёлковую ленту, всё ещё обвивающую запястье Валеры, себе на руку и повёл его к кровати.

– Я мог бы сделать это несколькими способами, но тому, что поза «положив на колени» так и не вышла из моды, есть основание, кроме того, это моя любимая позиция для спанкинга. – Он поднял руку. – И я могу перечислить множество причин, почему лучше пользоваться этим, а не щёткой или паддлом, хотя для более долгих сессий это и непрактично. Я ударю тебя ровно двадцать раз, достаточно, чтобы кожа горела, но на самом деле это только первое знакомство. Двадцать – почти ничто. Просто для разогрева. Ты должен считать про себя, и если я остановлюсь и спрошу, до скольки ты успел досчитать, надеюсь, что ты ответишь, или придётся добавить ещё два удара. Какие-нибудь вопросы?

Сердце Валеры бешено стучало, и он рассеянно подумал, сколько месяцев жизни потерял из-за этого выброса чистого адреналина. Хотя на самом деле его это не волновало.

Вопросы? Единственный вопрос, который возник у Валерки, это почему он всё ещё стоит, если мог бы уже лежать на коленях Дениса.

– Я не... нет. Никаких вопросов. – Двадцати шлепков уже казалось недостаточно, но он доверял Дэну, который сел на кровать и стал ждать. Денис не должен ждать.

Пытаться понять, как лучше лечь другому мужчине на колени, было очень неловко. Валерка участвовал в спанкинге лишь однажды – и это была игра, он просто пару раз шлёпнул другого парня по заднице – одетого парня. Сейчас, прижимаясь грудью к бёдрам Дэна, он снова почувствовал себя неуверенным.

Первое прикосновение ладони Дениса, поглаживающей ягодицы, заставило его забыть обо всём, что должно было случиться. Напряжения, обычно охватывавшего Валеру, когда его трогали там, словно и не существовало; он хотел, чтобы его трогали, если это делал Денис, к тому же это ведь не секс, а спанкинг.

Дениска прижал ладонь к пояснице Валеры, удерживая его на месте, и слегка сменил позу, раздвинув колени, так что члену Валеры не обо что было потереться. Пальцы ног зарылись в густой мягкий ковёр у постели, кончики пальцев рук могли дотянуться до пола, если бы Валерка расслабился и разжал стиснутые кулаки.

– Готов? – спросил Дэн и, только дождавшись хриплого «да», ударил.

Валерка ждал этого и всё равно громко охнул от удивления. Дениска даже не пытался смягчить первый шлепок; его ладонь обрушилась вниз, сильная и горячая, отчего по ягодице растеклись жар и боль. Боль, причинённая не от гнева, не от разочарования... боль, от которой защитные барьеры Валеры таяли, как лёд на солнце, оставляя его открытым перед Денисом, что радовало его, даже несмотря на то, что пугало.

Мысленно уцепившись за «один» – число словно помогало держаться, обещая ещё девятнадцать точно таких же ударов, – Валерка вдруг понял, что приподнимает бёдра и раздвигает ноги, молча умоляя об очередном шлепке.

Следующий оказался ещё сильнее – как будто первый был проверкой – и Валерка тихо вскрикнул, когда лёгкое жжение усилилось. Чтобы удержать в уме «два», ему потребовалось время, а затем последовал третий удар, почти такой же по силе, как и второй, но так как нервные окончания стали чересчур чувствительными, более болезненный. Он снова вскрикнул, вспомнил, что надо считать, но при следующих ударах мозг словно отключился, сознание сосредоточилось на боли и секундах между ударами. Задница горела, горло саднило от вырывавшихся вскриков, голова кружилась.

– Сколько? – спросил Дениска, когда Валерка готовился к очередному приливу боли, ждал её.

Ему понадобилось несколько секунд, чтобы собраться и сообразить, что нужно ответить, но тут он понял, что сбился со счёта. Было три, а потом, наверное, ещё восемь.

– Эмм, одиннадцать? – попытался угадать он.

Денис сухо усмехнулся.

– Хорошо, что не я преподавал у тебя математику. Нет. Двенадцать. А это значит, что осталось?..

Поразительно, как трудно оказалось сосредоточиться, чтобы выполнить задачку, с которой справился бы и пятилетний ребёнок. Происходящее заставило его надломиться – как физически, так и эмоционально – раздробило на множество неровных осколков, но не из-за болезненных, жалящих шлепков, а из-за стараний не поддаваться настойчивой пульсации члена, не кончить. Если он уже был возбуждён, когда ложился Денису на колени, то сейчас всё стало ещё хуже. Он не мог описать своё состояние словами; он никогда, никогда раньше не был на грани оргазма на протяжении столь долгого времени. Никогда не осознавал, что сделает с ним простой запрет.

– Десять, – сказал он, и какой-то бунтарской частью рассудка пожелал, чтобы снова ошибся, и Дэн добавил два удара. Валерка хотел ещё. Это была пытка, и он не знал, как долго ещё сможет сдерживаться, но боль, сладкая, обжигающая, такая долгожданная, того стоила.

И да, ему было любопытно, каким будет наказание, при одной только мысли об этом возбуждение становилось просто невыносимым.

– Десять, – повторил Дэн строгим голосом, посылая озноб по спине Валеры. – Не сбивайся больше, Валерка. Сосредоточься, прошу тебя.

Следующие три удара пришлись на одно и то же место, Валерка просто не мог терпеть – на глазах выступили слёзы. Перед глазами всё расплывалось, слёзы капали на пол, когда он зажмуривался. Ещё два шлепка по тому же месту, и Дэн перешёл к другому, оставив в покое пульсирующую кожу.

Всего пять, значит, осталось тоже пять. После следующего удара Валерка резко втянул в себя воздух, а потом выдохнул, слёзы потекли всерьёз – он плакал. Пытался взять себя в руки, подавить всхлипы, но потерял всякий контроль – он не мог сдержать волну, которая росла годами. Хоть и с трудом, но Валерка продолжал считать удары той частью мозга, которая ещё могла считать, так что когда Дэн остановился и снова спросил:

– Сколько, Валера?

Он ответил уверенно, хоть и слабым голосом:

– Де-девятнадцать.

Глаза всё ещё жгло от слёз, член ныл. Не так, как плечо когда он его вывихнул – та боль была просто ослепляющей, перед глазами расплывались белые круги, у него даже откололся кусок зуба оттого, с какой силой он их стискивал. Сейчас он хотел кончить, кончить немедленно. Он так долго ждал, его ягодицы должны быть уже ярко-красными.

Нет, он не кончит. Не станет. Как бы больно ни было, как бы здорово он себя ни чувствовал, Валерка был упрям и не собирался позволять себе кончить.

Последние три удара были ничуть не менее болезненными, даже несмотря на то, что дело близилось к концу; Валерка тяжело дышал через рот, слёзы продолжали течь, губы пересохли, член всё так же сочился смазкой. От острой боли последнего удара его член предостерегающе дёрнулся, но Валерка не стал ждать, чтобы увидеть, что случится – он без разрешения вскочил с колен Дениса и обхватил пальцами основание члена, с такой силой сжимая, чтобы не кончить, что застонал.

– Простите, – выдохнул он. – Простите, мне надо было...

Дениска ничего не сказал, и это молчание подействовало на Валерку, как ведро холодной воды на голову, чуть успокоив возбуждение и превратив желание «сейчас-сейчас-сейчас» в просто «скоро». Никакого одобрения или укора, Дэн просто смотрел на него, слегка нахмурившись и прищурив глаза. Молчание затянулось, а потом Денис поманил Валерку пальцем.

– Ложись обратно, – сказал он, и стало совершенно ясно, что Дэн им недоволен. Но когда Валерка, наскоро вытерев мокрое лицо, подчинился – тело требовало разрядки, мышцы протестовали, не желая возвращаться в положение, в котором находились так долго, – Денис прижал прохладную – левую – ладонь к коже, которая сейчас должна была быть ярко-красной, забирая часть жара, а правой – горячей и шершавой – погладил Валерку по бедру.

– Я знаю, почему ты это сделал, и я признателен за твои старания выполнить мой приказ и не кончить без разрешения, но никогда больше так не поступай. – Дениска улыбнулся; Валерка услышал улыбку в его голосе. – Ну а если не принимать во внимание эту ошибку и твою неспособность считать, тебя было приятно шлёпать. Спасибо.

Валера почувствовал, как на лице расцветает ответная улыбка, хотя ему пришлось ещё раз вытереть ладонью слёзы. Он неосознанно боялся, что ведёт себя неправильно – было приятно знать, что он не облажался так уж сильно. Он дрожал, задница ныла нещадно, а член – чуть послабее теперь, когда адреналин слегка схлынул.

– Вам спасибо, – сказал он, впервые чувствуя себя настолько кому-то благодарным. Горло саднило от криков и всхлипов, нос был забит, и Боже, он чертовски устал. Хотелось соскользнуть с колен Дэна, свернуться калачиком на полу и заснуть прямо здесь.

Мягко хлопнув Валеру по заду, Денис убрал руки.

– Ложись на кровать лицом вниз. Тебе нужно прийти в себя и успокоиться.

То, как он переполз с колен Дениса на кровать, больше походило на неловкое карабканье, чем на грациозную смену позиций, но Валерке было всё равно. Он вытянулся на хлопковом покрывале, наслаждаясь его мягкостью, и ощутил, как спружинила кровать, когда Дэн встал.

– Я вернусь через минуту. Принесу тебе «Колу». Тебе нужен сахар.

Перед уходом он развязал узел шарфа на запястье, сложил его и сунул в ладонь Валеры. Тот стиснул шёлковый квадратик так, словно это была рука Дэна, чувствуя, как нежная ткань щекочет шершавую кожу его пальцев.

Ему было так хорошо. И плевать, что он всё ещё возбуждён и понятия не имеет, когда Денис может позволить ему кончить – да, его член болел, и наверное, так будет ещё долго, но всем частям его тела – даже ноющей заднице – было хорошо. Валера был расслаблен, как будто всё напряжение, никогда не оставлявшее его, так что он даже перестал осознавать, что напряжён, растаяло, оставив мышцы вялыми, ленивыми и тяжёлыми.

Видимо, его мозг был готов расплавиться так же, как и всё тело, потому что он почти задремал, когда Дэн вернулся.

Он не знал, произнёс ли Дэн что-то вслух, или просто от его возвращения в комнате что-то неуловимо изменилось... потому что Валерке казалось логичным, что присутствие Дэна могло что-то изменить.

– Что? Простите. – Он приподнялся на локтях, поморщившись, когда чувствительная кожа протестующе заныла.

– Лежи спокойно, – сказал Дэн и поставил поднос на ночной столик. Валерка покосился на него, пытаясь разглядеть, что там. – Можешь сесть и попить колы. Я хочу немного успокоить воспалённую кожу.

Даже после этих слов холодная грубая ткань, которую Денис прижал к его заднице, показалась ледяной. Валерка охнул, по коже побежали мурашки.

– Холодно!

– Знаю. – К счастью, Денис не стал тереть, просто позволил ткани впитать жар свежеотшлёпанной кожи и повторил действие несколько раз, прежде чем вытереть Валерку полотенцем, которое, надо полагать, было очень мягким, но сейчас казалось сделанным из наждачки.

– Теперь крем, – рассеянно произнёс Дэн. И Валерка впервые задумался, возбудился ли Дэн так же, как он. Он очень надеялся на это, может, из сочувствия тот позволит ему подрочить.

Крем в самом деле помог, пальцы Дениса наносили его быстро и осторожно. Когда он закончил, Валерка решил, что, пожалуй, сможет снова надеть брюки... конечно, если не придётся их застёгивать.

– Оставайся на животе, пока крем не впитается, – сказал Дэн, – только приподнимись, чтобы попить. А потом расскажи мне, как ты себя чувствуешь, и как это было. Я жду не чего-нибудь вроде «круто» или «классно»; я хочу знать, что для тебя работает, а что нет.

Взяв из рук Дениса бутылку, Валерка сделал с полдюжины жадных глотков, а потом заставил себя остановиться, потому что пить слишком много, когда тебя мучает жажда, никогда не было хорошей идеей. Ледяной напиток успокоил горло и собрался где-то в желудке, холодя изнутри.

– Я чувствую себя хорошо, – сказал он. – Очень расслабленным. Словно я и не знал, что напряжён, пока не почувствовал, что бывает иначе. В этом есть смысл? – Дэн кивнул, и Валерка продолжил: – То есть, понимаете, я всё ещё возбуждён, значит, наверное, не полностью расслаблен. Но думаю, мне понравилось это ощущение, когда мозг словно отключается, и ты чувствуешь только тело и его ощущения, ожидая следующего удара, даже не задумываясь об этом. Как будто тобой завладел инстинкт или что-то вроде того. Когда я потерял счёт, я, наверное, ушёл слишком далеко. Слишком глубоко в себя.

– Это не всегда плохо, – задумчиво протянул Дениска. – Даже совсем не плохо. Я очень рассчитываю, если так можно выразиться, на то, что ты покажешь мне, как справляешься. Со временем ты научишься контролировать потерю контроля... знаю, это звучит парадоксально, но ты поймёшь, о чём я.

Валера сделал маленький глоток кока-колы. Странная эйфория ещё не прошла, но когда Денис находился так близко, и его рука – горячая и покрасневшая – лежала на коленях, было просто невозможно забыть о желании кончить. Он хотел, чтобы эта рука – та, что отшлёпала его – крепко и безжалостно обхватила его член, до дрожи хотел кончить, хотел, чтобы ягодицы горели от прикосновения к простыням, пока он извивается на них, и к мускусному запаху пота и похоти, стоявшему в комнате, примешивался запах спермы.

– Ты ведь хочешь кончить, не так ли? – шёпотом спросил Денис. Забрал бутылку из податливой руки Валеры и отставил на поднос, а потом надавил мальчику на плечо, заставив лечь на спину – Валерке казалось, что он парит в невесомости, словно дрейфует в морской воде. – Попроси моего разрешения, Валера. Заставь почувствовать, как сильно тебе это нужно, как сильно ты этого хочешь. – Он наклонился и поцеловал Валерку в приоткрытые губы, крепкий и сладкий, как конфета, поцелуй закончился слишком скоро. – Попроси о снисхождении и посмотри, найдётся ли оно у меня для тебя; сейчас, должен признаться, его немного. Ты такой соблазнительный, когда терпишь, и твой член, твёрдый и влажный, ждёт, что я лизну его, укушу или, может, пососу... и я это сделаю со временем, когда ты будешь связан и беспомощен, без возможности пошевелиться, проникнуть глубже в мой рот или попросить о большем – без возможности сделать хоть что-то, кроме как позволить мне играть с тобой... но этого не будет ещё долго, а ты ведь хочешь сейчас, да? Так скажи мне, Валерка, чего ты хочешь?

– Вас, – прошептал Валера, потому что когда вопрос стоял ребром, это была самая простая истина. Сейчас, когда его задница горела, а твёрдый член прижимался к животу, он, конечно, хотел кончить, особенно после стольких дней ожидания, но если выбирать между прикосновением Дениса – рукой, губами, языком, неважно – и желанием кончить, он выберет Дениса. – Хочу, чтобы вы потрогали меня. Если вы разрешите мне кончить, будет ещё лучше, но на самом деле мне нужно не это. – Он умоляюще вскинул бёдра, чтобы тело говорило за него, но заранее зная, что этого будет недостаточно.

Дениска хотел, чтобы он умолял.

– Пожалуйста. Прошу, дотроньтесь до меня, Денис. Я хотел этого так долго, хотел вас. – Это оказалось труднее, чем он думал, слова будто застревали в горле. Он никогда и никого ни о чём не просил. Он пошёл работать за мизерную плату с одним школьным образованием – пусть это была и частная школа, – лишь бы не просить отца платить за обучение в колледже. А это – разрешение кончить – гораздо менее важно, без этого он сможет обойтись гораздо дольше. Валерка почувствовал, что на глаза снова наворачиваются слёзы, но теперь это были слёзы стыда за то, как низко он пал. Если он попросит, а Дэн всё равно скажет «нет»... – Пожалуйста, Дениска. Мне нужно кончить. Нужно кончить для вас, нужно показать. Я хочу, чтобы вы увидели.

Нет ничего более интимного, чем когда кто-то смотрит, как ты кончаешь, но Валерка хотел этого. Хотел, чтобы Дэн не сводил с него глаз, лаская ладонью его член. Одна только мысль об этом чуть не заставила его сорваться.

– Мне нужно это. Нужно, чтобы вы позволили мне. Нужно... прошу, Дэн. Пожалуйста.

– Ты так противишься этому, да? – спросил Денис всё тем же едва слышным шёпотом. – Ты не можешь понять, почему тебе это так нужно, знаешь лишь, что нужно. Как воздух, как вода. – Он прижал правую ладонь к груди Валеры и медленно скользнул вниз, пока рука не оказалась очень близко от того места, где Валерка так хотел её почувствовать, нужно было сдвинуться всего на дюйм на постели, но он не стал этого делать. – Но ты не позволяешь той части тебя, что хочет воспротивиться мне, победить. И не позволишь. – Ладонь Дениса обхватила лицо Валеры, поглаживая по щеке. – Тогда кончи для меня. Можешь помочь себе руками. Я хочу посмотреть, как ты мастурбируешь; хочу увидеть, как ты кончаешь, прямо здесь, лёжа на моей постели.

Получив разрешение, Валерка приглушённо всхлипнул, одной рукой сжал член, а другой – яички. Это почти не заняло времени – три неловких движения, и он уже кончил, содрогаясь всем телом, задыхаясь, чувствуя руку Дэна на подбородке, пока его трясло от разрядки, как тряпичную куклу – и только прикосновение Дениса ещё удерживало его в этой реальности, глаза Дэна следили за его лицом.

Это был самый сильный оргазм на его памяти; Валерка хватал ртом воздух, сердце в груди выстукивало стаккато, а тело растеклось по кровати, совершенно ослабев – он беспомощно хихикнул. Он всё ещё был возбуждён, даже сейчас его член лениво подрагивал.

– Спасибо, – прошептал он, но подумал, что выражение его лица должно компенсировать отсутствие энтузиазма в голосе. Ему хотелось обнять Дениса и чтобы Дэн обнял его в ответ, хотелось заснуть на его плече, как на подушке, но он понятия не имел, каков расклад. У него было слишком мало опыта. Он не знал, что можно делать, а что - нельзя.

Дениска вздохнул – глубоко и шумно – и накрыл ладонью руку Валеры, едва сжимая, но даже это прикосновение могло бы снова вернуть Валерку в то же состояние, что и до этого – большего бы и не потребовалось. Он слегка раздвинул ноги, не заботясь о том, насколько откровенным выглядит приглашение, Дэн улыбнулся и разжал руку.

– Пожалуйста.

Он мазнул по животу Валеры влажным полотенцем, вытер руки и бросил его обратно на поднос, чуть не опрокинув чашку с водой.

– Сейчас не так уж поздно, но тебе завтра рано утром на лекции; я хочу, чтобы ты выспался. Если я решу, что это – что угодно из того, что мы делаем – влияет на твою учёбу, придётся прекратить. – Он помешкал, не сводя глаз с Валерки, на лице которого, видимо, отразилась обида из-за такого резкого перехода от интимности к холодности. – Тебе кажется, что я пытаюсь отстраниться после близости? Дело не в этом. Просто это продолжение того, чем мы только что занимались, выраженное несколько иначе. Не делай такое лицо. – Денис пихнул ногу Валеры коленом. – Подвинься.

Валерка отодвинулся, давая Дэну лечь рядом. Он не знал, чего тот хочет – знал только, что ему очень хочется, чтобы Денис тоже был обнажён – но Дэн потянулся к нему, привлёк к себе, повернувшись, так что они прижались друг к другу, переплетя руки.

Это было... приятно. Валерке было уютно, и возбуждение, наконец, прошло (какое облегчение!), он вдруг понял, что устал. Однако он не мог позволить себе полностью расслабиться, потому что не хотел заснуть, чтобы через несколько минут его разбудили и отправили домой. Его комната в общаге с белыми стенами и тонким матрасом казалась сейчас такой далёкой, эта нравилась ему куда больше.

– Можно я... останусь здесь? На ночь? – спросил он.

– Не уверен, что это хорошая идея, – с сомнением ответил Денис. – У тебя в девять лекция, и тебе надо рано встать. Я не могу подвезти тебя до общежития, – сказал он, крепче обнимая Валеру за плечи, словно говоря обратное, но через мгновение отстранился. – Это плохая идея, – повторил он.

Просьбы помогли раньше... может, сработают и сейчас.

– Пожалуйста? – попросил Валерка. – Я буду хорошо себя вести и встану пораньше, а до общаги доберусь пешком. Это не так уж и далеко. – Вообще-то далековато, но он дойдёт. Оно того стоит, если ему выдастся шанс поспать в одной постели с Денисом.

– Почему ты так этого хочешь? – спросил тот, в его голосе звучало искреннее замешательство. – Мы... мы ведь не встречаемся, ты понимаешь. Ты хотел, чтобы я помог тебе – обучил – и я согласился, но мы едва знаем друг друга. – Он откинул волосы Валеры с лица машинальным и властным жестом. – Или ты думаешь, что сможешь уговорить меня на что-то, кроме сна?

Может, они и не встречались, но в глубине души Валерка знал, что ему бы этого хотелось. И дело тут не только в обучении... всё уже сейчас стало куда серьёзнее, и если Денису нужно время, чтобы это осознать, что ж, он просто подождёт, пока это не произойдёт.

Однако он был уверен, что если сказать об этом сейчас, ничего хорошего не выйдет.

- Я сделаю что угодно, - сказал он. – Если вы не хотите... ладно, хорошо, я всегда могу сделать вам минет, или можете кончить на меня, или... что угодно. Или нет. Я всё равно хочу остаться. Я чувствую... не знаю, я чувствую себя самим собой. С вами. – Он перехватил взгляд Дениса, надеясь найти там ответ, которого хотел, но готовясь уйти, если его не последует.

- Мой первый саб, Миша, обычно спал со мной, - ни с того, ни с сего сказал Дэн, заставив Валерку бороться с очередным приступом зависти. – За столько лет другие тоже спали время от времени, но в основном они всё же просто... шли домой, или сессии проходили в другом месте - вроде клуба. – Он пожал плечами. – Оставайся, если хочешь, но не заставляй меня объяснять значение понятия «никакого секса» посреди ночи, пожалуйста.

– Хорошо, – согласился Валера. – Спасибо. Не буду. Лучше без секса спать с вами, чем возвращаться в общагу и без секса спать там в одиночестве. – Он слегка улыбнулся. – Кроме того, я уже знаю, что мой сосед храпит, а вы может и нет.

– А ты может и да, – заметил Дэн, несильно потянув Валеру за прядку волос. – В таком случае, напомни мне показать тебе, где комната для гостей.

Улыбка Валеры стала шире, а потом он зевнул. Он так устал – казалось, он готов проспать по меньшей мере сутки.

– Я не храплю, и все парни, с которыми я спал, могут также подтвердить, что я не ворочаюсь во сне. Вам не о чем волноваться.

Денис встал, разделся до трусов – осторожно сложив одежду в корзину для грязных вещей, заметил Валерка, видимо, Дэн был из этих помешанных на чистоте психов – и ушёл в ванную, но вскоре вернулся в постель.

Валерка осторожно придвинулся к нему – он был тёплым, и от него очень хорошо пахло – и закрыл глаза, уверенный, что это будет лучший сон в его жизни.

– Спокойной ночи, – сказал он.

– Спокойной ночи, – отозвался Денис и погладил его по волосам.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 7
© 10.09.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2894103

Рубрика произведения: Проза -> Другое


















1