Стихи
Проза
Разное
Песни
Форум
Отзывы
Конкурсы
Авторы
Литпортал

Непристойное поведение. Пролог


Непристойное поведение. Пролог
– Ты уверен, что это то самое место? – с сомнением спросил Валера, когда они вошли в зал и дверь за ними захлопнулась. Ему пришлось поморгать, чтобы глаза привыкли к здешнему освещению, но даже тогда всё равно казалось, что они ошиблись адресом. Он никогда не бывал в BDSM-клубах, но ожидал совсем другого.

Это заведение походило на обычный ночной клуб – кстати, битком набитый. Вдоль дальней стены тянулась барная стойка, у которой собралась почти привычная толпа студентов и людей постарше, пытавшихся привлечь внимание бармена. Два танцпола вместо традиционного одного, но всё остальное такое же, как и в любом клубе, куда ходил Валерка. Не то, чтобы их было много, конечно, потому что до совершеннолетия ему оставалось ещё полгода, и он не мог покупать спиртное, но одно из преимуществ жизни в районе по соседству с двумя университетами – это готовность клубов пускать несовершеннолетних, хоть и проверять потом документы при покупке выпивки.
По крайней мере, гипотетически.

Однако приглядевшись повнимательнее, Валера заметил, что этот клуб всё-таки другой. Например, более тщательный осмотр показал, что на некоторых посетителях ошейники. Короткие ожерелья то выходили из моды, то возвращались, и Валерка не обращал внимания на женщин и их одеяния... зато обращал на мужчин и был совершенно уверен, что никогда не видел на парнях подобных украшений. Они были нескольких видов, и мужчины, носившие их, точно приклеенные ходили за своими спутниками: кто-то – за мужчинами, кто-то – за женщинами.

Играла музыка, но не та оглушающе грохочущая, к какой привык Валера. Скорее походило на сорок лучших хитов.

– Эй? Земля вызывает Валеру! – насмешливо окликнул Алекс, и Валерка, заморгав, заставил себя повернуться к другу.

– Прости, что? – Даже сейчас он чувствовал, как его взгляд притягивает парочка за одним из столиков. Вернее, один из двоих мужчин сидел за столом, а второй – на коленях у его ног и смотрел на первого с выражением, похожим на благоговение.

– Ты спрашивал, то ли это место, – сказал Алекс. – Теперь, оглядевшись, думаю, ты нашёл ответ на свой вопрос, судя по тому, как у тебя отпала челюсть. Держи себя в руках. Мы ведь не хотим, чтобы нас приняли за туристов.

– Эй, ты был здесь раньше, – возмутился Валера.

– Всего пару раз, – ответил Алекс. – Кроме того, Рома привык держать меня на коротком поводке – образно выражаясь, если вдруг ты хотел спросить, – так что я вроде как смотрел только на него.

Валерка кивнул и увидел, как парень, сидевший на стуле, сказал что-то тому, который стоял на коленях, потом протянул руку и погладил его по голове.

– Почти никто не танцует, – заметил он, стараясь говорить нормальным голосом, хотя сердце бешено колотилось.

– Попозже будут, – рассеянно отозвался Алекс, разглядывая толпу. – Ты ведь понимаешь, что люди приходят сюда не за этим? – Он потянул Валеру за рукав рубашки. – Хочешь, выпьем, а потом я представлю тебя? Вижу парочку ребят, с которыми познакомился, когда был с Ромкой.

– Хорошо. – Они направились к бару, и тут Валерка замер, узнав одного из сидящих у стойки мужчин. – Вот дерьмо, – выругался он полушёпотом, но Алекс всё равно расслышал.

– Что?

– Тот парень, – начал Валера. – Каштановые волосы, голубая рубашка с двумя расстёгнутыми пуговицами.

– Да? Ты его знаешь?

– Он преподаёт у нас в университете, – ответил Валерка. – Вёл у меня литературу на первом курсе. Боже, какого чёрта он тут делает?

– Хмм. – Алек задумчиво разглядывал мужчину. – Выглядит знакомо. И, мне кажется, он делает тут то же, что и все – надеется с кем-нибудь замутить. Похоже, он здесь один.

Казалось, у Валеры в горле встал ком размером с бейсбольный мячик – было почти больно глотать. Профессор Денис Садов, который стоял перед всем курсом, рассказывая о Шекспире, Есенине и Пушкине и иногда улыбаясь так, что член Валеры заинтересованно вздрагивал, был здесь. В BDSM-клубе.

– Ты выглядишь так, словно сейчас либо потеряешь сознание, либо тебя стошнит, – сказал Алекс и заслонил собой Дениса, отчего Валерка скорее разозлился, чем воспылал к другу благодарностью, потому что больше не мог разглядеть Дениса. Что было абсолютно нелогично; ведь Денис совсем не похож на то, что искал Валера. Да, он явно многого не знал о бывшем преподавателе, но Валерка сомневался, что этот мужчина – саб. Отсутствие ошейника, расслабленная поза Дениса и слабая улыбка на лице словно говорили, что он здесь на своём месте, и Валеру мучила зависть.

– Очень сомневаюсь, что он пожалуется на тебя в деканат, а? – лукаво ухмыльнулся Алекс. – Он ведь больше у тебя не преподаёт? Потому что вам было бы чертовски неловко при встрече.

– Слава Богу, нет, – выдохнул Валера. – Он читает в основном лекции по письменным предметам, а это не моё.

– Может, он возьмёт тебя в ученики или что-то вроде того, – предложил Алекс, по голосу его было ясно, что он шутит. Хотя идея неплоха.

Валерка следил, как женщина в открытой блузке с внушительным декольте подходит к Денису. Шагнув в сторону, чтобы Алекс не загораживал бар, Валера увидел, как они разговаривают: женщина улыбалась, накручивая прядь светлых волос на палец с идеальным маникюром. Денис же казался откровенно скучающим, и от этого по телу Валеры пробежала дрожь.

– Думаешь, он согласится?

Алекс пожал плечами.

– За спрос денег не берут. Здесь, конечно, есть и придурки, как в любом другом месте, но многие готовы помочь новичкам. – Его лицо оживилось. – Если ему нравится преподавать, может, он даже ловит от этого кайф.

Валерка подумал, что профессия преподавателя вовсе не обязательно означает, что в свободное время ты готов обучать кого-то искусству быть Домом, но не стал этого говорить. Да, существует множество «если» и «может быть», но он всё-таки сын своего отца, поэтому сомнения и неуверенность не помешают ему получить желаемое. В худшем случае Денис скажет «нет», а «нет» всегда можно превратить в «да», если знаешь, где надавить.

Он заметил, что стакан Дениса почти опустел.

– Пойду куплю ему выпить и поздороваюсь, – сказал он Алексу.

– Звучит, как план. Я пока возьму пиво и подожду там, если понадоблюсь, – ответил Алекс, махнув рукой на угловой столик, где сидели и увлечённо о чём-то разговаривали трое мужчин. Он торжественно похлопал Валерку по плечу, в голубых глазах блеснула улыбка. – Иди и получи пятёрку за напористость.

Место рядом с Денисом, к счастью, было свободным, Валера скользнул на него, как раз когда расстроенная блондинка отходила от бара, и как можно спокойнее бросил:

– Привет. Часто сюда приходите?

Он почти забыл, какими холодными могут быть эти серые глаза, когда Денис чем-то недоволен. Почти. Один беглый равнодушный взгляд, и Валерка уже почувствовал прилив возбуждения и азарта, точь-в-точь как когда Денис унижал его перед всем классом, заявляя, что Валера в очередной раз прочитал стихотворение слишком пафосно или невыразительно.

– Я задал вам вопрос, – сказал он.

Денис сделал последний глоток – судя по цвету и запаху, виски со льдом, который растаял достаточно, чтобы осветлить напиток – и поставил стакан на стойку.

– А я был на удивление любезен и сделал вид, что не слышал и не заметил вашего присутствия в баре, ведь вам ещё нельзя покупать выпивку. – Денис, наконец, посмотрел прямо на Валеру – в глазах его читался гнев, а вовсе не смущение. – Идите домой, Русик. Вам здесь не место.

– Не вам решать, где мне место, – парировал Валерка. – И я не слишком молод, чтобы здесь находиться. Пить – да, хотя осталось недолго, но не сидеть в клубе. Я пришёл с другом. А вы?

– Я прихожу сюда не друзей заводить, – хрипло ответил Денис. Слушать его было всё равно что грызть яблоко, только что сорванное с дерева; у Валеры почти текли слюнки. – Вы понимаете, где находитесь?

Валерка нахмурился.

– Да... я не дурак. Пожалуй, не мучайся вы от старческого склероза, вы бы это помнили. Я знаю, что не нравился вам в классе, но, поскольку мои оценки зависели не от вашего личного мнения о моём характере, я всё-таки получил пять. – Он вздохнул и потёр лицо – да, он думал, что всё будет совсем не так. – Послушайте, давайте начнём сначала? Позвольте, я куплю вам выпить.

– Нет, спасибо. И я довольно хорошо вас помню, – холодно сказал Денис. – Вы были наглым и заносчивым, а свою оценку получили благодаря тому, что забывали о своём самомнении и писали действительно стоящие работы. – Денис поднял стакан и поболтал в нём лёд, следя, как он, позвякивает, ударяясь о стенки стакана. – Вы удивили меня; сначала я даже подумал, что вы кому-то за них заплатили, но иногда в работах встречались мысли, похожие на то, что вы говорили в классе... – Он отставил стакан и попросил бармена повторить. – Такой убедительный на публике, такой умный, что считали себя вправе поправлять меня... но когда вы оставались один, без этой вашей свиты обожателей, вы писали так, что было ясно: вы действительно меня слушали.

Бармен принёс Денису выпивку и протянул с тем же едва заметным восхищением в глазах, что читалось у всех сабов, когда они смотрели на Домов. Денис взял стакан, кивком поблагодарил мужчину и встал.

– Наслаждайтесь вашей маленькой экскурсией по зоопарку... и да, некоторые животные здесь кусаются.

«Ну и ладно, – подумал Валерка, разглядывая идеальную задницу удаляющегося мужчины. – Какая разница? Найду другого, чтобы ввёл меня в курс дела... кого-нибудь гораздо лучше этого ублюдка».

Правда, прозвучало это не слишком искренне – он никогда не умел врать, даже самому себе. Нужно признать: Валеру задело то, что Денису он не понравился. Конечно, иногда он мог вести себя чересчур дерзко. Он всегда был умным и знал это. Если растёшь под бдительным взором такого отца, как известный и уважаемый предприниматель, то приходится быстро схватывать и ещё быстрее уметь защищаться. Он бы справился с таким, как профессор Денис Садов.

Если бы захотел.

Оглядев зал, Валера отыскал глазами Алекса и направился к группе людей, с которыми тот разговаривал.

Стол был достаточно большим, оставалось ещё два свободных стула, Валерка сел рядом с Алексом, и тот повернулся к другу с улыбкой, которая стала сочувственной, стоило ему увидеть лицо Валеры. Валерке не нужно было сочувствие и совсем не хотелось говорить о своей неудаче. Он дружески кивнул мужчинам за столом и получил несколько одобрительных взглядов в ответ, что утешало, хотя никто из них его особо и не привлекал. Это неважно. Он пришёл сюда вовсе не для того, чтобы кого-нибудь подцепить, он пришёл, чтобы найти себе проводника в этом лабиринте. Скользнув рукой по бедру Алекса под столом, Валера напомнил себе, что, даже несмотря на то, что несколько ночей назад всё вышло не так, как задумывалось, ванильный секс им всегда удавался.

За столом стало шумно: один из мужчин, худой рыжий с ярко-зелёными глазами, стал рассказывать историю, которую встретили громким смехом, а за ним подхватил сосед, который слишком много, на вкус Валеры, хихикал, чтобы ещё и слушать, что он там говорит. Алекс едва заметно отвернул голову от стола и прошептал:

– Так что он сказал? Я поспрашивал о нём, пока ты был у бара, у него очень хорошая репутация. Он знает, что делает.

– Видимо, он ещё больший придурок, чем мне запомнилось, – ответил Валерка. – Думает, что мне здесь не место и что я должен пойти домой играть в свой «Лего» или что-то в этом роде. – Он закатил глаза, надеясь, что небрежность вышла убедительно, хотя на самом деле случившееся зацепило его так, что внутри поселилось неприятное гложущее чувство.

У Алекса даже отпала челюсть, но он быстро оклемался.

– Может, это, эээ... вроде, как проверка, и он хочет посмотреть, насколько ты серьёзен? – Он задумчиво потёр подбородок. – Я не то, чтобы следил за тобой, но отсюда ты выглядел как, ну...

– Как кто? – спросил Валера, не желая признаваться, что так и не попросил Дениса взять его в ученики.

Мимо стола прошла парочка, саб – высокий, мускулистый, с открытыми руками, в узких линялых джинсах, обтягивавших задницу и бёдра – шёл в нескольких шагах от мужчины постарше в дорогом костюме, который напомнил Валере об отце. Саб казался расстроенным, он опустил глаза, на лице его выступил румянец, но стоило Дому обернуться и посмотреть на него, как саб вскинул голову и нерешительно улыбнулся. Глаза его засияли, когда мужчина с бесстрастным лицом поправил на сабе ошейник. Жест казался таким же интимным, как поцелуй.

– Как тот парень, что не в костюме, – закончил Алекс, когда парочка отошла подальше.

– Что? – В его голосе прозвучало сомнение – да, Валерка не поверил. – Серьёзно?

– Ну да. – Алекс пожал плечами и похлопал его по руке. – Прости, старик, но это правда. Я не говорю, что это что-нибудь значит... просто ты так выглядел.

Валера откинулся на спинку стула и на минуту задумался – за столом продолжали разговаривать, музыка на заднем плане смешивалась с остальными звуками, пока всё не стало бессмысленным. Таким же как предположение Алекса. Ведь так?

Всю свою жизнь Валера старался переупрямить отца, и хотя после отъезда в колледж стало легче, конфликт не исчерпался. Всё существование Валеры крутилось вокруг того, чтобы не позволить себе играть вторую скрипку, поэтому, учитывая, что его привлекали BDSM-отношения, было совершенно логично, что он хотел стать Домом.

Конечно, всего пару недель назад BDSM был для него всего лишь термином, вызывающим перед глазами картинки с мужчинами в кожаных масках, хлещущими растянутых на стойках людей, у которых завязаны глаза, а рты заткнуты кляпами.

Мультяшная карикатура – вот и всё.

А потом сосед Валеры по комнате Борис в пятницу ночью потащил его на вечеринку. Боря почти тут же познакомился с какой-то рыжей девушкой, оставив Валерку в окружении гетеросексуальных парочек, которые трахались на всех горизонтальных поверхностях, без возможности добраться до общаги, если он не хочет идти пешком. Он уже собирался так и поступить, хотя до неё было не меньше шести миль, когда заметил двоих парней, которые спускались в подвал. Последовав за ними в надежде, что там найдутся большой телевизор и DVD-плейер – хоть что-нибудь, что помогло бы как-то убить время, – он обнаружил лишь приоткрытую дверь спальни. Судя по звукам, эти двое занимались чем-то гораздо более необычным, чем подготовка к просмотру фильма.

Он не смог заставить себя уйти. Вместо этого он стоял под дверью и следил за всем, что мог различить. Член в джинсах стал каменно-твёрдым, когда тот из мужчин, что покрупнее, приказал второму – который оказался Алексом – отсосать ему. Выражался он более чем откровенно, но именно безропотное томление в голосе Алекса, когда он ответил, ясно дало понять, что эти парни пришли сюда не просто потрахаться.

После этого всё ещё возбуждённый Валерка осторожно пробрался наверх и стал ждать на крыльце, когда поднимется кто-нибудь из этих двоих. Борька и рыжая уехали к ней домой и даже предложили подбросить его до общаги, но он покачал головой и остался до тех пор, пока снизу не появился Алекс с растрёпанными светлыми волосами и не зажёг дрожащими руками сигарету.

– Привет, – сказал Валерка.

– Привет. – Алекс блаженно затянулся. – Хочешь?

– Конечно. Спасибо. – За свою жизнь Валера курил всего несколько раз, но инстинктивно почувствовал, что с этим парнем нужно подружиться, и тогда он узнает всё, что нужно. – Я Валера Русик.

– Алекс. – Парень прикурил вторую сигарету и протянул её Валерке. – Боже, я просто вырубаюсь. Который час?

– Не знаю. Наверное, около двух. – Валера затянулся, выдохнул, не закашлявшись, и собрался с духом. – Можно спросить тебя кое о чём?

Так началась их дружба, и сейчас, когда в клубе снова стало шумно, Валерка посмотрел на Алекса со смесью нежности и благодарности. Именно это и было ему нужно, он всегда знал это в глубине души, а Алекс открыл ему глаза.

– Но это же должно что-то значить, – наконец, сказал он. – Просто не то, на что ты намекаешь. Может, дело в нём, я всё ещё помню, как он вёл у нас занятия. Что-то вроде условного рефлекса, понимаешь?

Причина была неубедительной, но Алекс, судя по неуверенному кивку, похоже, поверил.

Может, Валерка сумел бы убедить и самого себя, если бы не вспомнил те несколько раз, когда пытался сам дать Алексу то, в чём он так нуждался, и безнадёжно провалился. Смотря в глаза Алексу, с предвкушением во взгляде и безмятежным выражением на обычно неспокойном лице, Валера впадал в панику. Приказы, которые нужно было говорить громко вслух, он отдавал, запинаясь, осипшим дрожащим голосом. Он противоречил сам себе, срывался на терпеливом Алексе, разочарование из-за неудачи кислым привкусом оседало на языке и окончательно портило настроение. Вторая попытка несколько ночей спустя оказалась откровенно скучной, хотя после Валеру ещё долго терзало ощущение чего-то мучительно недосягаемого, отчего он часами не мог заснуть, уставившись в темноту своей комнаты, пока тело изнывало от жажды.

Подчиняться. Он никогда не относил себя к сабам. Нет. Ему просто нужен опыт, вот и всё, нужно пропитаться здешней атмосферой. Он всегда быстро учился, был наблюдательным и талантливым – так говорилось в каждом его табеле успеваемости.

– Можем попробовать ещё разок сегодня, если нам обоим не повезёт, – прошептал Алекс, и его глаза сверкнули, когда он облизнул губы. – Боже, я забыл, как это место меня заводит... – Он издал звук, очень похожий на довольное урчание, и снова вступил в общую беседу за столом.

Однако минутой позже все взгляды оказались прикованными к паре в центре ближнего танцпола, и когда Валерка повернулся посмотреть, что же привлекло всеобщее внимание, внутри у него словно что-то оборвалось.

Там стоял Денис Садов – иногда преподаватель, а иногда Дом, судя по тому, как опустила взгляд в пол женщина рядом с ним – с каким-то орудием порки в руках и холодным, отстранённым взглядом.

У женщины были прямые тёмные волосы чуть ниже плеч. Она повернулась к Денису спиной, скрестив запястья и давая ему связать их чем-то наподобие шёлкового шарфа. Все сидящие рядом со столом Валеры замолчали, так что он услышал, как Денис что-то тихо сказал женщине – что-то одобрительное, тем же тоном, каким обычно общался с учениками на занятиях. Ещё он произнёс её имя: Кира. Валерка смотрел на Дениса с двойственным чувством – в нём боролись паника и возбуждение. Он же хотел стать им, разве нет? Таким же совершенно уверенным в себе, контролирующем происходящее. Хотел чувствовать, как скользят по ладони и сквозь пальцы прохладные гладкие кожаные хвосты плёти, хотел сделать такой же жест рукой, и чтобы саб немедленно опустился на колени плавным, изящным движением, принимая именно такую позу, которая абсолютно точно подходила для того, что он задумал.

Рука Дениса скользнула под распущенные волосы и обхватила шею Киры. Валерка почти почувствовал эту собственническую, властную хватку на своём затылке и в отчаянии закрыл глаза, побеждённый, поглощённый напряжённым желанием, настолько острым и ослепительно ярким, что по сравнению с ним все краски окружающего мира, казалось, поблёкли.

Боже. Он еле держал себя в руках, мучительно осознавая, каково это – стоять на коленях на этом полу, чувствовать его жёсткую деревянную поверхность, ощущать огненные вспышки боли, бегущие от связанных запястий к плечам. Он совершенно ясно представлял себе, как смотрел бы на Дениса из этой позы, скользя взглядом вверх по его стройному телу к лицу.

Его руки дрожали, когда он наблюдал за тем, как Денис начал расстёгивать блузку Киры, пуговицу за пуговицей, неторопливо и небрежно, словно у него было полно времени, да и вообще его не особенно интересовало происходящее. Но Валера знал, что это – часть игры. Глаза Киры – широко раскрытые, влажные и тёмные – почти всегда были опущены, но время от времени она бросала взгляд на лицо Дениса, будто что-то пытаясь в нём разглядеть.

Все разговоры стихли, и в тишине раздавались лишь одобрительные перешёптывания. Музыку постепенно приглушили, так что Валерка даже не мог сказать точно, когда перестал различать её сквозь гул в ушах. Но он всё же услышал тихий, сдавленный звук, вырвавшийся у Киры, когда Денис стянул блузку вниз и обмотал её вокруг связанных запястий женщины; он ясно расслышал его, и с губ Валеры сорвался ответный стон, который, как он наделся, остался незамеченным в прокатившемся по залу шёпоте.

Маленькая округлая грудь Киры была стянута белым кружевом и шёлком, изящно-женственным и ничего не скрывающим, но Денис всё равно снял лифчик, ловко щёлкнув застёжкой между грудей. Бретелек не было, и кружево упало на пол позади Киры – светлые брызги на тёмном дереве. На женщине были костюмные брюки, но стопы были босыми – это несоответствие било по глазам и сбивало с толку. Она не была похожа ни на одного из присутствующих в зале; полностью одетой, с уложенными в пучок волосами её можно было бы принять за топ-менеджера или адвоката. Полуобнажённая, на полу, с учащённым и сбившимся дыханием, замедлившимся, когда по её плечам провели кожаными хвостами плети – единственная полученная ею ласка, – она выглядела, как воплощённая мечта.

Не просто чья-то мечта, а, должно быть, её собственная – или Дениса, который, возможно, интересуется только женщинами?

Валерка смотрел на Киру и завидовал – хоть и без ревности – тому, что с ней сейчас произойдёт, и тому, как приковано к ней внимание Дениса.

Хотя он не отводил взгляда от её обнажённой груди, тёмно-розовых сосков, физического влечения Валера к ней не испытывал – его никогда не привлекали женщины, – но в этот момент он был заворожён происходящим и почти представлял, что чувствовал бы, если бы это было не так.

– Что думаешь об этом? – приглушённым голосом спросил Алекс, наклонившись к нему.

По телу Валеры пробежала дрожь, волоски на руках и шее встали дыбом.

– Как... – дыхание перехватило, и ему пришлось начинать снова: – Как далеко он зайдёт?

– Так далеко, насколько она разрешила ему, – ответил Алекс. – Он может обойтись с ней помягче, если решит, что она больше не выдержит, но никогда не перегнёт палку.

«Я знаю», – чуть не рявкнул Валера. Это же основы. Пытаясь разыскать в интернете информацию о разного вида сексуальных забавах, чтобы, наконец, разобраться с тем, что его так беспокоило в личной жизни, он выяснил всё о правилах и договорённостях. Слова расплывались перед глазами, когда он читал их – он настолько возбудился, что не мог продолжать, пока тут же, прямо за компьютером, не удовлетворил себя, – как будто изучал не сухой деловой перечень ключевых моментов BDSM, а какое-то порно.

– Я имею в виду, будет ли он... здесь, прямо перед всеми... – Он судорожно сглотнул, когда взлетевшая в воздух плеть опустилась на прогнутую подставленную для её поцелуя спину, ответив тем самым на его вопрос.

Сначала посмотрев на спокойное лицо Киры – с каждым ударом плети женщина крепко зажмуривалась и уже начала тяжело дышать, – теперь Валерка не сводил глаз с Дениса.

Он видел такую же напряжённую сосредоточенность на его занятиях; Денис полностью погружался в разговор или чтение, если это его интересовало. Но тут всё было иначе – Валера был точно уверен в том, что Денис не возбуждался от разговоров о символизме и Сильвии Плат, и его худощавое, мужественное лицо не покрывал румянец.

– Боже, – выдохнул Валерка.

Он явственно видел возбуждение Дениса – налитой член был чётко различим под защитного цвета брюками, возможно, теми же самыми, что профессор носил, когда преподавал литературу у него на первом курсе. У Валеры бы встал только от одной этой мысли, если бы он уже не был возбуждён – а он был. Член дёрнулся, стянутый джинсами так, словно они были на размер меньше.

Денис снова взмахнул плетью, в этот раз резче – у Киры вырвался вздох, она вздрогнула, но не вскрикнула. Бледная кожа на спине покраснела. Боже, чтобы он чувствовал сейчас, стоя там на коленях в ожидании удара плети? Зная о том, что плеть опустит именно Денис.

Ладони Валеры вспотели. Он вытер их о брюки и сглотнул, задрожав всем телом.

Наконец – Валерка даже не осознавал, что ждал этого – Денис заговорил, обращаясь к Кире, словно она была единственным значимым в этом зале человеком, а окружающих людей вообще не существовало. И дело было не в том, что Денис и Кира предпочли бы заниматься этим приватно, в таком случае они бы удалились в одну из VIP-комнат, которые, как сказал Алекс, располагались в задней части клуба – просто это добавляло сцене некий эффект подглядывания, хотя пикантности и эротизма Валере и так вполне хватало.

– Ты очень хорошо держишься, Кира.

Она всхлипнула в первый раз, словно холодные слова Дениса, произнесённые совершенно без эмоций, ей было выносить сложнее, чем жалящие удары кожаной плети.

– Но подобного внимания ты удостоилась из-за того, что обманула мои ожидания, и я не думаю, что мы должны забывать об этом, правда?

Если Кира и ответила, то Валерка её не слышал. Так же постепенно, как была приглушена музыка, в зале был убавлен свет, пока не остались освещены только стоящая на коленях женщина и мужчина рядом с ней. Это дало Валере возможность открыто и жадно не сводить с Дениса глаз, чем он и воспользовался.

У Дениса был волевой подбородок и совершенно прямой нос – такой удобно задирать и взирать на окружающих свысока. И хотя роста они были примерно одинакового – оба чуть выше среднего, – по сравнению с Валеркой профессор выглядел просто великаном и производил грандиозное впечатление. Даже его руки показались Валере нереально большими... Крепкие, с длинными пальцами... Валерке ужасно хотелось почувствовать их на своём теле, ощутить, как шершавая ладонь обхватывает его член, гладит задницу...

Боже!

Валера бездумно потянулся к Алексу и сжал его колено. Ему нужно было за что-то ухватиться, и Алекс, видимо, понял это, потому что не стал ни о чём спрашивать или отстраняться, а просто позволил другу держаться за него.

Казалось, это продолжается вечно: каждый раз, когда Денис опускал руку, сердце Валеры замирало в груди, и он чувствовал, как над верхней губой выступает пот. Теперь уже по лицу Киры текли слёзы, но она стояла всё в той же позе, в которую её поставил Денис. Крепко сжатые в кулаки руки выдавали те эмоции, что не отражались у неё на лице.

– Но каждый из нас иногда ошибается, – сказал Денис и сделал шаг назад, чтобы полюбоваться отметинами на коже Киры. – И если мы учимся на своих ошибках... – Он встал прямо перед ней, рукояткой плети поднял её подбородок, затем слегка ударил по нему и убрал плеть. – Чему ты сегодня научилась, Кира?

«Чему мы сегодня научились?» – Денис часто заканчивал занятия подобным вопросом, обращаясь к одному из незадачливых учеников, не слушавших внимательно, что он говорил, а потом, после сбивчивых и путанных объяснений студента, подводил итог часовой дискуссии резкими и отрывистыми фразами.

Кире не посчастливилось стать одной из тех, кто удостоился его редкой одобрительной улыбки. Она моргнула, глядя на Дениса снизу вверх, её глаза наполнились паническим отчаянием, словно она поняла, что самый важный момент наступил именно сейчас, а не во время порки, и закусила губу.

– Я жду, – сказал Денис, и это прозвучало не как напоминание или обвинение, а просто как констатация факта, очень его разочаровывающего.

Валерка задрожал. Он время от времени пытался вывести Дениса из себя, движимый каким-то странным импульсом, о природе которого глубоко не задумывался, но он никогда не хотел разочаровать того и получить в ответ презрительный и пренебрежительный взгляд. А Кира даже и этого не получает, ей достаётся гораздо худшее – Денис развязывает её запястья и поворачивается, чтобы уйти.

– Нет! Подожди! – Кира выпрямляется, глядя ему в спину, морщась от боли, и снова кричит: – Дэн! Пожалуйста! – Голос срывается на его имени. – Я могу быть лучше, я буду, обещаю, просто...

Она оглядывается, смотрит на окружающих её людей так, словно только что увидела их, и с прерывистым вздохом опускает голову – волосы падают на лицо, создавая завесу и скрывая текущие по щекам слёзы.

Из темноты танцпола выходят мужчина и женщина, оба одетые в одинаковые чёрные кожаные брюки и жилеты, единственная разница в том, что жилет на мужчине расстёгнут, обнажая грудь, а на женщине полностью застёгнут. Они подходят к Кире, помогают ей встать и поднимают с пола блузку.

– Персонал, – объяснил Алекс на ухо Валерке. – Они... эм... прибирают тут всё. А после этой сессии вообще... беспорядок.

– Кажется, я увидел достаточно, – сказал Валера и встал, уронив стул на пол со стуком, который почти никто не услышал за голосами постоянных посетителей, которые теперь вовсю разговаривали и как будто отгородились от Киры, создавая той иллюзию уединения. Он не стал ждать Алекса, а сразу направился к закрывшейся за Денисом двери.

Выскочив на улицу, он увидел удаляющуюся фигуру, уже покинувшую круг света, отбрасываемого фонарём, и растворяющуюся в тени.

– Подождите! – позвал Валерка. Отчаянно, нуждаясь.

Денис обернулся так резко, что Валера замешкался на секунду, прежде чем подойти к нему. Он остановился в нескольких шагах от Дениса, ища на лице мужчины хоть какие-нибудь признаки понимания того, что он сейчас чувствует. Денис должен был знать, что с ним происходило, пока он наблюдал за этой сессией, должен был чувствовать, что Валерка возбуждён до такой степени, что это, чёрт возьми, приносило физическую боль.

– Сейчас, – отрывисто сказал Денис взбешённым голосом, – не лучшее время, чтобы раздражать меня неловкими попытками добиться моего внимания. Я не оценю их, и если ты серьёзно настроен стать кем-то большим, чем просто сторонним наблюдателем, то выбрал неверную тактику. – Он угрожающе сделал шаг вперёд к Валере. – Оставь меня в покое! – резко сказал он. – Сейчас же.

И впервые в жизни Валерка глубоко вздохнул и сделал то, что от него потребовали. Он ничего не ответил, не стал больше давить. Он опустил голову и посмотрел в сторону, заставляя себя расслабить плечи. Он полностью сознавал, какую картину представляет собой – с растрёпанными белокурыми волосами, смиренным взглядом и заметно возбуждённым членом, – и мог лишь надеяться, что Денису нравится то, что он видит.

– Уже лучше, – бесстрастно заметил тот без злости в голосе, словно успокоенный демонстрацией покорности Валеры.

Валерка с надеждой вздохнул, ожидая...

А Денис развернулся и ушёл, исчезнув за углом прежде, чем Валера смог найти слова, чтобы его остановить.





Рейтинг работы: 0
Количество рецензий: 0
Количество сообщений: 0
Количество просмотров: 4
© 09.09.2020 Человек Дождя
Свидетельство о публикации: izba-2020-2893489

Рубрика произведения: Проза -> Другое


















1